Хью Пентикост Дональд Эдвин Уэстлейк Грегори Макдональд - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Хью Пентикост Дональд Эдвин Уэстлейк Грегори Макдональд - страница №17/17


ТОМ
Джо высадил меня на углу проспекта Колумба и Восемьдесят пятой улицы, и я дошел до западного входа в Центральный парк пешком. Между газоном и тротуаром была стена высотой мне по колено, а перед стеной, спинками к ней, стояли скамейки. Я никак не мог понять, почему это так. Кому охота сидеть на парковой скамейке, если при этом приходится смотреть в противоположную от парка сторону? И все таки здесь всегда бывало людно. Значит, я просто не мог постичь умом какой то скрытой прелести такого сидения. Возможно, зевакам просто нравится считать такси? Я присоединился к ним и попробовал заняться тем же, приклеив предварительно усы и бросив на колени газету. День был жаркий, парило. Кожа под усами страшно чесалась, но я терпел, ибо боялся, что проклятые усы могут отвалиться. Хорош я буду, если люди Вигано явятся как раз тогда, когда мои усы шлепнутся на газету.

Испытание, ждавшее нас впереди, было неизмеримо более трудным, чем то, которое мы выдержали недавно там, в конторе. Одно дело орудовать среди цивилизованных людей, которые в самом худшем случае могут засадить тебя в тюрьму. Другое – среди матерых уголовников, твердо намеренных расправиться с тобой, опытных и жестоких мафиози, превосходящих нас и числом, и силой.

В первый раз Джо проехал мимо спустя двадцать минут после того, как я занял пост на скамье. Я не стал подавать сигнал, поскольку люди Вигано еще не явились. Через четверть часа он проехал опять. Так он и будет кружить тут, пока я не подам условный знак. После этого начнется вторая часть.

Бандиты явились за пять минут до того, как Джо должен был проехать в третий раз. К западным воротам подкатил черный лимузин. Сегодня все въезды в парк были загорожены серыми барьерами, похожими на козлы для пилки дров, и машина остановилась у начала аллеи. Прошло несколько секунд, и из нее вылезли два парня с девицами. По их виду нельзя было сказать, что эти люди привыкли разъезжать в лимузинах, да и шофер не потрудился распахнуть перед ними дверцы.

Компания настороженно огляделась по сторонам. Девицам было лет по двадцать с небольшим. Пышногрудые, немного тяжелые в бедрах, одетые в юбки и простенькие блузы. На их щеках лежала обильная вечерняя косметика, волосы были причесаны каким то непостижимо замысловатым манером. Одна из девиц жевала резинку. Последним из машины выбрался «старший группы». Он был похож на своего приятеля и тоже парился в шерстяной кофте, до половины застегнутой на «молнию». В руках он держал корзинку для пикников. Судя по тому, как бандит вцепился в нее, корзинка была дьявольски тяжелой.

Компания вошла в парк, а лимузин остался на месте. Из выхлопной трубы тянулась струйка дыма. Я снял с коленей газету и бросил ее на другой конец скамьи. Минуту спустя какой то костлявый старик поднял ее и унес, читая на ходу бюллетень курса акций.

Джо появился точно в срок. Он заметил исчезновение  газеты, а зачем тут лимузин – догадаться нетрудно. Едва он проехал мимо, я встал и пошел в парк. Четверо участников пикника расположились на травке возле светофора – точно там, где мы им велели. Они шготным кольцом окружили корзинку и молчали, даже не пытаясь делать вид, будто им весело. Вигано, конечно же, понатыкал кругом своих людей. Я засек четверых, пока шел, но их на самом деле гораздо больше. Скоро я буду иметь счастье их лицезреть, хочется мне этого или нет.

Я взглянул на часы и приблизился к праздной компании. Один из отдыхающих сунул руку за пазуху кофты. Улыбка на моем лице была не менее фальшивой, чем усы. Присев на корточки возле главаря, я тихо представился:

– Мистер Копп.



Глаза у него были, как у дохлой рыбы. Он цепко оглядел меня с головы до ног.

– Где товар?

– Уже в пути, – ответил я. – Но сперва надо заглянуть в вашу корзинку и вытащить оттуда пару бумажек.

– Кто это сказал?

– Я должен проверить. Всего несколько штук.

Я огляделся и заметил, что один из стрелков уже ближе.

– Зачем? – спросил хозяин корзинки. – Там как раз то, что вам нужно.

– Это уж мне судить.

Второй участник пикника посмотрел на меня, повернулся к приятелю и сказал:

– Пусть проверяет.



– Ладно, валяй, – согласился старший. – Только две три штуки, не больше.

Склонившись над корзинкой и запустив в нее руку, я бросил взгляд на дорогу. Пора бы тебе и появиться, дружище Джо.
ДЖО
Высадив Тома на углу, я поехал вокруг парка. Все ходы и выходы были загорожены барьерами, за которыми мельтешили велосипедисты. Никаких подозрительных личностей. Ни у одного из отдыхающих слово «мафия» на спине начертано не было, чего и следовало ожидать. Все выглядело на редкость мирно, так мирно, что у меня от запоздалого страха захолодели пятки. Я не видел противника, не представлял, откуда ждать пакостей. Опасность где то здесь, поблизости, это было единственное, что я мог сказать определенно. Но где именно? Том рассказывал мне, что наводнить какой нибудь район людьми в штатском так, чтобы никто ничего не заметил, проще пареной репы. Если это может сделать полиция, то может и мафия.

Я немного поколесил по своему участку на Бродвее и вернулся к парку. Я был на дежурстве, потому и достал машину без всяких сложностей. Номера я поставил фальшивые.

Радио было включено, и я мог слышать диспетчера, хотя и не представлял, зачем мне это нужно. На заднем сиденье стояла корзинка для пикников, набитая старыми номерами «Дейли ньюс» и «пустыми» лотерейными билетами. Если посмотреть на них лишь мельком, вполне сойдут за облигации.

Газеты на коленях у Тома больше не было! У меня вдруг возникло такое ощущение, будто я проглотил клубок шерстяных ниток. Цифры и стрелки часов плясали перед глазами. С большим трудом мне удалось определить, что сейчас без двадцати пяти четыре. Хорошо… Хорошо…

Я остановил машину возле барьера, с горем пополам выбрался из за руля и, спотыкаясь, убрал с дороги брус. Потом загнал машину в парк, затормозил, поставил брус на место и, снова сев за руль, с черепашьей скоростью поехал в глубь парка. У нас было преимущество – мы могли передвигаться по парку в полицейской машине, а бандитам приходилось пользоваться велосипедами и собственными ногами.

Мимо сплошным потоком тянулись велосипедисты. Как и я, они двигались в южном направлении: до неписанному закону кольцевая аллея вокруг парка считается улицей с односторонним движением, по которой полагается ездить против часовой стрелки. Даже женщины с детскими колясками – и те шли к югу.

Стрельбы мне совсем не хотелось. Опасность грозила не только нам с Томом, но и многим прохожим, в числе которых были женщины и детвора. Я медленно ехал к тому месту, где должен был находиться Том.
Глава 15
Роли свои они знали прекрасно, все было многократно отрепетировано, но это не помешало Тому удивиться огромному облегчению, которое он испытал, завидев медленно ползущую в гуще велосипедистов патрульную машину. Джо затормозил возле компании с корзинками. Убедившись, что Том цел и невредим, он немного успокоился.

Том вытащил из корзинки полдюжины бумажек и сказал:

– Я сейчас.



Это не очень понравилось участникам пикника. Они переглянулись, смотрели то на патрульную машину, то на верхушку холма, где притаились их помощники, то снова друг на друга. Судя по всему, машина нарушала их планы, и гангстеры заволновались.

– Лучше, если ты пойдешь помедленнее, – свистящим шепотом сказал старший из них.

– Ладно, – согласился Том. – Ты тоже не торопись, когда будешь вынимать руки из за пазухи. Мой приятель временами очень нервничает.

– Сейчас у него есть на то причины, – предупредил бандит.



Том не спеша подошел к машине. Стекло с пассажирской стороны было опущено. Он наклонился, уперся локтями в желобок окна, ладони его оказались внутри салона. Криво усмехнувшись, он сказал:

– Добро пожаловать на наш пикник.



Джо смотрел мимо Тома на компанию. Желваки на его скулах перекатывались от напряжения.

– Как дела? – спросил он.



Том бросил на сиденье пригоршню купюр.

– Я засек пятерых стрелков, – сказал он. – Возможно, их тут больше.

– Не хотят расставаться с денежками? – Джо потянулся к микрофону. – Шестой, шестой…

Том смахнул с лица испарину, окинул взглядом залитый солнцем парк.

– Скорей бы все это кончилось.

– И не говори, – пробормотал Джо. – Шестой, шестой, ответьте!

«Шестой слушает», – донеслось из динамика.

– Надо проверить кое какие купюры, – сказал Джо. – Двадцать долларов, серия «В 5587535 а».



Оператор повторил цифры.

– Еще двадцатка и полсотни. – Джо прочел номера.



«Подождите минуту», – попросил оператор.

– Если она у нас есть, – пробормотал Том.



Джо сунул микрофон в держатель и поднял деньги к окну, чтобы посмотреть их на свет. Прищурив глаза, он сказал:

– По моему, все в порядке. А ты как думаешь?

– Похоже, да. – Том кивнул на приемник. – Чего он там волынит?

– Иди займи людей беседой.

– Ты и в самом деле так спокоен или просто блефуешь?

– Блефую. Но они этого не заметят.



Том снова уселся на корточки рядом с гангстерами.

– Сейчас я вернусь в машину, – сказал он. – Потом дам знак, и один из вас принесет корзину.

– Где ваш товар? – спросил главарь.

– В салоне, в такой же корзинке. Поменяемся там, но пусть в машину сядет только один из вас.

– Сначала надо посмотреть, что у вас там.

– Разумеется. Ты поднесешь корзинку, влезешь в машину, проверишь вторую, возьмешь ее и вылезешь.

– И меняться, стало быть, в машине? – хмуро спросил второй парень. Ему эта идея явно не нравилась.

– Зачем нам лишние свидетели? Мы и так у всех на виду.

– Хорошо, – главарь сумел по достоинству оценить последний довод Тома. – Он прав, лучше сделать все под крышей.

– Конечно, – сказал Том. – Сидите тут, я дам знать, когда подойти.



Стараясь держаться по возможности непринужденно, он вернулся к машине.

– Ну что, Джо?



Джо ерзал, как заводная кукла.

– Ничего, – ответил он. – Как у тебя?

– Сам не знаю. Их люди еще не спустились с холма, значит, у нас есть какое то время.

– Дай Бог!



«Шестой, шестой», – донеслось из динамика. Они замерли.

«Деньги чистые», – сообщил оператор.

Джо ни с того ни с сего расплылся в широченной улыбке.

– Спасибо, – проговорил он в микрофон. – Ну, с Богом.



Тому было не до смеха. То, что деньги оказались настоящими, еще раз доказывало, что мафия постарается их убрать. Краденые или фальшивые купюры означали бы, что их хотят обвести вокруг пальца и, возможно, оставят в покое, но подлинные – это равносильно смертельному приговору. С трудом переведя дух, Том скорчил в ответ на улыбку Джо какую то корявую гримасу и махнул бандитам рукой. Те переглянулись. Один из них встал, поднял корзинку и понес ее к машине.

Том посмотрел на макушку холма. Трое стрелков возбужденно что то обсуждали. В руках одного из них Том разглядел предмет, очень похожий на рацию.

– У них тут целая армия, – сказал он с видом обреченного.

– Что? – Джо пригнулся, чтобы видеть лицо приятеля.

– Ничего, вот он идет, – ответил тот.

– Вижу.

Парень с корзинкой добрался до машины. Том открыл для него заднюю дверцу, но гангстер не шелохнулся.

– Садись, – велел Том. Трое стрелков на склоне холма оживленно с кем то переговаривались по рации.

– Пусть твой приятель откроет корзинку.

– Ну дела! Джо, ты слышишь?

– Слышу. – Джо изогнулся на сиденье и протянул руки к корзине. В полумраке кабины лотерейные билеты были чуть видны.

Трое на холме двинулись в их сторону. Пока они не очень спешили. С других направлений тоже появилось несколько фигур. Стараясь говорить спокойно, Том спросил:

– Теперь ты доволен?



Вместо ответа парень протолкнул свою корзинку в машину и влез следом. Том быстро захлопнул за ним дверцу и скользнул на переднее сиденье.

– Они уже близко, – сказал он. Джо и сам это знал. Сцепление было включено заранее, и спустя какую то долю секунды машина уже катила вперед.

– Эй! – завопил парень на заднем сиденье. – Что вы затеяли?!

Том похлопал ладонью вокруг себя, нашел револьвер тридцать второго калибра и подхватил его. Гангстер уже сунул руку за пазуху, но Том проворно положил дуло револьвера на спинку своего кресла.

– Успокойся, – посоветовал он.


ВИГАНО
Вигано сидел в арендованной конторе на Мэдисон авеню, возле «чистого» телефона, который не прослушивался ФБР. Номер был соединен с автоматом на углу Восемьдесят шестой улицы. В будке, через дорогу от парка, дежурил помощник, который без устали накачивал автомат мелочью. Возле него стоял еще один гангстер с рацией в руках. Он осуществлял связь между Вигано и ста одиннадцатью бандитами, занявшими позиции в парке.

Все двадцать шесть перекрестков кольцевой аллеи были заблокированы одной двумя автомашинами. У выездов дежурило по три человека как минимум, даже у тех ворот, через которые покинуть парк было никак нельзя, потому что они вели на улицы с односторонним движением. Если эти двое любителей попытаются удрать на велосипедах, их остановят на выходе. Побегут пешком через парк – рухнут на двадцатом шаге. Предусмотрено все. Вигано улыбался, сравнивая себя с пауком, который ждет, когда мухи попадут в расставленную сеть. Они уже на подлете.

– Один, – сообщил человек в телефонной будке.



Вигано нахмурился и выпрямился в кресле. Энди и Майк встревоженно подняли глаза.

– Что один? – спросил Вигано.

– Один парень в штатском подошел к нашим людям.

Всего один? Что делать: дожидаться второго или приказать вплотную подогнать машины к выходам из парка?

– Что там творится?

– Он достал немного денег из корзинки… Погодите минутку…

– Как так достал? Что ты такое плетешь?

– Появился второй, в полицейской машине.

– В чем?!

– В форме, сэр. И в машине.

– Сукин сын, – проговорил Вигано. Теперь, когда он знал, что происходит, ему немного полегчало. Он повернулся к Майку и Энди и одарил их скупой усмешкой.

– Они не дураки, я вам об этом говорил. Пусть автомобили занимают позиции, – сказал он в трубку. – Ничего не менять, все должно идти, как мы решили.

– Да, сэр.

– Видать, они и вправду полицейские, – задумчиво сказал Энди.

– Вполне возможно. – Вигано волновался, но был уверен в успехе.

– Как же мы их остановим? Они попросту выедут из парка, и дело с концом.

– Может, проследить за ними и прикончить в более укромном месте? – предложил Майк.

– Нет. Вне парка их можно упустить, – возразил Вигано. – Кончать будем там. Полицейские – такие же люди, как и все остальные. К тому же они не могут позвать на выручку коллег, пока у них в машине два миллиона монет.

– Все готово, мистер Вигано, – сообщил связной.

– Из парка не выпускать!

– Да, сэр… Мистер Вигано! Нас надули… Они уезжают с деньгами! Бристол с ними, в машине!

– Он перебежал к ним?!

– Нет, сэр, они держат его под дулом!

– Куда направляется машина! К югу?

– Да, сэр.

– Перекрыть радиальные дороги!

– Хорошо, сэр.

– Всем, кто свободен, занять позицию на восточной стороне кольцевой аллеи, к югу от виадука над радиальной дорогой. За виадук не пропускать! Прикончить прямо там.

– Хорошо, сэр.

– Шевелись! – Он снова повернулся к Энди и Майку. – Недолго им осталось умничать!
Глава 16
Джо вел машину на юг по кольцевой аллее, а Том смотрел назад, держа под прицелом гангстера. Джо давил на клаксон, велосипедисты неохотно уступали дорогу, бросая гневные взоры на автомобиль, который посмел въехать в парк в специально для них, велосипедистов, отведенное время.

Со всех сторон за машиной бежали гангстеры. Пистолетов пока видно не было, но они могли появиться каждое мгновение. Машина стартовала с места каких нибудь десять секунд назад, но Тому эти секунды показались бесконечно тягучими, как в кино при замедленной съемке.

– У тебя за пазухой пистолет, – обратился Том к бандиту. – Доставай его за ствол, двумя пальцами. Подними в воздух, да помедленнее.

– Что вы затеяли? – повторил бандит. – Мы же платим…

– Ой ли? И все твои приятели собрались здесь только из любви к свежему воздуху? Доставай пистолет!



Парень пожал плечами.

– Зря вы так, – сказал он, но вытащил свой автоматический «файерамз интернэшнл» тридцать восьмого калибра из под кофты и теперь держал его перед собой, как слепую рыбину. Том взял пистолет правой рукой, бросил его на сиденье.

– Как дела? – спросил он Джо, не сводя глаз с пленника.

– Прекрасно, – злорадно ответил тот. Нажимая на клаксон, он с горем пополам освободил дорогу и ухитрился никого при этом не задавить. Теперь они ехали со скоростью двадцать миль в час, вчетверо быстрее, чем бежали преследователи. Выезд на Семьдесят седьмую улицу уже виднелся впереди. Джо повернул руль, но вовремя заметил стоявшие поперек дороги зеленый «шевроле» и бледно голубой «понтиак». Три стрелка, сгрудившиеся вокруг «шевроле», смотрели в сторону полицейской машины. Джо нажал на тормоза.

– В чем дело? – спросил Том.

– Нас обложили.



Машина остановилась. Лавина велосипедистов опять догнала ее, обтекая с двух сторон.

– Здесь не выбраться, – сказал Том. – Поехали к другим воротам.



Джо снова крутил руль, жал на клаксон и акселератор. Машина опять поползла к югу в гуще велосипедистов, трое из «шевроле» бежали следом. Догнать автомобиль им было не под силу, но они держались как люди, которые знают, что делают, и это очень тревожило приятелей. Том вспомнил рацию, которую видел в руках одного из стрелков на холме. Похоже, у них тут есть и командный пункт, на который отовсюду поступают доклады.

Том пал духом. Он был почти уверен, что бой проигран, а Джо вдруг почувствовал прилив борцовского азарта, он сгорбился над баранкой и, продолжая сигналить клаксоном, короткими рывками бросал машину все дальше и дальше вперед.

Вот и выезд на Семьдесят вторую улицу. Джо даже не удивился, когда заметил две машины за серыми барьерами.

– И здесь тоже, – с досадой сказал он.

– И везде, – обреченно добавил Том.

– Знаю.



Парень на заднем сиденье сочувственно кивнул.

– Что, убедились? – проговорил он. – Может, хватит? Что толку зря ерепениться?

– Нельзя же вечно ездить по кругу, – сказал Том. – Надо как то выбираться отсюда.

– А мы что делаем?! – злобно заорал Джо, врезав кулаком по баранке.



Парень потянулся к корзине и вытащил из нее пачку лотерейных билетов. На какое то мгновение он удивился, потом возмущенно воззрился на Тома.

– Ну и дураки, – сказал он. – Даже не верится, что бывают такие болваны, как вы.

– Заткнись, ладно? – попросил Том. Джо резко затормозил.

– Вышвырни его вон, – сказал он. – Или лучше сперва пристрели.



Том взмахнул пистолетом.

– Выметайся!



Когда парень открыл дверцу, проезжавший мимо велосипедист шарахнулся в сторону и вылетел на газон.

– Конец вам, – сказал гангстер на прощание, и Джо надавил на акселератор. Закрывающаяся дверца ударила бандита по левому локтю, он схватился за ушибленное место правой рукой и, согнувшись, затрусил к западной окраине парка.

– Должен же быть какой то выход, – пробормотал Джо, вцепившись в баранку с такой силой, что она едва не погнулась. Растерянность и ярость смешались в его душе.

– Не останавливайся, – сказал Том. Он уже ни на что не надеялся.



Впереди был поворот на Шестую авеню. Здесь стояли машины, хотя Шестая – улица с односторонним движением и выезда из парка на нее нет, только въезд. Аллея снова мягкой дугой пошла влево, огибая парк. Справа, под острым углом, виднелся въезд с Шестой авеню, дальше по курсу, возле мостика, приятели вдруг заметили группу из пятнадцати или двадцати человек. Они просто стояли на аллее и переговаривались, разбившись на маленькие кучки. У некоторых были велосипеды.

– Проклятье, – выдавил Джо.

– Перекрыли… – начал было Том, но тут же умолк.

Положение становилось все безнадежней. Если они передавят это кодло, мафия, конечно, отвяжется, но тогда ее место займут коллеги полицейские, которые оцепят парк за считанные секунды.

Но и останавливаться нельзя.

Джо еще ниже пригнулся к рулю.

– Ладно, держись, – прошипел он.

– Что ты собираешься делать?

– Держись и помалкивай!



Джо рванул руль вправо, машина влетела на бордюр, пронеслась по газону, нырнула с невысокой насыпи и помчалась прямо на юг, к Шестой авеню. Нога Джо вдавила педаль газа в пол.

– Господи, что ты делаешь? – завопил Том.

– Сирену! – крикнул Джо. – Сирену и мигалку!

Вытаращив глаза, Том смотрел вперед сквозь ветровое стекло. На ощупь отыскав на панели знакомые кнопки, он ударил по ним ладонью и услышал набиравший силу вой сирены. Машина неслась прямо на барьеры и баррикады из двух легковушек, которые блокировали дорогу от бордюра до бордюра. Свободной оставалась только узкая полоска тротуара. В последнее мгновение Джо вывернул руль влево, машина с резким толчком перевалила через бордюр и вонзилась в коридорчик между автомобилем заграждения и каменной оградой парка.

– Разойдись! – кричал Джо пешеходам, метавшимся по тротуару, но его крика не слышал даже Том: все перекрывал могучий рев сирены. Машины, ехавшие по Пятьдесят девятой улице в западном и восточном направлении, разом затормозили, словно налетев на стену. Джо направил автомобиль прямо в коридорчик. Гангстеры уже прыгали в свои легковушки, чтобы наладить погоню, а Том и Джо еще не успели миновать заграждение.



Фонарный столб. Машина летела по тротуару, Джо подал руль чуть вправо, и они проскочили между столбом и одним из преграждавших путь автомобилей, почувствовав толчок, когда правое заднее крыло царапнуло по бамперу стоявшей машины.

Вырвавшись из кольца, Джо помчался прямо на юг. Том потряс над головой кулаками.

– Вперед! – завизжал он.



Шестая авеню тянется на север до самого парка. Здесь одностороннее движение в пять рядов. Патрульная маши на неслась на юг, а впереди, в трех кварталах, виднелась фаланга встречного транспорта, занимавшая всю ширину проезжей части. Автомобили шли плотным потоком, похожим на стадо коров, а Том и Джо летели навстречу со скоростью шестьдесят миль в час. И расстояние с каждой секундой сокращалось.

Одной рукой Джо вцепился в баранку, а другой неистово сигналил встречным водителям. Он дико орал, но из за сирены криков не было слышно. Том прижался к спинке сиденья, уперся ладонями в приборный щиток и, выпучив глаза, смотрел вперед. Такси, грузовики и легковушки веером разбегались влево и вправо, лезли друг на друга и на тротуары, шарахались на боковые улочки, прятались за стоявшими автобусами. Пешеходы нарушители с невиданной резвостью шарахались к бордюрам. На проезжей части образовался прямой коридор, и патрульная машина устремилась по нему, как пуля по ружейному стволу. Лица водителей с разинутыми ртами мельтешили перед глазами Тома и Джо. Руль крутился из стороны в сторону, впереди мелькали кузова грузовиков и капоты такси.

Том внезапно впал в какое то эйфорическое состояние. Тело стало легким и, казалось, готово было взмыть в небо. Продолжая держаться левой рукой за приборный щиток, он сжал правую в кулак и стал молотить ею по панели, вскрикивая:

– Эх ха! Эх ха! Йих хо хо!!!



Джо усмехался и гримасничал, словно передразнивая встречных водителей. Он буквально лежал на баранке и правил машиной скорее при помощи плеч, нежели рук. Миновав три или четыре квартала, они наконец то вылетели из автомобильного роя. Впереди, в шести кварталах дальше по улице, виднелся еще один такой же поток машин. Светофор сиял зеленым глазком.

– Выключай сирену и мигалку! – заорал Джо. Том ничего не слышал, и Джо пришлось здорово врезать ему по коленке. Он ткнул пальцем в выключатели, одновременно закладывая крутой вираж на Западную Пятьдесят четвертую улицу. Левые колеса оторвались от мостовой.



Том ударил по кнопкам и тут же вновь уперся ладонями в панель, потому что Джо обеими ногами давил на педаль тормоза. Скорость упала до двадцати миль в час, машина мягко подкатила к горстке автомобилей, ждавших зеленого сигнала на перекрестке перед Пятой авеню, и остановилась позади грузовичка для перевозки готового платья.

Они обменялись улыбками. Оба дрожали как осиновые листья. С восхищением и ужасом в голове Том сказал:

– Ты сумасшедший. Законченный псих.

– Вот так смываются от погони, – выдохнул Джо. – Учись, браток.
Глава 17
Оба дежурили в дневную смену и оттого попали на магистраль, тянувшуюся через весь Лонг Айленд, в самый час «пик». Машину вел Джо, Том сидел рядом и читал «Ньюс».

Со времени памятной прогулки по парку прошла неделя. Привезя домой корзинку для пикников, они обнаружили в ней два миллиона долларов наличными. Пачку разделили пополам, и каждый забрал свою долю. Том сунул деньги в парусиновую сумку из под гимнастического инвентаря и спрятал под замок в шкафу позади бара в подвале своего дома. Джо уложил миллион в синий пластиковый пакет, которым они пользовались во время ограбления, снял фильтр бассейна (тот вновь вышел из строя), выкопал ямку, уложил в нее пакет, присыпал землей и снова поставил фильтр на место.

Спустя пару дней после происшествия в парке управление полиции вывесило в каждом участке бюллетень, призывающий к особой осторожности при езде по улицам с односторонним движением. Начальству, конечно, очень хотелось узнать имена нарушителей, выкинувших смертельный номер на Шестой авеню, но это было невозможно.

Друзья сидели в «плимуте» Джо и ехали короткими бросками в поминутно замиравшем на месте потоке машин. Оба молчали. Вдруг Том выпрямился и сказал:

– Эй, взгляни ка!

– Что такое?

– Вигано отдал концы.

– Не врешь? – Джо тронул «плимут» с места, но тут же опять затормозит. – Ну ка, прочти вслух.

– Ага, вот… «Король преступного мира Энтони Вигано, долгое время занимавший важный пост в семье мафии, главой которой является Джозеф Скараччи из Нью Джерси, был застрелен вчера в десять часов сорок минут вечера при выходе из ресторана итальянской домашней кухни в Бейонне. Убийство, по свидетельству бейоннской полиции, обставленное в духе мафии, совершил неизвестный мужчина… Выйдя из припаркованного возле ресторана автомобиля, он дважды выстрелил в голову Вигано и скрылся на той же машине…» Ну, дальше биография пошла.



Джо кивнул. Легкая улыбка тронула его лицо.

– Ты понимаешь, что это означает? – спросил он.

– Покойник упустил два миллиона из казны мафии, и ей это не понравилось, – ответил Том. – Но почему он не вернул ей эти деньги из своего кармана, если уж так вышло? Мафия бы простила…

– Ха!.. Ничего бы она не простила! Кроме того, мафии принадлежал и сам Вигано, и его карман. Нет, это уж для нее прямой убыток. Но я сейчас не о том. Что означает сама заметка в газете?

– Что Вигано пристукнули.

– И все?

– А что еще?

– А то, что они не смогли найти нас, – сказал Джо. – Пробовали, да ничего не вышло.

– Чтобы мафия да сдалась… – недоверчиво возразил Том.

– Чушь! Все сдаются, когда больше нечего делать. Если бы они еще надеялись нас разыскать, Вигано сейчас был бы жив. – Джо широко улыбнулся. – Мы чисты и свободны, дружище. Вот что означает для нас эта заметка в газете.



Том посмотрел на него озадаченно, потом тоже заулыбался.

Остановившаяся впереди машина дернулась и проехала с десяток футов.



1 «Корт» означает и теннисный корт, и суд. ( англ. )

2 Соответствует 195 см роста и 126 кг веса.

3 Роман Грейс Митэльэс «Пейтон Плэйс» долгое время возглавлял список бестселлеров, да и сейчас пользуется читательским спросом.

4 «Анонимные алкоголики» – общественная организация, целью которой является помощь людям, страдающим алкоголизмом.

5 Знаменитый марш борцов за равноправие негров, состоявшийся в 1963 году, который возглавлял Мартин Лютер Кинг.

6 Оливер Голдсмит (1728–1774) – английский писатель сентименталист.

7 Игра слов «коп» на американском жаргоне – «полицейский» (Прим пер)

<< предыдущая страница