I.Византийская культура - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
I.Византийская культура - страница №1/1



I.Византийская культура

В 658 году до нашей эры была основана колония Византия. Она была расположена в благоприятнейшем месте: узкий пролив Босфор (который, как известно, соединяет Черное и Мраморное моря) создавал прекрасные условия для торговли и промышленности. Византия собирала пошлину с судов, шедших из Эгейского через Мраморное в Черное море и обратно. Эти средства помогли в развитии хозяйства. Византия вела интенсивную торговлю с европейскими и азиатскими странами.

Византия подчинялась власти персов (515 г. до н.э.) и освобождалась от нее (с помощью спартанского и афинского флотов). Во время Пелопоннесской войны (военные действия между Коринфом и его колонией Керкирой, в которых Спарта поддерживала Коринф, а Афины – Керкиру) Византия была яблоком раздора между афинянами и спартанцами. В более поздних войнах Византия держалась стороны римлян, почему и пользовалась значительными привилегиями. Однако к концу II века н.э. в Риме сложилось мнение, что Византия «злоупотребляет своей свободой». И римский император Семптимий Север (193 – 211 гг.) наносит удар по благосостоянию города. Правда, победа далась ему не сразу: Византия обладала такими ресурсами, что три года могла держать осаду. В результате разрушения Византия превратилась во второстепенный город. В III веке Византия часто подвергалась нападениям варваров.

Новая история Византии связана с именем императора Константина (312 – 337 гг.). Эта новая история – история Византии-государства, Византии-империи. Константин знаменит в истории тем, что решил восстановить Римскую империю, распавшуюся к тому времени на две части, а также тем, что после победы над своим соперником Максенцием предоставил свободу разным религиозным учениям, в том числе и христианству, которое до этой поры подвергалось преследованиям. Константин объявил себя наместником Христа на земле, стал принимать активное участие в религиозных диспутах; он развивал тактику придания христианству статуса государственной религии.

Столицу империи Константин хотел видеть роскошной и великолепной. В 330 году он переносит свой двор в Византию. Отныне она стала называться Константинополь и оставалась столицей более тысячи лет.

Константин первым придал Византии всемирно-историческое значение. В город, ставшей столицей, с разных концов греческого мира были свезены произведения искусства, значительно возросло население.

С этих пор Византия фактически утратила свое историческое имя. В дальнейшем термин «Византия» обозначает политические, государственные, этнографические и культурные особенности. В историческом смысле неверно называть Римскую, а затем Восточно-Римскую империю Византийской, к тому же сами жители империи не называли себя ни римлянами, ни эллинами, но ромеями, а официальное название империи было – Романская империя. И тем не менее Восточную римскую империю называли Византийской. Это связано не только с первоначальным греческим названием места, но с особой совокупностью начал, под влиянием которых Римская империя постепенно реформировалась. Совокупность этих начал составляет суть термина «византивизм».

Дело в том, что римская, или ромейская, культура встретилась на Востоке с иудейской, персидской и эллинской культурами. Сплав этих культур (и противопоставление, и тесное сближение) создал уникальную культуру, которую и характеризуют как византийскую. Византийская культура базируется на эллинистической, но ею не ограничивается, так как наряду с процессами эллинизации Востока (этот процесс связан не только с римскими завоеваниями, но и с греческой колонизацией) для греческой культуры характерен процесс ориентализации.

Административная и бюрократическая системы, появление кодексов, местного права, философские и богословские споры с иудейскими и эллинскими воззрениями – все это служит свидетельством переплетения различных структур в рамках византийской культуры.

Специфическую роль в процессе формирования византийской культуры сыграла славянская иммиграция. По сути, она определила этнографический переворот.

Признаки византивизма следующие: постепенная отмена латинского языка и замена его греческим (с VIдо VII и VIII вв.); борьба национальностей по поводу политического преобладания (на престоле и в высшей военной и гражданской администрации находятся представители разных национальностей); оригинальное мировоззрение, сложившееся под влиянием эллинсих и восточных философских идей; присутствие мистики и консервативных тенденций.

Византивизм определил и особенности культуры Византии. В ее истории особую роль играла христианская (православная) идеология.

С точки зрения становления и развития византивизма рассматривается и история Византии.

Первый период (примерно с IV поVIII в.) включает исторические факты, подготавливающие и характеризующие византивизм. Прежде всего, это этнографический переворот. Причем, если запад Римской империи полностью поглощен германской иммиграцией, то восток сумел приспособиться к новой этнической ситуации. Борьба с готами и гуннами обернулась не столь большими потерями. Юстиниан и Гераклий – цари VIи VIII веков – смогли организовать отношения со славянами, что дало империи определенное преимущество. Славянские племена размещались по западным и восточным провинциям на свободных землях при гарантии невмешательства во внутренние дела общины. Фактически эти племена выступили защитой.

Второй период (VIII – IX вв.) характеризуется борьбой, идей, выражавшейся в иконоборчестве, это движение разделило империю на два лагеря, в организации которых важную роль играл и антагонизм национальностей. В 842 году победу одержали представители лагеря иконопочитания. Это знаменовало победу эллинских и славянских элементов над восточными, азиатскими.

Третий период (конец IX - XI вв.) характеризуется распространением византивизма на юго-восточную Европу. Во многом благодаря Кириллу и Мефодию славянские народы вошли в среду культурных стран Европы.

Братья Константин (став монахом, он принял имя Кирилл) и Мефодий – уроженцы города Салоники в Македонии. Точно неизвестно, кем по происхождению они были: греками или славянами. Но для Салоники славянский язык был таким же родным, как и греческий. У себя на родине, а затем в Болгарии Кирилл и Мефодий пропагандировали славянский язык: переводили книги, открывали училища для славян. Их деятельность носила в то же время и характер борьбы с чуждой для славянских народов культурой, которую в IX веке несла Германская империя, наступая на земли западных славян (Великоморавское государство).

Венцом деятельности Кирилла и Мефодия было создание алфавита. Известны два славянских алфавита: кириллица (по имени Кирилла) и глаголица. Создание алфавита – великая заслуга просветителей. После проникновения славянской азбуки на Русь из Болгарии фактически зарождается древнерусская литература.

В этот же период патриарх Фотий обосновал право Константинополя на церковную независимость от Рима. Для внешней политики Византии этого периода характерны войны с болгарами, в конечном результате которых в 1018 году Болгария вошла в состав империи.

С X века наступает новый этап в истории византийской культуры – происходит обобщение и классификация всего достигнутого в науке, богословии, философии, литературе. Господствовал принцип противоположности земного и небесного, примата небесного над земным. С необыкновенной силой развивалось монашество. Монастыри строили все: императоры, патриархи, придворные, чиновники, солдаты, крестьяне. Многие землевладельцы превращали в монастыри свои усадьбы. Основным источником знания считалась традиция. Священное писание и античная классика рассматривались как совокупность необходимого знания. Важнейшей эстетической задачей для византийцев стало устремление к идее, к Богу. В отличие от античного храма, перерытого плоской крышей, византийский храм венчает купол, возносящийся ввысь.

Четвертый период (конец XI – начало XIII вв.) – борьба Запада с Востоком, крестовые походы. Постепенно меняется цель крестоносных движений – вместо обретения Святой Земли и ослабления могущества мусульман вожди к мысли о завоевании Константинополя. Таким образом, основной целью политики царствующих особ было обеспечение равновесия между враждебными империи элементами. Поэтому заключались союзы христиан против мусульман, то наоборот. Крестоносцев поражало, что на службе империи были половецкие и печенежские орды. В 1204 году крестоносцы овладели Константинополем и поделили между собой империю.

После захвата Константинополя крестоносцами наступает и период заката византийской культуры. В культуре поздней Византии проявлялись тенденции, родственные западноевропейскому гуманизму. Именно византийские эрудиты открыли западным гуманистам поразивший их мир греко-римских древностей. Тем не менее, в самой Византии победил исихазм – учение, проповедующее пассивное созерцание, самоуглубление, сводящее практику борьбы за спасение к «умной молитве» как форме постоянного, никогда не прекращающегося общения с Богом, обещающее мистическое слияние с божеством и освещение божественным светом.



Пятый период (XIII – середина XV вв.) – Никейская империя (в этот период главным моментом была защита православия против католического преобладания и завоевание империи турками). Никейская империя связывается в истории с именем Федора Ласкаря (или Ласкария), которому удалось в малоазийском городе Никее подготовить ядро политического движения против латинян. Содействовало Ласкарю то, что во Фракии и Македонии болгарским царем Иоанном (Калояном) было организовано движение против латинской империи. В начале 1205 года латинские войска были разбиты Иоанном, что укрепило и позиции Ласкаря. Он, пользуясь поражением крестоносцев, вынудил и иконийского султана на Востоке, и болгарского царя на Западе согласиться на некоторые уступки Никейской империи.

Византийская культура выполнила роль своеобразного моста между Западом и Востоком, оказав, в том числе, громадное влияние на становление и формирование отечественной культуры.



II. Техника и стиль русской архитектуры

АРХИТЕКТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ

С Х века деревянные храмы, дворцы, крепости воздвигаются по всей Руси. В условиях борьбы с кочевниками главным было строительство крепостей. Уже тогда появилась та особенность русской архитектуры, которая в дальнейшем продолжала развиваться, - ее тесная связь с окружающим пейзажем.

В 996 году был построен первый каменный храм. Воздвигнутая в Киеве, недалеко от княжеских дворцов, эта церковь получает название Десятиной, так как на ее содержание князь Владимир пожаловал десятую часть своих доходов. Каждый храм по христианскому обычаю должен был быть посвящен какому-нибудь святому или христианскому празднику. Десятинная церковь была посвящена Успению Богоматери. С этого времени многие храмы назывались Успенскими: Богоматерь, по представлению христиан, стала защитницей Руси.

Этот каменный храм, стены которого обрушились во время разгрома Киева монголо - татарами в 1240 году, известен благодаря археологическим раскопкам. Для строительства Десятинной церкви были приглашены византийские архитекторы. Они привнесли новую систему планового и пространственного решения архитектуры храмов.

С этого времени все русские церкви представляют собой постройки так называемого крестово-купального типа, возникшего еще в VI веке в Византии. В плане этот храм образует квадрат, который внутри делится столпами на отдельные части, называемые нефами. Нефы вытянуты с востока на запад. На западе расположен вход в храм, на востоке в полукруглом выступе, именуемой апсидой, находится алтарь. Столпы, делящие пространство храма на нефы, создают в его плане крест, который определяет тип церкви так же, как и купол, расположенный на средокрестии. Принципы этого храма в дальнейшем усовершенствованы и развиты русскими зодчими.

Кроме церковных каменных построек того времени, нам известны и гражданские. Центральные врата городской стены Киева назывались Золотыми не только по аналогии с константинопольскими, но и потому что их деревянные створы были окованы позолоченной медью. Около них жители города встречали князей, возвращающихся из победоносных походов. Врата были однопролетными. И над ними когда-то возвышался маленький одноглавый храм. Остатки двух мощных башен этих врат сохранились. В настоящее время они реконструированы.

В киевских храмах было много икон, как привезенных из Византии, так и созданных на Руси. К сожалению, они не сохранились.

При преемниках Всеволода уже в первой половине XIII века продолжается строительство многочисленных храмов. Для таких из них, как Рождества богородицы в Суздале и Георгиевского в Юрьеве-Польском, характеризуется внутреннее пространство храма. Таким образом, архитектурный облик соборов этого времени несколько усложняется, внешнее членение фасадов не в полной мере соответствует внутреннему делению храмов.

С незапамятных времен новгородцы славились как строители деревянных храмов, крепостей, дворцов. В 1045 – 1050 годах они воздвигли первый в своем великом городе каменный собор – Софийский (ил. 1). Стоящий в центре Детинца, как новгородцы называли свой кремль, на берегу Волхова, этот собор явился центром всей духовной и политической жизни города.

Пятинефный храм с крытыми галереями заканчивается на востоке пятью апсидами. Как и киевская София, он представляет парадное здание с залитыми светом хорами. По художественному замыслу собор проще и суровее киевского. Кладка стен, состоящих в основном из огромных грубо отесанных камней, мощные выступы членящих стену лопаток. Наконец пятиглавие вместо тринадцатиглавия, статичность архитектурных масс – все это делает новгородский храм лаконичнее и строже. В замене некоторых закомар фронтонами, в характере срезанных наверху лопаток можно усмотреть воздействие архитектуры западной Европы.

Во второй половине XII века в новгородской архитектуре появляются новые черты. В это время строятся многочисленные небольшие одноглавые трехапсидные церкви. Невысокие, с маленькими редкими окнами, они удобны для отопления в условиях сурового северного климата. Это церкви Георгия в Старой Ладоге, Благовещения в Аркажах, Петра и Павла на Синичьей горе, Уверения Фомы на Мячине.

В XV веке размеры новгородских храмов уменьшаются, появляется нарочитый архаизм, выразившийся в подражании архитектуре XII века. Это церкви Ильи на Славяне, Петра и Павла в кожевниках. Из гражданских построек этого времени особенно важны каменные стены и башни кремля, значительно перестроенные в XVII веке. К этому же времени относятся епископский дворец, а также здание, получившее в дальнейшем название Грановитой палаты. Во втором его этаже – огромный зал, предназначенный для заседаний боярского совета.

Период расцвета и становления Московского княжества был временем усиленного каменного строительства. Соборы Успения на Городке в Звенигороде (около 1400), Спаса Андроникова монастыря (1427), Троицкий Троице - Сергиевой лавры (1422) во многом как бы восходят к владимирской архитектуре XII века кубическими объемами, принципами деления стены на три части лопатками, обработкой входов порталами. Но в них появился и целый ряд новых черт, среди которых нужно отметить простоту наружного декора, отсутствие рельефов, замену аркатурно - колончатого пояса тройной лентой плоского резного орнамента. Верхняя часть собора имеет сложное композиционное решение, связанное с появлением под барабаном пьедестала, завершающегося поясом кокошников. Основным строительным материалом служит известняк.

Широко разворачивается строительство Москвы при Иване III. В 1475 — 1479 годах строится Успенский собор Московского Кремля. Для его создания был приглашен итальянский архитектор Аристотель Фиораванти, которому было вменено в обязанность посетить Владимир, познакомиться с архитектурой Успенского собора и взять его за образец. В москов­ском Успенском соборе (ил. 2) много традиционных для русской архитектуры черт: пятиглавие, позакомарное покрытие, аркатурно - колончатый пояс. Но появились и новые, к которым прежде всего относится введение пяти апсид при трех нефах, а также элементов ордерной архитектуры итальянского Возрождения в членении фасадов. Аристотель Фиораванти спрятал апсиды за угловыми контрфорсами и прорезал стену небольшими окнами, обрамив их наличниками. Величественный и спокойный архитектуре, монументальный Успенский собор стал центром Соборной площади Кремля, но и всей Москвы. Из каждой част были видны его золотые купола

В 1484 — 1489 годах был создан псковскими архитекторами, славившимися своими высокими строительными навыками, второй большой кремлевский собор — Благовещенский. Он служил дворцовой церковью русских царей. Здесь соединились черты псковской и московской архитектуры. Первые выразились в появлении восьмигранного постамента под центральной главой, напоминающей Троицкий собор Пскова, в наличии тонкого фриза в верхней части барабана, характерного для декора псковских церквей. Вторые — в трехглавном завершении, которое первоначально имел храм, в колончатом поясе, долящем стену на две равные части и напоминающем о владимирском наследии.

Завершил ансамбль центральной площади Кремля Архангельский собор, построенный как усыпальница князей и царей. Он был возведен в 1505 — 1509 годах итальянцем Алевизом Новым. Как и Успенский собор, он шестистолпный, пятикупольный, с пятью апсидами при трех нефах. Его стены украшены пышными деталями венецианской ордерной архитектуры, незнакомыми на Руси карнизами, коринфскими пилястрами. Каждая закомара собора украшена раковиной.

В те же годы старые стены Кремля заменяются новыми с многочисленными башнями, имеющими как фортификационное назначение, так и выполняющими роль триумфальных въездов.

Образованный стенами треугольник Кремля тесно связан с рельефом местности. В постройке стен деятельное участие принимает тот самый Ермолин, который нам известен как реставратор собора в Юрьеве-Польском. Позднее на его место приходят итальянцы - Марко Руффо и Пьетро Соларн. Они же воздвигают Грановитую палату (1487 — 1491), получившую свое название по обработке ее фаса­да граненым камнем. Ее центральный парадный зал, расположенный во втором этаже, перекрыт крестовыми сводами, опирающимися на столп.

Расцвет живописи конца XV — начала XVI века связан с творчеством замечательного художника Дионисия (ок.1440 — после 1502). Почти через полстолетия после Рублева он развивал в своем творчестве те гуманистические идеи, которые так блестяще выразил его гениальный предшественник.

Для Вознесенского монастыря Московского Кремли в 1482 году Дионисий пишет икону «Богоматерь Одигитрия» (ГТГ). Он изобразил Марию с младенцем Христом на доске старой, испорченной пожаром византийской иконы. Светло-золотистый фон, пурпурный мафорий Богоматери, славящие ее ангелы, ее поза — все служит тому, чтобы подчеркнуть величественность образа.

Самой замечательной работой Дионисия могут по праву считаться его фрески собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (ил. 3). Расположенный далеко на севере, монастырь был небогат, его мало посещали, а потому фрески Дионисия в последующие века никогда не поновлялись. Они почти сохранили первоначальный колорит.

В 1500 — 1502 годах Дионисий работал в Ферапонтовом монастыре вместе со своими сыновьями. Среди композиций, покрывающих стены этого небольшого храма, основное место занимает Акафист — двадцать пять гимнов, сложенных в честь Богоматери еще в VI веке византийским поэтом Романом Сладкопевцем.

Цикл начинается четырьмя сценами Благовещения (первые четыре песни Акафиста), помещенными на восточных столпах. Иллюстрируя следующие гимны Акафиста, художник переходит на западные столпы, а вслед за ними на западную стену. И так, как бы кругами, разворачиваются эти циклы на столпах и стенах собора. Тема круга, как основная, повторяется и в построении каждой композиции. Так Дионисий живописными средствами передает ритмичность песнопения.

Радостное чувство пронизывает все фрески Дионисия, где Мария прославляется (Покров, Собор Богоматери, О тебе радуется) или выступает как заступница за людей (Страшный суд), где рассказывается о чудесах, совершенных ее сыном. Радостный колорит создается чистыми, яркими, но вместе с тем нежными красками, присущими только Дионисию.

Архитекторами Баженом Огурцовым, Антипом Константиновым, Трефилом Шарутиным и Ларионом Ушаковым был построен в 1635 - 1636 годах Теремной дворец Московского Кремля. Его трехэтажный объем носит явно выявленный ступенчатый характер. Со всех сторон дворец окружает гульбище. Два пояса разноцветных поливных изразцов венчают верхний ярус здания. Первоначально стены дворца, интерьер которого особенно

Для второй половины века типичным становится небольшой храм - пятиглавый и бесстолпный, с трапезной, приделами, галереей, колокольней и крыльцами с шатрами. Таковы церкви Троицы в Никитниках и Рождества Богородицы в Путниках (Москва), соборы Ростовского кремля.

В эти годы в Ярославле, который особенно расцветает и богатеет, широко ведется храмовое строительство. Для храмов Иоанна Златоуста в Коровниках и Иоанна Предтечи в Толчкове характерно введение яркого узора из поливных изразцов. Разнообразные, но форме изразцы составляют орнаменты, рельефом часто изображены фантастические животные или расстояния. В колорите преобладает сочетание желтого с зелеными и синими тона ми. Яркие цветные изразцы придают зданиям подчеркнуто нарядный характер.

Типичный памятник ярославского зодчества — церковь Ильи Пророка в Ярославле — представляет обширный, хорошо освещенный внутри четырехстолпный храм, окруженный крытыми галереями.

Стиль русской архитектуры самого конца XVII века условно именуется «нарышкинское барокко». Заказчиками характерных зданий этого стиля были бояре Нарышкины, а подчеркнутая декоративность этих храмов дала основание определить стиль как барочный.

Самый замечательный памятник этого архитектурного направления – церковь Покрова в Филах (1690 - 1693). Здание поставлено на высокий арочный подклет и окружено галереей с широко раскинувшимися лестницами. На высоком четверике, к которому примыкают со всех сторон полукруглые пристройки, поставлено два уменьшающихся в объеме восьмерика. Верхний увенчан главой на восьмигранном барабане. В архитектуре храма все подчинено симметрии, его силуэт строен и легок.

XVII век был периодом расцвета деревянной архитектуры. К наиболее значительным светским постройкам принадлежал несохранившийся дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском. Он был сооружен артелью плотников во главе с Семеном Петровым и Иваном Михайловым. Дворец состоял из семи хором и представлял собой сложное по композиции здание сочетавшее большое количество срубов-клетей, примыкавших друг к другу и соединенных переходами.

Исключительным по своеобразной красоте памятником русского деревянного зодчества справедливо считается церковь Преображения в Кижах (ок. 1714). Это восьмерик с четырьмя прирубами. На четверике располагается еще два уменьшающихся по высоте восьмерика. Прирубы и ступенчатое покрытие храма увенчиваются ярусами бочек с главками. Они поднимаются пирамидой к центральной, самой большой главе. Ясность композиции церкви сочетается с богатством форм.


АРХИТЕКТУРА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ И СЕРЕДИНЫ XVIII ВЕКА
Крупные перемены в жизни России на рубеже XVII — XVIII веков вызвали и значительные изменения в русской архитектуре. Расширились задачи градостроительства, возникла необходимость в новых производственных, административных, общественных зданиях. Были сделаны попытки регулирования частного жилого строительства. Новые типы сооружений требовали разработки особых приемов их выполнения, применения новых материалов, конструкций. Интенсивно развивается в это время строительная техника.

Своеобразные приемы начали складываться в архитектуре Москвы на грани XVII — XVIII веков. Появляются новые жилые сооружения, расположенные главным образом вдоль улицы, а не усадебным приемом, как в XVII веке (дом Гагарина на Тверской улице, не сохранился), крупные утилитарные постройки (Арсенал в Кремле). Наряду с применением архитектурных форм, связанных с традициями XVII века (так называемая Сухарева башня — здание, где помещалась Навигационная школа, вырабатываются постепенно и новые стилевые черты.

Характерный памятник московского зодчества начала XVIII века — церковь Архангела Гавриила, так называемая Меншикова башня, сооруженная на территории усадьбы А. Д. Меншикова (1701-1707, ил. 4). Строитель ее Иван Петрович Зарудный (вторая половина XVII в.— 1727) был крупным зодчим и выдающимся скульптором-декоратором. В Меншиковой башне своеобразно объединяются мотивы церковного сооружения и чисто светские элементы. Здесь применена традиционная схема церковного зодчества предшествующего времени — восьмерик на четверике. Однако она сочетается здесь с ордерными элементами и увенчивавшим некогда здание высоким шпилем.

Значение зодчества норной половины XVIII века — прежде всего в успешном освоении проектирования и строительства новых типов зданий, в глубоком внимании к градостроительным вопросам, в упорной работе над опирающимися на традиции и в то же времени соответствующими многообразию актуальных задач.

Стиль архитектуры этого времени может быть охарактеризован как раннее барокко, в котором сплавлены воедино русские архитектурные традиции XVII века и привнесенные формы западноевропейского строительства. Планы сооружений этого времени отличались относительной простотой и структурной четкостью. Этими же качествами характеризовались, как правило, и архитектурно-пластические решения фасадов и интерьеров. Специфически барочные мотивы распространялись в основном лишь на некоторые детали декоративного порядка (рисунок фронтонов, наличников окон и дверей и проч.). Умеренность и рациональность архитектурных приемов петровского и послепетровского периодов в значительной мере обусловливались необходимостью исходить при постройке зданий из жестких требований экономии.

Общая направленность строительства середины XVIII века принципиально другая, чем в начале столетия. В эти годы краткого по времени подъема дворянской монархии определяющими были дворцовые и церковные сооружения. Они должны были всем своим обликом — размерами, богатством и разнообразием отделки, цветом — привлекать к себе внимание, резко выделяться среди других построек. В пригородных районах, при дворцах создаются большие парки с геометрической регулярной планировкой и многообразными декоративными сооружениями. Они служат парадным фоном для находившихся в них больших дворцовых зданий.



Д. В. Ухтомский (1719 —1774). Крупнейшим зодчим Москвы середины XVIII века был Дмитрий Васильевич Ухтомский. Из его сохранившихся к натуре построек наибольшее значение имеет высокая колокольня Троице - Сергиевой лавры (1741-1769, ил. 5, г. Загорск, близ Москвы), видимая на далеком расстоянии. Над массивным кубическим первым этажом, скрывающимся с дальних точек зрения за высокими старыми стенами монастыря, возвышаются четыре верхних яруса — звона, празднично и разнообразно декорированных.

Важнейшую роль в дальнейшем развитии русской архитектуры сыграла руководимая Ухтомским Архитекторская команда — своеобразная школа-мастерская, в которой практическая работа совмещалась с обучением. Из команды Ухтомского вышли многие крупнейшие русские зодчие конца XVIII века.

В середине XVIII века основное внимание в строительстве обращалось на дворцовое и церковное зодчество. Большие размеры сооружений требовали применения новых конструкций. Широкое привлечение народных мастеров (в частности, резчиков при выполнении огромного числа деревянных скульптур), стремление в декоративных формах обращаться к традициям русского зодчества XVII века привели к созданию многочисленных, высокохудожественных, праздничных и красочных произведений, характерных для расцвета барокко в России.

Грандиозные постройки середины XVIII века свидетельствовали не столько о силе дворянской монархии, оказавшейся весьма непрочной, сколько о дальнейшем интенсивном росте русской науки и культуры.



АРХИТЕКТУРА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА
Вторая половина XVIII века внесла много нового в отечественную архитектуру. Рост промышленности, торговли, увеличение городов, а также крупные успехи русской науки обусловили изменения в строительстве. Передовые архитекторы этого времени разрабатывали вопросы, связанные с планировкой городов, создавали новые типы общественных зданий. Радикальными были изменения во внешнем облике построек. Формы, применявшиеся в середине XVIII века для отдельно стоящих уникальных дворцовых и церковных сооружений, естественно, оказались непригодными для более широкого по масштабам строительства. Новое содержание определило и соответствовавшие ему формы. Зодчие обращались к наследию античной, в первую очередь древнеримской классики. От последней они брали ордера, которые воспроизводились чрезвычайно точно с соблюдением правильности соотношений и деталей. Ордера стали главным средством тектонического и пластического решения фасадов и интерьеров. Другое требова­ние, предъявляемое к архитектурным сооружениям этого времени,— гармоничность пропорций, как в отношении общих объемов, так и отдельных элементов построек. Архитектурные приемы, разработанные на основании творческого обращения к античности, получили в дальнейшем наименование русского классицизма.

С начала 1760-х годов развернулись крупные градостроительные работы — в Петербурге, Москве, ряде других русских городов. Большое значение в строительстве Петербурга имели работы по регулированию берегов Невы и малых рек, проведению новых каналов, строительству гранитных набережных, сооружению первых каменных мостов. «В гранит оделася Нева, мосты повисли над водами», — меткой точно охарактеризует впоследствии эти работы А. С. Пушкин. Одновременно шла разработка системы крупных площадей на территории окончательно определившегося к этому времени центра города - у Адмиралтейства. Созданы были площади у Фонтанки; ее берега соединили семь монументальных разводных мостов. В Москве, на месте старых крепостных стен Целого города, возникло кольцо широких красивых бульваров, определив облик многих улиц. Значительные строительные работы осуществлены и в ряде других городов. Так, в Твери после пожара 1711 года реконструирован на новых началах весь центр города. Немалое строительство развернулось в Ярославле.

Простота и сдержанность характерны для сооружений
этого времени. Показателен построенный архитектором А. Ринальди
(ок. 1710 — 1794) в центральной части Петербурга Мраморный дворец
(1768 — 1785), фасады его отличаются четкостью композиции, гармоничностью пропорций.

То, что намечалось в работах 1760-х годов, получило в дальнейшем осой яркое и последовательное раскрытии в творчестве ведущих зодчих этого времени — Баженова, Казакова, Старова, Кваренги.


АРХИТЕКТУРА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIХ ВЕКА
В развитии русской архитектуры первой половины XIX века можно выделить три основных этапа. Первый — с начала столетия до Отечественной войны 1812 года, второй — с середины 1810-х годов до конца 1830-х годов, последний - 1840-е — 1850-е годы.

В строительстве 1800-х – начала 1810-х годов развивались принципы, лежавшие в основе архитектуры второй половины XVIII века. Большое значение по-прежнему имело градостроительство. Выполненные в эти годы городские ансамбли намного превосходили по размерам все то, что было создано в предшествующий период. Особое внимание обращалось на дальнейшую разработку образцовых проектов, предназначенных для регулирования широкого строительства. Продолжала совершенствоваться строительная техника, в частности делались попытки широко применять при возведении зданий металл.

Плодотворная совместная работа архитекторов и скульпторов содействовала дальнейшему развитию синтеза искусств. Во второй половине XVIII века скульптура на фасадах зданий использовалась в виде редких исключений, а когда она применялась, то весьма умеренно, преимущественно для декоративного обогащения сооружений. Теперь, в первой трети XIX века, монументальная скульптура играет исключительно важную роль и архитектуре, и, прежде всего в раскрытии идейного содержании тех или иных зданий и комплексов.

С наибольшей полнотой характерные черты архитектуры и монументального искусства этого времени выявились в творчестве зодчих Л. И. Воронихина, А. Д. Захарова, Т. де Томона.

Архитектура эклектики характеризуется нарастающий сложностью и обилием декора, но при этом она и значительной мере утратила монументальность и торжественный героический пафос архитектурных образов, присущих зодчеству классицизма. Исчезает и прежний ансамблевый размах градостроительных решений. С другой стороны, постройки середины XIX века, но сравнению со зданиями предшествовавшего периода, отличаются более разнообразными приемами объёмно-пространственной композиции, более широким и смелым применением новаторских металлических конструкций. Между новой структурой зданий и стилизаторским декором их фасадов, повторяющим мотивы исторических стилей, возникали определенное противоречие. Сложное переплетение рационалистических и стилизаторских тенденций и порожденный им эклектизм композиционных решений стали характерными чертами архитектуры, начиная с середины XIX века, определяя наряду с многостильем декора те художественно-стилистические особенности.
АРХИТЕКТУРА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIХ ВЕКА
В пореформенное время, с 1860-х годов, в результате усиления капитализма увеличивался рост городов, прежде всего крупных центров. Большое значение имело развитие железнодорожной сети, способствовавшее оживлению торговли и промышленности. В городах обострился контраст между городским центром и запущенными трущобами, рабочими окраинами.

Центральные кварталы городов заполнялись особняками, многоэтажными жилыми домами, зданиями банков, торговых фирм, универсальных магазинов. Несколько далее от центра располагались железнодорожные вокзалы. На окраинах города множилось число крупных промышленных предприятий, заводов, фабрик, складских и портовых помещений.

Особое распространение в это время приобрели доходные пяти-, семиэтажные жилые дома, имевшие внутри узкие, кол однообразный дворы. Квартиры были рассчитаны на жильцов с различным общественным имущественным положением. Тесно прижатые друг к другу, здания эти выходили на улицу лишь одним плоским фасадом, который украшался архитектурными мотивами, заимствованными из тех или иных стилей.

Доходные жилые дома, перемежаемые зданиями банков и контор, образовывали сплошной фронт застройки, превращали улицу в коридор и в целом придавали городу особый, свойственный эпохе капитализма характер.

Строительный ажиотаж сопровождался утратой выработанных классицизмом принципов ансамблевой застройки. В ряде случаев новые здания, возведенные во второй половине XIX века, нарушили целостность ансамблей классицизма. Были надстроены и перестроены многие здания XVIII — первой трети XIX века. Новые условия и требования рождали и новые приемы застройки, иное, чем это было в период классицизма, осмысление городского пространства, отражавшее господство интересов частновладельческого капитала. В то же время определенная унификация приемов застройки, создаваемая действовавшими тогда строительными нормами и правилами, и сложившаяся во второй половине XIX века общность приемов компоновки фасадов и их декоративной отделки вели к тому, что складывавшаяся тогда новая архитектурная среда улиц и площадей стала приобретать определенную художественную цельность. А в отдельных случаях были созданы и целостные архитектурные ансамбли (комплекс зданий в «русском стиле» на Красной площади в Москве).

Среди русских архитекторов второй половины XIX века было немало выдающихся мастеров, в произведениях которых рациональность планировочных и конструктивных решений сочеталась с умелым использованием мотивов исторических стилей.

С официальной ложнорусской, тоновской архитектурой, получившей, как выше было отмечено, широкое распространение во второй половине XIX века, переплетается своеобразное течение, сформировавшее в 1840-х годах и стремившееся к поиску русского национального стиля, основанного на изучении подлинных памятников искусства Древней Руси Зачинателем его был архитектор Алексей Михайлович Горностаев (1808 - 1862). Он построил в «русском» стиле ряд церковных сооружений в частности церкви на о. Валааме (1849). Несмотря на желание зодчего сблизиться с русской национальной архитектурой, сооружения Горностаева далеки от подлинно русского стиля, к которому он стремился. Они были подражательны, а декоративные детали, взятые из древней архитектуры, не могли получить широкого применения в современном ему строительстве

К последователям Горностаева принадлежали В. А. Гартман (1834 -1873) и И. П. Ропст (1845 — 1908), сосредоточившие внимание на деревянной архитектуре Севера и в избытке обогащавшие орнаментом фасады построенных ими выставочных павильонов, загородных деревянных домов и дач. Типичное произведение Ропета — здание Русского отдела на Всемирной парижской выставке 1878 года, подражавшее деревянным постройкам XVI-XVII веков.

Ложнорусский стиль как одно из проявлений ретроспектив применен в 1870-х — 1880-х годах в ряде крупных сооружений. Наиболее значительны здание Исторического музея в Москве (В. О. Шервуд, 1875), церковь Воскресения на крови (Ленинград, А. А. Парланд, 1890-е гг.), Верхние торговые ряды — теперь ГУМ — на Красной площади в Москве (А. Н. Померанцев, 1892) и здание Городской думы, ныне Цен­тральный музей В. И. Ленина в Москве (Д. Н. Чичагов, 1890-1892). Не менее типичен православный собор в Таллине (М. Т. Преображенский, 1893—1899). Фасады этих зданий отличаются сухостью и измельченностью, подражательностью декоративного убранства, хотя в свое время в планово-композиционном и конструктивном отношениях они были современны и рациональны.

Обращение к древнерусской архитектуре отмечалось на протяжении длительного времени, начиная со второй половины XVIII века, с творчества Баженова и Казакова, применявших национальные мотивы в ряде своих сооружений (Царицыно и др.). Однако само понимание специфики русской архитектуры менялось с течением времени. Также претерпевали изменения формы и детали, которые использовались авторами.


АРХИТЕКТУРА КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА
В конце 1890-х годов в русской архитектуре начинает развиваться стиль модерн («новый»), противопоставивший себя эклектизму и выдвинувший задачу решительного обновления художественно-образного языка архитектуры. Мастера модерна разработали новые приемы объёмно-пространственной композиции зданий (в частности, асимметричные планы), продиктованные функциональными требованиями, смело, и разнообразно использовали свойства строительных материалов и конструкций как традиционных (камень, керамика, кирпич), так и новых (сталь, бетон, железобетон), активно искали новые декоративные мотивы. Одной из важнейших творческих проблем стал синтез искусств. Характерная особенность модерна — многообразие художественных средств и творческих манер, сложное, норой противоречивое переплетение разных тенденций. Лучшие произведения модерна отличаются стилистической цельностью и своеобразной художественной выразительностью.

Модерн очень быстро эволюционировал. Для его ранней стадии (первая половина и середина 1900-х гг.) характерны формально-декоративные новшества, сравнительно обильная, норой манерная «декадентская» орнаментация. На рубеже 1900-1910-х годов усилились рационалистические тенденции. Эта стадия — поздний модерн, характеризуется стремлением к простоте и строгости, к более последовательному освоению достижений строительной техники.

Характерным образцом раннего модерна в Москве служит гостиница «Метрополь» (архитектор В.Ф. Валькот, 1898 - 1903), фасады которой декорированы майоликовыми панно, исполненными по эскизам М. А. Врубеля и Л. Я. Головина.

Крупным мастером модерна был Ф. И. Лидваль (1870 — 1945), он построил в Петербурге ряд многоквартирных жилых домов (Кировский проспект, д. 1/3 и др.), отличающихся рациональной, во многом новаторской планировкой и мастерской проработкой деталей, тонким и разнообразным использованием цвета и фактуры облицовочных материалов — камня, керамики, цементной штукатурки.

Среди сооружений модерна в Петербурге выделяются особняк Кшесинской па Петербургской стороне (А. И. фон Гоген, 1904-1905); здание магазина Елисеева на Невском проспекте (Г. В. Барановский. 1902 -1903); Витебский вокзал (С. А. Бржозовский, С. И. Минаш и др., 1902 -1904), платформы которого перекрыты крупнопролетными стильными конструкциями, Торговый дом компании "Зингер", ныне Дом книги на Невском проспекте (П.Ю. Сюзор, 1902 - 1904), универсальный магазин Гвардейского экономического общества (Э.Ф. Виррих, Н.В. Васильев и др., 1908 - 1910-е) - самое крупное железобетонное здание дореволюционной России, «Новый Пассаж» на Литейном проспекте (Н. В. Васильев, 1912-1913) иллюстрируют последовательное освоение зодчими возможностей каркасных конструкций.

Усиление ретроспективных тенденций в художественной культуре после подавления революции 1905 – 1907 годов отразилось и в стилистической эволюции русской архитектуры, вызвав мощную волну "неоклассики" и обращение к новым вариантам «неорусского стиля». С другой стороны, с 1910-х годов становится все более пристальным интерес к градостроительным проблемам архитектуры, воплотившийся в ряде проектных замыслов и в отдельных попытках возродить традиции ансамблевой застройки эпохи классицизма.

Выдающимися представителями неоклассики были И. А. Фомин, В. А. Щуко, А. И. Таманян, И. В. Жолтовский, М. С. Лялевич, М. М. Перетяткович.

И. А. Фомин (1872 — 1936) своей научной и литературной деятельностью содействовал привлечению внимания к русской архитектуре XVIII — XIX веков. Иван Александрович Фомин выступил организатором «Исторической выставки архитектуры» 1911 года. Основные произведения Фомина - особняки: Половцева на Каменном острове (1911-1913, ил. 6) и Абамелек - Лазарева – на набережной Мойки (1913 — 1914) в Ленинграде. В 1912 году Фоминым был создан проект (неосуществленный) застройки острова Голодай, надуманный как единый архитектурный ансамбль. Произведения Фомина отличаются благородной простотой композиции, хорошо найденными пропорциями и отлично нарисованными деталями.

В. А. Щуко (1878 — 1939) приобрел широкую известность построенными им русскими павильонами на всемирных выставках 1911 года в Риме и Турине. Спроектированные им фасады двух больших доходных домов на Каменноостровском, ныне Кировском, проспекте в Ленинграде (№ 63 и 65), сооруженных в 1908 — 1911 годах, выделяются монументальным обликом.

К числу лучших произведений неоклассики в Москве относятся дом Тарасовых на Спиридоновке (И. В. Жолтовский, 1909) и дом князя Щербатова (А. И. Таманян. 1911-1913), в композиции которого архитектор сумел талантливо соединить комфортабельный особняк с доходным домом, оформив фасады и интерьеры в духе русского классицизма

Одним из крупнейших зодчих этого времени был А. В. Щусев (1873 — 1949) — глубокий знаток национальных художественных традиций. Алексей Викторович Щусев творчески перерабатывал мотивы древнерусского зодчества, добиваясь выразительности и своеобразия композиции. Его самое крупное произведение — Казанский вокзал в Москве (1913 — 1926, ил. 7), архитектурный облик которого перекликается с древними памятниками Москвы и Казани.

Щусев, Фомин, Щуко, Таманян, Жолтовский позднее стали крупными мастерами советской архитектуры.



Сочетание отголосков эклектики, творческих исканий модерна и разнообразных оттенков ретроспективизма в архитектуре начала XX века, отразившее противоборство и переплетение разных концепций и творческих установок, определило неоднозначную, многообразную, а порой и противоречивую стилистику построек этого периода.