Iv. Введение в философию физической культуры и спорта (продолжение) - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебно-методический комплекс дисциплины сд. Ф. 1 история физической... 2 1339.43kb.
Заслуженный работник физической культуры и спорта Чувашской Республики 1 417.38kb.
Технология целевой физической подготовки высококвалифицировнных биатлонистов... 3 758.45kb.
Комитет по физической культуре и спорту Тверской области 8 1550.51kb.
Эрнст Кассирер Опыт о человеке Введение в философию человеческой... 9 3839.09kb.
Введение в философию 46 14108.63kb.
Обеспечение образовательного процесса оборудованными учебными кабинетами... 2 402.49kb.
Первый заместитель руководителя Департамента физической культуры... 1 27.45kb.
История физической культуры и спорта 7 1539.14kb.
Приказом Министерства физической культуры, спорта и молодежной политики... 1 364.01kb.
Программа «Обеспечение деятельности комитета по физической культуре... 1 109.92kb.
Учебно-методический комплекс учебной дисциплины теория и история... 3 1063.11kb.
- 4 1234.94kb.
Iv. Введение в философию физической культуры и спорта (продолжение) - страница №2/6


Факторный анализ гуманистического значения детского спорта. Под факторным анализом гуманистического значения детского спорта в данном случае понимается выяснение тех факторов, которые определяют социальную направленность, социальные функции, степень и характер реализации гуманистического потенциала детского спорта, его позитивное или негативное влияние на личность и социальные отношения детей. /21/ Такой анализ предполагает, что будут поставлены и проанализированы как минимум следующие вопросы: какие факторы влияют на реализацию гуманистического потенциала детского спорта, содействуют или, напротив, препятствуют полной и эффективной его реализации, содействуют или препятствуют дисфункциональным проявлениям в сфере спорта, определяют направление и характер его использования, а значит, и реальную гуманистическую ценность детского спорта? Следует отметить слабую научную разработанность этих вопросов. Их анализ в данной работе опирается на предыдущие публикации автора [см.: Столяров, 1998а,б,г,з, 2004в, 2007б и др.].

К числу обсуждаемых факторов, как правило, относят субъективные факторы, связанные с тем, какие задачи ставят перед собой, на что ориентируются участники спортивной деятельности, что для них является наиболее важным, значимым в спортивных соревнованиях, в процессе подготовки к ним, как, каким образом и для каких целей они используют спорт и т. п. Еще основатель современного олимпийского движения Кубертен, обращая внимание на все возрастающее значение спорта, на то, что «его роль в современном мире такая же большая, какой она была в античности» и что новые виды спорта «интернациональны и демократичны и, следовательно, соответствуют идеалам и потребностям нашего времени», вместе с тем подчеркивал, что «сегодня, как и в прошлом, их влияние может быть и положительным, и отрицательным, это зависит от их использования и направления развития» [Кубертен, 1997, С. 22].

Общепризнано, что огромное влияние на социальную значимость занятий спортом для спортсменов, особенно юных, оказывают цели и задачи, которые ставят и пытаются решить в детском спорте тренеры, спортивные функционеры, а также государственные деятели, определяющие общее направление, стратегию социальной политики в области детского спорта и спорта в целом. Совершенно справедливо ряд исследователей указывает на то, что если спортивная программа не формируется организаторами с ярко выраженной целью внести позитивные изменения в моральные суждения, ценностные ориентации спортсменов, то спортивные мероприятия будут приводить к уменьшению просоциального поведения и к увеличению антисоциального и агрессивного поведения [см.: Coakley, 1993а,b; Giebink, McKenzie, 1985; Kleiber, Roberts, 1981]. Существенное влияние на социальную направленность, социальное значение и социальные функции спортивных соревнований оказывает также поведение самих спортсменов, а также зрителей: их одобрение или неодобрение тех или иных поступков спортсменов и тренеров (агрессивных, недружелюбных действий или, наоборот, высоконравственного поведения).

К сожалению, как показывает анализ, у многих субъектов деятельности в сфере детского спорта слабо выражена, а иногда и совсем отсутствует ориентация на духовно–нравственные и другие гуманистические ценности. Социологические исследования показывают и слабый уровень их подготовленности к такой деятельности, которая содействует полной и эффективной реализации гуманистических ценностей в детском спорте и посредством этого спорта.

Как известно, система знаний, умений, навыков, а также ценностных ориентаций человека в первую очередь формируется посредством педагогической деятельности. /22/ Поэтому ее также следует отнести к числу важных субъективных факторов, определяющих социальное значение и социальные функции детского спорта. Для формирования ориентации субъектов спортивной деятельности на гуманистические ценности особенно важное значение имеет спортивно–гуманистическое воспитание. Внедрение в сознание субъектов спорта принципов «fair play» («честная игра»), других гуманистических идеалов и ценностей, ориентирующих на нравственное поведение детей в спортивном соперничестве, призвано снизить дисфункциональное влияние такого фактора, как культ успеха, победы, высоких достижений в спорте. Многочисленные исследования свидетельствуют, однако, о том, что в организации работы по спортивно–гуманистическому воспитанию имеются существенные недостатки. До сих пор не создана достаточно эффективная система средств, форм и методов такой работы.

Таковы в кратком изложении основные субъективные факторы, определяющие социальную направленность детского спорта, его социальные функции, степень и характер реализации гуманистического потенциала спорта, его позитивное или негативное влияние на личность и социальные отношения детей.

В факторном анализе гуманистического значения детского спорта, как и спорта в целом, широко распространена одна методологическая ошибка. А именно, учитывая их зависимость от сознательной, целенаправленной деятельности тех, кто использует спорт в тех или иных целях, абсолютизируют эту зависимость, преувеличивают ее роль и значение. Полагают, что социальный эффект спортивной деятельности связан не с особенностями самого спорта, а лишь с тем, как к нему относятся и как его используют. Считают, что сам по себе, по своей «природе» спорт якобы «хороший» (по крайней мере, – «не плохой», не содержит в себе ничего негативного, отрицательного), а вот использовать его могут как в «хороших», так и в «плохих» целях. Яркой иллюстрацией такого подхода являются слова А. Гексли [Huxley, 1937]: «Спорт, как и всякое другое орудие, изобретенное человеком, может использоваться для добрых или плохих целей. Хорошо используемый, он может учить стойкости и мужеству, чувству fair play и уважению правил, совместным усилиям и подчинению личных интересов групповым. Используемый плохо, он может формировать личное и групповое тщеславие, острое желание победы и ненависти к соперникам, дух нетерпимости и презрения к народам, которые выносятся за произвольно выбираемую границу» [цит. по: Fleming, 1973, Р. 82] и президента Международного Совета спорта и физического воспитания Р. Баннистера: «Спорт, как и многое другое в жизни, сам по себе ни хорош, ни плох, но мы, люди, можем использовать его либо для хороших, либо для плохих целей» [Вannister, 1984, Р. 368].

Такие взгляды упрощают проблему и искажают реальную ситуацию. Прежде всего, они не учитывают диалектически-противоречивый характер «природы» спорта, его потенциала. Одно из проявлений этой противоречивости состоит в том, /23/ что спортивное соревнование представляет собой диалектическое единство интегративных и конфликтных элементов, своеобразную «антагонистическую кооперацию», если использовать термин, который ввели A. Хитанен и Варис [Hietanen, Varis, 1984, P. 215], или, как писал Г. Зиммель [Simmel, 1908], «единство в борьбе» («Einheit im Kampf»): «объединяются, чтобы бороться, и борются на основе взаимно признаваемой власти норм и правил». Спортивное соревнование – состязание, а такая социальная система как соперничество весьма подвержена антагонизмам и конфликтам. Как показали еще К. Шериф и М. Шериф [Sherif, 1973, 1976, 1958], в рамках этой системы каждая из соревнующихся сторон склонна к тому, чтобы в первую очередь пестовать свой интерес, а не общее благо. Конфликт, заложенный в спортивном соревновании, имеет специфические особенности: он представляет собой «искусственно конструируемый и символизированный конфликт» [Güldenpfennig, 1981, S. 32]. Но все же это – конфликт. А вместе с тем спорт способен выполнять важные интегративные и другие гуманистически ориентированные функции. Значит, спорт предоставляет возможности и для гуманистического, и для антигуманного использования. В нем заключены возможности, как для позитивного, так и для негативного влияния на личность, отношения людей и т. д. В этом смысле он не только «хороший», но и «плохой». Т. Адорно писал об этом: «Спорт – двусмысленен /equivocal/: с одной стороны, он может иметь антиварварский и антисадистский эффект благодаря fair play, рыцарству, вниманию к слабому. С другой стороны, многие его формы и правила способны усиливать агрессию, грубость и садизм, особенно у тех лиц, кто активно не занимается спортом» [Adorno, 1970, P. 99].

Кроме того, важно учитывать, что баланс потенциально «хорошего» и «плохого» в спорте может быть разным. Это зависит от особенностей самого спорта, его организации, а также тех социальных процессов, которые в нем происходят и с ним связаны. Спорт формируется и развивается на основе преобразования соревновательных ситуаций реальной жизни в более гуманные, игровые [см. Столяров, 2004в]. Всякий спорт основан на такой «гуманизации» реальных соревновательных ситуаций. Но ее характер и степень могут быть различны, поскольку спортивные соревнования и подготовка к ним могут быть организованы по-разному. Духовно–нравственная, гуманистическая ценность спорта во многом зависит, например, от того, в какой мере в нем в ходе «гуманизации» соревновательных ситуаций реальной жизни удается создать условия для безопасности соперников. В этом плане, например, бокс или кикбоксинг, по-видимому, уступают такому виду спорта, как художественная гимнастика, поскольку в них сохраняется опасность серьезных повреждений для участников соревнования, а самое главное – это единственные виды спорта, где по правилам спортивной борьбы для достижения победы желательно лишить соперника сознания, нокаутировав его.

Существенное влияние на гуманистическую ценность спорта оказывает и то, в какой мере в нем реально представлены те или иные духовно–нравственные и эстетические ценности. Если, к примеру, спортивное соревнование проходит так, что в нем отсутствуют достаточно яркие проявления прекрасного и других эстетических ценностей, то, как спортсмены, так и зрители вряд ли будут испытывать эстетические переживания от наблюдения за такими соревнованиями. /24/ И наоборот, если спортивное состязание помимо прочего строится по законам красоты, оно заключает в себе возможность существенного эстетического воздействия на человека.

В работах автора впервые обосновано положение о том, что огромное влияние на ценностные ориентации и все поведение спортсменов, тренеров, зрителей и т. д., а значит, и на реальное социальное значение спорта оказывает используемая в нем форма (модель) организации игрового соперничества: подход к формированию программы соревнования и способа его проведения, состава участников, системы выявления и поощрения победителей (выбор тех ценностей, норм и образцов поведения, которые поощряются в ходе соревнования, характер этих поощрений и т. д.) [см.: Столяров, 1997а, 1998а,б,г, 2004в и др.].

Если, допустим, программа спортивных соревнований требует от юных спортсменов демонстрации лишь физических качеств и способностей, если на тренировках и соревнованиях моральные и материальные стимулы используются, прежде всего, для поощрения физического превосходства, высоких результатов, победы над соперником любой ценой (даже за счет здоровья, нарушения нравственных норм и принципов), на первый план выдвигаются какие–то коммерческие соображения и т. п., это, бесспорно, существенно снижает их ориентацию на гуманистические ценности. Если же, напротив, спортивные тренировки и соревнования строятся таким образом, что от спортсменов требуется продемонстрировать не только физическое совершенство и спортивное мастерство, но также высоконравственное поведение, эстетическую культуру, здоровье, интеллект, т. е. гармоничное и всестороннее развитие личности, и именно эти гуманистические ценности поощряются в первую очередь, это, разумеется, значительно усиливает ориентацию на них спортсменов.

В связи с этим важно учитывать, что в современном детском спорте чаще всего при организации соревнований применяется такая форма организации игрового соперничества, для которой характерны следующие основные особенности:


  • участники соревнования распределяются по различным группам (с учетом пола, возраста, уровня подготовки и т. д.), и соревнования проводятся раздельно в этих группах (например, инвалиды соревнуются отдельно от других);

  • в командных соревнованиях каждая команда составляется из представителей определенной страны, национальности, какого-то региона, города, учебного, трудового, спортивного коллектива и т. п.;

  • программа соревнований предполагает узкую специализацию участников в одном виде деятельности (например, в беге, плавании, шахматах и т. п.) или нескольких ее видах, но требующих проявления «односторонних» (например, физических или интеллектуальных) способностей;

  • вводятся правила, жестко определяющие, какие предметы, приспособления (мяч, шайба и т. д.) и каким образом должны использоваться;

  • предусматривается выявление победителей и построение четкой иерархии мест, занятых участниками, а также их острое соперничество, жесткая конкуренция за победу (лучшие места) в соревновании; /25/

  • определение победителей и мест, занятых участниками, осуществляется на основе учета их результатов; при этом вводятся такие правила, оценки, используются такие точные измерения, которые позволяют учесть самые незначительные различия в результатах и тем самым поставить на каждое месте лишь одного участника;

  • поведение участников оценивается лишь с точки зрения соблюдения правил соревнований, без учета других его аспектов (нравственных, эстетических и т. п.);

  • всемерно восхваляется и поощряется (как правило, призами и наградами, представляющими существенную материальную ценность) лишь небольшая группа победителей (обычно участники, занявшие первые три места) [см.: Столяров, 1997а, 1998а,б,г, 2004в и др.].

Такая форма организации игрового соперничества в настоящее время используется и преобладает в детском спорте. Разнообразна программа проводимых здесь соревнований, состав их участников, несколько видоизменяется система определения и поощрения победителей. Но при всех этих различиях, как правило, сохраняются отмеченные выше основные принципы подхода к формированию этих компонентов игрового соперничества, а значит, имеет место одна и та же его форма (модель).

Она позволяет успешно решать ряд социальных задач: вырабатывает у участников соревнования стремление к постоянному физическому совершенствованию, формированию и развитию волевых и ряда других психических качеств, повышению своих спортивных результатов; позволяет проверить резервные возможности человека, заполнить досуг; формирует определенный круг общения; создает привлекательное для огромной массы зрителей зрелище; стимулирует их интерес к соревнованиям и т.д.

Вместе с тем данная форма организации игрового соперничества в не позволяет в полной мере реализовать огромный гуманистический культурный потенциал спортивной деятельности. Всемерно содействуя физическому совершенствованию личности, она создает существенные проблемы для здоровья спортсменов, а также трудности в формировании и развитии у них нравственных, эстетических и других духовных качеств, их нравственной и эстетической культуры. Это связано с тем, что она развивает у спортсменов желание любой ценой – даже за счет здоровья и нарушения нравственных принципов – добиться победы, продемонстрировать свое превосходство над другими, завоевать ценные призы, получить другие связанные с победой материальные блага, приобрести славу и т. д.

С целью выяснить влияние занятий спортом, спортивных (в том числе олимпийских) соревнований на нравственное поведение детей и молодежи в разное время и в разных странах были проведены социологические исследования, в том числе международные. Данная проблема была предметом многих международных социологических исследований. /26/ Все эти исследования приводят к одному общему выводу: активные и регулярные занятия спортом, спортивные (в том числе олимпийские) соревнования (речь идет о соревнованиях, проводимых на основе «жесткой» модели) не повышают, а снижают ориентацию на нравственное поведение в спорте. Те, кто не участвует регулярно в спортивных соревнованиях, проявляют гораздо больше желания выступать за соблюдение кодекса честной игры, чем постоянные участники состязаний, и спортсмены высокой квалификации по сравнению со своими коллегами «более низкого класса» проявляют меньшую склонность связывать себя этим кодексом. Существенными недостатками указанной формы организации игрового соперничества в детском спорте является и то, что она содействует одностороннему развитию юных спортсменов, ограничивает проявление их творческих способностей, приводит к формированию таких негативных качеств личности, как эгоизм, агрессивность, зависть и др., затрудняет социальную интеграцию лиц с ограниченными возможностями (инвалидов), поскольку изолирует от лиц, не имеющих таких ограничений и т. д. [подр. см.: Столяров, 1998б, 2004в].

К сожалению, указанный характер организации игрового соперничества в детском спорте, как и в спорте в целом, как правило, не учитывается не только в теории, но и на практике. Осознание гуманистического потенциала спорта, позитивные результаты его широкого внедрения в жизнь людей порождают в общественном сознании эйфорию по поводу достоинств спорта, его роли в преобразовании человека и общества в целом в новые, более совершенные формы.

В настоящее время спортивные функционеры и большинство политиков полагают, что вовлечение как можно большего числа детей и молодежи в активные занятия спортом само по себе даст возможность не только повысить уровень их физической подготовленности и спортивного мастерства, но также сохранить и укрепить здоровье, сформировать нравственную культуру и тем самым преодолеть сложившуюся в настоящее время критическую ситуацию со здоровьем, физической подготовкой, а также наркоманией, преступностью и другими аспектами девиантного поведения. В соответствии с этим основное внимание в теории и на практике уделяется средствам вовлечения как можно большего числа детей и молодежи в активные занятия спортом, а не самому главному и принципиальному вопросу: каким должен быть спорт и что надо сделать для того, чтобы он максимально содействовал оздоровлению и воспитанию подрастающего поколения.

Такой позиции способствует все более широко пропагандируемая и применяемая на практике упомянутая выше концепция «спортизации» физического воспитания [см.: Бальсевич, 1993, 2002а,б, 2006, 2009; Инновационная…, 2001; Лубышева, 2006; Спортивно-ориентированное…, 2006 и др.]. В работах автора и сторонников данной концепции справедливо обосновывается необходимость существенной модернизации существующей системы физического воспитания, поскольку она не позволяет эффективно решать актуальные задачи формирования здоровья школьников. Магистральный путь этой модернизации усматривается в «спортизации» физического воспитания на основе привлечения школьников к активным занятиям спортом, освоения ценностей спортивной культуры. При этом осознается возможность не только позитивного, но и негативного влияния спорта на здоровье и другие качества личности: «Противоречивость феномена спорта заключается в том, что он может стать одним из важнейших инструментов формирования и укрепления здоровья человека и может оказаться серьезным фактором его деформации или даже разрушения» [Бальсевич, 2005, С. 15].

/27/ Чтобы избежать этих негативных последствий и обеспечить позитивное влияние спортивной активности на личность и взаимоотношения школьников прежде всего предлагается изменить организацию физического воспитания: «Суть обновления формы и содержания физического воспитания состоит в том, что обучающиеся занимаются добровольно избранными ими видами спорта в учебно-тренировочных группах спортивной гимнастики, художественной гимнастик, волейбола, баскетбола, настольного тенниса, спортивных единоборств, лыжного спорта, в группах общей физической подготовки, группах корригирующей гимнастики. Занятия вынесены за сетку часов учебного расписания и проводятся 3 раза в неделю по 2 учебных часа [Бальсевич, 2002а, С. 4].

Кроме того, обосновывается необходимость адаптации высоких технологий спортивной подготовки к потребностям и условиям физического воспитания детей и подростков, а также организации этой подготовки на основе принципов гуманистической педагогики. Вместе с тем предполагается сохранить в неизменном виде тот способ организации спортивных соревнований, который выше был назван «традиционным». Не указываются иные способы, формы и методы их организации или хотя бы какие-то из рассмотренных выше форм и методов модификации традиционного способа. Тем не менее, по мнению автора и сторонников программы спортизации физического воспитания, такой путь освоения ценностей спортивной культуры позволит преодолеть негативные глобальные тенденции ухудшения физического, нравственного и духовного здоровья школьников, даст возможность сформировать у них не только «высокую культуру тренировки, восстановления, самоконтроля», собранность, организованность и упорство в достижении поставленных целей, бойцовский характер, способность «к многолетней систематической работе над своим совершенствованием», но также высокие качества «спортивного рыцарства и благородства» [Бальсевич, 2005; 2006, С. 22; 2009, С. 225].

Насколько оправданны эти ожидания? Нет никакого сомнения в том, что «массовое спортивно-ориентированное физическое воспитание, – как пишет автор программы В.К. Бальсевич, – многократно расширяет фундаментальную базу подготовки резерва спорта высших достижений, создает условия для перманентного выявления и начального развития спортивных талантов» [Бальсевич, 2004, С. 22]. Но не приведет ли это в конечном итоге лишь к одному: вслед за так называемым «массовым спортом» и детско-юношеским спортом, которым в нашей стране придана ярко выраженная односторонняя ориентация – быть резервом спорта высших достижений – такая же судьба ожидает и физическое воспитание после его «спортизации»?!

Основания для таких опасений имеются. Ведь, как обосновано выше, традиционный способ организации соперничества, на который ориентируются сторонники концепции спортизации физического воспитания, ориентирует участников соревнований на победу любой ценой – даже за счет здоровья и нарушения нравственных принципов. /28/ Да и в ходе тренировочного процесса он формирует не ориентацию на здоровье, нравственное поведение, а стремление к достижению максимально высоких спортивных достижений.

На указанный недостаток обсуждаемой концепции обращает внимание и А. Я. Найн, по мнению которого в настоящее время необходимо «с предельной ответственностью отне­стись к спорту и спортизации физического воспитания в школе и других учебных заведениях, которая вроде бы критикуется, но тем не менее не исключается из “новых” концепций» [Найн, 1995]. И «дело здесь не столько в никому не нужной отчетности школ по спортивным результатам или суррогатам от­дельных видов спорта, представленных в школьной про­грамме, сколько в усугублении посредством спортизации проблем нравственного порядка. Бесспорно, у занима­ющихся спортом развиваются какие-то положительные качества личности, представления об этических нормах. Но бесспорно также и то, что для сферы физической культуры и спорта, особенно для той ее части, где господ­ствует «дух соревнования и соперничества», характерно значительное расхождение существующих там этических норм с общекультурными. Таким образом, усвоение детьми исключительно норм и образцов профессиональной этики, во-первых, антигуманно. Когда наступит момент осознания и осмы­сления разрыва ряда этих норм с общечеловеческими, ребенок, став уже взрослым, будет вынужден долго и упорно от них освобождаться. Будет происходить то, что мы в обыденной практике привыкли называть перевос­питанием. Во-вторых, это, как минимум, нерациональ­но для того же самого государства с нравственно-прак­тической точки зрения. Выйдя из профессиональной сре­ды в общественную, человек столкнется с множеством проблем. Опыт многих известных в прошлом спортс­менов свидетельствует о том, как трудно происходил у них процесс адаптации к “нормальной” жизни» [Найн, гостев, 1993]. На значительное расхождение существующих в спорте этических норм с общекультурными указывают в своих работах и другие авторы [см., например: Вольквайн, 2005; Егоров, 1991а,б, 1994; Сараф, 1999].

Чтобы «спортизация» физического воспитания приводила к позитивным результатам, как в физическом, так и в духовном оздоровлении детей и молодежи, и чтобы исключить указанное расхождение этических норм спортивной деятельности с общекультурными, в процессе спортивного воспитания необходимо использовать весь комплекс рассмотренных выше форм и методов этой педагогической деятельности. При этом требуются кардинальные изменения не только в организации спортивной подготовки на основе принципов, предлагаемых обсуждаемой концепцией, но и в способе организации игрового соперничества на спортивных соревнованиях [Столяров, 2007е].

Наряду с внутренними для спорта факторами к числу объективных факторов, оказывающих существенное влияние на все аспекты его социального значения, относятся и внешние для спорта факторы. Имеется в виду та общая социально–экономическая, политическая и культурная ситуация, которая существует в обществе, система принятых здесь ценностей, норм и образцов поведения, морального и материального поощрения поступков и действий людей. /29/ В современном обществе и различных его сферах до сих пор господствует (не декларативно, а реально) ориентация на сугубо прагматические, технократические, а не на гуманистические, духовно–нравственные ценности, на узкопрофессиональное, одностороннее, а не на гармоничное и разностороннее развитие личности, преобладает стремление к достижению успеха любой ценой. Это существенным образом влияет на сферу спорта, содействует тому, чтобы и в этой сфере приоритетными были те же самые прагматические, технократические ценности.

Таким образом, отмечая значительное влияние субъективных факторов на социальную значимость детского спорта, вместе с тем следует учитывать, что сознательная деятельность людей, в том числе детей и подростков, их поведение, ценностные ориентации, интересы и т. д. во многом обусловлены объективными факторами – внутренними, которые связаны с самим спортом, и внешними (лежащими вне сферы спорта).

Факторный анализ социальной значимости детского спорта имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Он позволяет определить перспективы и пути повышения его гуманистической ценности, преодоления или хотя бы смягчения связанных с ним дисфункциональных проявлений [см. Столяров, 1998б, 2007д].


Контрольные вопросы

1. В чем суть и каковы аспекты философской проблемы детского спорта? Каковы основные подходы к решению этой проблемы в научной литературе?

2. На какой основе разрабатывается философская методология решения вопроса о гуманистическом значении детского спорта? Каковы основные принципы эффективной методологии решения обсуждаемой проблемы?

3. В чем суть факторного анализа гуманистического значения детского спорта?

4. Главный вопрос теории и практики детского спорта?

5. Концепция «спортизации»? Ее суть, авторы, сторонники, проблемы и противники?

6. Назовите внутренние и внешние факторы, влияющие на детский спорт.
1.2. Проблема взаимоотношения спорта и политики

Дискуссия по проблеме взаимоотношения спорта и политики. Методология решения данной многоаспектной проблемы. Роль используемого понятийного аппарата

Основные положения социально-философской концепции взаимоотношения спорта и политики:


  • относительная независимость спорта от политики;

  • существование связи спорта с политикой;

  • влияние политики на спорт и обсуждение возможности избежать негативного влияния на спорт со стороны политики.

Анализ разнообразных форм связи спорта и политики:

  • использование спорта в политических целях;

  • спорт как сфера деятельности субъектов политики;

  • спортсмен как политическая фигура, его политическая активность;

  • политическое воспитание спортсменов и роль спорта в этом воспитании;

  • влияние социально-политической структуры общества на спорт и спортивную политику

Основные выводы
/30/ Проблема взаимоотношения спорта и политики – одна из наиболее сложных и дискуссионных социально-философских проблем спорта. Она привлекает значительное внимание философов и социологов. Так, в июле 1999 г. в Будапеште (Венгрия) состоялся международный конгресс, посвященный теме «Спорт и политика» [см. Gounot, Hofmann, 2000].

Особенно пристальное внимание ученых привлекает вопрос о связи спорта и политики применительно к олимпийскому движению. Об этом свидетельствует тот факт, что уже на первом официальном олимпийском научном конгрессе в Юджине /США/ в 1964 г. работала специальная секция «Спорт и политика», а 35-я сессия Международной олимпийской академии (1995 г.) была посвящена обсуждению темы «Спорт, олимпизм и политика» [см. Conclusions…, 1997]. Поднимается вопрос о необходимости развития особой научной дисциплины – политологии спорта, политической науки о спорте, которая ставит своей задачей глубокий и всесторонний анализ проблемы взаимоотношения спорта и политики [см.: Brohm, 1976а; Güldenpfennig, 2000; Güldenpfennig, Schulke, 1980].

Интерес к обсуждаемой проблеме обусловлен не только ее теоретическим, но и практическим значением. Нередко она возникает перед спортсменами, тренерами, организаторами спортивных соревнований в связи с необходимостью принять решение об участии или отказе от участия в них по каким-то политическим соображениям. Например, в ходе дискуссий относительно участия или неучастия в Олимпийских играх в Москве (1980 г.) и в Лос-Анджелесе (1984 г.) на первом плане в связи с этим были вопросы о том, относится ли спорт к сфере политики, какие отношения существуют между спортом и политикой, насколько спорт свободен и может противостоять требованиям, которые ему предъявляет политика и т. д. Тем или иным ответом на данный вопрос обосновывалось и соответствующее решение об участии в Олимпийских играх.

Анализу взаимоотношения спорта и политики посвящено множество научных публикаций – индивидуальные и коллективные монографии, сборники, диссертации, статьи. Отметим работы таких авторов, как П. А. Виноградов, С. И. Гуськов, А. А. Исаев, Р. М. Киселев, А. А. Козловский, В. С. Родиченко, П. А. Рожков, Н. И. Пономарев, В. М. Починкин, А. Б. Ратнер, А. В. Серебряков, П. С. Степовой, Ю. А. Фомин, J. M. Brohm, J. Deutsch, R. Espy, S. Güldenpfennig, J. Hargreaves, K. Heinilä, A. Hietanen, C. Krockow, A. Krüger, J. W. Loy, G. Lüschen, P. McIntosh, J. Meynaud, B. M. Petrie, H. E. Rösch, P. Seppänen, T. Varis, A. Wohl и др.

/31/ Однако в разработке обсуждаемой проблемы имеется немало изъянов, на которые справедливо обращает внимание Свен Гюльденпфенниг: «До сих пор существует нехватка систематических и глубоких исследований спортивной политики не только на государственном, но и на международном уровне… Большая часть публикаций входит в так называемую «серую зону», т. е. решение затронутых в них проблем по стилю находится между научной и журналистской манерой. В наше время имеется очень мало работ, затрагивающих вопросы спортивной политики и пользующихся при этом обоснованной методологией. Кроме этого, внесён незначительный вклад в теоретическое толкование политических аспектов в спорте, на который может ссылаться будущее поколение учёных в области политической науки о спорте, когда они будут соревноваться с другими направлениями спортивной науки» [Güldenpfennig, 2000, Р. 127-128].

Из многочисленных работ по проблеме особо следует отметить работы: Р. Испай «Политика и Олимпийские игры» [Espy, 1979], «Политика и спорт прежде и теперь» [Politik und Sport in Geschichte und Gegenwart, 1980], С. Гюльденпфенниг «Международные спортивные отношения между разрядкой и конфронтацией» [Güldenpfennig, 1981], в которых содержится большой фактический материал и сформулированы важные теоретические положения по обсуждаемой проблеме, а также сборник «Взаимоотношение спорта и политики с позиций гуманизма», изданный Гуманитарным центром «СпАрт» РГУФК в 2005 г. [Гуманистика соревнования. Вып. 3, 2005] и диссертацию А. В. Хлопкова [Хлопков, 2003], выполненную под руководством автора. Его собственная позиция по обсуждаемой проблеме наиболее полно изложена в работе «Взаимоотношение спорта и политики (социально–философский и методологический анализ)» [Столяров, 2005д]. Ниже дается анализ проблемы взаимоотношения спорта и политики с использованием материалов указанных работ.



Дискуссии по проблеме и методология их решения. По вопросу о взаимоотношении спорта и политики высказываются различные мнения, которые колеблются между двумя противоположными полюсами: либо считают, что спорт не должен иметь ничего общего с политикой («спорт – вне политики») и любую его связь с политикой следует рассматривать как искажение истинной природы спорта, либо полагают, что спорт по своей сути насквозь политичен.

В теоретическом плане сторонники концепции «спорт – вне политики» нередко опирались и опираются на положение о «самоцельности» спорта. Человек якобы реализует в спорте своё истинно природное и подлинно гуманистическое начало, кото­рое политика, вмешиваясь в спорт и нарушая его автономность, неизбежно извращает, и спорт может служить человеку только при том условии, если «соблюдается принцип политической экстерриториальности и нейтралитета». «Спорт является спортом лишь тогда, когда он имеет смысл в самом себе без каких бы то ни было политических или экономических целей» – писал, например, Карл Дим [цит. по: Коротков, 1974, С. 7].

/32/ Такая аргументация в защиту тезиса «спорт – вне политики» использовалась даже тогда, когда речь шла о борьбе с апартеидом в спорте. С 1966 г. основную тяжесть этой борьбы взял на себя Высший совет африканского спорта /КССА/, добившийся исключения ЮАР из олимпийского движения. Это произошло на 69-й сес­сии МОК в Амстердаме. Год спустя Генеральная ассамблея ООН приня­ла резолюцию с призывом ко всем спортивным союзам и организациям бороться с расовой сегрегацией. Однако против включения спортивных организаций в эту борьбу с апартеидом высказывался следующий аргумент: «если мы однажды согласимся на исполь­зование спорта в качестве средства решения внеспортивных задач, то возникнет прецедент, с которым впоследствии нельзя будет не считаться» [О возможности бойкота…, 1981, С. 10].

Однако обращение к концепции «спорт – вне политики» чаще всего вызывалось чисто практическими, конъюнктурными соображениями как повод для оправдания тех или иных действий, принятия определенных решений. Так, когда в феврале 1984 г. законодательное собрание штата Кали­форния отменило свое решение о запрете въезда на территорию штата на период ХХIII Олимпийских игр советской спортивной делегации и советских туристов, принятое 16 сентября 1983 г. после инцидента с южно-корей­ским самолётом, вторгшимся в воздушное пространство СССР, то в качестве обоснования отмены первоначального решения был использован аргумент о том, что спорт должен быть вне поли­тики. Когда администрация США развязала кампанию бойкота Олимпийских игр 1980 г. в Москве, спортсмены и спортивные организации капиталистических стран использовали данный лозунг для обоснования своего участия в Играх ХХII Олимпиады. Инициаторы олимпийского спорта обращались к концепции «спорт – вне политики» из тактических соображений: чтобы олимпийское движение стало широким международным социальным явлением, необходимо было остаться в стороне от политических амбиций правительств тех или иных государств, нужно было отстаивать и последовательно придерживаться тезиса о независимости спорта от складывающейся политической ситуации. Аполитичный лозунг «спорт – вне политики» использовался некоторыми политическими силами и в целях введения в заблуждение общественного мнения относительно своих подлинных интересов. К нему неоднократно прибегала Южно-Афри­канская Республика, пытаясь вернуться в олимпийское движение, из которого она была исключена на 69-й сессии МОК в 1970 г. в связи с проводимой в этой стране политики расовой дискриминации в спорте.

Концепция «спорт – вне политики» подвергается критике со стороны многих ученых и общественных деятелей [см. Починкин, 1985; Степовой, 1984; Томпсон, 1979; Фомин, 1988 и др.]. В ходе этой критики иногда признается не только тесная связь спорта с политикой, но и сама спортивная деятельность рассматривается как политическая [Джонсон, 1984; Драгунов, 2000; Kidane, 1999].

Неоднозначны и оценки связи спорта и политики. Иногда ее оценивают негативно, а иногда – позитивно. В случае негативной оценки полагают, что политика искажает суть спорта, и ссылаются на факты использования спорта в узкокорыстных политических целях, для разжигания национализма, шовинизма и т. д. /33/ В случае позитивной оценки указывают, например, на важную роль спорта в укреплении мира и дружбы между народами. Встречается и противоречивая характеристика данной связи [см., например, McIntosh, 1963]. Она проявляется, в частности, в том, что по одним конъюнктурным соображениям на передний план выдвигалась и выдвигается концепция «спорт – вне политики», а по другим – прямо противоположная концепция.

В основе указанных выше взглядов на взаимоотношение спорта и политики лежит ошибочная методология рассмотрения взаимоотношения спорта и политики. Основная особенность этой методологии – отсутствие всесторонности рассмотрения и комплексного подхода, как того требует диалектический метод исследования. В большинстве работ, посвященных обсуждаемой проблеме, как правило, выделяются и весьма произвольно выхватываются лишь отдельные аспекты данной проблемы, которые при этом нередко смешиваются, недостаточно четко отличаются друг от друга. За счет этого упрощается действительное положение дел.

В методологическом плане при обсуждении проблемы взаимоотношения спорта и политики важно учитывать все многообразные факты, характеризующие это взаимоотношение, выделять и четко дифференцировать такие разные аспекты этой проблемы, как, например: является ли спорт и любая связанная с ним деятельность политической; существует ли связь спорта и политики; каков характер и формы этой связи; влияет ли объективно (стихийно) спорт на политику; используются ли сознательно спортивные контакты в политических целях и в каких именно; должен ли спорт использоваться в этих целях и для чего конкретно; должны ли спортсмены и тренеры оставаться в стороне от любого политического использования спорта и т. д.

Важное значение при решении обсуждаемой проблемы имеет и используемый понятийный аппарат.

Понятие спорта, которое в данной работе используется при анализе взаимоотношения спорта и политики, было охарактеризовано выше. В понимании политики автор исходит из обоснованного в философской литературе [Блинов, Ожегов, Шереги, 1982; Владимиров, Зеленов, 1999] положения о том, что к сфере этого социального явления относятся: взаимоотношения между клас­сами, нациями, другими социальными группами по поводу государственной власти; направление, средства и методы деятельности государства, партий и других политических организаций; характер и формы участия различных социальных слоев в делах государства с целью осуществления своих интересов; внешнеполитические отношения государства, взаимодействие политических сил на международной арене и т. д. При этом важно собственно политические явления отличать от других социальных явлений, которые лишь так или иначе связаны с политикой, испытывают на себе влияние политики. Ниже будут использованы и такие связанные с политикой понятия, как «субъекты политики», «политическая деятельность», «социальная политика», «политический режим» и др., которые подробно характеризуются в работах по политологии [Введение в политологию, 1994; Владимиров, Зеленов, 1999; Политология, 1999; Холостова, 2001 и др.].

/34/ Перейдем к характеристике основных положений социально-философской концепции взаимоотношения спорта и политики.

Относительная независимость спорта от политики. Нетрудно заметить, что правила спортивных соревнований, особенности техники и тактики тех или иных видов спорта, закономерности тренировочного процесса, методика выполнения физических упражнений не являются политическими. Охарактеризованные выше исходные цели и задачи спортивной деятельности, ее культурное предназначение, система внутренне присущих спорту ценностей также не относятся к сфере политики. В этом смысле не существует «капиталистического» или «социалистического» спорта. Как отмечает немецкий политолог К. Кроков [Krockow, 1984], не существует «капиталистического», «социалистического» или «немецкого» прыжка в длину (так же как не существует, например, «немецкой» физики), а есть просто спортивный прыжок. Прыжок века Боба Бимона в Мехико 1968 г. не свидетельствует ни в пользу США, ни против них, ничего не говорит и о дискриминации или равноправии цветных в США. Другое дело, что потенциал спортивной деятельности с момента ее появления позволял использовать ее в политических целях.

Значит, в определенной степени, рассматриваемый сам по себе или как феномен культуры, спорт выступает как относительно независимое от политики социальное явление.

Эта особенность спорта не учитывалась сторонниками той точки зрения, широко распространенной, например, в нашей стране в 20-е годы прошлого столетия, когда спорт – в отличие от физкультуры – рассматривался как чисто «буржуазное» социальное явление.

Спортивные организации (в том числе олимпийские), основными задачами и целевыми установками которых является не завоевание государственной власти, а решение связанных со спортом социально-педагогических и культурных задач, не являются политическими организациями. Они объединяют людей, которые стоят на различных идейных позициях, разделяют различные политические взгляды. Конечно, они могут и должны заниматься политическими проблемами, но лишь в той мере, в какой эти проблемы касаются непосредственно спорта и олимпийского движения, их целей, задач, идеалов и ценностей, условий их успешной реализации. Эти организации должны активно участвовать, например, в борьбе за сохранение и укрепление мира, против расизма, национализма, шовинизма, религиозной нетерпимости, поскольку и спорт, и олимпийское движение могут успешно развиваться и решать свои задачи только в мирных условиях, при отсутствии какой-либо расовой или религиоз­ной дискриминации. Такой подход к пониманию целей и задач спортивного (включая олимпийское) движения получил название «политической автономии спортивного движения» [Güldenpfennig, 1981].

Хотя спортивные организации не являются политическими организациями в собственном смысле этого слова, но это не освобождает их от обязанности политического воспитания спортсменов (см. ниже).

Относительная независимость спорта от политики не означает также, что между ними вообще нет и не может быть какой–либо связи.

Проблема связи спорта и политики имеет ряд аспектов. /35/ Исходным из них является вопрос о том, существует ли вообще такая связь.

Существует ли связь спорта с политикой. В течение длительного времени господствовала концепция, согласно которой спорт – полностью независимая от политики, автономная сфера жиз­ни и развития человека. Так, МОК в течение длительного времени стремился представить олимпийский спорт в качестве движения, чуждого политике. Однако на деле ему не удавалось обойти стороной политические проблемы, так как целый ряд политических факторов оказывают существенное влияние на олимпийское движение и выдвигают перед ним политические проблемы.

К числу таких факторов относятся возникающие между странами – участниками Олимпийских игр и их НОКами – политические и идеологические разногласия. В связи с этим Игры выступают как арена, на которой они вступают между собой в противоборство и стремятся использовать их в качестве орудия пропаганды своих политических программ. Существенное влияние на олимпийское движение оказывают национальные интересы стран-участниц этого движения. Теоретически структура олимпийского движения создавалась как обособленная и наднацио­нальная. Но с целью развития олим­пийского движения и прак­тической организации Олим­пийских игр Кубертен раз­работал основополагающую систему национальных олимпийских комитетов, предусмотрев их исключи­тельное право националь­ного представительства на этих Играх. Тем самым возникла возможность использовать Олимпийские иг­ры как соревнова­ния спортсменов, объеди­ненных в национальные команды под эгидой НОКов, для пропаганды идей национализма и даже шовинизма, что расценивается как «основное зло» современных Олимпийских игр.

Отмеченные и некоторые другие факторы приводят к тому, что перед олимпийским движением постоянно возникали и возникают политические проблемы. Организаторы современных Олимпийских игр неоднократно сталкивались и должны были решать, к примеру, проблему отношения олимпийского движения к войнам и воюющим странам. Острые политические проблемы возникали перед МОК в связи с признанием НОКа той или иной страны, так как такое признание по существу означает ее международное политическое признание, хотя МОК и не обладает формальным дипломатическим статусом. Особенно острой эта политическая проблема стала в послевоенный период, в частности, в связи с решением вопроса о признании Олимпийских комитетов ФРГ и ГДР. Здесь МОК столкнулся и с юридической дилеммой, поскольку, согласно его правилам, страну мог представлять лишь один национальный Олимпийский комитет. В силу этого одновременное признание Олимпийских комитетов ГДР и ФРГ легализировало хотя бы и на уровне МОК существование ГДР как самостоятельного государства. Ситуация аналогичная германской возникла и в отношении Олимпийского комитета Китая, поскольку на этот титул стал пре­тендовать режим, обосновавшийся на острове Тайвань, несмотря на то, что в КНР уже был создан Олимпийский комитет. Еще одной важной политической проблемой, с необходимостью решения которой столкнулось олимпийское движение, был вопрос об исключении из него ЮАР. /36/ Впервые он был поставлен в 1955 г. международной федерацией бокса и до 1959 г. находился «под сукном», пока в 1959 г. член МОК от Советского Союза вновь поднял этот вопрос. В настоящее время такого рода политические проблемы возникают перед спортом в связи с новыми политическими тенденциями в развитии Европы, которые способны затронуть нации, а, значит, и национальные спортивные ор­ганизации и структуры.

Таким образом, олимпийское движение с самого начала и до наших дней тесно связано с политикой. Причем, эта связь не ослабевала, а, напротив, усиливалась. В соответствии с этим менялась доктрина руководителей олимпийского движения. Так, бывший президент МОК Эвери Брэндедж был убежденным сторонником идеи «раздельного существования» политики и спорта. Он любил повторять: «Наша организация существует не для того, чтобы менять государственный строй в какой бы то ни было стране». Его преемник лорд Килланин ограничивался уже только туманным утверждением, что спорт не следует использо­вать в политических целях [см. О возможности бойкота…, 1981, С. 12]. А вот мнение по данному вопросу Х. А. Самаранча: «Можно, конечно, говорить, что политика не имеет ничего общего со спортом, но вместе с тем должен заметить: происходящее на политической сцене отражается и на спорте» (Сов. спорт, 22 авг. 1990 г.). В зависимости от тех или иных аспектов связи Олимпийских игр с политикой меняется и их оценка. Встречаются самые противоречивые оценки: от таких, как «Олимпийские игры – замечательное мирное собра­ние молодежи мира», до таких: «Олимпийские игры – это сборища, на которых процветают шовинизм, политические бойни, это место, где человек становится роботом».

В 80-е годы концепция, согласно которой «спорт не может быть отделён от политики» стала преобладающей.

В пользу данной концепции свидетельствуют многочисленные факты и аргументы, в том числе:



  • неоднократное использование спорта в политических целях, а также о многочисленные инциденты в спорте, которые имели политическую окраску;

  • существенная зависимость организации спортивного движения от государственной политики и идеологии;

  • спортсмены, принося своей стране международные победы, выполняют не только спортивную, но и государственную миссию, поскольку способствуют укреплению государственного престижа, демонстрируют национальные возможности;

  • «идентификация населения с атлетами и общее стремле­ние к победе во имя национальной славы имеет политическое значе­ние, т. к. объединяет граждан, независимо от социального класса, расы и региональных различий» [Eitzen, 1980];

  • существует ряд причин, которые определяют связь между политикой и спортом: например, правительства государств непосредственно принимают участие в организации и финансировании Олимпийских игр и других крупных международных соревнований, а также в подготовке элитных спортсменов.

/37/ Значит, отмечая независимость спорта от политики, вместе с тем важно учитывать, что она является не абсолютной, а относительной: при определенных условиях, в силу определенных причин и в определенных формах имеет место связь спорта и политики.

Связь спорта и политики характерна для всех видов и разновидностей спорта. Однако в некоторых из них она проявляется наиболее ярко. Из видов спорта к числу таковых в первую очередь, пожалуй, следует отнести футбол, который иногда оценивается как «главный политический спорт ХХ века» [Бабич, 1999; Столяров, Самусенков, 2000; Сулейманян, 1999; Футбол…, 2000; Штемме, 1981; Kidane, 1999; Sugden, Tomlinson, 1998; Vinnai, 1970 и др.]. Что касается разновидностей спорта, то наиболее ярко связь спорта и политики проявляется в спорте высших достижений, и особенно в той его форме, в которой он выступает в олимпийском движении.



<< предыдущая страница   следующая страница >>