Г. А. Арбатов н. Болховитинов г. М. Корниенко - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Г. А. Арбатов н. Болховитинов г. М. Корниенко - страница №1/29


ИСТОРИЯ США

ИСТОРИЯ США


В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ

ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ



1945-1980

ОГЛАВЛЕНИЕ


Редакционная коллегия:

Г. Н. СЕВАСТЬЯНОВ

(главный редактор)

Г. А. АРБАТОВ

Н. БОЛХОВИТИНОВ

Г.М.КОРНИЕНКО

Г. П. КУРОПЯТНИК

В. Л. МАЛЬКОВ

Н.В.МОСТОВЕЦ

Н.В.СИВАЧЕВ

Г. А. АГАФОНОВА
(ученый секретарь)

Редакционная коллегия тома:

В. Л. МАЛЬКОВ

(ответственный редактор)

А. А. БЕССМЕРТНЫХ

В.П.ЗОЛОТУХИН


А.Е.КУНИНА
Б.И.МАРУШКИН
Ю.М.МЕЛЬНИКОВ
Н. В. МОСТОВЕЦ


Издательство «НАУКА» Москва 1987

Издательство «НАУКА» Москва 1987



ВВЕДЕНИЕ

В четвертом томе «Истории США» во взаимосвязи с глобальными про-
цессами современности рассматриваются общие закономерности и осо-
бенности развития американского общества в условиях углубления обще-
го кризиса капитализма после второй мировой войны; ставится задача
раскрыть диалектику внутренней и внешней политики США, ее движу-
щие силы и классовую сущность, воздействие различных факторов на
эволюцию общественного сознания, художественной культуры, науки и
техники. В центре исследования — история борьбы народных масс США
против гнета монополистического капитала, реакции, милитаризма и
войны.

Четвертый том настоящего издания посвящен важному и сложному


этапу в истории США, который хронологически отграничен от прошло-
го окончанием второй мировой войны, а от будущего — началом 80-х го-
дов нашего столетия. Для человечества в целом это эпоха гигантских
всемирно-исторических сдвигов, выявления качественно новых глобаль-
ных процессов и явлений, связанных прежде всего с образованием ми-
ровой системы социализма, с научно-технической революцией, учащением
ритма и темпа общественного прогресса. Расширение и углубление ми-
рового революционного процесса, охватывающего все новые страны и
континенты, и обострение всех противоречий капитализма привели к
коренному изменению соотношения сил на международной арене в поль-
зу той исторической тенденции, которая олицетворяет собой приближе-
ние неизбежного конца последней антагонистической общественно-эконо-
мической формации и поворот человечества к социализму, начатый
Октябрьской революцией в России в 1917 г.

Диалектика современного общественного развития такова, что любое


мало-мальски важное событие или явление в общественно-политической
жизни современных США, а также их поведение на мировой арене
объективно связаны с переменами, происшедшими в мире после второй
мировой войны. Эта связь и зависимость могут выявляться либо прямо,
либо опосредовано. Однако то и другое всегда отражали и отражают об-
щие тенденции в эволюции современного государственно-монополистиче-
ского капитализма с присущим ему всеусиливающимся конфликтом между
общественным характером производства и частнокапиталистической фор-
мой присвоения. Соединенные Штаты не остались в стороне и от обост-
рения классовых антагонизмов (чисто внутренних и глобальных), прежде
всего в форме выступающего на первый план антагонизма «интернацио-
нально слитого капитала с интернациональным рабочим движением» 1.

Вынашиваемые господствующим классом США еще во время второй


мировой войны планы устранить классовые противоречия внутри страны
и, навязав другим народам свои ценности и модели, обратить револю-
ционный процесс вспять не выдержали соприкосновения с действитель-
ностью. 1945 год, проложив глубокую межу в судьбах всего человечест-
ва, отчетливо выявил ведущую закономерность движения всемирной
истории. Важно подчеркнуть, что на всех континентах речь шла не
только о надеждах на будущее. Везде по-разному и в то же время не-
изменно с верой в достижимость перемен народы включались в актив-
ные действия ради завоевания права самим решать свою судьбу. В одних
ситуациях эти действия перерастали в новую вооруженную борьбу про-
тив сил, пытавшихся реставрировать старые порядки, в других — проте-
кали в относительно мирных формах, хотя и в этом случае классовые
и политические размежевания достигали крайних пределов. По совокуп-
ности же все эти события, конфликты и столкновения свидетельствовали
о складывании предпосылок новой революционной ситуации. Она охва-
тила ряд европейских стран и значительную часть Азии, причем собы-

1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 25, с. 264.

6 ВВЕДЕНИЕ

тия в разных концах мира оказались сближенными во времени, что


многократно увеличивало вызываемые ими действие и резонанс. Ведущая
роль в антифашистской борьбе страны победившего социализма, Совет-
ского Союза, убедительно доказавшая историческое превосходство социа-
лизма, вклад коммунистов и левых сил в движение Сопротивления нало-
жили решающий отпечаток на развитие событий внутри многих стран.

Вполне закономерно, что на заключительном этапе второй мировой


войны антифашистская и национально-освободительная борьба все теснее
переплеталась с борьбой народных масс за радикальное изменение поли-
тических и социально-экономических условий их жизни. Всего заметнее
этот процесс происходил в ряде восточных и юго-восточных стран
Европы, где рабочий класс и его политический авангард — коммунисти-
ческие и рабочие партии — выступали решающей, а в некоторых слу-
чаях и единственной организованной силой в борьбе с фашизмом и
реакцией. Уже в ходе войны здесь были созданы предпосылки для пе-
рерастания национально-освободительной борьбы народов в революции
социальные, победа которых стала первым шагом строительства в этих
странах нового общества и формирования мировой системы социализма.

Вступление на путь социализма новых стран, распад и крах коло-


ниальной системы, последовательное возрастание общественно-политиче-
ской роли рабочего класса и его сознательного авангарда, нарастание
национально-освободительной, антиимпериалистической борьбы убедитель-
но показывали, что смена вех в социально-экономической эволюции вы-
текает из объективных условий существования современного общества,
делающих неизбежным для человечества в целом выбор в пользу со-
циализма.

Ко всем этим изменениям революционного характера монополистиче-


ская буржуазия США, вынашивавшая идею осуществления доктрины
«американского века», испытывала непримиримую враждебность. Вот по-
чему с самого начала они были объявлены буржуазной пропагандой
США порождением «советского экспансионизма» и результатом узурпа-
ции власти «революционным меньшинством». В ход был пущен миф об
экспорте революции со стороны социалистических стран, раздуваемый
официальным Вашингтоном зачастую до размеров всеобщей истерии,
хотя имперским планам американского империализма противостояли не
чьи-то тайные усилия, а сама объективная логика истории, реальности
нашей эпохи.

Особо зловещий смысл отказа США считаться с историческими кон-


стантами подчеркивал тот факт, что в верхних эшелонах власти США
всегда хорошо сознавали, куда направлены главные токи общественного
развития. В секретной переписке различных государственных служб и
видных политических деятелей США, относящейся к концу войны, с тре-
вогой констатировалось резкое ослабление позиций буржуазии во многих
капиталистических странах (особенно европейских), рост притягательной
силы социалистического идеала и усиление тяги народных масс в на-
правлении радикальных изменений общественных структур и политиче-
ских институтов 2. Иными словами, именно классовый эгоизм монополи-

2 Joint Chiefs of Staff. Memorandum for Information N 180, Report on Political Con-


ditions in Occupied Europe, January 17, 1944.— Franklin D. Roosevelt Library, Map
Room, Box 171, Naval Aid File; Acting Secretary to the Secretary of State, July 13,
1945.— National Archives, General Records of the Department of State, Decimal File,

ВВЕДЕНИЕ 7

стической буржуазии США, а не показное желание вернуть народам
«украденные» у них свободы толкнул ее к яростному противодействию
процессу социально-политических перемен, охватившему большую часть
мира.

Хорошо известно, что характер политики, которую проводит то или


иное государство внутри и вне страны, определяется прежде всего тем,
какой класс стоит в этой стране у рычагов власти. В свою очередь, как
подчеркивал В. И. Ленин, самые глубокие корни и внутренней, и внеш-
ней политики государства в конечном итоге лежат в экономических
интересах господствующих классов, в их экономическом положении 3.

Политика главной страны империализма, Соединенных Штатов, на


протяжении всей их истории — наглядное подтверждение этого вывода
марксизма-ленинизма. Если же говорить о послевоенном периоде в исто-
рий США, ставшем предметом рассмотрения в настоящем томе, то с точ-
ки зрения внутренних условий он характеризуется абсолютным и безраз-
дельным господством американской крупной буржуазии, и прежде всего
финансовой олигархии, в структуре власти. Вторая мировая война соз-
дала для этого исключительно благоприятные возможности. В ходе ее
усилиями пропагандистской машины была проведена операция по мораль-
ной реабилитации финансово-промышленной олигархии, чья репутация
в связи с критикой за плачевное состояние, в котором оказалась экономи-
ка страны в годы «великой депрессии», понесла известный урон. Глав-
ное же состояло в том, что война в гигантских размерах содействовала
росту экономического могущества монополий. Этому сопутствовало и не-
прерывное повышение степени централизации капитала и концентрации
производства.

Особое значение в этом смысле имели слияния и поглощения 40—


50-х годов «горизонтального» и «вертикального» характера и последовав-
шие вслед за ними слияния конгломератного характера, т. е. образова-
ние корпораций, оперирующих в различных отраслях промышленности,
торговли, услуг, транспорта и финансов 4. Создание американских транс-
национальных компаний (ТНК), длительное время доминирующих в си-
стеме экономических связей мирового капитализма, стало продолжением
начавшегося еще в годы второй мировой войны процесса изменения ор-
ганизационного строения американского капитала и его интенсивной
экспансии за рубежом. О масштабах проникновения капитала США в
экономику других стран, и прежде всего западноевропейских, говорит тот
факт, что к концу 70-х годов общая стоимость активов американских
банков за пределами США достигла 200 млрд. долл.5

Сосредоточение экономических ресурсов в руках крупнейших финан-


сово-промышленных империй, которые вершат свои дела, сообразуясь
лишь с собственными интересами, привело к тому, что к середине 80-х
годов на командных позициях прочно закрепились примерно 200 круп-
нейших американских транснациональных корпораций и 200 ТНК, бази-
рующихся вне США 6. Они держат все приводные ремни экономического

1945—49, Record Group 59, Confidential File, 1945—1949, Box 265, 740—00119 (Potsdam), 7—1345.

3 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 36, с. 327.

4 Беглов И. И. США: собственность и власть. М., 1971, с. 236.

5 Правда, 1983, 9 мая.

6 Проблемы мира и социализма, 1985, № 4, с. 81.




8

ВВЕДЕНИЕ

механизма страны. В 1982 г. доля корпораций-гигантов с капиталом


в 1 млрд. долл. и более в суммарных активах всех корпораций состав-
ляла 66% (против 17% в 1948 г.) 7. Неудивительно, что государствен-
ный аппарат оказался намертво привязанным к монополистическому ка-
питалу, точнее говоря, в прямой зависимости от него. Личная уния
монополий и правительственной бюрократии, осуществляемая посредст-
вом заполнения всех ключевых постов в администрациях на федераль-
ном и местном уровнях людьми капитала, типична для послевоенной
Америки. Располагая неограниченными возможностями, корпорации идео-
логически и политически осуществляют эффективный контроль над функ-
ционированием двухпартийной системы, законодательной, исполнительной
и судебной властями. Разумеется, все они сохраняют относительную
самостоятельность, но только в пределах той призрачной свободы, кото-
рой располагают клиенты ростовщика, находясь вблизи долговой ямы.
В настоящем томе эта важная тема рассматривается в различных аспек-
тах — в государственно-правовом, политическом и духовном.

В системе монополистического капитала стратегические позиции зани-


мают коммерческие банки и инвестиционно-банковские фирмы. Главной
же фигурой в ней по-прежнему остается крупный собственник. Вопреки
ходячим утверждениям многих американских историков, экономистов и
социологов апологетического направления о том, что корпорации покон-
чили с зависимостью от рынка капитала, и об «исчезновении» капита-
листа как ведущей тенденции развития капитализма во второй половине
XX в. финансовая олигархия США не только не утратила средства контро-
ля над промышленными корпорациями, но, напротив, многократно при-
умножила их. В целом можно говорить об определенной стабильности со-
става современной финансовой олигархии США, этих нескольких сотнях
богатейших семей и семейных кланов — подлинных правителей Америки
(Форды, Гетти, Кайзеры, Диллоны, Лимэны, Люсы, Морганы, Рокфелле-
ры, Фиппсы, Уорберги, Дюпоны, Меллоны и др.). Однако обогащение на
войне и развитие научно-технической революции способствовали появле-
нию и новых богачей, в последние два-три десятилетия весьма энергич-
но и настойчиво оспаривавших у своих более старых соперников право
находиться у руля государственной машины, активно влиять на ее курс
вне зависимости от того, какая из двух буржуазных партий (республи-
канцы или демократы) имеет большинство в конгрессе и контролирует
Белый дом.

Зловещую роль в этой борьбе за сосредоточение власти в руках


отдельных, самых могущественных группировок финансово-промышлен-
ного капитала США после второй мировой войны играли те из них, ко-
торые представляли военную промышленность и тесно связанные с ней
милитаристские круги. Наживающиеся на производстве и продаже ору-
жия, всеми силами стремящиеся не допустить контроля над ним, свя-
занные тесными личными и деловыми узами с военным истэблишментом,
более всего заинтересованные в государственных военных заказах,
а отсюда и в поддержании международной напряженности, проведении
агрессивной внешнеполитической линии, крупные промышленные фирмы
США (такие, как «Локхид», «Дженерал дайнэмикс», «Макдоннелл — Дуг-

7 Чепраков С. В. Монополистические объединения в промышленности США. М.,


1984, с. 65.

ВВЕДЕНИЕ 9

лас», «Боинг», «Бендикс» и др.) сначала исподволь, а затем совершен-
но открыто на протяжении послевоенных десятилетий шаг за шагом
осуществляли программу вытеснения конкурентов в борьбе за влияние
в коридорах власти.

Материальной основой этого продвижения к политическому могущест-


ву явилось последовательное увеличение удельного веса бизнеса, непо-
средственно занятого военными приготовлениями, в экономике страны.
Известный американский социолог Р. Миллс писал в 1957 г., что уже
в 40-е годы в структуре американского капитализма произошел гигант-
ский сдвиг в сторону создания системы «перманентно военной экономи-
ки», базирующейся на частнокапиталистических корпорациях8. Позднее
Генеральный секретарь Компартии США Гэс Холл дал этому явлению
четкую оценку: «„Военно-промышленный комплекс", возможно, не самый
точный термин, но он отражает одну из характерных черт нашей сегод-
няшней действительности. Этот популярный термин, обозначающий опре-
деленное явление государственно-монополистического капитализма, харак-
теризует высокий уровень милитаризации, ставший результатом перепле-
тения огромной военной машины с крупными банковскими и промышлен-
но-монополистическими корпорациями. Это — мощный комплекс. Он гос-
подствует на каждом участке жизни в Соединенных Штатах и оказывает
на нее отнюдь не благотворное влияние. Он деформирует и уродует все
процессы. В нем отражается паразитизм и загнивание капитализма» 9.

Вторая мировая война, милитаризм, всегдашний страх перед повто-


рением «великой депрессии» 10 и, разумеется, усложнение внутреннего
механизма капиталистического способа производства в эпоху научно-тех-
нической революции содействовали складыванию целостной системы го-
сударственно-монополистического капитализма США. Роль и значение
буржуазного государства, действующего в общеклассовых интересах круп-
ного капитала, неизмеримо выросли. В условиях коренной ломки миро-
вых хозяйственных связей, вызванной соревнованием двух систем и
нарастающим воздействием НТР, буржуазное государство, сосредоточив-
шее в своих руках важные рычаги управления общественным воспроиз-
водством, использовало их прежде всего в целях укрепления внутрен-
них и международных позиций монополистического капитала. Оно
обеспечивает процветание военно-промышленного комплекса, стимулируя
и финансируя непрерывную модернизацию всех видов оружия, что поз-
воляет военному бизнесу с конца второй мировой войны развиваться без
заминок и спадов в его динамике. В сущности, тем же было вызвано
и расширение социальных функций государственной власти, хотя это
расширение время от времени и вызывало критику (подчас напоминаю-
щую легкий бунт) со стороны монополий, недовольных по традиции

8 Миллс Р. Властвующая элита. М., 1959, с. 379.

9 Холл Г. Революционное рабочее движение и современный империализм. М., 1974, с. 107.

10 Президент Г. Трумэн в одном из выступлений после окончания второй мировой войны заявил: «В 1932 г. система частного предпринимательства была близка к краху. Существовала реальная угроза того, что американский народ может повернуть к какой-то другой системе. Если мы хотим выиграть битву между „свободой" и коммунизмом, нам следует быть уверенными в том, что впредь не будет допущено повторения подобной депрессии» (цит. по: Перло В. Неустойчивая экономика: Бумы и спады в экономике США после 1945 г. М., 1975, с. 18).



10

ВВЕДЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

11



отдельными аспектами деятельности «большого правительства», уступками
демократическим низам, усилением влияния бюрократии и т. д.

Аксиомой является известное положение марксизма о том, что импе-


риализм означает усиление реакционности буржуазии по всем линиям.
В предыдущих томах настоящего издания проанализированы начальные
стадии этого процесса применительно к США. Раскол мира на две си-
стемы, начало общего кризиса капитализма, как и предвидел В. И. Ленин,
сделали буржуазию еще более склонной искать спасение на крутых по-
воротах истории в ущемлении и ликвидации демократических прав тру-
дящихся, конституционных гарантий, в авторитете «сильной власти».
История и современный политический опыт подтверждают правильность
этого вывода. Классическим примером служат современные США.

Засилье крупного капитала в экономике, политике и идеологии США


в условиях дальнейшего обострения внутренних и внешних противоречий
современного капитализма в целом пагубно сказалось на состоянии бур-
жуазно-демократических свобод США. Гонения на инакомыслие и инако-
мыслящих стали непременным атрибутом «американского образа жизни».
Умело возбуждаемые и направляемые из-за кулис, нередко с верхних
«этажей» государственного здания, они сопровождаются опасным ростом
могущества репрессивно-полицейского аппарата, превратившегося в мощ-
ный централизованный институт, оказывающий всевозрастающее воздей-
ствие на повседневную жизнь общества.

Давно замечено (в том числе и историками США немарксистских на-


правлений), что изначально в основу доводов реакции в пользу усиле-
ния политики преследований в отношении левых и прогрессивных эле-
ментов, а также всякого рода дискриминационных мер было положено
ложное истолкование причин, которые вызывали и вызывают нарастаю-
щие внутренние и внешние трудности американского капитализма. Их
постоянно приписывали злокозненной, «подрывной» работе радикалов,
мировому социализму, якобы намеренно сеющих недоверие к фундамен-
тальным принципам экономической системы буржуазного общества и
классовую рознь. Между тем истина состоит в том, что корень противо-
речий, подтачивающих жизненные устои капитализма США, лежит не
вовне, а в нем самом, прежде всего в господствующей системе отноше-
ний собственности и экономическом механизме капиталистического вос-
производства.

Внедрение регулирующего механизма в хозяйственную жизнь США


в годы «нового курса» и практика государственного дирижизма в годы
войны в сочетании с социально-реформаторской деятельностью придали
экономическому развитию США известную устойчивость. Война явилась
мощным генератором экономического роста, она способствовала времен-
ному решению проблемы занятости. Широкое применение новых видов
топлива, синтетических и искусственных материалов, массовая автомати-
зация, революция в воздушном транспорте и морском судоходстве —
все это определило повышенные темпы роста производства, а также
изменение отраслевой структуры экономики США в 40—60-х годах.
Этому же способствовали и промышленные бумы, вызванные агрессив-
ными войнами в Корее и Вьетнаме. До начала 70-х годов увеличивалась
покупательная способность населения 11. Нельзя не упомянуть и о том,

что упорная борьба трудящихся США за повышение жизненного уровня


принесла определенные плоды 12.

В 40—50-е годы буржуазная наука и пропаганда в один голос воз-


вестили о «чуде» превращения американского капитализма в «народный
капитализм», обещая нескончаемое экономическое «процветание» и
«революцию доходов». В попытке создать привлекательный образ амери-
канского капитализма, «приобщить» его к гигантскому процессу социаль-
но-экономического обновления, захватившего весь мир, на свет вновь
были извлечены старые концепции, которым всячески стремились при-
дать мнимо новый вид.

Среди множества подобных подделок одна из самых распространен-


ных — миф о радикальной трансформации буржуазного общества в США,
которая будто бы сделала его совершенно непохожим на классический
капитализм XIX — начала XX в. Эту трансформацию обычно связывали
с колоссальной концентрацией экономической мощи в руках акционерно-
го капитала, якобы полностью разрушившего старую экономическую
ткань капиталистического общества, с «добровольным» принятием бур-
жуазным государством на себя функций регулятора социально-экономи-
ческих отношений и признанием юридического статуса за экономически-
ми организациями рабочих — тред-юнионами («теория равновесия»).
Диффузия собственности и «революция управляющих», заявляли аполо-
геты «нового капитализма», превратили буржуазное общество в общест-
во «всеобщего благоденствия». Из факта технического прогресса и фор-
мального признания классом капиталистов за тред-юнионами права за-
щиты экономических интересов рабочих делался вывод об автоматической
ликвидации всех зол капитализма.

Между тем в недрах капиталистического производства происходило


постепенное накопление глубоких противоречий. Частично они находили
разрешение в циклических кризисах перепроизводства 1948—1949 гг.,
1957—1958 гг. и 1960—1961 гг., которые, хотя и не принимали особо
разрушительного характера, тем не менее свидетельствовали, что относи-
тельная стабильность развития капитализма США покоится на весьма
шатких основаниях. В середине 60-х годов наступил перелом в динами-
ке общественного воспроизводства США, наметилось резкое сокращение
его эффективности. Механизм государственно-монополистического регу-
лирования явно не справлялся ни со структурными сдвигами, вызывае-
мыми научно-технической революцией, ни с ее социальными последствия-
ми. На фоне быстрого роста инфляции падали реальные доходы трудя-
щихся. Угрожающе росла массовая безработица, принявшая хронический,
структурный характер.

70-е и начало 80-х годов стали свидетелем дальнейшего углубления


и обострения всех противоречий американского капитализма (и «старых»
и «новых»), причем наиболее четко это проявилось в сфере обществен-
ного воспроизводства, темпы которого резко снизились в результате двух
самых значительных в послевоенный период экономических кризисов —
1973—1975 гг. и 1980—1982 гг. В ряде отношений их воздействие на
экономику США было сильнее, чем во многих других развитых капита-
листических странах, что отчасти объясняется более тесным, нежели в
других странах, переплетением циклических кризисов с действием долго-


11 Механизм экономического цикла в США. М., 1978, с. 91, 92.

12 Political Affairs, 1984, Mar., p. 6.



12

ВВЕДЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

13



временных негативных тенденций, таких, как образование крупных де-
фицитов торгового баланса, ослабление позиций США на мировых рын-
ках, падение производительности труда, валютная нестабильность,
и т. д.13

Обещания «оздоровить» капитализм, обеспечив его бескризисное раз-


витие в рамках общества «всеобщего благоденствия», потерпели провал.
Это все чаще признают и буржуазные идеологи и политики, вынужден-
ные констатировать, что попытки «оздоровления» экономики предприни-
мались главным образом за счет трудящихся и в интересах монополи-
стического капитала. На протяжении десятилетий (часто вне зависимости
от перепадов экономической конъюнктуры) на одном полюсе продолжали
расти прибыли, а на другом — накапливалась социальная обездоленность
в силу постоянного обострения проблемы занятости и тенденции к по-
нижению цены рабочей силы, внедрения новых, все более изощренных
форм капиталистической эксплуатации, упадка здравоохранения, ухудше-
ния положения с жильем и недостаточности или свертывания социаль-
ных программ помощи. Исторический опыт неопровержимо свидетельст-
вует, что принимаемые время от времени буржуазным государством огра-
ниченные меры по «ликвидации» бедности не приносили в конечном
счете ожидаемого результата. Сохранение же позорящей Америку дис-
криминации национальных меньшинств, женщин, рабочих-иммигрантов
довершает картину «американского образа жизни» в его реальном вопло-
щении.

Несмотря на огромный рост общественного богатства после второй


мировой войны, США, как это было и прежде, а точнее сказать, в еще
больших размерах, остаются страной социального неравенства, резких
социальных контрастов. Бурный рост научно-технического прогресса при-
дает этому явлению воистину кричащий характер. Рядом с островками
взметнувшихся вверх зеркальных небоскребов деловых центров — насту-
пающие на них трущобы «внутреннего города»; рядом с богатыми при-
городами — всеумножающиеся «районы бедствия» с голодающими людьми
и высокой смертностью; рядом с роскошными отелями для состоятельной
публики и кошачьими усыпальницами — огромная армия выброшенных
из производственной сферы бездомных, коротающих ночь и день где при-
дется, чаще всего на улицах; рядом с гигантским ростом материальной
базы науки — рост неграмотности среди неимущих слоев, кризис обще-
образовательной школы; рядом с достижениями медицины — упадок ме-
дицинского обслуживания, его невероятное вздорожание и недоступность
для многих. Бедность, резюмирует известный американский публицист
С. Лене, проанализировав исторические корни этого «парадокса»,— по-
стоянная часть панорамы американской жизни 14.

В основе этого явления американской действительности всегда был и


остается неустранимый в рамках буржуазного общества антагонизм клас-
совых отношений между трудом и капиталом. Отсюда неустранимость и
классовой борьбы американского пролетариата, борьбы всех угнетаемых
монополистическим капиталом и восстающих против его произвола,
внутренней и внешней политики, общественных сил — наиболее обездо-

13 Boorstein E. What's Ahead?.. The US Economy. N. Y., 1984.

14 Лене С. Бедность: неискоренимый парадокс Америки. М., 1976, с. 430.

ленной части американского народа, афро-американцев, фермеров, зна-


чительной части молодежи, женщин, средних слоев.

Тема народных масс остается центральной и в IV томе «Истории


США». Более того, в определенном смысле она приобретает особое зву-
чание в силу утвердившейся в немарксистской послевоенной историогра-
фии США традиции рассматривать движения социального протеста вне
рамок политической истории, делая упор на их обособленность15. Такой
подход приводит к многочисленным искажениям целостной картины об-
щественного развития, не позволяет увидеть и понять взаимосвязь и
взаимообусловленность его главных элементов, ведет в тупик узколобого
эмпиризма, развивает пристрастие к частностям, затрудняет восприятие
внешних форм и внутренней сути явлений и событий, взятых в их един-
стве и многообразии.

Так, в результате искусственного рассечения национальной истории


на самостоятельно существующие и подчас никак не увязанные друг с
другом «подыстории» во многих работах немарксистских авторов по исто-
рии послевоенной Америки в превратном виде в конечном итоге оказа-
лись представленными источники и движущие силы изменения социаль-
ных форм: государственно-правовых, партийно-политических и идеологи-
ческих. Обычным делом стало превознесение «эластичности» политической
системы, способной-де автоматически, без давления «извне», самонастраи-
ваться применительно к потребностям времени, текущего момента и
снимать любую остроту проблем. Между тем историк, остающийся на
почве научного анализа, должен признать, что каждое мало-мальски зна-
чительное социальное явление в США, успехи и неуспехи в деле социаль-
ной реформы за последние десятилетия находятся в непосредственной
связи и зависимости от уровня развития народных движений, их массо-
вой организованности и политической зрелости. Он не может также
упускать из виду и то, что Ф. Энгельс называл общей связью мировых
событий16, которая дает возможность правильно понять и уяснить источ-
ники политического поведения господствующего класса США, характер
его социального маневрирования.

Материалы проделанного исследования показывают, что классовая


борьба американских рабочих, другие демократические движения социаль-
ного протеста развивались и развиваются в США в особо сложных усло-
виях отсутствия независимой массовой политической партии трудящих-
ся, недостаточной организованности, сохранения раскола рабочего класса
и разобщенности прогрессивных сил, длительного засилья в рядах рабо-
чего движения концепций профсоюзного экономизма и «классового парт-
нерства» 17, глубоко укоренившейся двухпартийной политической систе-
мы и неблагоприятной общей идеологической обстановки с ее искусственнс
подогреваемыми антикоммунизмом, культом наживы и насилия, нацио-
нального превосходства и военного могущества, гонениями на инакомыс-
лие. Однако именно народные массы, и прежде всего рабочий класс США
всегда были и остаются главной движущей силой борьбы за социальны!
прогресс страны, во многих случаях демонстрируя свою верность про-
грессивным традициям борцов за независимость, аболиционистов, попу-

15 Schatz R. W. Labor Historians, Labor Economics, and the Question of Synthesis.-


Journal of American History, 1984, June, vol. 71, N 1, p. 94.

16 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 35, с: 216.

17 Daily World, 1985, Aug. 25.

14

ВВЕДЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

15



листов, революционных анархо-синдикалистов конца XIX — начала
XX в., участников за обновление профдвижения и антифашистов 30-х го-
дов. Народные массы США еще не сказали своего последнего слова в
борьбе за подлинную демократию и за новую внешнюю политику США.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что в реальной жизни передовым


общественным силам нации не удалось перебороть негативную и очень
опасную тенденцию, выраженную в росте политического могущества наи-
более реакционно, шовинистически настроенных кругов правящей оли-
гархий. На разных этапах послевоенной истории США поражения «на-
родного лобби», антимонополистических и антиимпериалистических сил
приводили в области внутренней политики к утрате прежних завоеваний,
а порой к резким сдвигам вправо, а в области внешней — к усилению
по вине США международной напряженности, гонке вооружений, к воен-
ным авантюрам в духе агрессивных войн в Корее и во Вьетнаме.

Вопреки подлинным интересам самого американского народа, исполь-


зуя возросшую в годы войны экономическую и военную мощь, а неко-
торое время и атомную монополию, культивируя в политическом созна-
нии американцев пагубный комплекс непогрешимости и вседозволенности,
реакционная буржуазия США активно заявила о своих притязаниях быть
гарантом и охранителем международной системы эксплуатации и гнета.
Политическая и идеологическая подоплека внешнеполитической экспан-
сии США отчетливо проявилась прежде всего в их послевоенной евро-
пейской политике. Курс на «атлантическую солидарность», с помощью
которого США привязали буржуазию этих стран к политике антикомму-
низма в годы «холодной войны», прикрывал диктат империализма, вос-
становление довоенных отношений собственности и власти и стремление
изолировать трудящихся Западной Европы от воздействия мирового со-
циализма.

Выдвинутая реакционными кругами установка на глобальную гегемо-


нию США в духе Pax Americana с опорой на милитаризм и силовые ре-
шения международных проблем была связана также с потрясениями,
которые принесли капитализму распад и крах его колониальной систе-
мы. Вторая мировая война явилась ускорителем этого исторического про-
цесса. Но в отличие от первой революционной волны, охватившей срав-
нительно небольшую часть колониального мира, сферой освободительной
борьбы на этот раз стала колоссальная территория с сотнями миллионов
населения. Самый характер войны, решающая роль Советского Союза в
борьбе против фашистского блока, выдвинутая им демократическая, анти-
империалистическая программа послевоенного урегулирования наложили
глубокий отпечаток и на масштаб национально-освободительного движе-
ния в колониальных и зависимых странах, на его характер и формы.

И снова, говоря о движущих силах внешнеполитической экспансии


США после второй мировой войны и отмечая значение таких факторов,
как стремление американских монополистов воспользоваться ослаблением
своих империалистических конкурентов и жаждой установить контроль
над природными ресурсами бывших колониальных и зависимых стран,
не следует упускать главного — политические соображения, которыми
руководствовался Вашингтон, занимая непримиримо враждебную позицию
по отношению к революционному движению и его достижениям в Азпи,
Африке, Латинской Америке. Страх перед цепной реакцией выпадения
из сферы влияния империализма все новых и новых молодых государств,

вступающих на путь национального и социального освобождения, перед


опасностью сужения подвассальных мировому капитализму территорий
побуждал и побуждает США использовать все средства воздействия
(вплоть до самых крайних) в целях любой ценой сохранить статус-кво
и свое влияние среди ранее порабощенных народов. Представляя себя по-
борником прогресса и прав человека, Соединенные Штаты на протяже-
нии всей послевоенной истории на деле выступали душителями законно-
го стремления этих народов к освобождению, государственной самостоя-
тельности и свободному развитию.

Исключительно болезненно господствующий класс США реагировал


на усиление и углубление революционного процесса на Латиноамерикан-
ском континенте, традиционно рассматриваемом им как зона его особых
интересов. Отсюда понятно, почему именно здесь, в этих некогда зави-
симых всецело от американского империализма странах наиболее обна-
женно проявилась линия США на подавление борьбы их народов за
право самим распоряжаться своей судьбой, своими ресурсами и своим
голосом в международном сообществе наций. Более полутора веков Сое-
диненные Штаты «копили» противоречия с Латинской Америкой, но ни-
когда прежде они не наталкивались на такое сильное сопротивление, на
такую самоотверженную решимость восставших народов идти до конца
в борьбе против империалистического гнета. С победой Кубинской рево-
люции (1959 г.) в латиноамериканской истории начался этап борьбы за
«вторую независимость». Но на этот раз речь шла не о ликвидации
испанского или португальского, английского или французского колониаль-
ного ига, а о том, чтобы покончить с господством империализма США.
Исторический антагонизм между североамериканским империализмом
и народами развивающихся стран носит объективный, неустранимый ха-
рактер. И хотя, как показывают современные исследования, позиция
США по отношению к этим странам на протяжении всех послевоенных
десятилетий внешне видоизменялась, тем не менее ее суть оставалась
неизменной: она была и остается империалистической политикой со-
циально-экономического угнетения с преимущественным креном в сторо-
ну использования силы, шантажа и запугивания в сочетании с насаж-
дением послушных Соединенным Штатам режимов 18. Однако чем даль-
ше, тем больше политика США в отношении развивающихся стран
приходит в противоречие с интересами народов этих стран, их сопротив-
ление неоколониализму США и попыткам диктата растет, принимая фор-
му всенародных повстанческих движений и войн, активного внешнеполи-
тического отпора притязаниям намертво втянуть освободившиеся страны
в сферу влияния США.

По вполне понятным причинам внешнеполитическая проблематика в


настоящем томе занимает особое место. Во-первых, никогда прежде
международные отношения не играли такой важной роли в судьбах че-
ловечества, как это произошло после вступления в ядерный век, и,
во-вторых, никогда прежде внешняя политика США не приобретала та-
кой глобальный характер в силу сделанной ими заявки на осуществле-
ние имперских амбиций. При этом авторский коллектив не стремился к
детальному рассмотрению истории современной внешней политики и

18 Barry Т., Wood В., Preusch D. Dollars and Dictators. A Guide to Central America.


L., 1983.

16

ВВЕДЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

17



дипломатии США, тем более что в ряде содержательных коллективных
и монографических исследований советских авторов это сделано со всей
научной добросовестностью и доказательной силой19. Свою основную
задачу авторы видели в анализе, выявлении классовой сущности и глав-
ных тенденций во внешней политике и дипломатии современного амери-
канского капитализма, рассматриваемых в тесной связи с гражданской
историей.

Разумеется, авторы сознают, что далеко не все поставленные в томе


проблемы могли быть ими раскрыты и решены с одинаковой полнотой
и аналитической глубиной. Некоторые, особенно те, которые в хроноло-
гическом отношении относятся к более близкому нам периоду, к теку-
щей истории, нуждаются в дальнейшем исследовании, уточнении и пере-
проверке новым эмпирическим материалом.

Ключ к познанию механизма смены «вех» в послевоенной истории


США, переходных состояний, противоречивых и сложных явлений в раз-
витии как базисных, так и надстроечных элементов американского капи-
тализма, его роли в современном мире авторский коллектив видел в творче-
ском применении марксистско-ленинской теории исторического процесса
к исследованию общественной жизни во всей ее конкретности и много-
образии. Все свое непреходящее значение для изучения современных
Соединенных Штатов, в особенности всех перипетий их социально-поли-
тического развития, сохраняют специальные труды К. Маркса, Ф. Энгель-
са, В. И. Ленина, посвященные истории борьбы классов и партий, аме-
риканскому рабочему и социалистическому движениям, другим вопросам
экономического развития, общественной мысли, науки и культуры США.

Важно также еще раз подчеркнуть общеметодологическое значение


творческого наследия К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Раскрытая
и научно обоснованная марксистско-ленинской теорией объективная за-
коносообразность исторического процесса позволяет глубоко и всесторонне
оценить историю и политику США в контексте развития капиталисти-
ческой общественно-экономической формации на ее современной сту-
пени, нацеливает на сущностное познание явлений. Субъективизму, вуль-
гарной индивидуализации событий и фактов, произволу в их трактовке,
внесению искусственного разрыва между диалектически взаимосвязан-
ными отдельными звеньями исторической эволюции, т. е. тому, что
свойственно буржуазной историографии, марксистский историзм про-
тивопоставляет системный подход к изучению социально-политической
проблематики. В основе его лежит объективно-исторический критерий,
дающий возможность рассматривать общество как целостный, развиваю-
щийся организм, как естественноисторический процесс.

Однако руководствоваться в историческом объяснении теорией об-


щественно-экономических формаций — не значит умалять роль особен-
ного, единичного, национально-специфического, присущего в данном
случае преимущественно только тому буржуазному обществу, которое
сформировалось и длительное время развивалось в США в своеобразных
условиях нетипичной исторической «среды». К. Маркс писал, что «один

19 Подробнее см.: Современная внешняя политика США: В 2-х т./Отв. ред. Г. А. Тро-
фименко. М., 1984; Петровский В. Ф. Доктрина «национальной безопасности» в
глобальной стратегии США. М„ 1980; Громыко Анат А. Внешняя политика США:
уроки и действительность, 60—70-е годы. М., 1978.

и тот же экономический базис — один и тот же со стороны основных


условий — благодаря бесконечно разнообразным эмпирическим обстоя-
тельствам, естественным условиям, расовым отношениям, действующим
извне историческим влияниям и т. д.— может обнаруживать в своем про-
явлении бесконечные вариации и градации, которые возможно понять
лишь при помощи анализа этих эмпирически данных обстоятельств» 20.

В ходе осуществления поставленной неординарной задачи — дать


комплексную и по возможности многоплановую картину истории США,
развития науки, культуры и общественной мысли в этой стране за по-
следние четыре десятилетия (с окончания второй мировой войны) —
авторский коллектив стремился также опираться на лучшие достижения
современного марксистского обществоведения. В работе широко исполь-
зованы документы и материалы международного рабочего и коммунисти-
ческого движений, выводы из содержащегося в них анализа общего кри-
зиса капитализма, мирового революционного процесса, отдельных аспек-
тов социально-политического развития стран развитого капитализма,
международных отношений. Важное значение имели труды американских
марксистов и прогрессивных авторов, советских американистов — эконо-
мистов, историков, социологов, политологов, филологов и искусствоведов.
Достигнутый в нашей стране в целом весьма высокий уровень теорети-
ческих и конкретных исследований по экономической и социально-поли-
тической истории США, а также в области истории общественной мысли
и культуры американского народа позволил сосредоточить внимание на
диалектике общего и особенного в общественно-политическом развитии
США, еще раз подтверждающей историческую обусловленность смены
идущего к своему закату капитализма новым, передовым общественным
строем — социализмом.

* * *

Авторский коллектив IV тома:

Введение — В. Л. Мальков;

глава I-H. В. Сивачев (§ 1,2), В. А. Никитин (§ 3), Ю. Н. Рогу-


лев (§ 4), А. П. Королева (§5), М. А. Головина (§6);

глава II — Б. И. Марушкин;

глава III — М. А. Головина (§ 1), Г. А. Агафонова (§ 2), Г. И. Свя-
тов (§ 3), В. А. Никитин (§ 4,6), Ю. Н. Рогулев (§ 5);

глава IV - Н. В. Сивачев (§ 1), Н. В. Сивачев, В. И. Терехов (§ 2),


Ю. М. Мельников (§ 3), Ю. Н. Рогулев (§ 4), В. И. Терехов, В. О. Пе-

чатнов (§5);

глава V-B. О. Печатнов (§ 1), Ю. М. Мельников (§ 2), М. И. Ла-
пицкий (§ 3), А. П. Королева (§ 4), М. И. Новинская (§ 5), В. А. Ни-
китин (§ 6);

глава VI-Г. И. Святов (§ 1), В. О. Печатнов (§ 2), Ю. М. Мельни-


ков (§ 3);

глава VII — М. И. Лапицкий (§ 1), А. П. Королева, И. А. Геев-


ский (§2), М. И. Новинская (§3), Е. Н. Ершова (§4), Н. В. Мосто-
вец (§ 5), В. П. Золотухин (§ 6);

20 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 25, ч. II, с. 354.

18

ВВЕДЕНИЕ


I



следующая страница >>