Из «Подлинной астрологии» Джона Фроули высшие планеты и астероиды - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Из «Подлинной астрологии» Джона Фроули высшие планеты и астероиды - страница №1/1

Глава из «Подлинной астрологии» Джона Фроули

ВЫСШИЕ ПЛАНЕТЫ И АСТЕРОИДЫ

Идея множественности миров, имплицитно заключа­ющаяся в новой, гелиоцентрической модели мира, внесла большую путаницу. Люди узнали не только о мириаде но­вых солнц, но и о целом ряде объектов в непосредствен­ной близости от нас. Уже Галилей разглядел в телескоп четыре ярких спутника Юпитера. А в 1781 году открыли первую из новых планет - Уран. Некоторые современ­ные астрологи утверждают, что об Уране знали еще древ­ние халдеи, ибо, имея шестую звездную величину, он находятся как раз на грани видимости невооруженным гла­зом. Просто не астрологи, а писатели-фантасты... Кто ве­рит этому, поверит чему угодно. Джон Флемстид, первый директор Гринвичской обсерватории, наблюдал Уран и обо­значил его как звезду в созвездии Тельца, - 34 Tauri - и ни из чего не видно, что Уран когда-либо воспринимали иначе. Поскольку халдеи неосмотрительно исключили вся­кое упоминание о своем знании планеты Уран, причины приписывать им это знание увидеть еще труднее, чем саму планету.

В 1846 году открыли Нептун, а в 1930 году – Плутон. К настоящему моменту известны тысячи других небесных тел, в том числе масса астероидов, да еще стран­ные объекты вроде Хирона, с точным обозначением ко­торых астрономы никак не определятся. Но некоторым астрологам этого мало. Они придумали дополнительные гипотетические планеты, которых люди пока не видят, якобы потому, что духовно не доросли до их видения. (Предполагается, что уж сами-то астрологи, которым ве­домо существование и положение этих планет, находятся в духовном авангарде человечества.) Но вот что стран­но: сведения об этих новых объектах ни на йоту не увели­чили точность астрологических суждений. Более того, создается впечатление, что чем большее количество объектов астрологи включают в гороскопы, тем больше они запутываются. При этом, похоже, они руководству­ются принципом: «Мне неохота досконально изучать тра­диционный метод, а потому изобрету-ка я собственную систему».

Когда были открыты новые планеты, прогрессивные астрологи поспешно стали использовать их в работе: как бы не отстать от научного прогресса. Соответственно, им пришлось подыскивать этим планетам роль. Задача, надо сказать, нелегкая: ведь традиционная система - абсо­лютно самодостаточная, не резервирующая место для новых открытий. Более того, она отражает истину, под­линное устройство космоса. Но современные астрологи, не утруждая себя изучением всех этих тонкостей, сжалились над новыми планетами, которые не управляли ни од­ним знаком. Подумать только: большинство традицион­ных планет управляет двумя знаками, а новые - ни од­ним! Как несправедливо! Поэтому - о, торжество де­мократии! - было придумано, что и новым планетам дол­жны быть отведены свои знаки. Сказано - сделано: Уран стал считаться управителем Водолея, Нептун - управи­телем Рыб, а Плутон - управителем Скорпиона. Впро­чем, здесь трудно понять логику: если Мик Джаггер мо­жет иметь два дома, зачем лишать этого права Юпитер и Сатурн, которые, вероятно, все-таки имеют большую зна­чимость в космическом устройстве, чем он?

Включение новых планет в систему управителей - ошибка, выдающая полное невежество. Традиционная ас­трология основывалась на свете и провиденциальной зри­мости Небес невооруженному глазу. Планета без света лишена силы. (Кстати, поэтому во время солнечного зат­мения слабо Солнце, а во время лунного затмения слаба Луна.) Мы не видим света многочисленных новых объек­тов. Чтобы их увидеть, нужны подзорная труба или теле­скоп (а с некоторыми и телескоп не поможет). Свет - зримое проявление истины, сути творения. У этих же объектов его нет, а потому они для нас не важны. Разумеется, они существуют, эти Уран, Нептун и Плутон, но они не значимы для нас, подобно ультрафиолетому и инфра­красному излучению, которое можно увидеть только с по­мощью специальных приборов.

Между тем дальние планеты совершенно захватили воображение астрологов. То тут, то там один астролог за­тыкает другого за пояс россказнями о проделках высших планет. А уж когда от какой-либо из них ожидается гроз­ный и важный транзит, начинается сущая истерика. Куда уж самому несчастливому Сатурну до квадрата любой дальней планеты! Когда человеку предстоят такие аспек­ты, они словно выделяют его клеймом из прочего челове­чества, вовлекая в жуткие и коварные (и в чем-то роман­тические) испытания. В чем же притягательность подоб­ной моды? Ответ прост: мы сформировали смысл этих небесных тел по нашему образу и подобию, - но это не тот безвкусный повседневный образ, который мы предпочитаем не замечать, а картина темной и соблазнительной страсти. Это стихийная натура Хитклифа, к которой нам хочется быть причастными в то время, как мы идем сквозь бытовую рутину (Хитклиф - герой романа Эмилии Бронте «Грозовой перевал» (1847) - найденыш, мстящий своим обидчикам. - Прим. пер.).

.

Когда традиционная система, отражающая истину, забылась, пришлось выдумать новую «истину» для объяс­нения роли высших планет. В ходу оказалась такая тео­рия: оказывается, дальние планеты суть высшие октавы семи традиционных планет, которые теперь стали сказы­ваться в нашей жизни, вследствие возросшего духовного уровня. Можно спросить: почему же все эти новые плане­ты выглядят в большей или меньшей степени злотворны­ми? На это нам отвечают: мы еще не вполне способны справляться с их высокими вибрациями... Какое, однако, жалкое тщеславие - полагать, будто мы стали мудрее предков, не ведавших ни высших планет, ни высоких эмо­ций, ни высоких мыслей, ни высокой духовности; будто век нынешний выделяется своей духовностью! Ведь в духов­ной незрелости мы уступаем разве что преисподней, да и то, по правде говоря... Вот уж воистину права поговорка: «Кого боги хотят погубить, они лишают разума». Любо­пытно, что трогательную веру в человеческий прогресс разделяют и ученые, которые тоже уверены, что по­следние триста лет человечество восходило из тьмы к просвещению. Однако эта вера противоречит как учению всех богооткровенных религий, так и элементарному здра­вому смыслу.



А тут еще и модная идея, что новые планеты управг ляют вещами, до их открытия не существовавшими (на­пример, Уран - телевидением и компьютерами). Но это какой-то странный педантизм: ни из чего не видно, что подобные штуки принципиально отличаются от существо­вавших ранее. В традиционной модели телевидение и ком­пьютеры были быть отнесены к Меркурию, который уп­равляет коммуникациями и расчетами. И это правильно, ибо телевизор и компьютер - лишь ящики для исполне­ния этих функций. Еще говорят: Уран управляет развода­ми. Очевидно, при этом предполагается, что библейские заповеди о разводе - поздняя вставка, мильтоновский трактат о разводе - викторианская подделка, а брачные проблемы Генриха VIII - выдумка.

Для поиска смысла в новых игрушках используют, прежде всего, два способа - миф и историю (причем глу­бокое невежество в обеих этих областях несомненно более полезно, чем тривиальное знание предмета). Мифоло­гический подход выглядит приблизительно так. Отправ­ная точка в нем - название, данное новому объекту аст­рономами. Планету приглашают во врачебный кабинет, укладывают на кушетку и просят говорить все, что при­дет ей на ум. Полученные результаты пропускают через соковыжималку юнговской мысли, которая выбрасывает те аспекты мифа, которые не сообразуются с нормами западного среднего класса. Наверное, не надо добавлять, что во внимание принимаются лишь те части мифа, кото­рые поддерживают априорные предпосылки относитель­но того, что планета должна обозначать. Возьмем, к при­меру, Нептун. О римском боге Нептуне толком ничего не известно. Но в античности его отождествляли с гречес­ким Посейдоном, богом моря. Посейдон был богом не только моря, но и землетрясений и лошадей. Как быть с землетрясениями и лошадьми? Согласно представлени­ям современных астрологов, за землетрясения отвечает Уран, а не Нептун. (К Урану же перешло и многое из того, что в традиционной астрологии связывалось с Меркури­ем.) Лошади же, похоже, нынешних астрологов не интере­суют, и им никакой планеты вообще не досталось. След­ствием этого психолого-мифологического подхода, сво­дящего все к мелочным заботам современной буржуазии, стала скрытая предпосылка: психологические ограничения астролога - идеал, к которому мы все должны стремиться. Почему так, не объясняется. Хотя, казалось бы: если плане­та существует с незапамятных времен и еще может про­существовать энное число тысячелетий, как ее значение может исчерпываться нашими мелкими проблемами?

Астрологи не терзают себя и вопросом: что было бы, если бы Уран назывался не Ураном, а за ним закрепилось бы одно из других предлагавшихся названий? Например, «звезда Георга». Надо полагать, тогда эта планета ассоции­ровалась бы с королями (будучи единственной, названной по имени одного из них), сельским хозяйством (увлечением ко­роля) и сумасшествием. (Раннее название Урана - Georgium Sidus («звезда Георга»). Так планета была названа в честь тогдашнего короля Великобритании Георга III (1738-1820). Георг III страдал душевной болезнью (возможно, порфирией). - Прим. пер.) Ныне астрологи связывают Уран с эксцентричностью - но не из-за короля, который разгова­ривал с деревьями, а из-за необычности оси и орбиты. (Хотя, казалось бы, в данном отношении Плутон, с эксцентричнос­тью не ассоциирующийся, мог бы дать большую фору Ура­ну.) Еще эта планета могла называться «Гершелем». По-ви­димому, тогда она обозначала бы людей, которые достойны похвалы за достижения их родственниц… (Астроном Уильям Гершель (1738-1822) открыл Уран. Его сестра Каролина училась у брата музыке, математике и астрономии, став известной певицей и учёным, почётным членом Королевского Астро­номического общества. - Прим. пер.)

Исчерпав возможности мифа, астролог обращается к истории, применяя совсем уж странный метод. Он бе­рет дату открытия планеты и смотрит по школьному учеб­нику, какие важные события произошли в то время. Но вот беда: в учебниках ничего не написано про ту боль­шую часть человечества, которая неосмотрительно жи­вет вне Европы и Америки, а потому, видимо, и действи­ем новых планет не затрагивается. На этих людей мы внимания не обращаем: у нас получается, что высшие планеты показывают вехи развития западного мира. Ин­тересно: сколь значимыми покажутся эти события исто­рику далекого будущего, и сколь много планет еще пред­стоит открыть, которые бы объяснили происшествия ана­логичного масштаба. Да, году в 2500 астрология будет делом совсем не простым. Хотя можно заподозрить в та­ком подходе некую пристрастность. Почему, скажите на милость, Французская революция стоила новой планеты, а рождения основателей всех великих религий, возникно­вения и падения всех мировых империй ее не стоили?

К Нептуну мы еще вернемся, а пока скажем несколь­ко слов о Хироне. Странный объект. Мнение астрономов о том, что он такое, меняется каждые несколько месяцев. Однако, несмотря на полное отсутствие у него какой бы то ни было значимости, Хирон привлек внимание тех аст­рологов, которые считают себя особенно развитыми в духовном плане. Сразу после его открытия, в 1977 году, он был узурпирован крикливой группкой «астрологов-це­лителей». Им хочется верить, что человечество стоит на пороге новой эпохи, где всяк будет исцелять своего ближ­него. Соответственно, новооткрытый Хирон должен быть планетой целительства. И поскольку у всех у нас было поистине ужасное детство, он не простой, а раненый цели­тель, что делает его, очевидно, еще лучше.

Однако, если задуматься, все это звучит сомнитель­но. Во времена открытия Хирона происходили события поважнее, чем наступление эры исцеления. А именно: взлет яппи, материалистического игрока на финансовых рынках, который богатеет, ничего не делая. Но почему-то никто из астрологов пока не считает Хирона биржевым макле­ром (хоть раненым, хоть здоровым). Кроме того, не бу­дем забывать, что целительство издавна существует в мировых религиях. Например, христианская месса - вы­сокоэффективный ритуал исцеления для человека и общи­ны. «Господи! Я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой. Но скажи слово, и я исцелюсь». Слово, о котором идет речь, - Слово, ставшее Плотью, которое причастник при­нимает в гостии. Если в наши дни центр исцеления пере­местился из церкви в книжный ларек, это не означает, что исцеления стали лучше и многочисленнее.

Таким образом, главная роль внешних планет и сон­мов астероидов состоит в том, чтобы приятно щекотать нервы нашим современникам. В основе подхода к их смыс­лу лежит вера в то, что эти планеты - дело рук челове­ческих, и мы можем формировать их по нашему капризу. Спрашивается, откуда это видно? Ниоткуда. Выстраивая воображаемые планетные характеристики, мы позаботи­лись о том, чтобы они льстили нашему самолюбию имен­но тем способом, который нравится каждому. Вообще го­воря, сомнительно, что астрология как потакание собствен­ным прихотям лучше астрологии как путеводителя к Богу. Показательно, что астрологию нынче отдают под управ­ление Урана. (Видимо, астрология не существовала до 1781 года.) Уран же известен своей дружелюбной чудако­ватостью. Вот вам перемена: в традиционной системе астрологией управлял Меркурий (и астрологи считали себя мыслителями), сейчас ей управляет Уран (и астрологи счи­тают себя эксцентриками). Очень соответствует идеалам «Нью Эйджа», но действительно ли это - улучшение?

Нам говорят: Уран - планета астрологии. Однако, согласно историческому методу атрибуции смысла пла­нетам, обнаружение Урана в эпоху Просвещения имеет огромное значение. Ведь Просвещение вынесло смерт­ный приговор астрологии. Неудивительно, что именно те, кто выдаёт себя в наши дни за астрологов, считают сво­им управителем Уран.

Но вернемся к великой перемене в модели космоса, чтобы лучше разобраться с этими новыми планетами. Традиционная картина выглядит так:
Неподвижные звезды - Сатурн – Юпитер – Марс - СОЛНЦЕ - Венера - Меркурий - Луна - Земля
Как мы уже видели, хотя в центре сфер - Земля, Солнце (образ проявления Божественного) также находит­ся в центре. И эти центральные положения друг друга не исключают.

Гелиоцентрическая картина выглядит так:


Сатурн - Юпитер - Марс - ЗЕМЛЯ – Венера - Меркурий - Солнце
Солнце и Земля поменялись местами. Есть и другие существенные отличия. Луна из списка исчезла. Из обра­за творения, связи и границы между совершенным миром сфер и тленным земным миром, она превратилась в обыч­ный спутник одной из планет в одной из солнечных сис­тем одной из галактик. Напрашивается историческая па­раллель. Как протестанты низвергли с трона Божью Ма­терь, так ученые низвергли ее небесный образ. А послед­ствия? Когда Луна, вместе со всем, что она обозначает, утратила значение, мы получили постоянное насилие над природой, причем совесть нас не мучает. Парадоксально: те самые люди, которые громче всех кричат об отсутствии женского принципа в астрологии и пытаются вос­полнить его привнесением разного рода сомнительных астероидов, гипотетических «черных лун» и прочих фе­министских фантазий, в самую последнюю очередь обра­тятся к традиционной модели. Модели, которая воздвига­ет женский принцип как раз на то значимое место, на ка­ком они хотят его видеть.

Неподвижных звезд тоже больше нет. Они утеряли свою значимость. Они больше не сфера, самый дальний из зримых указателей на пути к Божественным Качествам и Именам. Отныне они - всего лишь пустыня, в которой раскиданы оазисы солнечных систем. Памятуя о связи между человеком и звездами, можно спросить: не отра­жает ли такая перемена одновременно и умаление чело­века, сведение всякого качества к бескачественному «ко­личеству»? Ученые уверяют: звезды, ярче всех горящие над нашими головами, в реальности не такие уж яркие. Их кажущаяся яркость вызвана их близостью к Земле, и существуют другие звезды, которые еще ярче, хотя вооружен­ному глазу они не видны. Такой ход рассуждений отражает разрушение ценностей в нашем мире. Ведь все мы можем лелеять мысль, что мы «не хуже многих», а кажущаяся добродетель праведников - всего лишь иллюзия.

Итак, мы поставили Землю в центр и возомнили себя богами. Но затем стало происходить непредвиденное. Выяснилось, что существуют неизвестные ранее плане­ты, причем не в других солнечных системах, а в нашей собственной. С каждой планетой, прибавляемой к выше­описанному ряду, центр сдвигался. С открытием Урана Земля утратила центральное положение. А потом появил­ся Нептун.

Мы уже видели тот незамысловатый способ, каким нынешние астрологи определяют значение новых планет.

Перво-наперво они заглядывают в какую-нибудь «Исто­рию мира в трех абзацах». Смотрят: ага, рядом с открытием Урана - Французская революция. Отсюда они делают вы­вод, что Уран связан с революциями. Странно, правда, что интеллектуальная предшественница Французской революции - Английская революция, во время которой был свергнут и казнен король Карл I (английский король Карл I был казнен в 1649 году. - Прим. пер.), не удостоилась новой планеты. Не удостоилась ее и еще более значимая революция в мышле­нии и вере - Реформация и Ренессанс. Но, наверное, опи­сание этих событий просто не поместилось на страницы того пособия, в которое заглядывают астрологи.

А что произошло при открытии Нептуна? Сторонники новой астрологии отвечают: появление марксизма и начало использования эфира в операционных. Предполагается, что первое доказывает связь Нептуна с идеализмом, а второе - его связь с наркотиками и анестетиками. Попутно выяс­няется: сами астрологи - не только эксцентрики; они счита­ют себя идеалистами, а всякого рода дискомфорт недолюбливают. Поэтому и Нептун им по душе... Нужно заметить, что современные представления о Нептуне ближе к Харпо, чем к Карлу. (Харпо Маркс (1888-1964) - американский комик, один из знаменитых братьев Маркс. Его сценический образ - безмолвный чудак-музыкант) И вообще, почему изобретение иудео-хрис­тианской ереси удостоилось новой планеты, а возникновение иудаизма и христианства не удостоилось? И почему идеа­лизм считается чем-то добродетельным, когда в истории че­ловечества от него было столько бед? И почему такое зна­чение придается усвоению анестезии современной западной медициной, когда с доисторических времен существовали са­мые разные способы обезболивания, как с помощью нарко­тиков, так и без них - или в популярных книжках об этом не говорится? Пожалуй, исторически с Нептуном имеет смысл связать совсем другие события. Например: развитие огне­стрельного оружия, которое постепенно превращается в эф­фективное орудие массового уничтожения; изобретение ав­томатической винтовки, пулемета и динамита; долгие вой­ны, начиная с Крымской («первая война Нового времени») и кончая гражданской войной в Америке; взрыв особо крова­вого и жестокого колониализма. Если уж на то пошло, Век Нептуна имеет больше отношения к кровопролитию, чем к анестетикам, музыке, мистике или наркотикам. И, кстати говоря, обратим внимание: в нашей модели космоса, если добавить Нептун, то центр смещается на Марс.


Нептун - Уран - Сатурн - Юпитер - МАРС - Земля - Венера - Меркурий - Солнце
Конечно, войну астрологи не любят, поэтому они пред­почитают этого не замечать.

Замечу, что все это не абстрактное теоретизирова­ние. Нептун играл очень заметную роль во многих мунданных картах, приведших к Первой мировой войне. «Ага, - воскликнет сторонник новой астрологии, - говорил же я вам: газ!» Но будем, наконец, здравы: потери от газа в той войне были ничем в сравнении со смертоубийством, причиненным свинцом. Почему же для астрологической характеристики мы должны выделять именно газ, кото­рый, в качестве оружия, имел второстепенное значение? Уж скорее Нептун и впрямь можно связать с массовой резней, чем с газом или псевдомистикой. Довольно часто достаточной причиной для ассоциации Нептуна с газами называют использование газового освещения. Но оно по­явилось лет за сто до открытия Нептуна, и уж тогда, по логике вещей, его скорее можно было бы связать с Ура­ном (чего астрологи не делают)... Таким образом, исто­рические критерии используются, только если ими можно манипулировать для получения удобных результатов. Мы видим сплошные натяжки: например, почему Уран ассо­циируют с компьютерами, если современная форма ком­пьютеров появилась много спустя после открытия Урана, а их прототип (счеты) существовал исстари?

И, наконец, Плутон. От Плутона наши астрологи (эк­сцентрики и идеалисты) в полном восторге. Еще бы: тем­ный, таинственный, страстный (подобно самим астроло­гам!), вместилище самых разных антисоциальных (но ча­рующих) пороков... Просто не планета, а роман про вам­пиров. Между тем с Плутоном центр нашей планетарной модели перемещается еще дальше, в пространство меж­ду Марсом и Юпитером - пространство, заполненное многочисленными астероидами. И вот к чему мы при­шли: в центре космоса оказались мириады фрагментов космической пыли. Неудивительно, что с этой переменой выветрились и остатки ценностей. Отныне безобразней­шие из пороков ставятся на одну доску с высочайшими истинами, и любой вздор выдается за здравую мысль.

Плутон часто связывают с сексуальным насилием. Вспомним в связи с этим новую технику под названием «астрология местного пространства» (local space). Она проецирует карту рождения на карту места (будь то горо­да или деревни) и позволяет определить, каково будет че­ловеку в этом месте (где он обретет финансовый успех, где будет развлекаться, а где встретит партнера). При про­екции карты на дом получается своего рода астрологи­ческий фэн-шуй: астролог сообщает, как лучше расста­вить мебель, и с какой частью дома связана какая про­блема. А поскольку в гороскопе каждого человека есть Плутон, у каждого в доме есть и комната для сексуаль­ного насилия. Очень мило!

Астероидов существуют тысячи. Первым из открытых астероидов давали имена из классической мифологии. Сей­час, похоже, в качестве имен избирают первое, что придет на ум. Есть даже астероид с именем Фрэнка Заппы. Колос­сальное число астероидов действуют опьяняюще. По срав­нению с астрологами, которые принимают их во внимание, остальные сторонники новой астрологии выглядят почти ра­зумными существами. Сами посудите: астероидов - тучи, да и аспектов можно учитывать довольно много. Поэтому на любой момент времени можно отыскать какой-нибудь значимый транзит. Допустим, например, что я случайно кап­нул соусом на рубашку. В этом случае я могу ожидать, что астероид "Макароны" выстроится в зловещем аспекте к астероиду "Манишка", в то время как астероид "Смущение перед родителями моей девушки" окажется в биквинтиле к натальному гелиоцентрическому Хирону. Скажете, я преуве­личиваю? Ничуть. Сторонники этого метода, похоже, не зна­ют границ в абсурде. Вот, пожалуйста: недавнее сообщение о гороскопе, построенном на покупку автомобиля (Pamella Crane, Small World (бюллетень, рассылающийся по элект­ронной почте), февраль 1999 года). Оказы­вается, Марс образовал аспект с астероидами Мопу (!) и Pounds, a Ernestina (женское имя от имени покупателя) - аспект с астероидом LeCar. Плюс к тому были задейство­ваны указания на место события, на имя астролога, а также описание окрестностей и утреннего меню соседа. Казалось бы, все прекрасно: мы раздобыли доказательство влияния всех этих мелких небесных объектов. Но погодите минутку: как быть с сотнями других астероидов, которые также об­разовывали аспекты к точкам этой карты? и как быть с го­роскопами других людей? Почему нашего покупателя не со­блазнил Эрос, не пронзил Ланцелот и не увлек Фрэнк Заппа? Если я брошу на пол достаточное число костей, не придется удивляться, что выпадет несколько раз по шесть. (Хотя, впро­чем, некоторые современные астрологи и будут поражены...)

Вообще, неудивительно, что новооткрытые небесные тела привлекли к себе любопытствующее внимание мно­гих астрологов. В занятной книжке «Замешательство про­роков» Патрика Карри, посвященной истории английской астрологии в XIX - начале XX веков, рассказывается такой случай (Curry, P., Confusion of Prophets (London: Collins & Brown, 1992), 18-19.). Джон Варли, известный акварелист и друг Блейка, был также убежденным астрологом, известным точностью суждений. Утром 21 июня 1825 года он пору­чил сыну выставить точное время на часах. По его сло­вам, он ожидал, что вскоре перед наступлением полудня с ним или с его имуществом произойдет что-то неожидан­ное и неприятное вследствие аспекта с Ураном. Но пол­день приближался, а ничего не происходило. Варли все больше и больше нервничал - не столько в ожидании опас­ности, сколько из опасения, что его понимание природы но­вой планеты окажется ошибочным. Но вот, незадолго до по­лудня с улицы раздался крик: «Пожар!» Варли с сыном по­спешили на улицу и увидели, что их дом горит. Дому и имуществу был нанесен ущерб, но Варли был доволен: его методы и его понимание Урана подтвердились. Жаль только, что у Варли не было в распоряжении современ­ных астрологических учебников. Тогда он мог бы не ждать пожара, а предполагать, что ему доставят телевизор...

Николас Кульпепер, автор знаменитого «Травника», заинтересовался астрологией, когда ожидавшую его в ус­ловленном месте девушку, с которой он должен был бе­жать и тайно венчаться, ударила молния. В его гороскопе выделен Уран: он находится в напряженном аспекте к пла­нете, описывающей его невесту. Впрочем, как и в случае с Варли, подобные вещи можно было бы предсказать и без помощи Урана. Да, Уран выделен. Ну и что? В любом слу­чае он не говорит ничего такого, чего нельзя было бы узнать по семи планетам традиционного космоса. То, что показыва­ют дальние планеты, так или иначе можно увидеть в карте и без них. Нужно только владеть традиционным методом.

Иногда говорят, что древние будто бы знали о суще­ствовании высших планет. Доказательства? Пожалуйста: имена древних богов превосходно согласуются с приро­дой этих планет, как ее описывают современные астроло­ги. Доказательство, разумеется, никуда не годится, ибо так мы попадаем в замкнутый круг. Но оно красноречиво свидетельствует об уровне логического мышления нынеш­них астрологов и, наверное, объясняет, почему с астрологией более не связан Меркурий. Иначе с чего бы этим планетам уделялось столько внимания?



Даже Цезарям приходилось ждать, пока кто-то не вознесет их на небеса. Астрологи же решили сами поместить себя, со всеми своими темными и увлекательными страстями, на небеса. И они, подобно Цезарям, убежде­ны, что их сияющие образы куда важнее каких-то там старых планет...

А в реальности-то нет никакой необходимости вклю­чать каждую новую планету в гороскопы. В конце концов, не учитывает же никто спутники Юпитера, открытые за­долго до Урана, хотя некоторые из них гораздо крупнее большинства астероидов, столь излюбленных современ­ными астрологами, и хотя они видны в простейший теле­скоп (в отличие от Нептуна и Плутона). Если однажды появится «нечто новое под Солнцем» в человеческой душе, тогда, быть может, и понадобится включать в гороскопы и Уран, Нептун, Плутон. А пока эти планеты лишь изли­шества, предметы роскоши.