Доклад Специального докладчика в области культурных прав Фариды Шахид - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Доклад Специального докладчика по вопросу о положении в области прав... 2 458.82kb.
Доклад Специального докладчика по вопросу о положении в области прав... 2 562.07kb.
Комиссия по правам человека 1 696.06kb.
Доклад Специального докладчика по вопросу 2 530.05kb.
Доклад Специального докладчика г-на Найджела С. Родли, представленный... 1 423.01kb.
Организации Объединенных Наций по правам человека и доклады Управления... 2 372.87kb.
Решение Специального докладчика в соответствии с правилами 92 и 97... 1 160.45kb.
Доклад независимого эксперта по вопросу о положении в области прав... 2 454.13kb.
Доклад Уполномоченного по правам человека в Кемеровской области 1 321.08kb.
Взвесь свои права 1 553.83kb.
Уполномоченный по правам человека (омбудсман) азербайджанской республики... 3 1450.82kb.
Права Человека в Таджикистане Обзор ситуации – Март 2010 Общественно-политическая... 1 266.41kb.
- 4 1234.94kb.
Доклад Специального докладчика в области культурных прав Фариды Шахид - страница №1/2




Организация Объединенных Наций




A/HRC/25/49



Генеральная Ассамблея

Distr.: 

23 January 2014

Russian

Original: 



Совет по правам человека

Двадцать пятая сессия

Пункт 3 повестки дня



Поощрение и защита всех прав человека,
гражданских, политических, экономических,
социальных и культурных прав, включая
право на развитие


Доклад Специального докладчика в области культурных прав Фариды Шахид

Процессы увековечения памяти*

Резюме

Специальный докладчик в области культурных прав Фарида Шахид представляет настоящий доклад в соответствии с резолюцией 19/6 Совета по правам человека.

В этом докладе Специальный докладчик рассматривает процессы увековечения памяти о событиях прошлого в переживших конфликт и разделенных обществах с уделением особого внимания мемориалам и историческим/мемориальным музеям.

По окончании конфликтов или периодов репрессий государства испытывают все более очевидную потребность в проведении активной политики увековечения памяти о произошедших событиях как возможности обеспечить признание имевших место жертв, компенсировать массовые или серьезные нарушения прав человека и гарантировать неповторение подобных событий. Специальный докладчик подчеркивает важность мер в культурной области для достижения общих социальных целей правосудия переходного периода, отмечая при этом, что культурный и символический ландшафты в целом формируются мемориалами и музеями, которые как отражают, так и формируют, придавая негативную или позитивную окраску, социальные взаимоотношения и признание народом идентичности − как своей, так и других.

Останавливаясь на некоторых сложных проблемах, встретившихся в контексте увековечения прошлого, Специальный докладчик выносит ряд рекомендаций, основывающихся на том принципе, что увековечение памяти должно пониматься как процесс, предоставляющий тем, кто был затронут нарушениями прав человека, возможности, необходимой для изложения своего видения имевших место событий. Практика увековечения памяти должна стимулировать и поощрять участие гражданского общества, критическое осмысление и обсуждение форм отображения прошлого, но также современных проблем социального отчуждения и насилия.



Содержание



Пункты Стр.

I. Введение 1–4 4

II. Процессы увековечения памяти: цели и вызовы 5–24 5

A. Эволюция ожиданий в отношении увековечения памяти 8–14 5

B. Критическая оценка политики и практики увековечения памяти 15–17 7

C. Политические программы действий в битве за память 18–24 8

III. Нормативные рамки: формирование стандартов в области
увековечения памяти 25–48 9

A. Принципы Жуане-Орентличер и Ван Бовена-Бассиуни 27–32 10

B. Дипломатические конференции 33–35 11

C. Решения Межамериканского суда по правам человека 36–38 12

D. Рекомендации комиссий по установлению истины и примирению 39–44 12

E. Рассмотрение проблемы в контексте культурных прав 45–48 14

IV. Практика увековечения памяти: конкретные проблемы 49–97 15

A. Жертвы, преступники и герои 50–56 15

B. Вопрос о понятии времени 57–58 17

C. "Незаконные" мемориалы 59–60 17

D. Монументы и памятники прежних деспотичных режимов 61–63 18

E. Поощрение критического мышления и гражданского участия 64–65 18

F. Роль деятелей культуры 66–73 19

G. Исторические/мемориальные музеи 74–79 21

H. Обращение с останками 80–82 22

I. Увековечение памяти о работорговле 83–85 23

J. Увековечение памяти о судьбах коренных народов 86–89 23

K. Роль внешних заинтересованных сторон 90–92 24

L. Бенефициары инициатив по возвещению мемориалов 93–97 25

V. Выводы и рекомендации 98–109 26

Annex

List of participants in the expert meeting (Geneva, 7 and 8 October 2013) 30



I. Введение

1. Настоящий доклад является вторым из двух проводимых один за другим исследований Специального докладчика, посвященных трактовкам исторических и памятных событий в переживающих раскол обществах на послеконфликтном этапе своего развития. Первый доклад, в котором рассматривалась проблема написания и преподавания истории с уделением особого внимания учебникам по истории, был представлен Генеральной Ассамблее в 2013 году (А/68/296), и в нем была предпринята попытка выявить обстоятельства, при которых исторические концепции, которые государства предлагают изучать в школах, могут оказаться проблематичными с точки зрения прав человека. Второй доклад посвящен процессам увековечения памяти с уделением особого внимания мемориалам и музеям и с рассмотрением широких процессов увековечения коллективной памяти, проводимых различными заинтересованными сторонами, как правительственными, так и неправительственными.

2. Культурным правам отведена важная роль в стратегиях обеспечения правосудия переходного периода и примирения: "Для того чтобы быть успешным, уголовное и восстановительное правосудие должно быть интегрировано в более широкий процесс", включая, в частности, культурные права1, которые могут помочь в преобразовании институтов и стимулировании изменений как в культурной практике, так и в индивидуальных воззрениях2. Коллективное возмещение ущерба за массовые или серьезные нарушения прав человека могут иметь форму правовых, но также неправовых мер, причем последние меры относятся к мемориально-символической области, которой слишком часто не уделяется должного внимания. Та трактовка, в которой события прошлого будут увековечены в памяти народа, имеет последствия, далеко выходящие за рамки простого вопроса о возмещении. Весь культурно-символический ландшафт формируется мемориалами и музеями, отражающими, но также формирующими − с приданием негативной или положительной окраски − социальные взаимоотношения и самоидентичность людей, а также восприятие ими других социальных групп. В некоторых случаях прошлое не столько служит источником информации для людей, сколько определяет их сознание.

3. В настоящем докладе предпринята попытка пролить свет на ответственность государств и других субъектов в области увековечения памяти с учетом того факта, что память как и история никогда не была невосприимчивой к политическому влиянию и полемике. Формирующееся направление процессов увековечения памяти указывает как на необходимость, так и на неотложность обсуждения этих вопросов.

4. В 2013 году Специальный докладчик организовала два совещания по этим вопросам. Первое совещание состоялось в Дерри/Лондондерри, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, 1−3 июля 2013 года (см. А/36/296, пункт 8 и приложение). Второе совещание экспертов было проведено в сотрудничестве с исследовательской группой ПИМПА ("Политика памяти и художественная практика") Женевского университета искусства и дизайна в Женеве 7 и 8 октября 2013 года. 5 июля 2013 года Специальный докладчик провела открытые консультации в Женеве, с тем чтобы предоставить возможность государствам, национальным правозащитным учреждениям и неправительственным организациям представить их мнения. Специальный докладчик благодарит всех участников за их ценный вклад.

II. Процессы увековечения памяти: цели и вызовы

5. Для целей настоящего доклада Специальный докладчик ссылается на мемориалы, под которыми понимаются памятники или памятные мероприятия, расположенные или проводимые в общественно доступных местах и посвященные конкретным событиям без учета соответствующего исторического периода (войнам и конфликтам, массовым и серьезным нарушениям прав человека) или соответствующим лицам (например, солдатам, комбатантам, жертвам, политическим руководителям или активистам)3.

6. Мемориалы могут иметь крайне различные формы. К основным из них относятся места исторических событий (например, концентрационные лагеря, бывшие центры пыток и содержания под стражей, места массовых расстрелов и захоронения, а также символические монументы репрессивных режимов); символические объекты (такие, как постоянные или временно возведенные монументы с именами жертв, переименованные улицы, здания или объекты инфраструктуры, виртуальные мемориалы на Интернете и исторические/мемориальные музеи); и виды деятельности (такие, как публичное принесение извинений, перезахоронения, пешие экскурсии, шествия и временные выставки). Помимо этого, процессу увековечения памяти также содействуют не охваченные настоящим докладом различные формы культурного самовыражения (художественные произведения, фильмы, документальные работы, литература и светозвуковые постановки для туристской аудитории и т.д.).

7. Таким образом, мемориалы охватывают любого рода начинания, непосредственно направленные на увековечение памяти о печальных событиях прошлого. Это позволяет использовать самые различные подходы, поскольку возведение монументов не всегда соответствует пожеланиям или культуре затронутых общин.



А. Эволюция ожиданий в отношении увековечения памяти

8. С течением времени цель создания мемориалов существенно изменилась. В древнегреческих городах-государствах памятники на местах сражений специально строили из дерева, с тем чтобы они были недолговечными и предоставляли возможность для примирения бывшим врагам4.

9. Прошедшее время внесло свои коррективы, и вместо прославления доблести солдат, павших в бою, мемориалы стали посвящать тяжелой участи жертв и новым перспективам примирения. Начиная с 1980-х годов создание мемориалов стало увязываться с той идеей, что обеспечение публичного признания преступлений прошлого является непреложным для жертв, существенно важным для предотвращения дальнейшего насилия и необходимым для нового определения национального единства. Увековечение памяти нередко является требованием жертв и общества в целом5, и, судя по всему, для достижения национального примирения необходимо не только материальное возмещение, но и такое моральное возмещение, как создание мемориалов.

10. Возникший после Первой мировой войны лозунг "Никогда вновь!" обрел новое воплощение в конце 1990-х годов в рамках парадигмы правосудия переходного периода, в соответствии с которой верховенство права и поощрение демократических культурных основ являются для общества гарантиями, защищающими его от новых трагедий. С признанием того факта, что основными жертвами злодеяний становятся представители гражданского населения, увековечение памяти стало политическим и социально-культурным императивом в процессах примирения.

11. Активизации деятельности по увековечению памяти содействовало возникновение в 1980-х годах спорной концепции "долга памяти"6 в отношении массовых преступлений, таких как уничтожение нацистами евреев в Европе, работорговля и насилие, совершенное в отношении коренных народов. Эта концепция предполагает законность выдвижения требований о возмещении ущерба и извлечения исторических уроков даже спустя столетия после фактических событий.

12. Понимание того, что увековечение памяти должно служить средством борьбы с несправедливостью и содействия примирению, было выражено в Дурбанской декларации Всемирной конференции по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, в которой государства подчеркнули, что "память о преступлениях или беззакониях прошлого, где бы они ни совершались, недвусмысленное осуждение расистских трагедий прошлого и правдивое освещение истории являются существенно важными элементами международного примирения и создания обществ, основанных на справедливости, равенстве и солидарности".

13. Поэтому задачи, поставленные перед процессами увековечения памяти являются разноплановыми, а мемориалы − вне зависимости от многообразия их форм и видов − имеют как частные/рефлективные, так и публичные/образовательные функции7. Они отсылают не только к прошлому (воспоминания о событиях, признание и чествование жертв и подведение исторической основы под рассказы о том времени), но также к настоящему (процессы устранения разногласий и восстановления доверия между общинами) и к будущему (недопущение дальнейшего насилия за счет образования и повышения уровня осведомленности). Процессы увековечения памяти могут содействовать формированию культуры демократического участия за счет стимулирования дискуссий в отношении отражения прошлых и нынешних проблем социального отчуждения и насилия.

14. Многочисленность участников этих процессов означает, что увековечение памяти может быть в большей степени ориентировано на достижение одной цели, нежели другой, усиливая или провоцируя в некоторых случаях напряженность и взаимное недоверие. При этом более или менее открыто могут также преследоваться такие цели, как сплочение нации и формирование национальной идентичности, или же, что не может не вызывать обеспокоенности, использование этих процессов как инструмента для подтверждения доминирующего положения в пределах какой-то территории, сплочения людей вокруг какой-то выделенной идентичности и обоснования различных политических замыслов.



В. Критическая оценка политики и практики увековечения памяти

15. Вопрос заключается в том, выполняют ли и могут ли выполнять мемориалы поставленные перед ними задачи, изложенные в пункте 13 выше, и если да, то при каких условиях8. За последние 20 лет было создано больше мемориалов и музеев (исторических и мемориальных), чем за предыдущие два столетия, что подталкивает к мысли о необходимости проведения более широкого и более детализированного анализа этого вопроса.

16. Хотя процессы увековечения памяти направлены на признание тяжелой участи жертв и отражение готовности обеспечить возмещение за массовые или серьезные нарушения прав человека и недопущение таких нарушений, впредь они могут также привести к прославлению деспотических режимов. Это происходит в тех случаях, когда при постоянном увеличении числа мемориалов не учитываются альтернативные мнения и не допускаются вопросы, население замыкается на своем прошлом и остается мало возможностей, для того чтобы сохранить память о других событиях и отношениях между группами людей9.

17. В целом наблюдающуюся в мире тенденцию к более широкому увековечению памяти можно считать позитивной. Однако слишком большое количество воспоминаний, особенно представленных в форме несовместимых трактовок событий прошлого, может принести обществу не столько пользы, сколько вреда10. Все постконфликтные и переживающие раскол общества сталкиваются с необходимостью решения непростой задачи по установлению равновесия между тем, что необходимо забыть, и тем, что следует помнить. Исключительно важно, чтобы процессы увековечения памяти не превращались в пустые и велеречивые поминовения погибших, в ходе которых ни слова не говорится о причинах и контексте былых трагедий и замалчиваются современные проблемы.



C. Политические программы действий в битве за память

18. Проведение мероприятий в память о трагических событиях во время или после конфликта, в том числе в течение длительного последующего периода, с привлечением мастеров монументального искусства и мобилизацией коллективной памяти может нести в себе идеи мира, признания, примирения и общественной солидарности, но также − в слишком многих случаях − порождать отождествление себя с жертвами, жажду мести и готовность принять мученическую смерть. Важное значение имеют политические, образовательные и даже эстетические аспекты.

19. Мемориалы затрагивают вопросы, вполне способные вызвать разногласия в обществе. Государства и другие субъекты должны решить, какую конкретную трактовку исторических событий они должны поддерживать (особую/
исключающую прочие трактовки или же включающую их); в какой момент времени (сразу же после событий или спустя несколько поколений) и в течение какого временного периода; где именно (на месте исторических событий, в общедоступном и ежедневно посещаемом всеми месте или в не самом центральном районе, посещение которого должно носить целенаправленный характер); и с какой целью и по завершении какого процесса (с кем должны проводиться консультации и по каким именно вопросам, кто финансирует проект, какую степень творческой свободы могут позволить себе дизайнеры). Такие вопросы могут оказаться весьма полемичными в обществах, переживших международный или внутренний конфликт; постколониальных обществах, включая общества, которым пришлось столкнуться с рабством; обществах, которым грозит раскол вследствие этнических, национальных или языковых различий, межконфессиональных разногласий или расхождений, обусловленных политической идеологией; и обществах, в которых коренные народы, меньшинства и другие группы населения исключены из процессов увековечения памяти.

20. Эти вопросы поддаются решению только на индивидуальной основе. С точки зрения прав человека важным является создание условий, позволяющих установить "истину как результат повсеместного, живого, многопланового и интерактивного диалога"11, под которым понимается дискуссия о прошедших событиях и действиях, позволяющая обществу преодолеть "полностью различные и непризнанные трактовки того, что происходило раньше"12, с тем чтобы взять курс на установление и развитие более мирных отношений. Изложение исторических или памятных событий всегда является отражением чьей-то точки зрения, а общины никогда не демонстрируют монолитного единства. Основной вопрос заключается в том, как обеспечить, чтобы одни люди воспринимали чаяния других людей и могли признать их человеческую общность.

21. В рамках процессов увековечения памяти некоторые их участники могут использовать битву за память для продвижения своих программ действий путем навязывания определений преступников и героев и установления категорий жертв. В результате некоторые жертвы нередко отодвигаются на второй план, может быть установлена иерархическая классификация жертв, не исключен риск возникновения соперничества между жертвами в том, кто из них пострадал в большей степени, а также могут выделяться некоторые современные группы, перед которыми общество оказывается в "невосполнимом долгу"13.

22. Мемориалы могут создаваться с целью мобилизации общества против современных и будущих врагов, и примером этого служит националистическая пропаганда, манипулирующая символикой и возрождающая пафос прошлого, когда "память об унижении возбуждает желание отомстить и используется для оправдания последующей агрессии, опирающейся на какое-то историческое право или право предков"14. Примеры таких политических манипуляций, связанных с увековечением памяти, многочисленны. Во многих регионах память о прошлом превратилась в поле ожесточенных баталий, в которых противоположные стороны инвестируют огромные суммы в процесс увековечения памяти для обоснования своего морального, правового и идеологического превосходства.

23. Мемориалы могут также использоваться радикальными группами в качестве тех мест, в которых они с гордостью отмечают годовщины преступлений, совершенных в прошлом. С этой целью могут использоваться, например, места захоронения военных преступников, особенно в тех случаях, когда на мемориальной доске или в ближайшем музее не содержится ни упоминаний, ни разъяснений в отношении совершенных преступлений или ничего не говорится об их месте в истории. Если же подобные места посещаются высокопоставленными правительственными чиновниками, политическая значимость таких захоронений возрастает.

24. Однако существуют и положительные инициативы, такие как поступок канцлера Вилли Брандта, который в 1970 году приклонил колени перед памятником жертвам восстания в Варшавском гетто, или посещение в 2002 году президентом Нельсоном Манделой памятника "Воортреккер" в Претории, который нередко считают символом политики апартеида. Интегрирование деятельности по увековечению памяти в более широкую политическую стратегию может содействовать преобразованию политических реалий за счет стимулирования необходимой общественной дискуссии, посвященной преступлениям и событиям прошлого.



III. Нормативные рамки: формирование стандартов в области увековечения памяти

25. Усиление тенденции к увековечению памяти привело к ее институционализации в период 1997−2005 годов наряду с вовлечением многих субъектов в работу различных форумов и поощрением государств, выходящих из конфликтов или периодов репрессий, к проведению активной политики увековечения памяти на основе использования все более схожих практических методов. Западные мемориальные модели увековечения памяти о жертвах нацизма, хотя и не всегда являются наиболее адекватными или приемлемыми, стали образцом или, по крайней мере, политическим или эстетическим примером, вдохновляющим на создание у посетителей мемориалов определенного представления о прошлых трагедиях или массовых преступлениях.

26. Наряду с официальными мемориалами, созданными, как правило, по указанию "сверху", имеются инициативы, выдвинутые "снизу" деятелями искусств, политическими группами или общинами, полными решимости публично увековечить память о жертвах, забытых или непризнанных в рамках государственной политики. Например, такая "восходящая" тенденция привела к созданию в 1999 году Международной коалиции музеев совести. На всех континентах имеется огромное количество мемориальных инициатив низовых организаций и организаций гражданского общества, которые могут дополнять описание событий прошлого в трактовке официальной историографии, быть реакцией на них или даже полностью им противоречить.

А. Принципы Жуане-Орентличер и Ван Бовена-Бассиуни

27. На международном уровне в области возмещения ущерба и борьбы с безнаказанностью были разработаны два свода основных принципов, которые нельзя не принимать во внимание.

28. Во-первых, бывший Специальный докладчик Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств Луи Жуане составил Свод принципов защиты и поощрения прав человека посредством борьбы с безнаказанностью, основное внимание в котором было уделено четырем элементам переходного правосудия: право на информацию, право на восстановление справедливости, право на возмещение ущерба и гарантии неповторения нарушений (E/CN.4/Sub.2/1997/20/Rev.1). Право на информацию определяется не только как право любой жертвы или ее близких на информацию о происшедших событиях (право на информацию), но и как "коллективное право, уходящее своими корнями в прошлое и предназначенное не допустить повторения нарушений в будущем" (там же, пункт 17). Согласно принципу № 2, "Знание каким-либо народом истории своего угнетения является частью его достояния и должно охраняться в этом качестве за счет принятия соответствующих мер во исполнение возложенной на государство обязанности незабвения. Такие меры направлены на недопущение утраты коллективной памяти и, в частности, на воспрепятствование возникновению ревизионистских и негационистских аргументов".

29. Г-н Жуане подтвердил необходимость в действиях, основанных на увековечении памяти: "В коллективном плане меры символического характера, принимаемые в порядке моральной компенсации, такие как, например, публичное и торжественное признание каким-либо государством своей ответственности, официальные заявления, восстанавливающие достоинство жертв, церемонии памяти жертв, присвоение названий общественным местам по именам жертв, установка памятников, позволяют лучше осознать обязанность незабвения" (там же, пункт 42). Свод принципов, подготовленный г-ном Жуане, был расширен Дианой Орентличер, независимым экспертом, назначенным для обновления Свода принципов, и превратился в "Обновленный свод принципов защиты и поощрения прав человека посредством борьбы с безнаказанностью", содержащий также аналогичные элементы, касающиеся долга сохранения памяти (E/CN.4/2005/102 and Add.1).

30. Принципы, разработанные в других докладах Специальным докладчиком Подкомиссии Тео Ван Бовеном (E/CN.4/1997/104) и Специальным докладчиком Комиссии по правам человека Шерифом Бассиуни (E/CN.4/2000/62), послужили основой для Основных принципов и руководящих положений, касающихся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права, которые были приняты Генеральной Ассамблеей в резолюции 60/147.

31. В этой резолюции Генеральная Ассамблея вновь подтвердила, что мемориальные процессы являются частью более широкого вопроса о возмещении ущерба, и признала, что сатисфакция должна включать, когда это возможно, любой из таких важных элементов, как проверка фактов и полное и публичное обнародование правды, официальное заявление или судебное решение о восстановлении достоинства, репутации и права жертвы и лиц, тесно связанных с жертвой; принесение публичных извинений, в том числе признание фактов и ответственности; поминовение и воздание должного памяти жертв и включение точной информации о нарушениях в учебные программы по международным нормам в области прав человека и международного гуманитарного права и в учебные пособия всех уровней.

32. Механизмы Организации Объединенных Наций еще не проводили глобального исследования для изучения практики увековечения памяти в свете этих принципов. Однако некоторые доклады Организации Объединенных Наций, касающиеся конкретных страновых контекстов, эффективным образом привлекают внимание к данной теме. К примеру, в выпущенном в 2010 году докладе, содержащем карты очагов нарушений прав человека, совершенных в период 1993−2003 годов в Демократической Республике Конго, настойчиво подчеркивается необходимость сохранения памяти об этих нарушениях и − на основе рассмотрения конкретных примеров − отмечается опасность такой деятельности в том случае, если она будет направлена на возбуждение чувства мести15. Аналогичным образом в докладе Рабочей группы по насильственным или недобровольным исчезновениям о ее миссии в Боснию и Герцеговину сделан вывод о том, что в этой стране вопрос об увековечении памяти вызвал ожесточенные споры и разногласия (A/HRC/16/48/Add.1, пункт 48). Рабочая группа также внимательно подошла к рассмотрению информации об осуществлении рекомендаций Марокканской комиссии по восстановлению справедливости и примирению относительно возмещения ущерба соответствующим общинам, включая превращение бывших центров содержания под стражей в мемориалы (A/HRC/13/31/Add.1, пункты 56−66).

В. Дипломатические конференции

33. Крупные конференции в память о Холокосте, проходившие в Лондоне, Вашингтоне, О.К., и Стокгольме в 1990-х и 2000-х годах, способствовали твердому закреплению идеи придания символического значения возмещению ущерба в качестве неотъемлемой части международной повестки дня. Участники взяли на себя обязательство хранить память о жертвах, чтить мужество тех, кто противостоял Холокосту, и содействовать использованию наиболее приемлемых форм увековечения памяти о Холокосте в их странах16.

34. Пробелы в деятельности по увековечению памяти в отношении работорговли и колонизации рассматривались на Всемирной конференции по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, которая состоялась в 2001 году. В Дурбанской декларации государства с глубоким сожалением признали массовые страдания людей и трагическое положение миллионов мужчин, женщин и детей, вызванные рабством, работорговлей, трансатлантической торговлей рабами, апартеидом, геноцидом и колониализмом. Они призвали соответствующие государства чтить память жертв этих трагедий. Принимая к сведению, что некоторые государства предприняли шаги для выражения сожаления и раскаяния или принесения извинений, они призвали всех тех, кто еще не внес вклада в восстановление достоинства жертв, найти соответствующие пути для этого. Обсуждения носили весьма бурный характер, поскольку некоторые западные страны опасались, что обязательство относительно выражения раскаяния приведет к требованиям о выплате финансовой компенсации.

35. Деятельность по увековечению памяти является в настоящее время неотъемлемой частью международной повестки дня, поскольку также находит свое практическое выражение в международных днях, проводимых в память о трагических событиях прошлого. Правда, еще необходимо выяснить, насколько эффективными являются такие международные дни и имеют ли они мощный общественный резонанс в тех государствах и обществах, в которых проводятся.



С. Решения Межамериканского суда по правам человека

36. Тенденция к увековечению памяти оказывает свое влияние и на судебные процессы, особенно в Латинской Америке, где Межамериканским судом по правам человека были вынесены решения, предписывающие строительство государственных мемориалов для сохранения памяти о преступлениях, совершенных в прошлом.

37. В своем решении о монументе, посвященном жертвам гражданской войны в Перу, Суд постановил, что Перу "должна гарантировать, что в течение одного года на монументе, названном "Плачущий глаз", будут отражены имена всех лиц, которые были признаны умершими в настоящем решении"17. Аналогичным образом в решении Суда по делу об убийстве 19 коммерсантов в Колумбии также указано, что государству необходимо приступить к возведению мемориала в их память18. В своем решении по делу о кровавой расправе в Рио-Негро, Гватемала, Суд просил создать музей в память о жертвах внутреннего вооруженного конфликта19.

38. Таким образом, суды также могут выступать в роли сторонников создания мемориалов, а национальные органы власти − сталкиваться с оспариванием подобного подхода новыми субъектами, активно вовлеченными в формирование мемориальной среды.



D. Рекомендации комиссий по установлению истины и примирению

39. Привести исчерпывающий перечень всех комиссий по установлению истины и примирению, выступивших за строительство мемориалов, в рамках настоящего документа вряд ли возможно. Тем не менее следует упомянуть о рекомендациях комиссий по установлению истины и примирению в Гватемале, Германии, Марокко, Перу, Сальвадоре и Южной Африке и комиссии по расследованию в Чаде, даже если не все из вынесенных ими рекомендаций были осуществлены.

40. Комиссия по установлению истины в Сальвадоре сформулировала в своем докладе однозначный призыв к строительству национального монумента в Сальвадоре с указанием имен всех жертв конфликта, признанию их доброго имени и тех тяжких преступлений, жертвами которых они стали, и учреждению национального праздника в память о жертвах конфликта в качестве символа примирения (S/25500, пункт 186).

41. Аналогичным образом Комиссия по установлению исторической правды в Гватемале рекомендовала, среди прочего, создать монументы и парки и в память о жертвах назвать их именами общественные здания и скоростные дороги20. Комиссия заявила, что "историческая память, как индивидуальная, так и коллективная, создает основу для национальной идентичности. Поминовение жертв является основополагающим аспектом этой исторической памяти и дает возможность восстановить ценность человеческого достоинства и важность борьбы за него". Особое внимание было уделено необходимости учета многокультурного характера гватемальской нации и поощрения возведения монументов и выдачи соответствующих разрешений, а также создания общинных кладбищ в соответствии с формами коллективной памяти майя.

42. Отходя от ставшего нормой возведения физических монументов, некоторые комиссии поддерживают проведение творческих мероприятий. Например, комиссии в Перу и Тимор-Лешти организовали выставки фотографий и плакатов21.

43. Многие комиссии рекомендовали превратить центры содержания под стражей в мемориальные места или же в качестве альтернативы призывали к строительству мемориалов. Однако национальные власти не всегда соглашаются с такими рекомендациями. Например, одна из первых комиссий по расследованию в Африке, действовавшая в Чаде в период 1990−1992 годов, призвала к созданию мемориала в память о жертвах репрессий режима Хиссена Хабре и потребовала, чтобы каждое второе воскресенье декабря отмечалось как день молитвы и поминовения этих жертв. Кроме того, она рекомендовала, чтобы бывшая штаб-квартира Управления документации и безопасности (политическая полиция) была переоборудована и чтобы имеющаяся в здании подземная тюрьма была превращена в музей для сохранения памяти о мрачных годах правлениия этого режима22. В Марокко комиссия по установлению справедливости и примирению рекомендовала в своем заключительном докладе трансформировать старые центры одиночного заключения или содержания под стражей в экономически выгодные проекты, позволяющие сохранять память о прежних временах23.

44. Рекомендации комиссий по установлению истины и примирению являются важными вехами, помогающими организациям гражданского общества сохранять в программах действий вопросы увековечения памяти. Эти рекомендации нередко ограничивают выбор мер, имеющихся в распоряжении правительств, которые в противном случае могли бы поддаться искушению и ликвидировать те места, в которых страдали люди, и тем самым уничтожить связанную с этими местами память.

Е. Рассмотрение проблемы в контексте культурных прав

45. Гражданские и политические права являются правами человека, наиболее часто упоминаемыми при разработке стратегий правосудия на переходный период и процессов увековечения памяти. Возможно, это обусловлено тем фактом, что наиболее часто упоминаемые в рамках мемориальной практики нарушения касаются права на жизнь, физическую неприкосновенность и свободу. Процессы увековечения памяти также затрагивают осуществление права на свободу мнений и их свободное выражение, права на свободу религии и убеждений, права на мирные собрания и право на свободу ассоциаций (статьи 18−22 Международного пакта о гражданских и политических правах).

46. Однако такое разграничение между категориями прав всегда вводит в заблуждение. Грубые нарушения прав человека в ходе конфликтов включают нарушения экономических, социальных и культурных прав. Необходимо помнить о том, что в период войны школы, культурные учреждения, культурные символы и объекты культурного наследия относятся к целям, по которым удары наносятся далеко не в последнюю очередь. Кроме того, необходимо помнить и о роли более широких культурных норм в той мере, в какой они способствовали формированию условий для осуществления систематических нарушений прав человека24.

47. Действия в сфере культуры обладают беспрецедентным потенциалом в плане внесения ощутимого вклада в переходные процессы, в частности за счет создания пространств, в которых могут быть опробованы различные виды идентичности, включая идентичность борца за права25. Культурные мероприятия помогают жертвам заявить о себе за счет предоставления в их распоряжение безопасной среды, в которой они могут изложить пережитый ими опыт26. Воспоминания представляют собой субъективные процессы, закрепленные в опыте и материальных и символических маркерах конкретных культурных интерпретативных рамок27. Поэтому и шаги, предпринимаемые в культурной сфере, содействуют культурному взаимодействию и взаимопониманию и могут оказать помощь в формировании новых культурных сред, охватывающих и отражающих все множество различных в культурном плане взглядов.

48. Вот почему при разработке стратегий правосудия переходного периода и политики примирения в обществах, переживающих внутренний раскол, нельзя обходить стороной культурные права, закрепленные в статье 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Все люди имеют право на доступ к культуре, и в частности культурному наследию, которое охватывает как историю, так и память, ее использование и внесение в нее своего вклада (см. A/HRC/17/38, пункты 5 и 8). Деятели искусств должны иметь возможность выражать свое мнение; право на свободу художественного самовыражения и творчества должно пользоваться всесторонним уважением и защитой (см. A/HRC/23/34). В более широком плане культурные права указывают на необходимость осуществления политики содействия развитию культурных взаимоотношений и взаимопонимания между народами и общинами, обмена мнениями о событиях прошлого и формирования культурной среды, отражающей культурное разнообразие.

IV. Практика увековечения памяти: конкретные проблемы

49. Правительства играют ключевую роль в формировании восприятия прошлого. К сожалению, они слишком часто, используя административные ресурсы, прибегают к осуществлению проектов, имеющих целью навязать населению одностороннее или неполное видение истории.



А. Жертвы, преступники и герои

50. Наиболее важным политическим и символичным вопросом после завершения конфликта оказывается вопрос об определении того, кто является жертвами, а кто преступниками. Поскольку процесс увековечения памяти сопровождается борьбой различных трактовок событий прошлого, важно избегать излишне категоричных определений жертв и преступников. Нередко в группах жертв находятся лица, не согласные с остальными, особенно в тех случаях, когда группам жертв также приходилось убивать друг друга. Кроме того, на многих исторических объектах нет или практически нет информации о тех, кто совершал преступления28. Помимо этого, когда лиц, отнесенных к тем, кто совершал преступления, приглашают к дискуссии, они также стремятся занять позицию жертвы.

51. Весьма показательной в этом плане является дискуссия в отношении расположенного в Лиме памятника "Плачущий глаз", на котором указаны имена жертв гражданской войны. Обсуждался вопрос о том, может ли быть отнесена к жертвам группа из 41 содержавшегося в тюрьме члена организации "Сияющий путь", которых значительная часть населения считала террористами и которые были убиты при подавлении восстания в тюрьме. Разгорелась жаркая полемика. Межамериканский суд по правам человека пришел к тому выводу, что в соответствии с международным правом лица, казненные во внесудебном порядке, в том числе и преступники, должны рассматриваться в качестве жертв. По иронии судьбы имена членов этой группы из 41 человека уже были указаны на монументе, но никто не обращал на это внимания до вынесения Судом своего решения. Резкая поляризация мнений по вопросу о том, чьи имена должны быть указаны на монументе, привела к прекращению работ по его возведению.

52. Некоторые процессы увековечения памяти направлены на сохранение самых различных трактовок происходивших событий в рамках одного и того же монумента или исторического музея. Например, в Медельинском музее в Колумбии, который близок к своему завершению, будет представлена история массовых нарушений прав человека вне зависимости от того, к каким группам принадлежали те, кто совершал эти нарушения: партизанам, участникам полувоенных формирований, наркоторговцам или военнослужащим.

53. Обеспокоенность вызывают те процессы увековечения памяти, в которых жертвами признается только одна из групп, а серьезные преступления, совершенные в отношении других сторон в конфликте, замалчиваются. В тех случаях, когда по окончании гражданской войны возводятся мемориалы, посвященные памяти жертв одной из этнических групп, без уделения внимания другим, это может привести к усилению межэтнической напряженности, обвинениям в "этнизации" жертв и новому витку насилия. В наиболее показательных случаях, когда мемориалы содержат символы, ассоциирующиеся исключительно с одной общиной, будь то этническая, религиозная, языковая или политическая община, они становятся причиной разграничения общин, возникновения барьеров между людьми, включая проведение территориальных границ как в рамках государств, так и между ними. Подобные разграничения отрицательно сказываются на свободе передвижения людей, которые, возможно, испытывают неудобства в конкретной культурной или символичной среде. Таким образом, мемориалы могут способствовать продолжению этнических чисток, начатых в ходе войны.

54. Процессы сохранения памяти ведут к достижению большей свободы лишь только в тех случаях, когда внимание уделяется всем сторонам, всем политическим результатам и последствиям событий и когда общины, и особенно ключевые субъекты, могут высказать свои мнения при разработке стратегий правосудия переходного периода29. Исключительно важно открыть безопасные общественные пространства, позволяющие всем участвовать в обсуждении, и обеспечить доверие к процессу, а также причастность к нему населения: в конечном итоге наиболее благотворным является сам процесс, т.е. разговор о прошлом, нежели конечный результат, будь то возведение монумента или проведение памятных торжеств.

55. Исключительно важно не допускать приукрашивания всех тех ситуаций, которые способствуют отрицанию ошибок прошлого. Зачастую имеются различные группы жертв, и отнюдь не всегда в отношениях между конфликтующими сторонами находится некий моральный и политический эквивалент30. Более того, отнюдь не всегда точка зрения тех, кто совершал преступления, может найти свое отражение в трактовке событий жертвами.

56. Трагедии также порождают героические личности, память которых должна сохраниться в веках. Созданный в 1950-х годах в Израиле мемориал "Яд ва-Шем" стал первым мемориалом, посвященным памяти тех людей, которые рисковали собственной жизнью для спасения других от неминуемой расправы. Впоследствии аналогичные инициативы были предприняты и в других странах (Армении, Бурунди, бывшей Югославии и Руанде). В связи с войной в Боснии и Герцеговине поиск информации о таких людях и их действиях придает процессу увековечения памяти новую ориентацию, позволяя опровергнуть то убеждение, что действия людей предопределены их национальной или этнической принадлежностью: несмотря на то, что под воздействием конфликта члены общин, как предполагается, должны стать абсолютными единомышленниками, на деле этого не происходит никогда. Во время войны не только творится насилие, но и проявляется солидарность. Признание этого факта несет в себе моральную и воспитательную составляющую, демонстрирующую, что, несмотря на угрозу жизни, смелый выбор, неподчинение и сопротивление являются возможными формами поведения31.



В. Вопрос о понятии времени

57. Когда процессы увековечения памяти должны начинаться и сколь долго они должны длиться? Как представляется, увековечение памяти может начаться слишком рано, сразу после или даже во время конфликта, не дав процессу осмысления дойти до выработки зрелых выводов, но в то же время отказ от увековечения памяти на ранних этапах может стать причиной дальнейших страданий жертв и их семей. В любом случае, если государственные власти не стремятся к инициированию процессов увековечения памяти, такие процессы, тем не менее, могут начаться усилиями гражданского общества или жертв, а также конфликтующих сторон. В подобной ситуации у государственных властей нет иного выбора, как поддержать такие усилия.

58. Во многих случаях один и тот же мемориал пополняется все новыми и новыми именами, сохраняя историю во всей ее изменяющейся многоплановости и сложности.

С. "Незаконные" мемориалы

59. Различные группы, включая семьи жертв, нередко создают свои собственные мемориалы, особенно в отсутствие инициатив со стороны государственных властей. Поскольку возведение собственных мемориалов большого времени не требует, эти группы могут действовать и вне рамок закона. В ответ другие общины могут создать альтернативные мемориалы, основанные на иных трактовках происходивших событий. Например, общины в Северной Ирландии используют настенную живопись для отражения различных взглядов на волнения, происходившие в Ольстере. Подобные ситуации можно рассматривать и как повышающие градус напряженности в отношениях между общинами и как предоставляющие населению некую среду для выражения их мнений с помощью ненасильственных средств, в результате чего встает вопрос о том, каким образом такие ситуации могут быть урегулированы.

60. В некоторых случаях власти и общество терпимо относятся к несанкционированным монументам, либо потому что инициатива рассматривается в качестве позитивного шага, либо потому что снесение мемориала может обострить напряженность между общинами. Риск заключается в том, что такие мемориалы могут стать политическими символами, которые вместо содействия примирению будут нагнетать атмосферу раскола, ощущаемую местными жителями в их микрорайонах, в том числе в школах и за их пределами. Помимо этого, такие процессы направлены на использование символов и воспоминаний о прошлом для описания или упоминания общин как единого целого32.

D. Монументы и памятники прежних деспотичных режимов

61. Авторитарные и тоталитарные режимы контролируют память населения не только для пропагандистских целей, но и в качестве средства формирования единородного общества во всех аспектах жизни: тем самым они получают весомый аргумент в пользу рассмотрения доступа населения к плюралистической памяти в качестве права человека.

62. Вопрос заключается в том, как поступить с архитектурным наследием, имеющим ярко выраженную символическую коннотацию, при падении деспотичных режимов. Следует ли новому демократическому правительству уничтожить, сохранить или же преобразовать это наследие? Ответы могут варьироваться в зависимости от ситуации, нередко вызывая ожесточенные споры, в том числе и среди жертв. К числу наиболее показательных примеров относятся споры в Испании в отношении мемориала "Долина павших", где похоронен Франко, в Болгарии − в отношении мавзолея бывшего коммунистического лидера Георгия Димитрова, который в конечном итоге был разрушен, и в Германии − в отношении бункера Гитлера, который в настоящее время расположен под парковкой в центре Берлина, и о его существовании напоминает только небольшой указатель.

63. Выбор в пользу сохранения, трансформирования или уничтожения неизбежно несет в себе определенный смысл и поэтому подлежит обсуждению, обоснованию и разъяснению. К примеру, уничтожение или видоизменение таких монументов может восприниматься как стремление к замалчиванию определенной части истории или трактовке каких-то конкретных событий.



Е. Поощрение критического мышления и гражданского участия

64. Как часть символико-культурной среды мемориалы оказывают влияние на взгляды людей и на понимание ими событий прошлого, а также вопросов современности. Поэтому они требуют критической оценки. Особое значение это имеет в тех случаях, когда люди, в том числе дети, живут в тени многочисленных, повторяющихся изображений и символов, таких, например, как настенная живопись или статуи. Налаживание партнерских отношений с художниками может оказаться весьма полезным, поскольку творческие люди нередко могут высказать мнение, способное вызвать дискуссию; к числу основных заинтересованных лиц относятся также преподаватели. Позитивные процессы увековечения памяти способствуют критическому осмыслению истории, и в целом ряде контекстов мемориалы позволяют использовать творческие пути для стимулирования гражданской активности за счет создания новых возможностей для диалога в отношении угроз правам человека и средств, с помощью которых они могут быть устранены33.

65. В нескольких странах секретные места пыток были переоборудованы в общедоступные места, которые стали символом стремления к справедливости и демократии и которые предоставляют людям возможность для самостоятельного критического осмысления прошлого и пересмотра общепринятых трактовок происходивших когда-то событий. Например, Школа мира в Монте-Соле, Италия, была построена на том месте, где войска СС убили 770 мирных жителей. Это учебное заведение предоставляет молодежи из затронутых конфликтами обществ возможность собраться вместе и поразмыслить о событиях прошлого для недопущения новых кровавых преступлений34. Роль государства заключается в обеспечении того, чтобы места чудовищных злодеяний стали местами распространения знаний о событиях прошлого; однако слишком часто такие объекты оказываются закрытыми для широкой общественности или уничтожаются вместе со всеми документальными подтверждениями тех преступлений, которые были там совершены.


следующая страница >>