Инновационные методы лечения миомы матки 14. 00. 01 Акушерство и гинекология - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа послевузовской профессиональной подготовки специалистов... 8 1410.17kb.
Особенности дисгормональных заболеваний молочных желез у девочек... 1 344.21kb.
Клинико-патогенетическое обоснование применения антигестагена в комплексной... 1 291.59kb.
Министерство здравоохранения россии 6 2870.94kb.
Современные методы лечения табакокурения 1 142.53kb.
Программа международной научно-практической конференции им. 1 280.19kb.
Семинар для учителей истории по теме: «Использование межпредметных... 1 45.61kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 1 154.07kb.
«прогностическое значение компонентов врожденного иммунитета (tlr2... 1 312.82kb.
Перечень вопросов к вступительному экзамену в ординатуру по травматологии... 1 71.36kb.
Домашние способы лечения глазных заболеваний 1 116.51kb.
Дополнительного образования детей муниципального образования «город... 1 94.44kb.
- 4 1234.94kb.
Инновационные методы лечения миомы матки 14. 00. 01 Акушерство и гинекология - страница №2/2


Изменения PSV, RI, PI в кровеносных сосудах миомы у больных после ЭМА (M±SE)




PSV

RI

PI




по периферии

в

центре


по

периферии



В

центре


по

периферии



в

центре


До лечения

28,6±5,6

16,7±4,8

0,56±0,1

0,54±0,1

0,92±0,2

0,89±0,2

После лечения

-

-

-

-

-

-

р

н.зн.

н.зн.

н.зн.

p<0,05

н.зн.

p<0,05

Таким образом, эффективность непосредственно операции ЭМА была достаточно высокой вследствие отсутствия кровотока внутри наибольших узлов у всех больных и по периферии у 66 пациенток. Только у 4-х больных через 7—10 дней и через 3 мес. после ЭМА сохранялся слабый кровоток в капсуле узлов, но отсутствовал в паренхиме. При сопоставлении этих данных с данными сокращения объема матки и доминантного узла именно у этих 4-х больных отмечено более медленное изменение последних показателей. После ЭМА только через 7—10 дней наблюдалось некоторое снижение кровотока в маточных артериях, через 3 мес. показатели соответствовали исходным.

Ни в одном наблюдении после ЭМА не потребовалось выполнение гистерэктомии и миомэктомии. Через 3—3,5 г. после ЭМА у 42 (79,2%) пациенток менструальный цикл регулярный, они отмечали уменьшение менструального кровотечения, у 11 (20,8%) возникла менопауза (в возрасте 46—49 лет). Все женщины отмечали исчезновение болей и давления на соседние органы.

В заключении можно сделать вывод, что ЭМА является одним из наиболее современных, малоинвазивных, безопасных, высокоэффективных органосохраняющих методов лечения миомы матки, который должен широко внедряться в клиническую практику гинекологических стационаров. ЭМА может проводиться при всех локализациях миоматозных узлов (за исключением субсерозных узлов на тонком основании), независимо от количества узлов и размеров, поскольку мы не обнаружили различий в скорости и/или эффективности сокращений их в зависимости от размеров. Обосновано применение ЭМА у пациенток с экстрагенитальной патологией (гипертоническая болезнь, варикозное расширение вен нижних конечностей и вен малого таза и т.д.), поскольку риск при оперативном вмешательстве (соответственно при анестезиологическом пособии) намного выше. По нашим данным, эта малоинвазивная эндоваскулярная операция в течение 3—3,5 лет приводит к уменьшению размеров матки и миоматозных узлов на 78,9 и 81,3%, (р<0,05) соответственно, быстрому устранению клинических симптомов заболевания (95%). Все наши пациентки трудоспособны, практически все высказали удовлетворенность проведенной процедурой и были не разочарованы в выборе ЭМА в качестве основного метода лечения.



Результаты обследования и лечения больных с миомой матки

методом ФУЗ-МРТ аблации

В результате проведенных рандомизированных исследований направление на ФУЗ-МРТ аблацию миомы получили 43 больные с миомой матки репродуктивного и пременопаузального возраста (от 27 до 55 лет, средний возраст — 41,0±1,2 г.), с клиническими симптомами миомы матки.



Показаниями к ФУЗ-МРТ аблации миомы матки явились: меноррагии, болевой синдром, симптомы сдавления соседних органов, размеры миоматозных узлов от 2 до10 см, интерстициально-субсерозные, интерстициальные и интерстициально-субмукозные узлы, количество миоматозных узлов не более 3—4.

Противопоказаниями для ФУЗ-МРТ аблации миомы явились: грубые послеоперационные рубцы на передней брюшной стенке, выраженное retroflexio-versio, ожирение II—III степени, размеры миоматозных узлов менее 2 см, тяжелые аллергические реакции на контрастные вещества.

Противопоказания для проведения МРТ: клаустрофобия, наличие крупных ферромагнитных имплантантов и/или трансплантатов, наличие искусственных водителей ритма сердца и вживленные электронные системы подачи лекарственных препаратов.

Большинство пациенток (74,4%) были в репродуктивном возрасте. Это придало особую актуальность выполнению ФУЗ-МРТ аблации миомы матки в качестве основного метода лечения, направленного на устранение основных клинических проявлений миомы матки и возможность сохранения репродуктивной функции. У 30,2% пациенток отмечались боли внизу живота периодического характера слабой интенсивности. Нарушение менструального цикла по типу мено-метроррагии отмечено у 16,3% больных. Обращали на себя внимание наличие жалоб на слабость у 34,8% больных, учащенное мочеиспускание — у 42%. У 1 больной (в возрасте 55 лет) жалобы были на чувство сдавления соседних органов в виде дизурических явлений и постоянные запоры. Роды

имели 40 (93%) женщин, искусственные аборты — 26 (60,5%), привычное невынашивание и внематочная беременность составили одинаковый процент случаев (7,0%). Бесплодие ни у одной больной не наблюдалось. ФУЗ-МРТ аблация миомы матки проводилась трем нерожавшим женщинам (7%) в связи с категорическим отказом больных от оперативного вмешательства, наличием обильных длительных менструаций и «доступного» единичного интерстициального миоматозного узла для ФУЗ-МРТ аблации — по передней стенке матки размером 5,0—6,0 см, а по МРТ – исследованию тип миомы — «темная».

Всем больным было проведено РДВ полости матки под контролем гистероскопии. По данным результатам гистологического исследования соскобов эндометрия у 69,8% больных сохранился овуляторный менструальный цикл, в то время как очаговая гиперплазия эндометрия наблюдалась у 7 (16,3%) женщин и эндометрий без функциональной активности у 5 (11,6%) больных. При гистероскопии у 5 женщин (11,6%) выявлена деформация и/или увеличение полости матки за счет субмукозного расположения узлов (I и II типа), у 8 (18,6%) — аденомиоз I и II степени.

До ФУЗ-МРТ аблации миомы, концентрации ФСГ и E2 у 32 женщин соответствовали значениям пролиферативной фазы менструального цикла для женщин репродуктивного возраста, в 10 случаях (женщины в возрасте 47—49 лет) отмечалось повышение уровня ФСГ (до 83,4 мЕ\л) и снижение E2 (до 41,2 пмоль/л), что свидетельствовало об уменьшении фолликулярного резерва яичников в пременопаузе. Одна пациентка находилась в постменопаузе (плазменная концентрация ФСГ составляла 85,7 мЕ/л, E2 — 39,6 пмоль/л).

В процессе обследования, при УЗИ органов малого таза у 24 (55,8%) женщин была выявлена множественная миома матки, у 19 (44,2%) — единичный миоматозный узел. При УЗИ выявлено, что средний объем тела матки (учитывались размеры матки вместе с узлами) колебался от 82,0 до 687,5 см³, составив в среднем 240,0±28,0 см³. Диаметр доминантного узла варьировал от 2,0 до 9,0 см, а средний объем его достигал 109,0±14,8 см³ (min — 18,7, max — 382,3 см³ (p<0,05). Общее количество миоматозных узлов (объемом более 10 см³) достигало 63, из них 32 располагались интерстициально, 26 — субсерозно на широком основании и 5 узлов имели субмукозную локализацию I и II типа. У 9 (21%) больных миома сочеталась с аденомиозом (определялись отдельные кисты в толще миометрия и неоднородность ткани миометрия), у одной из них выявлена узловая форма аденомиоза. Показатели RI, PI, PSV в восходящих ветвях маточных артерий у всех больных не отличались от нормативных (женщины репродуктивного возраста без миомы матки). Скорость кровотока внутри доминантных узлов (18,4±5,9 см/с) ниже скорости кровотока по периферии (29,3±8,5 см/с), (p<0,05). Для определения возможности и целесообразности проведения ФУЗ-МРТ аблации миомы матки 43 пациенткам проведена магнитно-резонансная томография с целью уточнения локализации миоматозных узлов, их размеров, количества и изучения интенсивности изображения миоматозных узлов по сравнению с нормальным миометрием, топографического взаимодействия с крестцом, петлями кишечника, мочевым пузырем, кожей. Также оценивалась степень увеличения матки, ассиметрия ее стенок, степень деформации полости матки особенно при наличии субмукозных узлов. Учитывая частое сочетание миомы матки и аденомиоза, оценивалась степень изменения переходно-соединительной зоны, ее утолщение за счет пенетрации базального слоя эндометрия (его железистого и стромального компонентов).

ФУЗ-МРТ аблация миомы матки у 20 (46,5%) из 43 больных прошла без технических трудностей. При проведении базовой МРТ органов малого таза у 14 (32,6%) из 43 женщин возникли непредсказуемые интраоперационные трудности (расположение петель кишечника между передней стенкой матки и передней брюшной стенкой), несмотря на «доступность» миоматозного узла при диагностической МРТ органов малого таза. Этим больным проводили висцеральный массаж и наполнение мочевого пузыря теплым 0,9% раствором натрия хлорида в количестве 450—500 мл в коленолоктевом положении больной. Затем проводили повторную базовую МРТ органов малого таза. Данная манипуляция была эффективной и ФУЗ-МРТ аблация миомы матки удалось провести у 7 из 14 больных. У 7 больных на МРТ-снимках расстояние между крестцом и миоматозным узлом по задней стенке было меньше 4 см. В связи с этим в прямую кишку вводили специальный баллон, что у всех больных привело к доступности миоматозного узла для воздействия ФУЗ-энергией. У 4 больных с послеоперационными рубцами на передней брюшной стенке (у 1 — нижнесрединный рубец и у 3 — кожный рубец по Пфаненнштилю), ФУЗ-МРТ аблация прошла успешно без технических сложностей и осложнений во время и после ФУЗ-МРТ процедуры. Наличие МРТ-типов миомы «белая» и «серая» у 2 больных не привело к нагреву миоматозных узлов, в связи с плохой поглощаемостью тканью миомы фокусированного ультразвука и нагревом ее ткани всего лишь до 40—45ºС. При увеличении энергии до 3000—3500 Дж, мощности до 120—160 Вт, больные отмечали боли внизу живота, в крестце, что вынудило отказаться от продолжения лечения. Из 34 успешных ФУЗ-МРТ аблаций манипуляция проводилась однократно у 30 больных и двухкратно — у 4 в связи с техническими трудностями (у 2 больных — из-за наличия МРТ-типа миомы «белая» и МРТ-типа миомы «серая», у 2 больных — в связи с частичным интерпонированием петель кишечника между передней стенкой матки и передней брюшной стенкой).

Таким образом, ФУЗ-МРТ аблация миомы матки была эффективной — у 34 и неэффективной — у 9 больных (из них у 7 — в связи с расположением петель кишечника между передней стенкой матки и передней брюшной стенкой; по одному случаю было наличие МРТ-типа миомы «белая» и МРТ-типа миомы «серая».

Состояние больных во время проведения ФУЗ-МРТ аблации было удовлетворительным. Во время соникаций у 16 женщин наблюдались тянущие боли внизу живота, у 2 — боли в крестце, иррадирующие в ногу и жжение кожи. Частота пульса у больных наблюдалось в среднем в пределах 80—85 ударов в 1 мин, артериальное давление — до 120/80 мм рт. ст. Хотелось бы отметить, что осложнений во время проведения ФУЗ-МРТ аблации миомы не наблюдалось. Средняя интраоперационная эффективность ФУЗ-МРТ аблации миомы матки оценивалась на основании объема зоны «без перфузии», т.е. зоны воздействия ФУЗ на участок миомы матки (по данным МРТ с контрастированием), и в среднем она составила 81,2%. У 32 (94%) больных интраоперационная эффективность ФУЗ-МРТ аблации миомы матки составила в среднем 70,0±0,3% (от 50 до 90%), у 2 больных интраоперационная эффективность составила в среднем 40,0±0,2% (от 30 до 50%), больным было предложено наблюдение в течение 3—6 мес. с последующим решением о возможности проведения других органосохраняющих методов лечения миомы матки или проведения повторной ФУЗ-МРТ аблации миомы. У 4 (11,8%) больных интраоперационная эффективность составила только 20—30%, что было обусловлено: 1) наличием МРТ-типом миомы «серая» и МРТ-типом миомы «белая» — у 2 (5,9%) больных; 2) частичным расположением петель кишечника между передней стенкой матки и передней брюшной стенкой — также у 2 (5,9%) больных. Этим больным было предложено оперативное лечение, объем которого определялся в соответствии с их репродуктивными планами. В раннем послеоперационном периоде у 3 (8,8%) женщин в течение суток наблюдались боли внизу живота тянущего характера, которые купировались применением нестероидных противоспалительных препаратов. В течение двух суток у 2 (5,9%) больных сохранялась субфебрильная температура до 37,0—37,2ºС, у 3 (8,8%) отмечался лейкоцитоз до 11 тыс. Кровянистые или сукровичные выделения из половых путей отсутствовали. Среднее время пребывания больных в стационаре после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки составило в среднем 1,1±0,3 суток. Большинство (96%) пациенток вернулись к своей обычной деятельности через одни сутки.

Через 7—10 дней после ФУЗ-МРТ аблации миомы больным было проведено УЗИ органов малого таза с ЦДК. Объем матки уменьшился в среднем на 23,6% и объем доминантного узла — на 21%. По данным ЦДК, кровоток внутри узла сразу после проведения ФУЗ-МРТ аблации миомы отсутствовал у 32 больных, уменьшение интенсивности кровотока в центральных отделах узлов отмечено у 2 больных.

Таким образом, эффективность непосредственно ФУЗ-МРТ аблации миомы была достаточно высокой вследствие отсутствия кровотока внутри миоматозных узлов у 32 больных. Только у 2 больных в течение 3 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы сохранялись единичные цветовые локусы, соответствующие кровеносным сосудам по периферии узлов. Показатели периферического сопротивления у данных женщин были несколько выше по сравнению с исходными. Данное обстоятельство свидетельствовало о достижении цели — термическом некрозе миоматозных узлов, подвергшихся ФУЗ-МРТ аблации. У 1 больной кровоток в центре миоматозного узла сохранился (МРТ-тип «белая» миома).

Через 3 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы на динамическое обследование явилось 30 больных, из них у 29 — менструальный цикл сохранился, одна пациентка (возраст 55 лет) находилась в постменопаузе до ФУЗ-МРТ процедуры. В течение первых 3 менструальных циклов у 28 больных наряду с уменьшением размеров опухоли наблюдалось уменьшение менструальной кровопотери, болей и давления на соседние органы. Только у 2 больных отмечались боли тянущего характера во время менструации, у 3 сохранились обильные менструации, не приводящие к анемизации. Через 3 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки у 2-х больных, у которых интраоперационная эффективность ФУЗ-МРТ аблации составила в среднем 40,0±0,2% (от 30 до 50%), отсутствовали жалобы на обильные, болезненные менструации, также отмечалось значительное уменьшение размеров матки и миоматозных узлов и в связи с тем, что они были в возрасте 48—49 лет было решено от проведения повторной ФУЗ-МРТ аблации миомы воздержаться. По данным МРТ органов малого таза, через 3 мес. после ФУЗ-МРТ аблации объем матки уменьшился в среднем на 31,1% (252,4±29,9 против 173,9±19,4 см³), объем доминантного узла — на 40% (132,8±10,1 против 79,7±6,9 см³). При проведении МРТ органов малого таза с контрастированным усилением у 28 женщин зона «без перфузии» составляла свыше 50%, у 2 — меньше 30% от объема узла, что связано с наличием МРТ-типов миомы «серая» и «белая».

Таким образом, процедура ФУЗ-МРТ аблации миомы матки была проведена 34 больным. Эффективность непосредственно операции ФУЗ-МРТ аблации была достаточно высокой на основании прекращения кровотока в миоматозных узлах у 32 (94%) больных и уменьшения интенсивности кровотока в центральных отделах узлов у 2 (6%) больных, через 3 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы отмечалось значительное сокращение объема матки (в среднем на 31%) и миоматозных узлов в (среднем на 40%).

Через 6 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки на контрольное динамическое обследование явились 27 пациенток. У 26 пациенток менструальный цикл сохранился, одна пациентка находилась в постменопаузе. Все обследованные больные отмечали, что менструации стали регулярными, умеренными и безболезненными. Функция соседних органов не страдала. Через 6 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы у 17 женщин концентрации ФСГ и E2 соответствовали значениям пролиферативной фазы менструального цикла для женщин репродуктивного возраста, в 9 случаях (женщины в возрасте 47—49 лет) отмечалось повышение уровня ФСГ (до 82,8 мЕ\л) и снижение E2 (до 36,2 пмоль/л), что свидетельствовало об уменьшении фолликулярного резерва яичников в пременопаузе.

По данным УЗИ органов малого таза, через 6 мес. после ФУЗ-МРТ аблации объем матки сократился на 36,3%, доминантного узла — на 43,7% (от первоначальных размеров), (р<0,05). Анализ допплерометрических показателей выявил достоверные изменения численных значений PSV, RI и PI в немногочисленных цветных локусах, определяемых по периферии миоматозных узлов, по сравнению с первоначально полученными данными (р<0,05), (табл.4).

Таблица 4.



Изменения PSV, RI, PI в миоматозных узлах через 6 месяцев

после ФУЗ-МРТ аблации (M±SE)




PSV

RI

PI

По периферии

В центре

По периферии

В центре

По периферии

В центре

До

лечения


25,3±5,7

19,4±5,9

0,74±0,1

0,62±0,1

1,67±0,4

0,98±0,2

После

лечения


26,2±6,3

-

0,78±0,1

-

1,68±0,4

-

р

н.зн.

р<0,05

н.зн.

р<0,05

н.зн.

р<0,05

По данным табл.4., кровоток в центральных отделах миоматозных узлов отсутствовал (р<0,05).

Таким образом, эхографические и допплерографические показатели, полученные в ходе обследования больных до и после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки, свидетельствуют не только об уменьшении размеров доминантных узлов, изменении их эхографической структуры, но и также о снижении кровоснабжения и интенсивности кровотока по периферии миоматозных узлов за счет повышения резистентности сосудистой стенки и отсутствии кровотока в центральных отделах.

Через 8 мес. после ФУЗ-МРТ аблации одной пациентке с МРТ-типом миомы «белая» произведена лапароскопическая миомэктомия в связи с отсутствием положительного эффекта от лечения.

При повторном динамическом исследовании 19 пациенток через 12 мес. после ФУЗ-МРТ аблации во всех случаях отмечалась положительная динамика заболевания в виде регресса клинических симптомов миомы матки, уменьшения объемов миоматозных узлов (особенно крупных) и объемов матки. У наших пациенток было отмечено улучшение общего состояния: в 98% случаев были устранены симптомы менометроррагии, в 97% — болевой синдром, в 83% — проявления сдавления соседних органов. Через 12 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки 19 пациенткам проводилось контрольное МРТ с контрастированием (остальным 15 пациенткам не проводилось в силу высокой стоимости данного метода исследования и из-за дальнего места жительства пациенток). Так, по данным МРТ органов малого таза с контрастированием, зона «без перфузии» в миоматозных узлах составила в среднем 88%, что свидетельствует о высокой результативности данного метода лечения.

Таким образом, клиническая эффективность ФУЗ-МРТ аблации миомы матки через 12 мес. составила 93%. По данным МРТ органов малого таза (через 12 мес.) у всех пациенток отмечалось значительное сокращение объемов матки и доминантных миоматозных узлов в среднем на 42,2 и 46,4%, (р<0,05). Эффективность ФУЗ-МРТ аблации миомы матки (по данным УЗИ с допплерометрией) была достаточно высокой на основании прекращения кровотока в центре миоматозного узла у 100% больных и уменьшения кровотока по периферии миоматозного узла у 63% больных. Все пациентки были трудоспособны сразу же после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки. Все высказали удовлетворенность проведенной процедурой и были не разочарованы в выборе данного метода лечения.



Оценка качества жизни пациенток с миомой матки до и после проведения ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации

В соответствии с поставленными задачами все пациентки после проведенного анкетирования до проведения ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы матки были разделены на 3 группы по значению критерия индекса тяжести состояния (ИТС). Его значения рассчитывались по формуле:

Полученная сумма баллов – min возможное значение

Индекс тяжести состояния =--------------------------------------------------------------------------• 100

Возможное исходное значение

Сумма баллов первых 8 вопросов оценивалась из расчета: никогда – 1 балл, всегда – 5 баллов. Значения от 0 до 30 определили как легкую степень проявления миомы матки, от 30 до 60, и более 60 как среднюю и тяжелую степени, соответственно (табл. 5).

Таблица 5.

Средние значения индекса тяжести состояния, объемов матки и узлов в исследуемых группах больных до ЭМА (n=92)

группы

Степень тяжести заболевания

Значения индекса тяжести состояния

Средний индекс тяжести

Средний

V матки


Средний V

доминантного узла



I (n=19)

легкая

до 30%

22,3±6,8

253,2±128,4

112,0±84,7

II (n=55)

средняя

от 30 до 60%

44,8±7,1

328,5±142,1

120,3±92,2

III (n=18)

тяжелая

более 60%

71,2±4,5

796,3 ±184,6

278,7±134,3

I группу составили 19 пациенток с миомой матки, среднее значение ИТС больных составило 22,3±6,8% (min и max значения составили 2 и 27%). Средний объем матки и доминантного миоматозного узла составили 253,2±128,4 и 112±84,7 см³ соответственно. II группу составили 55 пациенток с миомой матки. Среднее значение ИТС больных составило 44,8±7,1% (min и max значения составили 31 и 58%, соответственно). Средний объем матки и доминантного миоматозного узла составили 328,5±142,1 и 120,3±92,2 см³ соответственно. Наиболее выраженные проявления симптомов были отмечены в III группе (18 больных). Средний ИТС больных составил 71,2±4,5% (min и max значения составили 62 и 76% соответственно). Средний объем матки и доминантного миоматозного узла составили 796,3±184,6 и 278,7±134,3 см³ соответственно.

Проанализировав результаты анкетирования больных до проведения ФУЗ-МРТ аблации миомы матки, больные были также разделены на 3 группы по значению критерия индекса тяжести состояния (ИТС): легкую, среднюю, тяжелую (табл. 6.).

Таблица 6.



Средние значения индекса тяжести состояния (ИТС), объемов матки и узлов в исследуемых группах больных до ФУЗ-МРТ аблации миомы матки (n=43)

группы

Степень тяжести заболевания

Значения индекса тяжести состояния

Средний индекс тяжести

Средний V матки

Средний V

доминантного узла



I (n=14)

легкая

до 30%

21,5±5,6

238,1±108,4

107,3±72,1

II (n=20)

средняя

от 30 до 60%

43,2±6,1

310,4±128,7

116,8±83,4

III(n=9)

тяжелая

более 60%

68,7±3,8

684,2±189,1

267,4±122,5

I группу составили 14 пациенток с миомой матки, среднее значение ИТС больных составило 21,5±5,6% (min и max значения составили 3 и 28%).Средний объем матки и доминантного миоматозного узла составили 238,1±108,4 и 107,3±72,1 см³ соответственно. II группу составили 20 пациенток с миомой матки. Среднее значение ИТС больных составило 43,2±6,1% (min и max значения составили 32 и 56% соответственно). Средний объем матки и доминантного миоматозного узла составили 310,4±128,7 и 116,8±83,4 см³ соответственно. Наиболее выраженные проявления клинических симптомов были отмечены в III группе (9 больных). Средний ИТС больных составил 68,7±3,8% (min и max значения составили 62 и 73% соответственно). Средний объем матки и доминантного миоматозного узла составили 684,2±189,1 и 267,4±122,5 см³ соответственно.



Оценка индекса тяжести состояния (ИТС) и шкал качества жизни (ШКЖ) больных с миомой матки до и после ЭМА

При оценке результатов ЭМА отмечен выраженный регресс симптоматики миомы матки и, как следствие этого, значительное уменьшение значений ИТС больных во II и III группах, при этом значения ИТС через 6 мес. составили 17,4 и 12,6%, соответственно. Таким образом, уменьшение ИТС больных во II и III группах через 6 мес. после ЭМА составило на 27,4 и 58,6% соответственно. Что касается изменений в I группе, то они были самыми незначительными и составили 11,7%±3,4 (уменьшение на 10,6%), причем следует отметить, что min и max значение его составили 2 и 20% соответственно. Было установлено, что ИТС больных после проведенной ЭМА сопоставим во всех трех группах, что может свидетельствовать об эффективности данной операции, как у пациенток с невыраженной симптоматикой, так и в тяжелых случаях. При оценке параметров ШКЖ до ЭМА наименьшие показатели были отмечены в III группе, причем общий индекс качества жизни (ИКЖ) в ней составил 55,3%±11,4. Необходимо отметить сравнительно небольшое снижение значений ШКЖ у больных I группы до ЭМА по сравнению со значениями ШКЖ у больных II и III группы, что связано с легким течением заболевания и низким значением ИТС больных. В I группе больных, после выполнения ЭМА, практически отсутствует динамика изменений значений ШКЖ, при этом достоверно статистически значимо улучшение только по параметру «контроль».

Среднее значение ИКЖ через 6 мес. после ЭМА составило 82,3%±5,3 (увеличение на 23,6%). Наибольшее увеличение средних значений (улучшение) отмечено по параметрам: обеспокоенность — 84,7%±5,0 (увеличение на 26,1%), активность — 82,7%±5,3 (увеличение на 26,5%), половая функция — 92,3% ± 3,7 (увеличение на 23,9%). Наиболее выраженная динамика ШКЖ была отмечена у пациенток III группы. Улучшение отмечено по все параметрам, причем значения таких показателей как обеспокоенность, активность, самовосприятие и половая функция были выше более чем в 2 раза от исходных показателей до проведения ЭМА. При сравнении результатов после ЭМА, происходит выравнивание показателей как ШКЖ, так и общего ИКЖ во всех группах. Так, значения ИКЖ во всех группах практически не отличаются, более того, значение такого параметра, как активность, в III группе после ЭМА оказалось высоким (86,6%), что однозначно свидетельствует о высокой эффективности проведенного лечения. При сравнении показателей качества жизни в I группе изменения до и после ЭМА минимальны, относительно II и III групп, однако это не означает худшего результата лечения, а лишь подчеркивает, что первоначально у этих больных клинические симптомы матки не приводили к серьезным изменениям качества жизни. Следует отметить, что в III группе, где были самые низкие показатели ИКЖ, у 53% пациенток было субмукозное расположение миоматозных узлов. При этом после ЭМА отмечалось выравнивание показателей ИКЖ во всех группах, причем в I группе, где были самые легкие симптомы, локализация была преимущественно субсерозной (76%). В заключении хотелось бы отметить, что общий ИКЖ после ЭМА стал почти одинаков во всех группах больных. При этом его значения практически вплотную приблизились к норме (100%). Это свидетельствует о высокой клинической результативности ЭМА у больных, страдающих миомой матки, особенно в отношении больных с субмукозной локализацией миоматозного узла в виду излечимости этих больных в связи с ТЦЭ узлов.

Оценка индекса тяжести состояния (ИТС) и шкал качества жизни (ШКЖ) больных с миомой матки до и после ФУЗ-МРТ аблации

При оценке результатов выраженный регресс симптоматики миомы матки и, как следствие этого, значительное уменьшение значений ИТС после ФУЗ-МРТ аблации миомы отмечены во II и III группах (значения ИТС составили 15,2 и 11,8% соответственно. Таким образом, уменьшение ИТС больных во II и III группах через 6 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы составило на 64,8 и на 82,8% соответственно. Что касается изменений в I группе, то они были самыми незначительными, среднее значение составило 11,4%±4,8 (уменьшение на 10,1%). При этом ИТС больных после проведенной ФУЗ-МРТ аблации миомы сравнялся во всех трех группах, что свидетельствует об эффективности данной операции, как у пациенток с невыраженной симптоматикой, так и в тяжелых случаях. При оценке параметров ШКЖ до ФУЗ-МРТ аблации миомы наименьшие показатели были отмечены в III группе, причем общий ИКЖ в ней составил 57,4%±28,5. Также необходимо отметить сравнительно небольшое снижение в I группе, что связано с невыраженной симптоматикой и низким значением ИТС. Такие значения ШКЖ, как обеспокоенность, активность и половая функция в I группе, близки к норме (100%), их средние значения — 84,3, 79,2 и 84,3% соответственно. Показатели в III группе во всех шкалах снижены в 2 раза относительно нормы, причем значения их остаются практически на одном уровне.

Анализируя результаты оценки качества жизни больных с миомой матки I группы после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки, практически отсутствует динамика изменений значений шкал качества жизни, при этом достоверно статистически значимое улучшение только по параметру «контроль». Однако, несмотря на отсутствие значительного увеличения значений параметров качества жизни, в I группе больных ИТС уменьшился на 10,1%, что свидетельствует о положительном клиническом эффекте ФУЗ-МРТ аблации миомы. Значения параметров качества жизни после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки у пациенток II группы существенно выше. Так, среднее значение ИТС после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки составило 85,2%±8,1 (увеличение на 18%). Наибольшее увеличение средних значений (улучшение) отмечено по параметрам: обеспокоенность 89,2%±7,1 (увеличение на 12,5%), активность 92,3%±6,1 (увеличение на 27,5%), половая функция 93,5%±5,7 (увеличение на 25,1%). Наиболее выраженная динамика ИКЖ была отмечена у пациенток III группы. Следует отметить, что у пациенток этой группы наблюдается значительное клиническое улучшение в виде изменения характера менструации, длительности, обильности и болезненности. Таким образом, отмечено улучшение по все параметрам, причем значения таких показателей как обеспокоенность, активность, самовосприятие и половая функция были выше более чем в 1,5 раза от исходных показателей до лечения. Наиболее низкие показатели шкал отмечены в III группе, в то время как значения в I группе составили в среднем 86,3%. Однако при сравнении результатов после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки, происходит выравнивание показателей, как ШКЖ, так и общего ИКЖ во всех группах. Так, значения ИКЖ во всех группах практически не отличаются, более того, значение такого параметра, как активность, в III группе после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки оказались самыми высокими (89%), что однозначно свидетельствует о высокой эффективности проведенного лечения.

При сравнении показателей в I группе изменения до и после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки минимальны, относительно II и III групп, однако это не означает худшего результата лечения, а лишь подчеркивает, что сами эти изменения невелики в сравнении с остальными группами.

Проведенные нами исследования по шкале UFS-QOL показали, что до ФУЗ-МРТ аблации миомы у всех женщин наблюдалось снижение показателей качества жизни. При этом страдали такие показатели, как обеспокоенность, активность, бодрость/утомляемость, контроль, самовосприятие, половая функция и общий ИКЖ. Через 6 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы наблюдалось повышение (улучшение) таких параметров качества жизни, как активность и бодрость/утомляемость. Выявлены достоверные различия между показателями качества жизни больных с миомой матки до и после ФУЗ-МРТ аблации миомы.

Сравнительная оценка качества жизни больных с миомой матки до и

после ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации

Проведен сравнительный анализ качества жизни больных после ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы матки, выполненных по поводу миомы матки, с использованием шкалы UFS-QOL. До ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы матки у всех больных отмечалось снижение показателей качества жизни. При этом больше всего страдали обеспокоенность, активность, бодрость/утомляемость, контроль, самовосприятие, половая функция. Наиболее выраженное снижение качества жизни наблюдалось у больных с постгеморрагической анемией, ограничивающей работоспособность, а также у женщин с ациклическими маточными кровотечениями. Качество жизни улучшилось как после ЭМА, так и после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки. Однако более полное и быстрое улучшение показателей качества жизни наблюдалось после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки. При сравнении значений качества жизни больных через 6 мес. после ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы матки, мы отметили, что такие показатели как, обеспокоенность, активность, самовосприятие, контроль были достоверно выше у больных после ФУЗ-МРТ аблации миомы, по сравнению с показателями качества жизни больных после ЭМА. Необходимо отметить, что значение общего ИКЖ больных после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки составило 86,5%, что достоверно выше значения ИКЖ больных после ЭМА 84,7%.

Таким образом, улучшение показателей качества жизни наблюдается как после ЭМА, так и после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки. Однако темпы повышения показателей качества жизни больных после ФУЗ-МРТ аблации миомы значительно превосходят таковые после ЭМА в связи с особенностями техники проведения, отсутствием инвазии в брюшную полость, проведением операции без анестезии, коротким сроком госпитализации, быстрым восстановлением трудоспособности, отсутствием постэмболизационного синдрома и наличием минимальных осложнений (ожог кожи I степени, субфебрильная температура, наличие слабой воспалительной реакции), (Stewart E.A.,2003; Tempany C.M.,2003; Worthington-Kirsch R.L.,2002). Необходимо, что все пациентки трудоспособны спустя 6 мес. после ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы матки. Все высказали удовлетворенность проведенной процедурой и были не разочарованы в выборе ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы матки в качестве основного метода лечения.

ВЫВОДЫ
1. Клиническая эффективность ЭМА при лечении миомы матки (через 12 мес.) составляет 95%: регресс симптомов менометроррагии — в 99,8% случаев, болевого синдрома — в 96% случаев, симптомов сдавления соседних органов — в 89% случаев.

2. Через 12 мес. после ЭМА наблюдается уменьшение объема матки в среднем на 76,5% и доминантных миоматозных узлов в среднем на 77,7%, (р<0,05); прекращение кровотока в центральных отделах миоматозного узла в 100% случаях и прекращение кровотока в периферических отделах миоматозного узла — в 87% случаях.

3. ЭМА является безопасной операцией в связи с отсутствием ишемического повреждения яичников и изменениями гормонального фона. При ЭМА интраоперационные осложнения (односторонняя катетеризация маточных артерий, неполная катетеризация маточных артерий) наблюдаются в 3,3% случаев, послеоперационные осложнения: аменорея — в 17,4% случаев (в возрасте 48,5±1,3 лет), транцервикальная экспульсия узла — в 17,4%.

4. ЭМА может быть с успехом использована при одиночной субмукозной миоме 0, I, II типа и при единичных узлах шеечно-перешеечной локализации (91%), поскольку в послеоперационном периоде происходит трансцервикальная экспульсия узлов (в 76,2% случаев), что приводит к полному излечению больных.

5. Клиническая эффективность ФУЗ-МРТ аблации при лечении миомы матки (через 12 мес.) составляет 93%: регресс меноррагий (98%), уменьшения боли (97%) и давления на соседние органы (83%).

6. Через 12 мес. после ФУЗ-МРТ аблации миомы у больных отмечалось сокращение объемов матки в среднем на 42,2% и доминантных миоматозных узлов в среднем на 46,4% (р<0,05); прекращение кровотока в центре миоматозного узла у 100% больных и прекращение кровотока по периферии миоматозного узла у 63% больных.

7. Индивидуализация применения ФУЗ-МРТ аблации миомы матки заключается в определении доступности миоматозных узлов для фокусированного ультразвука (предпочтительно локализация узлов по передней стенке и в дне матки), определении МРТ-типов миомы (МРТ-тип «темная», МРТ-тип «серая», МРТ-тип «белая»), необходимости проведения дополнительных манипуляций (висцеральный массаж, наполнение мочевого пузыря физиологическим раствором, введение в прямую кишку баллона), при этом интраоперационная эффективность ФУЗ-МРТ аблации миомы снижается до 60,6%.

8. При сравнении результатов лечения ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы наблюдается более выраженное уменьшение объемов матки (на 34,3%) и миоматозного узла (на 31,3%) после ЭМА, чем после ФУЗ-МРТ аблации. По данным допплерометрии кровоток в центральных отделах миоматозного узла отсутствует в 100% случаев как при ЭМА, так и после ФУЗ-МРТ аблации миомы; кровоток в периферических отделах миоматозного узла после ЭМА отсутствует в 87% случаев, однако после ФУЗ-МРТ аблации кровоток по периферии миоматозного узла сохраняется в 63% случаев.



10. У пациенток с выраженной экстрагенитальной патологией (гипертоническая болезнь I—II стадии (в 18,5% случаев), варикозное расширение вен нижних конечностей (21,7%), ожирение I,II степени (13,2%), ангиодисплазия венозно-кавернозный ангиоматоз нижних конечностей (1,1%) ЭМА и ФУЗ-МРТ аблация миомы матки являются методами выбора с учетом противопоказаний к этим методам лечения.

11. Значение общего ИКЖ больных после ФУЗ-МРТ аблации миомы матки составило 86,5%, что выше аналогичного показателя после ЭМА 84,7% (р<0,05), в связи с особенностями техники проведения ФУЗ-МРТ аблации миомы, отсутствием постэмболизационного синдрома, отсутствием инвазии, проведением операции без анестезии, отсутствием кровопотери во время процедуры, коротким сроком госпитализации, быстрым восстановлением трудоспособности и наличием минимальных осложнений.
Практические рекомендации
1. ЭМА рекомендована больным с симптомной миомой матки при всех видах локализации и расположении миоматозных узлов, независимо от количества узлов, за исключением субсерозных узлов на тонком основании.

2. ЭМА следует проводить под эпидуральной анестезией для снижения тяжести постэмболизационного синдрома.

3. При выявлении маточно-яичниковых анастомозов ЭМА следует выполнять с использованием цилиндрических эмболов из гидрогеля длиною 10 мм, диаметром 0,5 мм.

4. В послеоперационном периоде (после ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы) необходим динамический контроль (УЗИ с ЦДК) не менее 12 мес., осуществляемый врачом акушером-гинекологом с целью коррекции возможных осложнений

5. ФУЗ-МРТ аблацию миомы целесообразно рекомендовать больным с симптомной миомой матки при всех видах локализации (за исключением субсерозных узлов на тонком основании), преимущественно при расположении миоматозных узлов по передней стенке матки и в области дна, размерами в среднем до 8,0 см, и количеством не более 3—4.

6. При проведении ФУЗ-МРТ аблации миомы матки необходимо соблюдать протоколы лечения миомы матки в зависимости от МРТ-типа миомы (МРТ-тип «темная», МРТ-тип «серая»). При МРТ-типе миомы «белая» проведение ФУЗ-МРТ аблации нецелесообразно.

7. Применение разработанного алгоритма ведения больных миомой матки способствует повышению эффективности и безопасности при ЭМА и ФУЗ-МРТ аблации миомы матки.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Самойлова Т.Е., Коков Л.С., Ситкин И.И., Максутова Д.Ж. Оценка качества жизни пациенток после эмболизации маточных артерий по поводу лейомиомы матки // Матер.14-го Российского национального конгресса «Человек и лекарство». — М., 2007. — С. 30—31.

2. Сухих Г.Т., Сметник В.П., Самойлова Т.Е., Куринов С.Б., Максутова Д.Ж., Дусунбаева Л.Ш. Фокусированная ультразвуковая аблация – перспективный неинвазивный метод лечения лейомиомы матки // Здоровье и болезнь. — 2007. — №10(66). — С. 87—93.

3. Кулаков В.И., Сметник В.П., Самойлова Т.Е., Максутова Д.Ж., Дусунбаева Л.Ш. Актуальные проблемы лечения лейомиомы матки // Гигиена, эпидемиология и иммунобиология. — 2007. — №4. — С. 104—107.

4. Самойлова Т.Е., Сметник В.П., Максутова Д.Ж., Дусунбаева Л.Ш. Клиническая безопасность неинвазивной аблации миомы матки фокусированным ультразвуком под контролем магнитно-резонансной томографии органов малого таза // Гигиена, эпидемиология и иммунобиология. — 2007. — №4. — С.109—111.

5. Сметник В.П., Самойлова Т.Е., Коков Л.С., Ситкин И.И., Максутова Д.Ж., Дусунбаева Л.Ш. Эмболизация маточных артерий – малоинвазивный метод лечения больных с множественной миомой матки в сочетании с ангиодисплазией // Гигиена, эпидемиология и иммунобиология. — 2007. — №4. — С. 111—114.

6. Сухих Г.Т., Волобуев А.И., Самойлова Т.Е., Максутова Д.Ж., Куринов С.Б., Кулабухова Е.А. Клиническая безопасность неинвазивной аблации миомы матки фокусированным ультразвуком под контролем магнитно-резонансной томографии органов малого таза // Матер. 9-го Всерос. науч. форума «Мать и дитя». — М., 2007. — С.529—530.

7. Самойлова Т.Е., Коков Л.С., Ситкин И.И., Максутова Д.Ж. Эмболизация маточных артерий – альтернатива в лечении множественной миомы матки у больных с ангиодисплазией // Акуш.и гин. — 2008. — №1. — С. 68—69.

8. Коков Л.С., Ситкин И.И., Самойлова Т.Е., Максутова Д.Ж. Оценка качества жизни у пациенток перенесших эмболизацию маточных артерий // Диагностическая и интервенционная радиология. — 2008. — №3. — С.41—43.

9. Сухих Г.Т., Самойлова Т.Е., Максутова Д.Ж., Куринов С.Б. и др. Опыт применения фокусированной ультразвуковой абляции при лейомиоме матки// Акуш. и гин. — 2008. — №4. — С.24—28.

10. Максутова Д.Ж., Самойлова Т.Е., Коков Л.С., Куринов С.Б., Сметник В.П. Сравнительная клиническая эффективность и безопасность фокусированной ультразвуковой аблации миомы матки и эмболизации маточных артерий при лейомиоме матки // Рос. вестн. акуш.-гин. — 2008. — Т.8. — №2. — С. 44—49.

11. Максутова Д.Ж., Самойлова Т.Е., Коков Л.С, Ситкин И.И. Качество жизни больных с лейомиомой матки после проведения малоинвазивных и неинвазивных методов лечения // Вестник РУДН (Серия «Медицина»). — 2008. — №5. — С. 240—244.

12. Максутова Д.Ж., Куринов С.Б., Самойлова Т.Е., Сметник В.П. Фокусированная ультразвуковая аблация миомы матки в сочетании с узловой формой аденомиоза// Вестник РУДН (Серия «Медицина»). — 2008. — №5. — С. 234— 239.

13. Самойлова Т.Е., Максутова Д.Ж., Куринов С.Б., Кулабухова Е.А., Сметник В.П. Эффективность фокусированной ультразвуковой аблации миомы матки под контролем МРТ // Диагностическая и интервенционная радиология. — 2008. — №3. — С.95—98.

14. Кулаков В.И., Сметник В.П., Самойлова Т.Е., Максутова Д.Ж., Дусунбаева Л.Ш. Фокусированная ультразвуковая аблация миоматозных узлов – новый неинвазивный метод лечения лейомиомы матки // Гигиена, эпидемиология и иммунобиология. — 2008. — №1. — С. 65— 67.

15. Максутова Д.Ж. Анализ клинической эффективности и безопасности фокусированной ультразвуковой аблации и эмболизации маточных артерий при лейомиоме матки // Гигиена, эпидемиология и иммунобиология. — 2008. — №1. — С. 68—74.

16. Максутова Д.Ж., Куринов С.Б., Самойлова Т.Е., Сметник В.П., Кулабухова Е.А. Возможности и перспективы применения фокусированной ультразвуковой аблации при лечении узловой формы аденомиоза // Проблемы репродукции. — Спец. выпуск. — М., 2008. — С. 97—99.

17. Максутова Д.Ж. Современные методы лечения миомы матки // Здоровье и болезнь. — 2008. — № 6 (72). — С. 30—34.

18. Максутова Д.Ж. Современные патогенетические аспекты миомы матки // Здоровье и болезнь. — 2008. — № 6 (72). — С.28—29.

19. Максутова Д.Ж., Дусунбаева Л.Ш., Оспангалиева С.М., Чупин А.Н. Рождающийся субмукозный узел (клинический случай) // Здоровье и болезнь. — 2008. — № 6 (72). — С.149—153.

20. Максутова Д.Ж., Самойлова Т.Е., Коков Л.С., Ситкин И.И. Эмболизация маточных артерий у больных с лейомиомой матки отдаленные результаты)// Матер. 4-го съезда акуш.-гин. России. — М., 2008. — С.409—411.

21. Максутова Д.Ж., Самойлова Т.Е., Коков Л.С., Ситкин И.И. Эмболизация маточных артерий при миоме матки у больных с ангиоматозом нижних конечностей // Матер. 4-го съезда акуш.-гин. России. — М., 2008. — С.411— 412.

22. Сухих Г.Т., Максутова Д.Ж., Самойлова Т.Е., Куринов С.Б., Кулабухова Е.А., Сметник В.П., Гус А.И. Использование фокусированного ультразвука под контролем МРТ при лечении лейомиомы матки // Матер. 4-го съезда акуш.-гин. России. — М., 2008. — С.495— 496.

23. Максутова Д.Ж., Самойлова Т.Е., Коков Л.С., Ситкин И.И. Ближайшие и отдаленные результаты эмболизации маточных артерий у больных с лейомиомой матки // Рос.вестн. акуш.-гин. — 2009. — Т.9. — №1. — С. 49— 52.

24. Максутова Д.Ж. Применение фокусированного ультразвука под контролем магнитно-резонансной томографии (обзор литературы)// Проблемы репродукции. — 2009. — №2. — С. 30—36.

25. Максутова Д.Ж., Куринов С.Б., Самойлова Т.Е., Кулабухова Е.А., Сухих Г.Т., Сметник В.П. Технология неинвазивной аблации опухолей фокусированным ультразвуком под контролем МРТ // Современные методы диагностики и лечения гинекологических заболеваний. — М., 2009. — С. 246—247.



26. Максутова Д.Ж., Самойлова Т.Е., Коков Л.С., Ситкин И.И., Сухих Г.Т. Оценка индекса тяжести состояния и качества жизни больных до и после ЭМА при миоме матки // Современные методы диагностики и лечения гинекологических заболеваний. — М., 2009. — С.247—248.

Приложение 1

Алгоритм ведения пациенток с симптомной миомой матки






<< предыдущая страница