Борис Вишневский Обыкновенный чекизм - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Борис Вишневский Обыкновенный чекизм - страница №1/1

Борис Вишневский Обыкновенный чекизм

Публикуется автором , 5 января 2004 года

Нетрудно представить, что произошло бы в послевоенной Германии, если бы кто-то из государственных чиновников, ранее служивших в гестапо, заявил, что его бывшее ведомство всего лишь «подвергало законному конституционному принуждению» противников гитлеровского режима. А концлагеря, тюрьмы и пытки были лишь способом защиты отечества от «идеологического оружия», направляемого из-за рубежа «чужой рукой, метящей в сердце государства»…

Буря в печати, скандал в парламенте, позорная отставка заявителя и политический крах «его» партии наступили бы столь же неотвратимо, как заход Солнца.

Аналогичное заявление бывшего следователя Пятого управления КГБ, сделавшего себе в 80-е годы карьеру на процессах против диссидентов, а ныне председателя Госнаркоконтроля, генерал-полковника Виктора Черкесова, осталось без неприятных для него последствий.

В путинскую эпоху ему нечего опасаться.

Действительно, если уж лидер «Единой России» и по совместительству спикер Госдумы Борис Грызлов заявляет, что Сталин – незаурядный человек, отношение к которому должно измениться, а сталинские преступления были всего лишь «перегибами во внутренней политике, которые его не украшают» - почему бы Виктору Черкесову не заявить, что в КГБ служили вовсе не палачи, стукачи и душители свободы, а мужественные борцы, защищавшие государство от тех, кто был «инструментом чужой злой воли»?

Видать, и академик Андрей Сахаров был таким «инструментом», и Сергей Ковалев, и Владимир Буковский, и Андрей Синявский, и Юлий Даниэль, и Натан Щаранский, и Анатолий Марченко, и Лариса Богораз, и многие другие…

Перед нами, впрочем, вовсе не случайное высказывание, а целый манифест.

В пространном предновогоднем интервью генерал Черкесов утверждает, что успехи России крайне тревожат неких неназванных по имени врагов.

Их цель понятна: «посягательство на нашу территориальную целостность и национальный суверенитет», после чего возможен «второй после развала СССР государственный распад», и, на африканский манер, «погружение в хаос и разноплеменной геноцид».

Единственное спасение от этого геополитического Апокалипсиса – чекисты, «сильные и активные патриоты», на плечи которых лег «тяжкий груз удержания российской государственности».

Они, собственно, и раньше этим занимались – а если и сажали кого-то в лагеря и психушки, так исключительно в целях защиты Родины от коварного врага, да еще стремились при этом «не сломать судьбы людей»…

Характерно, что все эти рассуждения, отдающие политической паранойей, напечатаны в той же «Комсомольской правде», где до того печатались откровения Владислава Суркова о «пятой колонне», а затем – инструкции Михаила Юрьева о том, как абсолютно точно распознать врага Путина, и, следовательно – врага государства.

Видимо, на сей раз Виктору Черкесову, который сам себя рекомендует как «такого чекиста, что дальше, как говорится, некуда», поручено продолжить озвучивание основ новой государственной идеологии.

Для нее, воплощаемой президентом Путиным под эгидой «вертикали», наконец-то найдено имя.

Нет, это не путинизм. Это – «чекизм», как именует его генерал Черкесов.

Суть его проста: государство - все, все остальное - ничто.

Кто против государства (точнее, против тех, кто присвоил себе право от его имени выступать) – тот враг России, а значит – и враг народа. Со всеми вытекающими.

«Государство может быть каким угодно плохим, но не моги поднять на него руку, ничтожный человечишка!», - резюмирует известный питерский правозащитник и бывший политзаключенный Александр Скобов…

Нетрудно заметить, что пропагандисты этой идеологии имеют сегодня беспрепятственный доступ к телеэфиру.

Именно они, привычно отождествляя себя с государством, создают атмосферу страха, внушая нам, что мы живем в «осажденной крепости», где линия фронта проходит через каждый дом.

Именно они в своих «двухминутках ненависти» раздувают истерию «военного времени» и психоз «чрезвычайщины».

Именно они ищут (и находят!) внешних и внутренних «врагов», каковыми считаются все, кто смеет критиковать Путина, и сомневаться в необходимости ограничения прав и свобод граждан во имя, якобы, «борьбы с терроризмом»…

Конечно же, жизнь в осажденной крепости предполагает исключительно привилегированное положение тех, кто провозгласил себя «защитниками» от мифического «врага», и кого непрерывно воспевают пропагандисты «государственности» и «державности».

Они – на ключевых постах в государстве, они – во главе крупнейших компаний, они – «опорное государственное сословие», как хвастливо именует их генерал Черкесов. Новым опричникам позволено все: как в сказке Евгения Шварца - то, что раньше нагло забирал дракон, теперь в руках лучших людей города…

И неважно, что, сталкиваясь с реальной опасностью, чекисты демонстрируют свое полное ничтожество.

Неважно, что они не способны бороться с террористами, предпочитая заниматься переделом (точнее, захватом) собственности, и искать «шпионов» среди российских ученых.

Все равно каждый, кто осмелился выступить против государства и никем не контролируемых, но во все вмешивающихся спецслужб – враг…

Никакая это не новая идеология.

Это - старая и хорошо памятная нам идеология тоталитаризма и полицейщины, где государство стоит над обществом и ни в грош не ставит интересы личности.

Сейчас генерал ФСБ Черкесов храбро заявляет, что эта идеология в последние годы существования СССР «стремительно эволюционировала к маразму, что было понятно любому думающему человеку, которых в КГБ было немало».

Что же, в таком случае придется признать, что к этим думающим людям никак не мог относиться начальник следственного отдела Ленинградского КГБ Виктор Черкесов!

Ведь именно он вошел в историю тем, что аккурат в последние советские годы, а именно - в 1988-м, возбудил последнее в истории СССР уголовное дело по 70-й статье УК «Антисоветская агитация и пропаганда» против активистов «Демократического Союза» Юлия Рыбакова, Екатерины Подольцевой и Валерия Терехова. После чего на пресс-конференции предъявил журналистам страшную шпионскую машину для передачи донесений за рубеж, при ближайшем рассмотрении оказавшуюся… обыкновенным факсом.

Именно он не раз заявлял подследственным, что преследование диссидентов является не чем иным, как «ответственным партийным делом».

Именно он в протоколе допроса члена НТС Ростислава Евдокимова назвал Вену столицей … Швейцарии.

И именно его появление на должности начальника Управления Министерства безопасности России по Петербургу и Ленинградской области в ноябре 1992 года заставило сессию Ленсовета обратиться к Борису Ельцину с требованием отменить назначение на этот пост человека, хорошо известного преследованием инакомыслящих…

К сожалению, результата это не дало.

И к еще большему сожалению, в России не было своего Нюрнберга, где в свое время гестапо - тайная политическая полиция Германии, - было признано преступной организацией.

Советская же тайная полиция – ВЧК-НКВД-МГБ-КГБ, - таковой не была признана даже в то короткое время начала 90-х годов, когда были все возможности это сделать.

Между тем, случись это – очень многое в нашей последующей истории происходило бы совсем иначе.

И не убивала бы сейчас страну расползающаяся раковая опухоль «чекизма»…

«Надо помнить о самоограничении - подавлении духа стяжательства, обуздании соблазнов, которыми начинена эпоха недоразвитого и нестабильного капитализма», - призывает генерал Черкесов.

Интересно, когда Виктор Васильевич пришел к этому бесспорному суждению – до или после того, как в 2001 году приобрел 200-метровую квартиру в Петербурге на Марсовом поле, стоимостью около 200 тысяч долларов, что плохо увязывалось с величиной его тогдашнего служебного оклада?

А, может быть, о «подавлении духа стяжательства» он впервые задумался раньше - в прежней, семикомнатной квартире на Невском проспекте, проданной в 1995 году по распоряжению мэра Анатолия Собчака будущей супруге генерала за 20 тысяч долларов (впятеро дешевле рыночной цены)?

Может быть, результатом «обуздания соблазнов» стало выселение в 2000 году питерского Дворца бракосочетания из старинного особняка на набережной Невы, который приглянулся полпреду президента на Северо-Западе Черкесову для своей резиденции?

Страшно даже подумать, где бы сейчас находилось бы полпредство, если бы генерал Черкесов не справился бы тогда со своими соблазнами – может быть, в Эрмитаже?



Осенью 1991 года автор призывал своих товарищей из «Демократической России» принять закон о люстрациях, ввести запрет для бывшей партийной и чекистской номенклатуры занимать государственные должности.

Мне ответили: «мы не должны начинать охоту на ведьм!».

Прогноз «дождетесь, что ведьмы сами выйдут на охоту!», - был тогда сочтен ненаучной политической фантастикой.

Борис Вишневский, обозреватель «Новой газеты», член Бюро партии «ЯБЛОКО»

Подготовлено к публикации 5 января 2005 года
Публикуется автором , 5 января 2004 года