Чук-хон-пикчерз представляет? Все права лимитед! - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Чук-хон-пикчерз представляет? Все права лимитед! - страница №1/1

Чук-хон-пикчерз представляет?

Все права лимитед!

Небольшая убогая хижина на берегу Лазурного моря..... вокруг неё толпятся люди странного вида....

обоего полу и всех возрастов.

Общее у них одно — лысые головы и приплюснутые носы.
Это уже какие-то "вечера на хуторе..." В наш сценарий такие личности не укладываются. У нас же ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ!

Пожалуй, оставим вот эти строки: обоего полу и всех возрастов.

Общее у них одно — наличие свободного времени и свободные наличные.
Небольшая убогая хижина на берегу Лазурного моря..... вокруг неё толпятся люди странного вида.... обоего полу и всех возрастов.

Их объединяет одна цель — любыми средствами заполучить в собственность кусок прибрежной земли. С одной стороны — это мафиози из России. С другой — родственники старика со старухой, которые живут в этой хижине со времён белой эмиграции. Старики даже и не подозревали, что у них так много родни.


Очень даже хорошо! Мы должны охватить как можно больше зрителей― читателей.

У нас типа индийского кино или бразильского сериала. Должны быть элементы детектива, розовых соплей, немного эротики и прочих сопутствующих...


На берегу Лазурного моря стоял завод "Ихопол" по производству Ихтиандров из органов граждан других стран, добровольно отказавшихся от этих органов. Органы, компетентные в данном вопросе, не вмешивались в коммерцию, получая свою долю.

Владелец 70 процентов акций завода мсье Бурундье, страстный коллекционер репродуктивных органов детей до 12 лет, готовящий из них визуальные препараты по методу доктора Гюнтера в свободное от службы время, пил жасминовый чай со своим молодым любовником немцем Шмидтом в собственном поместье неподалёку от завода.

В это время в холодильниках штата Айова (США) лежали законсервированные на 15 лет жена Бурундье ― Анжела, его две дочери 10-ти и 15-ти лет, Мари и Сара и сперма пока без имени.

На соседней веранде Бурундье дожидались делегаты от либеральной партии с законопроектами.

Там же дожидались авторы проекта использования Ихтиандров для добычи нефти на морских шельфах, что потребовало бы создания модифициорованных особей, способных дышать в смеси морской воды и нефти.

В общежитии Путиловского завода (Петербург, Россия) молодая женщина по имени Ганна обдумывала планы завладения спермой мсье Бурундье с целью родить наследника Бурундье.

Звучал до-минорный квартет Микрона.
Ганна пела старинный русский романс, начинающийся словами:

На заре ты меня не пузырь,

Лучше водочки мне поднеси,

Ты раскрой,

Ты раскрой свой Псалтирь

Вместе выберем

Нужный псалом.

Фильм должен начаться всплыванием героя из глубин Лигурийского моря. Всплывания долгого и мучительного, с захлёбыванием, преодолением волн и т. д.

Впоследствии это окажется ночным кошмаром, плавно переходящим в реальное всплывание героя в бассейне в Сен-Тропе. После всплывания герой больше никогда не появляется на экране, но все прочие о нём помнят и время от времени напоминают о том зрителям.

В конце концов оказывается, что герой таки реально утонул, поскольку это напророчила ему гадалка, чем и объяснялся ночной кошмар. Но герой был мужествен и не заболел водобоязнью (нужно сделать такой кадр, чтобы мужественность была понятна без объяснений; например, пригласить на роль героя Джорджа Клуни).


Андрей, это, уж звиняйте, банально.

ИМХО, прологом может служить сцена последнего прощания в подводном крематории подо льдами Антарктики. Далее пеплом, с целью передачи на анализ ДНК, завладевают подводные диверсанты ВМФ России. Несколько убийств под водой в схватке с сохранившимися диверсантами ВМФ Третьего Рейха и контейнер проглатывает рыба ― прапра... правнук библейского Левиафана, плывущая в страну обетования сами знаете куда ― порт Хайфа. Там её встречают высшие религиозные иерархи иудаистов, мусульман и православных.

Ганна же, с еённой великолепной грудью, выходит замуж за пресс-атташе из Торжокского консульства США. Это начало её конспирированного пути к холодильникам в Огайо.

И никаких Клуни! Только артисты малых драматических театров, хорошо известные в Марьиной Роще.


Уважаемый Микрон!

Вы никогда не задумывались о великой роли банальностей в истории?

Простейшая история борьбы за датское наследство (таких историй читано-перечитано!) обернулась «ГамлЕтом».

История про раздачу колхозных земель на Рублёвке под коттеджи «Вишнёвым садом».

Банальнейшее желание съездить в Париж обернулось гальскими походами Цезаря.

И я чувствую великую удачу, подтолкнув Вас банальнейшей вещью к гениальному сценариоизвержению.

Итак, мы имеем жалкую хижину на Лазурном берегу, состоящую из 2-х десятков комнат, малюсенькой (15х20) террасой, плавно переходящей в старенький причал, у которого пришвартованы 4― 5 небольших яхт. Хозяевами этого жалкого имущества являются старик со старухой (выходцы из России), которые поселились здесь со времён белой эмиграции.
Продолжим... Нас сбили...

У стариков одна отрада ― любимая черепаха.


Так они любя называют свою самую маленькую яхту (увидев которую, Абрамович, от зависти съел бы свой галстук).

И вот однажды утром, с борта "черепахи" они увидели множество людей вблизи границ своей хижины. Они им (старикам) показались странными.


Не просто странными. Их поведение было подозрительным. Люди явно пытались проникнуть в хижину, отталкивая друг друга локтями и отпихиваясь друг от друга ногами.

Никого из этих людей старики раньше не видели.

Старика зовут ... (сейчас отлистаю назад ― гляну, Фл-го предлагало).

Мифасуил Парфентьевич Пряшников

Итак ― дед Мифа.

Старуху?
Эмпифора Довлатьевна Дубкан

(баба Пифа)
А почему фамилиё разное?
Она 15 раз была замужем, но на каком-то этапе надоело менять фамилию.

или


Она из знатного вымирающего рода, без наследника, а потому решила сохранить древнюю фамилию, чтобы передать её детям.
Тогда через тире. Двойная фамилия: Дубкан-Прянишникова.

Пойдёт?
Она древнего рода и до поры до времени они не регистрировали брак, чтобы она могла получать пособие (как кто?), на которое, собственно, и построена хижина.


И до поры, до времени не регистрировала свой 23-й брак.

А старик был девственник (Микрону такой вариант должен понравиться).


В каком же возрасте они зарегистрировались?
Конечно! Ведь на морском песочке уже нежится полногрудая Элизабет.
Это по какой линии? По отцовской или по материнской?

Деньги были из-за непоставки в РСФСР в 1920 году партии паровозов для Кремечугского газообогатительного завода. Т.е., денежки прибрали себе, а паровозики-то тю-тю. Из-за этого газообогатительное дело в России сильно отстало, а хижина появилась.


Предыдущие 22 продолжались не более месяца (или 3-х дней ?)
Надо открыть правду. Размер еённый ― второй... Но она всегда! И на съёмках фильма по газообогащению природных ресурсов Франции была в атласном лифчике с подкладками из морских губок. Атлас был цвета бедра испуганной нимфы©
Её не затоптали алчные наследники, пытавшиеся проникнуть в хижину?:

ПАЧИМУ?
А они ВСЕ были инвалидами. На костылях типа


Она отдавалась каждому по очереди (или вне очереди), из-за чего наследники не явились одновременно. Иначе могли бы снести избушку.

Кроме того, обладание ею делало их взаимно ревнивыми, и они никак не могли между собой договориться.


Надо ещё для бабы Пины кого-нить ПедрУ или Хуана подобрать.
Хранцыя, чай.

Жан-Поль. Или Экумени-Эктори. Или Огюст-Эрнан-Шарль.


Кажется, баба ― Пида

Если она была замужем 23 раза, она, должно быть, исключительно придирчива.

Может, сразу определим ей Хабенского или ... кого ещё?
Пифа. Мифа ― Пифа. Сладкая парочка. И Микрону стих писать удобнее.
В самый раз. Но баба не молодаи, чтобы её задурить, он представляется поочерёдно то Жан-Батистом, то Педро-Хуаном.

Пока так: баба Пифа с Гошей (Хуаном)

деда Мифа с Элизабет...

Что же толпы алчных наследников?

Гоша и Элизабет тоже были на яхте? Или предавались греху на пляже, пока дедка и бабка оттягивались на яхте?
Атлична: Гашехуан!
... предавались греху и оттягивались, оттягивались и предавались, и так многократно и не единожды, с регулярным ченджем без обеда и выходных...
Никак нет! Гашехуан строго взирал в бинокль в даль, поскольку прямо под ногами Лизка предавалась блуду с наследниками. А он, типо, старался не замечать.

А Гашехуан ― строгих правил. Другого бы наследница знатного рода не приняла.


Гашехуан ― на стрёме. Не думаю, что Мифе всё это понравилось бы.

Или он еще и вуайерист?


Как можно-с? Благороднейший мусью (или дон?).
А лет-то ему сколько?
Неизвестно, но на 35 лет меньше бабы Пифы.
Не.., на такого старого она бы и не взглянула. Хотя надо выяснить скока ей лет. Допустим, она 1917 г.р. ей 92. а Гашехуану 57?


Н― да! Не катит.

Для первой волны было бы лучше, если бы она была 1899 года. А Гашехуану тогда должно быть лет 26 с половиной и ещё один день.


который они собирались отмечать завтра
Кстати. О 23 браке. 23 ― счастливое число по албрамсанскому поверью, а потому Пифа с Мифой УЖАСНО счастливы!
Проверил ― нинашол. Нет тама числа 23...
Они его получают весьма своеобразно:

1+1 ― отдельно, 1+ 2 ― отдельно.

Такая уж у них албрамсанская традицЫя.
Ужасно счастливы, имея ужасных родственников от 23 браков.
Гашехуан сидел в бочке грот― мачты круизной яхты "Абрамсон" и в подзорную трубу калибра 150 мм наблюдал акт. Это был последний акт империалистической бойни. Шёл передел женщин. Женщин переделывали в мужчин. Усердно взлелеянная СМИ тема предпочтительности гомосексуального акта поимела своё завершение. Мужчинам трудоспособного и половозрелого возраста больше не нужны были женщины с их гениталиями, проблемами, лифчиками и капризами плоти. Не хватало тканей для мужских органов. Стада самцов обезьян были уже утилизированы. Взгляды наиболее прогрессивных учёных― анатомов были направлены в море. Морская фауна ― вот та среда, мОгущая дать материал для вживляемых пенисов женской половины Земли. Врачи гормонологи видели проблему иначе. Они считали, что нужно массово гипертрофизировать уже имеющиеся женские органы медикаментозными средствами и средствами усиленного направленного массажа.

На "Абрамсоне" шло второе пленарное заседание мирового закулисья. Слово взял профессор из России, представляющий фирму "Дикая Орхидея".


Пару деталей, если не затруднит.
Во-первых, орут от страха, увидев друг друга по утрам.

Во-вторых, вместе всё время поют песню: «Как славно нашей пинканьётке (так Пифу называет Мифа) враз прислониться к эмпливотке (так Пифа Мифу называет)».


Дуэт неплох + родня, как предлагает Нора.

Серий на 300 потянет, ИМХО.

А Гашехуан?
И что-то Элизабетушку позабыли
Им уже пора готовится празднованию "одного дня" 26,5-летнего Гашехуана. Элизабет тоже уже притомилась. Пусть она войдёт в воду, проберётся на яхту и встречает гостей, танцуя "танец живота".
Не забыли. Но она всё на пляже. Тормозит очередь наследников.
Таким образом, если она потянется на яхту, все наследники устремятся за нею. Потонут.

Гамельнский крысолов?


Все не потонут. В воду пойдут самые подготовленные. Они проберутся на яхты. Часть останется на берегу. И будут пытаться проникнуть в хижину, чтоб найти завещание.

Какие-то они у нас безликие. Нужно определиться с ними.


Яхта должна быть на нанотопливе. Иначе никак....
Один, несомненно, ― Мишаня. Борец за правду. Невысок ростом, одежда стиля милитари, кепку носит задом наперёд.
Все действующие лица и исполнители должны быть на кочерге! Включая Мишаню.
Или на каминных щипцах.
Один из них ― Андреас Папандреу. 8-ми лет. Оказался первым, поскольку прискакал на пони. Одет в феску и черкеску с газырями. Лизка его и соблазнила первым.

Соблазнённый он выхватил кинжал и стал размахивать перед лицом следующих претендентов.

Пони, тем временем, покрыл кобылу Гашехуана.
Трое наследников были краниопагами. Их оперировал проф. Углов. В начале перестройки. По одной трети головного мозга у них отсутствует.

Юридический аспект проблемы. Наследников трое или один?


Всё же ― что с жанром?

Варьирует от серии к серии.

Можно выпускать циклами: неделя мелодрамы, неделя ситкома, недели ужастика и т.д.

Самое сложное ― впереди. Это название.

Тут уж точно надо объявлять конкурс на весь форум. Иначе ― никак. ИМХО.
Это должен быть биологический триллер. См. мой пост на стр. 11 внизу. Зритель хочет анатомии! Нормальной и патологической! Она жжот...

Президент какой-либо из компаний должен быть с пересаженным голосовым аппаратом и петь как пеликан на гоне.

На сеансах зрителям должны выдаваться гигиенические пакеты.
Сценарий должен быть таков, чтобы до унитаза добегать не успевали.

Не отходя от телевизера! Сразу здесь! Сразу много!


Предложения по наследникам давайте.

Неужели не было ни одной особи женского полу?

Какая-нить типа Матильда. Или Конкордия?
Или Изольда, сбежавшая от Тристана...
Не знаю, в чём проблема-то? Две сестры Кока и Кола. И брат их единоутробный Пепси. Да за такой набор имён мы ещё и бабла отшелушим от империалистической гидры.

Кока ― высокая вытравленная перекисью, седая. Злая, как чёрт. Кидается на всё, что движется.

Кола ― среднего роста, крашеная брюнетка, стриженная наголо. Добрая. Никому не отказывает.

Пепси ― младшенький, 9 лет. Ходит в кружок юного вуайериста-дизайнера. Имеет связь с негритянкой-горничной в прошлом кормилицей.

Ещё собака Байкал. Платонически влюблена в соседского кобеля.
А как же блондинка???? Почему ее нет в наследницах?? Пепси ― нафиг. Какой то мальчик уже был...
Пепси может быть блондинкой...

Пеп-Си. Так, кажется, лучше.


Блондинка будет носить фикус. А в горшке фикуса будет закопано бриллиантовое колье. А обнаружит его кот Рикардо, когда начнёт копать землю для своих целей. Блондинка схватит колье, а её схватит удар. А мальчик-развратник он же вуайерист-любитель, подглядывающий за блондинкой постоянно, выхватит колье и снесёт своей любовнице-кормилице-в-младенчестве-негритянке чтоб та продала его на блошином рынке за 100 баксов, которые мальчишке нужны на порнофильм. А когда он начнёт смотреть порнуху, увидит, что там главные роли играют его сёстры и Мишаня.
Спонтанная Матильда! Особа 15 лет, пытающаяся соблазнить сурового рыцаря Гашехуана.

Брюнетка с душою такой же чёрной, как и волосы.

В чёрной миниюбке и такого же цвета мантилье. Глубокое декольте и рваные зелёные колготки. На ногах ― шлёпанцы на 15-сантиметровом каблуке, из-за чего кажется на полторы головы выше Гашехуана.

Но!


Наш доблестный рыцарь не таков! Не поддался.
А может ― Пеппи Сиси?
Вполне. Если по-эстонски, то Пиппи-Сиси.

И это будет верно!


А не... того?

Не слишком физиологично?


В самый раз.

Кто-то должен взять на себя такую роль.

Пусть ― она. Уменьшительно ― Писси
И совершенно фригидна!
Нужны домашние животные. Пингвины, коалы, бурундуки, страусы. Страус пусть проглотит что-нибудь нужное. Ключ, например.
Зато Изольда ― гиперсексуальна. Лет ей уже за 40, и она норовит наверстать под любым кустом.

Из-за этого вечно оказывается последней в очереди наследников.

Хотя спешит, старается. Поэтому носит свободное длинное платье мраморной расцветки и совершенно не носит белья.

У неё возникают проблемы при подъёме на яхту, поскольку кавалеры пытаются пропустить её вперёд, а также на самой яхте при резких порывах ветра.

На всякий случай носит громадные чёрные очки, через каждые 15 минут красит губы в кроваво-красный цвет и нюхает кокаин. Но к кокаину давно привыкла, а потому тот не оказывает такого влияния на психику, как неудовлетворённые женские слабости.

Коротко стрижена. Но из-за многочисленных неаккуратных перекрасок цвет волос неопределённый.

В руках хозяйственная сумка. На всякий случай.
Забыл добавить: Изольда всегда босиком или в пляжных тапочках.

Иногда всю одежду заменяет длинный мундштук с сигареткой.


Вот с этого места ― поподробней. Зачем сумка, еще и хозяйственная?
Для сохранения неудовлетворённых желаний. Для чего используются: надувной матрас, зонтик от солнца, крем от раздражения причинных мест, 3 пачки гигиенических салфеток, японский веер, исландская сага.
Особо стоит сказать об исландской саге.

В её отсутствие приходится пользоваться «Кудруной», что не даёт такого эпохального и панорамного удовлетворения.

Раздувать страсть в этом случае приходится японским веером.

Впрочем, всё это совершенно не сказывается на постоянной тяге к удовлетворению маленьких (крошечных, микроскопических!) женских слабостей.


Фсё, фсё, фсё! Когда же появится положительный герой (героиня)?

Я уже не помню, откуда появилась Изольда... А Элизабет до сих пор танцует? Как же ей тяжко приходится!...


Положительный ― БОСС.

Он всех спасет.

И станет дружить с Изольдой, Писси и Элизабет.

Рыженькая дамочка будет?


Изольда неубедительна. Какая-то показная гиперсексуальность. ИМХО, здесь должна быть перверсия. Образ её ― строгий костюм. М.б. даже то, что у нас раньше называли "синий чулок". Понимаете, она СДЕРЖИВАЕТ своё однозначное желание и подавляет его, прекрасно понимая, что в откровенном она вульгарна и серьёзное желание вызовет только у подростков, чего она побаивается из-за их торопливости и быстротечности, т.ск. .... Но в то же время она всегда готова. Отсюда ― в сумке у неё то само платье, бельё с нужными вырезами, феромоны разные и пр.
Это ― другая Изольда. Среди наследниц их две. На Лазурном берегу этих изольдов...
Ааааа... Тогда однажды они, моясь в общей бане обязательно должны перепутать платья и это перевернёт их судьбы. Девственница окажется жертвой группы молодых людей, а недевственница ― будет век коротать с миллионером слабых сил.
А мой несравненный Гашехуан?

Вернёмся к родственницам (наследницам).

На берегу осталась Бриджит-Авдотья. В ней веса ― килограмм 200, а потому не нашлось ялика, способного доставить её на яхту.

Внешность, одежда, наклонности полностью соответствуют весу.


"Лунь"! Он случайно окажется в акватории. Командир боевого судна капитан 3-го ранга Петров увидит её в бинокль и предложит покатать. Петров 1,5 года не видел женщин, а 200 кГ произведут на него впечатление.
Я думаю пора вводить старого сексо (пато) лога. D.Ph. Freidmaher. Седой, маленький, в пенснэ со стетоскопом. В синем халате. Его предки выехали из Киева в начале 20 века, захватив с собой из имущества только серебряную птичку©
Поскольку он очень стар, на нём ещё валенки и чёрные нарукавники. А на лысине ― ермолка.
Валенком он осуществляет некоторые терапийные действия.... Оч. эффективно! Это типа его школа.
Я думаю, что это стихийное размножение пора волевым методом остановить. У нас всего одна убогая хижина и несколько яхт. Как делить будем?
Со всей ответственностью заявляю: Матильда не получит ни гроша!
А Лисена? Или, стесняюсь сказать ― Никитка какая-нить?
Она несовершеннолетняя, а потому (до совершеннолетия) может пользоваться частью имущества.

А уж потом... Такого пинка под зад!!!


И вот этому надо посвятить две-три главы с полными подробностями (у нашего Супер-Микрона это получится великолепно).

Количество и качество пинков может быть сравнимо с количеством нереализованных голевых моментов футбольного клуба "Членси", акции которого тоже являются частью наследства.


На берегу осталась Бриджит― Авдотья. В ней веса ― килограмм 200, а потому не нашлось ялика, способного доставить её на яхту.

Внешность, одежда, наклонности полностью соответствуют весу.

Добрая и по домашнему уютная.


Это старуха

Это старик

Гашехуан
Бодра. Не скажешь, что уже исполнилось 110 лет.
Мафия обязательно должна быть в сценарии. Ну, хотя бы один мафиози, хоть захудаленький!!!!
Сценарий для кино о том, как Брюс Виллис со Шварцнейгером рушат в пыль газоскреб на Охте. Гибнут только высокозалезшие чиновники.

В противном случае подарим сценарий хх-фоксу.


А почему, собственно, выдумывать имена? Под свои ники и гнать. Я готов стать мафиози

Блондинка, слышите меня? Я готовъ!


Вот он, истинный моральный облик эволюционного социалиста...
Но... делать-то что-то надо, а потому предлагаю название сериала:

"Тайны чухонского девства. Инсталляция №306"


Я предлагаю "Пролетая над избой чухонца"
Пролетарий над гнездом чухонца...
ОК. Главный герой ― пролетарий. Назначаем кастинг на сегодня, ждем заявок.
Планетарий в избе чухонца
И что же в результате?

Вертаемся к тому же: главный герой ― мишаня


Итак, Мишаня ― пролетарий из семьи интеллигентов ― заведует планетарием в избе чухонца. В планетарии он подпольно проводит сеансы астронавигационных обсерваций для скитальцев из будущего. Все посетителям он раздаёт листовки "Владыкой мира станет труд!", напечатанных на древнерусском языке. В текст вкралась якобы опечатка по злобному умыслу типографа (имя его следует установить) и заголовок её написан так: "Владыкой мира станет труп!". Мишаня об этом не знает, поскольку в кружке политграмоты древнерусский не изучают. Постепенно на Земле образовывается манифест-пространство времён и народов, в котором этот текст становится догмой. Там озабочены поисками трупа в своём времени и в прошлом.
С догмами все понятно, с трупами тоже.

А о Мишане надо бы поподробнее, хоть какие характеризующие данные привести, смягчающие и отягчающие обстоятельства указать.


Сегодня они отягощают, завтра смягчают, а послезавтра восхищают... Это как кто с какой стороны смотрит. Главное ― Мишаня монтёр 4 разряда, имеет допуск к 1 кВ и, следовательно, разбирается в астронавигации. Всегда ходит в резиновых сапогах и резиновых же перчатках.
Пардон, а где трамвай и кепка цвета хаки задом наперёд?
А он по совместительству в трампарке работает. Им. Блохина. Буферами заведует.
А как насчет семейного положения?? пристрастий?? и темных сторон души??
Ну прям дознаватель. Сами-то как думаете? Это интереснее чем любая реальность
Мне хочется конкретных подробностей, а то представляется нечто инертное в кепке цвета хаки...
Может быть сразу быка за рога?

Проезжая на трамвае мимо избы чухонцев, Мишаня увидел гуляющую Блондинку и, сломя крышу, бросился к вагоновожатому...


сломя и снеся, ИМХО. Кто будет вагоновожатым? Гашехуан?
Мишаня умолял вагоновожатого-Микрона остановить трамвай, предлагая в награду свои валенки и портянки. Он готов был бежать за Блондинкой по снегу босиком. Но вагоноуважаемый Микрон твердой рукой вёл трамвай к социальной справедливости...
Надеюсь, перед светофором они всё же остановились.

И мишаня спел хит: "Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я!"
Оставив Блондинку далеко позади, трамвай пришпорил и подрезал шикарный автомобиль Босса. Босс от неожиданности нажал на газ...
и влетел в "Кайенн" Боцманова?

Не томите, умоляю!


пользуясь Планом ГОЭЛРО.

План был хорош. Но там не были предусмотрены остановки по требованию пассажиров. Кроме того, валенки Микрону не были нужны. От мирового закулисья он уже поимел высокие жёлтые ботки со шнурками из буйволовой кожи и три пары нейлоновых носков, которые он для сохранности надевал друг на друга. Вагоноуважатому нравилась Мишанина кепка цвета хаки. Она напоминала ему апрель семнадцатого, но ради неё он не хотел останавливать американский трамвай. Америке Россия была нужна освещённой и без порток! Портки привезли бы за нефть. Но свет всё равно был нужен чтобы не ошибиться в подсчёте долларов. Да и на Блондинку он уже положил свой карий глаз и соперники ему были не нужны.

― Мишаня, а ты как, на ходу соскочишь?

― Нет, не могу. Притормози, Микрон, а?

― А это я не могу. Только вперёд, только в Купчино, по 25-му без остановок.
Газ опешил...

Микрон же как ни в чем не бывало продолжил излагать тезу Мишане, который пытался вспомнить, где он последний раз видел валенки и Блондинку...


Газ пошел пешком, а с Боссом что?

Я за него переживаю.


Тем временем (о да! вы правы, правы!) Босс и ГБ нашли друг друга на непаханой почве ПДД...

Тут из-за угла появилась Блондинка, которая с завидным упорством шла по трамвайной линии...


На Лиговском у Кузнечного пришлось остановиться. Через Лиговку, качаясь из стороны в сторону, тащил тележку Батон. В тележке, в зелёных бутылках искрилось Советское Шампанское.

― Эй, Батон, какого хрена? Тащи свою телегу быстрее!

― А пошёл-ка ты куда подальше! Не видишь, я шампанеей обеспечился на все каникулы. Иди, на Кузнечном фуру из Череповца привезли, с борта торгуют.

― А почём? ― помягчел Микрон.

― А за красную ртуть. Слыхал про такую? Один грамм ― ящик шампанского.
... стремясь достичь точки, в которой эти линии пересекутся....

И совсем даже не думала ни о Мишане, ни о трамвае, ни даже о ПДД. Тем более что это такое ей было не известно.


Поскольку трамвай мешал планам блондинки, она вежливо попросила красноречивого Микрона переехать в правый ряд.
Увидев троих чухон, она остановилась, стряхивая с вуали налипший ранний ноябрьский снег.

― Здравствуйте, дяденьки. А вы не скажете, как пройти в Президентскую библиотеку?

― Знаем, матушка, знаем, ― ответил за всех Батон ― тока ты, подруга не торопись, а окажи дяденькам внимание.

― Это ж какое такое внимание? Мне книжки нужны по конституции.

― Так бы и сказала, милая, ― ухмыльнулся Батон ― по конституции мы тут самые первые знатоки! Правда, Мишаня?

Мишаня смущённо опустил уши на кепке.

― Да, Блондинка, у меня есть несколько экземпляров конституции, но они у меня дома, на антресолях.
Осознав, что Блондинку сейчас уведут прямо из-под носа, Босс и ГБ перестали обсуждать ПДД и пригласили её прогуляться в чистом поле. Тем временем в поле охотился на уток граф...
В информационном поле? На жареных уток?
Конечно! Гурман он. Соусы еще любит всякие...
― А может у вас и Уголовный кодекс завалялся где-то?? ― с надеждой спросила блондинка. – А то мне посоветовали перед сном почитать, говорят, очень усыпляет.

Графа с утками она пока еще не заметила..


Микрон расстроился и крякнул в сердцах...
Разочарование Микрона привлекло внимание, и если бы Мишаня не размахивал портянками, быть бы Микрону уткой...
У Мишани, помимо кепки, было с собой охотничье ружьё.

Не подвёл охотничий инстинкт! Мишаня выстрелил на кряк.


Охотится на Марсовом Граф пристрастился уже давно. Да и добыча всегда была славная. Утки, собаки, голуби. В особенности он любил, наоохотившись вдоволь, вернуться к себе в вотчину и саморучно ощипать парочку птичек. После краткого вымачивания в яблочном уксусе, птички очень хорошо жарились на вертеле, покрываясь копотью от ольховых дров.

Вот и в этот раз его ягдташ был нагружен полностью. 5 уток, 10 голубей. К крупу была приторочена крупная добыча ― собака афганских кровей.

― Ещё и шкура сгодится ― думал Граф ― но с ней повозиться придётся. Кого бы мне нанять?

И тут его взгляд упал на...


У Мишани были портянки?

Цвета хаки?

(деловито уточняя) Круп чейный?
Про портянки ― слишком политизировано. Это ― к Ганапольскому, агитатору против портянок и певцу беспортяночного существования.
На деле Крупп оказался германским сталепромышленником, захваченным графом в плен в ответ на захват Арселора нероссийскими компаниями.
Мишанины портянки вовсе не были цвета хаки, они были из розовой фланели, из-за этого Мишаня периодически смущался перед дамами...

Когда недоразумение прояснилось, герои бросили на произвол судьбы вставший на дыбы трамвай и встретившиеся автомобили Босса и ГБ ― и отправились за графом с лошадью через поле... в надежде найти приют.


Круп?? Это наверняка что-то заразное ― подумала блондинка, вспомнив что когда-то слышала это слово от прабабушки,

и поспешила перейти Лебяжью канавку


Зря она спешила... В канавке на неё накинулась стая уток.
Тем временем как взгляд Графа всё ещё падал, со стороны Мраморного к нему приближалась бегущая толпа студентов обоего пола во главе с доцентом. Они бежали на угол Садовой на встречу с Леокадией Милоновной. Доцентом была никтА иная как Анфилада!

Бегать через Марсово ей было привычно и она часто слышала выстрелы охотничьего ружья Графа. Но по своей наивности думала, что он стреляет солью в нарушителей тишины мемориального кладбища. Теперь же, увидев, чем нагружен Граф, а в особенности его круп, перед ней открылась страшная правда...

Остановившись, как вкопанная ива на углу Марсова, она смотрела и смотрела на графский круп. Он её завораживал своей циничной откровенностью.

― Что есть жизнь? ― думала Анфилада ― пара прыжков в небытие.

Ей не было жалко афганскую, её не смущали студенты. Она плакала. Ей было жаль Леокадию.
Тяга к иституту культуры становится маниакальной...
Авотинет

Из культуры бежали бы студентки ― заявляю компетентно.

Студенты ― из бывшего СЗПИ (у него и сейчас название есть, только я не помню)
Отличная мысль: студенты бежали заочно!
Микрон отгонял уток конституцией, Мишаня ― валенками, ГБ с Боссом ― правилами ПДД, а граф поливал их соусом, и если бы не они... ужос!

В результате все ― вшестером ― вскочили на лошадь, и она, лошадь, понесла...

Несла она их до сугроба, за которым шел митинг против кукурузины.

― Не туда, ― подумали все шестеро.

И тут увидели Инженера.

Не те, ― подумал Инженер, но вскочил на лошадь седьмым.

Лошадь подумала и понесла обратно...
― Што Вы делаете, Граф? ― спросила Анфилада ― как так можно?

― А што? Я имею права, у меня и билет есть. Я типа поставщик ея губернаторского...и своего тоже. Они страсть как свежее мясо уважают. Готовят― с по-корейски, т.с.к. В узком дружеском кругу потребляют-с... За чашкой саке.

― Аааааа, простите, Граф, я не знала.

Студенчество заволновалось.

― Мы тоже хотим билет, мы тоже свежее уважаем ― скандировали они ― Даёшь билет!

― Однако, господа студенты, на всех хватит, прошу пожаловать ко мне в вотчину. Всегда рад пообщаться с юностью, юношеским и девичьим пылом, т.ск. Тряхнуть типа как бы титулом графским.

Со стороны Невского приближался трамвай с Микроном, Мишаней, Батоном с тачкой, Блондинкой. Трамвай остановился напротив студентов, Анфилады, Графа и Г.Б. вместе с Боссом, поспевшими на мотоциклетке.

― А вот кому на Каменный? ― прокричал Мишаня, высовываясь из окошка.


Остановилась лошадь на развилке ― между Торжком и Лугой, её испугала хаски, внезапно появившаяся на дороге.
Невольно вспомнились мысли Шопенгауэра о том, что люди похожи на дикобразов на морозе.

Жмутся друг к другу, надеясь согреться, и тут же укалываются иглами...

Почему Босс на мотоциклетке? Вы принижаете роль руководящего состава, ИМХО.
― Собака! ― подумал граф.

― Волк! ― подумали шестеро.

― /me! ― подумала лошадь...

У /me, который мирно сидел на 100― поле, дрогнула клавиатура.


далуни ― опознала Анфилада. Но не суку, а бежавшую за нею белку.
Опознала ― и вышла из-за ёлки.

― Здрассти всем, ― сказала Анфилада.

― Анфилада!!! ― обрадовались все.
кроме суки и белки. Им было не до того.
Ноябрьский снег бился в вагонные окна. Микрон включил дальний свет и систему спутниковой навигации. Трамвай нёсся по Троицкому. Слева сиял Зимний, справа сиротливо возвышался высотный офис Правительствующих родственников. Но в вагоне было спокойно и радостно. Студент затянули свою любимую.

Там где Крюков канал

И Фонтанка-река,

Словно брат и сестра обнимаются,

От зари до зари

Там горят фонари,

И студенты толпой собираются.

Батон уже начал прикладываться к шампанскому, Мишаня снял кепку, из-под которой выпали чудесные белокурые локоны. Блондинка, неотрывно смотрела на них

― И я хочу такие ― мечтала она ― в добавку к своим.

Справа от поезда тарахтела мотоциклетка и скакала графская лошать с семью седоками.

Впереди их ждала остановка на площади Революции. Там трамвай поджидали Сандра, Нора, Боната, Апельсина и ещё раз Батон.

― Над Троицким в гондоле аэростата завис НайкСПБ, с Маринессой, Августиной и Фламигоооооооооо.


Вы правы: белка пересчитывала медали хаски и каждый раз сбивалась со счета...

К Абрикосову! ― воскликнула Анфилада.

Боливар не выдержит восьмерых, ― с грустью констатировал граф...

А меня и вовсе не пустят, ― расстроилась лошадь.


Лошадь звали Боливаром?

Или лошадь приблудилась позже? Или Боливар приблудился?


Граф выражался иносказательно... Лошадь ― не Боливар, это её литературный псевдоним.
Я не понимаю, куда едет трамвай? К Абрикосову или на Каменный в вотчину Графа? По пути еще «парк Ленина». Там и А.Фёдоров с фуражом для лошади, канистрой бензина и запасом пива для студентов поджидают. Да и Батону уже надо на минутку выйти из вагона...
Авотынет! Фёдоров, да будет Вам известно, неизменно выкатывает Ballantines. И это уже было отмечено.
Трамвай остался в точке пересечения рельс.

Босс вызвал парочку камазов, а ГБ налил всем по капельке, чтобы не замерзнуть в чистом информационном поле.


Т.е французская линия похерена?
Отнюдь. Она только и начнётся! На Каменном, у графа. Там и студентки, и подземный ход на станцию Новая Деревня, а там паровоз прямо в Париж через Стокгольм. Без остановок и пересадок. Всё нелегально. Опять же вагон-ресторан с цыганами, медведем, дамским оркестром заполночь и сатуратором для Батона.
Тем временем на Лазурном берегу Нора и Пилат внедрялись в ряды миллионеров.
Отнюдь! Это параллельная линия.

Скорее всего, все пересекутся в Торжке.

Или в Праге у Я.С.

Или в Лондоне у Патруля.

И все поженятся © Сандра.
Дело в том, что в Париже намечена конференция Коминтерна. А Микрон в числе прочего в ботинке везёт решение Российского ЦК. У Мишани же волосы блондинистые ― шиньон! А под шиньоном ― прокламации для французских докеров. Штоб наши суда с ракетами под дровами не разгружали бы в Марселе, а разгрузили бы в Аяччо. Там перепродать легче.
Отчаявшись найти и взять с собой Марка Крысобоя, забухавшего "по-чёрному" ещё во времена ФФ, ППИЛАТ принял решение опровергнуть пословицу, что один в поле не воин. Тем более, что это было не поле, а Лазурный берег.
На свежем пергаменте из медведовой шкуры, завереная печатью Большого Тинь-Пу, грамота с Решением была заветной мечтой многих коллекционеров рукописей.
Перепутав (в свете упомянутых решений) тендер с тендером, к паравозу вместо бочки с водой прицепили итоги розыгрыша на строительство Г.П.Е.
К моменту прибытия камазов взопрели озимые...

Но оттепель была краткой.


После такой оттепели засуха была неизбежна...
Засуха в ноябре ― элементарно! Коллектив чухонцев начал собирать травинки для Боливара.

И так, собирая по травинке и соломинке, семь чухонцев во главе с пролетарием добрались до...


А за 5 утаённых травинок ― 3 года лагерей.

За всем надзирал Мишаня с ружьём. Мишаня, готовый палить на каждый кряк.


сорри... какая-то комп-атака...
Так― так...

Не удалось таки травинки утаить! Мишаня был бдителен!


Оглянись!

Не ворует ли кто колоски с колхозных полей?


По условиям контракта при полном соблюдении правильности сбора травинок и отстрела уток, он досрочно получал должность обер-капо с одновременным повышением в звании.
Колосков было немного и были они чахлые. С трудом сгибая спину все чухны от мала до велика шли по бороздам и собирали скудный урожай. Собирали колоски в торбы, притороченные к поясу. Скудная одежда едва прикрывала голые тела чухонцев. Солнце палило изо всех сил, и невозможно было утаить ни одного колоска.

На вечерней поверке начальник барака сообщил, что за каждую сотню собранных, неповреждённых колоском, каждому будет снято по три года срока. На волю не хотелось ― здесь кормили, но и не собирать было нельзя. За чухонцами шёл отряд фонтанёров и каждого, кто уклонялся от сбора колосков, стегали, по чему попадёт. А попадало жёстко и безжалостно.

Страна голодала после попытки строительства капитализма. Все стремились в лагерь по любому поводу, целыми семьями. Уголовный кодекс россияне знали наизусть и изыскивали все возможности оказаться в лагере. Но и на содержание лагерей средств не было. УИН дало указание ― освобождать досрочно.

― Да, вот была житуха― то в 70-е годы. А ведь всего полвека прошло ― думал Мишаня ― дневальный чухонского барака Сестрорецкого лагеря под Петербургом ― Ничего, выйду на волю кого-нибудь изнасилую и снова в лагерь. Статья за изнасилование в России ещё сохранялась.

Вечерело.
Не надо насилия. Пусть у него лучше какая-нибудь возвышенная любовь в лагере будет. В стогу.
Видите ли, на воле были рады изнасилованию. И всячески провоцировали это пока ещё преступление. Было принято после акта насилия давать еду. Но и УК сохранял статью. Т.о., все были довольны. И в суде доказывался не факт насилия, а факт ненасилия.

Возвышенная любовь, конечно была, но она трансформировалась в иную мотивационную сферу. Кормит ― значит любит. Не все хотели быть любимыми бесплатно. Народ очень прагматичный стал. Ну как сейчас и даже больше.


А в это время на Лазурном берегу...
Н-да!

Не вовремя я про лагерь и травинки вспомнил.

Лучше бы уж Мишаня попал...

Или хотя бы к принцу Ольденбургскому...


Принц отдыхал, нежась под солнышком на Лазурном берегу, не подозревая, что за ним наблюдают. Он был слегка пьян, беспечен и пребывал в великолепном расположении духа. Боковым зрением он увидел не вдалеке даму неопределённого возраста с весьма приятными глазу формами и симпатичными рыжими кудряшками.
Ну, будем логичны. Вспомнить Вы могли только текст из литературного (!) произведения. Или чьё-то устное изложение литературного произведения. Впрочем, не будем на том зацикливаться. Трудности жизни были, есть и будут. Но мы-то существуем... Значит от кого-то мы произошли? От родителей, наверное. А те от своих родителей и т.д.

И хватит на эту (!) колосковую тему.


Как во городе было

В Ольденбурге,

Славный принц пировал

Да веселилси...


Опять сбились с пути истинного.

Никогда нам этот сценарий не закончить


А што, не устроить ли нам заплыв вокруг Каменного острова? ― высказался кто-то из чухон.

Развесёлая, сильно подогретая вином, водкой, Немироффым и прочими напитками, компания чухон вместе со студентами доцента Анфилады заорала: Заплав! Заплыв Заплыв!

― А как заплывать будем, голомя? Или как? ― робко спросила Блондинка, закручивая свои роскошные волосы вокруг головы и тайно желая услышать "Да".

― Ишо чего? ― возмутился Мишаня ― у меня обмундирование казённое, ещё свиснет кто...

― А я считаю ― кто как хочет ― высказался Микрон, ярый поборник свободы выбора между птичками и курочками ― моё мнение такое: если кому есть што показать ― пусть показывает!

― А в каком направлении плыть будем? По часовой стрелке или обратно? ― конкретно спросил Фёдоров, снимая пенснэ и нижние тренировочные брюки.

― Ить твою, канешна плыть надо навстречу! ― проснулся Батон и пропел: Мы поздно встретились и рано разошлися... напротив Елагина в цыпочке встретимся и по спальням дворцовым.

― Господа, господа, не забывайте о роли личного примера для подрастающей молодёжи! ― отрывисто и строго произнесла доцент ― на нас с вами ответственность ― не допустить падения нравов. Всё должно быть пусть и фьюжн, но не выходя из нижнего белья.

А тем временем, пока занудливые чухонцы ставили вопросы, не отвечая на них, студенты и студенточки разоблачились до нельзя (на что Микрон только усы причесал) и начали скакать по берегу Каменного, делая разные разминочные упражнения. Кувырки через голову, мостики, шпагаты и прочие сальто, вызвавшие неподдельный интерес у кадровых чухонцев и ностальгическое желание выпить чтобы запить возникшую сухость в горле. Пенснэ жэ вернулось на своё место.
Студенты и студенточки уплывали всё дальше, слившись в однополое целое.

― Отстанем, же, отстанем, ― засуетился Микрон, уже засунувший птичек в один карман брюк, а курочек ― в другой. Волнение одолевало его, и он нервно протирал разовым платочком усы. Забывшись, засунул усы в нагрудный карман и суетливо приплясывал у воды. ― Неавантажно же получается!

― Ни боись! ― строго скомандовал Мишаня, уже пригнавший лодку типа «тачанка» с пулемётом на корме, ― всех враз догоним.

Водоизмещение не позволяло загрузиться в лодку всем, а потому в догонку послали доцента, снабдив её специальным флагом «Осторожно! Мины!».

― Ну, вот, опять без меня, ― всплакнул Микрон, но верный батоно Батон уже привинчивал гребной винт к своей тачке.

Кто мог, забрались в тачку, и этот странный экипаж устремился в воду. Неожиданно прикрученный винт оказался вертолётным, и машина взмыла над Невкой.

Внизу неразборчивой массой плыли студенты, настигаемые мишаниной тачанкой.
Летучая тачанка исправно летела бреющим полётом, описывая круги и восьмёрки над плывущей толпой юниц и юношей.

― Мишаня, прицеливайся! ― скомандовал Микрон ― по позициям птичек ЗАЛП!

Мишаня дёрнул верёвочку. Из всех стволов пулемёта системы "Максим-фьюжн" вылетели фейерверки цветов, бабочек, конфет драже и орехов кешью.

― Уррррррррррррррраааааааааа! ― заорали студенты. По-баттерфляевски полувыпрыгивая из воды, потряхивая грудками, студентки ловили бабочек и орехи...

― Батон, наводи на новую цель, ― крикнул Микрон Батону-2.

― Дык, етта, сзади заходи! Они енто того, искупанные! ― сложив ладони рупором, кричал Батон-2.

Фёдоров, Анфилада, Нора, Боната подвозили новые боезапасы.

― А я тоже хочу, как они, ― капризно проверещала Блондинка, ― Я может заочница и отличница, и староста...

― Как они не получится, получится лучше! ― многозначительно проворковал Граф, спрыгивая со своего каурого. Пойдёмте чего-нибудь горяченького приготовим для чухон, Вы поможете?

― Нет, я дождусь Микрона. Он отлетает второй заход и вернётся. Я знаю, я знаю....


Новые боеприпасы были выпиты столь же стремительно, как и прежние. Уставший и захмелевший вертолётный винт неверными шагами мерил воздух. Внезапно он сложил лопасти и с криком: «А видал я вас всех!» ― бросился с размытого берега в воду.

К его несчастью тут было неглубоко, и сложенные лопасти потом ещё долго торчали из воды, застряв в илистом дне. Батонова машинка повисла как бы на ходулях. Пулемёт от удара заклинило.

Но флаг «Осторожно! Мины!» возымел действие. Мины вдруг начали рваться вокруг заметавшихся в воде студентов, окончательно потерявших признаки пола, разменяв их на Fobos'а и Deimos'а. Оба спутника пытались утащить несчастных на дно.

Мишаня расчехлил пулемёт и начал стрелять в утопающих спасательными жилетами. Кепку пришлось развернуть, чтобы жилеты не попадали в глаза.

― Ура! ― неожиданно вскричала доцентисса. Нервная реакция усугублялась как оторванностью от дополнительных боеприпасов, так и волнением за пол студентов, ― А как не вернётся! Совсем же гермафродитами останутся, начнут размножаться почкованием, потеряют сексуальную привлекательность, ― забота о полноценной половой жизни рядового чухонца не давала доценту покоя.
Спасательная шлюпка под Командой Г.Б. с Найком на борту во взаимодействии с аэростатом вытащила всю голую студенческую ораву и высадила напротив Деревянного театра. У девиц в руках были цветы, рты испачканы конфетами, а у студентов на зубах хрустели орехи. Над всей толпой вились бабочки, притянутые сладкими запахами. Портал театра был распахнут, в глубине гудели юпитеры. Режиссёр фильма Фёдоров со свитой ассистентов сидел на эстраде, свесив босые ноги в яму. От света было тепло. Автор сценария в буфете разминался красненьким.

― Снимать будем? ― в мегафон спросил режиссёр у оравы?

― А што снимать― то, мы и так голые ― взревела вся учебная рать.

― Кино снимать!

― Давай, зачитывай — хором проскандировала орава.

— И штоб секс был — пропищала одна маленькая, но с бойкими глазёнками студенточка — и чтоб традиционный!

— Ну это уж как получится — ответствовал режиссёр.

— Кто хочет играть главную роль Графа?

— Я! — вызвался здоровенный студент 190 см и хорошо развитым всем. Он стоял как Посейдон, увитый водорослями. Речной ил загадочно оттенял его не менее загадочные глаза.

— А кто будет играть роль графини?

— А можно я? — вышла из толпы стройная брюнетка, явно рассчитывавшая на поцелуи с графом.

— Так, главные исполнители есть. С остальными по ходу разберёмся. Мишаня! А где Мишаня? Кто видел Мишаню?

— Я здесь, — раздалось с райка — проверяю действие огнетушителей!

И на головы всех спали мощные струи пенистой огнетушительной влаги.

Микрона и Блондинки в зале так и не было...

Издали раздавалась песня.

Словно замерло всё до рассвета,

Ни хрена мне кругом не видать.

Нет селёдки и нету конфеты

Чтобы водку хоть чем зажевать.

Это пел Батон. Под руки его вели Нора и Боната, обе в шёлковых купальниках от Кардена.
Мишаня вынул из огнетушителя спички и развёл костёр, время от времени попрыскивая на огонь ядрёной пеной. Промокшие спасатели сели в круг сушиться.

— Во лодопетия какая! — неожиданно и с восторгом сказал Мишаня, — Да я б на такой, ну, хоть в Венеция подался! Мореходность ― куда там гондолам!

На Мишаню неодобрительно зашипели.

— Тут дамы-с, — тихо и осторожно заметил Граф.

— В Венецию? — Бурундукъ ехидно улыбнулся, — Вполне представляю себе запах протухших каналов. И сдохших за долгие годы крыс. Ведь там же в подвалах живут крысы? Не могут не жить! — Бурундукъ заметно оживился, — Днём питаются голубями на Сан― Марко, а ночью — рыбой. Вот кто действительно достоин внимания, так это крысы! Где ещё найдёшь такую особь, что привыкла бы за долгие годы — нет — столетия! — к жизни среди воды! И не бегут они с корабля! Живут-с! Ей Богу, вот зачем стоит поехать в Венецию, так это — крыс посмотреть.

Мишаня удручённо вздохнул. Вовсе не крысы интересовали его, а положение собственной кепки. Он стянул её с головы, повертел, осмотрел со всех сторон, повернул вверх ногами и сказал: «Наливай!»

Всем налили остатков боеприпасов. Мишане — в его кепку.

Батон некстати гаркнул:

«Ну, за крыс!»

Мишаня вздрогнул, но выпил. Почему-то ему показалось, что закусить этот тост он обязан именно крысой...


Нет, это всё был морозный сон.

Восемь чухонцев во главе с лошадью искали приют....

Валенки Мишани переходили из ног в ноги. Поле оказалось неисчерпаемым. Но где-то далеко... засветились огни деревни.

— Чу, барин! — заявил Мишаня графу.

— И в самом деле — чу, — с недоумением констатировал граф....
Ветер завывал под аркой Главного Штаба. Ведя в поводу каурого Буцефал-Боливара напАру с мульти-тележкой, неопохмелённые чухонцы тихо брели в сторону Банковского мостика. Студенческий контингент свалил в общагу нарушать безобразия, Микрон где― то вдалеке вливал в уши Блондинке очередную порцию рифмов, Батон проклинал шампанское всех сортов и призывал заглянуть в Кирпичный переулок. Но спаянный чухонский коллектив не допустил возможности заходить в кафе, крышуемое "Аль-Каедой", и все пошли дальше. Возле грифонов с золочёными крыльями стоял и нервно курил сигарету за сигаретой БОСС. В багажнике его шикарного авто ждал всю компанию ящик НЕМИРОФФ (в профилактических целях) и кой-какая закусь.

А в это время на Лазурном Берегу...


И вот, наконец, долгожданная деревня Венеция...

Недолго думая, чухонцы заселились в первый попавшийся хотел — Vivaldi.


Сидевший на завалинке пожилой мужчина с остатками рыжих волос вокруг обширной плеши так и представился:

— Гюнтер Эскалоп Vivaldi, — с явно иностранным оттенком в фамилии.

Гостиница не показалась чухонцам ни обширной, ни излишне удобной, но зато из окон номеров открывался чудесный вид на море. Да и вся местность казалось какой-то уменьшенной.

За ужином разгорелся спор ― зачем они сюда приехали. Нужно ведь в Лигурийское, а не в Адриатическое море. Микрон страдальчески вздохнул:

— Опять Боната карты перепутала...

— Карты? Боната? — в двери ввалился тощий господин с абсолютно белой кожей, — Вы видели её карты? Она вчера... Или уже сегодня... Меня 7 раз в дураках оставила! Сразу видно, что карты свои она из рукава достаёт!

Смущённые неожиданным визитёром, чухонцы, тем не менее, подивились столь быстрому успеху Бонаты у местного населения. Но тут же нашли объяснение:

— Итальянцы — горячая кровь.

Но ещё больше удивление было, когда хозяин к ужину вместо вина вытащил несколько бутылок Nemiroff.

— Надо же! И до сюда дошло, — благоговейно прошептал изумлённый Батон.

Читатель сразу поймает автора на том, что не бывает изумлённых батонов, но автор стоит на своём и, при случае, готов подтвердить свою правоту.

Коридорные разводили гостей по комнатам.

— Меня зовут Тинторетто, а того — Тьеполло. Мы учимся неподалёку и подрабатываем. Хотим стать художниками. Только у нас всё очень трудно. Чтобы занять достойное место, нужно написать портрет дожа. Только к дожу не пустят. Там уже Гольбейны и прочие берги все места забили.

Тинторетто хитро подмигнул:

— А я всё же написал... Портрет. По памяти. Пойдёмте ― покажу.

Все двинулись к каморке юного художника. Там и вправду стоял мольберт с закрытой тряпкой картиной.

Юноша сдёрнул тряпку с холста...

На них смотрел Уго Чавес. Только не в красной рубахе, а в чёрно-белой полосатой.

Сандра сидела на берегу моря и сокрушённо вздыхала:

— Вот почему всё такое маленькое: не Венеция, а Венесуэла...

А Батон сразу понял, что Nemiroff'а доставили контрабандой в снарядных ящиках. Когда танки везли.
Сандра вздыхала: Адриатика Адриатикой, но Лигурийское море несколько престижнее... И кто настаивал на Венеции?.. нет, это не то.

Анцио — вот достойное место для приличных чухонцев!....

Итак... Чухонцы поселились на бывшей вилле Нерона. Нора быстро освоила дайвинг и плавала между мраморных колонн, утопленных временем... Пилат нежился в остатках римских бань.
Какой-то древний камень мешал прокуратору лежать. Он отвернул его и обнаружил подземный ход.

Спустившись в него и идя по четверо в ряд, он неожиданно оказался на крыше Колизея.

На арене готовились к скачкам. Невозмутимый Мишаня ездил на маленьком трамвайчике меж седоков и раздавал терновые ветки. Графу он дал зачем-то целых три.

Прилетевший с виллы дух Нерона дал команду к началу состязаний. Распорядитель махнул противогазом, и кони помчались. Вот тут-то и выяснилось, зачем Графу три ветки: одну он сразу уронил, другую воткнул в круп скачущего впереди коня, а третьей настёгивал своего с криком:

— Крупп от нас не уйдёт!

Смеркалось.


Тем временем камазы Босса, погрузив заблудившихся в информационном пространстве восьмерых чухонцев, отправились искать приют. Долго плутали они среди сайтов и блогов. Проезжая мимо очередной колдобины, увидели чухонцы замерзающего в холодильнике Мурмура. Сердце ГБ дрогнуло.
Однако холодильник оказался не так прост. Он трясся, переминался с ножки на ножку и норовил забанить всякого проезжающего.

Предлагаю (штоб не путаться) разделить сюжеты на Лигурийский и Петербургский.


А венесуэльский? Оттуда Микрон на Кубу захочет. Большую рыбу поймать.

А венецианско-вилльно-колизейный?

Да и в Петербурге трамваи разбредаются по таким закоулкам, куда и Красюк не ездил.

А некоторые трамваи ― с пулемётами и вертолётными винтами. Водоплавающие под арку Главного штаба.


За Вами не угнаться...

Слишком стремительно развивается сюжет.

Дорогие мои! Вырисовывается не сценарий, а авантюрный роман.
Мишаня смотрел в ноты и в голове у него выстраивалась цепочка рассуждений: Вивальди, Соль-мажор, соль, солонка, перечница... Нашёл, нашёл, эврика, воскликнул он. Вот чего мне не хватало — перечницы.


На острове Бали не бывало ещё плохой погоды. Иногда только. Так, по мелочи, цунами или пассат какой забредёт. Хижина дяди Микрона стояла на берегу лагуны, славящеёся своими вкуснейшими каракатицами и мини осьминогами. Или, как их звали местные, октопусями. Осьминогов можно было есть живьём. Они так забавно щекотали щупальцами внутри внутроенностей, что было неясно ― это октопуся или вчерашний лещ по соусом бешамель. Каракатицы тоже были хороши. Если съесть одну, то потом неделю всё-всё... Вы понимаете? Всё-всё и снаружи тоже было синим-синим как полуденное море...

Хижина дяди Микрона отличалась своим убранством и туземцы приходили любоваться на синтезатор, портреты Пьехи и награды, полученные дядей Микроном в России в Приюте убогого чухонца. Но их было мало, и не они были главным. А главным был том неопубликованных реквиемов Микрона. Он был ин фолио, переплетён в кору лип, срубленных в Летнем саду Петербурга.

Целыми днями дядя Микон строгал дерево гуа-гуа на клавиши фисгармонии, которую он собирался сделать для кружка юных орачивательниц лагуны. Они часто приходили к дяде Микрону и сдавали зачёты по музыкальной и иной грамоте. Дядя Микрон не скупился на установочные сессии, а слушательницы не торопились оканчивать курс. Пересдачи поощрались бананами, авокадо, киви и дурианами.

И вот однажды среди слушательниц курсов зарыбления появилась новая очаровательная персона с явно не балийским профилем и фасом.

Вопрос: Кто это был?
Ленчик стояла, облокотившись на перила Банковского мостика, и что-то пересчитывала, загибая пальцы. «Раз-3,14здяйка, два-3,14здяйка, три-3,14здяйка…шесть…» бормотала она в такт загибания пальцев.

«А хде ЛЕНИН?» ― глотнув из горлышка, поинтересовался Батон.

«ЛЕНИН — в Польше» ― ответила Ленчик, продолжая загибать пальцы. — «У них там «Формула-1,5», очередной этап».

«Через реки, горы и долины…» ― попытался запеть Батон. Как и все, кому в детстве на ухо наступил МЕДВЕД, Батон не мог попасть ни в такт, ни в тональность. Но знал все тексты.

«Горы и реки не знаю — бубнила Ленчик, ― но там вдоль трассы бабьё — Тверская отдыхает. Не сбился бы с пути истинного».

«ЛЕНИН у нас — кремень, ― констатировал Микрон, ― он обязательно прибудет на финиш в числе лидеров».

«Ну, за удачный финиш!» ― провозгласил Батон и приложился к горлышку армейской фляги. Сделав пару глотков, он достал из кармана завёрнутый в газету бутерброд с зеленоватым сыром. «Заначка, с прошлого года — буркнул Батон — пригодилась».

«Заначка — штука хорошая», ― констатировал Мишаня, помогая Графу рассупонивать каурово.

Он огляделся по сторонам и вдруг спросил: «А с кем наши сегодня играют?». Чухонцы проследили за его взглядом и увидели вдали мужскую фигуру в черном пальто и широкополой шляпе. Воротник пальто был замотан сине-бело-голубым шарфом.

«Кто болеет за ЗЕНИТ у того всегда стоИт» ― вспомнил Батон ленинградскую «кричалку» из 20-го века.

«Ты ещё про остальное вспомни, ― проворчал Г.Б., ― и как на «колбасе» катались…».

Но колбасы в сумке из багажника БОССа не было.

Микрон аккуратно открыл пластиковую банку с сельдью «Матьё». Оставаясь главным россиянским зарыбленцем и орачивателем, он не представлял себе другого, столь же правильного вида закуски, кроме рыбы. Анфилада, с благодарным вглядом, протянула ему нарезанный чёрный хлеб.

«А как на вашем мужском здоровье скажется пластмассовость упаковки?» ― тихо, как бы невзначай, спросила Сандра.

«А нам всё равно…» ― начал было петь Батон, но его остановил резким движением Граф.

«При чём тут упаковка?» ― серьёзно спросил он.

«Если в этой гадости слишком много бисфенола-А, то мужик теряет своё мужское, не сразу, постепенно. Но окончательно…» ― Сандра говорила тихо, и от этого скрытая угроза вечной импотенции стала маячить даже перед Батоном, который почти уже видел выполнение супружеского долга лишь в своевременном выносе мусора.

В мозгах у всей компании пронеслись видения пластиковых бутылок, стаканов, вилок и прочего. Чухонцы переживали за себя, чухонки – за своих верных спутников жизни, пусть даже и не присутствующих.

«Чего грустим, черти нерусские?» ― БОСС распечатывал очередную пачку сигарет и хитро улыбался. «Я дал команду, чичас подвезут «Василеостровского-тёмного» и тараньку. Погрузимся в КамАЗы и рванём. Есть на Крестовском одна заброшенная дачка».

«Это та, в которой Большой Тинь-Пу квартировал?» ― поинтересовалась Боната.

«Не один ли …» ― прорычал Мишаня. Ему в этот момент больше всего хотелось в тепло, под крышу, к печке.

«Ура! Едем на дачу!» ― захлопала в ладоши Блондинка. В её воспалённом мозгу прорисовывалась картина летнего вояжа на природу с шашлыками и прочими оргиями. «Чур, я режу огурцы для салата» ― лицо Блондинки светилось каким-то непонятным для остальных чухонцев счастливым светом.

Микрон тяжело вздохнул и, обняв Блондинку, крепко прижал её к себе. «Ничего, ничего, ― ласково и тихо говорил он ей на ушко, ― скоро подъедет доктор D. Ph. Freudmacher и всех вылечит».

«Этот доктор ваш Freudmacher

Отправляться должен на …» ― делая очередной глоток из своей фляги, пропел Батон.

Рядом рокотали и плевались солярным выхлопом КамАЗы. Граф и Мишаня пытались затащить каурого в кузов. Каурый взбрыкивал.

Под чутким руководством Г.Б. вся чухонская братия погрузилась в машины. БОСС осмотрелся, закурил очередную сигарету. Постояв минуту он сказал знаменитое: «Поехали» и кавалькада КамАЗов тронулась в сторону проспекта «Динамо».

Новый мостик проскрипел под мощными грузовиками, но выдержал. Ветер с залива заставлял съёживаться и плотнее прижиматься друг к другу. Предвкушение приятного времяпрепровождения с пивом и таранькой на бывшей даче «самогО» как бы немного окрыляло чухонцев, их лица светлели, а исходящие от них флюиды были сверх положительными. Немного поплутав по Крестовскому, КамАЗы остановились у ворот двухэтажного особняка. «Приехали», ― сказал БОСС, и стал куда-то «мотороллить» по мобиле.

«Ну, за приехали!» ― прикладываясь к фляге прохрипел Батон. Отсутствие необходимого количества закуски сказывалось и, главный чухонский тамада был уже в довольно захмелевшем состоянии.

Анфилада приводила в порядок свои великолепные рыжие кудри перед правым боковым зеркалом КамАЗа, Сандра и Боната с чисто женским подходом к делу выясняли, где, что и как в данных апартаментах.

Граф с Мишаней выводили из кузова каурого. Г.Б. и Микрон обьясняли Блондинке где они все находятся по не-Декартовой системе координат.

«Отмотороллив» пару минут БОСС дал команду: «Заходим» ― и толкнул ворота. Ворота открылись. Чухонцы всем кагалом ввалились внутрь двора и стали осматриваться. Вид был то, что надо. Имелась даже банька, причём, довольно внушительных размеров.

«Вы, Граф, лошадь в стойло определите, за домом, слева, ― конкретными фразами маститого руководителя чеканил БОСС. – В дом заходить в центральную дверь». И, захохотав, добавил: «Ноги при входе не забывайте вытирать!»

Холл коттеджа был внушительный и светлый. Менее четверти часа хватило честной кампании для того, что бы освоиться и расположиться за огромным, сделанным из деревянного массива, столом. Мишаня и Граф вошли позже и констатировали наличие овса для лошадки в стойле. Высказали восхищение. БОСС улыбнулся: «А то!».

Пиво и таранька были великолепны, чухонцы наслаждались вкусом, перебрасывались незначительными фразами и чувствовали себя просто великолепно.

А в это время на Лазурном берегу...

ППилат внимательно наблюдал за действиями Элизабэт. Высокопрофессиональное шестое чувство подсказывало ему, что не всё в порядке в Датском королевстве, но недостаточность качественно-количественной информации тормозила принятие конкретного решения. Не совсем прорисовывалась и роль Гашехуана в истории с контрабандистами. А ещё и этот подземный ход…

Нора приблизилась с подветренной стороны и резко сказала: «Хватит пляжа, пора оказать уважение ЖКТ». ППилат кивнул, соглашаясь с этим утверждением, и резко выпрямился. «Война — войной…» ― продолжать классическую цитату не имело смысла, её знали все. Окинув взглядом пустеющий пляж и нескончаемую очередь наследников, наши резиденты отправились в ближайшее заведение местного «Общепита».

«Ты как хочешь, а мне эти лягушачьи лапки уже вот где, ― Нора провела ребром ладони в районе своей шеи. И устрицы своим пищаньем надоели.
Борща бы сейчас, на сале. Пельмешек от «Морозко». Или картошечки отварной с солёными грибками. И хлеба чёрного здесь нет. Ужосс!!»

«Вернёшься на берег Ладоги – всё это будет, ― неторопливо, в такт шагам проговорил ППилат, ― а пока что будем жрать сыр с плесенью и пить старое кислое вино. Я сам по хорошей водке соскучился. Батон с БОССом дома, наверное, каженный день литр НЕМИРОФФ на двоих распивают».


Так не спеша, с разговорами, они дошли до ресторана при отеле «Хилтон». Это было единственное место, где обедалось с удовольствием для чухонского характера. И имелась бильярдная.

Продающий поштучно контрабандные сигариллы мальчишка, был даже внешне явным сторонником «Аль-Каеды». Но ценник у шахида в три раза ниже магазинных, и, ППилат пользовался его услугами, не смотря на политические разногласия.

Обедающие одновременно с нашими героями два венесуэльских дипломата (на их рожах было русским по белому напИсано, в какой из спецслужб Великого Уго они получают довольствие) уже подходили к ресторану, о чём-то споря и дико жестикулируя.

«Сюда бы Влада Радимова, — подумал ППилат, — он бы всю их болтанку на нормальный язык перевёл». Но рядом не было даже Батона, чьи лингвистические познания включали в себя всего лишь три матерных ругательства, но зато на всех языках бывшего Советского Союза.


Это была идеальная синева.

Не синева, тронутая лёгкими облачками, не слепящая синева позолоченного солнцем неба, не металлическая синева моря. Это была идеальная синева отполированного многочисленными задами столовского стула.

Мужик с идеально синей рожей сидел на картофельном ящике, явно скучая в ожидании необходимости опохмела.

Но чухонцам нужен был не он.

— Слышь, Петуха, есть? — вопросил БОСС.

Грязная волосатая рука полезла в ящик и выудила оттуда бутылку стеклоочистителя.

— Й-э-эсть! — протянул названный Петухой, — да не про вашу… — мужик поперхнулся, чувствуя приближающийся сладостный момент.

— Слышь, Петуха, давай меняться, — БОСС вытащил из внутреннего кармана фляжку Nemiroff’а, — ты нам, — рука БОССа осторожно указала на синюю бутыль, — а мы тебе — во!

Синий мужик придирчиво осмотрел фляжку, задумчиво сморщился:

— Не-а. Столько не возьмёт.

— Возьмёт, возьмёт, — убеждал БОСС, — знаешь, как перец кайф догоняет?

— Не-а! Стока не возьмёт, — мужик почуял добычу, и упускать её не хотел.

Пришлось БОССу доставать литровую бутыль, чтобы обменять её на такой же объём стеклоочистителя.

— Совки проклятые, — ругался он, возвращаясь к чухонцам, — Советский принцип: объём на объём. А не рубят, что предлагаю водочный хайтэк.


Чухонцы готовились встречать Ленина. Никакой Финляндский вокзал, броневики, вооружённые солдаты не спасли бы ситуацию, коли на встречу приехали бы на немытых машинах. А погода — зараза, — как на зло вывалил мокрый снег вперемешку с той дрянью, которой у нас обычно посыпают дороги. Ни вода, ни импортные средства с такой смесью не справлялись. Нужен был кондовый отечественный стеклоочиститель на чистом спирте.
Ленин ехал торжественно-неспешно. Вся его гонщицкая душа была против такой езды. Но он находился в затруднительной ситуации: приз — победителю «Формулы 1.5» вручали приз — 1.5 машины. И этот приз нужно было самоходом гнать домой.

Ленин сразу решил, что половинку машины он засунет на чухонский форум, — там давно уже жаловались на то, что он там только половину машины поставил.

— Теперь будут 2 половинки, — решил Ленин, — почти что — одна целая.

А целая — заменит кормилицу, павшую в боях на автодроме.

— А Ленчик-то ещё не видела, — мечтательно думал он, привычно давя на газ, но, спохватившись, тут же притормаживал.
А что у нас на ужин? — поинтересовались дамы, слезши с камаза.

Микрон начал подводить теоретическую базу, а Мишаня спустился в подпол и стал подавать наверх завалявшуюся югославскую ветчину и запыленные бутылки вина...


— Есть ли штопор? — волновались дамы.
И тут выяснилось страшное: штопора НЕ БЫЛО!
Не было и шашки. Уныние охватило странствующие массы...

Все с надеждой смотрели на Мишаню.


Мишаня смотрел на валенки...
Молчание становилось всё напряженнее...

Тягостное ожидание ужина, казалосЬ, могло вылиться в истерику...

"Банки с ветчиной тоже не открыть," — как бы про себя констатировал Мишаня.

Очень хотелось пить и есть


Раззадориваете????

Извините, некогда.

Да и фут, извиняюсь, боллллл.
Услышав такое неубедительное оправдание, дамы замыслили страшное...
Разумеется, в сумочках у дам было все: и штопор, и консервный нож.

Но... Уж очень раздражала беспомощность и неподготовленность мужской части экспедиционного корпуса.


Ну, да...

Типичное содержимое дамской сумочки.

Не хватает исландской саги...
У Бонаты есть фонарик, а у меня всегда с собою швейцарский красный нож (муж подарил).

Можете и не верить, но это так!


Ну, да.

А у Сандры — японский веер и исландская сага.

Охотно верю.

И в то, что Боната освещает нам путь, а Вы производите полевые операции.


У меня есть штопор и консервный нож
Ну взяли бы КОНСЕРВНЫМ НОЖОМ вырезали кусок берёсты, ШТОПОРОМ что-нибудь нацарапали на ней. А мы бы прочитали.

Типа: Переслеживай за Танькой цоб не блудила чего зря

(№14, №122)
Нет, зато в моей сумочке всегда есть сигареты и зажигалка. Всегда могу разжечь камин.
...и страсть

(ворчливо) совсем в разжиганиях зафлудили тему.


У Микрона этого добра тоже хватает, он его за собой по всем форумам таскает.
Таким образом, ворчливые чухонцы остались без ветчины, без вина — и без камина.

Они начали волком поглядывать друг на друга. Накаляющаяся обстановка не грела...


Камазы остановились у того, что раньше считалось Летним садом.

Липы, порубленные Микроном в поиске одной-единственной, подходящей для переплёта собрания собственных реквиемов, лежали, как попало. На топливо они ещё не годились, но на них вполне можно было расположиться. Среди лип дачными сортирами торчали укрытые на зиму скульптуры.

— Запаляй примус, — распорядился BOSS, предполагавший, что этим займётся Мишаня, но тот вдруг заартачился, примеривая валенок к выгруженному самовару.

— Чё я-то? — сердито ворчал наш милитари, — вон — Граф, кроме своей кобылы, ни фига вокруг не делает, да банит, куда ни попадя.

Ситуацию разрешил туристически подкованный ГБ, ловко наливший в примус из бака Камаза. Проблема случилось только со спичками, поскольку те, что хранились в мишанином валенке, размокли от пара самовара. Ситуацию спас Микрон, научившийся на Бали добывать огонь с помощью палки.

Пламя примуса не согревало, но давало надежду на ужин. Кастрюля уже начинала булькать, но споры по поводу кандидатуры повара ничуть не утихали.

— А меню? — капризно вопрошала доцент, державшая в памяти бульон из студентов.

— Крыс не будет! — твёрдо пообещал Мишаня.


Да мне до дома два шага. Ну три от силы...

А огонь добыть в ЛС ничего не стоит. КЗ!