Евросоюз: коммуникационное противодействие терроризму дарья базаркина 17 европа: "цыганы шумною толпой " (1 из поэмы а. С. Пушкина " - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Предновогоднее путешествие на Елку 1 14.7kb.
Конкурса проектов «Я, ты, мы и энергия» 1 88.17kb.
Чтение поэмы А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» 1 42.86kb.
Русских Александра 8, Овсянникова Анастасия 14,5, Янов Павел 5, Ерохин... 1 44.25kb.
История театра древней Греции, Рима и средневековья 1 359.67kb.
Социально-политический контекст «Поэмы без Героя» А. Ахматовой 3 505.03kb.
Конкурсе «Информационно-коммуникационное сопровождение обучения математике»... 1 121.91kb.
Кураторы: Дарья Воробьева, Нина Дьячкова 1 19.32kb.
Марина навещала Альбину. Альбина не любила Марину. Не любила за то... 1 20.18kb.
Об итогах реализации целевой программы «Противодействие злоупотреблению... 1 108.22kb.
Двери настежь, калмыки!: [отрывок из поэмы]; Исход и возвращение... 1 179.89kb.
Использование художественных произведений на уроках по мгп (тезисы) 1 43.31kb.
- 4 1234.94kb.
Евросоюз: коммуникационное противодействие терроризму дарья базаркина 17 европа: - страница №13/13

ГЕРМАНИЯ И РОССИЯ Эгон БАР


03.11.2011



Современная Европа

Москва


142, 143, 144, 145

4 "4"


В Русском доме в Берлине 25 мая 2011 года состоялась презентация книги главного научного сотрудника Института Европы РАН доктора политических наук И.Ф. Максимычева «Падение Берлинской стены», недавно вышедшей в издательстве "Вече". Презентация была проведена президентом Фонда исторической перспективы проф. Н.А, Нарочницкой; в ней участвовал директор Института Европы РАН академик Н.П. Шмелёв. Среди политических деятелей и историков обеих стран, взявших слово в ходе презентации, был Эгон Бар, посвятивший своё выступление германо-российским отношениям, которые являются одной из центральных тем обсуждавшейся книги. Приводим основные тезисы его сообщения.

Более 30 лет назад подписанием Московского договора, сказал Э. Бар, была заложена основа личных доверительных отношений между Брандтом и Брежневым. С тех пор поистине многое случилось в Европе и в мире.

Ни одна другая страна в Европе не установила с Москвой таких отношений сотрудничества, каких добились Бонн и Берлин. Брандт, Шмидт, Коль, Шредер и Меркель - совершенно разные индивидуальности - и Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачёв, Путин,

Медведев - также непохожие друг на друга руководители - стали символами преемственности интересов наших государств. Эта преемственность оказалась сильнее личных симпатий или антипатий, внутриполитических затруднений, осложнений, вызванных объединением Германии, смены систем вследствие прекращения существования Советского Союза. Для центра Европы удалось даже амортизировать антагонизмы двух великих держав; на усилия обоих германских государств сохранить для себя позитивные итоги разрядки смотрели сквозь пальцы. Смене курса от конфронтации к кооперации, произведённой Обамой, аплодировали и в Москве, и в Берлине.

Термин "стратегическое партнерство" ввёл в употребление Герхард Шредер. Г-жа Меркель приняла его. Глобализацию вместе с лопнувшим финансовым пузырём мы испытали так же, как и Россия, убедившаяся, что цены на газ и нефть не могут более суверенно определяться в Москве. Стратегическое партнёрство означает совместное убеждение в том, что интересы обоих государств в долгосрочном плане, независимо от временных разногласий, не угрожающим их соседям образом направлены на достижение такого состояния в Европе, при котором континенту от Владивостока до Лиссабона будут обеспечены стабильность и общая безопасность, гарантированно подконтрольные для каждого участника в соответствии с Парижской хартией 1990 года. Эта дефиниция не упоминает ни Америку, ни Китай, однако учитывает отношения наших обеих стран с этими великими державами, а также наши интересы в данной области.

При всех произошедших изменениях незыблемым для Германии остался тот основополагающий фактор, что Вашингтон и Москва являются единственными державами, обладающими оперативной возможностью нанесения стратегического ответного удара. Этот зонтик устрашения доказал ответственность обоих партнеров. Он стал фоном, на котором президент Буш-старший и Горбачёв, не спрашивая никого другого в Париже, в Лондоне, в Бонне или в Берлине, смогли договориться об определяемых политикой безопасности структурах, позволивших осуществить объединение обоих германских государств. Он оказывает стабилизирующее влияние и за пределами региона, для которого был первоначально создан. Он остаётся основополагающим фактором, несмотря на трудности для обеих наших стран.

Непредсказуемым моментом является для Германии вопрос о том, как дальше пойдут дела с Европейским Союзом, а для России её отношения с Китаем. ЕС поставил перед собой цель стать дееспособным фактором в многополярном мире. Сейчас для этого нет структурных предпосылок. Принятие Советом Безопасности ООН решения в отношении мандата по Ливии чётко продемонстрировало существующую ситуацию. Началось с предложения британского премьер-министра о том, чтобы обе обладающие атомным оружием страны Старой Европы, располагающие правом вето в качестве постоянных членов СБ, действовали заодно. По понятным причинам французский президент охотно согласился. Он даже не проинформировал предварительно Берлин и не попытался выработать совместную с Германией и Португалией позицию. В итоге ЕС оказался исключённым из процесса принятия решения. Сказалось не только отсутствие внешнеполитической концепции у правительства Германии, но и противоречивость французской политики. С одной стороны, она продолжает поддерживать намеченные ЕС цели, а с другой - развивает военное сотрудничество с Англией, которая и не думает присоединяться к Шенгенскому соглашению, к еврозоне и уж подавно к Европейской армии. В результате британской политике удалось добиться самого блестящего успеха за последние полвека, укрепив свою комфортабельную позицию по отношению к Европе, состоящую в том, чтобы участвовать в обсуждении проблем и в принятии решений по ним, но не связывать себя окончательно с континентом. Три последние правительства в Лондоне подтвердили и даже закрепили в письменной форме, что в жизненно важных вопросах не чувствуют себя связанными Европейским Союзом. Что же является жизненно важным, определяется на Темзе, а не в Брюсселе.

Послу Германии при Объединённых Нациях не пришлось выбирать, выполнять ли пожелания г-жи Эштон или следовать указаниям г-на Баррозу. Пока эта, мягко выражаясь, неудачная конструкция не устранена, неясно, принимаются ли решения государствами-членами ЕС или их заседающей в Брюсселе правительственной комиссией, международная дееспособность ЕС может быть провозглашена как цель, но останется недостижимой. Вывод о том, что дееспособность ЕС возможна лишь без Англии, предполагает наличие в ЕС руководящего органа, которого нет. Нам придётся ждать результатов выборов в следующем году во Франции и в США, а также выборов 2013 года в Германии, чтобы оценить шансы, которыми располагает Европа. Конечно, мир не будет стоять на месте, пока Европа выполняет полученное ею домашнее задание.

Как вы знаете, в США и Германии создана рабочая группа из четырёх отошедших от активной деятельности политиков от каждой страны, вырабатывающая инициативы относительно порядка перехода к необходимому пути ликвидации атомного оружия. Подобные группы возникли в Лондоне и Осло. До сих пор тщетно Генри Киссинджер и я пытались помочь созданию российской группы для поддержки соответствующих правительственных шагов. Это могло бы оказаться полезным для обсуждения ключевой темы стабилизации и сокращения вооружений в Европе, какой является противоракетная оборона. Именно в рамках этой темы будет решаться, сменит ли кооперация долгую конфронтацию на нашем континенте, что, кстати, оказало бы влияние и на Азию.

Двусторонние проблемы России и Китая, с одной стороны, и близость или идентичность позиций в отношении глобального космического оружия, с другой, из Москвы видны лучше, чем я могу судить об этом. Кроме того, идёт разработка самого современного обычного оружия дальнего действия, которое при использовании небольших ядерных боеголовок может приобрести стратегический характер и тем самым оказывается также связанным с ключевой темой противоракетной обороны. Россия неотделима от этого европейского комплекса ни технически, ни политически. Предстоит испытание нашего стратегического партнёрства. В не меньшей степени это относится к постулатам новой стратегии НАТО. После бесед между генеральным секретарем альянса Расмуссеном и российским министром иностранных дел представляется более вероятной возможность найти ключевое решение, которое позволило бы НАТО и России достичь прямого соглашения о противоракетной обороне, не зависящее от формального согласия американского конгресса.

Выступления молодёжи в арабском мире позволяют сделать вывод о сопоставимости подхода стран северной части глобуса к этому региону. От Америки и стран Европейского Союза до России и Китая все государства к северу от Средиземного моря поставляли в регион оружие, получая взамен нефть и другое сырьё. До сих пор нет согласованной западной позиции о том, как должно выглядеть будущее, тем более что полностью отсутствует ясность, какую политическую структуру выберут очень разные национальные государства. Демократия в западном смысле не гарантирована, извне её не насадить. Неясно, будут ли страны Севера и в дальнейшем преследовать свои интересы или станут более осмотрительно поддерживать развитие своих новых добившихся самоопределения партнёров. Наконец, нельзя закрывать глаза на то, что южнее Сахары расположены почти два десятка стран, управляемых деспотами. Там в ещё более широком масштабе предстоит возникновение той же проблемы, что обусловлено новым технико-политическим элементом нашего столетия - Интернетом.

Этот элемент изменил принципиально наш мир в не меньшей степени, чем ранее изобретение искусства книгопечатания. Интернет делает каждодневную жизнь более лёгкой и приобретает всё большую популярность. Он не знает границ. Массы могут организовываться без того, чтобы быть вынужденными создавать организации. Это весьма привлекательно для хакеров и шпионов и может использоваться в качестве оружия, как и всё, что изобретено человеком. Становятся возможными кибервойны. Без Интернета не было бы почти одновременного восстания молодёжи в арабских странах. Его воздействие вызывает ощутимую нервозность в Китае; он обусловил в Германии возможность собрать в течение 48 часов 25 тысяч подписей под открытым письмом канцлеру; никто не должен удивляться тому, что он поставил на ноги молодёжь в Испании. Правительства не в состоянии контролировать его, разве только в крайнем случае отключать на короткое время. Ни одна страна не может надолго вырваться из объятий глобализации. Это изобретение нельзя отменить. Интернет холоден, бесчувственен, хотя и мобилизует чувства, непатриотичен и, конечно, не избавляет людей от необходимости устанавливать в каждом государстве правила, в соответствии с которыми общество должно жить в мире и согласии.

Все эти открытые и эпохальные вопросы касаются не только наших двух стран, но и растущего числа государств, которые не могут отгородиться от Интернета и мобильных телефонов. С напряжённым вниманием мы будем наблюдать за тем, достигло ли наше стратегическое партнёрство такой зрелости, которая позволила бы в рамках небольшой рабочей группы договориться о предпосылках того, как справиться с этой проблемой нашего столетия.

Эгон Бар, федеральный министр в отставке, внешнеполитический теоретик СДПГ.


"ШВЕЙЦАРСКИЙ ДНЕВНИК" ДИПЛОМАТА В.Я. Швейцер


03.11.2011



Современная Европа

Москва


146, 147, 148, 149

4 "4"


Жанр воспоминаний не нов для российских дипломатов. Длительное пребывание за рубежами Родины побуждает бывших послов сообщать читателю многое из того, что выходит за рамки сухих официальных документов. Рецензируемая книга (1 Степанов А.И. Бернский дневник посла России 1992-1999. Москва "Международные отношения", 2011. – 735 с.) не является в данном случае исключением. А.И. Степанов, в 1990-е годы представлявший нашу страну в Швейцарии, и по совместительству, в малозаметном на карте Европы Лихтенштейне, завершает этим "дневником" свою трилогию.

В 2002 году увидел свет его труд "Незнакомый Лихтенштейн. Глазами первого российского посла", положивший начало трилогии. Четыре года спустя на книжном рынке России появилась объёмистая монография "Русские и швейцарцы. Записки дипломата". В своих исследованиях автор описал историю этих стран альпийского региона, особенности их современного бытия. Вполне естественно, что важное место здесь заняла тема взаимоотношений СССР и России с названными государствами.

Второй особенностью, на которую хотелось бы обратить внимание, является нетипичность дипломатической карьеры автора. В советское время послами становились, как правило, выходцы из различных структур ЦК КПСС; иногда в когорту послов включались, так сказать, "потомственные дипломаты" - сыновья высших советских сановников. Непременным условием для их карьеры была учёба в МГИМО. У Степанова же всё было не так. Родители - служащие из российской глубинки, сам он, золотой медалист одной из школ Рязани, подался в Москву за образованием, поступив на исторический факультет МГУ. За более чем тридцатилетний срок работы в МИД и в Дипломатической академии он прошел путь, отнюдь не отмеченный стимулированными кем-то "карьерными рывками". Был лаборантом Дипакадемии, там же преподавал. Долгие годы являлся сотрудником центрального аппарата и различных инстанций МИД. Наконец, своеобразной чертой его дипломатической карьеры стало то, что на высший посольский пост он был назначен на седьмом десятке лет своего жизненного пути, занимая пост ректора МГИМО (покинув фактически центральный аппарат МИД). Это произошло в нетипичную для МИД "козыревскую эру", когда к дипломатическим кадрам советского периода было не всегда благожелательное отношение.

Однако назначение А.И. Степанова на этот весьма ответственный пост в традиционно непростую для нас страну нельзя назвать случайным. Опытный аналитик, с самой лучшей стороны проявивший себя в разносрочных дипломатических командировках, человек, в совершенстве знающий Европу, прежде всего германоязычные страны, он оказался в нужное время и в нужном месте. Здесь нелишним будет упомянуть слова из адреса, направленного А.И. Степанову в феврале 2000 года тогдашним министром иностранных дел России И.С. Ивановым: "Ваш вклад на посту посла РФ в Швейцарии стал определяющим для вывода российско-швейцарских отношений на новый качественный уровень".

А уровень этот в советский период был отмечен всевозможными сложностями, столь типичными для насквозь идеологизированной дипломатии СССР, с одной стороны, и Швейцарии, длительное время находившейся в состоянии самоизоляции. В сложностях и перипетиях этого этапа читатели смогут убедиться, ознакомившись с первой главой книги "СССР и Швейцария. 1946-1991 годы" (стр. 11-43).

Вторая, основная, часть мемуаров А.И. Степанова представляет собой, собственно говоря, его "бернский дневник", в котором нашли отражение практически все основные события, имевшие отношение к его деятельности в качестве посла России. Отметим, что А.И. Степанов принял этот пост в непростой для нашего государства период, ибо последнее десятилетие двадцатого века действительно стало "лихим", то есть крайне неустойчивым как в сфере политики, так и в экономическом ракурсе. Послу необходимо было не только ежеминутно держать руку на пульсе событий в своём отечестве, но и добросовестно знакомить с ними швейцарских визави. Последние же проявляли далеко не формальный интерес к РФ, ибо налицо была потребность решения важных межгосударственных экономических проблем. Для Швейцарии был чрезвычайно важен и вопрос о демократической составляющей событий в России. К этому добавлялись вопросы гуманитарного характера, имеющие для менталитета швейцарцев особое значение.

Из бернских дневниковых записей А.И. Степанова следует, что он выработал собственный "новый стиль" в процессе ознакомления граждан альпийского государства с тем, что происходило в России. Помимо вполне традиционного для дипломатии общения на высшем уровне, он представал перед общественностью Швейцарии и в качестве прекрасного лектора, собиравшего большие аудитории. Наконец, он не игнорировал и подчас весьма нелицеприятное общение с журналистами, достойно выходя из лабиринтов каверзных вопросов, расставлявшихся его собеседниками.

Между тем лихие повороты событий в России заставляли посла и его окружение быть постоянно начеку, творчески анализировать тот вал информации, который шёл с Родины, находить истину, когда эта информация была противоречивой либо просто отсутствовала. Наглядным подтверждением подобной ситуации стали события в Москве в начале октября 1993 года. Вот как описывает состояние российских дипломатов в этот период сам автор: "События в Москве резко изменили политическую ситуацию в худшую сторону. Условия для работы наших загранпредставительств усложнились... Коллектив посольства был в шоке. Круглые сутки люди не отходили от телевизоров. Их охватила тревога за родных и близких, находящихся в Москве, и, конечно, за страну" (стр. 240).

Что касается официальных швейцарских властей, то для них чрезвычайно важным сигналом стала полученная из посольства официальная информация о том, что посол России целиком и полностью поддерживает президента Ельцина. Во многом благодаря его позиции швейцарские власти заявили о политической и моральной поддержке действий российского руководства.

Другим острым моментом в деятельности российского посла в последние месяцы его пребывания на этом посту стали события, связанные с НАТОвскими бомбардировками Югославии. А.И. Степанов, оценивая события весны 1999 года, полагает, что "Югославский кризис был одним из самых опасных после Второй мировой войны" (стр. 611). Российское посольство в Берне "оказалось в бурлящем политическом котле, где сталкивались неодинаковые точки зрения..." (стр. 612). Автор делает вывод, согласно которому "югославский сценарий" НАТО может при особых обстоятельствах повториться в России. Оценивая позицию РФ в отношении югославского кризиса, автор отмечает: "Несмотря на непоследовательность и недостаточную эффективность своих действий, Россия решительно, в полный голос осудила преступные деяния и сделала тогда всё зависящее от неё для минимизации последствий агрессии" (стр. 615). А.И. Степанов отмечает и в целом позитивную миротворческую позицию Швейцарии. Это нашло своё выражение в запрете самолетам НАТО, собиравшимся бомбить Югославию, пересекать воздушное пространство Швейцарии. Страна была готова к гуманитарным действиям в отношении жертв натовских бомбардировок (операция "Фокус").

Мемуары российского посла свидетельствуют о различных сторонах деятельности нашей дипломатии в Швейцарии. Чрезвычайно интересны страницы, где описываются сложные перипетии экономических проблем, возникших между российскими и швейцарскими хозяйственниками. А.И. Степанов неоднократно посещал крупнейшие швейцарские фирмы, побуждая их руководство проявлять больший интерес к российским партнёрам. По его инициативе в Берне и других городах Швейцарии состоялись деловые встречи и семинары специалистов двух стран. Интересной представлялась инициатива А.И. Степанова о повышении значимости экономических отделов посольств в период, когда работа собственно торгпредств во многом буксовала.

Важной темой контактов экспертов Швейцарии и России стали вопросы формирования в нашей стране федеративной внутригосударственной конструкции. И здесь ознакомление с кантональным опытом Швейцарии представлялось А.И. Степанову чрезвычайно важным элементом сотрудничества как политиков, так и научных работников. Посол активно поддерживал контакты делегаций из российской глубинки с отдельными кантонами Швейцарии. Нельзя не упомянуть и многочисленные визиты посла в ряд кантонов страны, чего до него советские дипломаты практически никогда не делали.

Без преувеличения можно сказать, что А.И. Степанов был в Швейцарии не только высшим дипломатическим представителем России, но и послом российской культуры. Во многом благодаря его усилиям в 1990-е годы страну посетили многие творческие коллективы России, как профессиональные, так и самодеятельные. Посол проявлял значительный интерес к тем россиянам, кто волею судеб провёл часть своей жизни в альпийском государстве. Упомянем в этой связи посещение А.И. Степановым виллы "СЕНАР" близ Люцерна, где некоторое время жил гениальный С.В. Рахманинов. О своих чувствах посол высказывается следующим образом: "Два красивых сентябрьских дня дали много для души, для лучшего понимания жизненного пути и творчества С.В. Рахманинова" (стр. 225). В книге А.И. Степанова сказано немало тёплых слов в адрес барона Э.А. Сальц-Фейна, сделавшего, по словам автора, много полезного для возвращения в Россию наших культурных ценностей. Барон активно содействовал достойному проведению двухсотлетнего юбилея перехода Суворова через Альпы. И в этом ему всячески помогали российские дипломаты в Берне.

Стиль работы А.И. Степанова - профессиональный и человеческий - проявлялся во многих направлениях его деятельности на посту посла России. Как заботливый отец, он опекал вверенных ему сотрудников, вникал в их проблемы, жил их заботами и интересами. Его беспокоили вопросы материального обеспечения дипломатов, а в середине 1990-х годов этот вопрос не был праздным, ибо МИД финансировался почти по остаточному принципу. Благодаря усилиям посла, Москва всё же обратила внимание на сложное положение наших загранработников. Степанов не прошёл мимо темы обучения детей сотрудников в посольской школе, расширения круга преподавателей, их профессионального уровня. Если позволяло время, он принимал участие в посольских встречах, что также разительно отличало его от чопорных коллег советского периода. Страницы бернского дневника, посвящённые недипломатическим проблемам, читаются с неподдельным интересом.

В ноябре 1999 года закончился срок пребывания А.И. Степанова на посту посла РФ в Швейцарии. Он оставлял здесь как профессионально уважавших его людей, так и тех, с кем установились личные, дружеские отношения. Вернувшись в Москву, он смог ретроспективно оценить пройденный им и посольством в Берне семилетний путь. В заключительной части его книги содержатся не только вполне уместные положительные оценки этой работы, но и очень важные для дипломатической практики критические и самокритичные замечания. Мы же со своей стороны отметим, что в Берне был не только дипломат, но и историк-профессионал высшей пробы, сумевший в специфическом жанре мемуаристики найти возможность для скрупулезного анализа современных международных отношений, для ознакомления читателей с особенностями жизни граждан альпийского региона.

В.Я. Швейцер, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИЕ РАН.


ЕС: СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ СТРУКТУР М.Л. Энтин


03.11.2011



Современная Европа

Москва


150, 151, 152, 153

4 "4"


За последние полтора-два года интерес к европейским исследованиям (1 Н.Ю. Кавешников. "Трансформация институциональной структуры Европейского Союза", - М.: Навона, 2010. 480 с.) в России серьёзно вырос. О причинах этого в экспертных кругах высказываются самые разные предположения. Одни ссылаются на то, что Европейский Союз всё время на слуху. Из-за своих внутренних неурядиц. По причине кризиса суверенных долгов в зоне евро. Вследствие провалов во внешней политике на африканском и ближневосточном направлении. Он постоянно в новостях - ведь СМИ всему иному предпочитают что-нибудь скандальное и апокалиптическое.

Другие утверждают, что в основе возросшего интереса лежит очевидное улучшение отношений между Россией и ЕС, Россией и многими государствами-членами ЕС, включая страны ЦВЕ и Балтии. Оно проявилось в активизации взаимодействия по всем азимутам и запуске качественно новой совместной инициативы "Партнёрство для модернизации".

Для третьих безусловным приоритетом в объяснении произошедших подвижек является изменение акцентов во внешнеполитической доктрине и практике России. В том, что касается внутренней жизни, был взят курс на модернизацию или по крайней мере провозглашён лозунг модернизации. Во внешнеполитической сфере с ними коррелирует политика партнёрства и сотрудничества, политика сближения с ЕС и США.

Четвёртые настаивают на том, что просто ЕС в качестве объекта исследований стал намного более интересным. В чём-то Лиссабонский договор и попытки его нетривиального применения запустили процесс перемен. В чём-то он был вызван активными поисками Брюсселем новой парадигмы развития, учитывающей уроки глобального кризиса. Но из покрытого ряской болота или, как любят указывать в эпатажной отечественной литературе, из музейного образца ЕС вновь превратился в человеческий муравейник, за которым вновь стало очень любопытно и нескучно наблюдать.

Как бы то ни было, факт остаётся фактом: интерес к ЕС вырос. Проводится огромное количество конференций, круглых столов, семинаров. Возродилась деятельность российской Ассоциации европейских исследований (АЕВИС). 22 апреля 2011 года в стенах Европейского учебного института при МГИМО-Университете АЕВИС провела второе регулярное ежегодное собрание после обновления своего руководства. Активно стало вестись строительство центров европейских исследований в регионах. Результативно заработали крупные исследовательские центры. Были опубликованы весомые доклады, обосновывающие необходимость установления союзнических отношений между Россией и НАТО, Россией и ЕС, в том числе такие, как "Союз Европы". Они имели большой общественный резонанс как в России, так и за её пределами.

И, конечно, вырос объём публикаций по тематике ЕС. Изданы монументальные учебники по европейскому праву и европейской интеграции, подготовленные ведущими специалистами МГИМО и Института Европы РАН. Вышла в свет четырёхтомная монография М.Л. Энтина "В поисках партнёрских отношений: Россия и Европейский Союз в 2004-2005, 2006-2008, 2008-2009, и 2010-2011 годах". Всё больше читателей привлекает интернет-журнал "Вся Европа.ru". Всего и не перечесть.

Наглядным проявлением указанной тенденции является рецензируемая книга Н.Ю. Кавешникова. В какой-то степени она является даже её олицетворением. Книга откликается на живое стремление нового поколения исследователей, широкой публики больше узнать о Европейском Союзе, понять его, разобраться в том, что он собой представляет и как функционирует.

В этом плане работа Н.Ю. Кавешникова выполняет очень важную функцию. Доходчивым, образным языком она говорит о сложнейших проблемах становления и эволюции Европейского Союза, о многочисленных сложнейших поворотах в его судьбе, о том, какие задачи он перед собой ставит и как пытается их решать.

Внимание читателей привлекается автором к ключевым, главным вопросам, определяющим суть и специфику Европейского Союза. В центре исследования - институты ЕС: Европейский Совет, Европарламент, Совет ЕС, Европейская комиссия и в небольшой степени Суд ЕС, Счётная палата и Европейский центральный банк, иначе говоря, вся их система. То есть то, как строятся отношения между государствами-членами и структурами, в совместное пользование которых они передали немалую долю своих суверенных полномочий, как в повседневном взаимодействии институтов отражаются хитросплетения межправительственных и наднациональных методов деятельности, национального и общего интереса.

Не спеша, не углубляясь в частности и в то же время не забывая об обильном иллюстративном материале, учёный рисует широкое историческое полотно превращения Европейского Союза из абстрактной идеи, из зародыша интеграции в мощнейший экономический блок, сумевший обеспечить мир, стабильность и процветание в своем регионе. Залогом успеха, как совершенно справедливо показано в монографии, явились разумные, рациональные институциональные решения. Они заложили прочный фундамент, на цоколе которого столь удачно вырос европейский проект. Они дали интеграционному объединению весь тот инструментарий, которым оно столь удачно воспользовалось.

Книга состоит из пяти больших глав, разбитых на множество параграфов и подпараграфов. Их можно было бы даже, без преувеличения, назвать разделами. В первом прослеживается становление Европейского объединения угля и стали и Европейского экономического сообщества от учреждения и вплоть до принятия Единого европейского акта. Показывается специфика найденных организационных решений, их идеология. Анализируется игра различных политических сил, обусловившая ту или иную конфигурацию институтов ЕС.

Второй раздел посвящён созданию Европейского Союза, вернее экспериментальной версии ЕС на базе Маастрихтского договора, с его первоначальным превращением в сложное трёхглавое существо. Найденный тогда с большим трудом компромисс состоял в достройке Европейского сообщества, с присущими ему коммунитарными методами регулирования и управления, двумя другими опорами, для которых были характерны тяга к преимущественно межправительственным формам сотрудничества.

В третьем обстоятельно и методично показывается, как ЕС, пробуя различные варианты, накапливая столь необходимый практический опыт, совершенствовал свою институциональную систему, улучшал её, модернизировал. Частично новшества нашли закрепление в Амстердамском и Ниццском договорах. Частично через творческое, гибкое, телеологическое толкование и правоприменение были усвоены политической культурой ЕС, ставшей его самым главным и самым ценным достоянием.

Но Амстердамский и Ниццский договоры оказались недостаточными. В них оставалось слишком много недосказанного. Они сохраняли чересчур большую приверженность вчерашнему дню функционирования ЕС. К грандиозному скачкообразному расширению они слишком плохо его подготовили. Поэтому понадобился Конституционный договор. Абсолютно новаторский и по своему духу, и по способам согласования. Естественно, что автор отвел ему специальный, четвёртый, раздел, в котором рассказал о том, как всё происходило, проанализировал сильные и слабые стороны документа, так и не ставшего действующим правом ЕС, показал, как он был трансформирован в Лиссабонский договор.

Наконец, в заключительном, пятом, разделе разбирается сегодняшнее состояние дел в Европейском Союзе. В нём автор постарался сконцентрироваться на том, как "двадцать семь" подходят к решению важнейших экзистенциальных проблем интеграционного объединения. В их числе - поэтапное превращение ЕС, по мнению исследователя, в "квазигосударственную систему" и его конституционализация, многоскоростная интеграция и сложная матрёшка различных интеграционных проектов разных конфигураций.

О Европейском Союзе с годами писать всё сложнее и сложнее. Чересчур много фактов и материалов, требующих осмысления. Слишком много зачастую противоположных точек зрения на прошлое и настоящее, которые нельзя оставить без внимания. Большое количество поворотов, контуров и петель в осуществлении интеграционного проекта, ведь развитие ЕС - что угодно, но только не линейный процесс.

Тем отраднее, что Н.Ю. Кавешникову удалось без потерь пройти между Сциллой и Харибдой излишней детализации и повисающих в воздухе обобщений и создать умное и добротное творение. Книга познавательна, информативна и в то же время легко и с удовольствием читается.

Настолько легко, что о недостатках почти нечего и говорить. Они второстепенны. В упрек автору поставил бы только одно. В монографии совершенно отсутствует срез отношений между Россией и Европейским Союзом. Понятно, что она посвящена другому. Конечно, надо учесть, что о наших взаимоотношениях говорится в десятках специальных исследований. И все же, как представляется, работа бы выиграла, если бы в ней присутствовал и такой элемент, как органичное вплетение исследования в контекст Большой Европы.

Для российского читателя, для российского общественного мнения это важно. Мы всё время ищем и не находим ответ на, казалось бы, тривиальные вопросы. Если произошло потепление в наших отношениях, если и в Москве, и в Брюсселе категорически настроены на самое тесное сотрудничество и взаимодействие, где же результат! Почему он отсутствует. Чем объяснить то, что сближение происходит столь медленно и невнятно. Из-за чего переговоры вязнут в трясине противоречий. Может, бюрократический стиль общения нужно поменять на что-то другое - из заказников исторической практики ЕС.

Россия и ЕС сталкиваются с одинаковыми вызовами. Они решают сходные проблемы. Им суждено быть вместе. Давайте же с этим согласимся и вместо ритуальных переговоров созовём Конвент по учреждению союзнических отношений между Российской Федерацией и Европейским Союзом. Давайте поручим ему выработать с участием всех заинтересованных стран не Конституцию для ЕС, как в прошлый раз - при подготовке Конституционного договора, а Конституцию для всей Европы, для Большой Европы: для ЕС, России и всех третьих европейских стран. Уверен, что это у него получится лучше. Намного лучше.

А такие знающие специалисты, как Н.Ю. Кавешников могли бы играть в этом процессе не последнюю скрипку.

М.Л. Энтин, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России


ЧЕРНОМОРЬЕ - КАСПИЙ: СТРЕМЛЕНИЕ К БЕЗОПАСНОСТИ И СОТРУДНИЧЕСТВУ





03.11.2011

Современная Европа

Москва

153, 154, 155

4 "4"

Современная значимость Черноморско-Каспийского региона определяется особенностями его геополитического положения, предоставляющего немало возможностей для реализации политических, военно-стратегических и экономических интересов как региональных, так и нерегиональных держав. Здесь сконцентрированы огромные природные ресурсы, проходят стратегические транспортные коридоры, имеется ряд "замороженных" конфликтов. Поэтому несомненно важным представляется всесторонний анализ проходящих в регионе политических и экономических процессов, прямо затрагивающих интересы не только государств Южного Кавказа, но и целого ряда крупных "игроков", в том числе стран Евросоюза и США, а также граничащих с регионом Турции и Ирана. Не говоря уже о той несомненной значимости, которую Черноморско-Каспийский район представляет для России.

В свете сказанного весьма актуальным и своевременным является издание книги "Черноморье - Каспий: поиск новых форматов безопасности и сотрудничества (1 Черноморье - Каспий: поиск новых форматов безопасности и сотрудничества. Под общей редакцией А.А. Язьковой. М. 2011.)". Рецензируемое издание выпущено под редакцией А.А. Язьковой и подготовлено международным коллективом автором в составе видных ученых, политиков и экспертов из России, Азербайджана, Армении и Грузии. Структура книги логична и позволяет читателю свободно ориентироваться в представленных авторами сложных вопросах внутренней и внешней политики стран Черноморско-Каспийского региона.

В разделах, посвященных международно-политическим аспектам безопасности и сотрудничества в регионе, анализируются общая геополитическая ситуация, особенности политики США и Евросоюза, возрастающее влияние международных нефтяных компаний, а также растущая роль региональных держав - Турции и Ирана.

Можно, безусловно, согласиться с оценкой сложившейся в Черноморско-Каспийском регионе после августа 2008 года принципиально новой геополитической ситуации. Несмотря на то, что поводом к августовскому конфликту стало обострение российско-грузинских отношений, после него выявились более масштабные аспекты исторических, социально-политических и межгосударственных контактов и конфликтов, а также новые стороны отношения России к этническому сепаратизму на Кавказе (с. 10).

Весьма интересными представляются разделы книги, трактующие политику США и Великобритании сквозь призму деятельности ведущих международных нефтяных монополий - Бритиш Петролеум и АМОКО. И если ранее стратегической целью западных монополий на Южном Кавказе была успешная добыча и транспортировка энергоресурсов, то сегодня приоритетом США становится также и утверждение политических позиций и усиление военного присутствия в регионе, непосредственно граничащем с проблемными районами Ближнего и Среднего Востока.

В свете сказанного особый интерес представляет раздел монографии о "транзитных войнах" и рубежах борьбы за энергоресурсы Большого Кавказа, где раскрывается "нефтяная подоплёка" конфронтации и конфликтов в регионе. Интересным представляется и вывод авторов этого раздела по поводу моделей международных отношений и альянсов, которые формируются правительствами внешних "игроков" как часть их энергетической политики на Южном Кавказе (с. 135).

Специфике экономических связей стран Черноморско-Каспийского регионе посвящена специальная глава книги. В ней содержится сравнительный анализ экономического развития и сотрудничества стран Южного Кавказа - Азербайджана, Армении и Грузии, рассматривается роль углеводородных ресурсов Азербайджана в международной энергосистеме, а также энергетические интересы России на Южном Кавказе. Особое место в главе уделяется документально-правовой базе сотрудничества причерноморских государств в рамках Организации Черноморского экономического сотрудничества.

В книге рассмотрены различные аспекты политики стран Южного Кавказа, их собственный, уникальный путь становления и развития многовекторной политики как одного из средств в арсенале борьбы за утверждения своих интересов, что показано на примере Грузии. В Тбилиси разработана комплексная внешнеполитическая стратегия, рассчитанная на долгие годы, призванная укрепить её международные позиции и показать модернизационный облик грузинских властей - таков содержащийся в книге вывод, подкрепленный рядом конкретных примеров (с. 73).

Наконец, в монографии достаточно подробно проанализированы проблемы регулирования этнополитических конфликтов, в основном на примере армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Задаваясь вопросом, возможен ли между конфликтующими сторонами прямой диалог на общественном и государственном уровне, один из авторов указывает на необходимость предварительного создания поля взаимопонимания как необходимого условия разрядки конфликтного потенциала (с. 169). Что же касается правовых путей разрешения межгосударственных и внутригосударственных конфликтов, то хотелось бы особо указать на необходимость их урегулирования с учётом норм международного права, чему в книге посвящен специальный раздел.

В итоговой части книги, в своеобразной "колонке редактора" подводятся итоги исследования и высказан целый ряд соображений по проблемам, пока не нашедшим своего рассмотрения, как, например, по поводу международных последствий российско-грузинского вооружённого конфликта 2008 года.

Тем не менее перед нами серьёзный анализ причин обострения межэтнических и межгосударственных противоречий, проблем транспортировки энергоресурсов и военно-политического противостояния в Черноморско-Каспийском регионе. Книгу отличает деловой тон, чёткий и лаконичный стиль изложения, и это предопределяет её высокий профессиональный уровень, комплексный, а по ряду аспектов и новаторский характер.

Особенно ценно то, что авторы не только констатируют наличие сложных проблем, но и предлагают своё видение правового регулирования межэтнических и межгосударственных конфликтов и пути достижения договоренностей по вопросам обеспечения безопасности транзита энергоресурсов с учётом интересов всех стран региона.



Рецензируемая книга является не первой, посвящённой анализу сложнейших проблем Черноморско-Каспийского района, мировой политики и экономики, сфокусированных здесь. С учётом фундаментальности исследования, многообразия подходов и конкретных выводов, оценок и прогнозов, книга займёт достойное место среди подобных трудов. Она, несомненно, будет полезна широкому кругу читателей, интересующихся актуальными проблемами безопасности и сотрудничества на Южном Кавказе и в Черноморско-Каспийском регионе.

Леванова К.А., кандидат исторических наук, доцент кафедры новой, новейшей истории и международных отношений Кубанского госуниверситета.
<< предыдущая страница