Ансельм Людмила Николаевна Командировка в Париж - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Ансельм Людмила Николаевна Командировка в Париж - страница №1/1

Ансельм Людмила Николаевна
Командировка в Париж




Пьеса о том, как в памяти старого, слепого человека ,прожившего почти всю жизнь в Советском Союзе и девять лет в Америке, неожиданным образом перемешивается весь его жизненный опыт.


Командировка в Париж

  


   ОЛЬГА - женщина, 70 лет

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ - слепой отец Ольги, 90 лет.

  

СЦЕНА


Палата в госпитале. Отец Ольги накануне попал в госпиталь по скорой помощи, на руке у него капельница, в носу трубки с кислородом. Ольга приходит в госпиталь навестить отца.

   ОЛЬГА: Здравствуй папа... Как ты себя чувствуешь?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Сносно... Оля, где я?

   ОЛЬГА: В госпитале.

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Не может быть... Как я здесь оказался?

   ОЛЬГА: Тебя привезли в госпиталь вчера... Ты потерял сознание, пришлось вызвать скорую помощь...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Представляешь, они меня за один день вылечили. Я был слепым, а теперь я все хорошо вижу...

   ОЛЬГА: Папа, тебе это кажется...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Ты мне не веришь? Но я все прекрасно вижу...

   ОЛЬГА (насмешливо): Что же ты видишь?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Вокзал в Киеве... Вокруг много людей, поезда... Ко мне подходят мои сотрудники. Они пришли проводить меня...

   ОЛЬГА: Куда?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Я еду в Париж, на конференцию по вантовым конструкциям...

   ОЛЬГА: Папа, у тебя галлюцинации...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ (возмущенно): Причем здесь галлюцинации? Меня пригласили французы... Я буду делать доклад на конференции... Французы хотят меня слушать, хотят строить такие же мосты, как у нас... Оля, что самое удивительное, партком нашего Института отпустил меня во Францию... Правда я еду не один...

   ОЛЬГА: С кем же ты едешь?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: С Димой... Дима младший научный сотрудник моей лаборатории... Способный, но ленивый...

   ОЛЬГА: Папа, ты бредишь!

  

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Не говори ерунды...



   ОЛЬГА: Скажи, например, ты меня видишь?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ (уверенно): Конечно нет! Как я могу тебя видеть, если ты стоишь за моей спиной?

   ОЛЬГА: Отдохни, тебе поставили капельницу, дали кислород... Скоро полегчает... И ты все поймешь...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: (приподымается, протягивает руку) Здравствуйте, Василий Иванович, я рад, что вы пришли проводить меня... Вы не видели Диму? Он едет со мной... Должен быть здесь...

   ОЛЬГА: Папа тебе нельзя вставать... Ты должен немного поспать...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Я не могу спать... Сейчас подадут поезд...



(Вскакивает и садится на кровать, оглядывается по сторонам)

   Почему ее нет?

   ОЛЬГА: Кого?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Она должна придти, проводить меня... Мы вчера договорились...

   ОЛЬГА: Кто?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Галочка, из моей лаборатории... Ты ее знаешь...

   ОЛЬГА: Папа, ты не спал сутки, поэтому у тебя в голове этот бред... Ты должен успокоиться и немного поспать...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: (зло) Ничего я не должен... Оставь меня в покое... Твоя мать и ты со своими запретами испортили мне жизнь... Я не успокоюсь, пока она не придет...

   ОЛЬГА: Никто, кроме меня, сюда не придет...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: И так плохо, а ты изо всех сил стараешься еще больше меня огорчить... (тревожно) Она обещала...

(Оглядывается по сторонам)

   Нет, показалось... Это не она... Оля, когда Галочка придет, я успокоюсь... Оставь нас вдвоем, мне необходимо с нею поговорить...

   ОЛЬГА: Тебе надо с нею поговорить? ОК!

(меняя голос)

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ, здравствуйте... Это я, Галочка, пришла вас проводить...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Галочка, наконец, пришла... Мне надо сказать что-то очень важное... Послушай...

   ОЛЬГА (голосом Галочки): МИХАИЛ МИРОНОВИЧ, я вас выслушаю... Но сначала вы должны лечь...

(МИХАИЛ МИРОНОВИЧ послушно ложится на кровать)

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Хорошо, но я хочу тебе все объяснить... Ты поймешь...

   ОЛЬГА (голосом Галочки) Я все пойму, только объясняйтесь, лежа...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Я еду в Париж... Мы расстаемся...

   ОЛЬГА (голосом Галочки): Я знаю, вы едите в Париж на три дня... Скоро вернетесь...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Я не вернусь... В том то и дело:..

   ОЛЬГА: (обычным голосом): Папа, что ты городишь? Почему ты не вернешься? Успокойся...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ (расстроенным голосом): Оля, откуда ты взялась? Я разговариваю с Галочкой... Не мешай нам... Галочка! Галочка! Где ты? Она ушла? Я ее догоню...



(Садится на кровать)

   Оля, одень мне тапочки... Я должен догнать ее...

   ОЛЬГА: Тебе не нужны никакие тапочки. Ты в госпитале...

(Пробует его уложить в кровать. МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: сопротивляется)

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Я не лягу, пока не поговорю с Галочкой... Прошу тебя отойди в сторону... и позови ее... Мне надо объясниться с нею... Где она?

   ОЛЬГА: Она здесь... (меняя голос) Михаил Миронович...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Галочка, почему ты меня зовешь по имени и отчеству. Ты всегда звала меня Михаил, Миша...

   ОЛЬГА (голосом Галочки): Но здесь много посторонних... Ваши сотрудники...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Ты права... Никто не должен знать... Дай мне твою руку...



(Ольга подает свою руку)

   У тебя всегда были такие теплые мягкие руки, я так любил гладить твои руки и целовать ...



(Хочет поцеловать ее руку)

   ОЛЬГА: Михаил, не надо, не удобно:..

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Галочка, пойми, мне необходимо выступить со своим докладом на конференции в Париже... Единственный случай в моей жизни... Партком не хотел меня пускать... Это была такая унизительная процедура...

   ОЛЬГА (голосом Галочки): Почему унизительная?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Они, в парткоме, все антисемиты... Председатель называл меня "Мойша Меерович"... Так, как я записан в паспорте... Хотя прекрасно знает, что все в институте меня зовут Михаил Миронович... Просто ему захотелось лишний раз подчеркнуть, что я еврей...(волнуясь, хочет встать) Галочка, ты должна меня понять...

   ОЛЬГА (голосом Галочки) Я понимаю вас... Понимаю, лежите... Успокойтесь...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: (ложится) Еду в Париж с Димой, он член партии... Партком настаивал, чтобы я ехал с Димой... Я согласился...

   ОЛЬГА (голосом Галочки): Я понимаю...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Погоди, я еще не объяснил самого главного... Они меня отпустили под честное слово, что я...

   ОЛЬГА (голосом Галочки): Что вы вернетесь через три дня... Вам нельзя нервничать...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Как не нервничать?... Самое унизительное... Они поставили мне условие... разрешили поехать в Париж, если мы прекратим все наши отношения... Если бы я отказался от поездки, то в этом случае доклад должен был делать Дима... Конечно, он может прочитать доклад по бумажке, но будут задавать вопросы... Дима ничего не понимает в строительстве мостов... погубит всю нашу работу...(Пауза)

   Почему ты молчишь? Галочка, скажи что-нибудь... У меня не было другого выбора... Я согласился, потому что не мог отдать дело всей моей жизни в руки партийного балбеса... Почему молчишь?

   ОЛЬГА: (своим голосом) Папа ляг... Ты вскакивал, махал руками, капельница не капает... Я позову сестру...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Оля, к черту капельницу... Не надо сестру, дай договорить с Галочкой... Почему она молчит? Она обиделась? Если она не простит ... я умру... Она должна понять... Оля, где Галочка? Скажи мне правду...

   ОЛЬГА (своим голосом): Пошла за тапочками...

  


   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Как ты могла отпустить ее одну? Надо было пойти с нею... Сейчас опасно...

   ОЛЬГА (своим голосом): Мне надо ухаживать за тобой... Она скоро вернется...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Оля, если она не вернется, значит обиделась... Как ты думаешь, простит она меня?

   ОЛЬГА (своим голосом): Конечно, простит... Я бы простила...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Ты бы меня простила? Но ты не знаешь всех подробностей... Я должен признаться, что еще до отъезда в Париж, мы с Галочкой договорились...

   ОЛЬГА (своим голосом): О чем?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Я переезжаю к ней с одним чемоданом... Вам с мамой оставляю квартиру, мебель, все, все...

   ОЛЬГА (своим голосом): Она согласилась?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Галочка хотела быть со мной... Видеть меня каждый день... Всегда быть вместе...

   ОЛЬГА (своим голосом): Папа, ты от нас с мамой никуда не уходил... Вспомни...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: (не слушая ) Правильно... Потому что наши отношения с Галочкой кончились... Она не могла простить, что командировка в Париж для меня оказалась важнее любви... (вскакивает) Не могу думать об этом спокойно... Пойду за ней...

   ОЛЬГА (своим голосом): Никуда ты не пойдешь... Скоро уйдет твой поезд... Тебе надо успокоиться...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Как я могу успокоиться? Ты думаешь она не вернется? Оля, она ведь пошла за тапочками?

   ОЛЬГА (своим голосом): Да, да за тапочками... Лежи, а то позову доктора...



(Пауза)

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Не надо никого звать...Только Галочку...

   ОЛЬГА: Я позову ее, если будешь лежать спокойно...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ (ложится): Оля, я совершенно спокоен... Видишь, совершенно успокоился...



(Пауза)

   ОЛЬГА (своим голосом): Папа, послушай меня, ты сейчас находишься в госпитале...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: А где этот госпиталь?

   ОЛЬГА (своим голосом): В Америке... В Бостоне...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Как я оказался в Америке?

   ОЛЬГА (своим голосом): Мы переехали в Америку, девять лет назад... Ты тогда чувствовал себя хорошо, сам гулял по Бостону, радовался, что, наконец, живешь в свободной стране...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: А где мама?

   ОЛЬГА (своим голосом): Мама умерла...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Умерла... Когда?

   ОЛЬГА (своим голосом): Еще до нашего отъезда в Америку... Мы маму похоронили в Киеве...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: А Галочка?

   ОЛЬГА (своим голосом): Осталась в Киеве...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Как в Киеве? Ты же сказала, она скоро придет...

(вскакивает)

   Вон она в толпе, я ее вижу... У нее в руках мои тапочки...

   ОЛЬГА (своим голосом): Папа, зачем ты вырвал кислородную трубку... Придется позвать сестру...

(Ольга уходит за сестрой. МИХАИЛ МИРОНОВИЧ встает с кровати и двигается, осторожно, протянув вперед руки, по направлению к дверям)

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ (старается кричать громко): Галочка, Галочка...



(Ольга быстро возвращается)

   ОЛЬГА (своим голосом): Папа, ты куда?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Я видел в толпе Галочку... Позови ее... На ней голубая вязанная шапочка... Она связала ее крючком... На работе... Во время обеденного перерыва... А потом она связала мне шарф... с красивым рисунком...

   ОЛЬГА: Папа, что ты вытворяешь? Не вставай! Ложись немедленно.. Сейчас придет сестра, и снова поставит тебе капельницу и кислород...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: А я капельницу снова вырву...

   ОЛЬГА (своим голосом): Почему?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Не хочу, чтобы Галочка видела меня беспомощным... с кислородными трубками в носу...

(Ольга хочет силой уложить МИХАИЛА МИРОНОВИЧА в кровать. Он сопротивляется)

   ОЛЬГА (своим голосом): Папа, не знаю, что с тобой делать?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: (спокойно и убедительно )Оля, я лягу, когда придет Галочка...

   ОЛЬГА: ОК... Папа, она подходит к нам... Она здесь... (голосом Галочки) МИХАИЛ, пожалуйста, успокойтесь...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Галочка, ты принесла тапочки?

   ОЛЬГА (голосом Галочки): Принесла...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Надень, их на меня...

   ОЛЬГА (голосом Галочки): Зачем вам тапочки?

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Не могу же я ехать в Париж босиком... У меня мерзнут ноги...

(Ольга надевает тапочки)

   Ольга ушла?

   ОЛЬГА (голосом Галочки): Ушла...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Очень хорошо... Галочка, я должен тебе сказать что-то очень важное... Слушай внимательно...

   ОЛЬГА ( голосом Галочки): Я вас слушаю...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Галочка, мы в Америке... В свободной стране... Ты догадалась, к чему я это говорю? Теперь мы можем ехать в Париж вместе... Будем вдвоем гулять по Парижу... Эйфелева башня, Елисейские поля... Что там еще у них в Париже? Мосты... Там есть какая-нибудь река?

   ОЛЬГА ( голосом Галочки): Сена...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Да, да Сена... Именно Сена... Теперь мы свободные люди... Нам никто, никакие парткомы не могут помешать... Дай мне твою руку... Хочу чувствовать тебя рядом... со мной...



(Ольга дает свою руку)

   Галочка, я так рад, ты простила меня...



(Пауза)

   После того, как мы объяснились, у меня, как гора с плеч... Нам пора идти в поезд... Какой у нас вагон?... В вагоне я, наконец, лягу на свою полку и спокойно засну... Галочка, только не уходи, прошу, и не отнимай своей руки... Мы едем в Париж... Вместе... Теперь мы вместе...



(МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: ложится на свою постель. Ольга помогает ему накрыться одеялом)

   ОЛЬГА (своим голосом): Ну, вот и хорошо.. Наконец, угомонился... Сейчас позову сестру, она поставит капельницу...

   МИХАИЛ МИРОНОВИЧ: Не надо капельницу... Я в порядке... Как говорят американцы: "Я -- ОК"...

(Пауза)

   Галочка, прикрой мне ладонью глаза... Свет... Мешает ... Спать...



(Ольга прикрывает МИХАИЛУ МИРОНОВИЧУ глаза. У МИХАИЛА МИРОНОВИЧА появляется прерывистое дыхание)

   ОЛЬГА: Доктор, Доктор! Помогите! Папа не дышит...



(Пауза)

   Впрочем... Самое лучшее, не мучить его... Капельницы и уколы не помогут... Пусть едет в свой Париж с докладом по любимой работе с любимой женщиной... Счастливого пути, папа...



  

Занавес