Екатерина Германовна Русак Белое Солнце Забытая Атлантида – Страна Синих Солнц – 1 - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Екатерина Германовна Русак Белое Солнце Забытая Атлантида – Страна Синих Солнц – - страница №1/14

Екатерина Германовна Русак

Белое Солнце
Забытая Атлантида –
Страна Синих Солнц – 1

Екатерина Русак

Белое Солнце
Дмитрию Володихину, писателю фантасту,

автору книги «Дети Барса» посвящается.
Особую благодарность автор выражает Саргатян Ашоту Николовичу и Саргатян Гаянэ Ашотовне за помощь в создании книги и предоставленный исторический материал.


Пролог
Четыре женских фигуры шли быстро, друг за дружкой, с трудом пробираясь через высокую траву и заросли маквиса. Впереди всех шла стройная молодая женщина, лет тридцати пяти, с плетеной корзиной за спиной, за ней стройная, очень красивая голубоглазая девушка лет шестнадцати и девушка подросток, которой нельзя было дать более четырнадцати лет. Они все были измучены и напуганы, их платья и кожаные сандалии были грязные, изорванные.

Шествие замыкала четвертая девушка, не старше 20 лет, которая держалась более стойко. Она была одета в синие штаны, кожаные сапожки, белую, до колен тунику, перетянутую на животе кожаным широким ремнем. За спиной ее висел кожаный колчан со стрелами, за пояс был заткнут боевой бронзовый цельт и зачехленный широкий нож. В руке она держала лук. Ее лицо было напряжено, она поминутно оглядывалась назад.

– Ваша Вечность, – крикнула она, обращаясь к молодой красавице. – Мы идем слишком медленно! Гутии обязательно будут нас преследовать. Так мы не успеем уйти от погони. Надо идти еще быстрее!



– Мы спасемся! Спасемся! – ответила красивая девушка.

Они шли на юг, надеясь найти спасение в самой могущественной стране на планете – государстве Альси. Стране Ярких Звезд.

Эту красавицу в государстве Симерк знали под именем Гарат. Но настоящее ее имя на языке Сонрикс звучало иначе – «Ал Ма», что означало «Светлая мать». Несколько дней назад она была дочерью царя и единственной наследницей престола царства Симерк, сейчас стала жалкой изгнанницей и беглянкой, над которой грубо надругался дикарь и варвар Сатра. Ибо мы не всегда знаем, что написано в Книге Судеб, а если и знаем, то не можем уклониться от предначертанного рока.

О варваре гутии Сатра она раньше ничего не слышала, хотя знала имена многих горских царьков. Откуда он взялся? Как смог пройти мимо войск отца и захватить ее в плен? Почему он так хорошо знал язык Сонрикс, на котором разговаривали многие народы восточного Средиземноморье, кроме горных племен и племен равнин, удаленных от побережья? Она не знала. Все это случилось. Это уже Прошлое.

Так было написано в Книге Судеб и она, Гарат, должна писать теперь эту книгу своей собственной рукой. Но она может не все – есть жесткие правила, которые она не смеет нарушить. Правила установила не она, а Великое Время, и ей ничего нельзя изменить, даже если бы она захотела это сделать.

Время беспощадно. Время не видит, что делает. Время не слышит молитв и угроз. Оно неумолимо вершит свою историю. Эта неправильная планета – тоже живет по законам Времени. Она живая, она мыслит, правда очень медленно, но и она не смеет нарушить космический ход Времени.

Гарат – первая среди Вечных на этой планете. Цвет лепестков на ее короне – белый. Она – Ал Ма – Светлая Мать, Посланец Великого Времени, заключенный в слабую оболочку человеческого тела. Это тело рождается, терпит холод и зной, испытывает голод и жажду, нуждается в ласке и любви, оно, наконец, умирает, как и все живое. Но оно не такое как у всех людей. Оно – носитель Высшего Разума, носитель Времени.

Другие люди проходят длительную чреду перевоплощений, накапливая знания, мастерство и опыт прошлых жизней, а ее Сознание было таким изначально. Только единицы из миллиардов людей достигают силы Альгантов или Ронс, получая тем право на бессмертие душ. Остальных безжалостно сокрушает Время, выстраивая из их обломков, новых особей, гордо именующих себя человек. Не в пример Альгантам и Ронс, обладающих правом на Бессмертие, она обладает Вечностью. Время нельзя убить. Время смотрит на окружающий мир глазами Гарат. Ал Ма хорошо знает это. Она знает почти все. Ей повинуются, ее слово – закон.

Но нашелся один человек, который не подчинился законам Времени. Сын Земли, гутий Сатра. Он оскорбил и унизил ее. Используя тайный язык, которым она владела в совершенстве, она могла бы заставить его самому себе перерезать горло, но Великое Время ей не позволило это. Почему, ей было неизвестно.

Сатра ждет возмездие. Участь его будет страшна. Время накажет его, его народ, эту планету.

– Мы спасемся! – повторила Гарат, прочитав Будущее в Книге Судеб.


Часть I. Трезубец Нептуна
«Мудрее всего – время, ибо оно раскрывает все».

Фалес, древнегреческий математик.
«Бойся согрешить против бога, и не спрашивай о его образе».

Древнеегипетские тексты пирамид.
Глава 1


Из дневника Бориса Свиридова.

«10 мая 2063 года. Это был самый удивительный отрезок моей жизни. Яркий и неповторимый. Я волей случая попал в Прошлое, в другое время, время, отстающее от нас на 5200 лет. Не думал никогда, что величественное Прошлое может быть так прекрасно. Нас учили в школе, что дикари ходили в грязных шкурах, показывали фильмы, в которых они плясали дикие танцы, в общем, рисовали картину полной беспросветности и убогости. Теперь я знаю, это не так! Они не были варварами, напротив, они имели обширные знания, а особенно их эзотерия намного превосходила своей глубиной современные религии. Они жили, страдали, боролись и умирали за свои идеалы.

Я с удивлением узнал, что Пантеон Богов – это не плод воображения древних, а целая плеяда исторических лиц, которые были столь великими в своих деяниях, что заслужили право называться богами.

Мне пришлось участвовать в великой войне, о которой уже почти никто не помнит. Отголоски о ней дошли до нас в греческом мифе, известном как Гигантомахия. Эта война была не менее жестокой и кровавой, чем Вторая мировая…

Я раньше никогда не упоминал о своих приключениях, боясь, что меня примут за умалишенного. Теперь я уже старик, у которого мало времени и я спешу, потому что боюсь не успеть рассказать о том, что я видел. Я пишу свой дневник с того самого момента, когда всё началось. Если читатель захочет – он прочтёт мою рукопись».

* * *
Антон Малкин вышел из подъезда своего дома и с удовольствием обнаружил, что листва на деревьях уже полностью распустилась, поблёскивая сочным изумрудным оттенком. Небольшой уютный дворик, каких в Москве много утопал в зелени и был заставлен автомобилями, что совсем не радовало многих жильцов, а особенно вездесущих старушек.

Но бабушек во дворе не было, зато возле стального цвета БМВ, стоящей напротив подъезда, Антон увидел своего друга ещё со школы Бориса Свиридова.

– Привет, Борис! – подошёл к нему с улыбкой Антон, и старые друзья обменялись рукопожатием.

– Здорово учёный! – ответил Борис. – Какие новости в мире науки?

Антон был невысок, худощав и светловолос. Девушки, завидев его, про себя смеялись ему вслед, думая про себя, что это конкретный чайник! Только они глупые не знали, сколько Антон зарабатывал в месяц на своих изобретениях, иначе смех застрял бы у них в горле!

– Есть новости, – сообщил Антон. – Я ищу тебя уже два дня. Дома тебя нет, а твой сотовый не отвечает.

– Я вторую симку даже не просматривал, – признался Борис, – видел звонки, но не хотел отвлекаться на посторонние дела. Работы было много.

Антон и Борис были знакомы уже лет двадцать, дружили еще со школы, и их отношенья можно было назвать не только дружественными, но и доверительными. Поэтому общались они как приятели, просто. Хотя и работали они в разных сферах. Антон окончил Бауманский, получил диплом технаря и успешно трудился в одной процветающей компании. Антона постоянно одолевали какие то технические замыслы, даже дома он что то мастерил, и его комната, как отмечал Борис, напоминала лабораторию средневекового алхимика. Друзья в шутку называли его «Самоделкин». Сам Борис закончил истфак МГУ, писал кандидатскую, а в свободное время успешно повышал мастерство рукопашного боя. Приезжающие время от времени из Страны восходящего солнца учителя сэнсэи обучали его по какой то особой программе, о которой Борис не особо распространялся.

– Ты куда собрался? – спросил Антон. – У меня есть к тебе очень важный разговор, и он займет много времени.

– Я сегодня свободен, у меня выходной. Моя новая подружка Кристина сейчас на работе, а я пока решил в какой нибудь супермаркет за продуктами съездить. А что?

– Я с тобой! – решил Антон – Нам как раз нужны продукты. В руках тащить тяжело, а на тачке в самый раз!

– Кому это «нам»? – не понял Борис.

– Тебе и мне, – объяснил Антон, открывая дверь БМВ и устраиваясь на переднем сиденье, – Мы, ты и я, отправляемся путешествовать, думаю, на несколько лет.

– Какое сейчас может быть путешествие? – сказал Борис, включая зажигание. – У меня отпуск в сентябре, а сейчас май месяц.

Антон хитро улыбнулся, потом сказал:

– Поговорим, когда вернемся…



Пока ехали, они разговаривали о погоде, об общих знакомых, обсудили последние новости в стране и некоторые постановления правительства. В магазине Антон накупил двадцать банок тушенки и столько же сгущенного молока, чем вызвал невольный смех Бориса.

– Оголодал, браток? – сострил Борис.



Но Антон объяснять Борису ничего не стал, только ограничился короткой фразой:

– Запас никогда лишним не будет.



Они приехали обратно, подхватили сумки с продуктами и вместе поднялись в лифте на четвертый этаж. Их квартиры были рядом и Антон сказал:

– Приходи ко мне, скажем через полчасика. Мои родичи сейчас на даче и нам никто не помешает. С нами еще будет Георгий со второго этажа. Я его пригласил.

– Встреча одноклассников! – констатировал Борис, вспомнив, что Георгий тоже недолго учился в их классе. О Георгии Борис знал немного. Знал, что отец у него был армянин с воинственным именем Арсен, который жил в Ереване а мать – еврейка, большую часть времени пропадавшая в Израиле. В Москве жила только бабушка Георгия. Поэтому в детстве и юношеские годы Георгий много путешествовал, курсируя между Москвой, Арменией и Израилем. В Москве он постоянно поселился только лет пять назад, занялся мелким бизнесом. Что то покупал, что то продавал, большей частью являясь посредником. Но больших капиталов он не нажил, никогда не лез в торговые авантюры, держался со всеми очень вежливо. Но никто не мог похвастать, что был у него дома – Георгий в гости никого не приглашал. У него была жена, откуда то с Украины и двое горластых детей. Как то само получилось, что Георгий вошел в компанию к Борису и Антону.

– Приходи, все узнаешь! – Антон скрылся за своей входной дверью.



Борис открыл ключом свою дверь, внес сумки и отнес их на кухню. Там сортировкой продуктов занялась его мама, а Борис пошел в ванную и принял прохладный душ, потом насухо вытерся, причесал волосы, любуясь своим отражением в зеркале. Оттуда на него смотрел высокий, спортивного сложения мускулистый парень с тонкой талией, правильными чертами лица и серо зелеными глазами. Он подмигнул своему отражению и вышел из ванной. Затем переоделся в домашние джинсы и простую, без всяких навороченных надписей, футболку. Крикнул из прихожей маме, что идет к Антону и вышел на лестничную площадку. Едва он нажал на звонок, дверь открылась почти сразу. Антон, пропуская Бориса, сказал:

– Проходи. Георгий уже у меня.



Борис бывал у Антона много раз, он вошел в комнату и обратил внимание на стоящий посредине журнальный столик. На столе стояла бутылка «Арарат», пузатые рюмочки, тарелки с нерезаными кусочками сыра и лимонами. Завершала сервировку плитка темного шоколада, которой Георгий, сидевший на диване, уже пытался полакомиться.

– Здорово, купец! – Борис и Георгий, поднявшийся с дивана, обменялись рукопожатием.

– Привет, дарагой! – откликнулся Георгий, пожимая сильную руку Бориса, – Сэгодня будем нэмножко кушать и нэмножко выпивать.

Антон указал Борису на диван, а сам уселся в кресло, стоявшее с другой стороны столика. Разлив коньяк по рюмочкам, произнес:

– За встречу!



Никто не отказался. Выпили дружно, немного закусили. Первым начал разговор Георгий:

– Хароший коньяк! – с видом знатока сказал он, и обратился к Борису, – Ты знаэшь зачем мы тут сидим?



Георгий хорошо знал армянский язык, неплохо говорил на иврите, мог правильно изъясняться на английском и немецком, но русский язык ему давался очень тяжело. Прожив в России более 10 лет, он так и не смог изгладить свой акцент. Бориса всегда смешило его произношение, но сейчас он остался невозмутимо спокоен.

– Не знаю – признался Борис, – пусть Антон расскажет.

– Антон, начинай. Мы слюшаэм! – потребовал Георгий.

Антон достал заранее приготовленный блокнот и, просмотрев несколько листков, начал:

– Только прошу не перебивать. Выслушайте все до конца, потом будут прения. Договорились? Итак, я предлагаю нам всем троим отправиться в научную и деловую экспедицию, хотя ее так назвать можно лишь с натяжкой. Мы будем путешественниками во времени и отправимся в Прошлое. Именно в Прошлое! Вы удивлены? Считаете это фантастикой? Нет, друзья, это не фантастика, а реальность и я вам докажу это.



Они выжидательно посмотрели на Антона. Тот слегка прокашлялся, потому, что волновался, и продолжал:

– Вы смотрели фильм «Мы из Будущего»? Там четверо менов попадают в 1941 год, а во второй раз в 1944. Трилогия. У них не было машины времени, во всем был виноват какой то туман. Что это за туман фильм не объясняет. Но зато я немного знаю, что это такое и попробую объяснить.

– Я смотрэл этот фильм – сказал Георгий. Антон, рассказывая, казалось, не услышал его.

– Туман этот, как показывают наблюдения, бывает двух видов. Один его вид просто растворяет людей, и они исчезают навсегда. В Китае, в начале века, как то раз исчез целый полк и никаких следов. Но нас это не интересует. Есть другой вид тумана, напоминающий некую массу, рассеянную в пространстве. Помните книгу Станислава Лема «Солярис»? Там, на планете Солярис был океан, который считывал с сознания космонавтов образы и создавал их в реале. У главного героя этой книги была женщина по имени Хари. Но это была не женщина. Она только имела облик женщины, которая может говорить, мыслить и даже любить. Эта была некая сверхтонкая молекулярная структура, которая сгустилась, а в конце растворилась без следа. Только подобие человека. Камуфляж.

– Я смотрэл этот фильм – снова перебил Георгий – только он мне нэ понравился.

Антон вздохнул, посмотрел на Георгия и снова начал объяснять:

– У нас на Земле подобные вещи встречаются очень часто. Потому, что у нас на Земле есть свой Солярис. Наш Земной Солярис часто развлекается и присылает гостей: это призраки всякие, люди в черном, даже известны летающие тарелки с надписью «НЛО» на борту. Но не о них дело. Хотя мне кажется, что Солярис океан Земли очень не простое явление.



В общем и целом, современная наука это старается не замечать, хотя изучить Солярис океан на нашей планете давно следует. Может, станет понятно, куда исчезают люди в Бермудском треугольнике. Как вы думаете, у нас секретные правительственные группы не занимаются этими вопросами? А в США? Там давно ведутся исследования в этой области.

Видно Антон хотел продолжить эту интересующую его тему, но воздержался и продолжил свой монолог:

– Датский физик Покс Хеглуид описывает три сотни случаев попадания летчиков во время полетов в Прошлое и не одного случая в Будущее! Причем, скорость самолетов и их марка никак не влияет на этот процесс. Особенно интересен один случай. Когда наши пилоты на современных истребителях вдруг оказались рядом с немецкими бомбардировщиками времен Второй мировой войны. И наши пилоты без команды начали их атаковать! Представляю, как метались от ужаса немцы!



Но я расскажу вам о двух других случаях, которые представляют интерес к нашему путешествию. Так вот, в середине двадцатого века в Британии в город Глазго ехал экспресс. Каким то непонятным образом, в вагоне вдруг появился человек в одеждах девятнадцатого века! Этот бедолага начал в испуге кричать, метаться по вагону и попытался выпрыгнуть из него, но ему не разрешили. Так же незаметно, он вдруг куда то исчез. Случай этот наделал много шума, еще бы, десятки свидетелей!

Полиция начала расследование, и вот какие вскрылись факты. В архивах, датированных концом девятнадцатым веком, обнаружилась запись, что некий кучер кеба Дрейк однажды увидел, как с грохотом к нему приближается странный поезд, и он непонятно каким образом оказался внутри него. Он испугался, а пассажиры в странных одеждах пытались его успокоить. После провала в памяти он был найден в яме под железнодорожной насыпью. Его рассказ был старательно записан местным пастором. Что скажите?

– Ты говорил мнэ про то, как можно достать миллион баксов, а сам пока только сказку рассказываешь, – сказал Георгий.

– Лучше пусть дальше рассказывает. Это еще не конец, – произнес Борис.

– Хорошо, дальше. Некий немецкий учитель, вдруг таинственным образом оказался в лагере древнеперсидских войск. Его схватили и кинули в яму, но один из воинов, что то выронил из кармана. Это оказался золотой дарик, монета весом больше 8 граммов. Наш учитель не растерялся и подобрал ее. Дальше он также непонятно как вдруг опять оказался дома. Только с золотой монетой в руке!

– А вот это интерэсно! – Георгий даже подался вперед.

– Вот это одна из целей нашего путешествия. Золото! Можно в Прошлом набрать золота, сделать клад и найти его, когда мы вернемся обратно. Любое, самое примитивное украшение древнего мира стоит на мировом аукционе огромных денег! Монета – это доказательство того, что это возможно. Я подумал, что лучше всего золото прятать на территории современной Армении. Там Георгий найдет какой нибудь путь его дальнейшей реализации.

– Это, можно канешно! – губы Георгия сжались в одну полоску, он думал, – но как золото искать у диких людей?

– Я думаю, найти золото не составит большого труда, – заметил Борис. – Золото было первым металлом, который начал использовать человек. Плавиться при температуре 800 градусов, даже специальные печи не нужны. Недавно читал, что в одном захоронении 3000 года до нашей эры на Балканах было найдено десять килограммов золота.

– Очень харашо! Будем копать могилы! – воскликнул Георгий, радостно потирая руки. – Только как мы попадем в Прошлое? Антон, гавари?

Антон разлил коньяк по рюмочкам.

– Заинтересовало, Георгий? Не переживай, попадем. Есть способ!



Выпив коньяк и закусив его долькой лимона, Антон показал на небольшой ящик, напоминающий одновременно пылесос и микроволновую печь и с гордостью сказал:

– Это мой аппарат «Солярис». Я – его изобретатель. С его помощью мы перенесемся в Прошлое. Достаточно нажать кнопку, потом прибор выключится автоматически. Я уже провел опыты с мышами и даже кошкой. Они исчезают и потом снова появляются.

– А куда они попадают? В другое измерение? – спросил Борис.

– Это ты у меня спрашиваешь? – ответил Георгий. – Ты это у той миши спроси. Он скажэт.



Антон замахал руками.

– В другое измерение или Прошлое, я не знаю. Хочу думать, что в Прошлое.

– А я очень хочу знать, что случилось с мышами и кошкой, после того, как они вернулись обратно, – задал вопрос Борис.

– Они вернулись живые и невредимые. Я кошке даже надевал ошейник в целях эксперимента. Она исчезла с ошейником и с ним вернулась. Это доказывает, что мы можем отправляться с вещами, – рассказал Антон.

– А эсли мы в океан пападем? – спросил Георгий, – Я плавать нэ умею. А может быть еще хуже! А эсли мы в Прошлом окажемся, а там мы стоим, динозавр стоит, на нас смотрит, облизывается так и еще гаварит: «Вах, какой хороший шашлык»!

Все рассмеялись.

– Кошка вернулась совсем сухая! – попробовал защищаться Антон.

– Мы сами из динозавра отбивную сделаем! – сказал Борис, – Значит мне все понятно. Антон – глава экспедиции и технический директор. Георгий – переводчик лингвист, и банкир, а кто же я? Мне какой интерес, если золото не главная цель моей жизни?

– Какой интерес у тебя? – переспросил Антон с удивлением, – Ну, друг, ты спросил! Ты же историк, и древний мир – твой хлеб! Бесплатная экскурсия в глубину веков! Ты же сам когда то мне рассказывал, что Славяно Горицкая борьба была известна уже в начале нашей эры. Ты сам, знаешь, какой был ее уровень? Нет. И тебе не интересно проверить этот факт? А если нам с Георгием попадется древний борец? Мы не выстоим против него. Ты – другое дело!

– У меня черный пояс и третий дан тхеквондо, – напомнил Борис.

– Я знаю, ты спец по японскому мечу! Одним словом Стивен Сигал, – начал уговаривать Антон, – в Прошлом ты сможешь применить свое искусство в настоящем бою!

– А ты думаешь, что я сплю и вижу, как кому нибудь свернуть шею? Я изучаю тхеквондо для защиты, и мне вовсе не хочется никого убивать.

– Но пойми, что без твоей помощи мы почти покойники! Ты – наша охрана и главный консультант по древнему миру. Я же не для себя стараюсь, а для науки!



Тут вмешался в разговор, долго молчавший Георгий. Чувствовалось, что он уже обдумал все и принял на предложение Антона положительный ответ:

– Борис, ты нэ прав! И наука получит много, и ты нэмного заработаешь. Друзьям памагать надо! Мы нэ банк грабить идем. Если Антон прэдложил мнэ криминал, оружие, наркотики, то я сразу отказался. Зачем мнэ это? А тут все просто. Собираем нэмного, всэго 50 100 килограммов золота. Я это золото бэру, в ямка кладу, а ты смотришь вокруг и всэх каратэ прогоняешь очень далеко. Что тэбэ нэ нравится, дарагой?

– Авантюрный план! – сказал Борис, покачивая головой. – Мистикой попахивает. Впрочем, что мы теряем? Пять десять минут времени!

– Борис, ты решил, ты с нами? – поинтересовался Антон.

– Ладно, уговорили!

Экспедиция в Прошлое началась.
Глава 2
– Теперь технические вопросы, – сказал Антон, – отправляться будем из моей квартиры. Тут никого нет, и никто ничего не увидит. Лучше, когда меньше вопросов. По моим расчетам, здесь пройдет минут десять или чуть больше, а вот, сколько времени мы проведем там, я не знаю. Может месяц, а может год. Поэтому нам нужна экипировка. Я не все про кошку вам рассказал… Кошка похудела на полтора килограмма… Видно голодно ей пришлось «где то там».

Запас консервов я на этот случай купил. Есть пить надо. Разложим все по рюкзакам. Больше я брать не стал, неизвестно куда и сколько нам придется идти и лишний вес за спиной будет только помехой. Борис, за тобой оружие и компас. Я беру моток веревки, котелок и складной спиннинг. Теперь что взять всем: металлические кружки, ложки, соль. Нитки с иголками. Нужно иметь мыло, бритву, полотенце, смену нижнего белья. Фляги для воды. Спички обязательно. Без них пропадем. Чай, кофе, сахар. Всем нужно надеть наручные часы, сотовые телефоны там будут бесполезны – негде зарядить, да и сети нет. Одеяло шерстяное – укрываться ночью и отдыхать днем.

Все прекрасно понимали, что другого гардероба там не будет и успех их предприятия зависит от многих мелочей. Возник спор о том, как лучше одеться. На вопрос о том, как одевались в древнем мире, Борис ответил не сразу:

– Это практически не разрешимо для нас. Древние ходили в льняных набедренных повязках, туниках, носили шерстяные плащи, телогрейки из шкур, чепцы или меховые шапки. Были штаны чулки, которые состояли из двух штанин, которые ремнями крепились к поясу. Обувь кожаная, ботинки или сандалии. На Древней Руси одежду изготовляли из крапивы, лебеды и даже еловых иголок, получая из них волокно для пряжи. Только боюсь, друзья, этого нам не достать. Делать на заказ – очень долго и крайне дорого. Предлагаю одеться в одноцветные светлые тона. Ничего, если испачкаемся, быстрее сойдем за местных. По вечерам может быть прохладно, нужны куртки.

– Все понятно! – сказал Георгий.

– Тогда сбор у меня в 18–00. В 18–15 отправляемся, – подвел итог Антон.



Но все собрались гораздо раньше. Антон еще раз проверил, что каждый взял с собой. Оделись все по разному. Борис был в военной камуфляжной зеленой форме, которую одевал на даче. Объяснил, что много карманов в походе необходимы. Кроме рюкзака у него с собой был арбалет и катана. Не декоративная, которые продаются в магазинах, а сделанная на заказ из инструментальной стали.

Антон был облачен в белую футболку и песочного цвета брюки.

Георгий оделся в серый спортивный комплект белья. Он прихватил с собой не спасательный круг, а старый надувной матрац времен генсека Брежнева, растолковав, размахивая руками обеим парням и каждому по отдельности, что на нем можно не только плыть через реку, но и спать с удобствами. Он так же добыл где то несколько ниток бус из разных поделочных камней для обмена с аборигенами. Агаты, гранаты и целая нитка бус из чешского стекла, переливающая всеми цветами радуги. Еще у него были шампуры, без которых он не мыслил путешествие и бутылка, конечно, армянского коньяка.

– Мы готовы? – спросил Антон, и, не дожидаясь ответа, скомандовал:

– На середину комнаты и плотней прижимайтесь друг к другу. Не двигайтесь! И не выпускайте вещи из рук, а то они останутся здесь. Готовы? Я включаю!

Антон щелкнул кнопку, и быстро подхватив рюкзак, встал рядом с Борисом и Георгием. Прибор заурчал, послышался какой то противный звук, напоминающий скрип пальца по стеклу, через несколько секунд из прибора повалил оранжевый дым, который начал обволакивать комнату и постепенно уплотняться вокруг ребят. Скоро они перестали видеть окружающие предметы. Но только плотный туман не имел запаха, хотя становился все плотнее и плотнее.

– Мы уже все? – нервничал Георгий.

– Я не знаю, ничего не видно в этой оранжевой мгле, – ответил Антон.

Внезапный порыв ветра вдруг развеял туман. Борису даже пришлось зажмурить глаза от яркого солнца, сияющего на безоблачном небе. Под ногами он увидел траву, доходящую ему выше колен. Борис с интересом осмотрелся. Местность была холмистая, густо поросшая травой и кустарником и обилием различных деревьев.

– Все целы? – спросил Антон.

– Гдэ мы? – послышался вопросительный голос Георгия.

Антон бросился обнимать друзей.

– Получилось! Все получилось!!! – ликовал Антон, – Мы находимся на плато в Армении, где в Будущем будет стоять город Ереван. Смотрите, я специально держал карту с обведенным красным кружком в месте нашего десанта!



Все вздохнули свободнее и радостно заулыбались.

– Ничего не исчезает, все как реальное, – Борис нагнулся и сорвал какой то цветок, понюхал его и сообщил:

– Пахнет!

– Ты воздух панюхай! – Георгий отошел на несколько шагов, сбросил с плеча баул, – Нэт, это точно нэ Москва!



Борис с сомнением осмотрелся вокруг, посмотрел на стрелку компаса и крикнул Антону:

– Самоделкин, ты уверен, что мы в Армении? Местность холмистая, но, покажи мне, где здесь горы? На северо западе от нас должна быть высокая гора Арагац. Ее нет! А на юге должен быть виден Арарат, хотя до него более пятидесяти километров! Его снежную шапку ни с чем не перепутаешь. Арарат нигде не наблюдается… Совсем не уверен, что нам стоит искать реку Раздан…

– Я думаю, – отозвался Антон. Он, конечно, уже понял, что произошла ошибка в перемещении, и теперь никто не знал, куда они попали.

Антон с унылом видом ходил, внимательно изучал траву и деревья вокруг, осматривал пейзаж и линию горизонта, насколько это позволяли деревья.

– Нэгде нэт столбов с провадами, нэ видно никаких домов. Ничэго нэт вокруг! Дикий край. Только воздух чистый. Галова заболит от такой воздух. Это Прошлое, – сделал вывод Георгий.

– Согласен, – ответил Борис, – Антон, нашел что нибудь?

– Нет, – сознался тот, продолжая поиски.

– А что ты ищешь?

– Ну, какие нибудь растения или деревья, которые нам подскажут, где мы.



Борис повернулся к Георгию, тоже рассматривающего деревья стоящие поблизости.

– Жора, ты в Армении был, ничего знакомого не видишь из растений?

– Пачему нэ вижу? – обиделся Георгий, – Все вижу. Вот этот кустик – это белая роза. Только очень маленькая. Дикий, наверное. Вон там – лавровый кустик видэл. А вон там видишь другой кустик, это – олеандр. Ты нэ трогай этот кустик, он ядовитый! Кедры кругом, сосны, плющ кругом вьется, что ты хочешь?

– Георгий, ты у нас садовод ботаник? – спросил Антон, подходя к ребятам.

– Зачэм ботаник? Нэт. Я у отца жил, у него сад большой, там научился нэмного.

– А я нашел герань! Кустик маленький, но это точно герань, – похвастался Антон, – итак, что мы имеем в сумме? Борис, твое слово!



Борис еще раз осмотрелся, немного поразмыслил и, пожав плечами, сказал:

– По растительности получается, что это Средиземноморье, а не Армения! Нет гор, но есть холмы. Это может быть Испания, Италия, Греция или Турция. Мы видим набор растений и деревьев очень характерный для субтропиков. И Солнце печет не по детски! Но как утверждают наши ученые, родина роз – это остров Кипр. Значит мы на Кипре или в Малоазиатской долине, которая окружена горами Тавр. Иначе древняя Киликия.

– И что это за место, Киликия? – поинтересовался Антон. Но Борис не успел рассказать, что во времена Юлия Цезаря это было пиратское гнездо, как в их время пираты в Сомали. На открытое место выскочило небольшое стадо зверей, в которых все без исключения признали страусов.

– Страусы! – воскликнул более импульсивный Антон, показывая на них пальцем.



Страусы видно уже знали, что представляет собой человек, подстегнутые криком, они бросились бежать подальше от людей.

– Это Австралия! – засмеялся Георгий. – Или нэт, это – Африка!

– Никакая это не Африка, – запротестовал Борис, – Страусы, без сомнения африканские, но вы не знайте, что страусы водились в древней Месопотамии, Сирии и даже на Балканах. Изображение страуса есть на наскальных рисунках в Болгарии и им не меньше пяти тысяч лет. Их истребили большей частью уже охотники неолита, поэтому античные греко римские авторы почти не упоминают страусов. В античную эпоху они сохранились большей частью в Аравии…

– А мы увидели, что страусы еще бегают – начал Антон, но Борис его быстро перебил:

– Это значит, что сейчас идет как минимум 3000 год до нашей эры или еще раньше!

– Круто! – сказал Антон, – Египетские пирамиды даже еще не построены!

– И Египта как государства еще нет, – подхватил Борис. И добавил:

– А вот арбалет следует расчехлить. Мы можем встретить не такого добродушного зверя, как страус. Тут запросто можно наткнуться на тигра или льва!

– Ай, нэ надо тигра звать, давайтэ лучшэ пакушаем! – воскликнул Георгий. – Пока собирался, то да се, даже нэ успел, понимаэшь! Я с собой шашлык взял, целый мешок. На такой жаре он может испортиться! Обидно, да? Вон там под дэрэвом костер развэдем и пакушаэм! Пусть Борис свой арбалет дэлаэт, мы другоэ дэлать будэм. Антон, ты дэлай дрова! Патом думать будэм. Живот голодный думать нэ дает!

Они перетащили вещи в тень кедровых деревьев и все занялись делом. Георгий вытащил из своего баула целое ведерко свиного шашлыка и начал деловито насаживать его на шампуры. Дрова нашлись быстро, благо кругом было множество деревьев, и полностью отсутствовали представители Гринпис. Антон, вооружившись своим универсальным тесаком кукри, который мог служить не только ножом, но и топором одновременно, занялся порубкой деревьев. Борис расчехлил арбалет и приступил к его сборке.

Через некоторое время Борис закончил сборку арбалета, натер воском тетиву и объявил:

– Называется этот блочный арбалет «Архонт». Приклад и цевье из пластика. Тетива жесткая, оптический прицел позволяет очень точно попадать метров с сорока, но можно целиться и в более далекую мишень. Замок имеет защиту, поэтому случайно арбалет не выстрелит. Можно бить хищника весом до трехсот килограммов, что говорит о его убойной силе. Арбалет имеет ремень для носки за спиной, кивер используется для ношения карбоновых стрел. Их у меня восемь.

– Ты прямо как в магазине товар рекламируешь! – пошутил Антон.

– Нет, вам объясняю, каким оружием мы располагаем, и какие у него есть возможности, – бросил Борис с явным недовольством. Ведут себя как дети, честное слово! О защите совсем не думают, словно на пикнике!



Борис сходил в заросли и вернулся с тремя полутораметровыми кольями. Заточил у них концы.

– Это копья! – объяснил он – для всех. В этом мире копье и лук лучшее оружие. Нож конечно хорошо, но от волка лучше держаться подальше, на расстоянии.



Он присел на траву, невдалеке от костра, над которым уже жарилось мясо, издавая дразнящий аромат. Борис достал из рюкзака фляжку со спиртом, но передумал и положил ее обратно. Вытащил двухлитровую бутыль кока колы, разлил в три кружки, взял свою, и блаженно потягивая напиток, провозгласил:

– За отпуск! Прямо отдыхаешь. Шашлыки, девочки…

– Гдэ? – Георгий даже оторвался от шашлыков.

– Где то ходят, – отозвался Антон, оценив шутку, и обратился к Георгию:

– Жора, ты не представляешь, какие тут девочки! Грязные, неумытые, волосатые и пахнут так, что стоять рядом с ними можно только зажимая нос. Правильно, Борис?

– Нет. Это ты рассказываешь, как выглядят в Мезолите пещерные дамы. А сейчас энеолит – новокаменный век, и местные женщины ничем не отличаются от женщин нашего времени. Есть расчески для волос, зубочистки, некоторая гигиена, возможно ароматические сухие духи, украшения и прочие женские атрибуты.

– Это харашо! – обрадовался Георгий, – а эсли я здэсь нэмножко жэнюсь?

– Хоть гарем заводи! – хохотнул Борис, – только тогда у тебя времени не останется добывать свое золото.

– А кагда месячные у них, что они дэлают? – Георгий хотел все знать, что касается женщин.

– Один путешественник из Российской империи в 18 веке, наверное, единственный, подробно изложил жизнь и быт народов крайнего севера: тунгусов, эвенков, чукчей, камчадалов. Очень очень ценная информация! Женщины там во время месячных использовали специальный мох, который собирали летом и сушили на год. Прекрасный антисептик и хорошо впитывает влагу. Из него делали прокладки, заворачивая его в ткань. Не хуже, а лучше, современных прокладок получалось. Гигиенично. Наверное, и тут нечто подобное делают, – поделился знаниями Борис.



Антон посмотрел на наручные часы.

– Мы здесь уже два часа. И никаких признаков того, что мы возвращаемся обратно.



Борис тоже посмотрел на свои часы и утвердительно покачал головой.

– Антон, скажи, дарагой, а кагда мы назад пайдем, тоже в тумане окажемся? – продолжая колдовать над мясом, полюбопытствовал Георгий.

– Не уверен, – ответил Антон, – но может и такое случиться. Пространство время наукой совсем не изучены. Как и когда это случится, мы даже представить себе не можем.

Антон посмотрел по сторонам и воскликнул:

– Смотрите!



И показал на север. Георгий и Борис сразу вскочили и без труда обнаружили, что заинтересовало Антона. Где то невдалеке, километрах в трех поднимались клубы сизого дыма.

– Это пожар! – сказал Антон.

– И не один, – добавил Борис, – Это горит не лес, а отдельные костры или строения. Мне почему то кажется, что это горит поселение.

– Зачэм оно гарит? – спросил Георгий.

– Скорее всего, это вражеский набег, – предположил Борис, – трудно представить, что люди сами подожгли свои собственные дома.

Антон обратился к Борису:

– Скажи, пожалуйста, какими силами располагали в это время племена?



Борис припомнил курс истории и ответил:

– Ммм… Думаю, что человек тридцать сорок, самое большее сто сто пятьдесят бойцов, если весь род собрать. Только, даже тридцать общинников… против нас троих будет многовато!

– Что дэлать будем? – спросил Георгий.

– Жора, мясо готово? – спросил Борис.

– Канэшна!

– Туши костер, мясо и все вещи складывайте обратно. Мы будем уходить отсюда. Не хочется привлекать к нам внимание дымом нашего костра. Мы не знаем, кто это, и какие чувства к нам питают эти разбойники аборигены. Но если местные индейцы вышли на тропу войны, то ничего хорошего я не жду от них! Я наблюдаю за местностью, вы собирайтесь.



Уже через три минуты все сборы были закончены и трое друзей встали рядом.

Георгий и Антон сжимали в руках колья, предусмотрительно приготовленные Борисом, Борис держал в руках арбалет.

– Село все гарит! – сказал Георгий.

– Пожалуйста, помолчи! – оборвал его Борис, – Лучше слушай! Оба молчите и слушайте! Шорох, тихий разговор, ветка треснет какая нибудь… Есть! Я, кажется, вижу движение в нашу сторону!

– Где? – насторожился Антон.

– Савсем ничего нэ вижу! – недовольно произнес Георгий.

– Вон там! – Борис показал в сторону дыма, – Вон одна птица взлетела, другая. Их кто то вспугнул! К нам идут гости! От вас в бою толка не будет, поэтому прячьтесь в кустах, сидите тихо и не высовывайтесь! Ясно?



Антон и Георгий поняли все. Они почти бегом бросились искать место, где их никто не найдет. Борис выбрал пригорок, где был хороший обзор, лег в траву и стал смотреть в оптический прицел, обозревая подходы к нему. Он снял предохранитель арбалета и стал ждать.

Ждать пришлось недолго. Он видел в оптику как в зелени травы, между кустами мелькнули белые одежды. Он внимательно присмотрелся и обомлел: это были четыре девушки! Они были не вооружены, только у одной был лук, а за спиной явно просматривался колчан со стрелами. И они шли прямо на него, несколько не таясь. Это были явно обитатели древнего мира, судя по простому покрою платьев. Только лучница, одетая как мужчина, Бориса настораживала. Она держалась уверенно и поэтому могла быть опасна. Но он не хотел стрелять в женщин. Дождавшись, когда расстояние между ними сократилось до ста метров, Борис привстал на одно колено и громко крикнул:

– Кто вы такие?



Реакция у лучницы оказалась отменной. Она быстрым движением вырвала из колчана стрелу, наложила ее на тетиву и с оттяжкой пустила стрелу прямо в Бориса. Но он, словно предчувствуя это, упал в траву и откатился в сторону. Это спасло ему жизнь. Борис посмотрел на то место, где он лежал и увидел там торчащую в земле стрелу!

«Меткая и очень быстрая», – подумал Борис. – «Наверное, птиц влет бьет! Но я то не птица!»

В его голове быстро пронесся поток мыслей: «Если я встану, она меня убьет, или я должен убить эту чертову амазонку раньше. Почему она стреляла? Приняла меня за грабителя? Или они сами грабители, поджигатели? Но не похоже, только одна вооружена! Что делать? Сдаться»?

Он ничего не смог придумать, ему оставалось тихо лежа в траве дожидаться подхода амазонки. И когда она приблизилась на несколько метров, Борис внезапно вскочил и направил арбалет на лучницу.

Он увидел ее вблизи. Она держала лук в левой руке, а в правой цельт. Амазонка, не ожидала, что ее противник окажется жив и с силой сжала рукоять боевого топора. Скорее всего, она шла с целью добить свою жертву. Но ее остановил арбалет, который был направлен на нее. Она видимо знала, что представляет это оружие, поэтому на ее лице промелькнула тень обреченности. Но всмотревшись в лицо Бориса, она с некоторым замешательством спросила:

– Ростин?



Борис ничего не понял. Он смотрел на лучницу и просто любовался ей. Она была, безусловно, очень красива. Ей нельзя было дать больше двадцати лет. Даже белая туника и нелепые синие штаны не скрывали стройности ее фигуры. Голубые глаза, правильные черты продолговатого лица, высокий лоб, длинные русые волосы, собранные в прическу «конский хвост». Она напоминала ему античную гречанку, или правильнее сказать богиню охоты, Артемиду. Борис опустил арбалет вниз, демонстрируя добрые намерения.

Остальные три девушки стояли немного позади, они тоже с удивлением рассматривали его и его одежду. Еще бы! Камуфляжная зеленая раскраска для них была совершенно не знакома!

Лучница тоже изучала Бориса. Она была не высока, не более 167 сантиметров ростом. Но рост Бориса – один метр восемьдесят семь сантиметров явно произвел на нее сильное впечатление. Как заметил Борис, лучница остановила свой взгляд на его бедре, где красовался широкий армейский нож в кожаных ножнах. Видимо, она понимала толк в оружии, поэтому еле заметно кивнула в знак одобрения. У амазонки в руке был интересный, большой лук. Он тоже заинтересовал Бориса.

Он вспомнил, что на стоянке Сарнате, расположенной на торфянике недалеко от Балтийского моря, был найден сохранившейся деревянный лук имевший длину чуть более полуметра. А древние наскальные рисунки Испании 8 го тысячелетия изображали охотников с полутораметровыми луками. Впрочем, размеры древних луков были весьма разнообразны, как и материал, из которого их изготавливали. Но уже в четвертом тысячелетии луки собирали из кусков тисового дерева, которые тщательно склеивали, используя для этого рыбий клей. Подобный сложный лук длинной не более 120 сантиметров держала в руке девушка, смотревшая на него.

– Росс? Тин? – повторила она. В голосе ее звучала настойчивость.

– Русский! – ответил Борис, уловив на слух нечто напоминающее древнее название Русского народа. Ему припомнился гимн Российской империи времен Екатерины II – «Гром победы раздавайся», начинающийся словами: «Веселися храбрый Россъ».

– Русс? – не поняла лучница.

– Россия! – уточнил Борис, и для верности стукнул себя кулаком в грудь. Кажется, девушка его поняла, потому, что согласно кивнула и произнесла:

– Ля мазленс кейтор Милана!



Итак, первый контакт есть! Девушку зовут Милана. Красивое имя!

– Борис! – представился Борис и вдруг почувствовал, что какая то сила сдавливает его голову. Слова, произнесенные лучницей, словно оглушили его. Внутри тела пробежал холод, а голова наполнилась туманом, который быстро превратился в ней в ревущее торнадо, вызывая озноб, смутные страхи и какие то воспоминания. Тело пронзала дрожь. Что то со страшной силой рвалось из его сознания, давно забытое, но такое родное…



Борис даже непроизвольно выронил арбалет, постоял несколько мгновений устремив взгляд в никуда и вдруг неожиданно для себя отчетливо произнес на чужом языке:

– Хай! Ля синис солицис иторан Альгант Синт!

– Ти солицис? – вскричала пораженная его ответом Милана, – Ты сам Альгант Синт, носящий солнечную корону? Но что с тобой случилось?

Борис вдруг понял, что понимает без труда ее речь, даже очень хорошо. Понимает так, что даже не нуждается в переводе ее на русский язык.

– Что случилось со мной? – спросил он на том же языке, название которого он откуда то знал – «Сонрикс», – Почему ты так встревожилась?

– Ваше Постоянство, но где твои волосы? – Борис почувствовал в голосе Миланы крайнее удивление. Он коснулся головы, провел ладонью по своим коротко стриженным волосам, убедившись, что они на месте, и ответил с некоторым замешательством:

– Волосы у меня в полном порядке.



И вопросительно подумал: «Что с ними не так»? Сейчас его чувства были обострены до предела, мозг лихорадочно искал поиск нужных решений. Он понимал, что выглядит в глазах Миланы как то неправильно, но понять древнее, чужое мышление сразу было крайне трудно!

– Ваше Постоянство, они короткие! – пролепетала в великом смущении девушка, которая минуту назад готова была безжалостно убить его.



«Вот оно, в чем дело! – подумал Борис, – наверное, тут мужчины носят длинные волосы. А носят ли усы и бороды? Но на счет бороды никаких вопросов не поступило. Значит, усы, и бороды не носят». Борис быстро сориентировался и ответил:

– Мои волосы, Милана, сжег огонь. Горел дом, я в нем был.



Она кивнула, видно объяснение ее удовлетворило ее любопытство. И снова задала вопрос, от которого Бориса бросило в жар:

– Ваше Постоянство, а где ваши слуги? Альгант никогда не путешествует один, без свиты.



Борис вовремя вспомнил про Антона и Георгия и решил сыграть на этом:

– Я не один. Со мной двое слуг, которые меня сопровождают. Они недалеко. Откуда вы идете и куда?



Милана показала рукой на дым и ответила:

– Это – нападение гутиев! Они преследуют нас. В нашу землю пришла война. Их много, очень много!

– Почему они вас преследуют?

– Я сопровождаю в Альси царицу Гарат, которую зовут так же Альронс Ал Ма. Две женщины рядом с ней, это моя мать Реута и моя сестра Мила.



Услышав имя Ал Ма, Борис почувствовал, что внутри него опять что то всколыхнулось. Он вдруг вспомнил это имя, он знал его. Слишком хорошо знал! Скользнув взглядом по трем женским фигуркам, он сделал вперед три шага и слегка поклонился стоявшей в центре девушке:

– Соли соли, Ваша Вечность, Ал Ма. Я – Альгант Синт Омор! Я готов служить вам, Ваша Вечность!

– Соли соли, Ваше Постоянство! – ответила она без поклона. Она ответила на его приветствие и это его взбодрило.

Борис Омор внимательно рассматривал эту шестнадцатилетнюю молодую девушку. Он помнил только, что она Первая среди Вечных и плохо представлял, что ей нужно говорить. А спрашивать ее было нельзя, это он знал точно. Наконец он решился:

– Ваша Вечность, я понял, что ваш путь лежит в Альси. Ты измучена дорогой, вас ищут, но надо продолжать путь. Со мной двое слуг, но они не воины. Я и кейтор Милана исполним предначертанное Ур Аном и будем сопровождать вас и защищать. Разреши мне склонить свою голову пред тобой и служить тебе, Ваша Вечность?



Гарат согласно кивнула. Омор понял, что он принят на службу и сказал:

– Я повинуюсь, Ваша Вечность. Милана, идите на юг, вон к тому лесу. Мы пойдем вслед за вами и догоним.

– Я повинуюсь, Альгант! – склонила голову лучница.

Когда Гарат и сопровождающие ее женщины отошли метров на триста, Борис тихонько свистнул. Сразу же из за кустов выскочили снедаемые любопытством Георгий и Антон.

– Кто это? – спросил Георгий – Очень красивый женщина, а стреляет в тэбя. Как будто савсэм убить тебя хочет, в самом дэле. Нэ харашо!

– Ты разговаривал с ними? – Антон был просто шокирован всем увиденным, – Они, что, умеют говорить по русски? Этого не может быть!

Борис проигнорировал его вопрос, дождался, пока ему разрешат говорить, произнес:

– У меня для вас, как в анекдоте, три новости. Одна плохая, две хорошие. С какой начать?

– Давай тогда с плохой! – решил Антон.

– Значит так, мы попали в Прошлое, в котором началась война. Враг – это Гутии, народ очень плохо известный историкам, и эти Гутии вовсю наступают сейчас как гитлеровцы в 41 году. Эти женщины – беглецы и нам тоже надо сваливать отсюда пока не поздно! Берите вещи, и пошли быстро за девчонками! Здесь очень опасно.

– Может быть, ты сначала расскажешь? – не унимался Антон.

– Расскажу, конечно, все расскажу, только в дороге! – ответил Борис, направляясь за своим рюкзаком.



Подхватив вещи, они быстрым шагом пошли на юг. Борис поминутно оглядывался назад и вел свой рассказ:

– Антон, когда ты пригласил меня отправиться в Прошлое, я верил тебе, но сомнения меня не оставляли. Ты доказал мне, что ты был прав. А теперь, друзья, я расскажу вам такое, что покажется вам совсем полной фантастикой. Только все это действительность, которую нельзя не замечать в общих интересах. Видите все окружающее? – он махнул рукой, показав природный пейзаж, – Это – реальный мир! И в этом реальном мире есть живые люди. В нем есть свои законы и это значит, что эти законы нам придется соблюдать, хотите вы этого или нет.



Нам просто здорово повезло, что мы встретили этих женщин. Если бы мы встретились с Гутиями, то не избежали бы пыток и казни. Вот поэтому, мы бежим отсюда. И Гутии будут нас преследовать, это я знаю точно.

– Зачэм? – спросил Георгий.

– Потому, что одна из этих девушек – Альронс Великая Ал Ма, а если переводить на наши понятия, то она – царица. И ее Гутии будут пытаться схватить. Они устроили погоню за ней. А мы обязаны и будем ее защищать.

– Зачэм? – снова спросил Георгий.

– Наверное, Жора прав, – подал голос Антон, – Почему мы должны вмешиваться в дела этого мира? У нас другие задачи…

– Какие задачи? – повысил голос Борис. – Вести раскопки? Искать черепки древней керамики? Их тут просто нет! Этот мир еще живет своей жизнью и не успел разрушиться! Он реален! И царица Гарат такая же реальность, как и все вокруг! Мы не знаем, сколько пробудем здесь! Прибор включить мы не можем! Поэтому у нас только одна задача – выжить в этом мире!!! И для нас лучше будет держаться поближе к царице Гарат и служить ей, чем объяснять дикарям гутиям, что мы хорошие! И еще, я не уверен, что они вообще нас будут слушать: мы для них враги.



Борис оглянулся назад, проверяя, нет ли погони, и продолжал:

– Жора, ты понимаешь, что помогая царице, ты имеешь возможность получить в награду немало золота?



Георгий собирался что то возразить, но поперхнулся и умолк, осознав смысл сказанного.

– Э…э… Я как то нэ думал об этом…

– Правильно, не думал. А это более легкий способ, чем мыть золото в реке или ездить по диким местам, пытаясь что то выменять у местных. Удар дубиной по голове в этом мире, наверное, обычное проявление чувств дикаря к пришельцу, пытающегося ограбить могилу его предков.

Георгий соображал быстро. Это у него отнять было нельзя.

– Да, да! Я согласен! – поспешно выкрикнул Георгий, и спросил: – А царыца меня вазмет к себе?

– Она уже взяла на службу меня! – сказал Борис.

– Так на каком языке вы говорили? – спросил Антон.

– Древний язык Сонрикс. На нем разговаривает примерно две третьи населения Восточного Средиземноморья и его достаточно хорошо понимают в Западном. Вроде международного.

– Я и не слышал о таком языке! – сказал Антон, – Что это за язык? И откуда ты его знаешь?

– Был такой великий ученый лингвист Иллич Свитыч, Сотрудник Института славяноведения АН СССР. Он пытался построить единый Ностратический язык, который был первым языком на Земле, искал в разных языках единые по корню слова. Его построение было очень смелым, но он даже не мог себе представить, что языки на Земле развивались совсем другим путем.

Настоящий Ностратический язык на самом деле существовал и назывался Сонрикс, это тот язык, на котором я недавно разговаривал.

Но он совершенно не похож на то, что реконструировал Иллич Свитыч, свершивший в его реконструкции много ошибок. Пример: в Сонриксе нет звука «пэ», а у Иллич Свитыч он есть. А почему так получилось? Потому, что он взял за основу Уральскую языковую семью, рассуждая, что она центральная в Евразии и является основным связывающим элементом языков запада и востока. Это была его ошибка. В уральской языковой семье очень мало слов Сонрикса, которые не претерпели бы значительные изменения. Но Иллич Свитыч не знал того, что Сонрикс еще в Средиземноморье изменился, став языком Сонрег. Люди Балканского региона изменили его, добавив в него некоторые звуки. После этого, Сонрег начал свое победное шествие на Восток и докатился до самой Японии. Одни языки взяли из него отдельные понятия, другие приняли его больше, но перестроили под свое произношение. Таким образом, Сонрег не Ностратический язык, хотя многие слова его присутствуют в Индо Европейской языковой семье.

Только Средиземноморский Сонрикс позднего времени, на котором мы общаемся – это тоже не ностратический язык, правильнее сказать, он является некоторой основой Индоевропейских языков, не более.

Потому, что он построен от смешения слов двух языков: древнеросского Сонрикса, языка Северной Африки, и Критоноса, староиспанского языка. Никакого отношения он не имеет к современным испанцам, это я называю только территорию, где эти языки образовались. Все это, Иллич Свитыч, строивший свою грамматику Ностратического языка, не взял в расчет. Но его винить не за что, это не знал в 20 веке никто и никто не знает в 21 веке!

Я Сонрикс и раньше знал, – Борис улыбнулся, – только забыл. А вот теперь вспомнил!

– Да а а! – протянул Антон. – Не знал, что у тебя такие познания в лингвистике.

– А теперь самое интересное, только не падайте!

Борис выдержал эффектную паузу.

– Мое имя в этом мире не Борис. Меня зовут Омор. Альгант Омор! Я отношусь к Уранидам. Урожденный Небом. Меня узнала Альронс Ал Ма Гарат. И я ее откуда то хорошо знаю. Поэтому называйте меня Альгант Омор или титулом «Ваше Постоянство».

– Это фантастика! – протянул Георгий. – Как это? Ты здэсь нэ был, с нами пришел.

– Не фантастика! – возразил Борис, – Фантастика началась, когда мы оказались здесь. Мы теперь находимся в Прошлом, и я уже жил в нем. Вы, наверное, тоже. Реинкарнация. Знаете об этом? В Прошлом я когда то жил под именем Альгант Омор. Почему этого не может быть? Как же я тогда разговариваю на Сонрикс, если это не наследственная память?

– Верно, – подытожил Антон, – Такие случаи известны. Значит, как я правильно понял, Гарат – Альронс, а ты – Альгант. Ты, Борис, себя в цари записал, что ли? Только не рассказывай нам, что это твоя жена в Прошлом!

– Нет, не жена, – холодно ответил Борис, – но не забывай, где ты находишься и кому говоришь это. Ты сейчас сказал святотатство, за которое тебе тут сразу отрежут язык!



Антон обиженно замолчал. Борис уже обычным тоном продолжал поучать своих спутников:

– Наши археологи не часто находят глиняные таблички или стелы с законами древнего мира. Но кое что нашли. И кое что они уже прочитали. Я не помню все законы древнего времени, но приведу в пример закон вавилонского царя Хаммурапи, по которому строителю отрубали голову, если дом, который он выстроил, обрушивался, и кто то из семьи погиб под его обломками. А по древнеассирийским законам у женщин за измену мужу вырывали соски раскаленными клещами. Древние законы вообще более суровы, и я не думаю, что кто то из вас по незнанию законов захочет лишиться языка.

– Я вообще молчу сильнее, чем рыба! – отозвался Георгий.

– Вы не знаете языка Сонрикс, и это хорошо, – продолжал Борис. – Я – Альгант, а вы оба – мои слуги. Мы пришли из далекой страны на севере. Это понятно?



Георгий обиженно запыхтел.

– Пачему слуги, да!? – возмутился он.



Антон молчал.

– Потому, что это единственный шанс для вас уцелеть! – терпеливо разъяснял Борис. – Пока вы мои слуги, вас никто не тронет. Но если заподозрят, что это не так – случится беда. Та, Амазонка с луком, например, своими стрелами быстро превратит ослушника в ежа. Вы должны вести себя соответственно своему статусу в этом обществе. Меня нельзя перебивать, нельзя задавать вопросы, нельзя сидеть, пока я не разрешу. Слово Альганта – закон, который нельзя обсуждать, его разрешается только выполнять. Что бы вас утешить, скажу, что я сам нахожусь в подобной зависимости от царицы Гарат. Она Кронид. Время… Это… напоминает некий табель о рангах. Царица Гарат, настолько же выше меня, насколько я выше вас. Если она королева, то я герцог. Но, слуги Альганта или Ронс имеют преимущество перед остальными людьми. Поэтому ваш статус я могу соотнести как эсквайр по отношению к простолюдину!

– Что это такое, эсквайр? – не понял Георгий.

– Феодал, не имеющий рыцарского звания! – подал голос Антон, – Тогда не все так плохо!

– Когда устроим привал, – поучал Борис, – царицу и девушек надо обязательно накормить. Они долго идут и голодные. Относитесь к царице Гарат с почтением. Но старайтесь держаться от нее подальше. Если я буду с ней разговаривать, то не вздумайте меня окликать.

Антон тяжело вздохнул и сказал:

– Как жалко, что я не понимаю языка этого мира. Выгляжу словно трехлетний ребенок. Мало что понимаю и ничего не могу спросить!



Они уже догоняли своих попутчиц и слышали, как они переговариваются. Вдруг девушки остановились. Гарат им что то сказала и Милана быстро пошла вперед, на ходу накладывая стрелу на тетиву. Борис тоже остановился и замер. Какой то сильный сигнал опасности вдруг прозвучал в его сознании.

– Ты что? – не понял Антон.

– Враги рядом! – ответил Борис, сбрасывая рюкзак на землю. – Я знаю это! Я чувствую их! И Ал Ма Гарат чувствует. Смотрите на лучницу!

– Э, как ты можешь чувствовать? – протянул недоверчиво Георгий.

– Я – Альгант! – воскликнул Омор. Перед лицом опасности Борис вдруг исчез в нем, остался только Омор. Омор бегом бросился к Ал Ма Гарат, и, пробегая мимо, крикнул ей:

– Назад, отходите все назад!!!



Борис Омор догнал Милану, и они оба встали плечом к плечу, ожидая нападения. Борис Омор снял с ножа застежку крепление, снял с предохранителя замок на арбалете и поднял его, приготовившись к стрельбе. Вовремя.

Из за деревьев показались темные фигуры бородатых людей, одетых в какие то шкуры и льняные передники. Их было примерно два десятка.

– Гарг! Гугу гай! – заревели они и бросились в атаку. Они не таились, против них было всего двое противников, и они были уверены в своей легкой победе.



Милана подняла лук, хладнокровно, с ледяным спокойствием она начала свою убийственную работу: быстро посылая стрелу за стрелой, которые не знали промаха. Она старалась выбить из рядов врагов тех, кто имел дротики. Борис Омор выстрелом из арбалета уложил огромного гутия, но перезаряжать оружие времени не было, и он взялся за метательные ножи. Четырьмя бросками он сразил наиболее быстроногих из врагов. Милана тоже перестала стрелять, стрелы у нее кончились.

Гутии потеряли полтора десятка убитых и раненых, которые корчились в высокой траве, испуская стоны и проклятия. Остальные пятеро сомкнулись и теперь медленно приближались к Борис Омор и Милане, выставив вперед короткие копья. Милана отбросила в сторону ставший бесполезным лук, и, выхватив цельт, приняла боевую стойку, приготовившись к рукопашной.

Борис Омор неспешно извлек из ножен меч катану, взяв ее за рукоять двумя руками, и выставил сверкающим на солнце острием к нападающим. Гутии издав торжествующий рев, бросились в атаку. И снова Борис почувствовал, как в его сознание вмешалась некая могущественная сила. Окружающий мир вдруг поблек, потеряв краски, став черно белым, звуки исчезли, а он бежал навстречу гутиям, которые двигались как замороженные, с трудом передвигая руки и ноги. Омор обрушил на них всю свою ярость, рубил и колол. И странное дело, не один из врагов не успел отразить его смертельные удары…

И вдруг тишина в его сознании сменилась гомоном и криками, а мир ожил, наполнившись красками. Омор стоял с окровавленным мечем, а стоящие рядом окровавленные гутии, все пятеро одновременно мертвыми рухнули на землю. Борис Омор осмотрелся – больше врагов не было. Он посмотрел на Милану и увидел в ее округлившихся глазах и на лице испуг и восхищение. Стоявшие невдалеке Реута, Мила и его друзья смотрели на него иначе: они застыли в безмолвии охваченные паническим ужасом! Одна Гарат Сициз Са была совершенно спокойна. На ее лице, повернутом к поверженным врагам, читалось только презрение.

Борис Омор еще не отошедший от боя, посмотрел на Милану:

– Собери стрелы! – приказал он ей, – Они нам еще понадобятся!



Он сказал ей это таким тоном, как будто подсказывал: «Добей раненых». Милана с усилием оторвала восторженный взгляд от Альганта и поспешила исполнять его приказ. Сам Борис Омор подошел к Ал Ма Гарат и с едва заметной улыбкой спросил:

– Ваша Вечность, ты довольна своей охраной? Можно продолжать путь?

– Это подвиг, Омор! – серьезно ответила она.

Борис Омор подошел к друзьям, стоявшим на некотором удалении от Гарат Сициз Са. Его приход вылился в бурное ликование.

– Как ты это сдэлал? – восхищенно спросил Георгий.

– Что?

– Ты двигался очень быстро. Как на прокрутке фильма с большой скоростью!!! – объяснил Антон.

– А мне показалось, что варвары гутии двигаются очень медленно…

– Ничего подобного! Ты был подобен урагану, Альгант! – сказал задумчиво Антон, – все твое поведение странно… В тебе заложены какие то сверхчеловеческие способности. Ты сначала почувствовал врагов, которых никто не видел и не слышал. Это я могу как то объяснить. Шестое чувство в момент опасности. Теперь ты ускорился в пять шесть раз. Я не знаю, что это, но предполагаю, что возможен временной сдвиг, когда время для человека замедляется. Ты говоришь на неизвестном науке языке, который называешь Сонрикс. Ты уже сообщил нам некоторые обычаи этого мира. Ты улыбаешься?! Что я должен про тебя думать, если я вижу, что сейчас, убив с десяток людей, ты ведешь себя так, как будто убийство для тебя – обычное дело! Сейчас ты возьмешь и порубишь нас как капусту! Скажи: что с тобой произошло?!!!



Георгий, выслушав монолог Антона, тоже опасливо посмотрел на Борис Омор.

Борис Омор печально улыбнулся:

– Друзья, не нужно меня подозревать ни в чем. Для вас я был и остаюсь Борисом. Но в этом мире я – Альгант Синт Омор, носящий красную солнечную корону. Мое имя можно перевести дословно на русский язык как «Уплотняющий смерть», но понимать с Сонрикс надо как «Собирающий воинов в одном месте для большой битвы». Омор.

– И в этом мире твое имя известно? – выспрашивал Антон.

– Очень известно, – не стал отрицать Борис Омор.

– Море! – сказал Георгий, – Твое имя море?

– Не угадал! – засмеялся Борис Омор, – Это просто созвучно. Но к морю я имею отношение. Правда, не все помню.



Милана уже собрала стрелы и не забыла про метательные ножи Борис Омор. Она рассмотрела их с интересом. Ножи ей понравились, хотя они нисколько были не похожи на те, которые она привыкла видеть. Подойдя к нему, она протянула ему четыре ножа и арбалетный болт:

– Ваше Постоянство, это твое! – ее рука слегка подрагивала. Борис Омор принял ножи и заметил, что на них не осталось следов крови. Он взглянул на понурившуюся Милану и спросил:

– Тебе было тяжело это сделать?

Она кивнула.

– Ты очень хороший воин, Милана! – произнес он, – Я рад, что наши пути на Таэслис пересеклись. Я благодарю тебя за помощь в бою. Когда ты рядом я не побоюсь выйти даже против большего числа противников!



Совсем не ожидавшая благодарности девушка даже приоткрыла рот от охватившего ее чувства смущения смешанного с радостью. Эти слова ей сказал не сородич, а прославленный в тысячелетиях сам Великий Альгант Синт! Она, не привыкшая к похвалам, просто растерялась. Она, привыкла с детства, что все вокруг должны делать свою работу, и делать ее хорошо, не ожидая никаких восторгов и похвал со стороны.

Да, она была восхищена увиденным зрелищем расправы Омор с пятью гутиями. Она знала, что многие люди красной полосы радуги – тинийцы умеют замедлять время, опережая противника больше чем на половину секунды. Но она не подозревала, что можно замедлять время на такой длительный срок.

Омор доказал в этом бою, что он – истинный Альгант и великий воин. Правда, он с короткими волосами. Ужас! Но волосы у него отрастут. Его лицо было красиво. Милану восхищал и рост Альганта Синт. Среди своих слуг он выглядел настоящим великаном. Всех тинийцев, и мужчин и женщин, характеризовала не только великолепная фигура, но и грациозность, легкость, воздушность. Омор, невзирая на свой рост, двигался тоже легко, напоминая тигра.

– И еще… ты очень красивая! – добавил несколько смущенно Борис Омор.



«Он назвал меня красивой! Почему? Я ему нравлюсь»? – подумала она и по ее лицу пробежала тень. Она знала, что представляют собой Альганты в любви. Она раньше общалась только с одним Альгантом – царем Колер, который напоминал ей собаку кобеля, которая носились вокруг сучек, стремясь наполнить их живительной влагой… Животное!

Но этот Альгант другой, совсем другой. Любой Тиниец, который говорит женщине, о ее красоте никогда не смущается. А Синт даже выговорил это с трудом, как будто ему было стыдно признать это. Но ведь он это сказал!

Милана была совсем молодая девушка, но вполне понимавшая скрытый смысл мимики, жестов и невысказанных вслух слов… Альгант Синт был из народа Тин, а не Росс, это было очевидно. Но поведением он совсем не походил на Тинийца. Почему?

Ей как то сразу понравился этот Альгант… Он притягивал ее к себе своей таинственностью. Будоражил ее воображение. Он похож на хищника! Нет, он не хищник, он – Защитник! Он огромен, велик, мужественен! Он – Ваше Постоянство, бессмертный Альгант Синт, одиннадцатый в списке солицис на Таэслис!
следующая страница >>