Дмитрий калюжный русские горки: конец российского государства - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
3. Русские земли в XIV-XV вв. Возникновение единого российского государства 1 37.13kb.
Николай Михайлович Карамзин История государства Российского. 5 2372.58kb.
Николай Михайлович Карамзин История государства Российского. 7 2246.27kb.
Николай Михайлович Карамзин История государства Российского. 5 2196.63kb.
Анатолий Анатольевич Сергеев Русские живописцы Дмитрий Левицкий 1735... 3 762.67kb.
Дмитрий Витальевич Калюжный Сергей Иванович Валянский о западе, который... 14 6489.11kb.
Главы Государства Российского Новгород 1 57.8kb.
Внешняя политика Российского государства в 20-30-е годы 20-го столетия 1 226.7kb.
«Великое княжество Литовское и русские земли» 1 107.16kb.
Учебное пособие харьков, хаи -2010 Часть теория искусства тема Определение... 8 2654.58kb.
Московский Кремль символ становления и развития Российского государства 1 139.85kb.
Ў фонды цбс” за IV квартал 2011 года Баранавічы 2011 Паважаныя чытачы! 3 435.41kb.
- 4 1234.94kb.
Дмитрий калюжный русские горки: конец российского государства - страница №2/17

Сергей Валянский, Дмитрий Калюжный


Ноябрь 2003.

ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ


Вместо вступления
Выше мы дали простую схему работы «русских горок». Но могут возникнуть вопросы. Почему, например, мы называем громадную эпоху циклом Ивана Грозного, а не начинаем её от правления его деда и не называем циклом Ивана III? Почему цикл Петра мы начинаем именно от Петра I, а не от его отца Алексея Михайловича или, ещё лучше, от патриарха Филарета и его сына Михаила Романова?

Для пояснения напомним о природно-климатических циклах. Люди обычно знают, какой сезон на дворе: зима, весна, лето или осень. Летом тепло, зимой холодно. Однако влияние на нашу погоду оказывают не только наше местоположение на Земном шаре или положение Земли относительно Солнца, но и различные циклоны. Например, пришёл полярный циклон, и летом холодает. А может прийти тёплый атлантический циклон зимой, и станет тепло. Но эти колебания не заставят нас назвать лето осенью, а зиму весной.

Так и в случае развития страны. Нам известен основной процесс, который назван здесь «русскими горками», и он имеет свои «сезоны». Это — отставание, мобилизационный период, рывок, стагнация, отставание... Но ряд привходящих факторов — своеобразные «циклоны» — искажают основную картину. Вот некоторые из них: принятый способ правления государством, иерархия целей государства, политика соседей по отношению к России.

Рассмотрим их подробнее.

16

Способ правления. В любой стране существует «два народа», или, иначе, два основных класса. Первый, основной — большинство населения страны, создающее материальные ценности. Второй — малая часть населения, называемая элитой. Обычно государство стремится к тому, чтобы различия между ними были как можно меньше. Если же власть осуществляется лишь в интересах элиты, а не большинства, то уровни жизни, мировоззрение, цели большинства и элиты начинают расходиться, и само сохранение государственности оказывается под вопросом, хотя государство может существовать ещё достаточно долго, эволюционируя в ту или иную сторону.

Это — в общем случае и в любой стране. В России же способ правления принципиально важен, здесь перекос в пользу элиты приводит к неминуемым потерям. Наша российская элита, видя, что верхушка общества в зарубежных странах живёт много лучше, силится ни в чём от неё не отставать. Но жизненный ресурс в России и так меньше, чем у других, и если элита начинает присваивать себе слишком большую часть прибавочного продукта, положение большинства катастрофически ухудшается.

При совпадении интересов, когда власть обеспечивает условия, позволяющие всем слоям общества трудиться на пользу государства (мы называем такой тип правления византийским, так как впервые он был позаимствован Россией от Византийской империи), государство укрепляется и успешно развивается. Когда же управление государством ведётся в интересах элиты (мы называем такой тип правления польским, по той же причине), она теряет чувство реальности, а основные производители богатств остро чувствуют несправедливость такого положения, и если не принимаются меры к исправлению ситуации, страна перестает нормально развиваться. Или происходят кровавые катаклизмы с целью устранить перекос.

Периоды, когда в России главенствовал византийский стиль управления, в совокупности составляют по времени существенно меньшую долю нашей истории, нежели когда государство управлялось по польскому типу. В представлениях правившей на протяжении почти всей нашей истории элиты византийский тип правления — самый плохой и отсталый,

17

а вот «польская вольница» есть прогресс и вершина государственной мудрости.



Поэтому эпоха Ивана Грозного и сама личность этого правителя, как в отечественной историографии, так и в зарубежной, изображается только в чёрных красках. Зато «смуту» с её избранным боярским царём считают чуть ли не предтечей всей демократии в Европе. Так, А.Л. Янов отмечал, что конституция Михаила Салтыкова, принятая и одобренная Боярской думой 4 февраля 1610 года, — во времена, когда конституционной монархией в Европе даже не пахло, — была самым прогрессивным событием этого времени. Также и В.О. Ключевский считал, что конституция 1610 года — «это целый основной закон конституционной монархии, устанавливающий как устройство верховной власти, так и основные права подданных».

А если посмотреть с точки зрения устойчивости государства, то принятие этого документа было как раз действием, нарушающим эту устойчивость. И понятно, что, давая свои оценки тому давнему периоду, эти историки исходили из принятых в их время идеологических моделей, а вовсе не из тогдашних интересов страны, историю которой они описывают. Янов исходит из интересов стран Запада (вот и хвалит конституцию, «предвосхитившую» очень правильные западные порядки), а Ключевский служит интересам своего дворянского класса.



Иерархия целей государства. Первая, основополагающая и самая простая цель — это самосохранение властителей. Для её достижения верховная власть готова на любые действия, даже если они идут во вред существованию самого государства. Такая власть у нас была, например, в «смутное время», в период «женского царства» и по сей день остаётся со времён Горбачёва. Как правило, если целей следующих степеней сложности нет, положение государства неустойчивое.

Следующая цель государства — это либо военная защита страны, либо нападение на соседей; в любом случае её можно назвать целью геополитического позиционирования. Возможен сложный, «дипломатический» вариант: спланировать свои действия так, чтобы избежать прямых военных действий, но получить желаемое улучшение своего положения.

Следующая по сложности цель государства — создание сильной экономики, чтобы потенциальные противники пред-

18

почитали с ним дружить, а не навязывать ему свою волю. Достижение этой цели делает положение устойчивым: в частности, богатая страна может купить «благосклонность и преданность» соседей или с помощью займов привязать их к себе ссудным процентом.



Такой экономический рывок требует высокого уровня образованности общества. Но образование не должно быть самоцелью, поскольку оно может быть не только не полезным, а даже вредным. Дело в том, что без необходимого уровня культуры, формирующейся под влиянием господствующей в обществе идеологии, отдельные «слишком» образованные индивидуумы могут навязать внедрение иностранных социальных и экономических моделей, которые подорвут стабильность.

Внедрение в общество идеологии, соответствующей изменяющимся внешним условиям, — вот ещё одна цель государства. Соответствие идеологии моменту особенно важно в мобилизационный период, когда экономика и страна переходят в новую фазу развития. Необходимо иметь в виду, что призывы к деидеологизации общества — это тоже идеология, правда, насаждаемая врагами данного государства. Без идеологии, отвечающей требованиям времени, невозможно консолидировать нацию. Именно это произошло в России в годы Первой мировой войны: приверженность старой идеологии помешала принятию необходимых решений о модернизации, общество не только не смогло объединиться, но раскололось, и эта нестабильность привела к известному развитию событий.

Цели низкого уровня являются составной частью целей высокого уровня. Можно считать идеальным, когда власть страны в состоянии сформулировать цели высокого уровня, сделав, тем самым, осмысленными все цели низких уровней. Но для этого нужна не только способность Высшей власти к таким действиям, но и преемственность в политике. Если такой преемственности нет, новая власть в первую очередь ставит перед собой простейшую цель — самосохранение, и всякая модернизация опять выпадает из поля её зрения.

Здесь мы сталкиваемся с проблемой кадров. То есть, встаёт вопрос: кто будет эти цели реализовывать? Ясно, что те, кому выпадет эта задача, становятся частью элиты страны,

19

между тем у элиты — как класса, как части общества — цели совсем другие. Вот здесь и нужно государство со всей мощью его аппарата принуждения и с его соответствующей моменту идеологией, государство, которое не должно допустить, чтобы исполнители действовали в своих интересах и против интересов государства.



В каких-то случаях можно менять кадры (если есть кадровый резерв), а в каких-то нет. Как говорил Сталин: «У меня нет для вас других писателей». Если находился вождь, который мог держать элиту в кулаке, всё получалось, и цели достигались весьма высокие. Но когда государство ослабевало, элита начинала добиваться своих шкурных интересов. В наших книгах можно найти примеры: это и князь Курбский, и боярская вольница при Елене Глинской, и Меншиков.

Как отмечалось выше, поскольку реализация целей высокого уровня требует достаточно продолжительного времени, необходима преемственность власти. Например, и Иван III, и Алексей Михайлович пытались поставить цели очень высокого уровня, но возможность приступить к претворению их в жизнь появилась значительно позже, соответственно при Иване Грозном и Петре I. Поэтому мы и называем соответствующие циклы их именами.

К сожалению, после правления как Ивана, так и Петра, не было преемственности, поскольку не только прервалась династия, но и потому, что их наследники не понимали целей, которыми руководствовались Иван и Пётр. Они оба были подлинными хозяевами своего государства, а не временщиками, поэтому им было легче увидеть перспективу и представить его задачи. А власть Годунова была ничтожной, так как решала задачи гораздо более низкого уровня, чем те, что решались при Грозном. Про Екатерину 1 и говорить не приходится.

Но хозяин в государстве и просто в доме должен вести себя как хозяин. А то напросятся к иному слабохарактерному владельцу квартиры бродяги с базара: пусти, дескать, переночевать одну ночку, а потом живут годами, а он за ними бутылки выносит, не решаясь выставить их вон. Какой же он после этого хозяин?

Важно, чтобы истинный хозяин земли русской понимал суть протекающих процессов и видел общий ход событий. То

20

есть, он должен понимать и оценивать обстановку и в соответствии с ней принимать решения. Огромное значение здесь имеет историческая информация — только она позволяет определить направление общей динамики социальных процессов, сохранить преемственность, создать задел на будущее. А информация, к сожалению, очень часто бывает искажена по причинам, о которых мы говорили выше. Ангажированные историографы или какие-нибудь другие мудрецы и советчики наплетут царю, что хорошо, что плохо — но это «хорошо» только с точки зрения элиты, — а царь-государь кивает с умным видом. Понятно, что результат его правления не принесёт пользы для страны в целом.



Но даже если суть процессов понята и цель поставлена, хозяину надо ещё обладать управленческим талантом. То есть, он должен представлять, к какой цели стремится, и постоянно корректировать свои действия, так как вовсе не обязательно, что намеченные им шаги приведут к ожидаемым результатам. Ведь ситуация постоянно меняется под воздействием других сил, в том числе иностранных государств, преследующих свои собственные цели.

И наконец, хозяин должен уметь создавать механизмы для реализации своих целей и понимать, чем власть может управлять, а чем нет; какие структуры управления создать можно, а какие нет; есть ли у него люди для такой работы или нет, и сумеет ли он их держать под контролем.

Кстати, оценивать деятельность высшей власти можно и нужно не по заявлениям, призывам и праздникам, а лишь по тому, насколько в результате её действий страна продвинулась в избранном направлении, то есть, насколько качественно власть осуществляла управление. Скажем, при Екатерине II «гром победы, раздавайся» гремело во всех парадных залах, а когда сменивший её Павел провёл ревизию, оказалось, что армия вооружена пушками, сделанными ешё при Петре I.

Влияние соседей на выживание страны. Естественно, что на мировой арене никакая страна не будет способствовать появлению конкурентов. Всегда, когда предоставляется возможность, соседи силовыми или другими методами подчиняют своей воле слабые страны, вплоть до уничтожения их государственности. И пытаются так или иначе оказывать давление на сильных. Например, Турция поддерживала крымских

21

татар в их набегах на нашу страну. Но и мы поддерживали казаков, когда те нападали на турецкую и иранскую территории, в то же время не позволяя им своевольничать у себя. А чем как не стремлением оттеснить конкурента была блокада Московии западными странами, отсечение её от морей и, стало быть, от внешних рынков?



Всё это примеры того, как соседи пытаются вызвать нестабильность государства, а когда оно теряет устойчивость, возникает угроза прямой агрессии. В этой обстановке в обществе растёт осознание того, что страна может прекратить своё существование, и тогда начинается новый цикл в «русских горках»: происходит мобилизация общества и рывок. Так было при Иване IV Грозном и Петре I, и эти циклы мы назвали их именами.

Для реализации государственных целей царям нужны были исполнители, а, как правило, их выбор был весьма ограничен. Исполнителей надо готовить, на что требуется время. Поэтому приходилось пользоваться услугами тех, кто есть, пусть они и не всегда подходят для выполнения поставленных задач.

Ивану Грозному пришлось изначально опираться на тех людей, чьи личные цели хоть в чём-то совпадали с его целями государственного масштаба. Поэтому по ходу выполнения своей программы он расставался с теми из своих помощников, цели которых начинали расходиться с его задачами. Например, так произошло с Адашевым, кто наиболее продолжительное время был сподвижником царя. Но что делать с оставшейся не у дел элитой? Эти люди прекрасно понимают, к чему идет дело, и начинают объединяться в группировки.

Хорошо, если цели этих группировок совпадают с целями государства, но обычно-то они действуют во вред ему. Вспомним убийство Павла I. Или, например, поведение бояр в малолетство Ивана IV. Их действия были направлены против интересов государства. Царю пришлось бороться с боярами и позже заменить их дворянством, лишив их экономической опоры.

К событиям прошлого нельзя подходить с сегодняшними мерками. Вот пример. Известно изречение одного из наших вождей: «Нет человека — нет проблемы». Раньше было не так. Раньше властители в Бога верили, и с исчезновением че-

22

ловека проблемы не кончались. Иван Грозный, подробно описав в первом письме Курбскому, сколько зла сделали государству и ему, царю, и Адашев, и поп Сильвестр, и другие, вдруг пишет:



«Пребывая в такой жестокой скорби и не будучи в состоянии снести эту тягость, превышающую силы человеческие, мы, расследовав измены собаки Алексея Адашева и всех его советников, наказали их за всё это, но милостиво: смертной казнью не казнили, а разослали по разным местам. Поп же Сильвестр, увидя, что его советники впали в ничтожество, ушёл по своей воле, но мы, благословив его, не отпустили, не потому, чтобы устыдились его, но потому, что за его коварную службу и понесённые от него телесные и душевные страдания мы хотим судиться с ним не здесь, а в будущей жизни, перед агнцем Божьим».

Воистину, власть в старину была более человечной, не такой техничной, как сейчас. А элита тех времен вела дела так,. чтобы достичь целей, прямо противоположных царским. В сложной геополитической обстановке нужно было принимать срочные меры, и царю приходилось решать этот кадровый вопрос. Кстати, он устранил негодную элиту очень искусно.

Когда Иван Грозный вводил опричнину, он не обрушил против неё репрессии, а уехал из столицы, объявив, что часть страны отдаёт боярам: мол, правьте, как хотите. Он добился, что простой люд встал на его сторону, так как царь оказался «обиженным». И потом, когда подвергался репрессиям тот или иной боярский род, другие бояре и народ особо не возмущались, потому что по большей части репрессии были обоснованны. Если бы царь сразу начал с репрессий, то народ встал бы на сторону «невинных жертв». От активного протеста против репрессий при Иване Грозном старую элиту удерживали такие соображения: бояре понимали, что стране всё равно нужна управляющая элита, и поэтому «всех не изведут», и может быть удастся не только отсидеться, но и войти в новую элиту.

В последующем историографы исказили этот процесс: они представили репрессированных жертвами произвола. Но их же преследовали по суду! А разве сегодня большинство народа стало бы считать произволом судебное преследование Ельцина, Чубайса, Гайдара и прочих? Народ хлебнул от этой элиты в полной мере.

23

При реализации опричной программы царь опять столкнулся с дефицитом кадров. Сами исполнители — опричники — оказались неспособными понять, что от них требуется, а стали реализовывать свои собственные цели, дискредитировав всю идею.



Пётр I также реализовывал цели очень высокого уровня. Если этого не учитывать, в его действиях может показаться некоторая хаотичность. Какие-то дела начинаются, не заканчиваются, затеваются новые. Вполне возможно, Пётр видел, что его ближайшие помощники не в состоянии ставить и осуществлять самостоятельно цели даже невысокого уровня. Без должного контроля они забывали о государственном интересе, продолжая, однако, крепко помнить о своём. Поэтому он и хотел, начав преобразования, создать некую структуру, которая заставила бы его наследников действовать в определённых рамках. И это ему удалось. А то, что казалось хаотичным, непродуманным, стало отправным пунктом развития страны в последующие царства. Таким образов, можно сказать, реформы Петра задали направление последующим преобразованиям.

Вот только наследники Петра (за исключением Павла I и Александра III, которые осуществляли цели более высокого порядка, чем другие цари) всё же оказались не на высоте стоявших перед страной задач. А когда работа, запланированная высоко, идёт на сниженном уровне, то многие осмысленные действия превращаются в свою противоположность.

Например, Табель о рангах, введённая при Петре, замышлялась как своего рода механизм вовлечения в систему управления (элиту) наиболее талантливых людей, в том числе выходцев из низов, что делало общество, в целом, более социально мобильным. При следующих правителях эта система стала коснеть и превращаться в тормоз для социальной мобильности.

Другой пример — учреждение Академии наук. Её задачей было создание национальных научных кадров, но в дальнейшем, при наследниках Петра, она стала синекурой для иностранцев, которые, в большинстве своём, старались препятствовать именно созданию национальных кадров, чтобы те не стали их конкурентами. И таких примеров множество.

Заложенные Петром общественные механизмы позволили России сохранить устойчивость в период «женского цар-

24

ства» после его смерти, но дворянам удалось заменить византийский стиль правления на польский. Это они сажали на трон императриц, естественно, с учётом своих интересов. Полного краха в этот период Россия избежала только благодаря разгрому Турции, приобретению южных чернозёмов, что дало большой резерв для развития страны и появлению нового экспортного товара — хлеба.



Завоевание юга было долгосрочной программой в политике России. Об этом думал ещё Иван Грозный. Страна давно готовилась к решению этой задачи. То, что её удалось реализовать в период правления Екатерины II, — случайность. Но по этому событию о правлении императрицы, весьма посредственном с точки зрения целей государства, потомки судят как об особенно выдающемся.

А хлеб юга не только позволил удержаться ей, но и дал изрядную устойчивость (и резерв для развития) царскому режиму в XIX веке.

Вернуться к византийскому типу правления попытался Павел I, но история уже показала, что отсутствие у властителя помощников может загубить самые лучшие начинания. Его «соратники» — сформировавшаяся в прошлые царствования дворянская элита — не только противились его начинаниям, но пошли на прямое устранение не устроившего их правителя. А заодно было создано о нём превратное мнение как о государе без царя в голове.

Последующие правители делали робкие попытки умерить аппетиты элиты, но эти паллиативные меры обернулись экономическим кризисом, а вслед за ним и политическим, и военным: — поражением в Крымской войне.

Александр II начал свои реформы, пытаясь вывести страну из кризиса, но это привело к внутренней неустойчивости, так как не решался главный вопрос: единение страны, уменьшение напряжённости между народом и элитой.

Определённые шаги сделал Александр III. Что интересно, его готовили как главнокомандующего, но при нём Россия не воевала вовсе, так как он работал на более высоком уровне целей, чем его отец. В его царствование появилось выражение: «Россия сосредотачивается».

А Николай II, хотя и имел специальную подготовку, не имел силы воли, чтобы поставить и провести в жизнь более

25

или менее достойные цели. Он следовал за обстоятельствами, а важнейшей целью, стоящей перед страной, было проведение индустриализации. Наладить этот процесс взялся министр финансов С.Ю. Витте, но темпы были не те, в каких нуждалась Россия. Модернизация проводилась по западным «лекалам», а они нам не подходят. Невозможно догнать Запад завтра, взяв сегодня на вооружение его вчерашние методы. Всё равно отстанем.



При последнем императоре предлагались разные, внутренне противоречивые программы, которые не могли ничего дать, а только разбалансировали и без того изношенный механизм. В итоге страна попала в такую ситуацию, выход из которой был только в новом рывке. Но его готовили и проводили уже совершенно другие люди.
Природа, хозяйство и государство
Наиболее достоверным способом измерения урожайности служит показатель, демонстрирующий, сколько раз посеянное зерно воспроизводит само себя. Когда, к примеру, одно посеянное зерно при уборке урожая приносит пять зерен, мы говорим о коэффициенте урожайности «сам-пят», или 1:5. Так вот, коэффициент урожайности в средневековой России обыкновенно составлял 1:3 («сам-третей»), либо, в лучшем случае, 1:4 («сам-четверт»). Считается, что это — минимальная урожайность, при которой имеет смысл заниматься хлебопашеством, ибо такой урожайности хватает, чтобы прокормить население.

Причём, при урожае в «сам-третей» количество посеянного зерна ежегодно не утраивается, а удваивается, ибо каждый год одно из каждых трёх собранных зёрен нужно откладывать для нового сева. Так в России и «сам-третей» был не каждый год!

Сама российская география не благоприятствует единоличному земледелию. Не что иное, как именно наш климат располагает на севере России и в её центре к коллективному ведению хозяйства. Русский крестьянин-единоличник, обрабатывающий землю вместе с женой и малолетними детьми, даже с одной - двумя лошадками, просто не в со-

26

стоянии справиться с работой в климатических условиях лесной зоны, и ему не обойтись без помощи женатых детей и соседей.



А вот на юге нашей страны, как и на западе Европы, поля возделывались при полной свободе действий каждого земледельца на своей земле; в дореволюционное время большинство единоличных хозяйств — хуторов находилось на Украине и в казацких областях. И не в последнюю очередь это связано с тем, что полевые работы в центральных и северных областях нашей страны приходится проводить за четыре-шесть месяцев, а не за восемь-девять, имеющихся в распоряжении западного фермера.

Короткий период полевых работ и длинная, холодная зима создают русскому крестьянину дополнительную трудность: содержать скот в закрытом помещении на два месяца дольше, чем это делает западноевропейский фермер. Таким образом, скот не пасется ранней весной, и когда его выпускают на выпас, он уже изрядно истощён. Вот почему в нашей стране скот всегда был низкого качества, вопреки попыткам правительства и просвещённых помещиков его улучшить; ввезённые западные породы быстро вырождались и становились неотличимыми от жалкой местной разновидности. Сложности, которыми сопровождалось разведение крупного рогатого скота в лесной зоне, вызывали вечный недостаток навоза как удобрения, особенно на севере, где он нужнее всего.

Неурожаи превратили жизнь на Русской равнине в постоянную борьбу за выживание. И нет ничего удивительного, что такой ритм жизни наложил отпечаток на хозяйственную деятельность, политическое устройство, психологию населения и всё прочее.

Сельскохозяйственные работы имели рваный ритм. В течение короткого капризного лета нужно было посеять, вырастить и убрать урожай, посеять озимые, заготовить корм для скота чуть ли не на целый год и выполнить множество других хозяйственных работ. А тому, кто начинал с нуля — новичку или желающему отделиться от отца крестьянину, — нужно было успеть ещё и дом построить. С начала мая до начала октября надо было работать не покладая рук, а капризы погоды, несвоевременные дожди или ранние заморозки могли свести на нет все эти усилия. В то же время на запа-

27

де Европы труд был более размеренным, на полях не работали лишь в декабре и январе.



После того, как осенью работа заканчивалась, наступал перерыв, люди стремились расслабиться, устроить себе праздник — шумный, яркий, с размахом. Затем начинались зимние морозы. В это время жизнь затихала, текла спокойно и неторопливо. А сторонние наблюдатели воспринимали это как проявление медлительности и лени, неумение сосредоточенно, планомерно работать. Вот пример того, как без знания причины делаются неверные выводы.

На самом деле природно-климатические условия столетиями формировали у людей повышенную работоспособность, выносливость и терпение. Их характерной особенностью было умение собрать физические и духовные силы в момент, когда, кажется, уже все ресурсы человека исчерпаны.

Из-за непредсказуемости погодных условий и невозможности заранее что-либо спланировать и рассчитать, русскому человеку надо было быть всегда готовым к неравномерной трудовой нагрузке. Кроме того, непогода могла в одночасье сделать напрасными все старания, сравняв старательного и нерадивого. Весь быт земледельца был подчинён строжайшей экономии ресурсов и времени, что отражалось на характере жилища, одежды, пищи, психологии сельского жителя и т.д.

Кроме того, в пределах Восточно-Еропейской равнины ситуация усугублялась недостатком плодородных почв. Стремление завладеть более плодородными землями было одной из причин движения на юг и восток. Этим объясняется большой размер нашей страны. Экстенсивный характер земледельческого производства и объективная невозможность его интенсификации привели к тому, что основная историческая территория Русского государства, на взгляд стороннего наблюдателя малонаселённая, не выдерживала увеличения плотности населения. Отсюда постоянная, существовавшая веками, необходимость оттока населения на новые территории в поисках более пригодных пашенных угодий, более благоприятных для земледелия климатических условий и т.д.

Вот объективное свидетельство прусского агронома Августа Гакстхаузена (August von Haxthausea), побывавшего в России в 1840-х годах. Он сравнивал доход, приносимый двумя хозяйствами (размером в 1000 га пашни и луга каждое), од-

28

но из которых находится на Рейне, а другое — в Верхнем Поволжье. Согласно расчётам Гакстхаузена, на немецкой ферме такого размера должно быть постоянно занято 8 крестьян и 6 крестьянок; кроме того, требуется 1 500 человеко-дней сезонного наёмного труда и четыре упряжки лошадей. Все расходы по ведению хозяйства на ней составят 3 500 талеров. При расчётном общем доходе в 8 500 талеров ферма будет приносить 5 000 талеров чистой прибыли ежегодно. В России же более короткий период полевых работ, что требует большей концентрации рабочей силы, и для выполнения той же работы понадобятся 14 крестьян и 10 крестьянок, 2 100 человеко-дней наёмного труда и семь упряжек. Соответствующие расходы снизят чистую прибыль почти вдвое, до 2 600 талеров.



И это притом, что земля в обоих случаях считается равноценной, чего на самом деле, естественно, нет. Если же ещё добавить сюда суровые зимы, которые не позволяют российским крестьянам заниматься полевыми работами шесть месяцев в году, дороговизну транспорта из-за больших расстояний, плохих дорог и разбросанности населения, меньшую производительность труда русского крестьянина по сравнению с немецким и принять во внимание последнее, но от того не менее важное обстоятельство — низкие цены на сельскохозяйственные продукты, — становится очевидным, что земледелие на севере России не было доходным предприятием и имело смысл лишь в отсутствие иных источников заработка.

Вывод Гакстхаузена заключался в том, что поместье в России может стать доходным лишь при двух условиях: при использовании труда крепостных (что освободит помещика от расходов по содержанию крестьян и скота, поскольку крепостные кормятся сами) или при сочетании земледелия с мануфактурой (что поможет занять крестьян, сидящих без дела в зимние месяцы). Но чтобы завести у нас мануфактуру, тоже нужно вложить немало средств.

А общий итог его сравнения состоял в том, что если вам подарят поместье в России, лучше всего отказаться от подарка, так как из года в год оно будет приносить убытки.

Но мы всё-таки на своей земле как-то живем.

В 1886 году А.Н. Энгельгардт, русский профессор химии, около двадцати лет проживший в деревне и превративший своё запущенное имение в образцовое, подтвердил мнение

29

Гакстхаузена, заявив, что в России капитал, вложенный в государственные облигации, приносит более высокую прибыль, чем средства, пущенные в сельское хозяйство. Государственная служба тоже была доходнее земледелия.



Итак, России из-за суровых условий на протяжении тысячелетия требовалось нести для своего существования гораздо больше затрат, чем Западу, а невысокая агрикультура и низкая урожайность давали, в конечном счёте, меньший объём совокупного прибавочного продукта по сравнению с тем же Западом. Казалось бы, в конечном итоге в России могло иметь место лишь сравнительно примитивное земледельческое общество с низкой культурой.

Тем не менее, как известно, и развитие у нас шло своим чередом, и культура была мирового уровня. Хотя трудностей было больше чем достаточно. Например, объективно низкая плотность населения служила препятствием развитию средств сообщения. А это тормозило развитие внутреннего рынка, и потому внутренняя торговля носила примитивней характер, караванный и ярмарочный. Внешняя торговля тоже отличалась пассивностью и находилась преимущественно в руках иностранцев, нуждавшихся в русских товарах.

Капитал был редок, и пользование им, при медленности обмена и величине риска, оплачивалось чрезвычайно высоким процентом. Слабо развитое промышленное производство препятствовало развитию кредита, что, в свою очередь, мешало развитию промышленных предприятий и подталкивало к поддержанию на чересчур высоком уровне нормы предпринимательской прибыли. Поэтому не удивительно, что кредитные учреждения возникли в России только в начале XVIII века, и то стараниями правительства, и служили скорее орудием государственной политики, чем средством торгово-промышленного оборота. До нижних же слоев населения, наиболее нуждающихся в правильно устроенном кредите, он дошёл только в начале XX века.

Ясно, что раз уж природно-климатические факторы оказали влияние на хозяйственную жизнь и формирование психологии народа, то они повлияли и на формирование и функционирование различных социальных структур, включая само государство.

Огромная территория и суровые природные условия определили в сознании народа не только стереотип коллектив-

30

ной жизни, но и требование иметь решительного руководителя — тут было не до дискуссий. А поскольку главной задачей сохранения государственности была защита рубежей, то облик правящего класса, по крайней мере, на ранних этапах, был военизированным. А существенная ограниченность объёма совокупного прибавочного продукта диктовала простоту устройства и малочисленность этого класса. Например, в петровскую эпоху весь господствующий класс составлял не более 6-7% от всего населения, а на него возлагалось административное и хозяйственное управление, судебно-правовое регулирование, финансы, внутренняя и внешняя безопасность, религиозно-культовые и идеологические функции и т.д.



«Приказных» же людей в этом слое на рубеже XVII— XVIII веков, то есть тех, кто был занят непосредственно функциями государственно-административного управления, в России насчитывалось около 4,7 тысячи человек, тогда как в Англии в начале XVIII века при вчетверо меньшем населении их было 10 тысяч.

И позже общее число российских чиновников было довольно невелико, особенно при сопоставлении с другими странами, хотя в России значительная часть преподавателей, врачей, инженеров и людей других специальностей находилась на государственной службе и входила, таким образом, в состав чиновничества. К 1917 году всех государственных служащих насчитывалось 576 тысяч, а во Франции, численность населения которой даже вместе с колониями значительно уступала численности населения Российской империи, в государственном аппарате в 1914 году служило 468 тысяч человек, в Англии в том же году (с населением втрое - вчетверо меньшим) — 779 тысяч. В США в 1900-м (при населении в полтора раза меньшем, чем в России) чиновников было 1275 тысяч. Наконец, в Германии в 1918 году (при населении в 2,5 раза меньшем, чем в России) — 1,5 миллиона человек.

Качественный уровень чиновничества был у нас, в общем, весьма высок, ибо система образования, сложившаяся в России к тому времени в тех её звеньях, которые непосредственно пополняли своими выпускниками наиболее квалифицированную часть интеллектуального слоя (гимназии и вузы), находилась на уровне лучших европейских образцов,

31

а во многом и превосходила их. Дореволюционные русские инженеры, в частности, превосходили своих зарубежных коллег именно по уровню общей культуры, ибо в то время в России на это обращали серьёзное внимание, не рассматривая инженерную специальность как узкое «ремесло».



Интеллектуальный слой старой России отличался тем, что он был преимущественно дворянского происхождения. Фактически, интеллектуальный слой и был дворянством, то есть образовывал, в основном, высшее сословие.

Так или иначе, с учётом численности населения в России было в 5-8 раз меньше чиновников, чем в любой европейской стране. При таких условиях нормальное функционирование государства было невозможным без многочисленных и развитых структур общинного самоуправления и весьма широкой демократии и в городе, и в деревне.

Но и помимо расходов на аппарат управления государству для своего сохранения приходилось очень много тратить. В XVI—XVIII веках основные траты пришлись на строительство пограничных крепостей-городов и уникальных по размерам оборонительных сооружений — засечных полос, крупных металлургических производств для выпуска оружия, строительство огромных каналов, сухопутных трактов, заводов, фабрик, верфей, портовых сооружений.

Это можно было осуществить, только взяв под правительственный надзор многие отрасли экономики. Без принудительного труда сотен тысяч государственных и помещичьих крестьян, без особого государственного сектора экономики построить перечисленные объекты было просто невозможно. И всё это в совокупности, по мнению академика Л.В. Милова, способствовало созданию крестьянской общины как необходимого компенсационного механизма выживания. А существование общины, в конечном счёте, вызвало к жизни наиболее жёсткие и грубые механизмы изъятия прибавочного продукта в максимально возможном объёме. И в основе крепостничества лежала та же община, круговая порука.

Богатство помещика определялось не количеством земли, которую он имел, а количеством крепостных душ, которыми он владел. А сам помещик зависел от центральной власти. Иначе при минимальном прибавочном продукте и требованиях безопасности государства было не выжить.

32

Важнейшее хозяйственное значение имело терпеливое и многовековое освоение таёжных ресурсов почти незаселённой Сибири, ибо соболь, белка и песец — это было тогда то же самое, что теперь нефть и цветные металлы, идущие на экспорт и дающие валютные ресурсы государству. Когда этот ресурс был исчерпан, роль главного экспортного товара стал играть хлеб, притом, что его не хватало внутри страны.



Так, на рубеже XIX—XX веков зерно составляло 47% всего нашего экспорта. Менее известно другое: после вывоза на каждого жителя империи оставалось 15 пудов (240 кг) зерна в год, в том числе то, что шло на корм скоту. В странах же, закупавших русское зерно (Дания, Бельгия, США и др.), на каждого жителя приходилось от 40 до 140 пудов хлеба, — и они желали прикупить ещё. Но для нас этот вывоз был вынужденным и шёл за счёт экономии на своём питании. Не случайно государственные службы торопились собрать налоги немедля после уборки урожая, не без оснований полагая, что иначе крестьяне сами всё съедят.

Развитие России требовало интенсивной внешней торговли, а для неё нужны были незамерзающие порты, между тем, до Петра I был лишь один крупный порт — Архангельск близ Полярного круга. Уже к концу царствования Петра самым крупным торговым портом стал Петербург, а вторым по значению — Рижский порт, открывший ворота для потока товаров чернозёмных районов России. К концу XVIII века крупнейший перевалочный центр на пути сельскохозяйственной продукции этих регионов к Западной Двине — Калуга — превратился в крупнейший город России.

Освоение южных районов, присоединение Крыма дали возможность строительства черноморского торгового флота. С начала XIX века из Одессы и Таганрога резко увеличился вывоз за рубеж российского зерна, но чтобы проводить свои торговые суда через черноморские проливы, нужно было держать русские войска как можно ближе к Оттоманской Порте, причём, против выхода России в Средиземное море выступали ведущие страны Европы. Как же при таких условиях можно было обойтись без сильного государства?

А в начале XX века выяснилось, что содержать силу ему нужно было не только на западе и юге, но и на востоке.

33
Крестьяне России
Для понимания тех или иных процессов, происходящих в обществе, надо знать интересы и настроения составляющего его большинства. В России Николая II большинством были крестьяне. При всём разнообразии этого класса, трудившегося на огромных просторах нашей страны, всё же было у него и нечто общее, типичное. Понять, чем жили эти люди, каковы были их чаяния, важно, но трудно. Они не оставили мемуаров, они не писали «концепций». О жизни этого класса в XIX — начале XX века мы знаем из трудов учёных и заявлений политиков, почти сплошь происходивших не из крестьян, а из дворян или разночинцев.

Вот и рассказывают по сию пору легенды, что Россия производила столь громадный излишек зерна, что кормила весь мир. Остаётся за гранью внимания факт, что при таком «изобилии» еды крестьяне начала XX века носили одежду, в основном, 44-го размера.

Вот некоторые расчёты. Семья из четырех человек (двое взрослых с малолетними детьми), при урожае сам-3, с 4,5 га пашни (в двух полях) имеет чистый сбор 108 пудов. Для прокорма двух лошадей и двух коров надо потратить 40 пудов, тогда на людей останется 68 пудов, это в расчёте на «душу» 17 пудов, а на 2,8 «полных едока» (с учётом, что дети едят меньше) — 24 пуда. На год.

Это почти совпадает с нормой расхода на питание, но товарного зерна тут нет совсем. Лишь начиная с урожая в сам-4, появляется излишек, который можно продать.

В реальности же по Нечерноземью чистый сбор на душу сельского населения в конце XIX века составлял всего лишь 13 пудов зерна, иногда — 14 пудов. (Даже перед войной 1914 года, когда были отличные урожаи — в среднем по стране сам-4, — на душу населения приходилось всего по 26 пудов.) В начале XX века товарность в России была примерно 26% от валового сбора, и экспорт зерна шёл практически за счёт ещё большего сокращения нормы питания.

В это время в Германии средний урожай был 152 пуда с гектара. Если немцу оставить на хозяйство 42,6 пуда, или вдвое больше, чем оставалось у русского крестьянина, и на

34

семена 12 пудов, то товарная доля составит 97,4 пуда (1558,4 кг), или 64%.



В Западной Европе не бывает заморозков и крайне редка засуха. Сроки работы на земле здесь могут продолжаться до 10 месяцев. Имея такой запас времени, можно предельно тщательно обработать пашню и маневрировать со сроками сева. Археологи доказали, что в южной Швеции в VIII—X веках целину осваивали не с помощью плугов или сох, а с помощью лопаты. Затраты времени огромные, но в итоге целинное поле могло быть идеально обработано.

В Дании средняя урожайность составляла 195 пудов с гектара. Урожайность в районе Фландрии была зачастую сам-20. По Парижскому региону (1750 год) уровень затрат труда на обработку земли, её удобрение, посев, жатву и обмолот пшеницы составлял 59,5 человеко-дней на гектар пшеничного поля. Приблизительно таким же был уровень затрат в крупных хозяйствах России (например, в монастырях). Но во Франции вся нагрузка распределяется на десять месяцев, а в России, как уже говорилось, срок сельскохозяйственных работ был вдвое меньше. За ничтожно короткое время наши пахари были вынуждены обрабатывать почву и под яровые, и под озимые, включая два сева и две жатвы.

Земледелец находился в ситуации, когда на соблюдение требований агрикультуры просто не хватало времени. И не удивительно, что в течение четырёх столетий (примерно с конца XV века, то есть с того времени, когда утвердилась паровая система с трёхпольем) средняя урожайность в этом огромнейшем регионе была поразительно низкой: от сам-2 до сам-3, иначе говоря, 3-5 центнеров с гектара, и редко урожаи доходили до 10-12 центнеров*.

На эти работы до крестьянской реформы 1861 года в господском хозяйстве затрачивалось около 50 человеко-дней на десятину. А сам крестьянин, имея семью как минимум из четырех человек и располагая временем, определённым нашей природой в 130 рабочих дней, мог обрабатывать лишь около 2,5 десятины в двух полях, то есть мог тратить всего около 30 дней на десятину (почти в два раза меньше, чем необходимо). А это значит, что для получения урожая не ниже гос-

* Русский пуд = 16,38 кг; центнер = 100 кг. В 1 центнере 6,1 пуда.

35

подского (а он был 5-6 ц/га), крестьянин должен был вложить в эти 30 рабочих дней труд, вкладываемый им за 50 дней работы на барина.



Вспашка, боронование и сев — важнейшие работы. Но были ещё жатва, возка снопов, скирдование и обмолот. В Нечерноземье была ещё и вывозка из скотных дворов на поля навоза и разбрасывание его по полю. А ещё надо было найти время на сенокос, ведь у нас скотина семь месяцев была в стойловом содержании, а не паслась, как в Англии, круглый год на зелёной травке. Пора сенокоса — это время отчаянного напряжения всех сил, но редко какому крестьянскому двору удавалось заготовить более 300 пудов. Недостаток сена покрывали соломой, мякиной, охвостьем. В итоге скот худел, болел и часто погибал. Корова давала до 600 литров молока в год — как хорошая коза. Их и держали-то не ради молока, а для получения удобрения.

Особенно трагична была ситуация с рабочим скотом. Сильная рабочая лошадь должна была есть не солому, а сено и овёс (фуражный). В Англии на рабочую лошадь расходовали в год до 130 пудов овса, а в России даже в господских имениях им давали при стойловом содержании от 27 до 35 пудов невеяного овса. Крестьянская же рабочая лошадка могла рассчитывать в среднем лишь на 15-20 пудов овса.

Вот поэтому урожай зерновых оценивался двояко: какова солома, и каково зерно? В хозяйственной терминологии бытовали термины «ужин» и «умолот». Первый относился к соломе, а второй к зерну: например, «хлеб ужинист, но мелкоколосен» и т.д.

После зимы животное становилось пригодным к пахоте, только подкормившись на свежей травке. А значит, приходилось терять время и начинать поздний сев, ставя урожай (особенно овса) под угрозу ранних осенних заморозков. Зачастую проще было самому впрягаться в плуг. Недаром в пору уже бурного развития капитализма в России, в 1912 году, в пятидесяти губерниях страны насчитывалось до 31% безлошадных крестьян.

Итак, времени крестьянину на перечисленные работы не хватало. А ему ещё надо было строить для скота тёплые помещения, топить избу, заготовив на зиму примерно 30 кубометров дров, с вывозом их из леса. Надо было сушить убран-

36

ное в ненастье зерно, нести гужевую повинность и повинность по поддержанию в порядке дорог. Да была еще нужда подработать «на стороне», чтобы уплатить налоги, которые он не в состоянии был осилить с дохода, получаемого от своей сельскохозяйственной деятельности.



Вот и получается, Что труд великорусского крестьянина в страду, да и в течение всего года, был намного интенсивнее, чем труд западных земледельцев. Фактически, он был на грани физических возможностей человека.

Но жизнь состоит не только из работы. Как же наши крестьяне бытовали? Посмотрим сначала на их жилище.

Материал и форма русского крестьянского дома довольно жёстко определялись природно-географическими условиями страны. Строительного камня было очень мало, а единственной ему альтернативой было дерево. Дерево хорошо удерживает тепло, а в старину экономия дров была важным фактором, влияющим и на конструкцию домов. В общем, домики ставили неказистые, лишь бы в них зимой было тепло. Для строительства использовали боровую сосну или ель. Разумеется, русские люди настолько привыкли к конструкции своих домов, к устройству двора, что перестали замечать относительность их удобств и комфорта. Правильнее сказать, что русский крестьянин всегда жил в крайне стеснённых условиях и без малейших признаков комфорта.

Каменные дома в деревне появились в XIX — начале XX века, и строили их на доходы от промысловой деятельности, весьма немного, из-за сложности поддерживать в них температурный режим.

На всей территории обитания русского народа сохранялся единый тип одежды. У мужчин — это кафтан, балахон, рубашка, порты (зимою еще и подштанники), онучи, лапти, шляпы, треух, шуба. У женщин — это сарафан (или ферязь), рубаха, душегрейка, понёва, зипун, онучи, лапти и шуба.

На одного мужика нужно было в год от 50 до 60 пар лаптей. На семью из четырёх человек требовалось до 150 пар лаптей. Разумеется, на изготовление столь большого количества лыкового плетения требовалось немало рабочего времени. Однако «своё» время было не так жалко, как деньги, необходимые для покупки фабричной обуви. Для покупки себе сапог крестьянин должен был продать четверть собранного

37

хлеба, а для приобретения сапог жене и детям — ещё две четверти. Так и сложилось, что основные компоненты одежды и обуви крестьянские женщины создавали своим трудом за счёт сна и отдыха.



В приготовлении пищи руководствовались простым правилом: получить максимум пользы при минимуме затраченного времени. Причём приоритет был за минимальной затратой времени, потому что женщина, готовящая пищу, занята была обычно ещё огромным количеством дел.

Основу основ в питании русского крестьянина составлял ржаной чёрный хлеб. С конца XVIII века сильно полюбили картофель. Были популярны быстро изготовляемые блины и оладьи из овсяной, ячневой, а в южных районах и из гречневой муки. Постоянно в рационе были щи из рубленой кислой капусты. Капусту заготавливали на всю зиму: её рубили и клали в кадку, пересыпая слой за слоем ржаной мукой и солью. В щи добавляли также солёные огурцы; обязательно заправляли их сеяной ржаной, или овсяной, или ячневой, или гречневой крупой, мукой и т.п. Помимо капусты засаливали в кадках также редьку, свёклу и хрен; так же как капусту, их шинковали, солили, посыпали сеяной ржаной мукой и квасили семь дней в тёплой избе.

Свёклу не только солили, но и заливали квасом.

Квас вообще очень широко использовался в приготовлении крестьянской пищи, не говоря о том, что он был важнейшим и часто единственным напитком, и заменял чай. В старых рецептах расчёт на приготовление кваса идёт сразу в больших количествах с тем, чтобы хранить в подполах долгие месяцы, экономя время на приготовление и сырьё.

Существенны были огородные заготовки и заготовка диких поваренных трав (серая листовая капуста, репа, редька, ботвиньи свежие и квашеные, щавель, сныть и т.д.). Весной, когда запасы квашеной капусты иссякали и появлялась зелень, варили щавелевые щи. Летом варили и ботвиньи. Не забывали и про грибы. В средней полосе, там, где были крупные реки и озёра, в прибрежных селениях основой питания была рыба. На каждый вид рыбы было своё орудие лова и время.

Важной составной частью пищи русских крестьян были , каши. Их варили регулярно из гречневых, полбенных, ржаных или овсяных круп. Как правило, это были крутые каши,

38

сваренные на воде. В постные дни в пище крестьян большую роль играли овощи. На первом месте здесь была пареная репа, популярность которой была связана с её вкусом и скороспелостью, — она спеет за два месяца. Часто и много ели редьку, нарезанную кружками, с конопляным маслом и луком.



Существенным элементом питания крестьян были кисели и взвары. На взвары шла сушёная черника, сушёная малина, слива и яблоки.

В праздничные дни крестьянки варили каши на молоке, готовили также сырники; в такие дни крестьяне ели мясные щи или похлёбки, жареное мясо, студень, птицу, яичницы простые и с ветчиной. Главная же праздничная еда — разное печение: пироги, кулебяки большие с целыми рыбами, с кашей, с яйцами, пироги с огородными кореньями, луком, капустой, с рыбой, с изрубленной мелко говядиной.

На закуску в праздники были пряники, лесные орехи, сушёные фрукты, ягоды с молоком, со сливками, с патокой. А вот и праздничные напитки: пиво, брага, мёд, квасы медовые и вино. Вино того времени — это хлебная водка. В домашних условиях её практически не делали, ибо право винокурения было у помещика. Сдавая какое-то количество продукта государству, помещики огромную его часть продавали по дешёвке и буквально наводнили русскую деревню, главным образом, центр России, этой водкой.

Из-за жестокого дефицита времени, предназначенного на паровое трёхполье, огородничеством в деревне практически не занимались. В Центральной России эту отрасль исстари взяли на себя города, в которых было довольно мощное торговое огородничество и садоводство. В городах сажали так называемые «простые овощи» (капусту, огурцы, свёклу, морковь, редьку и иногда лук).

Вокруг самого крупного городского центра — Москвы — сложилась особая обстановка. Ввиду сильного развития ремёсел и промышленности, высокой плотности городской застройки, московские огородники не могли удовлетворить рыночный спрос. Поэтому в орбиту торгового огородничества были втянуты ближайшие к Москве сельские районы. Селения по рекам Москве, Клязьме и Оке изобиловали овощами. Такой тип развития уже в XVIII веке привёл к отказу в ряде районов от традиционного зернового производства.

39

В Боровске выращивали чеснок и лук, который родился там в таком количестве, что в иные годы на 4 тысячи с лишним рублей отвозили его в близлежащие города. Верея поставляла лук в Москву, Тулу, Тверь, Ржев, Торжок, Гжатск, Смоленск, Волхов, Орёл, Козельск и даже в Белоруссию и Польшу. Муром специализировался на огурцах, как и Ростов, Владимир и Покров, Суздаль, городки Тульской губернии. В Суздале и поныне празднуют «день огурца» (19 июля).



В Ростове, помимо огурцов и капусты, культивировались разнообразные поваренные травы: укроп и щавель, мята, петрушка, портулак и садовый кресс, черенковый ревень, базилик, цикорий, чабрец, шалфей, богородская трава и просвирняк, иссоп, лаванда, зоря, мелисса, рута, белый мак, дикая ромашка, дягиль, ложечница, зверобой, полынь, горчица и сахарный горох. В конце XVIII — начале XIX века ростовцы стали переходить от посевов цикория как травы для салатов, к посевам его ради корней, из которых готовили так называемый «цикорный кофе», вошедший тогда в моду.

Уже с XVIII века в России начали культивировать кольраби и савойскую капусту, баклажаны, пастернак, петрушку, лук-порей, рокамболь, сельдерей пахучий, сахарную (белую) свёклу, подсолнечник, тмин, фенхель, эстрагон, шалфей, мяту перечную, вайду, морену красильную, шпинат и прочее. Известный российский агроном А.Т. Болотов был среди первых энтузиастов посевов английской горчицы. В конце XVIII века в Москве уже продавали горчичное масло.

Южные районы России имели наиболее благоприятные условия для возделывания многих европейских, средиземноморских и восточных культур. Так, в Самаре общий сбор перца достигал 1500—2000 пудов. А жители расходовали перец экономно — стручок на месяц.

Основной товар садоводства нечернозёмной полосы России — яблоки. Их разводили даже в Олонецкой провинции. В Ярославле многие имели в своих садах яблоки, вишни, смородину и малину. Яблоневые и вишнёвые сады были в Угличе. Многие города Владимирщины специализировались на разведении вишневых садов, особенно много их было в Суздале и Владимире. Правда, время от времени сады всей средней полосы России вымерзали совсем.

40

В южных же районах России особый интерес представляло разведение таких фруктов как абрикосы; их выращивали в Черкасске, на Дону, Азове, Астрахани. В тех же городах разводили и персики. В Черкасске в XVIII веке начали сажать миндаль.



Но вернёмся к нашему «усреднённому» крестьянину.

Годовая потребность в зерне для крестьянина 68 пудов на семью — это жёсткий режим очень скудного питания, основанного на строжайшей экономии. Вместе с тем такая норма (но только для питания) была общепринятой. Её придерживались и в армии.

По данным академика Л. В. Милова, бюджет крестьянина «посредственного состояния» с женой и двумя детьми, «живущего домом», составлял в год:

1. На подати и расходы домашние и на избу и на прочее строение — 4 руб. 50 коп. с половиною.

2. На подушный оброк за себя и за малолетнего своего сына — 7 руб. 49 коп.

3. На соль — 70 коп.

4. На упряжку и конскую сбрую — 1 руб. 95 коп. с половиною.

5. На шапку, шляпу, рукавицы и проч. — 97 коп. с половиною.

6. На земледельческие инструменты и всякие железные вещи и деревянную посуду — 4 руб. 21 коп.

7. На церковь — 60 коп.

8. Для жены и детей — 3 руб.

9. На непредвиденные расходы — 3 руб. Итого — 26 руб. 43 коп. с половиною.

Если крестьянин имел посев до 3 десятин в двух полях, то есть, несколько выше минимальной нормы, и заготавливал до 300 пудов сена, то мог содержать скот не только для своих нужд, но и на продажу. Такой крестьянин-середняк в год мог продать бычка, свинью, двух овец, три четверти хлеба, а также по мелочи мёд и воск, хмель, грибы, коровье масло и творог, яйца. Общая прибыль со всего с этого составляла 8-10 рублей. Однако для нормальной жизни и на подати и расходы ему нужно, как уже показано, 26 рублей! Получается, что даже крестьянин-середняк далеко не сводил концы с концами.

41

Подсчитано, что в 1900 году крестьянин покрывал за счёт хлебопашества лишь от четверти до половины своих потребностей; остальное ему надо было зарабатывать каким-то иным способом.



По традиции он получал основную часть своего побочного дохода кустарным производством, но с развитием механизированного производства этот источник стал иссякать. Грубые ткани, обувь, утварь и скобяные товары, изготовлявшиеся в крестьянских избах в долгие зимние месяцы, ни по качеству, ни по цене не могли конкурировать с товарами машинной выделки. Таким образом, в тот самый момент, когда крестьянин больше всего нуждался в побочном доходе, он его лишился из-за развития промышленности.

Отсутствие зависимости между трудом и урожаем, бесконечные удары судьбы — засухи, недороды, болезни и прочее; вечная нехватка времени и денег; — всё это не могло не вызвать определённого чувства скепсиса и обречённости у части крестьян. Ведь так было и с его отцом, и дедом, и прадедом — на протяжении столетий. А у стороннего наблюдателя складывалось впечатление, что русский крестьянин небрежен в работе, вообще равнодушен к жизни.

Суровые жизненные условия породили в Московском царстве и в Российской империи особый тип хозяйствования — крестьянскую общину, выполнявшую много различных функций. Но главной её задачей было обеспечить выживание крестьянского сообщества при минимальном производстве сельскохозяйственной продукции. Именно этим объясняется необходимость постоянного перераспределения земель среди членов общины — то, что называлось чересполосицей.

В Московии были редки большие массивы качественно равноценных земель. Как правило, они имеют мозаичную, локальную структуру. Притом, что здесь периодически чередуются годы засушливые и с большим количеством осадков. Обеспечить всех крестьян равноценными наделами, гарантирующими получение минимально необходимой продукции, через предоставление каждому одного целого надела (клина) невозможно. Вот и возникает чересполосица: мизерные наделы разных по качеству клочков земли, разбросанных по всей территории общинного владения. Если бы у крестьян земля была в частной собственности, как на Западе, и каж-

42

дый имел бы один клин, то, естественно, большинство — те, кому достались бы худшие земли, не гарантирующие получения прожиточного минимума, — разорилось бы и просто вымерло из-за низкой товарности земледелия и по другим причинам. Та же участь постигла бы и весь социум в целом.



Интересно, что наличие крестьянской общины в России отнюдь не делало производство коллективным; оно становилось таковым только в кризисные моменты, которых, правда, было немало.

Более чем тысячелетнее существование общины в России есть фактор, кардинально отличающий способ ведения сельского хозяйства от западной традиции. Принятые в России способы хозяйствования возникали не просто так, хотением «плохих людей», а вырабатывались поколениями в поисках какого-то оптимума. Это — исторический факт, который надо учитывать при оценке любых происходивших в обществе событий. На деле же мы видим, что уже с конца XIX, а особенно в начале XX века экономисты и политики, ориентированные на западные модели, усматривали в общине зло, достойное искоренения. Мы поговорим об этом подробнее в одной из следующих глав.

Надуманы и сравнения нашего крепостничества с рабством.

Прежде всего, было бы серьёзной ошибкой полагать, что до 1861 года крепостные составляли большинство российского населения. По данным последней, проведённой до освобождения крестьян ревизии (1858—1859), в России жило 60 миллионов человек. 12 миллионов были вольными людьми: дворяне, духовенство, мещане, крестьяне-единоличники, казаки и т.д. (Дворян обоего пола насчитывалось приблизительно один миллион.) Остальные 48 миллионов разделялись примерно поровну на две категории сельских жителей: государственных крестьян, хоть и прикреплённых к земле, но не считавшихся крепостными, и помещичьих крестьян, сидевших на частной земле и лично закрепощённых. Итак, крепостные в строгом смысле слова составляли 37,7% населения империи (22,5 миллиона человек).

Самые крупные скопления крепостных располагались в двух районах: в центральных губерниях, колыбели Московского государства, где и зародилось крепостничество, и в за-

43

падных губерниях, приобретённых с разделом Польши. В этих областях крепостные составляли более половины населения.



Но следует сказать, что крепостной не был рабом, а поместье не было плантацией. Русское крепостничество стали ошибочно отожествлять с рабством только двести лет тому назад, и обязаны мы этим Александру Радищеву. Упоминания о крепостничестве в его «Путешествии из Петербурга в Москву» (1790 год) стали первой попыткой установить аналогию между крепостничеством и рабовладением через подчёркивание некоторых особенностей (например, отсутствие брачных прав), которые и в самом деле были свойственны им обоим. Критическая литература последующих десятилетий, принадлежавшая перу взращённых в западном духе авторов, сделала эту аналогию общим местом, а от них она была усвоена русской и западной мыслью.

Между тем, почти половина крепостных были съёмщиками и платили оброк. Эти крестьяне могли идти на все четыре стороны и возвращаться, когда хотели. Они вольны были выбирать себе занятие по душе, а помещик в их жизнь не вмешивался. Для них всё крепостное право сводилось к уплате налога (либо твёрдо установленного, либо в доле от заработка) дворянам, владевшим землёй, к которой они были приписаны.

Говорят, помещик мог их наказывать. Да, но за вину и с согласия схода. Говорят, у помещика было право передавать непослушных крестьян властям для отправки в сибирскую ссылку. Право было. А вот и практика: между 1822 и 1833 годами, за двенадцать лет, такому наказанию подверглись 1 283 крестьянина, по сто в год. На двадцать с лишним миллионов помещичьих крестьян — это не такая уж ошеломительная цифра. И вполне возможно, что ссылали их за дело!

Нам кажется более важным, что многие дворяне, особенно из богатейших, за счёт крестьян шиковали, наплевав на интересы не только «своих людей», но и страны. Даровой доход в такой степени избаловал русское дворянство, что когда появились кредитные учреждения, выдававшие ссуды под залог имения, помещики бросились занимать. При правильном ведении хозяйства займы под залог недвижимости применяются или для того, чтобы ввести необходимые улучшения,

44

или для того, чтобы расширить хозяйство новыми покупками. Российское дворянство занимало для собственного удовольствия, для потребностей личного комфорта. Дворянские займы имели тенденцию из долгосрочных постепенно превращаться в вечные, и занятые деньги, раз выйдя из кассы банков, более уже туда не возвращались.



Некоторые дворяне, переселившись за границу, поражали европейцев своей расточительностью. Один русский аристократ жил какое-то время в маленьком немецком городке и забавлялся тем, что посылал с утра свою прислугу на рынок с приказом скупить ВСЕ продукты, и потом любовался из окна, как местные хозяйки мечутся в поисках еды. В игорных домах и на курортах Западной Европы тоже хорошо знали сорящих деньгами русских вельмож.

Вот что служило разорению страны, а не «отсталая» община и не «тупой», ленивый крестьянин.


РОССИЯ НА ПЕРЕПУТЬЕ

Русско-японская война
Цикл Петра I начался мощным рывком в начале XVIII века, но уже в конце того же века он обернулся стагнацией. Павел I попытался исправить положение, и всё же в первой четверти XIX века, несмотря на явное наличие «малого» рывка в связи с нашествием войск Наполеона, стагнация перешла в стадию кризиса. Этот кризис тянулся затем без малого сто лет. Для него был характерен рост доли государственной задолженности и трат на аппарат управления. Доля в государственном бюджете военных расходов, несмотря на огромное их увеличение в абсолютных цифрах, постепенно уменьшалась.

Таблицу главных статей государственного расхода по бюджетам 1680—1909 годов находим у П. Милюкова.

Правда, от Петра и до 1917 года не было ни одной войны, расход на которую можно было бы покрыть из одних лишь текущих государственных доходов. Всегда приходилось изыскивать для покрытия чрезвычайных военных издержек какие-нибудь чрезвычайные средства. Европейские правительства с давних пор прибегали в таких случаях к займам. Во время Петра I Англия вошла в такие долги, что одни проценты по ним равнялись всему расходу на войско и флот; долг Франции превышал её годовые доходы в 18 раз, а долг Австрии в средине XVIII века был больше её годового дохода в 3 раза. Россия, при всём желании, не могла занимать,

46


Годы

Общая сумма, млн руб.*

Армия и флот

Покрытие гос. долгов

Двор

Финансы и гос. хозяйство

Администрация и суд

Народное образов.

1680

1,5

50%

-

15%

4,5%

1,3%

-

1701

2,5

78%

-

4%

?

2%

0,14%

1725

9,1

65%

-

3,7%

9,7%

2,2%

0,3%

1764

19,4

45%

-

9%

25,6%

12%

0,15%

1794

49,1

46%

4,5%

9%

20%

12%

1,28%

1801

64,2

50%

10,5%

10%

?

9%

1,15%

1825

111;6

43%

13,7%

5%

24%

7%

0,45%

1850

284,5

42%

15%

3,9%

12,4%

13%

1%

1870

376,5

34%

17%

2%

22,5%

11,2%

2,2%

1892

597,4

31,2%

26,5%

1,2%

13,7%

8,7%

3,9%

1901

1 036,8

25,9%

17,8%

0,8%

34,2%

15,7%

4,2%

1909

1 648

21,7%

16%

0,6%

31,7%

17%

3,2%

* В миллионах металлических рублей; кредитные, ассигнационные и золотые рубли переведены на серебряные (0,1 империала) по курсу соответствующего года: для 1794 года 1 руб. асс. = 71 коп., 1801 = 70 коп., 1825 = 27 коп.; для 1850 года 1 руб. кред. = 98,8 коп., 1870 = 77 коп.; 1898,1901 и 1909 = 66 коп. Знаки вопроса поставлены там, где не удалось выделить соответствующей части расхода из общих итогов.


так как никто ей не верил. Даже после Петра, при Елизавете, попытка сделать заём у иностранцев кончилась совершенной неудачей. Оставалось прибегнуть к принудительному внутреннему кредиту в известной уже нам форме — порчи денег или замены их кредитными знаками.

Поэтому-то, как только при Екатерине II добились получения иностранного кредита, русское правительство тотчас же перешло к системе займов. Займами покрыты были издержки на войны императоров Николая I и Александра II; посредством займов правительство не раз старалось выкупить и кредитные бумажки, с помощью которых покрывались издержки прежних войн. Так внутренний беспроцентный долг правительства перед страной превращался во внешний процентный долг с постепенным погашением.

К сожалению, в момент получения денег, занятых на погашение внутреннего долга, всегда оказывалась налицо какая-нибудь очередная, ещё более настоятельная, нежели рас-

47

плата со своим населением, государственная нужда. Деньги, полученные для выкупа бумажек и погашения старых долгов, были израсходованы на иные потребности; или выкупленные уже бумажки не уничтожались, как было предположено, а снова пускались в оборот. Одним словом, прямая цель государственных займов большей частью оказывалась не достигнутой.



Но для нас тут важно, что прямо или косвенно русский государственный долг был сделан или употреблён почти исключительно на покрытие военных расходов и на уплату занятых ради этих расходов денег. Исключение составляют только займы на выкуп крестьянских повинностей при освобождении от крепостного права (незначительные) и займы на постройку железных дорог. Однако последние, во-первых, тоже можно провести по военному ведомству, поскольку железнодорожный транспорт армия использовала, а во-вторых, ещё в 1886 году железнодорожные займы составляли лишь 28% всего государственного долга (достигавшего тогда почти 3 миллиардов). Правда, к концу XIX века займы на железнодорожные надобности выросли и составляли в 1902-м 47% государственного долга, достигшего тогда 4,25 миллиарда старых металлических рублей, или 6 392 миллионов в золоте.

На русско-японскую войну правительство задолжало, по займам 1904—1907 годов, 2,6 миллиарда исключительно на военные нужды, и в 1909 году государственный долг уже составляет 9 миллиардов с лишком, почти вчетверо превышая ежегодный доход государства. Затраты на обслуживание долгов того года, как показано в таблице, составляли 16% госбюджета страны. По другим данным — 23%.

И всё оттого, что потребность в военной силе была с самого начала и осталась до нашего времени главнейшей потребностью государства.

Дворцовое управление с древнейших времён сливалось с государственным. Остаток этой старины, когда двор государев совпадал с государственным правительством, мы видим в значительном проценте расхода на двор (15%) в допетровском бюджете. При Петре, крайне бережливом на личные расходы, дворцовые потребности сильно сократились — до 4% общего расхода, зато появились затраты на администрацию. Траты на двор снова поднялись до 9% при роскошном

48

царствовании императриц: элита прожигала накопленное Петром. Наконец, с XIX столетия, при слабом возрастании абсолютных цифр, пропорциональное значение бюджетного дворцового расхода быстро уменьшается, падая с 5% при Николае I до 0,6% при Николае II.



Даже самый поверхностный анализ перечисленных выше рубрик расхода показывает, что приоритетами старого русского правительства были войско и финансы. На их поддержание расходовалась большая часть государственных средств, а на всё остальное оставалось около 30%, или 10% бюджета. И из этого остатка надо было покрыть обязательные расходы на общественные постройки, на пенсии, на иностранные дела, на содержание духовенства. На управление в собственном смысле, а также на суд и народное образование оставалась очень незначительная доля.

Даже армия не поддерживалась в надлежащем состоянии! Мы говорили уже, что, живя «как все», Россия отстаёт от «всех». Она и отставала, да так, что отстала и от Японии.

В конце XIX — начале XX века противоречия между ведущими державами, завершившими к этому времени в основном территориальный раздел мира, обострились. Всё более ощутимым становилось присутствие на международной арене новых, бурно развивающихся стран — Германии, Японии, США, целеустремлённо добивавшихся передела колоний и сфер влияния. Россия в этом разделе не участвовала: единственную территорию, которую можно было бы с некоторой натяжкой назвать её колонией — Аляску, она уступила Америке.

А в мировом соперничестве великих держав на первый план постепенно выдвигался англо-германский антагонизм. В этой сложной, насыщенной международными кризисами обстановке и действовала на рубеже веков российская дипломатия.

Задолго до этого, в 1633, 1636 и 1639 годах в Японии последовало три указа о «закрытии страны» (под страхом смерти запрещены въезд иностранцев, выезд японцев за границу и строительство больших судов). С 1641 года ограниченная торговля с Китаем и Голландией была разрешена лишь в порту Нагасаки. Только под военным давлением США и европейских государств Япония отказалось от этой политики.

49

Послав эскадру М. Перри, США добились в 1854-м открытия портов Симода и Хакодате для иностранных кораблей, и затем договоры, заключённые США и европейскими державами с Японией в 1854—1858 годах, включили её в мировой рынок. В 1855-м был заключён первый русско-японский договор, положивший начало официальным межгосударственным отношениям между Японией и Россией.



Национальная торгово-промышленная буржуазия Японии требовала перемен. Старая феодальная система была в глубоком кризисе. Народ и элиту раздирали противоречия. Всё это, да и просто необходимость укрепления экономической мощи в противостоянии колониальной политике США и европейских держав толкнуло Японию к проведению политических и социальных преобразований.

В 1881 году был издан императорский указ с обещанием созвать парламент в 1890-м. В 1889 году была опубликована конституция, составленная по прусскому образцу и наделявшая императора исключительно широкими правами. Вскоре, в июне 1894-го, под предлогом подавления вспыхнувшего в; Корее крестьянского восстания Япония направила свои войска в эту страну и развязала японо-китайскую войну. Фактически, при поддержке Великобритании и США, Япония в результате войны приобрела первые свои колонии — Тайвань, Ляодунский полуостров и острова Пэнхуледао, получила большую контрибуцию, значительно расширила своё влияние в Китае и Корее.

Францию и Германию усиление Японии, союзницы англичан и американцев, не радовало. Но соседкой Японии была Россия, и вот она в союзе с Францией и Германией вынудила Японию отказаться от Ляодунского полуострова как части китайской территории. В 1896 году был заключён русско-китайский договор об оборонительном союзе против Японии. Китай предоставил России концессию на сооружение железной дороги от Читы до Владивостока через Маньчжурию. Кстати, курс на экономическое завоевание Маньчжурии осуществлялся в соответствии с линией СЮ. Витте на захват внешних рынков для развивающейся отечественной промышленности. На самом деле, эта политика вела к конфликту с Японией; надо было строить эту дорогу севернее, для развития собственных территорий.

50

Крупных успехов достигла русская дипломатия и в Корее. Япония, утвердившая своё влияние в этой стране после войны с Китаем, вынуждена была в 1896 году согласиться с установлением совместного русско-японского протектората над Кореей при фактическом преобладании России. Победы русской дипломатии на Дальнем Востоке, естественно, вызывали растущее раздражение Японии, Англии и США. Они хотели сами прибрать к рукам этот рынок.



Подталкиваемая Германией и следуя её примеру, Россия захватила Порт-Артур и в 1898 году получила его от Китая в аренду вместе с некоторыми частями Ляодунского полуострова для устройства военно-морской базы. Однако захват Порт-Артура подорвал влияние русской дипломатии в Пекине и вообще ослабил позиции России на Дальнем Востоке, вынудив, в частности, царское правительство пойти на уступки Японии в корейском вопросе. Новое русско-японское соглашение от 1898 года фактически разрешало захват Кореи японским капиталом.

В 1899 году в Китае началось мощное народное восстание («боксёрское восстание»), направленное против беззастенчиво хозяйничавших в государстве иностранцев. Россия совместно с другими державами приняла участие в подавлении этого восстания и в ходе военных действий оккупировала Маньчжурию. Япония при поддержке Англии и США желала вытеснить Россию из Маньчжурии.

Считается, что в правящих кругах России не было единства по дальневосточной проблеме. СЮ. Витте с его программой экономической экспансии (которая всё равно сталкивала Россию с Японией) противостояли политики, выступавшие за прямые военные захваты. Их взгляды разделял и Николай И, уволивший Витте с поста министра финансов. Кое-кто из правящих лиц рассматривал успех в войне с Японией как средство преодоления внутриполитического кризиса.

24 января 1904 года Токио объявил о разрыве дипломатических отношений с Россией, а вечером 26 января японский флот атаковал Порт-Артурскую эскадру. Так началась русско-японская война.

Соотношение сил на театре военных действий складывалось не в пользу России, что обусловливалось как трудностями сосредоточения войск на отдалённой окраине им-

51

перии, так и неповоротливостью военного и военно-морского ведомств, грубыми просчётами в оценке возможностей противника. С самого начала войны русская Тихоокеанская эскадра понесла серьёзные потери. Тяжёлым ударом для России стала гибель командующего Тихоокеанской эскадрой, выдающегося флотоводца СО. Макарова. Японцам удалось завоевать господство на море и, высадив крупные силы на континенте, развернуть наступление на Порт-Артур и на русские войска в Маньчжурии.



Командовавший армией генерал А.Н. Куропаткин действовал крайне нерешительно.

В феврале 1905 года произошло Мукденское сражение, разыгравшееся на более чем стокилометровом фронте и продолжавшееся три недели. С обеих сторон в нём участвовало свыше 550 тысяч человек при 2 500 орудиях. В боях под Мукденом русская армия потерпела тяжёлое поражение, и после этого война на суше начала затихать. .

Численность русских войск в Маньчжурии постоянно увеличивалась, однако боевой дух армии был подорван, чему в большой мере способствовала начавшаяся в стране революция. Японцы, понёсшие огромные потери, также не проявляли активности.

14-15 мая 1905 года японский флот уничтожил в Цусимском сражении русскую эскадру, переброшенную на Дальний Восток с Балтики. Эта трагедия решила исход войны Самодержавие, занятое подавлением революционного движения, не могло больше продолжать борьбу. Крайне истощена войной была и Япония. В мае 1905 года она обратилась к США с просьбой о посредничестве, и 27 июля в Портсмуте (США) при посредничестве американцев начались мирные переговоры. Россия уступила Японии южную часть Сахалина, свои арендные права на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу, соединявшую Порт-Артур с Китайско-Восточной железной дорогой. В итоге вместо развития собственной территории получили кровопролитную войну и потеряли часть дороги, «завернувшей» не туда. И это типичный пример неправильно поставленной задачи в управлении государством.

Во время войны с Японией практически погиб весь наш флот. Финансы оказались в тяжёлом состоянии. Всё это, рав-

52

но как и серьёзнейшие внутриполитические проблемы, возникшие перед властью во время революции и после её подавления, вынуждало дипломатию к проведению такого курса, который позволил бы стране избегать участия в международных конфликтах.



И как раз во время войны Германия, которая уже превзошла Англию по экономической мощи, и германские товары теснили английские на внешних рынках, навязала России торговый договор 1904 года. Он поставил российскую промышленность и сельское хозяйство в весьма невыгодное положение. В то же время русско-австрийские интересы сталкивались на Балканах. Россия опять оказывалась то разменной монетой, то орудием в руках иностранцев, добивавшихся своих целей в ущерб нашим.

В 1907 году Россия и Япония подписали соглашение по политическим вопросам. Стороны договорились поддерживать статус-кво. Северная Манчжурия и Внешняя Монголия признавались сферой влияния России, а Южная Маньчжурия и Корея — Японии.

В том же 1907 году были заключены русско-английские конвенции о Персии, Афганистане и Тибете. Персия делилась на три зоны: северную (русская сфера влияния), юго-восточную (английская сфера влияния) и центральную (нейтральную). Афганистан признавался сферой влияния Англии. По поводу Тибета стороны взяли на себя обязательство соблюдать его территориальную целостность и сноситься с тибетскими властями только через китайское правительство. В дальнейшем эти соглашения, смягчив русско-английское соперничество в Азии, оказались важными в процессе формирования антигерманской коалиции.
П.А. Столыпин
Надежды верхов укрепить свои позиции с помощью «маленькой победоносной войны» с Японией не оправдались. Неудачный ход боевых действий окончательно дискредитировал существующий строй. Революция 1905—1907 годов стала одним из итогов войны.

53

Началом этой революции стали события 9 января 1905 года, так называемое «кровавое воскресенье» — расстрел в Петербурге мирной рабочей демонстрации, инициатором которой было «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города С.-Петербурга», действовавшее под руководством священника Г. Гапона.



Революционное движение разгоралось в стране весной и летом 1905 года; 6 августа был издан манифест Николая II о созыве представительного органа — Государственной думы, которая получала совещательные права. Власть императора оставалась неограниченной.

17 октября 1905 года Николай II подписал после долгих колебаний манифест, составленный в духе программы СЮ. Витте. Этот акт обещал даровать населению демократические свободы, предоставить Думе законодательные права, расширить круг лиц, имевших возможность участвовать в выборах депутатов. 19 октября 1905 года именным указом был реорганизован существующий еще с 1857-го, но крайне редко собиравшийся Совет министров. Он превратился в постоянно действующий высший орган — правительство Российской империи. Руководство им было возложено на особое должностное лицо — председателя Совета министров, призванного играть роль главы правительства.

В целях успокоения недовольных крестьян 3 ноября был опубликован манифест, которым с 1 января 1906 года выкупные платежи сокращались наполовину, а с 1 января 1907-го прекращались вообще. Этим должна была закончиться, наконец, реформа 1861 года.

В начале июля 1906 года царь распустил Государственную думу. Отчего же? А оттого, что большинство депутатов требовало признания земли общенародной собственностью и отмены частного землевладения помещиков. Такой вариант правительство не устраивал. Как мы знаем из дальнейшего, было, наоборот, принято решение распространить право землевладения на крестьян.

После роспуска Думы часть депутатов обратилась к народу с манифестом, призывая население ответить на роспуск Думы отказом платить налоги и давать новобранцев на службу в армию. Поддержки народа они не получили. Зато начались аресты и судебные репрессии в отношении депу

54

татов, протестовавших против «правительственного произвола».



А главой правительства Николай II назначил П.А. Столыпина (1862—1911 гг.), который до этого был министром внутренних дел. В августе 1906 года новый премьер предложил широкую программу преобразований и закон о введении военно-полевых судов. Представления Столыпина о родной стране, презрение к существовавшему в ней много столетий хозяйству и восторженное отношение к Западной Европе ясно видны из записки, которую он летом 1906 года направил Николаю II:

«У нас нет прочно сложившегося мелкого землевладения, которое является на Западе опорой общественности и имущественного консерватизма; крестьянство в большинстве не знает ещё частной собственности на землю и, освоившись в условиях своего быта с переделом общинной земли, весьма восприимчиво к мысли о распространении этого начала и на частное землевладение. Нет у нас и тех консервативных общественных сил, которые имеют такое значение в Западной Европе и оказывают там своё могучее влияние на массы, которые, например, в католических частях Германии сковывают в одну тесную политическую партию самые разнообразные по политическим интересам разряды населения: и крестьян, и рабочих, и крупных землевладельцев, и представителей промышленности; у нас нет ни прочной и влиятельной на местах аристократии, как в Англии, ни многочисленной зажиточной буржуазии, столь упорно отстаивающей свои имущественные интересы во Франции и Германии. При таких данных в России открывается широкий простор проявлению социальных стремлений, не встречающих того отпора, который даёт им прочно сложившийся строй на Западе, и не без основания представители международного социализма рассматривают иногда Россию как страну, совмещающую наиболее благоприятные условия для проведения в умы и жизнь их учений».

Что же касается использования военно-полевых судов по отношению к участникам возникавших то тут, то там вооружённых выступлений рабочих, солдат и матросов, то указание об этом дал лично император ещё до роспуска I Госдумы.

55

20 февраля 1907 года начала работу II Государственная дума, но уже 3 июня того же года она была распущена, и был издан новый избирательный закон, резко перераспределявший голоса избирателей в пользу помещиков и крупной буржуазии. Осенью собралась III Дума. Понятно, кто попал в неё, благодаря новому закону о выборах, как и то, почему большинство Думы поддержало реформы, предложенные Столыпиным. И кстати понятно, почему этого деятеля воспевали наши новые реформаторы в конце XX века.



Но прежде чем рассматривать его реформы, обратимся к истории.

После 1861 года экономическое положение русского крестьянина значительно ухудшилось. В 1900-м он в целом был беднее, чем в 1800-м. Вторая половина XIX века для сельского населения, особенно в чернозёмной зоне, была периодом ещё большего упадка и уныния.

Прежде всего, добавление выкупных платежей к обычным податям легло на бывших крепостных совершенно невыносимым бременем. Крестьянам было безумно трудно справиться с новой налоговой повинностью, особенно в тех районах, где барщина традиционно была главным способом расчёта и где было мало возможностей заработать. Чтобы взять в аренду или прикупить ещё земли, они брали в долг, сначала у деревенского ростовщика под огромный процент, а затем, уже на лучших условиях, у Крестьянского банка. Эта задолженность накладывалась на текущие платежи и увеличивала крестьянские недоимки.

В 1881-м правительство на четверть уменьшило сумму, причитавшуюся ему по условиям «Положений от 19 февраля», но этой меры оказалось недостаточно. В 1907 году оно вообще отменило выкупные платежи и аннулировало недоимки, но нанесённого ущерба уже нельзя было поправить. Радикальные критики, утверждавшие, что землю надо было сразу передать крестьянам без выкупа, оказались правы, и не только в нравственном, но и в практическом смысле.

Суть здесь только в том, что наш крестьянин к моменту освобождения и так уже работал на грани сил. Даже сегодня фермер Запада и наш, имея одинаковую механическую вооружённость, будут работать в разных условиях: у первого се-

56

зон работ будет с февраля по декабрь, а у второго — с апреля до середины октября. Вечный дефицит рабочего времени в условиях российского земледелия и животноводства всегда требовал концентрации в относительно сжатые сроки большей массы рабочей силы, а это означает неизбежность ведущей роли тех или иных форм крупного сельскохозяйственного производства.



Уже упоминавшийся нами А.Н. Энгельгардт писал в своих «Письмах из деревни»:

«Наш работник не может, как немец, работать ежедневно в течение года — он работает порывами. Это уже внутреннее его свойство, качество, сложившееся под влиянием тех условий, при которых у нас производятся полевые работы, которые вследствие климатических условий должны быть произведены в очень короткий срок. Понятно, что там, где зима коротка или её вовсе нет, где полевые работы идут чуть не круглый год, где нет таких быстрых перемен в погоде, характер работ совершенно иной, чем у нас, где часто только то и возьмёшь, что урвёшь!.. Люди, которые говорят, что наш работник ленив, обыкновенно не вникают в эту особенность характера нашего работника... Крестьянин, работающий на себя в покос или жнитво, делает страшно много, но зато посмотрите, как он сбивается в это время — узнать человека нельзя».

Или вот ещё оттуда же:

«Говорят, у крестьян много праздников, а между тем это неправда... крестьяне празднуют все годовые праздники с тою только разницей, что на светлое воскресенье празднуют всего только три дня, а во многие другие праздники не работают только до обеда, то есть до двенадцати часов... Кроме того, по воскресеньям, в покос, даже в жнитво, крестьяне обыкновенно работают после обеда: гребут, возят и убирают сено, возят снопы, даже жнут. Только не пашут, не косят, не молотят по воскресеньям — нужно и отдохнуть, проработав шесть дней в неделю. Если всё сосчитать, то окажется, что у крестьян, у батраков в господских домах праздников вовсе не так уж много, а у так называемых должностных лиц — старост, гуменников, скотников, конюхов, подойщиц и пр., вовсе нет, потому что всем этим лицам и в церковь даже сходить некогда».

57

В 1897 году собственно крестьяне составляли 77,1% населения России. Даже на пике экономического могущества России, в 1913 году, 29,2% крестьян были безлошадными и 30,3% однолошадными и едва сводили концы с концами. Около половины крестьянских хозяйств ещё пахало сохой, а не плугом. В подавляющем большинстве случаев крестьяне продолжали сеять вручную, жать хлеб серпом и молотить его цепами. Любая механизация сельскохозяйственных работ автоматически делала значительную часть крестьян лишними и оставила бы их без работы и средств к существованию. Да и на какие капиталы всё это механизировать?!



Повторим лишний раз: отмена крепостного права привела не к улучшению, а к ухудшению экономического положения крестьянского хозяйства. А чтобы понять суть процессов, углубимся в историю ещё дальше.

«Образцовая» для наших либералов Европа раньше нас прошла путь первоначального накопления капиталу, процесса превращения массы самостоятельных производителей (прежде всего крестьян) в наёмных рабочих, а средств производства и денежных богатств — в капитал. Если коротко, дело шло так: расширение товарно-денежных отношений усиливало разорение мелких товаропроизводителей, а появление мануфактуры вызывало увеличение спроса на рабочую силу, причём сначала и первый, и второй процессы решались насильственным путём, через экспроприацию крестьян и мелких ремесленников.

Раскрестьянивание, проходившее в целом ряде стран, как правило, было связано с большой кровью — революцией и гражданской войной. «Классическим» примером стали огораживания пахотных наделов крестьян и общинных земель английскими лендлордами, особенно с конца XV века. В XVIII столетии английский парламент без всяких затей издал ряд законов, разрешавших крупным землевладельцам полностью присваивать общинные земли.

Массы людей были оторваны от привычных условий жизни, лишены не только прежнего хозяйства, но и крова. Быстро увеличивалась армия бродяг и нищих. А государства Западной Европы в этот период издавали законодательные акты, вводившие в практику жестокие наказания для

58

тех, кто не имел дома и собирал милостыню без разрешения властей. Этих несчастных бичевали, клеймили, отдавали в рабство, при третьей поимке казнили. Парламентский «Акт о наказаниях бродяг и упорных нищих» 1597 года дал окончательную формулировку закона о бедняках и бродягах и действовал в таком виде до 1814 года. Только повешенных в период огораживания было более 70 тысяч человек. И это притом, что в XVII веке у Англии уже были колонии в Америке, и часть лишних людей можно было отправить туда!



К началу XIX века английское крестьянство исчезло как класс.

Аналогичные законы существовали и в других странах, вставших на путь капиталистического развития в XVI—XVIII веках (Нидерланды, Франция). Правда, «кровавые законы» не могли приостановить роста нищенства и бродяжничества, но позволяли подавить сопротивление экспроприированных, превращали согнанных с земли крестьян в людей, готовых к наёмному труду на любых условиях.

Сильно ускорила процесс первичного накопления капитала на Западе возможность выкачивать средства из колоний. Опираясь на поддержку своих государств, западноевропейские торговые компании диктовали колониальным странам грабительские условия коммерческих сделок, прибегали к прямым захватам земель, разграблению сокровищ, военным контрибуциям. В колониальных странах создавались крупные плантационные хозяйства, где людей эксплуатировали самым бесчеловечным образом, что было, кстати, характерно и на многих рудниках по добыче драгоценных металлов.

Возможность решать экономические проблемы военной силой дала мощный толчок расширению работорговли, которая обеспечивала колоссальные доходы, превышавшие прибыли от любых промыслов того времени. Крупные состояния многих английских и голландских капиталистов своим происхождением обязаны порабощению колониального населения и торговле невольниками.

Также и в США процесс первичного накопления в значительной степени опирался на обезземеливание местных индейских племен, работорговлю и хищническую эксплуатацию цветного населения.

59

Теперь, возвращаясь к российской истории, мы можем сказать, что именно исторически неизбежный процесс раскрестьянивания деревни определил железную логику социально-экономического развития России конца XIX — первой половины XX столетия. Пока крестьянская община была выгодна власти, последняя её поддерживала. А когда община стала формой коллективного протеста против дальнейшего удушения крестьянства, власть начала наступление на неё. Хотя, разумеется, возможны были и другие варианты решения проблемы, государственная идеология к этому моменту так закоснела, что эти варианты были заблокированы.



А община не только не желала «отмирать», её трансформация как хозяйственного механизма постоянно шла в сторону укрепления. После отмены крепостного права Александр II законодательно усилил права общины, впервые юридически сделав её собственником большей части крестьянской земли. Ещё более усилил права общины Александр III, который своим указом запретил даже простой раздел крестьянского двора без согласия общины. Да и Николай II до 1905 года придерживался той же позиции.

Одной из основных причин проводимого сверху усиления общины стало то, что властям было гораздо лете собирать выкуп за землю с неё, чем с каждой крестьянской семьи в отдельности. Но когда выяснилось, что та же община в критические моменты становится организатором захвата помещичьей земли и поджога дворянских усадеб, отношение к ней переменилось. И уж совсем она стала неинтересной дворянству после того, как указом Николая II были отменены «долги» крестьян по выкупным платежам за ранее полученную ими землю.

Уже до этого выявилось: отмена крепостного права привела к ухудшению экономического положения крестьянского хозяйства. Ряд официальных(!) исследований с несомненностью установил ужасающий факт крестьянского разорения за 40 лет, истекших со времени освобождения. Размер надела за это время уменьшился в среднем до 54% прежнего (который тоже нельзя было считать достаточным). Урожайность уменьшилась до 94%, а в неблагоприятной полосе даже до 88-62%. Количество скота упало (с 1870 года) в среднем до 90,7%, а в худших областях до 83-51% прежнего. Недоимки поднялись с 1871 года в среднем в пять раз, а в неблагоприятной полосе

60

и в восемь, и в двадцать раз. Ровно во столько же раз увеличилось и бегство крестьян с насиженных мест в поисках большего простора или за дополнительными заработками. Но и цена на рабочие руки, в среднем, почти не поднялась, а в неблагоприятных местностях даже упала до 64%.



И одновременно цены вывозного хлеба (преимущественно пшеницы), главного продукта производства и источника богатства населения, сильно падали. В 1881 году пуд хлеба разных родов вывозили за 1 руб. 19 коп., в 1886-м уже за 84 коп., в 1894-м — за 59 коп. Количественный рост вывоза едва навёрстывал снижение его денежной ценности. Итак, в стране периодически бывал голод, что не удивительно при нашей урожайности, а Россия оставалась крупнейшим экспортёром хлеба, цены на который на мировом рынке в 1870—1880-е годы сильно упали. Россия вывозила продовольствие не от избытка, а от недостатка средств на индустриализацию, потому что больше просто нечем было торговать. «Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаём кровь нашу», — писал А.Н. Энгельгардт.

Министр финансов академик И.А. Вышнеградский говорил: «не доедим, но вывезем». Вряд ли лично он недоедал. А вот крестьяне недоедали, имея на питание 17-20 пудов хлеба в год, вместо нормы в 25, и при крайне недостаточном употреблении мяса.



Академик князь Тарханов в статье «Нужды народного питания» дал таблицу потребления пищевых продуктов крестьянами различных стран в денежных единицах на человека в год:





На сумму в рублях

Растит. пищи

Животн. пищи

Напитков

Всего

Русские крестьяне

11,76

7,10

1,58

20,44

Немцы

20,96

26,07

23,02

70,05

Французы

27,72

30,04

19,14

76,90

С. американцы

22,72

. 32.07

22,35

77,14

Англичане

22,89

47,28

31,08

101,25

Французы-канадцы

30,60

61,51

23,91

116,02

Ирландцы

23,04

45,46

28,50

97,00

61

При введении всеобщей воинской повинности в 1873 году доля признанных негодными к военной службе не превышала 6% призывников; до 1892 год этот показатель держался около 7%. Но с 1892 года, когда начались финансово-экономические реформы, эта доля стала быстро повышаться. В 1901-м доля негодных к службе призывников достигла уже 13%, несмотря на то, что именно в это время требования, предъявляемые к новобранцам в отношении роста и объёма грудной клетки, были понижены. Показательно, что смертность в российской деревне была выше, чем в городе, хотя в европейских странах наблюдалась обратная картина.

И вот в этих условиях власть получил Столыпин.

Общину начали ликвидировать, чтобы наделить землёй новоявленных «фермеров». Однако общинной земли на всех крестьян европейской части России просто не могло хватить для того, чтобы появилось в империи то самое «мелкое землевладение, которое является на Западе опорой общественности и имущественного консерватизма», о чём писал Николаю II Столыпин. Ликвидировать помещичье землевладение и за счёт этих земель решить земельную проблему крестьянства было нельзя, так как их тоже кто-то обрабатывал. Властям оставалось либо раскрестьянить основную часть сельскохозяйственных производителей, превратив их, например, в рабочих, либо каким-то способом сократить их численность в Европейской России, переселив их на иные земли.

Ликвидация общины тянула за собой ликвидацию чересполосицы, введение принудительного севооборота и прочие меры, которые, как предполагалось, позволят улучшить обработку земли и тем самым уменьшат потребность крестьян в дополнительных угодьях. О том, что ликвидация общины «должна была» дать увеличение сельскохозяйственного производства, заложить основы устойчивого экономического развития и роста государственных доходов, приходится слышать даже сегодня, а уж тогда-то учёных обоснований реформе было тем более немало.

Говорилось, что отмена чересполосицы улучшит хозяйствование. А практически урожайность в беспередельных общинах в среднем не отличалась от урожайности в передель-

62

ных общинах. Практика упорно не желала следовать пожеланиям теоретиков. А самое удивительное, что частная собственность на дворянские земли в России к тому времени существовала уже полтора столетия, но эффективного собственника в лице русских помещиков страна так и не получила!



Признаем, что в начале XX столетия урожайность на землях помещиков в среднем была на 15-20% выше, чем у крестьян. Однако объясняется это вовсе не различием в формах собственности на землю, а тем, что помещики изначально были более зажиточными, и в отличие от беднейших крестьян могли позволить обеспечить хотя бы минимальный уровень агротехники. Затем, среди помещиков не было безлошадных, а безлошадных крестьян, напомним, было до 30%. Не будем также забывать, что все помещичьи поля распахивались с помощью плуга, а около половины крестьян ещё пахало сохой.

И даже при этом за полтора столетия помещики не смогли превратиться в эффективных собственников. Так какие же были основания полагать, что крестьяне, получив в частную собственность землю, как по мановению волшебной палочки, повысят урожайность в разы? Не было для этого никаких оснований.

Столыпин решил предоставить русским крестьянам право выхода из общины и закрепления земли в частной собственности. Этому предшествовал ряд других важных актов: отмена выкупных платежей в ноябре 1905 года и указ от 5 октября 1906 года об уравнении крестьян в гражданских правах: отныне крестьяне могли, не испрашивая разрешения «мира», менять место жительства и свободно избирать род занятий. С января 1907 года развернулась работа по «землеустройству», состоявшая или в закреплении за отдельными крестьянами их наличных земельных участков (с сохранением чересполосицы), или в выделении укрепляемых участков к одному месту (отрубов), или в образовании отдалённых мелких имений для крестьян, выселявшихся из деревни на хутора.

В это время в России от земледелия кормилась куда большая доля населения, чем во всех других странах, а именно 65% всего числа жителей. Для сравнения, во Франции «на

63

земле» сидело только 46%, в Германии 35,5%, а в Англии вообще 18%. Наш «излишек» земледельцев на деле не был излишком: они кормили себя, но кормили и города. Просто Россия, имея достаточное количество удобной земли, приходящейся на одного человека всего населения, всё-таки имела мало удобной земли, приходящейся на одного человека земледельческого населения. Это видно из следующей таблицы:




Государства

Удобной земли на одного человека всего населения (га)

Удобной земли на одного человека земледельческого населения (га)

Канада

2,2

4,60

США

2,1

4,40

Россия

2,01

2,59

Дания

1,03

2,70

Англия

0,48

2,82

Предложения Столыпина предусматривали увеличение сельскохозяйственных угодий, но из-за того, что земли были плохими, требовалось надлежащее финансовое обеспечение, которого как раз и не было. Поэтому, хотя к 1915 году из общины вышло 3084 тысяч дворов, то есть 26% от числа общинников, среди них преобладали бедняки, стремившиеся, получив наделы в собственность, тут же их продать. Даже притом, что наиболее активно выход из общины шёл в Поволжье и на юге Украины — в благодатных по сравнению с остальной Россией местах, всё же слой зажиточных деревенских хозяев, о котором Столыпину мечталось, не мог сложиться в более или менее крупную силу из-за недостатка в сельском хозяйстве средств.

И далеко не всем хуторянам и отрубникам удалось наладить крепкое хозяйство. Государство не могло оказать им помощи в том размере, в каком требовала ситуация, поскольку не располагало необходимыми финансовыми ресурсами. А разрушение общины, при сохранении отсталых методов землепользования, неизбежно должно было привести к социальной деградации деревни, к её массовому обнищанию, к концентрации пашни в руках так называемых кулаков.

64

Между прочим, эти последние совсем не аналог европейских или американских фермеров. Наш отечественный кулак социально и экономически оставался частью деревенского мира (общины), и именно в нём и за счёт него стремился к накоплению первоначального капитала, отнюдь не в конкуренции с товарностью помещичьего хозяйства, а во внутри-деревенском ростовщичестве, «мироедстве». Он попросту замещал собой помещика, но на более низком уровне. А уж в появлении батрака вообще невозможно увидеть никакого «прогресса».



Легко сделать вывод, что аграрная политика Столыпина создала почву для острых конфликтов, не изжитых потом аж до 1930 года. В целом по Европейской России лишь 26,6% выделившихся из общины получили согласие сельского схода, тогда как остальные пошли на укрепление земли в собственность против воли односельчан. Выход из общины часто сопровождался столкновениями с крестьянами-общинниками, а последних — с властями, которые столь же интенсивно стремились покончить с общиной, как прежде пытались её законсервировать. В то же время, зачастую в роли ревнителей «общинных традиций» выступали деревенские богачи — кулаки, пользовавшиеся старыми порядками для эксплуатации односельчан.

Анализируя сходные процессы в разных странах мира, мы можем сделать вывод, что экономическое раскрестьянивание села и увеличение городского населения России в начале XX века, бесспорно, соответствовало историческим потребностям. Основные экономические проблемы России конца XIX — начала XX века — это аграрное перенаселение (в центральных районах свободной земли практически не было), нехватка капиталов, узость внутреннего рынка. И решать их следовало, исходя из магистрального направления развития страны — индустриализации. Но раскрестьянивание пошло вроде бы само по себе, как побочный и никого из числа властителей не интересующий процесс, порождая социальную напряжённость и целый ряд других отрицательных общественных явлений.

Благо, что бродяг вдоль дорог не вешали, как это было в Англии в XV—XVII веках; время уже другое, для бесконтрольных жестокостей неподходящее. Хотя и повесили немало.

65

Об аграрной реформе Столыпина ходит много мифов. То ли она удалась, то ли нет. Часто пишут, что он смог бы достигнуть результата, если бы не тупой крестьянин, который «оказывал противодействие» и не желал становиться «мелким собственником». Но дело-то в том, что слой мелких собственников как раз был создан, а земля наконец-то превратилась в товар. 2478,2 тысячи хозяйств перешли в частные руки. В относительных числах стали собственниками 22,1% общинников с 17,5% бывшей общинной земли. Было продано 3,4 миллиона десятин, или 19,7% всей укреплённой в собственность земли. И оказалось, что проблемы в сельском хозяйстве возникают не из-за отсутствия или присутствия права на продажу-покупку земли. Даже наоборот, введение земли в торговый оборот ухудшило ситуацию!



Экономические итоги реформы были следующие. Количество лошадей в расчёте на 100 жителей в европейской части России сократилось с 23 в 1905 году до 18 в 1910-м. Количество крупного рогатого скота — соответственно с 36 до 26 голов. Средняя урожайность зерновых упала с 37,9 пуда с десятины в 1901—1905 годах до 35,2 пуда в 1906—1910 годах. Производство зерна на душу населения снизилось с 25 пудов в 1901—1905 годах до 22 пудов в 1905—1910 годах.

И если доход на душу деревенского населения, оставаясь в целом низким, к 1913 году всё же увеличился с 30 до 43 рублей, то только благодаря прекрасным погодным условиям последних лет реформ (в 1909—1914 годах неудачным был только 1911-й) и повышению цен на сельскохозяйственную продукцию на мировом и внутреннем рынках. А также из-за отмены выкупных платежей.

С 1901 по 1913 год посевная площадь в 62 губерниях империи (без Закавказья, Туркестана и Дальнего Востока) расширилась на 15,6%. Это обстоятельство, а также рост урожайности обусловили увеличение годового сбора сельскохозяйственных культур. Среднегодовой валовой сбор хлебов в 1904—1908 годах составлял 60,8 миллиона тонн, а в 1909— 1913 годах — даже 73,6 миллиона тонн (увеличился на 20%). Но производительность единицы посевной площади в России по-прежнему оставалась более низкой, чем в развитых государствах. Так, средний урожай зерновых с гектара составлял в России 8,7 центнера, а в Австрии 13,6, в Германии

66

20,7, в Бельгии 24,2. И это вполне естественно, учитывая низкие капитальные вложения в сельское хозяйств. Из него в основном забирали средства, а не вкладывали.



Проблема аграрного перенаселения тоже не была решена. Несмотря на то, что доля сельского населения в начале XX века несколько снизилась с 87% в 1898 году до 82% в 1913 году, тем не менее прирост сельского населения существенно превышал скорость раскрестьянивания. Абсолютное число сельских жителей продолжало расти, увеличившись за этот период на 22 миллиона человек, а среднегодовая миграция сельского населения в город в 1908—1913 годах не превышала 500 тысяч человек.

Деревню, в силу самой идеологии проводимой Столыпиным аграрной реформы, покидали, полностью разорившись, прежде всего самые бедные и, как правило, безграмотные и неприспособленные к городской жизни люди, не имеющие какой-либо специальности и надежды её получить. В результате в городах быстро собирался взрывоопасный контингент нищих, голодных и никому не нужных масс париев, представлявших собой идеальную базу для социальных потрясений и революций. Можно предположить, что это они через 15-20 лет составили костяк так называемых «двадцатипятитысячников» и прочих отрядов ВКП(б), вернувшихся на село.

Создавая армию безработных, правительству следовало бы озадачиться созданием рабочих мест в городах, направив избыток населения в промышленность, но об этом не было и речи. С другой стороны, даже относительное уменьшение численности крестьянства требовало интенсификации сельского хозяйства, поскольку работников на селе становилось меньше, а общее число едоков увеличилось. Вот почему не только создание новых рабочих мест в городах, но и сельское хозяйство требовали вложения капиталов, о которых никто даже не ставил вопроса. Причём для поднятия сельского хозяйства нужно было укрупнение хозяйств, иначе они не могли стать рентабельными.

Не решила реформа и задачу индустриализации. Промышленность была незначительна по объёму в сравнении с промышленностью Западной Европы и Североамериканских Штатов. Но она уже носила вполне капиталистический характер, вследствие чего, несмотря на свою незна-

67

чительность, создала многочисленный пролетариат, оторванный от земли и подверженный всем кризисам капиталистического способа производства. Из-за низкой конкурентоспособности она не могла соперничать с иностранной промышленностью на внешнем рынке. А имея только один рынок — внутренний, — всецело зависела от него. Но наш внутренний рынок, вследствие общей бедности, имел малую ёмкость, что не давало российской промышленности развиваться до тех размеров, в каких развиты промышленности в других странах. Но и это еще не всё: на внутреннем рынке действовали невыгодные для российской промышленности торговые договора, а потому иностранцы побивали её и тут тоже.



А.Д. Нечволодов приводит данные для 1906 года. Ежегодное потребление угля на душу населения равнялось у нас 7 пудам, во Франции — 60, в Штатах — 147, а в Англии — 237. Ежегодное потребление чугуна на душу достигало в России 18 кг, тогда как в Германии оно составляло уже 123 кг, в Англии 161 кг, а в США 179 кг. Без чугуна не получить железа и стали, а чугунные болванки приходилось импортировать в объёме более 35 миллионов пудов.

А между прочим, именно такое ненормальное положение российской промышленности приводило к аграрному кризису, который и пытался решить П.А. Столыпин своей реформой.

Помимо прочего, реформа предусматривала переселение масс крестьянства на восточные земли: сотни тысяч крестьян переезжали из центральных районов в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию, где имелся огромный свободный земельный фонд. Предполагалось организовать государственную помощь переселенцам транспортом, кредитами на постройку домов, покупку машин, скота и домашнего имущества, предварительное землеустройство участков.

В самом деле, заселение окраин было совершенно необходимым с точки зрения общегосударственного хозяйства. И несомненно, если бы Приамурье начали систематически заселять с 1860-х годов, как предлагал губернатор Н.Н. Муравьёв, то к началу XX века государство могло бы получать с этого региона большой доход. На деле же из-за ничтожного количества поселенцев и полного отсутствия культуры

68

край этот, один из богатейших, дал России за то время, что она им владела, свыше 300 миллионов рублей дефицита. А наше политическое положение на Дальнем Востоке требовало возможно более сильного заселения местности к востоку от Байкала.



Как же велось переселение «по Столыпину»?

Крестьянский банк приобрёл в 1906—1916 годах 4614 тысяч га земли, которая должна была увеличить земельные угодья, принадлежавшие крестьянам. Но реально лишь сравнительно узкая прослойка богатых крестьян смогла с выгодой для себя воспользоваться услугами банка, налагавшего на заёмщиков большие проценты. Остальные выгоды не нашли, хотя переселенческое движение, благодаря содействию правительства, достигло значительных масштабов.

За 1906—1914 годы из губерний Европейской России за Урал переселилось примерно 3100 тысяч человек, в два раза больше, чем за предыдущее десятилетие. (Для упрощения процесса указом от 5 октября 1906 года ликвидировались некоторые правовые ограничения, существовавшие для сельского населения: паспортные, в поступлении на гражданскую службу и т.п.). Однако, если прежде среди переселенцев преобладали середняки, то после 1906 года на Восток потянулись бедняки. Мало того, что около 17% выехавших, в частности из-за недостатка средств, не смогли прижиться на новом месте и вернулись назад, так эта мера не оправдалась и как способ решения основной задачи — снижения демографического пресса. Значительное само по себе число переселившихся крестьян покрыло менее 20% естественного прироста сельского населения, и таким образом, не компенсировало увеличившегося избытка рабочих рук.

Столыпинский «пакет реформ» не исчерпывался, конечно, планами модернизации российской деревни. Планировалась реорганизация системы местного самоуправления с тем, чтобы дать крестьянам-собственникам больше мест в тех земствах, где доминировало дворянство; изменить законы о губернском и уездном управлении; ввести бессословную самоуправляющуюся волость; ввести поселковое управление. Сделано не было практически ничего, и только в шести западных губерниях появились земские учреждения.

69

Важное место в своей программе П.А. Столыпин отводил и вопросам веры. В его «пакет» входил ряд законопроектов, призванных облегчить положение старообрядцев и насильственно обращенных в православие униатов. Среди них — отмена дискриминационных ограничений, установленных для инославных церквей (то есть христианских, но не православных), разрешение перехода из православия в другие христианские веры, облегчение смешанных браков.



Наконец, намечались реформы в области рабочего законодательства (введение страхования рабочих и др.).

Все эти проекты готовились ещё до прихода Столыпина к власти; он застал их на разной стадии разработки и собрал в единый «пакет» вместе с актами по новой аграрной политике. Большинство законопроектов застряли в Государственном Совете, и ни на что не повлияли.

Столыпин, полагают, надеялся своей реформой предотвратить новый революционный взрыв.

Но не предотвратил.

Вот итоги реформы:

1) Земельный вопрос не решён; земля в основном осталась во владении у помещиков, крестьяне в большинстве оставались безземельными. 2) Выход из общины разделил интересы крестьян и разделил их имущественно. Реформа не ликвидировала застарелого антагонизма между крестьянами и помещиками, но породила новые конфликты. 3) Выяснилось, что «мелкий собственник» из нужды не выбился, а будущее страны — за крупными коллективными хозяйствами типа общины. 4) Реформа проводилась насильственными мерами, а протест крестьян жестоко подавлялся правительством. 5) Провал земельной реформы приблизил революционный взрыв.

Легко понять, что для большинства тогдашних россиян Столыпин был такой же одиозной фигурой, как для нынешних — реформаторы Е. Гайдар или А. Чубайс.

Он сумел озлобить и «правых», и «левых». Наиболее консервативные круги в правительственном лагере выступали против проведения в жизнь практически всех начинаний П.А. Столыпина. В конце концов Николай II поддержал его противников. Влияния на ход государственных дел он лишился совершенно, и всё же 1 сентября 1911 года на

70

него было совершено покушение: он был смертельно ранен в Киеве.



Гибель его от руки эсеровского боевика и одновременно платного агента царской охранки Д.Г. Богрова поставила крест на правительственном реформаторстве. В.Н. Коковцов, сменивший его на посту председателя Совета министров, не стал продолжать столыпинскую программу реформ. Затем, когда в начале 1914 года В.Н. Коковцов был оправлен в отставку, его преемником стал И.Л. Горемыкин, но наиболее влиятельной фигурой в Совете министров оказался главноуправляющий землеустройством и земледелием А.В. Кривошеин. И в этом случае возврата к столыпинщине не произошло; Кривошеин предложил некий «новый курс», на реализацию которого получил согласие Николая II, но сколько-нибудь ощутимых результатов «новый курс» не принёс, оставшись во многом чистой декларацией.

Впереди были войны, революции, коллективизация, мобилизация экономики и очередной, «индустриальный» рывок И.В. Сталина.


Экономика 1913 года
За 1894—1914 годы госбюджет страны вырос в 5,5 раза, золотой запас — в 3,7 раза. Значительные суммы из бюджета выделялись на развитие культуры и просвещения. Население с 1897 года (когда была проведена первая всероссийская перепись) по 1913 год возросло на треть, и перед Первой мировой войной составляло 165,7 миллиона человек (без Финляндии). Такой значительный рост был достигнут за счёт высокого уровня рождаемости (в 1909—1913 на тысячу населения приходилось 44 родившихся) и снижения смертности, которая, впрочем, в России была выше, чем в наиболее экономически благополучных странах (в 1911 — 1913 годах у нас было 27,2 умерших на тысячу человек, в то время как, например, в Дании — 12,9, Норвегии — 13,5 в Голландии — 13,6). Шёл быстрый рост городского населения, хотя его удельный вес был по-прежнему невелик.

71


<< предыдущая страница   следующая страница >>