I 1 Взятие Очакова Взгляд со стороны военачальников-исполнителей, войска, сторонних наблюдателей - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
I 1 Взятие Очакова Взгляд со стороны военачальников-исполнителей, войска, сторонних - страница №1/1




Материалы для подготовки к он-лайн занятию
Часть I
1.1 Взятие Очакова

Взгляд со стороны военачальников-исполнителей, войска, сторонних наблюдателей

В 1788 году война России с Турцией усилилась и велась в огромных размерах. Суворов действовал под главным начальством князя Потемкина, который с 40,000 войска два месяца шел к Очакову, только 20-го июля обложил его, и еще прошел месяц, пока началась осада. Суворов призван был под Очаков; ему поручено было от Потемкина левое крыло войска, осаждавшего крепость. Лагерь его примыкал к морскому берегу. В бездействии ожидало русское войско приказов главнокомандующего и не могло дождаться их. Суворов еще весною представил Потемкину план свой, состоявший в том, что, после страха, наведенного на турок истреблением флота, всего легче взять Очаков поспешною осадою и решительным приступом. Когда началась медленная осада Очакова, Суворов заговорил громко и смело: "Не так бивали мы поляков, не так бивали и турок; тем крепости не возьмешь, что станешь стоять перед нею; послушались бы меня, и давно бы Очаков был наш: штурм всего лучше и дешевле станет!". Нетерпение Суворова умножалось: он предвидел пагубные следствия медленности, и решился, подвергаясь гневу Потемкина, показать ему что должно было делать.


Турки сделали сильную вылазку на прибрежные укрепления, где был Суворов. Удар в штыки заставил их бежать. Гренадеры, разгоряченные преследованием неприятеля, достигли крепостного ретраншамента. Из крепости явились на помощь своим. Суворов должен был подкрепить гренадеров. Битва завязалась упорная. Турки выходили тысячами. Суворов усиливал подкрепления, наконец сам бросился в огонь, ведя несколько полков. Тревога распространилась в крепости и по всему лагерю. Турки уступали — победа одушевляла русских. Легко можно было ворваться в Очаков. Суворов послал просить Потемкина двинуться на крепость со всех сторон. Принц де Линь прибежал к Потемкину и умолял его о том. Минута была решительная. Потемкин, вне себя от гнева, плакал с досады. Может быть, и без него решилось бы дело, и Очаков пал бы, ибо ретраншамент был уже в руках русских, но, к несчастью, Суворова жестоко ранили; пуля, прошла сквозь шею и остановилась в затылке. Он чувствовал, что рана была опасна, захватил ее рукою и поскакал в свою палатку, сдав команду генерал-поручику Бибикову. Не зная, что делать и не видя подкрепления, Бибиков смешался и поспешно велел отступать. Турки ободрились, ударили на отступавших, и обратили их в бегство. Несколько сот человек русских погибло под саблями янычар. В известиях из армии, упомянуто было об этом деле, как о небольшой ошибке, и сказано, что русские потеряли убитыми 3 офицеров, 150 рядовых, да ранено было 6 офицеров, 204 рядовых, а генерал-аншеф Суворов ранен легко в шею. Но рана была не легкая. Когда вырезали пулю, Суворов лишился чувств; обморок следовал за обмороком, рана воспалялась, он едва дышал, призвал священника, исповедался и готовился к смерти. Лошадь, бывшая под ним, пала мертвая от ран, как только расседлали ее. Жестокая горячка терзала Суворова. К страданию телесному прибавилась скорбь душевная. Потемкин не хотел его видеть, но написал ему письмо, и жестоко упрекал его за бесполезную погибель солдат и за своевольничество. ,,Солдаты такая драгоценность, что ими нельзя бесполезно жертвовать”, писал Потемкин. ,,Ни за что ни про что погублено столько драгоценного народа, что весь Очаков того не стоит! Странно, что при мне мои подчиненные распоряжаются движениями войск, даже не уведомляя меня!"

Казалось, поприще Суворова навсегда кончилось. Немилость Потемкина продолжалась. Прежде, когда угрожал Суворову гнев Веймарна, или Румянцева, была надежда, что его не выдадут. Кто теперь мог заступиться? Возвысить голос к престолу, к матушке-Императрице, он не смел, и как возвысить его, когда Потемкин стал тогда на высочайшую степень почестей, власти и могущества? После четырехмесячного медления, которое выводило из терпения все войско, Потемкин решился на приступ, да и надобно было на что-нибудь решиться: наступила жестокая зима, оставшаяся в памяти народной, под именем очаковской; русские гибли, и декабря 6-го в Николин день, Очаков пал перед штыками раздраженных воинов, пока Потемкин молился на главной батарее, восклицая: ''Господи помилуй!''. Взятие Очакова не только загладило все ошибки Потемкина, его медленность и нерешительность но никакая славная победа не могла быть награждена так, как наградили Потемкина за взятие крепости, которую столь легко мог бы покорить Суворов, если бы ему не помешали.


Взгляд со стороны главнокомандующего


В 1788 году в рамках русско-турецкой кампании русская армия осаждала город Очаков. Руководил армией князь Г.А.Потемкин, за осаду крепости отвечал А.В.Суворов. Осада продолжалась с конца июня до начала декабря. Суворов уже был готов взять крепость штурмом, но Потемкин откладывал наступление. Суворов, не понимая причины промедлений, все время был очень недоволен генерал-фельдмаршалом и не мог удержаться от критики и сарказма. Суворов жаловался на Потемкина, на его упрямство, неумение вести осаду. Лишь в декабре, когда наступили холода, Потемкин разрешил взять Очаков.

То, что выглядело со стороны промедлением, на самом деле было продуманным планом Потемкина. Он знал, что если Очаков будет взят в теплое время, страны Европы могут объявить войну России. Но в зимнее время это не случилось из-за нежелания западных военоначальников вести войну при низких температурах.

1.2 Отмена крепостного права Александром II


Александр II вступил на престол уже немолодым человеком — в 36 лет. Кроме парадов и балов, было у Александра еще одно увлечение, чисто спортивное, которое странным образом повлияло на события в начале его царствования. Он был страстным охотником и, конечно, не мог пройти мимо “Записок охотника” И.С. Тургенева. Впоследствии он говорил, что эта книга убедила его в необходимости отмены крепостного права. Трудно сказать, что больше повлияло на его решение отменить крепостное право — “Записки охотника” или Крымская война. После нее прозрели многие, в том числе и сам царь.

В 1856— гг. в ряде южных губерний произошли крестьянские волнения. Они быстро затихли, но лишний раз напомнили, что помещики сидят на вулкане.

Крепостное хозяйство таило в себе и другую угрозу. Оно не обнаруживало явных признаков скорого своего краха и развала. Оно могло просуществовать еще неопределенно долгое время. Но свободный труд производительнее подневольного — это аксиома. Крепостное право диктовало всей стране крайне замедленные темпы развития. Крымская война наглядно показала растущее отставание России. В ближайшее время она могла перейти в разряд второстепенных держав. Нельзя забывать и третью причину. Крепостное право, слишком похожее на рабство, было безнравственно.

Сознавая необходимость преобразований, Александр II не знал, как приступить к ним. У него не было ни плана реформ, ни руководящих принципов. Не имели таковых и министры, подобранные еще Николаем.

Тем не менее, по старому обычаю составлен был секретный комитет по крестьянским делам подобно тем, которые составлялись в царствование Николая. Этот комитет открыт был 3 января 1857 г. под личным председательством императора из лиц, особо доверенных. Комитету поручено было выработать общий план устройства и улучшения положения крепостных крестьян. Работы этого комитета показывают нам, что в 1857 г. не существовало еще никакого плана, не собрано было еще сведений о положении дела, не выработаны были даже основные начала освобождения; так, например, еще не решили, освобождать ли крестьян с землею или без земли. Комитет принялся за дело.

Большая часть дворянство изначально активно выступало против освобождения крестьян. Однако назвав реформу более безобидно - «Реформа по улучшению положения крестьян», и всяческими ухищрениями передав инициативу губернским комитетам, царь добился вовлечения дворянства в процесс разработки и воплощения реформы.

Первым выступило рязанское дворянство, оно выразило желание устроить из своей среды комитет для выработки проекта нового устройства крепостных крестьян. Волей-неволей одна за другой следовали этому примеру и прочие губернии, причем наша Московская была в числе последних. К половине июля 1858 г. во всех губерниях открыты были губернские комитеты, составленные подобно тому, как велено было составить губернские комитеты литовским генерал-губернаторствам, именно они составились под председательством губернского предводителя из депутатов - по одному из уездного дворянства - и из назначенных особо местным губернатором помещиков. Эти губернские комитеты и работали около года, выработав местные положения об устройстве быта помещичьих крестьян. Так пущено было в ход неясно задуманное, недостаточно подготовленное дело, которое повело к громадному законодательному перевороту.

Александр II вошёл в историю как реформатор и освободитель. В его царствование было отменено крепостное право, введена всеобщая воинская повинность, учреждены земства, проведена судебная реформа, ограничена цензура, предоставлена автономия кавказским горцам (что в немалой степени способствовало прекращению Кавказской войны), а также проведён ряд других реформ.

Вопросы к Части I:

1. Какая проблема стояла перед Потемкиным, а какая перед Суворовым?

2. В чем основные идеи кейса про реформу Александра II? Чем затруднялось принятие решения об этой реформе? Что обеспечило успех?

3. Как вам кажется, что объединяет ситуации, описанные в кейсах про Очаков и реформу Александра II?

4. Какие выводы в отношении принятия решений вы можете сделать по этим двум историческим кейсам?

Часть II
2.1 М.И. Кутузов на военном совете в Филях
Несмотря на то, что на Бородинском поле русские одержали «нравственную» победу и собирались на следующий день продолжать сражение, выяснилось, что войска потеряли убитыми и ранеными до половины состава и сражение оказалось невозможным.

Ранним утром 1 сентября русская армия выступила из деревни Мамонтовой к Москве и расположилась лагерем: правый фланг перед деревней Фили, центр - между селениями Троицким и Волынским, левый фланг - перед селом Воробьевым. Арьергард находился при селении Сетунь.

Позиция, выбранная для генерального сражения начальником штаба армии Л. Л. Беннигсеном, была не приспособленной для ведения боевых действий. Протяженность ее по линии фронта от Филей до Воробьевых гор составляла около четырех километров. Сообщение между частями армии сильно затруднялось труднопроходимыми оврагами и речкой Карповкой. Осмотрев эту позицию с Поклонной горы, главнокомандующий и другие военачальники признали ее совершенно не приемлемой для сражения.

Вечером того же дня в доме филевского крестьянина А. Фролова собрался Военный совет, на который М. И. Кутузовым были приглашены генералы: М. Б. Барклай-де-Толли, Л. Л. Беннигсен, Д. С. Дохтуров, А. П. Ермолов, П. П. Коновницын, А. И. Остерман-Толстой, Н. Н. Раевский, Ф. П. Уваров, полковник К. Ф. Толь. Присутствовал на совете также дежурный генерал П. С. Кайсаров. Единственный вопрос, который должен был быть решен на совете, заключался в следующем: ожидать ли неприятеля на позиции, чтобы дать ему сражение или сдать ему Москву без сражения?


Беннигсен предложил дожидаться неприятеля и дать ему сражение. Коновницын, находивший позицию перед Москвой крайне непригодной для боя, предложил идти навстречу врагу и дать ему бой там, где армии встретятся. Коновницына поддержали Уваров, Дохтуров и Ермолов, правда, последний поддержал Коновницына более "страшась упреков соотечественников". Действительно, нужно было обладать недюжинным мужеством, чтобы высказаться за сдачу древней столицы России без боя. Но мог ли кто-либо обвинить в излишней осторожности или, больше того, в трусости всеобщих любимцев, гордость русской армии, отважных генералов Н. Н. Раевского и А. И. Остермана-Толстого? Надо было спасать армию, которой предстояло испытать всю горечь долгого отступления от своих границ, а потом, возродясь и окрепнув, разгромить наполеоновские войска, выгнать их из пределов родного Отечества и поднять русский флаг над покоренным Парижем. Но все это именно предстояло, а тогда, 1 сентября 1812 года, надо было принять единственно верное решение, каким бы оно тяжелым ни оказалось.

Выслушав всех присутствующих, главнокомандующий русской армией М. И. Кутузов встал и сказал слова, ставшие историческими: "С потерею Москвы не потеряна еще Россия. Первою обязанностью ставлю себе сохранить армию, сблизиться с теми войсками, которые идут к ней на подкрепление, и самым уступлением Москвы приготовить неизбежную гибель неприятелю. Поэтому я намерен, пройдя Москву, отступить по Рязанской дороге. Знаю, ответственность падет на меня, но жертвую собою для спасения Отечества. Приказываю отступать!"




2.2 Решение В.И. Ленина об Октябрьской революции 1917 года
Ленин сознавал грозную опасность, нависавшую над революцией и партией. Неудовлетворенность, разочарование масс легко могли перейти в апатию и усталость — благоприятную почву для анархических бунтов. Революционный, политически сознательный авангард в этих условиях мог быть захлестнут волной анархистской стихии. В чем мог быть ее источник? В революции и демократии, как уверяли контрреволюционные элементы. Но «...было бы ошибочно думать, — писал Горький, — что анархию создает политическая свобода, нет... свобода только превратила внутреннюю болезнь в болезнь духа — в накожную. Анархия привита нам монархическим строем, это от него унаследовали мы заразу».

В отношении даты второго решающего восстания в рядах оппозиции не было единства. Оппоненты большевиков — правые социалисты и кадеты — «назначали» восстание сначала на 17-е, затем на 20-е, затем на 22 октября (объявленное Днём Петроградского совета), правительство неустанно к нему готовилось, но никак не решалось. Однако, лидер большевистских сил понимал, что они должны были действовать немедленно. Так родился Октябрь 1917 года.

Произошедший в ночь с 24-го на 25 октября переворот для всех явился неожиданностью, — потому что представляли его совершенно иначе: ожидали повторения Июльских дней, вооруженных демонстраций полков гарнизона, только на сей раз с выраженным намерением арестовать правительство и захватить власть. Но никаких демонстраций не было, да и гарнизон почти не был задействован; отряды рабочей красной гвардии и матросов Балтийского флота просто завершали давно начатую Петроградским советом работу по превращению двоевластия в единовластие Совета: сводили разведенные Керенским мосты, разоружая выставленные правительством караулы, брали под свой контроль вокзалы, электростанции, телефонную станцию, телеграф и т. д., и т. д., и всё это без единого выстрела, спокойно и методично, — не спавшее в ту ночь Временное правительство долго не могло понять, что происходит, о действиях ВРК узнавало по «вторичным признакам»: в какой-то момент в Зимнем дворце отключили телефоны, потом — свет…

Выбор момента для него оказался максимально благоприятным. В этом была заслуга Ленина, своими аргументами и своей волей сумевшего преодолеть сопротивление и колебания многих членов ЦК. Лидера, равного Ленину, не было ни у одной другой партии. Известен ответ Ленина на вопрос о дате революционного переворота, произнесенные накануне этого события: «Вчера была рано, завтра будет поздно!». Как знать, может, и прав был Л. Троцкий, который писал: «Если бы большевики не взяли власть в октябре-ноябре, они, по всей вероятности, не взяли бы ее совсем. Вместо твердого руководства массы нашли бы у большевиков все то же уже опостылевшее им расхождение между словом и делом и отхлынули бы от обманувшей их ожидание партии в течение 2-3 месяцев, как перед тем отхлынули от эсеров и меньшевиков. Одна часть трудящихся впала бы в индифферентизм, другая сжигала бы свои силы в конвульсивных движениях, в анархических вспышках, в партизанских схватках, в терроре мести и отчаяния. Полученную таким образом передышку буржуазия использовала бы для заключения сепаратного мира с Гогенцоллерном и разгрома революционных организаций».

Легко ли далось ленинское решение, открывавшее во многом неизвестный путь в будущее? Мы знаем, что нет. Такие видные большевики, как Л. Каменев и Г. Зиновьев, выступали против, приведя в обоснование своей точки зрения, казалось бы, весьма серьезные доводы. Многие сознавали, и Ленин не меньше других, что «революция всегда рождается в больших муках» (Полн. собр. соч. Т. 36. С. 482), что большевики возьмут на себя «тяжелую задачу», при решении которой придется сделать «много ошибок». Но, как считал Ленин, бывают моменты в истории, когда надо действовать незамедлительно, иначе момент может быть упущен. Таков был образ мышления Ленина...

Вопросы к Части II:

1. В чем трудность и гениальность решения Кутузова?

2. На основании чего Ленин принял решение выступить именно 24 октября (7 ноября по новому стилю)?

3. Как вам кажется, какая идея объединяет кейсы про Кутузова и Ленина, в чем ключевая особенность ситуации в этих кейсах?

4. Какие выводы в отношении принятия решений вы можете сделать по этим двум кейсам?


Часть III
3.1 Форд


Edsel (Э́дсел) — дочерняя марка и самостоятельное подразделение Ford Motor Company, в 19581960 модельных годах безуспешно пытавшееся занять на североамериканском рынке нишу «среднедорогих» автомобилей. Запуск марки Edsel — один из крупнейших провалов в истории автомобилестроения, считающийся одним из классических примеров маркетинговой ошибки. В Соединённых Штатах слово «Эдсел» стало нарицательным и совершенно однозначно ассоциируется с полным провалом.

Ford Edsel (1957) прозван «Титаником» за огромные размеры и та­кую же цену. Шума вокруг него было много, а прода­жи оказались ничтожны. Начало продаж автомобилей Edsel в конце 1957 года (модельный год в Америке начинается осенью предыдущего календарного) сопровождалось мощной рекламной компанией. Причём для «подогрева» интереса к нему на рекламных материалах автомобиль изображался либо накрытым чехлом из ткани, либо в сильно искажённом, как-бы при разглядывании через очень сильную линзу, виде. Таким образом, до премьеры публика не имела чёткого представления о внешнем виде и других особенностях автомобиля, зато благодаря созданной вокруг него атмосферы секретности имела крайне завышенные ожидания (потребитель ждал от новых автомобилей принципиально новых свойств и качеств).


В день премьеры, названный «День Е» (The E Day) — 4 сентября 1957 года, почти 2,5 миллиона американцев пришло посмотреть на модели Edsel в шоурумы автосалонов. Однако продано автомобилей было очень мало, что недвусмысленно сигнализировало о том, что высокие ожидания потребителей остались не реализованными. Уже к середине года стало ясно, что старт марки «Эдсел» по сути «провалился».

У провала была объективная причина — если в середине пятидесятых, когда была начата разработка «Эдселов», экономика США была на подъёме и продажи автомобилей росли, — то в конце 1957 начался очередной экономический спад («рецессия Эйзенхауэра»), с неизбежным сокращением продаж автомобилей, в особенности в представленном моделями Edsel «среднедорогом» сегменте. В таких обстоятельствах даже давно существующие, хорошо известные покупателям производители этого сегмента испытывали трудности со сбытом продукции, что уж говорить о только что выведенном на рынок «Эдселе». Популярностью в те годы пользовались компактные, экономичные, лёгкие в управлении модели, импортировавшиеся из Европы и Японии, а также выпускавшиеся небольшими, по американским меркам, фирмами — Nash, Rambler и другими.

Тем не менее, помимо неблагоприятной экономической коньюктуры существовали и причины иного рода. Вместо изначально планировавшегося для него места, промежуточного по престижности между «Фордом» и «Меркури», в действительности «Эдсел» не имел чётко очерченной позиции в производственной программе Ford Motor Company, создавая внутреннюю конкуренцию другим подразделениям компании и не давая покупателю чёткого понимания, что же он покупает: более дорогой «Форд», более дешёвый «Меркури», или нечто между ними. В инновационном и вызывающем дизайне «Эдселов» были спорные элементы, которые многим не пришлись по душе — это относится в наибольшей степени к модели 1958 года. Качество сборки также оказалось не на высоте. Кроме того, несмотря на тщательный подбор имени для нового подразделения (было рассмотрено около 6000 альтернативных названий), само название «Эдсел», выбранное даже вопреки негативному отношению Генри Форда Второго, сына Эдсела Форда, к использованию имени его отца в качестве марки автомобиля, многими признавалось сложно произносимым и неблагозвучным, кроме того, было созвучно с названием трактора Edson.

В 1960-м, когда было вы­пущено всего чуть больше 2800 Edsel, он стал исто­рией. Получив столь тяже­лый урок, Ford сделала работу над ошибками и, вняв мольбам клиентов о стильной и доступной машине, в 1964 году за­пустила легендарный Ford Mustang, обладающий стильным дизайном, продуманным сочетанием цены и качества, новыми долгожданными свойствами. Этот автомобиль принес огромный успех компании Ford.



3.2 Макдоналдс
Основатель компании McDonald's Рэй Крок был блестящим бизнесменом, когда не вмешивался в дела кухни. После того, как он купил права на бизнес у братьев Макдональд, компания вышла на новые географические рынки. Но вскоре Крок заметил проблемы продаж в регионах с большой долей католиков среди населения. В начале 60-х у американских католиков всё еще было популярным воздерживаться от мяса по пятницам.

Когда Рэй Крок понял, что католики не едят мясо по пятницам, он решил, что необходимо создать гамбургер без мяса.



Он опробовал по­крытый ломтиком сыра печеный ананас в сдоб­ной булочке на тех чикагцах, что по пятницам воз­держивались от мяса. Но все остальные почему-то начали воздерживать­ся от Hula Burger (1962). Популярная фраза в те времена: «Я люблю Хула, но где бургер?». В ком­пании поняли, что немяс­ной не значит идиотский, и в следующем году Лу Гроэн, владелец McDonald's в Цинциннати, пред­ложили более съедобную пятничную альтернативу мясному гамбургеру - рыбный бургер Filet-O-Fish, ставший классикой McDonald's.

Вопросы к Части III:

1. Какая идея объединяет кейсы про Форд и Макдоналдс?



2. В чем причина успеха описанных компаний после значительных неудач?

3. Какие выводы в отношении принятия решений вы можете сделать по этим двум кейсам?