Биография him. Жизнь, полная противоречий - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Биография him. Жизнь, полная противоречий - страница №1/2



Марк Халуптцок.

Настоящая, неофициальная, тайная биография

HIM.

Жизнь, полная противоречий.

От катающегося на скейтборде фаната Black Sabbath до самого великого финского рок-музыканта всех времен, и все это менее чем за 15 лет. Вилле Вало, родившийся в 1976 году в хельсинкском районе Валлила, достиг (вместе со своей группой и в качестве сольного исполнителя) такого успеха, о котором многие могут только мечтать. При этом он редко шел по легкому пути: сначала он позиционировал себя как вечно курящего, страдающего астмой и проводящего все свое время на вечеринках алкоголика, позже – как непьющего, редко выходящего из родного дома отшельника. Этот человек полон противоречий. Он хочет стать всемирной рок-звездой, но в то же время жалуется на то огромное внимание, которое уделяют ему пресса и фанаты. Идея включить 666, «число зверя», в названия первой демо-записи (666 Ways to Love:Prologue) и первого студийного альбома (Greatest Lovesongs vol. 666) принадлежит именно ему, но, тем не менее, он удивляется тому, как часто все об этом упоминают. С одной стороны он насмехается над переполненным тестостероном хэви-металлом, а с другой видит себя и свою группу продолжателями традиций Black Sabbath и Led Zeppelin, подчеркивает влияние на свое творчество таких коллективов, как Type O Negative, Paradise Lost или Cathedral и хотел бы издать свой новый альбом на дум-металл-лейбле. Он делает все, чтобы выдвинуть HIM на первые места в чартах, но при этом в многочисленных интервью не проявляет ни малейшего интереса к количеству продаж и материальной составляющей музыкальной карьеры. Во время туров он настаивает на том, чтобы жить в чистейших отелях, хотя сам порою живет в квартирах, похожих на свалку. И список этот можно продолжать до бесконечности.

Вилле Вало не так-то просто описать. И это уж точно никак нельзя сделать в нескольких словах - настолько многогранен его характер и переменчивы взгляды. Он рано знакомится со своими будущими коллегами по группе, а уже в школе они все начинают пробовать себя в музыке. Вилле при этом играет на бас-гитаре или на барабанах. К роли фронтмэна его позже просто принуждают, так как группа просто не может найти подходящего солиста. Но роль главного в группе словно создана для него, и в итоге именно его песни, его тексты, его идеи приносят HIM первые успехи.
Как только недавно вышедший первый альбом приобретает популярность, он безо всяких проблем превращается из обыкновенного уличного музыканта в объект девчоночьих мечтаний. Его необычайно завораживающие глаза, результат смешения финской и венгерских кровей, и есть то, что в основном привлекает внимание и делает его секс-символом, чем он и пользуется даже тогда, когда хочет, чтобы его воспринимали только лишь как музыканта.

В интервью он умело выдумывает все новые и новые истории о себе, своих «союзниках» и своей музыке. За всем этим только лишь редко виден настоящий Вало: стеснительный, сдержанный человек, который превращается в рок-звезду под светом прожекторов, раз за разом пытается найти свое место в жизни и скрывается от оскорблений за иронией и сарказмом.

Несмотря на сильные и непрестанные попытки, он не заинтересован в мимолетном сексе, а пытается выстроить серьезные отношения, которые однако разваливаются через несколько лет, что зачастую толкает его на самый край полного саморазрушения. Сам он считает себя романтиком и меланхоликом и видит в любви единственную истинную цель своей жизни.

«Лично я считаю, что любовь – самое грандиозное из всего, что есть на Земле. Когда один человек поглощен другим, в его голове возникает целый микрокосмос мыслей о нем. Каждый раз это словно сказка, и ты никогда не знаешь, чем она закончится. Для меня это всегда захватывающе. Разумеется, есть и негативные аспекты, но лучше уж выразить эту меланхолию в песнях, чем носить ее внутри себя в повседневной жизни», - отвечает он в одном из интервью на вопрос о том, почему все его песни посвящены любви.

На развитие Вало очень сильно повлияло и то, что свою самую популярную по сей день песню он написал всего лишь в двадцать один год. Join Me (In Death) взлетела на первые места во многих мировых чартах, а Виллемания начала набирать серьезные обороты. Однако это было одновременно и благословением, и проклятием, поскольку все последующие достижения группы было принято сравнивать с этим успехом. А успех не имеет обыкновения повторяться с подобной силой. Конечно, им были написаны и другие хиты, такие как The Funeral Of Hearts, Gone With The Sin или Killing Loneliness, а выпущенный в 2005 году альбом Dark Light стал единственным финским альбомом, продавшимся золотым тиражом в США, но это все уже не сопровождалось тем огромным коммерческим всплеском. Это HIM и в первую очередь Вилле осознавали прекрасно. Дело тут было не в реакции фанатов, а скорее в реакции самой музыкальной индустрии. И конечно же солист попытался выступить против этого. В большинстве случаев изысканно, но иногда и довольно прямо, открыто и жестко.

Одна из самых известных его цитат по этой теме: «Для нас гораздо лучше не обращать внимания на чьи-либо завышенные ожидания и просто позволить себе творить. Это всегда самый большой плюс, и неважно, что выйдет из этого в итоге». И из другого интервью: «Если мы и дальше продолжим делать хорошую музыку, то люди будут покупать музыкальные журналы только потому, что там есть интервью с нами. И, надеюсь, они будут нас любить, а не ненавидеть».

Во время записи альбома Venus Doom личный кризис солиста достигает своей самой низшей точки. Он проводит четыре недели в клинике, чтобы избавиться от алкогольной зависимости. Терапия проходит успешно, и он впервые принимается за работу в трезвом состоянии и записывает Screamworks: Love In Theory And Practice, свою пока последнюю работу (книга издана в мае 2012 года)*. Позже он и сам зачастую признается в том, что разочарован философией альбома, и даже прерывает посвященный его выходу тур, после чего на два года отдаляется от общественной жизни. Никаких новых песен, никаких живых выступлений и даже никаких интервью.

_____________________________________________________________________________

*отменятина

В феврале 2012 года певец возвращается и объявляет о выходе нового альбома, не говоря при этом ничего конкретного. Исчезать с горизонта на два года – затея, по меньшей мере, рискованная, особенно если учесть, что основная часть любивших Вилле девочек-подростков довольно быстро нашла себе новых кумиров. Но все это его не волнует. Он будет делать музыку, как он и делал ее годы до этого, пользуясь всеми своими многочисленными возможностями, и неважно, прислушается ли кто-то к нему или нет. Он теперь с удовольствие видит себя в роли изгоя и рассматривается людьми как музыкант Джонни Кэш, актер Джеймс Дин или писатель Шарль Бодлер. Они все были успешные в искусстве, но при этом несчастливы. Они все хотели славы, но не шли ради нее на компромиссы. Возможно, квинтэссенция жизни Вилле Вало звучит как: «Искусство критиковалось всегда, и в первую очередь от этого страдали изгои».

Но Вилле не просто пишет песни и ждет, что с ним произойдет. Он работает над собой, что доказывает его воздержание от алкоголя и сигарет и различные высказывания в интервью. Выделятся – хорошо, но при этом нельзя стоять на месте. Или, говоря словами Вилле: «У всех ошибок есть причина. Поэтому в следующий раз ты допустишь уже другие ошибки. Так что даже в ошибках есть польза».

I глава.

(1976-1993 гг.)

Половина девятого утра в Хельсинки. На свет появляется рок-звезда. В любом случае, в понедельник 22 ноября 1976 года некий Вилле Херманни Вало впервые смотрит своими позже ставшими легендарными глазами на свою маму Аниту. У Вало, как и у всех родившихся в понедельник, есть ряд странностей. Но они проявятся только лишь со временем. Пока маленькая семья, в которую входит и отец Кари, вполне счастлива.

Они живут в районе Валлила, который в то время еще целиком находится в руках рабочих. Деревянные домики привлекают падких на романтику туристов, но для местных жителей эти хижины, большей частью построенные в 1920-х/1930-х годах служат скорее поводом для досады и возмущения. Санитарное устройство этих помещений оставляет желать лучшего, да и сами они уже, мягко говоря, устарели. Крупномасштабные ремонтные работы в этом районе провели позже, в 80-е, когда эту часть Хельсинки открыли для себя зажиточные художники. В середине семидесятых даже велись споры о том, чтобы снести так называемую «деревянную Валлилу» и переселить около семи тысяч ее жителей в другой район. А за год до рождения Вилле известный финский режиссер снял в этом районе фильм под названием: «Человек, не умевший отказывать».

Однако сам Вилле едва ли может помнить что-либо о Валлиле, так как через несколько месяцев после его рождения родители, собрав немного денег, переехали на шесть километров севернее в район Оулункюле, одно из предместий Хельсинки. Тут господствующее положение занимает средний класс, к которому (пусть даже к низшей его трети) и относится семья Вало, снимающая трехкомнатную квартиру в одном из высотных домов предместья. Кари работает водителем такси, в то время как Анита, венгерка по происхождению, заботится о ребенке. Будучи христианкой она, тем не менее, воспитывает сына в язычестве с весьма интересными последствиями.


Позже в разнообразных интервью Вилле рассказывает, что предпосылки его музыкального таланта начали зарождаться еще в младенческом возрасте. Ведь каждый раз, когда маленький Вало плакал, его отец включал песни известно финского фолк- и рок-исполнителя Тапио Раутаваара или Раули Сомерйоки. Мама в это время держала его за руку и танцевала. Еще за один милый и при этом весьма значительный эпизод стоит поблагодарить близкого друга семьи Яллу, сыгравшего во время одного из праздников интерпретацию песни Элвиса Пресли Are you lonesome tonight?. Интерпретация эта очень сильно повлияла на маленького Вилле. Согласно легенде мальчик подполз к игрушечному барабану и воодушевленно забарабанил в такт. Тот, кто знает эту песню, сможет при наличии воображения уловить в ней схожести с дальнейшей манерой исполнения Вало.

В четыре года благодаря старшему сыну Яллу Вилле впервые слышит такие группы, как Iron Maiden, Kiss или Black Sabbath. По собственным признаниям Вало очень сильно боялся символа группы, монстра Эдди, но при этом звучание уже тогда было ему очень по душе и вызывало восторг. Одна из основ его дальнейшей жизни заложена. Но он ни в коем случае не ограничивается одним жанром. Ему нравятся так же и композиции Джонни Кэша, Нейла Янга или Роя Орбисона.

Но в юные годы у Вилле Вало было еще одно пристрастие: его пес Сэмми (согласно другим источникам Сами). В его семье животных любили и охотно заводили самых разнообразных домашних питомцев, но Сэмми, как позже признался Вилле, стал для него в некотором роде «первым братом». В одном из телеинтервью он объясняет: «Я до сих пор боюсь лошадей. Они почему-то вводят меня в какое-то грустное состояние. Моя мать занималась верховой ездой около двадцати лет, но это совершенно не для меня. Но когда я был настолько маленьким, что даже еще не мог ходить, мои родители нашли собаку, которую они позже назвали Сэмми. Он умер, когда мне было шесть, и на фоне этого переживания у меня развилась астма. С тех самых пор у меня начались проблемы с животными вообще». Однако это не помешало маленькому Вилле позже завести еще и черепаху. «Ее звали Уильям, - вспоминает он. – Когда она умерла, мой врач объяснил мне, что мне лучше не заводить змей или прочих рептилий – может возникнуть аллергическая реакция на их выделения».

В последующие годы у мальчика развивается еще множество аллергий, в том числе и на конский волос (возможная причина его страха перед лошадями) и практически сразу же тяжелая форма астмы. Позже во время пресс-конференции в Хельсинкском Университете Вилле скажет, что одной из причин наличия меланхолии в песнях HIM можно считать смерть его собаки. Чувство потери, невозможность сделать что-либо, чтобы предотвратить эту смерть. Ребенок, потерявший своего лучшего друга. Возможно женской части фанатской аудитории будет нелегко это переварить. Остается только надеяться, что Вилле говорил это не совсем всерьез. В другом интервью финн говорит, что это была всего лишь собака, а вся история просто выдумана. Правда, как оно чаще всего бывает в случае Вало, вполне может находиться где-то посередине.

После того, как первый «брат меньший» с миром отошел в мир иной, в семье появляется второй брат другого рода. Йессе Вало появился на свет в 1984 году и вскоре начал физически превосходить своего старшего брата. Позже он начинает профессионально заниматься тайским боксом и уже будучи подростком успешно участвует в европейских и мировых чемпионатах, которые Вилле с удовольствием посещает. Однако Йессе перенял от своего старшего брата страсть к музыке. Он был и является басистом в группах Iconcrash, Brightboy и Vanity Beach. У первой из них даже имеется официально изданный альбом. Кроме того, в первые годы после стремительно прорыва Вилле Йессе следит за его квартирой во время туров группы, как это и полагается делать хорошему брату.

Но вернемся в 1984 год, когда Вилле как раз начал ходить в школу. Учеба с самого начала давалась ему весьма сложно. Может быть, все дело в том, что он не вписывался в жесткую школьную систему. Сегодня врачи скорее всего выявили бы у него СДВГ (Синдром Дефицита Внимания и Гиперактивность) или нечто подобное. Семилетний Вилле был невероятно громок, необуздан и активен. Его даже обследовали, но никаких аномалий выявить не удалось. Его поведение напрягало сверстников и вызывало скандалы на школьном дворе. Не удалось ему подружить и с таким предметом, как математика. Он едва ли не сразу прекратил ее понимать и в связи с этим не мог позже усваивать новый материал.

Казалось бы, ничего похожего на хорошие предпосылки. Но у учителя возникает спасительная идея: так как Вало мешает всем еще и во время занятий, то ему разрешают рисовать на уроке. Это отвлекает и направляет его энергию в творческое русло. Пристрастие к рисованию Вилле унаследовал от своего отца. Итак, бледный финн сидел себе на своем месте и рисовал, пока его одноклассники что-то там учили. Но нечто подобное не могло длиться вечно. Вскоре Вилле собрал всю свою волю в кулак, стал прилежно учиться и даже победил своего давнего врага, математику. Виной тому один из его учителей, Эркки Фальк, который так долго цитировал его ответы у доски и компрометировал его перед всем классом, что в итоге насытившийся всем этим по горло юный финн начал-таки учить материал. После первых успехов Вало по-настоящему увлекся примерами и даже причислил математику к числу своих любимых предметов наряду с финским, английским и, конечно же, искусством. Химия и география наоборот находились в самом низу его персонального рейтинга.

Про свои школьные годы он рассказывает следующим образом: «В школе я был отчаянным сорвиголовой. Пару раз мне приходилось драться, но в целом я вел себя довольно хорошо. Мне нравились математика, искусство, история и биология. Когда я был в девятом классе, у нас была очень остроумная учительница шведского языка. Позже выяснилось, что в семидесятые она была пин-ап-моделью в порножурнале. Это выяснили несколько моих одноклассников и обклеили школу плакатами с ней. Она была очень расстроена».

Но в первую очередь немаловажное влияние на него оказало рисование. Несколькими годами позже Вилле набросает хартаграмму, которая станет символом его группы подобно Эдди у Iron Maiden. А его интерес к картинам еще очень сильно повлияет на оформление обложек альбомов HIM.

Однако в восемь лет о подобных размышлениях будущий музыкант может максимум мечтать. Дома он в первую очередь самый обыкновенный мальчик, заразившийся от отца его любовью в боевым искусствам. Бокс Вилле в отличие от своего брата не любил – для этого спорта он был слишком сдержанным. Поэтому он остановился на дзюдо и оставался верным этому спорту около девяти лет; при этом с нарастающим интересом. Во всяком случае, чем-либо еще объяснить наличие у него зеленого пояса (седьмая ступень) едва ли возможно.

В свое свободное время Вилле любил смотреть телевизор, особенно старые фильмы Чарли Чаплина и братьев Маркс, о которых он до сих пор любит сентиментально вспоминать, или играл с Йессе и его друзьями в ковбоев и индейцев, всегда стараясь при этом принадлежать к индейцам. Это желание сохраняется и во взрослом возрасте. На часто задаваемый вопрос о том, кем бы он был, если бы с музыкальной карьерой ничего не сложилось, Вало довольно часто дает один и тот же ответ: «Профессором математики или индейцем».

В статье из немецкого журнала Metal Heart за 2005 год он показывает еще и свои познания о культуре этого народа: «Во что я никогда не верил, так это в линейный ход времени. У индейцев есть на этот счет замечательная теория. Они верят в то, что время движется не из точки A в точку B, а кругами».

Его интерес к музыке нисколько не был притеснен какими-либо другими увлечениями. Он даже подружился с регги, музыкальным стилем, который его больше не отпускал, а позже даже косвенно послужил причиной столкновений с полицией. Но рок и хэви-метал продолжают играть значительную роль. Первой пластинкой, купленной Вилле на карманные деньги, была Animalize группы Kiss. Позже он получает музыкальные советы от своей старшей кузины Пии, огромной фанатки Kiss. Она советовала ему и другие группы подобного жанра, что теперь дает Вилле повод говорить, что она в некотором роде прочищала ему мозги. «Слушай она классическую музыку, я сейчас скорее всего был бы пианистом».

Но все становится еще круче. В третьем классе (будущему объекту девичьих мечтаний десять лет) в школе Вилле вводятся обязательные уроки музыки. Каждый ребенок должен выбрать себе инструмент. Вилле, сразу же вспомнив Джина Саймонса, выбирает бас-гитару. Родители покупают ему старую гитару из семидесятых, на которой Вилле впрочем, иногда играет до сих пор.

Кроме того, как позже с усмешкой объяснит Вилле, у него была еще одна совершенно особенная мотивация: «Я начал играть на гитаре только из-за Джина Саймонса. Мне хотелось крови и огня. Тогда я верил, что если я буду играть на басу достаточно долго, то мне удастся выжать из него огонь и кровь. Поскольку этого не произошло, я позже перешел на барабанную установку. Но, к сожалению, и тут ничего не вышло. Тем не менее, я не сдаюсь».

Как и у большинства детей терпение Вало было весьма ограничено. Маленький усилитель давал очень плохой звук, а подушечки пальцев кровоточили. И в первую очередь его мать помогает ему не сдаваться так просто и продолжать занятия. Дело это было не из легких, но Вилле был в нем не одинок. Его старший друг тоже выбрал в качестве инструмента бас-гитару, и как и Вилле любил хард-рок, скейтборды и Арнольда Шварцнегера, особенно в фильме «Конан Варвар». Также оба подростка были в восторге от Клинта Иствуда. Теперь Вало иногда с ухмылкой вспоминает, что тогда он мечтал о том, чтобы Иствуд был его отцом. Вот так оба мальчика проводили вместе время. Звали его старшего друга Микко Хенрик Юлиус Паанен. Позже он стал одним их основателей HIM под псевдонимом Миже Амур.

Но пока речи об этом не было. Вилле успешно вошел в подростковый возраст и учился в школе с переменным успехом. 12 ноября 1986 года карапузу разрешают сходить на его первый концерт. Iron Maiden играют в Ледовом Дворце Хельсинки в рамках своей концертной программы Somewhere On Tour. Концерт очень сильно впечатлил Вало. Его родители, которых он описывает как «немного сумасшедших» разрешали ему посещение концертов, но при этом, как годами позже вспоминает рок-звезда, воспитывали его довольно строго. Они придавали большое значение вежливости, хорошим манерам и честности, в связи с чем иногда, конечно, возникали конфликты. На вопрос о том, что в своей жизни он сделал по-другому, будь бы у него такая возможность финн в 2006 году во время интервью журналу Orkus отвечает: «Я был бы добрее с моими родителями, будучи подростком. Им не всегда было со мной легко». И это наверняка относится к большинству тинейджеров.

В любом случае у мальчика начал довольно рано увлекаться алкоголем и сигаретами, что особенно не нравилось его матери. Его интерес к книгам в те времена был еще не очень сильно развит, но все же некоторое внимание он уже уделял теме смерти, которая позже начнет проскальзывать в его текстах во всевозможных вариациях. «Оксфордская книга смерти», сборник работ самых различных авторов (от античных до современных) на эту тему, сразу же привлекла его внимание. Недолго думая, он украл эту книгу из книжного магазина. Но если не считать этой маленькой проделки, то в таком нежном возрасте (мимими) у Вало не было проблем с законом.

Когда ему было семь лет, в школу пришел мальчик, бывший младше его всего лишь на три месяца, которого Вилле уже знал в лицо по детской дискотеке. Его странно остриженные светлые волосы и очки отнюдь не делали его объектом девичьих мечтаний, но зато он невероятно интересовался музыкой. Микко Вильями Линдстрём (позже ставший известный под такими псевдонима как Линде, Даниель Лионей, Лили Лазер и т.д.) в то время как раз начал играть на гитаре; на это его сподвигнул безумно увлекавшийся музыкой и в первую очередь Элвисом Пресли отец. Линде быстро подружился с Вилле, который горел желанием наконец показать на публике приобретенные им музыкальные знания. Конечно, причиной тому было музыкальное тщеславие. В это время Вилле выстроил для себя ряд основных принципов, которые позже проявятся во время первых лет существования HIM. Несмотря на то, что Вилле был товарищем стеснительным, он не без удовольствия занимал лидирующие позиции и наслаждался славой. А чтобы достичь всего этого, ему нужно было попасть на сцену.

Для этой затеи и была создана музыкальная группа под броским именем B.L.O.O.D. , исполнявшая каверы известных песен. Вало в ней играл на басу, хотя он между делом и открыл для себя барабанную установку, а Линдстрём, разумеется, на гитаре. Группа была основана в конце 1986 года и с некоторыми изменениями просуществовала до 1989 года. В ее составе Вало впервые вышел на сцену во время школьного концерта по случаю Рождества. Позже Вилле вспоминает, что основным из основных номеров репертуара B.L.O.O.D. была песня Iron Maiden Run To The Hills. Параллельно с этим в 1987 году он присоединился к группе Elovena Boys, которая так же состояла из школьников и основное внимание уделяла каверам, предпочитая при этом более легкие жанры.

Вот что он говорит на этот счет в телеинтервью: «В четвертом классе у нас было что-то вроде школьной дискотеки. На ней я играл со своей группой песни U2 и Dire Straits».

Но Вало было не достаточно играть время от времени композиции других групп на школьных праздников. Хотя тогда ему было еще далеко до звания харизматичного солиста, он уже ощущал, что в нем скрыт куда больший потенциал, чем просто в басисте-любителе. В 1989 году он вместе с Линдстрёмом основал свою первую «настоящую» группу с малоперспективным именем Kemoterapia (фин. «химиотерапия) . Дома, в своей тихой комнате, он сочинял свои первые песни и тексты, которые позже накладывались на музыку. Группа продержалась на плаву около года, после была переименована в Terapia, a затем и вовсе бесследно исчезла.

Вилле один, без Линде, присоединился к группе Winha, отличавшейся уже гораздо более профессиональным подходом к музыке. Там он проиграл всего лишь несколько месяцев, затем посвятив себя новым проектам. Что самое интересное, через некоторое время после резко взлета популярности Вилле, группа эта совершила резкий прорыв своим странным стилем, представлявшим из себя смешение польки, попсы, фламенко и рока. На обложке вышедшего в 2000 году альбома Important есть старое фото команды, на котором при ближайшем рассмотрении можно заметить юного Вало.

После Winha Вало вместе с Пааненом или Миже Амуром сосредотачиваются на новом проекте, хард-рок группе под названием Unga Kaskelötar (дословно: «молодой кашалот»). Вилле и Миже делят между собой работу солиста, поют и пишут вместе тексты и музыку. Кроме того, Вилле отвечает за то, чтобы гитары были в нормальном состоянии. До своего распада в 1992 году группа успела выпустить демо-касету на вымышленном лейбле Uterogasstation Records. В число вышедших на ней песен входят Tiger Force и Bepsepuupin Kahdekas Inkarnaatio. Альбом записывался на уже не существующей студии Sore Records в Хельсинки. Это первый раз, когда песни, вышедшие из-под пера Вало, записывались на настоящей студии, новый опыт для шестнадцатилетнего подростка. В том же году Вилле ненадолго занял место барабанщика в группе Aurora, которая играла в основном переигрывали песни Black Sabbath, Deep Purple и Джими Хендрикса. В составе этой группы дело так же дошло до студийной записи. Студия Fire Station Records решила записать диск с песнями самых талантливых начинающих финских групп, в число которых вошла и Aurora. Так же Вало записал одну песню с прогрессивной панк-группой Donits-Osmo Experience, в которой он играл на басс-гитаре. Кроме того группе позволили сыграть на разогреве у американской гранж-группы Mudhoney в клубе Lepakko в Хельсинки. На тот момент это было самое крупное шоу молодого басиста, который буквально фонтанировал новыми идеями. Опьяненный этим он основывает группу Natas (Satan наоборот) и еще несколько групп, которые обычно распадаются после первой же репетиции. В интервью по случаю выхода альбома Love Metal Вилле говорит, что за всю свою молодость он переиграл более чем в двадцати группах.

Однако скучать худосочному финну в том году точно не приходилось. И, как следствие этого, школа утратила для него свое первостепенное значение. Он убедил родителей разрешить ему не посещать обычные занятия. Некоторое время Вилле еще пытался ходить в вечернюю гимназию с углубленным изучением музыки, но в итоге бросил и это дело, что теперь объясняет нехваткой времени.

В одном из интервью он говорит: «Я ходил в эту школу где-то полгода, а потом у меня начались проблемы со временем. Тогда мы все как раз начали активно заниматься группой. Но я был бы не против когда-нибудь поучиться чему-нибудь в этом роде. Уже просто для удовольствия». В другом же интервью он говорит: «Я бросил музыкальную школу, как только там стало слишком много теории. Как только нас стали учить тому, как в теории можно написать хит и анализировать The Beatles. У меня не было никакого желания все это слушать». В этом высказывании чувствуется тонкая ирония: ведь всего лишь несколько лет спустя Вало написал абсолютный хит безо всяких при этом теоретических знаний.

Чтобы иметь возможность и дальше делать музыку, Вилле вместе с этим подрабатывает в секс-шопе своего отца, который бросил профессию водителя такси и решил попробовать себя в эротической индустрии. Позже Вилле скажет, что будучи подростком он многому научился за прилавком магазина, но не хочет больше работать в чем-либо подобном. Его целью все-таки всегда была музыка. «По сути у меня не было другого выбора. Место в секс-шопе было единственной работой, которую я тогда мог найти. Это было скучно и грустно. Все эти дяденьки в пальто вводили меня в депрессию. Единственное, что я когда-либо умел и хотел– это делать музыку».

А уже в другом интервью он утверждает, что время, проведенное в секс-шопе было одним из самых лучших в его жизни. Однако оно длилось не так уж и долго. Например, MTV он говорит: «Вообще-то я проработал в секс-шопе около десяти дней, заменяя моего отца, когда ему нужно было сходить в банк или когда он был болен. Это было нелегко для меня, так как всем покупателям было уже за восемнадцать, а я был слишком молодым и неопытным для такой психологически тонкой работы. Тут нужно общаться с покупателями и знать все об ассортименте порно. Это было довольно странно: продавать все эти игрушки без какого-либо опыта в этой области». Так или иначе Вилле или как звали его друзья Rakohamas (щели между зубами) скоро смог надолго забыть о подработках, так как уже была основана новая группа, поставившая всю его дальнейшую жизнь с ног на голову.



II глава.

1991-1997

Еще в 1991 году Миге и Вало основали вместе с братьями Юиппи и Юхой Тарвоненами (оба были барабанщиками) группу. Гитариста найти так и не удалось, в связи с чем Вало играл на шестиструнной бас-гитаре, беря при этом аккорды как на обычной гитаре. У начинающей группы было только две проблемы: отсутствие солиста и названия. Не очень-то хорошо для тех, кто намерен прорваться на сцену.


Первая проблема была решена довольно быстро. Хотя Вилле до этого никогда профессионально не пел ни в одной группе, ему пришлось взять это дело на себя. Миге отказался наотрез, так что другого выбора у него попросту не было. В школьные годы Вилле, как и большинство подростков, ненавидел свой голос и даже представить себе не мог, что когда-то будет вокалистом в группе. Однако тогда он чувствовал, что готов к этому. Более или менее. Вот что он говорит в одном из интервью на этот счет: «Во время моих первых выступлений в качестве солиста я думал, что наложу в штаны. Помнится, я носил коричневые брюки на случай, если нечто подобное действительно случится, ха-ха. Вся эта затея с пением меня пугала, я был очень стеснительным и хотел быть самым обыкновенным басистом. Честно говоря, я и по сей день страдаю боязнью сцены, но ребята из группы помогают мне с этим. Я просто выпиваю пару банок пива, и все проходит нормально. Раньше я просто болтался где-то на заднем плане со своей гитарой и развлекался. Сегодня же все взгляды направлены на меня».

Проблема с названием напротив преследовала начинающих музыкантов еще очень долгое время. Первым вариантом названия было слово Kafferi, презрительное обозначение чернокожих. У Вало, который сам же и нашел это название в книге Х.П. Лавкрафта, было множество друзей из самых разных этнических групп, в связи с чем этот вариант был довольно быстро забыт, хотя под этим именем и были изданы первые демо-записи.


Все члены группы считали своими главными вдохновителями Black Sabbath, в связи с чем в первое время активно обсуждались такие названия, как Black Salem или Black Earth, которые Миге считал редкостной дрянью. Он настаивал на том, чтобы группа называлась His Infernal Majesty, и даже нарисовал эти слова на своем усилителе. Вилле изначально был настроен скептично, хотя идея и исходила от него. В 1991 году Вало открыл для себя дет-метал и начал вскользь увлекаться сатанизмом. Слова His Infernal Majesty он нашел в изданной в 1969 году Сатанической Библии Антона ЛаВея в одном из стихов решил им воспользоваться. Книги всегда были и остаются для Вилле главным источником вдохновения, когда речь идет о текстах или названиях песен, хотя он по собственному мнению и не является книжным червем. Пока еще молодая группа записывает в 1992 году демо-кассету, озаглавленную Witches And Other Night Fears. Этот заголовок тоже рассматривался в качестве варианта названия, но был отброшен как слишком длинный и сложный. К сожалению копий этой кассеты в настоящее время не существует, так как звук якобы был записан очень плохо. Сама же кассета по словам Вало находится у него в распоряжении.

Но плохой звук плохим звуком, а существовать дальше группа все равно не смогла. Миже призвали в армию, что ознаменовало собою временный крах всех мечтаний. Вилле начал играть во множестве других проектов, а так же начал свою «карьеру» заядлого курильщика. И дело тут было не только в наслаждении от табака, но еще и в том, что сигареты стали для него чем-то вроде символа необузданной и свободной жизни. Для Вало, ярого фаната Джеймса Дина, курение стало чем-то вроде обязательства. В интервью он зачастую говорит, что сигареты нужны ему как нечто вроде маски. Ведь во время выступлений он не может подобно своим коллегам «спрятаться» за каким-либо инструментом.

Вилле появляется с сигаретой на почти всех последующих фотографиях, а так же на обложках двух альбомов. И поскольку сигареты все же стоят денег, а работа в секс-шопе приносит не так уж много дохода, Вилле частенько берет акустическую гитару и идет бродить по улицам Хельсинки. На наиболее выгодных местах он остается стоять и пытается «вытянуть» из прохожих пару-тройку монет. Конечно, трудно представить себе Вало уличным музыкантом, но будущий солист использует это как возможность потренировать свой голос. Тот, кто смог играть на холодных улицах Хельсинки, должен уметь играть и в клубах.

И Вилле довольно скоро получил возможность это доказать. В 1993 году HIM возродились из пепла, правда, с некоторыми изменениями в составе. Так как Миге все еще должен был служить Родине, Вилле пригласил в группу своего товарища Линде, который помимо баса взял на себя еще и обычную гитару. Вилле играл на барабанах (по собственным словам, хорошо, но редко) и пел. Таким вот дуэтом они и осели в молодежном клубе Lepakka, просуществовавшем с 1979 по 1999 год. В те времена каждая финская рок-группа рано или поздно оказывалась там. В Lepakka существовала так же и маленькая студия, где Вало и Линде на так официально и не названную кассету были записаны такие песни, как Borellus, Serpent Ride и The Heartless. Особое внимание стоит обратить на Borellus, так как речь в ней вновь идет о творчестве Г.Ф. Лавкрафта. Порою Вилле перепевал целые абзацы из книги. Кассета была для группы важным шагом, но еще далеко не прорывом. Вало в то время был так занят в других проектах, что даже не замечал, какой огромный коммерческий потенциал скрыт в His Infernal Majesty.

Однако группу в то время еще нельзя назвать цельной. Тогда это был скорее довольно-таки расплывчатый коллектив с вечно меняющимися участниками. В Скандинавии это совершенно в порядке вещей – интересующуюся музыкой молодежь принято поощрять. В Финляндии, пожалуй, имеется гораздо больше репетиционных баз и возможностей для выступлений, чем где-либо еще, о чем Вилле упомянет в одном из интервью через десять лет после выхода демо-кассеты. Он упомянет о достоинстве финских музыкантов, которые не допускают участия в записи своих альбомов кого-либо постороннего – что, конечно, совершенно неправдиво, так как Вало и сам участвует в записи песен своих коллег в качестве приглашенного музыканта. Кроме того, в Финляндии музыку делают не ради наркотиков и девушек, а из-за того, что страсть к музыке у скандинавов в крови. Благодаря невероятно хорошей слаженности музыкальной индустрии, многие финские музыканты (равно как и шведские или норвежские) обычно начинают хорошо общаться друг с другом задолго до своего прорыва. Сработало это и в случае с HIM – едва вернувшись из армии, Миге снова взял в руки бас-гитару. На барабанах в то время играл некто Юхана Туомас Рантала по прозвищу Pätkä. Группа играла в основном песни с Witches And Other Night Fears, перемежая их с композициями времен Kafferi. Однако HIM потихоньку набирали обороты, а их амбиции росли.

Перед этим Вилле пришлось пережить не самые легкие времена своей жизни. Как уже упоминалось, его родители очень сильно любили животных. Так что когда к ним на улице подбежала собака, с которой до этого явно жестоко обращались, они без лишних раздумий взяли ее к себе домой. У почти восемнадцатилетнего Вилле из-за этого развилась аллергия, причем гораздо более сильная, чем во все предыдущие разы. Ему пришлось даже пролежать две недели в больнице, так как он к тому же забыл принять свое лекарство. Его отец чувствовал себя виноватым в этом и приготовил своему старшему сыну совершенно особенный сюрприз: в восемнадцатый день рожденья ему предложили возможность переехать в собственную маленькую квартиру в центре Хельсинки. Далеко не скромный подарок, особенно если учесть среднюю арендную плату в этом городе и тот факт, что семья Вало в те времена не купалась в деньгах. Вилле однако принял этот подарок с благодарностью и покинул родительский дом вскоре после своего дня рождения. Он больше не был ни к чему привязан и мог целиком и полностью посвятить себя музыке.

И это вскоре принесло свои плоды. Вилле разобрался со всеми своими делами в других группах и стал уделять все свое время His Infernal Majesty. Новый участник HIM Рантала и был тем, благодаря кому у группы появилась первая «настоящая» репетиционная база и в северной части города (Тапанила). Ребята усердно репетировали и в начале 1995 года снова направились в музыкальную студию, чтобы записать там демо-диск с символическим названием This Is Only The Beginning. И поскольку Вилле хотел, чтобы музыку на диске дополняли звуковые эффекты (например, дождь), он попросил о помощи Антто Меласниеми, двоюродного брата одного из бывших участников группы. Тот согласился и со временем стал постоянным участником группы.
Вот что было сказано об этом Вилле в одном из ранних интервью: «Мы совершенно не рассчитывали, что Антто так прочно войдет в жизнь группы. Он появился совершенно случайно». Трек-лист диска This Is Only The Beginning содержал новые версии трех песен, сочиненных Вилле и Линде пару лет назад, и кое-что из нового репертуара. Помимо песен Stigmata Diaboli и The Phantom Gate на диске имелся так же кавер на известную песню Криса Айзека Wicked Game. Это был второй и последний демо-альбом HIM. Собственноручно упакованные диски были разосланы во всевозможные звукозаписывающие компании. Как позже признается Вилле, без особой надежды.

Wicked Game и превратила никому не известных начинающих музыкантов в звезд мировой величины. Только тогда никто об это, разумеется, даже не догадывался. Вилле, которого всегда привлекали красивые голоса, открыл для себя известного американского певца Криса Айзека. Его самая популярная песня Wicked Game, буквально штурмовавшая вершины чартов в начале 1990-х годов, превосходно подходила под голос Вало, в связи с чем он и решил записать кавер.

Вот что он позже скажет на этот счет: «Я помню, как однажды я зашел в книжный магазин в Пасиле и взял напрокат диск с саундтреком к фильму Wild At Heart. Вообще-то мне и по сей день нравится только эта песня Айзека, к остальным я довольно-таки равнодущен. В Wicked Game есть что-то особенное. Кроме того, тогда у нас не было достаточно собственного материала. Я переписал альбом на кассету, и мы с Линде попытались сыграть песню на слух. Это было довольно весело, так как мы выучили ее неправильно. Запись была не очень качественной, так что мы услышали не все гитарные рифы. Да и в тесте мы тоже наляпали ошибок». Но заметили это далеко не сразу. И поэтому первом демо-диске 666 Ways To Love:Prologue записана «неправильная» версия песни. При последующих записях все ошибки были исправлены. То, какую важную роль в истории HIM сыграла Wicked Game, Вало подчеркнет около двух лет спустя: «Человек, услышавший эту песню, мгновенно поймет всю суть HIM».

19 декабря 1995 года группа дала свой первый концерт в клубе Teatro в Хельсинки. Вало вспоминает об этом выступлении без особого удовольствия и довольно лаконично описывает его следующим образом: «В общем и целом это было ужаснейшее выступление. Именно так и выступают начинающие группы, участники которых еще не привыкли к сцене, не умеют правильно работать с оборудованием и даже никогда не были на настоящей студии. Звук был ужаснейшим. В тот вечер мы играли вместе с какой-то местной группой и в зале было где-то около двухсот человек». В другом интервью он даже назвал это выступление: «неловким моментом для HIM».


Вскоре за этим последовало второе выступление в том же самом клубе на фестивале каверов песен известных металл-групп. Вилле пришла в голову идея сыграть несколько песен с вызывавшего у него восхищение альбома Type O Negative Bloody Kisses, ставшего для группы коммерческим прорывом в 1993 году. Так как для этой цели был необходим клавишник, а у Антто не было времени, в группы был временно взят один из школьных друзей Миге. Янне Пууртинен в те времена изучал классическую музыку и особого желания оставаться в группе надолго не проявил. Выступив вместе со всеми на втором концерте, прошедшем чуть лучше первого, после чего вновь уступил место Меласниеми.

В начале 1996 года His Infernal Majesty сумели ни больше ни меньше сделать себе имя в Хельсинки и его окрестностях. При этом каверы продолжали играть весьма значительную роль. По словам Вало в те времена группа была « “металлическим” музыкальным автоматом», хотя в их репертуар так же входили песни Ramones и Игги Попа. В отличии от большинства своих сверстников Вилле совершенно не заинтересован в том, чтобы получить водительские права. На концерты его подвозили, а по Хельсинки он передвигался на велосипеде или просто пешком. Квартира его была обставлена довольно просто, что еще можно было объяснить стесненностью финансов. Однако даже став с годами звездой и предметом девичьих воздыханий Вало продолжал удивлять всех своей непритязательностью и скромностью. А его превосходный английский можно объяснить тем, что он в свое время смотрел по телевизору мультсериалы в оригинале.

Сейчас уже невозможно сказать, было ли дело в Вилле или песнях группы, или и в том и в другом сразу. В любом случае компания BMG в лице Аско Каллонена обратили на HIM внимание и позвонили Вилле. Он сначала принял это за шутку и только потом понял, что крупная звукозаписывающая компания и в самом деле заинтересовалась его группой.
В интервью журналу Orkus он рассказывает: «Сначала я просто не мог поверить, что это действительно был кто-то из музыкальной компании. Он позвонил и спросил, не хотим ли мы записать пару песен, чтобы посмотреть, что с ними произойдет дальше. Помню, погода в тот весенний день была просто великолепной, когда шел после этого звонка на нашу репетиционную базу. Я едва мог сдерживать свое волнение и поэтому все остальные постоянно спрашивали, что со мной случилось. А после того, как я рассказал им об этом звонке, мы целый день радостно смеялись и пили пиво».

Однако уверенность компании не была безграничной: пластинка 666 Ways To Love: Prologue вышла только в Скандинавии. Но саму группу это нисколько не беспокоило, предложение было правильным шагом в правильном направлении и поэтому Вало с воодушевлением погрузился в работу. Несмотря на то, что Миге был в группе ровно столько же, сколько и Вилле, а с Линде они познакомились еще в детском саду, бразды правления теперь целиком и полностью взял в руки Вало. Он взял в группу ритм-гитариста по имени Оки, который после записи альбома исчез так же быстро, как и появился. На обложке альбома изображена мама Вилле в молодости и записаны такие песни, как Stigmata Diaboli, Dark Secret Love (Вало пишет слово sekret через букву «к» намеренно, так как по его мнению буква «с» не выглядит сексуально ) и The Heartless. Идея включить в трек-лист песню Wicked Game тоже принадлежит Вилле. В день своего двадцатилетнего юбилея он придумал ставшую символом HIM «хартаграмму», смесь сердца и пентаграммы. Позже участники группы и многочисленные фаны начнут делать себе с ней татуировки. По словам Вилле хартаграмма символизирует следующее: «Это что-то вроде китайского символа Инь и Янь, только для 21 века. С одной стороны, любовь, которую символизирует сердце, а с другой – зло, пентаграмма».

Благодаря Wicked Game о существовании His Infernal Majesty узнали популярные радиостанции. Песню слушали по всей Скандинавии, количество слушателей (в основном женского пола) росло, а это всегда означает, что у группы есть большой коммерческий потенциал. Ведь Вилле не просто перепевал песню, он сделал из довольно-таки сентиментальной баллады настоящий рок. Позже он скажет, что это была правильная идея, пришедшая ему в голову в правильное время. Лучше это сформулировать и нельзя.
Но мир не стал вращаться вокруг Вилле и HIM сразу же после выхода 666 Ways To Love:Prologue. Даже наоборот. Несмотря на вечеринку по случаю выхода диска в популярном клубе Tavastia и рекламную кампанию на радио, пластинка расходилась хорошо, но не мгновенно. Все ее экземпляры отнюдь не были сметены с прилавков магазинов в первые же недели. Благодаря Вилле было продано около пятисот экземпляров, а остальные разошлись по музыкальным журналам.

Вскоре для повышения популярности диска был снят клип на Wicked Game, напоминавший хаотическими передвижениями камеры и музыкантов вышедший за год до этого клип шведской дэт-металл группы Entombed Night of the Vampire, но не бывший и вполовину столь же веселым. Отметить стоит и тот факт, что в этом клипе Вилле и компания ведут себя как настоящие металлисты безо всякого намека на будущий скромный готический шарм даже при том, что Вилле проникается этой идей позже своих товарищей и еще слегка стеснительно начинает делать жесты, которые позже станут его фирменными. Тем более парадоксально звучит цитата из интервью, данного им вскоре после выхода Razorblade Romance: «Я превосходно чувствую настроение Wicked Game. Она меланхолична так же, как и вся остальная наша музыка. В конечном счете у нас гораздо больше общего с музыкантами вроде Криса Айзека, чем с накачанными тестостероном парнями из хэви-металл групп. Ненавижу веселую музыку! Наша песня For You стала для меня чем-то вроде рок-гимна, если вы понимаете, о чем я. When Love And Death Embrace – ее противоположность. Это моя версия всех этих низкопробных баллад из восьмидесятых».

Продюсер Кай (Хиили) Хиилесмаа, ставший верным товарищем Вилле и начавший свою карьеру в качестве успешного продюсера именно с выпуска 666 Wayпs To Love:Prologue, позже скажет, что выход пластинки никак нельзя сравнивать со взрывом бомбы. HIM пробивали себе путь к мировой сцене и подсознанию любителей рока медленно, но верно. Чтобы группа действительно прославилась понадобилось еще несколько более серьезных прорывов, которые и произошли в течение следующих нескольких лет. Сегодня коллекционеры готовы выложить за первый диск HIM около семисот евро. Неплохо для пластинки, общее время звучание которой составляет чуть меньше двадцати минут.

Еще одним крупным препятствием на пути к славе был тот факт, что HIM не были известны за пределами Финляндии из-за отсутствия где-либо еще заинтересованной в них звукозаписывающей компании. Но эта проблема была решена, когда весьма известная в музыкальной среде Силке Юли-Сирнио, немка по происхождению, проживавшая в те времена со своим мужем в Хельсинки, заметила HIM во время концерта в их «родном» клубе Lepakka и сразу же обратила внимание на Вилле. «Я слышала о группе до этого, но никак не могла составить себе представление о них. Когда я пришла посмотреть на них по совету своего мужа, я была в восторге. Вилле сразу же напомнил мне реинкарнцию Джима Моррисона, солиста The Doors, о чем я позже всем рассказывала. Вилле ненавидел меня за это,» смеясь рассказывает Юли-Сирнио в одном из интервью. «Я встретилась с Вилле через два дня после этого выступления, как только он пришел в себя после празднования Нового года, и спросила его, работают ли они со звукозаписывающими компаниями за пределами Финляндии, на что он ответил отрицательно. Он вел себя очень робко. У меня были хорошие контакты с немецким филиалом BMG и я порекомендовала им группу. И после следующего концерта, организованного специально для них, контракт с немецкой компанией был у HIM в кармане». Равно как и договор еще об одном диске, вышедшем почти год спустя. Этот альбом окончательно перевернул жизнь Вилле с ног на голову и обозначил собой начало блестящей карьеры.

Однако финансовая ситуация Вилле улучшилась далеко не сразу. Он по прежнему играл на гитаре на улицах, чтобы заработать денег на еду и в первую очередь на сигареты. Не следует забывать о том, что финская музыка в ту пору не пользовалась популярностью за границей в отличие от, например, шведской. В плане же попа и рока известность северян была близка к нулевой. Единственным исключением стала группа Leningrad Cowboys, вырвавшаяся в 1989 году из-под контроля режиссера Аки Каурисмеки и сделавшие себе имя благодаря фильму Leningrad Cowboys Go Go America. То же самое касалось джаза или исполнявших шлягеры коллективов. Но основную массу слушателей финская музыка скорее раздражала.

Время юного красивого сердцееда, который должен был изменить эту ситуацию раз и навсегда. Именно этим и будет заниматься Вало в течение следующих нескольких лет. Его «первооткрыватель» Каллонен позже скажет в одном из интервью, что именно HIM и Вилле способствовали последующему массовому успеху The Rasmus и Sunrise Avenue и проложили путь к славе таким группам, как Nightwish и Amorphis.


следующая страница >>