Диагностика и лечение нейролептических экстрапирамидных синдромов - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Болезнь паркинсона и сосудистый паркинсонизм. Дифференциальная диагностика... 1 293.14kb.
Методические рекомендации для самостоятельной работы студентов при... 2 549.49kb.
Хирургическая диагностика и лечение очаговой эпилепсии (системный... 3 683.87kb.
Методические рекомендации к практическому занятию для студентов VI... 1 312.41kb.
Ультразвуковая диагностика изменений легких и сердца у детей с пневмониями... 1 278.99kb.
Лечение зубов: Лечение кариеса 1 38.79kb.
Информированное согласие на ортодонтическое лечение 1 53.77kb.
Пептидов у больных акне, получающих лечение системным изотретиноином 14. 1 272.41kb.
Сведения о квалификации работников Общество с ограниченной ответственностью... 1 97.08kb.
Детский церебральный паралич (дцп) Детские церебральные параличи 1 41.67kb.
Оперативное лечение больных с повреждениями передней опорной колонны... 1 296.79kb.
Болезнь паркинсона и сосудистый паркинсонизм. Дифференциальная диагностика... 1 293.14kb.
- 4 1234.94kb.
Диагностика и лечение нейролептических экстрапирамидных синдромов - страница №1/1

Диагностика и лечение нейролептических экстрапирамидных синдромов

Федорова Н.В., Ветохина Т.Н.

Российская Медицинская Академия Последипломного Образования

Учебно-методическое пособие

 

Введение

Экстрапирамидные синдромы – группа двигательных нарушений, возникающих в результате повреждения базальных ганглиев и подкорково-таламических связей [28]. Некоторые эпидемиологические исследования показали, что одну треть всех случаев паркинсонизма можно объяснить использованием лекарственных препаратов [13, 18]. Дискинезии часто вызываются лекарственными веществами, изменяющими активность дофаминергических систем: дофаминомиметическими средствами (прежде всего препаратами леводопы) или блокаторами дофаминовых рецепторов, в первую очередь нейролептиками.

Нейролептики могут вызывать практически весь спектр экстрапирамидных расстройств: паркинсонизм, дистонию, тремор, хорею, акатизию, тики, миоклонию, стереотипии. В большинстве случаев экстрапирамидные синдромы, возникшие на фоне приема того или иного препарата, после его отмены постепенно регрессируют. Но некоторые разновидности нейролептических дискинезий и дистоний носят стойкий характер и персистируют даже после отмены вызвавшего их препарата.

Вероятность развития ятрогенных экстрапирамидных симптомов зависит от фармакологических свойств нейролептика, его дозы и схемы приема, а также индивидуальной чувствительности больного.

Патогенез нейролептических экстрапирамидных расстройств

Патогенез экстрапирамидных нейролептических осложнений до настоящего времени не ясен как в отношении ранних, так и поздних синдромов. Появление гиперкинеза при применении нейролептиков, блокирующих D2-рецепторы, позволяет говорить об угнетении дофаминергической передачи. Помимо того, в ответ на блокаду рецепторов компенсаторно усиливается синтез и высвобождение дофамина, который активирует незаблокированные D1- или гиперчувствительные D2-рецепторы. Усиление высвобождения дофамина может быть связано и с блокадой пресинаптических D2-рецепторов [3]. Одна из важнейших ролей в патогенезе экстрапирамидных синдромов принадлежит глутаматергической системе. Блокада дофаминовых рецепторов, регулирующих активность глутаматергических кортикостриарных терминалей, усиливает высвобождение глутамата, который оказывает эксайтотоксическое действие на ГАМК-ергические нейроны. Повреждающее действие оказывает и избыточная активность глутаматергических субталамических нейронов. Развивается дисбаланс в нейротрансмиттерной системе и активируются процессы окислительного стресса. Нейролептики, благодаря своей липофильности, способны встраиваться в клеточные мембраны и нарушать энергетический метаболизм нейронов.

Экстрапирамидные синдромы, вызываемые нейролептиками, блокаторами D2- рецепторов, принято делить на две большие группы: ранние и поздние [17].

Ранние возникают в течение первых дней или недель после начала приема нейролептика или на фоне увеличения его дозы, они обычно регрессируют вскоре после отмены препарата или при переводе больного на атипичный нейролептик.

Поздние возникают вследствие длительного (в течение нескольких месяцев или лет) приема нейролептика, иногда вскоре после его отмены, имеют стойкий или даже необратимый характер.

Ранние экстрапирамидные синдромы могут проявляться острой дистонией, острой акатизией, паркинсонизмом, ранним тремором, злокачественным нейролептическим синдромом.

Клиническими проявлениями поздних экстрапирамидных синдромов могут быть поздняя дискинезия (букко-лингво-мастикаторный синдром), дистония, акатизия, тремор, миоклония, тики, паркинсонизм.

Разнообразие клинических проявлений и течения экстрапирамидных нейролептических синдромов вызывает трудности их диагностики и терапии, особенно у больных психиатрических клиник, когда в силу остроты протекающего эндогенного заболевания нет возможности отменить типичный нейролептик или снизить его дозу, а также назначить атипичный нейролептик, обладающий меньшей антипсихотической активностью. В этой ситуации обычно применяемые в качестве корректоров холинолитики порой неэффективны, а в ряде случаев они даже усиливают проявления нейролептических синдромов, вызывают побочные эффекты и приводят к нарастанию когнитивных нарушений. Кроме того, холинолитики уменьшают антипсихотический эффект нейролептиков, что требует назначения более высоких доз последних. Таким образом, замыкается порочный круг.

Целью настоящего исследования явилось изучение спектра клинических проявлений экстрапирамидных нарушений и выявление эффективности амантадина сульфата в качестве их корректора.

Результаты собственных исследований

Было обследовано в динамике 115 пациентов с нейролептическим экстрапирамидными синдромами. Средний возраст больных составил 45,7+15,5 лет, средняя продолжительность нейролептической терапии -11,9+10,1 лет. Из типичных нейролептиков наиболее часто применялись алифатические производные фенотиазина (n=37), пиперазиновые производные фенотиазина (n=44), пиперединовые производные фенотиазина (n=16), производные бутирофенона (n=49), производные тиоксантена (n=36), замещенные бензамиды (n=6). Каждый пациент получал комбинации этих препаратов между собой и с атипичными нейролептиками, из которых применялись производные бензизококсазола (n=17), производные дибензодиазепина (n=25), пролонгированные формы нейролептиков (n=35).

Часть пациентов получала нейролептики в комбинации с трициклическими антидепрессантами (n=21), транквилизаторами (n=16) и препаратами лития (n=3). Нейролептики назначались в среднетерапевтических суточных дозах.

В настоящем исследовании степень тяжести нейролептического паркинсонизма определялась с помощью следующих количественных шкал:

1) Шестибальной шкалы М.М. Hoehn, M. Yahr в модификаии O.Lindvall et al.(1989); Tetrud, Langstone (1989),

2) Унифицированной шкалы оценки болезни Паркинсона (УШОБП), (Unified Parkinson,s Disease Rating Scale – LJPDRS), 3 версия (Fahn S. et al., 1987);

Для оценки степени тяжести тремора использовались:

1. Шкала клинической оценки тремора (ШКОТ) (Clinical rating scale for tremor – CRST, Fahn и соавт., 1993).

2. Унифицированная шкала оценки болезни Паркинсона – III часть: 20,21 пункты.

Для оценки степени тяжести дистоний использовалась шкала оценки тяжести дистоний (Fahn S., Marsden CD., Burke R.E. 1985).

В результате исследования были выявлены следующие нейролептические экстрапирамидные синдромы (таблица 1).

Таблица 1.

Распределение больных по видам экстрапирамидных нарушений

(n=115).


Виды экстрапирамидных нарушений

Частота встречаемости

Частота встречаемости




n

%

Паркинсонизм

90

78

Острая дистония

12

10

Поздняя дискинезия

30

26

Акатизия

24

21

Тремор

31

27

Злокачественный нейролептический синдром

15

13


Нейролептический паркинсонизм

Нейролептический паркинсонизм является одним из самых частых вариантов вторичного паркинсонизма. Его распространенность особенно высока среди пациентов психиатрических клиник [2]. Это наиболее частое осложнение, встречающееся у 15–60% пациентов, принимающих нейролептики [9].

Нейролептический паркинсонизм – синдром, обусловленный блокадой постсинаптичеких дофаминовых рецепторов и возникающим нейрохимическим дисбалансом в виде увеличения глутамата, ацетилхолина и снижения дофамина; он проявляется гипокинезией и ригидностью, которые часто сопровождаются тремором покоя и постуральными расстройствами.

Клиническая картина нейролептического паркинсонизма в данном исследовании характеризовалась подострым или острым развитием с появлением симптомов через несколько дней, недель, реже – месяцев после начала терапии; а также симметричностью акинетико-ригидного синдрома. Классический тремор покоя (по типу "скатывания пилюль") встречался сравнительно редко. Более характерным был грубый постурально-кинетический тремор с частотой 5–8 Гц, который вовлекал конечности, нижнюю челюсть, губы, язык. Встречался тремор, охватывающий только периоральную область и напоминающий жующие движения у кролика ("синдром кролика"). Постуральная неустойчивость встречалась редко, однако у 2/3 пациентов выявлялись те или иные нарушения походки. В то же время, типичные для идиопатического паркинсонизма застывания, шаркающая, семенящая походка, затруднения инициации ходьбы для пациентов с нейролептическим паркинсонизмом были нехарактерны. Как правило, паркинсонизм сочетался с другими нейролептическими дискинезиями, с вегетативными, сердечно¬сосудистыми расстройствами. Степень выраженности паркинсонизма зависела от дозы нейролептика и продолжительности нейролептической терапии. После отмены нейролептика или снижении его дозы симптомы паркинсонизма, как правило, регрессировали.

К факторам риска развития нейролептического паркинсонизма относились пожилой возраст, женский пол, семейный анамнез болезни Паркинсона, предшествующие моторные нарушения (дистонии, дискинезии); а также ранний возраст начала шизофрении, когнитивные нарушения, тяжелая деменция.

Подходы к коррекции нейролептического паркинсонизма


  1. Отмена типичного нейролептика или снижение его дозы.

  2. Перевод больного на атипичный нейролептик.

  3. Назначение амантадина сульфата (ПК-Мерц). ПК-Мерц 0,5 таб. 3 раза в сутки (150 мг) с последующим увеличением дозы через 1 неделю до 1 таб. 3 раза в день (300 мг). При сохраняющихся нейролептических осложнениях – увеличение суточной дозы ПК-Мерц до 6 таб. в сутки (600 мг).

  4. Назначение холинолитика. Тригексифенидил – 6 мг/сут, бипериден – 6 мг/сут в табл. или 5 мл в/м.

  5. Назначение витамина В6.

Как правило, препараты леводопы неэффективны при лечении нейролептического паркинсонизма.

Острая дистония

Дистония – синдром, характеризующийся непроизвольными медленными (тоническими) или повторяющимися быстрыми (клонико-тоническими) движениями, вызывающими вращение, сгибание или разгибание туловища и конечностей с формированием патологических поз. По распространенности гиперкинеза выделяют фокальные, сегментарные, мультифокальные, генерализованные дистонии [5].

Острая дистония – наиболее раннее экстрапирамидное осложнение нейролептической терапии, возникающее у 2–5% больных.

В данном исследовании она, как правило, развивалась в течение первых 5 дней после начала приема нейролептика или увеличения его дозы, причем, гиперкинез возникал в первые 2 дня ("синдром 48 часов"). Иногда острая дистония развивалась в связи с отменой холинолитического корректора или переключением с перорального введения нейролептика на парентеральное. Острая дистония возникала при приеме препарата в средней суточной терапевтической дозе. Препараты-депо, вводимые внутримышечно, значительно чаще вызывали данное осложнение, чем пероральные средства.

К факторам риска развития острой дистонии относились молодой возраст (в возрасте до 30 лет), мужской пол, наличие острых дистонии в анамнезе, алкоголизм, органическое поражении головного мозга, гипокальциемия.

Клиническая картина острой дистонии характеризовалась внезапным началом с развитием дистонических спазмов мышц головы и шеи. Неожиданно возникали тризм или форсированное открывание рта, высовывание языка, насильственные гримасы, кривошея с поворотом или запрокидыванием головы назад, стридор. У ряда больных отмечались окулогирные кризы, проявляющиеся насильственным содружественным отведением глазных яблок, которое продолжается от нескольких минут до нескольких часов. У некоторых пациентов отмечались блефароспазм или расширение глазных щелей (феномен "вытаращенных глаз"). При вовлечении туловищной мускулатуры развивались опистотонус, поясничный гиперлордоз, сколиоз. В некоторых случаях наблюдался синдром "Пизанской башни", характеризующийся тонической латерофлексией туловища.



Подходы к коррекции нейролептической острой дистонии

  1. Отмена типичного нейролептика или снижение его дозы

  2. Перевод больного на атипичный нейролептик

  3. Назначение амантадина сульфата (ПК-Мерц). ПК-Мерц в/в капельно 500 мл (200 мг) со скоростью 50 кап/мин 1 раз в сутки в течение 5 дней, с последующим переходом на прием таблеток 3 раза в сутки (300 мг) в течение 1 месяца. При возврате ранних осложнений нейролептической терапии – длительный прием 3 таб. в сутки (300 мг).

  4. Назначение холинолитика. Тригексифенидил – 6 мг/сут, бипериден – 6 мг/сут в табл. или 5 мл в/м.

  5. Назначение витамина В6.

  6. Назначение бензодиазепинов. Диазепам 15-30 мг/сут в табл. или 5-10 мг в/м, в/в.

Нейролептическая акатизия

Акатизия – состояние, характеризующееся непреодолимой потребностью двигаться для уменьшения невыносимого чувства внутреннего беспокойства и дискомфорта. Острая акатизия возникает у 10–75% (со средней частотой около 20%) больных, принимающих нейролептики, как правило, в течение первой недели после начала приема препарата или увеличения его дозы [24, 25].

Выделяют острую и позднюю акатизию.

Острая акатизия возникает у 3–50% больных в течение первой недели после начала приема нейролептика или увеличения его дозы. Острая акатизия зависит от дозы препарата и постепенно регрессирует при отмене или снижении дозы нейролептика.

Поздняя акатизия развивается у 25–30% больных, принимающих нейролептики, после 3 месяцев лечения препаратом в стабильной дозе (в среднем через год после начала лечения); иногда проявляется на фоне снижения дозы нейролептика или даже его отмены; уменьшается сразу после возобновления нейролептической терапии или увеличения дозы препарата. Поздняя акатизия длительно персистирует после отмены нейролептика.

Клиническая картина акатизии у больных, вошедших в исследование, включала сенсорный и моторный компоненты.

Сенсорный компонент акатизии представлял собой неприятные внутренние ощущения, которые императивно побуждали больного совершать движения. Эти ощущения носили общий характер (тревога, внутреннее напряжение, раздражительность) или соматический (тяжесть или дизестезии в ногах). Больные осознавали, что эти ощущения побуждают их непрерывно двигаться, однако часто затруднялись определить их характер.

Двигательный компонент акатизии был представлен движениями стереотипного характера. В положении сидя больные ерзали на стуле, постоянно меняли позу, раскачивали туловище, закидывали ногу на ногу, покачивали и постукивали ногой, стучали пальцами рук, перебирали их, почесывали голову, поглаживали лицо, расстегивали и застегивали пуговицы. В положении стоя они часто переминались с ноги на ногу или маршировали на месте.



Подходы к коррекции нейролептической акатизии

  1. Отмена типичного нейролептика или снижение его дозы.

  2. Перевод больного на атипичный нейролептик.

  3. Назначение амантадина сульфата (ПК-Мерц). ПК-Мерц 0,5 таб. 3 раза в сутки (150 мг) с последующим увеличением дозы через 1 неделю до 1 таб. 3 раза в день (300 мг). При сохраняющихся нейролептических осложнениях – увеличение суточной дозы ПК-Мерц до 6 таб. в сутки (600 мг).

  4. Назначение холинолитика. Тригексифенидил – 6 мг/сут, бипериден – 6мг/сут в табл. или 5мл в/м.

  5. Назначение бензодиазепинов (диазепам 5–15 мг/сут, клоназепам 0,5–4 мг/сут).

  6. Назначение бета-адреноблокаторов (пропранолол / анаприлин 20–60 мг/сут).

Поздняя нейролептическая дистония

Поздняя (тардивная) дистония возникает у 2–20% больных через несколько лет после начала лечения нейролептиком, она длительно персистирует после его отмены [1].

В отличие от других форм поздней дискинезии, поздняя дистония, в данном исследовании, чаще встречалась у молодых людей (в возрасте от 30 до 40 лет). Оба пола страдали примерно в одинаковой степени, но у мужчин она развивалась в более молодом возрасте. К факторам риска относились органическое поражение мозга, наличие умственной отсталости, проведенная ранее электросудорожная терапия.

Клиническая картина поздней дистонии характеризовалась оромандибулярной дискинезией, спастической кривошеей (ретроколлис), торсионной дистонией. У 2 пациентов возникал боковой наклон туловища и головы, иногда с некоторой ротацией и отклонением туловища кзади (синдром "Пизанской башни"). Типичная дистоническая поза рук характеризовалась ротацией внутрь, разгибанием предплечья и сгибанием кисти. Нижние конечности вовлекались в процесс редко. При поздней дистонии встречались окулогирные кризы, иногда сопровождаемые наплывом навязчивых мыслей, галлюцинаций или усилением тревожного аффекта.



Подходы к коррекции поздней нейролептической дистонии

  1. Отмена типичного нейролептика или снижение его дозы

  2. Перевод больного на атипичный нейролептик

  3. Назначение амантадина сульфата (ПК-Мерц ). ПК-Мерц 0,5 таб. 3 раза в сутки (150 мг) с последующим увеличением дозы через 1 неделю до 1 таб. 3 раза в день (300 мг). При сохраняющихся нейролептических осложнениях – увеличение суточной дозы ПК-Мерц до 6 таб. в сутки (600 мг).

  4. Назначение холинолитика. Тригексифенидил – 6 мг/сут, бипериден – 6 мг/сут.

  5. Назначение антиконвульсантов. Клоназепам 1–10 мг/сут в 2-4 приема.

  6. Введение ботулотоксина.

Поздняя дискинезия

Под поздней нейролептической дискинезией (ПД) понимают любой гиперкинез, если он удовлетворяет двум основным критериям: 1) возникает вследствие длительного (более 3 месяцев) приема нейролептика; 2) стойко сохраняется после отмены препарата (в течение нескольких месяцев или лет) [17]. Для ПД характерны следующие особенности: 1) симптомы становятся заметными после снижения дозы нейролептиков или их отмены; 2) симптомы уменьшаются или исчезают при возобновлении лечения нейролептиками или повышения их дозы; 3) холинолитические препараты не помогают больным и часто ухудшают проявления ПД [6].

В среднем ПД возникает у 20–25% больных, длительное время принимающих нейролептики [15, 16]. Отмена нейролептика может приводить к увеличению тяжести проявлений ПД или появлению новых дискинетических симптомов. В редких случаях наблюдается спонтанное выздоровление (исчезновение дискинезии), хотя у большей части больных ПД становится необратимой. В связи с этим ПД подразделяют на обратимую и необратимую, или персистирующую. По данным D. Jeste и R. Wyatt (1982), через 3 мес после отмены препарата у 36,5% больных с дискинезией отмечатся ремиссия гиперкинеза [12]. При этом отмена нейролептика сначала может приводить к усилению дискинезии, которая, достигнув пика интенсивности в течение 1–2 недель, затем может постепенно уменьшаться вплоть до полного исчезновения. Авторы полагают, что наличие гиперкинеза через 3 месяца после отмены нейролептика можно рассматривать как критерий персистирующей ПД.

Факторы риска развития поздней дискинезии

Пациенты в возрасте старше 40 лет имеют в 3 раза больший риск приобрести ПД, чем более молодые больные [13]. В данной работе, как и в большинстве исследований, подтверждаются данные G. Muscettola и соавт. (1993) о том, что ПД преобладает среди женщин. ПД чаще развивались при приеме сильнодействующих нейролептиков, обладающих высоким аффинитетом к D2-рецепторам в стриатуме. Поздняя дискинзия чаще возникала при более высокой суммарной дозе нейролептика.

В ряде исследований показано, что с увеличением длительности нейролептической терапии риск ПД возрастает. D. Jeste и R. Wyatt (1982) указывали на то, что "лекарственные каникулы" (прерывистая терапия нейролептиком) приводила к большему риску появления ПД [12]. Согласно многочисленным наблюдениям, длительное применение холинолитиков увеличивало риск появления ПД [14]. Особая роль принадлежит генетическим факторам. Они могут быть основой чувствительности к развитию ПД у некоторых пациентов [27]. В ряде исследований установлено, что поздняя дискинезия чаще развивалась на фоне органического поражения головного мозга, при наличии выраженных когнитивных нарушений и злоупотреблении алкоголем [3]. Кроме того, к развитию поздних дискинезии предрасположены лица, имевшие ранние экстрапирамидные осложнения.

Клиническая картина поздней дискинезии

Под термином "поздняя дискинезия" понимают своеобразный гиперкинез хореиформного характера, вовлекающий орофациальную область и язык (букко-лингво-мастикаторный синдром), иногда распространяющийся на туловище и конечности [1].

ПД в данном исследовании проявлялась разнообразным гиперкинезом: хореей, хореоатетозом, стереотипиями, дистонией, акатизией, тремором, миоклонией, тиками или их сочетанием. Букко-лингво-мастикаторный гиперкинез сопровождался морганием, блефароспазмом, подниманием или нахмуриванием бровей. При вовлечении диафрагмы и дыхательных мышц возникали эпизоды тахипноэ, одышка, неритмичное прерывистое дыхание с периодическими форсированными вдохами (респираторная дискинезия). При вовлечении в гиперкинез мышц гортани и глотки развивались дизартрия, аэрофагия, дисфагия. Движения в конечностях были как двусторонними, так и односторонними. Иногда движения в конечностях имели хореоатетоидный или дистонический характер, реже напоминали тики или баллизм.

Подходы к терапии нейролептической поздней дискинезии


  1. Отмена типичного нейролептика или снижение его дозы.

  2. Перевод больного на атипичный нейролептик.

  3. Отмена холинолитика

  4. Назначение амантадина сульфата (ПК-Мерц ). ПК-Мерц 0,5 таб. 3 раза в сутки (150 мг) с последующим увеличением дозы через 1 неделю до 1 таб. 3 раза в день (300 мг). При сохраняющихся нейролептических осложнениях – увеличение суточной дозы ПК-Мерц до 6 таб. в сутки (600 мг).

  5. Назначение центральных симпатолитиков. Резерпин от 0,25 мг на ночь до 6 мг/сут), антиконвульсантов (клоназепам 0,5–8 мг/сут, вальпроат натрия 600–1200 мг/сут)

  6. Назначение витамина Е (400–1000 ЕД 2 раза в сутки в течение 3 месяцев)

Злокачественный нейролептический синдром

Злокачественный нейролептический синдром (ЗНС) – наиболее редкое и опасное из экстрапирамидных осложнений нейролептической терапии. Он возникает в среднем у 0,5-1% больных, принимающих нейролептики, обычно развивается в первые 2 недели после начала приема нейролептика или увеличения его дозы. Чаще всего ЗНС развивается при применении высоких доз сильнодействующих нейролептиков, особенно препаратов пролонгированного действия.



Факторы риска развития злокачественного нейролептического синдрома

Злокачественный нейролептический синдром чаще наблюдался у молодых мужчин (от 20 до 40 лет). Кроме того, факторами риска являлись интеркуррентная инфекция, физическое истощение, нарушения водно-электролитного баланса, дисфункция щитовидной железы, органическое заболевание ЦНС. Риск ЗНС был выше у больных, уже имевших ранее экстрапирамидные осложнения при применении нейролептиков, а также у больных, страдающих алкоголизмом и дефицитом железа.



Патогенез злокачественного нейролептического синдрома

Патогенез ЗНС остается неясным, но предполагают, что в его развитии играет роль снижение активности дофаминергических систем не только в стриатуме, но и гипоталамусе. Дисфункция гипоталамуса может быть причиной гипертермии и вегетативных нарушений. Предполагают, что нейролептики вызывают блокаду диэнцефальноспинальной системы, что ведет к растормаживанию сегментарных нейронов симпатической нервной системы и развитию тахикардии, тахипноэ, артериальной гипертензии. Выброс катехоламинов может индуцировать высвобождение кальция из саркоплазматического ретикулума, что приводит к повышению мышечного тонуса, гиперметаболизму в мышцах, разобщению процессов окислительного фосфорилирования и усилению термопродукции в мышцах и жировой ткани. При этом нарушается также теплоотдача (за счет вазоконстрикции). Усиленное потоотделение не обеспечивает достаточной теплоотдачи и приводит к дегидратации. Нейролептики могут оказывать прямое влияние на мышцы, нарушая функционирование кальциевых каналов, функции митохондрий, изменяя метаболизм глюкозы. Усиленное высвобождение норадреналина может быть причиной лейкоцитоза. Блокада дофаминовых рецепторов в стриатуме, помимо ригидности, способна вызывать дистонию, хорею и другие двигательные нарушения.



Клиническая картина злокачественного нейролептического синдрома

ЗНС проявлялась тетрадой симптомов:



  • Гипертермией (обычно свыше 38 С)

  • Генерализованной мышечной ригидностью

  • Спутанностью или угнетением сознания (вплоть до комы)

  • Вегетативными расстройствами (профузное потоотделение, тахикардия, тахипноэ, колебания АД, нарушения ритма сердца, одышка, бледность кожи, нарушение мочеиспускания, олигурия)

Дополнительно выявлялись следующие синдромы:

  • Дистония, тремор

  • Дыхательная недостаточность

  • Рабдомиолиз

  • Увеличение КФК, миоглобинурия, лейкоцитоз

В данном исследовании ЗНС был выявлен у 15 больных за период наблюдения 1999–2004 гг. Чаще ЗНС наблюдался у молодых мужчин (м:ж.:3), средний возраст больных составил 32,5±13,9 лет. У большинства больных на фоне приема сильнодействующих типичных нейролептиков и пролонгированных депо-нейролептиков в среднетерапевтических дозах течение первых 2 недель развились симптомы ЗНС. У 100% больных клиническая картина характеризовалась спутанностью сознания, гипертермией (до 39°С), дисфонией и дисфагией, выраженной акинезией и генерализованной мышечной ригидностью, вегетативными расстройствами (гиперсаливация, тахикардия, тахипноэ, гипотония, бледность кожных покровов, олигурия). У 20% больных наблюдались окулогирные кризы.

Осложнения злокачественного нейролептического синдрома

Осложнениями ЗНС могут быть аспирационная пневмония, инфаркт миокарда, сепсис, тромбоз глубоких вен голени, отек легких, некротизирующий колит, почечная и сердечная недостаточность.

ЗНС заканчивается летальным исходом в 10–20% случаев. В данном исследовании осложнений ЗНС и летальных исходов не отмечалось. Регресс симптомов происходил в течение 1–2 недель, но некоторые симптомы (паркинсонизм, дискинезия, атаксия, когнитивные нарушения) сохранялись в течение 3–8 недель и более.

Лечение злокачественного нейролептического синдрома


  • Прекращение приема нейролептика.

  • Назначение антипиретиков.

  • Коррекция водно-электролитных расстройств.

  • Назначение амантадинов. ПК-Мерц в/в капельно 500 мл (200 мг) со скоростью 50 кап/мин, 2 раза в сутки на протяжении 10 дней, с последующим переходом на табл. 300-600 мг/сутки.

  • Назначение бензодиазепинов. Диазепам 10 мг в/в, затем 5?10 мг внутрь 3 раза.

  • Коррекция гемодинамических нарушений.

  • ИВЛ при нарушениях дыхания

  • Введение назогастрального зонда для обеспечения питания и введения жидкости.

  • Введение гепарина.

  • Профилактика вторичных инфекций.

  • Электросудорожная терапия.

В данном исследовании у пациентов, получавших амантадина сульфат в дополнение к инфузионной терапии, был выявлен наиболее быстрый и наиболее значительный регресс клинических проявлений злокачественного нейролептического синдрома.

Лечение экстрапирамидных нейролептических синдромов

Для коррекции осложнений нейролептической терапии в данном исследовании использовались тригексифенидил и амантадина сульфат.

Нейролептики блокируют дофаминовые D2-рецепторы в нигростриальной системе мозга, что сопровождается угнетением дофаминергической передачи, изменением чувствительности дофаминовых рецепторов. Развивается медиаторный нейрохимический дисбаланс, который проявляется повышением активности холинергической, серотонинергической систем, а также повышением активности глутаматергических субталамических нейронов. Это приводит к увеличению высвобождения глутамата, который является возбуждающим нейротрансмиттером. При этом увеличивается приток ионов кальция в нейроны, повышается уровень ацетилхолина в нейронах полосатого тела, активируются холинергические системы и появляются тремор, ригидность, гипокинезия. Повышение концентрации кальция в нигростриарных нейронах способствует дегенерации этих нейронов и активации окислительного стресса, который является одним из основных факторов, способствующих повреждению нейронов базальных ганглиев. Возбуждающее действие глутамата опосредуется через рецепторы N-метил-D-аспартата (NMDA-рецепторы). Благодаря своей липофильности нейролептики обладают способностью встраиваться в клеточные мембраны и нарушать энергетический обмен нейронов [21].

Амантадина сульфат является антагонистом NMDA-рецепторов глутамата, через которые осуществляется возбуждающее действие последнего. Препарат снижает количество глутамата, уровень ацетилхолина в полосатом теле; увеличивает синтез дофамина в пресинаптических терминалях и его высвобождение в синаптическую щель, тормозит обратный захват дофамина в пресинаптическую терминаль, незначительно стимулирует ДА-рецепторы; уменьшает концентрацию ионов кальция в нигростриарных нейронах, в результате чего, возможно обладает нейропротекторным действием [4, 10].

Механизм действия холинолитиков заключается в уменьшении функциональной активности холинергических систем и восстановлении нарушенного в связи с дефицитом дофамина равновесия дофаминергической и холинергической систем в базальных ганглиях, блокировании обратного захвата дофамина из синаптической щели [26].

В настоящее время в ряде работ зарубежных авторов широко обсуждается вопрос о терапевтической эффективности препаратов амантадина, холинолитиков (тригексифенидил, бипериден) в купировании экстрапирамидных нейролептических синдромов. Ряд исследований сообщает об эквивалентной эффективности биперидена и амантадина [20], другие указывают на больший фармакотерапевтический эффект амантадина [10].

В двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, проведенном W.E. Fann и C.R. Lake (1976) было выявлено, что при лечении нейролептического паркинсонизма амантадин в дозе 200 мг/сутки терапевтически эквивалентен 8 мг/сутки тригексифенидила [7]. Амантадин вызывал реже и значительно менее тяжелые побочные эффекты, чем тригексифенидил, хотя эта разница не достигала уровня статистической достоверности.

В то же время сообщается о ряде преимуществ амантадинов перед холинолитиками. Холинолитики в стандартных клинических дозах могут ухудшать когнитивные функции пациентов [22]. По-сравнению с антихолинергическими препаратами, когнитивные функции у здоровых и больных шизофренией при лечении амантадином сохраняются более длительное время [19]. Кроме того, антихолинергические препараты могут уменьшать антипсихотический эффект нейролептиков и привести к злоупотреблению ими из-за анксиолитических свойств и способности вызывать эйфорию [23]. Наконец, они могут продуцировать изменения в реполяризации сердца и приводить к появлению аритмий [4].

По данным некоторых исследователей антихолинергические препараты провоцируют развитие поздней дискинезии [8].

В одном из сообщений Американской Психиатрической Ассоциации указывается, что амантадин эффективен в лечении поздней дискинезии (1992). Улучшение состояния наблюдали у всех 6 пациентов, получавших амантадин и нейролептики. S. Angus, J. Sugars, R. Boltezar et al. (1995) провели двойное слепое, перекрестное, плацебо-контролируемое исследование амантадина в лечении поздней дискинезии. В результате исследования у 10 из 16 пациентов выявлено улучшение на 20% и у 2 пациентов – на 40%. Это улучшение было достигнуто при отмене антихолинергических препаратов.

Для сравнительного изучения фармакотерапевтической эффективности препаратов в качестве корректоров нейролептических экстрапирамидных синдромов были выделены 2 группы больных:

1 группа – пациенты, получавшие в качестве корректора тригексифенидил (циклодол) (n=70);

Средняя суточная доза тригексифенидила составляла 7,5 мг/сут в течение 1 месяца терапии, с последующим переходом на поддерживающую терапию 6 мг/сут.

2 группа – пациенты, получавшие в качестве корректора амантадина сульфат (ПК-Мерц) (n=30);

Средняя суточная доза амантадина сульфата составляла 300 мг/сут в течение 1 месяца терапии.

У пациентов, получавших амантадина сульфат, были диагностированы следующие экстрапирамидные синдромы: паркинсонизм (n=28), ранняя дистония (n=12), поздняя дистония (n=18).

У пациентов, получавших тригексифенидил, были диагностированы следующие экстрапирамидные синдромы: паркинсонизм (n=70), ранняя дистония (n=7), поздняя дистония (n=18).

У 100% обследованных больных на фоне лечения экстрапирамидных нейролептических синдромов амантадином сульфатом в среднетерапевтической дозе 300 мг/сут отмечалась положительная динамика клинических показателей (Таблица 2, 4).

Таблица 2.

Оценка эффективности амантадина сульфата (ПК-Мерц) в купировании проявлений нейролептического паркинсонизма (n=28)

Симптомы паркинсонизма (шкала UPDRS III часть)

Баллы (М±s)

Баллы (М±s)

% улучшений




до лечения

после лечения




Гипокинезия

19,2±9,2

9,4±6,6**

53

Ригидность

9,6±5,5

3,5±3,3**

64

Тремор

5,4±2,8

2,5±1,8**

54

Постуральная неустойчивость

1,8±0,9

0,9±0,5*

50

Общий балл

37,6±15,7

15,5±10,6**

58,8

*р<0,05; **р<0,01

Таблица 3.

Оценка эффективности тригексифенидила (циклодол) в купировании проявлений нейролептического паркинсонизма (n=70)

Симптомы паркинсонизма (шкала UPDRS III часть)

Баллы (М±s)

Баллы (М±s)

% улучшений




до лечения

после лечения

 

Гипокинезия

15,2±7,6

11,6±6,7**

23,7

Ригидность

9,6±3,9

6,2+3,6**

35,4

Тремор

7,0+6,4

5,2±4,8*

25,7

Постуральная неустойчивость

1,2+0,4

1,1+0,3*

8,3

Общий балл

33,1+13,2

23,4±13,3**

29,3

*р<0,05; **р<0,01

Анализ полученных результатов показал значительное преимущество амантадина сульфата перед тригексифенидилом в лечении основных двигательных нарушений, вызванных нейролептическим паркинсонизмом. В отличие от тригексифенидила, терапия амантадином сульфатом уменьшала выраженность расстройств позы и походки.

Амантадина сульфат также оказался более эффективным, чем тригексифенидил в коррекции дискинетических и дистонических синдромов (таблица 4, 5).

Таблица 4.

Регресс раннего (n=12) и позднего (n=18) дистонических синдромов после курса лечения амантадина сульфатом (ПК-Мерц)

Оценка выраженности дистонии (шкала Фана)

Выраженность симптомов (баллы M±s)

Выраженность симптомов (баллы M±s)

% улучшений




До лечения

После лечения




Ранняя дистония

8,2+1,7

1,1+0,3**

87

Поздняя дискинезия

11,9+6,2

5,8+3,1**

51

*р<0,05; **р<0,01

Таблица 5.

Регресс раннего (n=7) и позднего (n=18) дистонических синдромов после курса лечения тригексифенидилом (циклодол)

Оценка выраженности дистонии (шкала Фана)

Выраженность симптомов (баллы M±s)

Выраженность симптомов (баллы M±s)

% улучшений




До лечения

После лечения




Ранняя дистония

20,3±10,4

6,1+5,1**

70

Поздняя дискинезия

11,5±4,8

10,4+4,5**

10

*р<0,05; **р<0,01

Амантадина сульфат достоверно уменьшал выраженность клинических проявлений различных экстрапирамидных нейролептических синдромов.

Таким образом, нейролептические экстрапирамидные синдромы характеризуются полиморфизмом клинических проявлений и разнообразием течения.

Ранние экстрапирамидные синдромы отличаются доброкачественностью течения и быстрым регрессом неврологической симптоматики после отмены нейролептика или снижении его дозы. Поздние нейролептические синдромы имеют более стойкий или необратимый характер, плохо поддаются терапии. Персистирующий характер и особенности патогенеза некоторых из этих осложнений обуславливают их резистентность к традиционной корригирующей терапии холинолитиками. В этой ситуации на фоне снижения дозы нейролептика, перехода на атипичные нейролептики более эффективным в коррекции экстрапирамидных синдромов является препарат амантадина сульфата (ПК-Мерц), который обладает рядом преимуществ перед тригексифенидилом: он эффективен при поздней дискинезии, не уменьшает антипсихотический эффект нейролептиков, не вызывает когнитивных нарушений, редко вызывает побочные эффекты и оказывает нейропротекторный эффект. Амантадина сульфат более предпочтителен в терапии экстрапирамидных нейролептических синдромов.



Общие подходы к терапии нейролептических экстрапирамидных синдромов

  1. Отмена типичного нейролептика или снижение его дозы.

  2. Перевод больного на атипичный нейролептик.

  3. Назначение амантадина сульфата (ПК-Мерц) при всех видах нейролептических синдромов.

  4. Назначение холинолитика при ранних дистониях и дискинезиях, паркинсонизме.

  5. Отмена холинолитика при поздних дискинезиях.

Рекомендации по применению ПК-Мерц (амантадина сульфата) при нейролептических экстрапирамидных нарушениях

  • Профилактика нейролептических экстрапирамидных нарушений - ПК-Мерц 0,5 таб. 3 раза в сутки (150 мг) с последующим увеличением дозы через 1 неделю до 3 таб. 3 раза в день (300 мг) в течение всего периода нейролептической терапии.

  • Ранние дистонии и дискинезии -ПК-Мерц в/в капельно 500 мл (200 мг) со скоростью 50 кап/мин 1 раз в сутки в течение 5 дней, с последующим переходом на прием таблеток 3 раза в сутки (300 мг) в течение 1 месяца. При возврате ранних осложнений нейролептической терапии – длительный прием 3 таб. в сутки (300 мг)

  • Паркинсонизм, поздние дискинезии и дистонии - ПК-Мерц 0,5 таб. 3 раза в сутки (150мг) с последующим увеличением дозы через 1 неделю до 1 таб. 3 раза в день (300 мг). При сохраняющихся нейролептических осложнениях – увеличение суточной дозы ПК-Мерц до 6 таб. в сутки (600 мг)

  • Злокачественный нейролептический синдром - ПК-Мерц в/в капельно 500 мл (200 мг) со скоростью 50 кап/мин, 2 раза в сутки на протяжении 10 дней, с последующим переходом на табл. 300-600 мг/сутки

Список литературы:

  1. Burke R. Neuroleptic-induced tardive dyskinesia variants / In: A.E. Lang, W.J.Weiner (Eds). Drug-induced movement disorders.-Mt. Kisco: Futura, 1992.-P.167-198.

  2. Caligiuri, M.P., Lacro, J.P., Jeste, D.V., Incidence and predictors of drug-induced parkinsonism in older psychiatric patients treated with very low doses of neu-roleptics. J Clin Psychopharmacol, 1999.19(4): p. 322-8.

  3. ChakosM., ShirakawaO., Liebrman J. etal. Striatal enlargement in rats chron¬ically treated with neuroleptic// Biol. Psychiatry.-1998.-Vol. 44.-P.765-684.

  4. Decker B.L., Davis J.M., Janowsky D.S., El Yousef M.K., Sekerke H.J. Amantadine hydrochloride treatment of tardive dyskinesia [letter]. NewEngl J Med 1971; 285 – 680.

  5. Fahn S., Burke R. Tardive dyskinesias and other neuroleptic-induced syn¬dromes/ In: LRolwland (Ed.) Merrits textbook of neurology.-9th ed.-Williams &Wilkins, 1995.-P.-733-736.

  6. Fahn W.E. Tardive dyskinesia and other drug – induced movement disorders //Tardive dyskinesia. Research and Treatment/Ed. W. Fahr.- New York, 1980.- P. 215 -231.

  7. Fann W.E., Lake C.R. Amantadine versus trihexyphenidyl in the treatment of neuroleptic induced parkinsonism. Am J Psychiatry 1976; 133: 940 – 943.

  8. Greil W., Haag H. etal. Effect of anticholinergics on tardive dyskinesia. Aeon-trolled discontinuation study //Br. J. Psychiatry.- 1984.-Vol. 145, N 9.- P. 304 – 310.

  9. Hardie, R.J., A.J. Lees, Neuroleptic-induced Parkinsons syndrome: clinical features and results of treatment with levodopa. J Neural Neurosurg Psychiatry, 1988. 51(6): p. 850-4.

  10. Janowsky D.S., Sekerke H.J., Davis J.M. Differential effects of amantadine on pseudo – Parkinsonism and tardive dyskinesia. Psychopharmacol Bull 1973; 9: 37-38.

  11. Jeste D.V., Wyatt R.J. Prevention and management of tardive dyskinesia // J. Clin. Psychiatry.-1985.-Vol. 46, N4 (Sec. 2).-P. 14-18.

  12. Jeste D.V., Wyatt R.J. Therapeutic strategies against tardive dyskinesia: two decades of experience. Arch Gen Psychiatry 1982; 39: 803 – 816.

  13. Jimenez Jimenez F.J., Orti-ParejaM., Ayuso-Peralta L. Drug-indused parkin¬sonism in a movement disorders unit: a four-years survey. Parkinsonism Rel Disord., 1996. 2: p.145-149.

  14. Khot V., Egan M.F., Hyde T.M. Wyatt R.J. Neuroleptics and classic tardive dyskinesia / In: A.E. Lang, W.J.Weiner (Eds). Drug-induced movement disorders.-Mt. Kisco: Futura, 1992.-P.121-166.

  15. Klawans H.L Recognition and diagnosis of tardive dyskinesia // J. Clin. Psychiatry.- 1985.- Vol. 46, N 4 (Sec. 2).- P. 3 – 7.

  16. LernerV., Kaptsan A., MiodownikC. etal. Vitamin B6 in treatment of tardive dyskinesia: a preliminary case series studi//Clin. Neuropharmacol.-1999.-Vol. 22, N4,-P.-241 – 243.

  17. MarsdenC.D., Mindham R.H., MackayA.V. Extrapyramidal movement disor¬ders produced by antipsychotic drugs / In: P.B.Bradley (Ed.). Psychopharmacology and treatment of schizophrenia.- Oxford: Univ. Pr., 1986;

  18. Marti Masso J.F., Poza J.J. Drug-indused or aggravated parkinsonism: clin¬ical signs and the changing pattern of implicated drugs. Neurologia, 1996. 11(1): p.10-5.

  19. McEvoy J.P. A double – blind crossover comparison of antiparkinsonian drug therapy: amantadine versus anticholinergics in 90 normal volunteers, with an emphasis on differential effects on memory function. J Clin Psychiatry 1987; 48 (9, suppl): 20 – 23.

  20. McEvoy J.P., McCue M., Freter S. Replacement of chronically administered anticholinergic drugs by amantadine in outpatient management of chronic schizophrenia. Clin Theri 987; 9; 429-433.

  21. Oh JD, Chase TN. Glutamate – mediated striatal dysregulation and the patho-genesis of motoresponse complications in Parkinson,s disease. Amino Acids, 2002, 23, 133- 139.

  22. Patamianos G., Kellett J.M. Anticholinergic drugs and memory: the effects of benzhexol on memory in a group of geriatric patients. Br J Psychiatry 1982; 140: 470 -472.

  23. Pullen G.P., Best N.R., Maguire J.: Anticholinergic drug use – A common problem? Br Med J 1984; 289: 612 – 613.

  24. Rubey R.N., Arana G.W. Cognitive akathisia: clinical and theoretical aspects / In: A.B. Joseph, R.R.Young (Eds). Movement disorders in neurology and neuropsychia-try.-Blackwell Science, 1999.-P.84-88.

  25. Sachdev P. The epidemiology of drug-induced akathisia: part 1. Acute akathisia//Schizophr. Bull.-1996.-Vol. 21.-P.-431-449.

  26. Schreiber G., Avissar S., Umansky R. et al. Implications of muscarinic recep¬tor heterogeneity for research on tardive dyskinesia. In: Wolf ME, Mosnaim T, eds. Tardive Dyskinesia: Biological Mechanisms and Clinical Aspects. Washington, DC: American Psychiatric Association; 1988: 23 – 28.

  27. Steen V.M., Lovlie R., MacEwan Т., McCreadie R.G. Dopamine D3receptor gene variant and susceptibility to tardive dyskinesia in schizophrenic patients. Mol Psychiatry 1997; 2: 86- 88.

  28. Victor M., Ropper A.H. Adams and Victors principles of neurology. 2001, New York: McGraw-Hill.