Дамский портной комедия в трех актах - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Дамский портной комедия в трех актах - страница №1/3

ЖОРЖ ФЕЙДО



ДАМСКИЙ ПОРТНОЙ




Комедия в трех актах




Впервые представлена в Париже 17 декабря 1886 года


(Театр Ренессанс)


Перевод с французского И.Г.Мягковой


Действующие лица


БАССИНЕ

МУЛИНО


ОБЕН

ЭТЬЕН


МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ

СЮЗАННА


РОЗА

ИВОННА


МАДАМ Д’ЭРБЛЕ

ПОМПОНЕТТА

АКТ I
Гостиная в доме Мулино. Дверь в глубине сцены выходит в переднюю. Левая дверь на переднем плане ведет в покои Ивонны. Еще одна дверь с левой стороны расположена на втором плане. Справа впереди – дверь на половину Мулино. Справа на заднем плане – еще одна дверь, а на переднем – письменный стол и кресло слева от него. На столе – медицинские приборы, бумаги. Слева стоят рядом два стула. Остальная обстановка – по собственному усмотрению.
СЦЕНА ПЕРВАЯ
Когда занавес открывается, сцена пуста. Светает. Из правой двери на заднем плане входит Этьен. В руках у него – половая щетка, метелка из перьев и тряпка – всё необходимое для уборки квартиры.
ЭТЬЕН, ставит щетку, кладет тряпку и метелку ; открывает дверь в глубине сцены, чтобы проветрить помещение, зевает. Спать хочется! Глупость ужасная, но давно доказано, что лучше всего спится как раз в тот момент, когда надо вставать. Стало быть, если хочешь хорошо заснуть, дождись подъема!.. (Открывает дверь в глубине). Боже! Да я челюсть себе вывихну, зевая; не желудок ли тому причиной… Надо будет спросить у хозяина. Вот вам преимущество работы у доктора!… Всегда у тебя под рукой врач для услуг, а мне с моим болезненным, нервозно-лимфатическим, как говорит хозяин, темпераментом это особенно на руку. Да, здесь живется отлично. А шесть месяцев назад, до свадьбы хозяина, было еще лучше. Однако я не жалуюсь, потому что мадам просто прелесть, и раз уж никак нельзя не жениться, то эта женщина нам вполне подходит, и хозяину, и мне лично!… Ну, пора будить хозяина. Странная, доложу я вам штука: комнаты хозяина здесь, а мадам живет вовсе там. Для чего только люди женятся, непонятно… И, вроде бы, в высшем свете у них так принято. (Стучится в дверь справа, на переднем плане и зовет) Сударь!… сударь!… (В сторону). Крепко спит! (Громко). Что я вижу, здесь никого нет! Постель не тронута!…Стало быть, хозяин дома не ночевал!… да он с ума сошел!… А как же доверчивая его женушка, спит себе, бедняжка, ни о чем не подозревая. Ох, нехорошо это! (Замечает вошедшую Ивонну). Сударыня!
СЦЕНА ВТОРАЯ

Этьен, Ивонна


ИВОННА, она слева, на переднем плане. Хозяин твой встал?

ЭТЬЕН, бормочет в растерянности. Чего изволите? Нет, нет…да, да…

ИВОННА. Как это понять? И нет, и да! Вы как будто встревожены чем-то?

ЭТЬЕН. Я? Встревожен? Вовсе нет! Пусть мадам посмотрит хорошенько! Неужели я встревожен?

ИВОННА. Именно так! ( Направляется к правой двери на переднем плане).

ЭТЬЕН, упреждая. Туда нельзя!

ИВОННА, удивлена. Вот еще! Почему же?…

ЭТЬЕН, смущен. Потому что… потому что хозяин болен.

ИВОННА. Болен, но тогда тем более, мне долг велит…

ЭТЬЕН, овладел собой. Нет, сказать болен – было бы, пожалуй, преувеличением!…Да здесь и открыто!.. Пылищи полно, я комнату убираю…

ИВОННА. Не понимаю: мой муж болен, а вы убираете?! (Входит в комнату).

ЭТЬЕН. Мадам, мадам!… (Публике). Попался, влип! Что поделать! Видит бог, я сделал всё, что мог!..

ИВОННА, выходит из комнаты. Кровать не разобрана! Мой муж дома не ночевал! Ах, Этьен, поздравляю. Хозяин, должно быть, хорошо платит вам за ваши услуги!...

ЭТЬЕН. Я хотел уберечь мадам…

ИВОННА, опережая его. Благодарю за сострадание!.. О, через шесть месяцев после свадьбы! Как гадко! (Возвращается на свою половину).

ЭТЬЕН. Бедняжечка! А ему поделом! В этих делах я ему не помощник!

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Этьен, потом Мулино


Слышно, как стучат в наружную дверь дома

ЭТЬЕН. Кто там?


МУЛИНО, с улицы. Откройте, это я…

ЭТЬЕН. А, это хозяин!… (Идет открывать, затем возвращается с Мулино). Сударь, вы дома не ночевали?..

МУЛИНО, он во фраке, лицо помято, галстук распущен. Тсс, да!…нет…в смысле, да…! Мадам уже знает?..

ЭТЬЕН. Увы!… Мадам здесь была… и, судя по выражению ее лица…

МУЛИНО, обеспокоен. В самом деле?…Ах, черт подери!

ЭТЬЕН. Сударь, сударь, ведь то, что вы делаете, нехорошо, и, ежели господин мой желает знать мнение друга…

МУЛИНО. Кто же этот друг?

ЭТЬЕН. Я! Я, сударь.

МУЛИНО. Это еще что, попрошу без фамильярности!…Боже, что за ночь я провел!… Спал на лестничной банкетке!… Будет чудо, если я не подхвачу какой-нибудь ревматизм!… Хорошо еще, что на бал в Оперу после всего не попал!…

ЭТЬЕН. Господин побывал на балу в Опере?

МУЛИНО. Да! В смысле – нет. Займитесь-ка своим делом!

ЭТЬЕН. Не суть важно, в любом случае господин мой выглядит шикарно!…Не нужно быть физиономистом, чтобы понять: господин гулял всю ночь.

МУЛИНО, сухо. Довольно, Этьен! Продолжайте выполнять свои прямые обязанности.

ЭТЬЕН. Ладно, ладно, ухожу. (Выходит).


СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
МУЛИНО. Не приведи господь хоть раз еще связаться с этим балом в Опере! Видит бог, что я и не хотел туда идти!… Ну, так эта очаровательная чертовка мадам Обен из меня просто веревки вьет. В принципе никогда не следует держать в клиентках ни хорошеньких, ни замужних. Страшно опасно. Так вот, Опера была ее капризом. «В два часа ночи! под часами!» Что означало: «После дождичка в четверг». Прождал я до трех часов, как полный идиот! И когда увидел, как она, как она… не явилась, пришел в неистовую ярость! Под этими часами я промок, продрог!… Возвращаюсь домой, утешая себя мыслью, что наконец-то высплюсь, подхожу к дверям – бац, нет ключа. Забыл! Звонить нельзя – жену разбудишь. Взломать дверь – нечем. Вот и пришлось всю ночь дожидаться рассвета на скамейке! (Садится справа). Ах, только тот, кто провел ночь на скамейке, может понять, что это такое!…Оледенел, окостенел, околел! (Внезапно). Идея! Пропишу-ка я себе рецепт! Да, но если это будет так, как для моих больных, протяну недолго!…Лучше пошлю за гомеопатом…
СЦЕНА ПЯТАЯ
ИВОННА, выходя из своей комнаты. А, вот и вы, наконец.

МУЛИНО, как чертик из табакерки. Да, вот и я! А ты… ты хорошо спала, ранняя моя пташка?

ИВОННА, горестно. А вы?

МУЛИНО, смущен. Я?…да, знаешь ли, у меня было дело.

ИВОННА, чеканя каждый слог. Где вы провели ночь?

МУЛИНО, та же игра. Что, что?

ИВОННА, та же игра. Где вы провели ночь?

МУЛИНО. Да я слышу, слышу… «Где я провел…». Как, разве я тебе не сказал: «Я иду к Бассине»? Ведь Бассине ужасно болен!…

ИВОННА, недоверчиво. Ах, так, значит, у него вы провели ночь?

МУЛИНО, с уверенностью. Именно так. О, ты не представляешь, в каком он состоянии.

ИВОННА, насмешливо. В самом деле?

МУЛИНО. Пришлось ухаживать за ним.

ИВОННА, та же игра. И непременно во фраке?

МУЛИНО, сбился. Ну да, во фраке!… То есть, нет… Сейчас объясню! Бассине…гм! Бассине так тяжело болен, видишь ли, что малейшее волнение могло бы его убить. И чтобы скрыть от него всю тяжесть ситуации, …решено было организовать в его доме званый вечер… пригласив на него множество врачей. Фрачная консультация своего рода… ну, и танцевали, конечно, чтобы скрыть от него… Знаешь, так, танцуючи, не подавая вида, будто что-то происходит (танцует, напевая ):

Дружно, весело поем, мы поем, всё поем,

Но от холеры не уйдем, не уйдем, да!

Так весело было!…С этими больными всегда приходится прибегать к уверткам!

ИВОННА. Очень изобретательно! Так что, ему конец?

МУЛИНО, убежденно. Да, его песенка спета. Уже не встанет!
СЦЕНА ШЕСТАЯ
ЭТЬЕН, докладывает. Господин Бассине.

БАССИНЕ, входит. Здравствуйте, доктор.

МУЛИНО. Он! Черт бы его побрал! (Бежит навстречу Бассине, быстро и тихо ему говорит). Тише, помолчите, вы больны!…

БАССИНЕ, остолбенел. Кто? Я? Никоим образом!…

ИВОННА, лукаво. Как вы себя чувствуете, господин Бассине?

БАССИНЕ, с видом послушного мальчика. Как видите, хорошо.

МУЛИНО, торопливо. Да, как видишь, он чувствует себя скверно, очень скверно… (Тихо). Да помолчите же вы, говорят вам, вы больны.

ИВОННА. Почему вам так хочется, чтобы господин Бассине был болен. Он же говорит…

МУЛИНО. Да что он знает!…Он же не врач. Говорю тебе, ему конец!

БАССИНЕ, содрогаясь. Мне конец?!

МУЛИНО. Ну да!… Мы просто хотели от вас скрыть истинное положение. (В сторону). Тем хуже, пусть знает, если так уж хочет!

БАССИНЕ. Бог мой, что он такое говорит!…

ИВОННА, с умыслом. Увы, именно поэтому муж мой вынужден был провести ночь у вашего изголовья.

МУЛИНО, в сторону. Бац! Не угодно ль получить!

БАССИНЕ. Он провел ночь у моего изголовья?

МУЛИНО. Ну да! Вы даже не заметили? (Ивонне). Оставь его в покое. Не видишь, он бредит! (Шепотом, наступая на Бассине). Замолчите же, наконец! Вы что, не чувствуете, что ведете себя бестактно?

БАССИНЕ, в сторону. Совершенно очевидно, что болен-то как раз он, доктор!

ИВОННА. Так что, лечитесь хорошенько, господин Бассине. Хотя для агонизирующего больного вы выглядите совсем неплохо… Правда, агония что-то уж слишком затянулась!

МУЛИНО. Это агония хроническая.

ИВОННА. Да, она не так смертельна. (В сторону). Всё ясно, он мне изменяет!…Всё расскажу маме! (Возвращается к себе на половину).


СЦЕНА СЕДЬМАЯ
Мулино, Бассине
МУЛИНО. Вы что, не замечаете, что на протяжении четверти часа делаете ляп за ляпом? Да, о вас не скажешь, что с полуслова понимаете!

БАССИНЕ, в растерянности. Понимаю что?

МУЛИНО. Ситуацию!
БАССИНЕ. Какую ситуацию?

МУЛИНО. Если я вам назначаю агонию, стало быть, у меня есть на то причины! Могли бы и не противиться!

БАССИНЕ. Позвольте!

МУЛИНО. С какой стати вы сюда пришлепали?…

БАССИНЕ. Что, что?

МУЛИНО. Не хватило, разве, такта, чтобы не приходить?…

БУССИНЕ. Да как же я мог догадаться?

МУЛИНО, поднимаясь. Черт побери! На следующий день после бала в Опере не являются к людям, которые использовали вас в качестве предлога!

БАССИНЕ. Но хоть бы вы мне об этом сказали!…

МУЛИНО, та же игра. А вам, стало быть, нужно все точки над i расставить!

БАССИНЕ. Ну да, естественно.

МУЛИНО, внезапно. Ладно, вы зачем пришли?

БАССИНЕ. Вот, собственно, что я хотел. (Интонация послушного мальчика). Вы знаете, я прихожу только тогда, когда речь идет об оказании услуги.

МУЛИНО, смягчаясь. А, это вас извиняет… Если вы хотите оказать услугу!

БАССИНЕ, простодушно. В услуге нуждаюсь я сам!

МУЛИНО. Ах, вы…(В сторону). Впрочем, другого и ждать было нечего! (Громко). Прошу прощения, но я несколько приустал. Всю ночь проспал на скамейке. (Садится).

БАССИНЕ, жеманно. Ничего, ничего. (Садится).

МУЛИНО. Благодарю вас за визит, но я ожидаю свою тещу. Она нынче прибывает в Париж, и вы понимаете…

БАССИНЕ. О, да! Так вот, в чем дело. (Садится на другой стул).

МУЛИНО. Ну и приставала! Прошу прощения. (Звонит).




СЦЕНА ВОСЬМАЯ


Те же и Этьен
ЭТЬЕН, из глубины. Хозяин звонил?

МУЛИНО (тихонько Этьену). Да, прошу вас, освободите меня от этого господина! Через пять минут позвоните в дверь, принесите мне визитную карточку, любую, неважно чью… и скажите, что меня спрашивают. Это заставит его уйти.

ЭТЬЕН. Понял! Средство от зануд! (Выходит).

БАССИНЕ. Известно вам, что год назад, в результате получения наследства…

МУЛИНО. Наследства?

БАССИНЕ, вставая. Да, состояния моего дядюшки, которое я обратил в деньги,…я купил дом в Париже, на улице Миланской, дом 70… Но квартиры никак не удается сдать…(Встает). Потому-то и пришел к вам: у вас ведь много клиентов, я и подумал, что, может быть, кто-то из них захочет снять жилье, по вашей рекомендации…(дает ему рекламные проспекты).

МУЛИНО, в ярости. Вот оно что! Так вы за этим явились сюда и не даете мне покоя?

БАССИНЕ. Подождите!… не сердитесь!…Вы ничего не потеряете!… Квартиры у меня сырые, вредные для здоровья. Клиентов у вас только пребудет!

МУЛИНО, взрывается. Идите к черту!… Если вы полагаете, что я собираюсь рекомендовать ваши паршивые квартиры!…

БАССИНЕ, живо. Паршивые, но не все!… Там есть одна, на антресольном этаже, полностью меблированная. Просто прелесть!… Портниха жила. Съехала, не заплатив!… История довольно забавная! Представьте, что портниха эта…

МУЛИНО. Плевать я хотел на вашу историю, вашу квартиру и вашу портниху. На что она мне сдалась, портниха эта?

БАССИНЕ. Позвольте, позвольте, речь не о портнихе…

МУЛИНО. Да знаю, знаю, но разве нельзя было выбрать другое время, чтобы об этом поговорить. Когда я думаю, что в это время, моя жена, бедная моя женушка...

БАССИНЕ, горько. Ах, да, правда! Вы женаты. А я, увы, свою жену потерял.

МУЛИНО, в рассеянности. Ну что ж, тем лучше, тем лучше! ( Он теперь почти в глубине, напротив двери, в которую вышла Ивонна).

БАССИНЕ. Как это лучше?

МУЛИНО, спохватился. Я хочу сказать: тем хуже, тем хуже! (Идет вперед, вправо).

БУССИНЕ, с горечью. Вы не поверите, но чего только не случается в жизни: ее у меня отняли в течение пяти минут!

МУЛИНО, ему скучно об этом говорить. Кто отнял? Сердечный приступ?

БАССИНЕ. Нет! Военный. Я оставил ее на скамейке в Тюильри. И сказал: «Подожди, я дойду до табачной лавочки, чтобы закурить сигару». И с тех пор я ее больше не видел! (Звонок в дверь). Звонят!

МУЛИНО, в сторону. Это Этьен. (Направляется к двери).

ЭТЬЕН. Сударь, пришел господин, который хотел бы с вами поговорить. Вот его карточка.

МУЛИНО, обмениваясь понимающими улыбками с Этьеном. Посмотрим, посмотрим. А. Вот оно что! Отлично! (Бассине). Прошу прощения, господин Бассине, это один приставала, но я никак не могу его не принять.

БАССИНЕ. Приставала!… Понимаю, понимаю. Пусть войдет! (Садится справа). Я останусь сидеть, это заставит его уйти.

МУЛИНО, в сторону. Как это он здесь останется?!… Ну и липучка! (Громко). Дело в том, что разговор у него ко мне - приватный…

БАССИНЕ. Тогда другое дело. Кто же этот зануда?… (Берет карточку из пук Мулино). Шевасю!… А, я его отлично знаю! Буду рад с ним поздороваться! А потом уйду.

МУЛИНО, озадачен. Как это?… Нет! Никак нельзя… Это не он, это… его отец.

БАССИНЕ. Отца у него никогда не было.

МУЛИНО. Значит, дядя, и он не хочет, чтобы его видели. Ступайте, ступайте! (Заставляет его подняться).

БАССИНЕ. Ну ладно. (Делает вид, что выходит через дверь в глубине, но, дойдя до двери, отходит в сторону и направляется к правой двери на втором плане). Пусть так, я подожду в соседней комнате. (Уходит).

МУЛИНО. Что я вижу?! Он не уходит! Тем лучше, я не я, если не заставлю его томиться там целый день!

БАССИНЕ, появляясь в дверях. Кстати, у меня возникла мысль! Если ваш приставала чересчур надоест, есть способ вас от него избавить. Я позвоню в дверь, передам свою визитную карточку, а вы скажете, что это зануда, которого никак нельзя не принять!…

МУЛИНО. Хорошо, хорошо! Уходите же! Поспите, если устали. Там есть шезлонг. (Бассине уходит).
СЦЕНА ДЕВЯТАЯ

Мулино, Этьен


МУЛИНО. Уф!… Это было нелегко! (Падает в кресло).

ЭТЬЕН. Подумать только! Быть врачом и не воспользоваться этим, чтобы избавиться от докучных!

МУЛИНО. Я думал, он никогда не уйдет.

ЭТЬЕН. На месте хозяина я бы усыпил его наркотиками.

МУЛИНО. Нет уж, достаточно сильных эмоций для одного утра. Я совершенно разбит, измочален. Попытаюсь соснуть часок. (Вытягивается на шезлонге). Позаботьтесь, чтобы меня не беспокоили.

ЭТЬЕН. Хорошо, сударь.

МУЛИНО, закрывая глаза. Ах, как хорошо! Чувствую, что сон не замедлит…

ЭТЬЕН, выходя. Хозяина надо разбудить?

МУЛИНО, с закрытыми глазами. Да, завтра… или послезавтра…Но не будить, если я сам не проснусь.

ЭТЬЕН. Хорошо! Тогда до завтра-послезавтра, сударь! Доброй ночи!

МУЛИНО. Доброй ночи… (Этьен уходит).
СЦЕНА ДЕСЯТАЯ

Мулино, потом Мадам Эгревиль и Ивонна


Пауза, во время которой Мулино засыпает. Через минуту звонят. Шум в кулисах.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, в кулисах. Доченька! Зять мой! Я хочу их видеть.

ЭТЬЕН, влетая, как бомба. Сударь, это мадам ваша теща! (Добегает до комнаты Ивонны, разговаривая с ней в кулисах). Сударыня, это госпожа Эгревиль!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, врываясь из глубины сцены с дорожной сумкой в руках, которую она оставляет у двери). Дети, дети мои!

ИВОННА, выходит из второй двери слева. Мамочка, мама!

МУЛИНО, подскакивает, проснувшись. А? Что такое?…тромб? (остолбенев). Мамаша!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Собственной персоной.

МУЛИНО. Какая глупость – вот так проснуться ни с того ни с сего!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, целуя Ивонну. Доченька!…Зять мой!… Вы что, не поцелуете меня?

МУЛИНО. Как это, как это! Я и сам хотел вас об этом попросить; но представьте себе мое удивление и потрясение: заснул без тещи, а просыпаешься – она тут как тут! Есть, знаете ли, некий момент… Поцелуйте же меня, мамочка… (Мадам Эгревиль обнимает его за шею). Ой, сильно не встряхивайте, ведь со сна только что…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Вы только что спали?

МУЛИНО. Только заснул.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Оно и видно!… У вас вид человека, который слишком много спал!…

МУЛИНО. Ну, уж, это! Впрочем, так и есть! Вы превосходный физиономист!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, зарыдала. Ах, дети… дети! Как я счастлива вас видеть.

МУЛИНО. Что это вас так разбирает! (В сторону) У мамочки подмоченное возвращение!

ИВОННА. Мама, не плачь.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, рыдая. Я не плачу.

МУЛИНО, в сторону. Да уж, действительно, это дождь идет!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Расчувствовалась, увидя вас! …Милый мой Мулино, он так похудел. (Ивонне). Правда, с твоей стороны, всё наоборот… Ах, Мулино, брак всегда на пользу!… Отчего вы в черном фраке? С похорон вернулись?

МУЛИНО, живо. Да! Это…это ради вас.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Как это понимать?

МУЛИНО, спохватившись. В вашу честь!

ИВОННА. Дело в том, что этот господин бдел у постели одного своего больного!… больного с хронической агонией!

МУЛИНО, подхватывает. Вот именно.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Вы, значит, ночной доктор!

МУЛИНО. Нет, но когда случаются бальные ночи (спохватывается)… я хотел сказать – больные очень, врач обязан выходить в ночь!…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. У вас как будто насморк…

МУЛИНО. Да, небольшой…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Ивонна, ты разве не завариваешь мужу травяную настойку?

ИВОННА, сухо. Муж мой лечится исключительно у своих больных…после хореографических консультаций!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Однако ты супругу своему не спускаешь.

МУЛИНО, живо подхватывает. Не только не спускает, но еще и выпускает все свои колючки, того и гляди, руки начнет распускать.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Похоже, тут произошла ссора.

МУЛИНО. Нет, просто некоторые люди встают с левой ноги.

ИВОННА. А другие так и вообще не ложатся!…

МУЛИНО, публике. Это она про меня. Так его!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Довольно, успокойтесь оба! Ах, только теща и способна остановить раздор в семье…

МУЛИНО, в сторону. Ну да, в качестве сильного отвлекающего средства.
СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ

Те же и Этьен


ЭТЬЕН, входит через вторую дверь справа с визитной карточкой. Сударь, вот карточка, которую просил вам передать господин, который только что был здесь.

МУЛИНО. Разрешите взглянуть. (Смотрит визитную карточку). Бассине! Нет, только не это. Передайте ему, что я сыт по горло, на целый месяц. Ну, пусть только он заболеет, уж я его полечу…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Что там такое?
МУЛИНО. Ничего особенного! Мой банщик с банным листом. (Этьену). Этьен, пойдите ко мне в комнату, найдите там мой халат, возьмите его и несите!

ЭТЬЕН, удивлен. Простите, что вы сказали? Возьмите и носите?

МУЛИНО. Взять халат – и сюда!

ЭТЬЕН. Ах, сударь, вы так добры. Благодарю, благодарю моего господина! (Выходит в первую дверь направо).

МУЛИНО, в недоумении. Не вижу особой доброты в том, что я попросил у него свой халат.
СЦЕНА ДВЕНАДЦАТАЯ

Те же и Бассине


БАССИНЕ, выходит справа из дальней двери. Вы про меня не забыли?

МУЛИНО, заталкивая его в свою комнату. Опять он!…О! О! Да, туда, туда, прочь!…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, она удивлена. Кто это такой?

МУЛИНО. Ничего страшного, один больной!

ИВОННА, насмешливо. И что дальше?

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Почему же вы его прогоняете?

МУЛИНО, убежденно. У него заразная болезнь.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. В самом деле?

МУЛИНО. Самая, что ни на есть заразная. И, главное, неизлечимая. Попался – всё!

ИВОННА, иронически. Однако больной так мил и услужлив!

МУЛИНО. Снова камешек в мой огород!
МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Нет, определенно здесь что-то не так! Надо расспросить Ивонну. (Обращается к Мулино). Дорогой Мулино…оставьте меня с дочерью. Мне нужно с ней поговорить.

МУЛИНО. О, с удовольствием!… Когда твоя жена в таком настроении…! (Выходит направо в ближнюю дверь).


СЦЕНА ТРИНАДЦАТАЯ

Мадам Эгревиль, Ивонна


МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, увлекая дочь к стульям слева. Ну-ка объясни, что ты имеешь против мужа. (Садятся).

ИВОННА, разрыдалась. О, мама! Мамочка! Я так несчастна!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Боже мой, что случилось?

ИВОННА. Мой муж дома не ночевал.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Не может быть, когда?

ИВОННА. Нынче ночью, в эту самую ночь! (Встает). А, возможно, и не только сегодня, просто я не замечала.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. То есть как это, не замечала?… Мне думается, это заметно… особенно ночью!…

ИВОННА. Каким образом?

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Да как же не заметить! Где ваша спальня?
ИВОННА. Которая? Моя?

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Твоя! Его! Ваша, наконец!

ИВОННА, показывает. Моя здесь, а мужа моего – там.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Как это понимать?! Ты здесь, а твой муж – там! Шесть месяцев прошло!

ИВОННА. Но так сложилось, и уже давно!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, с живостью. Но это ошибка, страшная ошибка! Видишь ли, общая спальня – это залог супружеской верности.

ИВОННА. В самом деле?

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Даже свободным бракам это придает устойчивость! Дитя мое, это элементарно, как в математике!


СЦЕНА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Те же и Бассине


БАССИНЕ, выходит из одной двери, направляется к другой. Прошу прощения, сударыня…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, скрывается за стульями слева. Боже мой! Это тот, заразный! Прошу вас, вернитесь на место!

БАССИНЕ, обращается к Ивонне. Я хотел бы поговорить с Господином Мулино.

ИВОННА. Разумеется, чтобы получше с ним столковаться. Хорошенькое занятие выбрали вы себе, сударь!

БАССИНЕ, оторопев. Кто? Я? Но я вовсе… (Делает шаг по направлению к мадам Эгревиль).

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, в ужасе от него отступает. Хорошо, хорошо…ступайте, ступайте…вам надо лечь!…

БАССИНЕ, наступая на нее. Куда это я должен лечь?

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, вертится вокруг стульев, чтобы спрятаться от Бассине. Да, да, больные должны лежать в постели, идите же, ложитесь!…

БАССИНЕ, обращаясь к публике. Определенно, с этим домом что-то не в порядке. (Снова пытается приблизиться к Мадам Эгревиль). Тогда скажите Мулино…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, в страхе, отстраняя его жестом. Да, да, непременно скажу…

БАССИНЕ, посмеиваясь про себя. Благодарю вас. Вы позволите поцеловать вам руку?

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Нет… нет…не надо!… (В сторону). Как бы не так! (Громко). Прощайте, прощайте!

БАССИНЕ. Прощайте! (Выходит в правую дальнюю дверь).
СЦЕНА ПЯТНАДЦАТАЯ

Мадам Эгревиль, Ивонна


МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Да, с зятем моим не соскучишься. И зачем приваживать больных, пусть сидят дома!…Так ты сказала, что муж твой дома не ночевал?…

ИВОННА. Да, со всеми вытекающими последствиями… Ах, мама, как я несчастна!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Подожди плакать. Объясни сначала. Мулино, стало быть, покинул супружеское ложе. Но ради кого?

ИВОННА. Ради кого?…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Ну да, черт возьми! Не для того ведь, чтобы звездами полюбоваться. Что-нибудь в его поведении тебя насторожило?…

ИВОННА, достает из корсажа женскую перчатку. Точно ничего не знаю, но вчера вечером я нашла эту перчатку в кармане его фрака…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Женская перчатка!…Это показатель!… А что в его бумагах?

ИВОННА. О! Я не смотрела!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Не смотрела?…Но, дитя мое, никакого другого способа узнать, что происходит, нет. Все женщины так делают. (Из своей комнаты выходит Мулино).
СЦЕНА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Мулино, Мадам Эгревиль


МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Твой муж!… Предоставь всё мне. (Ивонна уходит).

МУЛИНО , в сторону. Ну, надеюсь, что всё уладилось, маменька ее вразумила.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Мулино!

МУЛИНО, сама любезность. Да, мать моей супруги.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Я не собираюсь прибегать ни к каким уловкам. Спрошу прямо: знакома вам эта перчатка?

МУЛИНО. Если я… а, ну да! Я как раз ее искал. (Хочет взять).

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, хлопнув его перчаткой по руке. Не трогать! Чья это перчатка?

МУЛИНО. Э… я…чья? (Убежденно). Моя.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Ваша! А размер?!

МУЛИНО. Э… это чтобы рука казалась меньше… Знаете, большой палец подгибается, а все остальные вытягиваются, вот так! Смотрите!…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, пожимая плечами. Ну, полно… Перчатка-то женская.

МУЛИНО, убежденно. Это только кажется… потому что она мокрая. Шел дождь, она села.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, вытягивая перчатку во всю длину. А длина?

МУЛИНО. Вот именно, она села и вытянулась в длину. Всё от влаги! Теряя в ширине, выигрываешь в длине, закон физики. Вот если бы, к примеру, вы промокли… (делает жест, обозначающий нечто узкое и длинное).

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Давайте-ка посмотрим! Да тут написано: шесть с половиной.

МУЛИНО, безапелляционно. Девять с половиной! Цифру водой перевернуло.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Мулино, вы что, меня за дурочку держите?!
МУЛИНО. Ну, не совсем, не совсем!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, встает. Вот что я вам скажу: вы просто отвратительный муж!… Вы ведете себя, как распутник!…

МУЛИНО. Кто, я?!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Да, распутник!… Дома не ночуете и прячете по карманам женские перчатки!…


МУЛИНО. Говорят же вам, всё от дождя!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, наступая на него. Имейте в виду, Мулино, если вы обманете мою дочь, то будете иметь дело со мной!…

МУЛИНО, Позвольте!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, та же игра. Известно вам, что вы женаты?!


МУЛИНО, сквозь зубы. Ну, она меня достала.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. И, следовательно, принесли нам клятву верности.

МУЛИНО. Позвольте, только не вам!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, та же игра. Вам известно, что, согласно закону, жена должна во всем следовать своему мужу. Ну, так мы будем вам следовать!


МУЛИНО. Простите, закон говорит о жене, но не о теще!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Он просто не подумал хорошенько! Вы что же, зять бесчеловечный, желаете разлучить дочь с матерью?

МУЛИНО, взрывается. К чертовой матери! Убирайтесь!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, отступая. Что?

МУЛИНО. Вы меня довели!… В конце концов, я – хозяин своих поступков,

отчитываться ни перед кем не должен, и вы мне надоели!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Я? О!

МУЛИНО, в ярости. Вот именно. Вон!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Подумать только! А говорят, что скандалы всегда затевают тещи. Послушайте, вы меня убедили, что этого дома с меня достаточно!… (Идет в глубину сцены, к двери).

МУЛИНО, идет следом за ней. Само собой разумеется, если вы становитесь причиной разлада…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, драматически. Вот оно как! Вы меня гоните… прогоняете от дочери моей!

МУЛИНО. Не я начал!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, та же игра. Пусть так! Дважды мне повторять не придется!…

МУЛИНО, заносит над ней руку. Держите меня, я… нет, лучше я уйду. Эта женщина способна вывести из себя… даже Президента Республики! ( Выходит в правую ближнюю дверь).


СЦЕНА СЕМНАДЦАТАЯ
МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, смягчившись после ухода Мулино. Все они одинаковы!… Точно так же вел себя мой бедный муж с моей смиренной матушкой!… О! так нет же!… Я не останусь здесь на ночь!… Следовало бы мне поискать себе место ночного гостеприимства.
СЦЕНА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Мадам Эгревиль, Бассине


БАССИНЕ, выходит справа , из дальней двери. Не кажется мне, что людей следует так долго заставлять себя ждать!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Тем временем надо бы мне подыскать себе меблированную квартиру.

БАССИНЕ, услыхав слова мадам Эгревиль. Что, вы ищите квартиру? Вам нужен не кто иной, как я!

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, с испугом. Опять этот заразный! (Быстро переходит на правую сторону, так, чтобы между ней и Бассине оказался стол).

БАССИНЕ, в сторону. Опять ее разбирает. (Громко). Я знаю, как вам помочь: срочно сдается очень симпатичная квартирка… на антресольном этаже, полностью меблированная.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. В самом деле?

БАССИНЕ. Да, рядом, улица Миланская, дом 70. (Протягивает ей карточку. Она пытается взять ее так, чтобы не коснуться его руки. В конце концов, Бассине передает ее, положив на тулью шляпы).

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, с беспокойством. А вы там живете?

БАССИНЕ. Нет, там жила портниха. История сама по себе занятная. Представьте себе, что портниха…

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Прекрасно! Здоровый ли там воздух?

БАССИНЕ. Бог мой! Смотря для чего! Если вы собираетесь там жить…?

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Разумеется!

БАССИНЕ. Ах, нет! Я хотел сказать, что иногда ее нанимают для всяких штучек.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, шокирована. То есть?

БАССИНЕ, опомнившись. Но это не тот случай. В общем, знаете ли, да, воздух там здоровый… как и во всех других квартирах. Пока чего-нибудь не схватишь. (В сторону). В конце концов, я ее не знаю… и это теща Мулино. Должны же друзья оказывать друг другу небольшие услуги.

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ. Мы сейчас же пойдем ее посмотреть.

БАССИНЕ. О, Боже, если бы удалось ее пристроить!
СЦЕНА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Те же и Мулино


МУЛИНО. Не могу найти своего халата. Этьен ничего сюда не приносил?

МАДАМ ЭГРЕВИЛЬ, направляется к половине Ивонны. Мой зять!… уступаю ему место. (Выходит).

МУЛИНО. Кажется, она еще не успокоилась!
СЦЕНА ДВАДЦАТАЯ

Мулино, Бассине


БАССИНЕ, обращаясь к Мулино. Скажите, эта толстая, вас достает?

МУЛИНО, замечая Бассине. Это вы! Ну что ж, добро пожаловать!

БАССИНЕ. Надо же, впервые он так любезен.

МУЛИНО. Знаете, я подумал над вашим предложением.

БАССИНЕ. Это каким же?

МУЛИНО. Я согласен снять вашу квартиру на антресольном этаже.

БАССИНЕ. В самом деле? (В сторону). Надо было устроить аукцион.

МУЛИНО. Мне как раз понадобилось. Могу вам открыться… как человеку порядочному… у меня связь… о! платоническая пока что… с замужней дамой. Прежде она довольно долго была моей клиенткой.

БАССИНЕ. И чем же она болеет?

МУЛИНО. Да ничем. Я ее вылечил.

БАССИНЕ. А муж ее что по этому поводу думает?

МУЛИНО. Не знаю, я с ним не знаком! Не имеет значения! Итак, ваша антресоль стоит…

БАССИНЕ. Двести пятьдесят франков.

МУЛИНО. В год?… Это задаром! Я ее беру!

БУССИНЕ. О, нет, извините! Двести пятьдесят в месяц.

МУЛИНО. Уже успели увеличить?… Ладно, пусть так, беру.

БАССИНЕ. Когда?

МУЛИНО. Да хоть сегодня.

БАССИНЕ, машинально поправляя лацканы у фрака Мулино. Черт!… там еще полный беспорядок. Все портнихины вещи…Я ведь говорил вам, что это довольно занятная история. Представьте себе, что портниха…

МУЛИНО. Нет, историю портнихи отложим до завтра

БАССИНЕ. Ладно… словом, там не убрано.

МУЛИНО. Неважно, как-нибудь приспособлюсь на первое время. А потом вы всё приведете в порядок.


СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Те же, Этьен, Сюзанна


ЭТЬЕН, входит в халате Мулино. Сударь, к вам Мадам Обен.

МУЛИНО. Хорошо проси. (Бассине). Вот, возьмите. Идите и приготовьте договор об аренде. Через эту дверь, пожалуйста. (Этьену). Что еще? Выкладывайте! На вас мой халат?

ЭТЬЕН, наивно. Ну да, хозяин мне сказал: неси, я и ношу!

МУЛИНО. Это уж слишком!

СЮЗАННА, быстро входит. Здравствуйте, милый друг!

МУЛИНО, делает знак Этьену, чтобы он ушел. А, это вы, плутовка; ловко вы меня выставили у Оперы.

СЮЗАННА. Дорогой мой, мне страшно жаль. Я надеялась, что муж мой уйдет и я буду свободна. Но он весь вечер пробыл со мной.

МУЛИНО. Да, я так и подумал.

СЮЗАННА. Вот уже несколько дней он всюду ходит за мной. Что-то на него нашло. Смотрите, он и сейчас ждет меня внизу в экипаже. Хотел и сюда подняться, но я не велела.

МУЛИНО. И хорошо сделали. Я вовсе не стремлюсь с ним познакомиться! (В сторону). Чего доброго совесть заест! (Громко). Милая моя Сюзанна!… (Увлекает ее к двум стульям).

СЮЗАННА. Ах, Мулино! Мне так стыдно слушать ваши признания!…

МУЛИНО. Что же тут стыдного! Что вы! Что вы!

СЮЗАННА. Право, стыдно… Но поздно уже об этом говорить, не так ли?

МУЛИНО. Вот это верно!…

СЮЗАННА. Знаете, со мною это случается впервые!… (Оба сидят на стульях слева)

МУЛИНО. Вы мне уже говорили, и это наполняет меня неизъяснимым блаженством. Но послушайте, здесь мы не можем видеться спокойно. Конечно, консультации – хороший предлог, однако не вечный. В конце концов, те, кто нас окружает, заметят частоту ваших визитов. Начнут судить-рядить и, конечно же, дойдут до причины. Они поймут, что не клиентка и врач встречаются здесь, а два любящих сердца, две избранных души свершают свой полет в обитель Нежности!…

СЮЗАННА, очень рассудительно. Да, и обнаружат здесь тайный замысел.

МУЛИНО. Иными словами, да!… Итак, если вы пожелаете, мы могли бы встречаться, начиная даже с сегодняшнего дня, на нейтральной территории.

СЮЗАННА, делает недовольную гримасу. На территории? Я бы предпочла небольшую квартирку. Как в романах Господина Бурже.

МУЛИНО. И я о том же… У меня есть квартира на антресольном этаже, в доме 70, на улице Миланской. Там мы сможем видеться, уже и сегодня. Полностью меблированная… в двух шагах отсюда… улица начинается прямо за углом.

СЮЗАННА, колеблется. Постойте! Вы меня искушаете… (Внезапно). Впрочем, при добрых намерениях!…. при возвышенной любви!…

МУЛИНО. Именно так, именно так!

СЮЗАННА. Потому что я ведь верна своему мужу, да будет вам известно!

МУЛИНО. Верны ли вы своему мужу!… Да кто же осмелится заподозрить противное?!…

СЮЗАННА, встает. Значит, решено. Прямо сегодня, через час, улица Миланская, номер 70, на антресольном этаже. Конечно, это нехорошо!…. Но знаете, Мулино, со мной ведь это впервые!

МУЛИНО. Конечно, конечно!… Я знаю… (В сторону). Согласилась! Нет, скажу я вам, если уж доходит до любви, то меньше всего трудностей со светскими женщинами!

СЮЗАННА, оба стоят. Ну, я исчезаю!
СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Те же, Этьен, потом Обен


ЭТЬЕН, выходит слева, из глубины. Сударь, к вам Господин Обен.

СЮЗАННА. Мой муж!…

МУЛИНО, он, как и Сюзанна, стоит рядом с входной дверью. Но я не желаю его видеть!… (Входит Обен).

СЮЗАННА. Это ты, мой друг!… Я уже спускаюсь.

ОБЕН, абсолютно раскован. Спускайся, спускайся, я догоню! Только скажу доктору пару слов. (Замечает у двери Мулино во фраке и бросает ему на руки свое пальто. Обращается к Мулино). Оставьте нас! ( Протягивает руку Этьену, который одет в халат Мулино). Доктор!

МУЛИНО, в сторону, он шокирован. Недурно пущено!

СЮЗАННА, Обену. Да нет же, друг мой…

МУЛИНО. Тсс, оставьте его, меня это вполне устраивает! (Быстро выводит Сюзанну через дверь в глубине, сам выходит через ближнюю правую дверь).


СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Обен, Этьен


ОБЕН, приближаясь к Этьену. Будучи внизу, я сказал себе: надо бы подняться, чтобы с вами проконсультироваться. Вообразите, вот уже несколько дней у меня наблюдается кровотечение из носа и остановка кровообращения.

ЭТЬЕН, после растерянного движения. Отлично!… Так вот, приложите ключ от столовой.

ОБЕН. Вы настаиваете именно на столовой?

ЭТЬЕН. Насколько возможно, да. Возьмите и приложите к спине.

ОБЕН. Столовую!… Черт возьми!…

ЭТЬЕН. И полтора часа не двигайтесь, а нос и рот при этом опустите в ваш умывальный таз с водой.

ОБЕН. А дышать можно?!…
ЭТЬЕН. Да, можете дышать … Но только чтобы нос и рот были постоянно в воде! Вот и вся наука. Излечение – радикальное.

ОБЕН. Ладно! Правда, я бы предпочел какой-нибудь другой способ. И вот еще что. Взгляните на мой язык. Как вы его находите? (Садится слева).

ЭТЬЕН, присаживается рядом с ним. Ну, мой-то длиннее. (Высовывает язык).

ОБЕН. Что?

ЭТЬЕН. И потом он у вас круглый, а у меня острый. (Снова показывает язык).

ОБЕН. Ну, доктор, это уж вы…

ЭТЬЕН. Я вовсе не доктор.

ОБЕН, встает. Не доктор?

ЭТЬЕН, тоже встает. Но совершенно как он сам!… Я его слуга.

ОБЕН. Слуга? И вы беседовали со мной?…

ЭТЬЕН. Да я парень негордый!… И потом, делать все равно было нечего.

ОБЕН, в сторону. Но кому же тогда я отдал свое пальто? (Идет в глубину сцены).


СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Те же, Мулино Бассине


МУЛИНО, выходит из правой ближней двери, он в сюртуке. Ну, я готов.

БУССИНЕ, он почти одновременно с Мулино выходит из дальней правой двери. Вот ваш договор об аренде. (Передает договор).

МУЛИНО. Благодарю,… мой друг.

БУССИНЕ. Кстати, никак не могу рассказать вам эту историю. Вообразите, что портниха…

МУЛИНО, уклоняясь от рассказа. Да, да, чуть позже… Теперь, к общему удовольствию, я исчезаю. (Быстро идет к выходу).

ОБЕН, обращаясь к Мулино и останавливая его. Извините, доктор!

МУЛИНО, в сторону, быстро. Уходим быстро, один доктор тут уже есть! (Громко). Я не доктор!… (Уходит).

ОБЕН. А, это больной!… простите… (Видит Бассине и направляется к нему). Вот это, наверное, доктор! (Громко, Бассине). Сударь, я остался, чтобы извиниться.

БАССИНЕ, он как раз тщательно разглаживает свою шляпу, оборачивается, чтобы понять, кому адресованы извинения, и понимает, что ему. Извиниться?

ОБЕН. Да, за пальто.

БАССИНЕ, не понимает. А, пальто!… Да не за что! (Возвращается к своей навязчивой идее). Кстати, позвольте мне рассказать вам одну занятную историю. Вообразите, что у меня снимала квартиру одна портниха…

ОБЕН, которого против его воли Бассине провожает до двери. Да, да, прекрасно!… Но я все же прошу у вас прощения. Имею честь. ( Выходит в центральную дверь в глубине сцены).

БАССИНЕ, раздосадован. И этот ушел. (Замечает Этьена, который остается на сцене и смотрит на него с глупой улыбкой). А, слуга. (Этьену).

Хочу рассказать вам занятную историю.

ЭТЬЕН, становится серьезным. Дело в том, что у меня в буфетной…

БАССИНЕ, не слушая его и усаживая рядом с собой, слева. Да, так вот! Представьте себе, что у портнихи был покровитель… (Пользуясь моментом, когда погруженный в свой рассказ Бассине отводит от него глаза, Этьен, крадучись, исчезает в центральную дверь в глубине сцены. Досада Бассине, оставшегося в одиночестве… Немая сцена, во время которой Бассине ищет, куда же пропал Этьен). Ушел! (Публике). Представьте себе, что у портнихи был покровитель…


На этих словах оркестр заглушает его речь. Бассине пытается его перекричать и продолжает говорить… Наконец, занавес опускается прямо ему на нос.
ЗАНАВЕС
АКТ П

Антресольный этаж на Миланской улице. В глубине сцены – дверь с неисправным замком, ведущая на лестничную площадку, которую публика видит. По обеим сторонам входной двери стоит по стулу. Слева, на заднем плане, недалеко от двери – манекен в женском платье. Справа и слева на заднем плане – двери. Справа и слева на переднем плане – портняжные столы, на которых вперемешку лежат модные картинки, папки, куски тканей, ножницы и прочее. Слева у стола – стул, справа – диван.

СЦЕНА ПЕРВАЯ


Когда занавес открывается, сцена пуста, потом из глубины ее появляется Мулино.
МУЛИНО, он один. Это и есть антресольный этаж. Ну вот, замок неисправен! Впрочем, здесь недурно!… Черт побери, дверь не закрывается. Надо сказать Бассине, чтобы починил. (Обернувшись, внезапно оказывается нос к носу с манекеном, машинально раскланивается с ним). Дама!… Нет, это манекен. И в самом деле, здесь жила портниха. Бассине ведь предупредил. Ничего, я здесь наведу порядок. И будет очень славно, когда всё приберется. Конечно, то, что я делаю, не очень хорошо… учитывая, какая у меня прелестная жена. Мне совестно. У меня угрызения совести, но я их не слушаю.
СЦЕНА ВТОРАЯ

Сюзанна, Мулино
СЮЗАННА, выходя из глубины. Вот и я.

МУЛИНО. Сюзанна!

СЮЗАННА, пытаясь закрыть дверь. Не закрывается!

МУЛИНО, идет навстречу Сюзанне. Ничего, ничего. Я сейчас стулом закрою. (Приспосабливает стул).

СЮЗАННА. Можно войти? Опасности нет?

МУЛИНО, поравнявшись с ней. Какой опасности вы ждете?

СЮЗАННА. Ах, вдруг кто-то нас увидит!…Я тогда буду виновата!

МУЛИНО, в сторону. Какова мораль! (Громко). Здесь нет никого, моя дорогая. Идите ко мне, сюда. (Садится на диван и берет ее руки в свои). Не дрожите же так!

СЮЗАННА. О! Это пройдет. Муж мой, он служил в армии… в резерве тыловых частей, говорит, что при первых выстрелах даже самые бесстрашные трясутся, а потом – ничего, проходит!

МУЛИНО. Ах! В самом деле он так сказал… Ну, видите!… Ну же, снимите шляпу.

СЮЗАННА. Нет,нет! Совершенно невозможно. Я только на минутку. Анатоль ждет меня внизу. Чего доброго поднимется.

МУЛИНО, удивлен. Анатоль?

СЮЗАННА. Ну да, мой муж. Он во что бы то ни стало решил меня проводить.

МУЛИНО. Как! Значит, вы ему сказали…

СЮЗАННА. Да.

МУЛИНО, ужасно обижен. Но это глупо!… право, так не делается!

СЮЗАННА. Я сказала ему… сказала, что иду к своему портному. Поскольку знала, что здесь прежде жила портниха… это навело меня на мысль…

МУЛИНО. Уф! Гора с плеч!

СЮЗАННА. Конечно, мне было не очень-то приятно, что он за мной увязался, но как отказать? – начнутся подозрения… а, с другой стороны, не хотелось заставлять вас ждать. Разве это так уж дурно?

МУЛИНО. Нет, вовсе нет!…Очень любезно, с вашей стороны, милая Сюзанна! (В сторону). При мысли о том, что Анатоль ждет внизу, я просто цепенею!…(Громко и рассеянно). Милая, милая Сюзанна!…

СЮЗАННА, улыбаясь. Это вы уже говорили, друг мой!

МУЛИНО, запинаясь. В самом деле?… Очень может быть. Милая, милая Сюзанна!…

СЮЗАННА. Итого четыре раза!

МУЛИНО. Пусть будет четыре, отлично! Милая,милая… нет, не то…

СЮЗАННА, становясь серьезной.Так скажите же мне, что это не безумие,с моей стороны.

МУЛИНО, ему скучно. Разумеется, нет…

СЮЗАННА. Знаете, со мной это впервые…

МУЛИНО. Знаю, конечно знаю. (В сторону). Просто невообразимо, до чего этот муж меня стесняет. Воркуешь будто на краю бездны.

СЮЗАННА. Скажите, друг мой, вы счастливы?

МУЛИНО. Я?…То есть как это… Счастлив ли я? Как понимать! (Напевая в состоянии полной прострации). Как понять! Как понять! Как понять! Как понять! (В сторону, поразмыслив). Не всё ль равно! Квартирка-то не дешевая! Двести пятьдесят франков в месяц.

СЮЗАННА. О чем вы думаете?

МУЛИНО. Я? …Ни о чем. То есть, о вас, о вас!

СЮЗАННА. Вы как будто холодны! Вы презираете меня, не так ли?

МУЛИНО, совершенно бесстрастно, изображая протест. Ах, Сюзанна! как можете вы это говорить!…Да я жизнь готов провести на коленях у ваших ног!…

СЮЗАННА. Ах! Вы только так говорите.

МУЛИНО, становясь на колени. Так вот вам доказательство…


СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Те же и Обен


ОБЕН, входит, опрокидывая стул. Боже, я всё роняю!

МУЛИНО, остолбенев и оставаясь на коленях. Муж!… Анатоль!…Сюда нельзя!

ОБЕН. В каком смысле?

МУЛИНО, та же игра. Я хотел сказать: входите, входите! (Поднимается с колен).


ОБЕН. Спасибо, я уже. Мне стало скучно внизу, и я решил подняться.

МУЛИНО. Прекрасная мысль! (В сторону). Я как раз говорил себе: а вдруг ему придет в голову подняться.

ОБЕН, как примерный мальчик. Надеюсь, не помешал. Пожалуйста, продолжайте, не обращайте на меня внимания.

МУЛИНО. Легко сказать!

ОБЕН. Вижу, что вы как раз снимаете с моей жены мерку!

СЮЗАННА, подхватывая на лету. Вот именно! Мы остановились на объеме талии.

МУЛИНО, мямлит. Действительно так!… Талия,… объем талии,… сто десять в талии.

СЮЗАННА, очень живо. Как это сто десять?! Пятьдесят два у меня!

ОБЕН, смеется. Точно пятьдесят два!

МУЛИНО, пытаясь овладеть собой. Очень хорошо!…Только позвольте вам заметить, что у нас, крупных дамских портных, принято всё удваивать.

ОБЕН. Сумму в счете тоже?

МУЛИНО. Ах, нет, сумму в счете мы утраиваем!… это нас и отличает от скромных портняжек. Потом, знаете ли, без сантиметра, так,… на глазок…уф!… У вас, кстати, рулеточки нет при себе?

ОБЕН, смеется. Чего нет… Но разве у вас своей нет?

МУЛИНО. Нет! То есть,… есть! Даже слишком много! Только они все – в ателье…в моих ателье!… Многочисленных моих.

ОБЕН. Портной этот – большой оригинал. Однако, скажите-ка мне, господин? господин… как вас прикажете?

СЮЗАННА, пытаясь найти подходящее имя, но не находя. Господин…

МУЛИНО, быстро. Какбишь! Господин Какбишь!

ОБЕН. Какбишь! Но постойте, я где-то уже слышал это имя!

МУЛИНО. Да, имя распространенное. Нас, Какбишей, много.

ОБЕН. Право же, лицо ваше мне как будто знакомо. Где я вас видел?

МУЛИНО, пытается спрятать лицо, поворачиваясь то спиной, то в полоборота. Не знаю. (В сторону).Хоть бы он меня не узнал!… (Громко). В каком-нибудь общественном месте…или здании. Я часто хожу… например, в Пантеон…

ОБЕН. Нет, не там! А! Знаю! Я видел вас у господина Мулино, врача моей жены. Вам нравится лечиться у Мулино?


следующая страница >>