Интервью М. И. Башмакова на радио "Эхо Петербурга". 12. 02. 2010. Передача "На книжной кухне" - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Интервью М. И. Башмакова на радио "Эхо Петербурга". 12. 02. 2010. Передача "На книжной - страница №1/1

Интервью М. И. Башмакова на радио "Эхо Петербурга". 12.02.2010. Передача "На книжной кухне". Ведущие Наталья Дельгядо и Владимир Соболь.

Случалось ли вам нести книги в рюкзаках?

Я вспоминаю одну историю. Я много участвовал в экспедициях, которые готовили высотные восхождения. И там даже подготовленные ребята чувствуют себя плохо, плохо проходит акклиматизация. И вот при мне был разбор поведения одного из наших участников, который отстал от группы. Оказалось, что у него в рюкзаке лежала книга. Как на него все набросились! Несмотря на то, что он отстал и ему разгрузили рюкзак от общественного снаряжения, он положил к себе в рюкзак книгу. Но тем не менее, он вызывал у меня уважение, так как не хотел с ней расставаться. Про книги скажу, что они по настоящему имеют вес. В моей коллекции есть книга, которая весит двадцать килограммов. Так как я часто вожу книги с аукционов в маленьком чемодане, при сдаче багажа меня часто спрашивают, почему он у меня столько весит.



Какая книга была первой в вашей коллекции?

Это был тысяча девятьсот пятьдесят второй год – год Гоголя. И издательство Академии Наук решило выпустить массово небольшое академическое издание Гоголя в пяти томах, была объявлена свободная подписка в магазине «Академкнига» на Литейном. В те годы подписка сопровождалась большими очередями и проблемами. И вот появилась замечательная возможность сделать это. У меня скопились деньги от завтраков и я подписался. Эти пять томов до сих пор находятся у меня, хотя я в то время был обычным школьником.



Марк Иванович, известно так же, что вы являетесь обладателем книги с иллюстрациями Марка Шагала к «Мёртвым душам», ёще одна копия которой находится в Эрмитаже...

Да, но я считаю, что это не просто очередное издание Гоголя, а артефакт. На Западе издание этой книги было таким событием, оно готовилось около тридцати лет. Всё началось в тысяча девятьсот двадцать третьем, а появилась книга в тысяча девятьсот сорок восьмом, но до сих пор показ и знакомство с этой книгой является целым событием! Шагал незадолго до своей смерти побывал в России и посетил Эрмитаж, он сам подарил экземпляр своей книги в коллекцию Эрмитажа. Над созданием этой книги совместно работал целый коллектив. Издателем был Амбруаз Воллар – знаменитый продавец картин, который в двадцать третьем году попросил Шагала сделать иллюстрации к «Мёртвым душам». Четыре года Шагал делал около ста гравюр, в разных техниках исполнения. Они были напечатаны, но Воллар умер, в тридцать девятом году. Все материалы попали к другому издателю. Это был Фернан Марло. Была произведена доработка и в сорок седьмом – сорок восьмом году они приступили к печати книги. Для этой книги была изготовлена специальная бумага с водяными знаками и уникальные переплёты. Для многих экземпляров были сделаны отдельные заказы на переплёты. Издатель указал, куда нужно вставить гравюры, и сам Шагал сделал оглавление, не текстовое, а маленькими картинками.



К слову о Амбруазе Волларе. Все знают эту личность по фильму «Приключения принца Флоризеля», где Банионис сыграл персонажа по кличке «Клечаттый». И в одном из моментов фильма показывался портрет Клетчатого – это тот самый портрет Амбруаза Воллара…

Вы знаете, я узнал, что в Москве готовится выставка на тему Воллара. По большей части он занимался картинами почти сорок лет, но также издал двадцать четыре книги, а двадцать семь остались недоделанными. Из тех двадцати четырех у меня есть почти все. Мне интересно, что выставят в Москве.



Как известно, именно Воллар придумал книгу художника.

Я предлагаю называть её книгой мастера. В ней фигура художника является центральной в каком-то смысле, но равноправную роль в подготовке книги всё-таки играли различные мастера, то есть архитекторы книги. Во Франции есть словосочетание «Livre artist». Слово «артист» включает в себя понятие «мастер». Это может быть мастер живописи, мастер текста и т. д.



Книги каких издательств вы ещё собираете?

Для меня издатели делятся на несколько типов. Например, издательство Вита Нова ориентируется на известные классические тексты, либо античные тексты, либо известные поэтические тексты, либо, скажем так, «вечные книги» типа «Дон Кихот». И для работы с ними создавали коллектив. И параллельно существовали издатели и издательства, которые видели свою задачу в том, чтобы помочь начинающим или малоизвестным авторам и художникам. Но меня больше привлекают статические тексты, где требуются новые комментарии, где нужно привлечь новых специалистов и где параллельно нужно подобрать хороший художественный ряд, который не является просто картинками к сюжету.



Как вы представляете будущее рукотворной книги с учётом того, что сегодня книга уходит в интернет или в дешевые издания?

Для меня книга, изданная сто лет назад, тиражом сто – сто пятьдесят экземпляров считается частой. Они все сохраняются. А пятьдесят, двадцать – это уже мало и труднодоступно, хотя многие из них присутствуют в моей коллекции. Интересно то, что сегодня я иногда не могу найти книгу тиражом в сто тысяч. Это трудный вопрос, такая судьба у книги. Книга должна изменить свой внешний облик. Например, в сороковые-пятидесятые годы, книгу домой было получить очень трудно, нужно было идти в библиотеку, и никто не обращал внимание на шрифт или переплёт. Сейчас всё немного не так. Нужно обязательно, чтобы книга было произведением искусства. В конце концов, может быть, и правильно, что книги, издающиеся колоссальным тиражом и не представляющие особой ценности, можно посмотреть с экрана компьютера. А коллекционеры собирают не только старые уникальные книги, но также и современные. Даже существуют издательства, которые на этом специализируются.



Мешает ли нам материал, который мы проходили в школе, любить произведения, например, те же «Мёртвые души»?

Ну, это зависит от того, кто был учителем литературы. Но общая обстановка всё-таки влияет. Уроки литературы сегодня всё больше связываются с другими предметами, которые нуждаются в культурно-историческом контексте. Именно этим и занимается наш центр культурно-образовательных программ. Восемнадцать лет назад мы начали сначала в нашем городе, а потом по всей стране и затем по всему миру игру, игровой конкурс, он называется «Кенгуру». По стране в этом конкурсе участвуют более двух миллионов человек. Это даже внесено в книгу рекордов Гиннеса: общая сумма по миру почти пять миллионов, и мы здесь играем центральную роль. Мы выработали новую технологию, работая с учителями, соединив всё в сеть. Это привело к созданию параллельных проектов, работающих по той же технологии, таких как конкурс «Золотое руно» (история мировой культуры), конкурс «Английский бульдог», посвященный английскому языку, конкурс «Кит», посвященный компьютерной информатике… Недавно мы начали конкурс «Человек и природа». Всё это вместе включает в себя книгу и обучение в школе, и в каждом направлении выходит за пределы изучения определённого предмета. То есть мы связали литературу с другими предметами. Я выпустил учебники по математике – это комплект из двадцати книг. Если вы посмотрите обложку такой книги, то вы увидите надпись «у нас в гостях». Наряду с математиками там могли побывать и Пушкин, и Вяземский, и Бродский. С другой стороны – Малевич, Шишкин и так далее. Плюс история науки и история математики. И всё это выполнено в едином контексте. Мне кажется, что сейчас школа идёт именно в этом направлении, когда надо думать в целом о развитии человека. В конце концов, если человеку понадобятся конкретные навыки, он сможет научится этому отдельно.



Чарльз Ноу – писатель и инженер – в пятидесятых годах опубликовал книгу «Две культуры», в которой пытался доказать, что развитие культуры строго разделяется на направление естествознания и гуманитарное направление. Каково ваше мнение?

У меня собирались друзья и знакомые с гуманитарным образованием, и они удивлялись событиям, которые параллельно происходят, например, у физиков и математиков. У каждого из этих слоев – гуманитарной и естественной культуры – существуют свои традиции, и сегодня появилось много звеньев, соединяющих эти две параллельные плоскости – это те же издательства, школы, где математики не могут работать без гуманитарной культуры.



Возможно с вашей помощью и с помощью ваших учеников проинтегрировать человека, создать из него если не просвещённого, то хотя бы человека разумного, живущего в современном мире?

Да, это обязательно надо, но здесь вопрос стоит не в массовости. Всегда было так, что существовали центры притяжения, конкретные люди, обладающие соответствующей культурой и знаниями и притягательной силой, тем, что стали потом называть харизмой. Возле них постоянно собираются люди, сохранение и увеличение таких «точек» идёт полным ходом.



Какой будет книга, по-вашему, лет через двести?

Не хочу быть прорицателем, но убеждён, что искусство книги будет только расцветать, благодаря появлению новых технических возможностей. Это позволит укрепить статус книги и ее возможности. Это связано с качеством бумаги, с качеством воспроизведения иллюстраций так далее



У каждого коллекционера есть мечта, а у вас?

Если говорить о мечте, то я мечтаю о том, чтобы в нашем городе появился музей книги. Я не очень люблю, когда меня называют коллекционером. Когда я стараюсь что-то найти, я сразу думаю, кому я это покажу, так как у меня много учеников и знакомых. Мы постоянно устраиваем всякие собрания, и я думаю, как можно использовать материалы из какой-то книги из моей коллекции в современном издании. Но если говорить о мечте собирательской, я бы сказал, что существуют книги, которые стали такими же значительными, как картина. В моих интересах – это книги связанные с Россией, как по текстам, так и по художникам. Сейчас в России проходит год Франции, и внутренняя связь русских писателей и художников с французскими настолько интересна, что именно в этом направлении происходят мои поиски.