Агата кристи инспектор Баттл 1-4 тайна замка чимниз убить легко тайна семи циферблатов час ноль - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Агата кристи инспектор Баттл 1-4 тайна замка чимниз убить легко тайна семи циферблатов - страница №25/28

- Вы же знаете, инспектор, что я обожаю всюду совать свой нос. И иногда

мне кое-что удается. Я совсем не собираюсь вам мешать или делать за вас вашу

работу. Но если я хоть чем-то смогу помочь, позвольте мне это сделать.

И снова воцарилось молчание. Но вот инспектор заговорил:

- Вы были откровенны, леди Эйлин, и я отплачу вам тем же. То, что вы

предлагаете, опасно. А когда я говорю ?опасно?, то это действительно так.

- Понимаю, я же не дурочка.

- Да, - согласился инспектор. - Никогда не встречал молодую особу, к

которой бы столь не подходило это определение. Я дам вам одну маленькую

зацепку, леди Эйлин, и сделаю это потому, что никогда не был поклонником

принципа ?безопасность превыше всего?. Половина людей, которые боятся машин,

как раз и кончают свою жизнь под колесами.

Это замечательное высказывание заставило Бандл затаить от любопытства

дыхание.


- Какую зацепку вы имеете в виду? - наконец спросила она.

- Вы ведь знакомы с мистером Эверсли?

- С Биллом? Конечно, но что...

- Думаю, мистер Эверсли сможет рассказать вам о Семи Циферблатах как раз

то, что вас интересует.

- Билл? Неужели Биллу что-то известно?

- Этого я не говорил, не берусь утверждать, но мне кажется, что такая

смышленая молодая леди сможет выведать у него все, что ей нужно. Ну а больше

я ничего вам сказать не могу, - твердо сказал инспектор Баттл.

Глава 11

Обед с Биллом

Отправляясь следующим вечером на свидание с Биллом, Бандл сгорала от

нетерпения.

Билл просто сиял.

"Он и правда очень мил, - подумала Бандл. - Похож на большую неуклюжую

собаку, которая от радости виляет хвостом?.

А Билл тем временем расточал комплименты, перемежая их вопросами.

- Ты потрясающе выглядишь, Бандл. Я заказал устрицы, ты ведь их любишь?

Ты не представляешь, до чего я рад тебя видеть! Как твои дела? Не надоело

еще бездельничать за границей? Там хоть весело?

- Да что ты! Ужасно, просто отвратительно! Дряхлые больные полковники,

выползающие погреться на солнышке, и энергичные старые девы, которые рыщут

по церквам и библиотекам.

- Не люблю заграницу. Разве что Швейцарию. Вот это то, что надо.

Подумываю даже отправиться туда на Рождество. Может, съездим вместе?

- Я подумаю, - пообещала Бандл. - А ты-то как, Билл? Чем занимался?

Ох, зря задала она этот опасный вопрос, задала исключительно из

вежливости, собираясь тотчас же перейти к тому, что ее интересует, но Билл

словно только его и дожидался.

- Как раз об этом я и хотел с тобой поговорить. Бандл, ты такая умная,

посоветуй, как быть. Ты ведь слышала о музыкальном шоу ?Елки-палки??

- Да.


- Так вот, знала бы ты, какие там творятся подлые делишки. Бог мой, эти

театральные нравы! Там работает девушка, американка.., потрясающая

красавица...

Бандл приуныла. О своих девушках Билл мог рассказывать часами, остановить

его было практически невозможно.

- Так вот она, зовут ее Малютка Сен-Мор...

- Интересно, где она откопала такое имечко? - саркастически спросила

Бандл. Но Билл не заметил иронии.

- В словаре ?Кто есть кто? . Открыла и ткнула пальцем наугад. Правда,

здорово? Ее настоящая фамилия Голдшмидт или Абрамейер, в общем, что-то

совершенно непотребное.

- Безусловно, - согласилась Бандл.

- Так вот. Малютка Mop - настоящая красотка, и к тому же очень гибкая и

сильная. Она одна из восьми девушек, изображающих живой мост...

- Билл, - нетерпеливо перебила Бандл. - Вчера утром я виделась с Джимми

Тесиджером.

- А, старина Джимми, - рассеянно протянул Билл. - Так вот, я уже говорил

тебе, что Малютка Мор очень хорошенькая, без этого в наше время не

пробьешься. Она так и говорит: ?Чтобы выжить, надо все время держаться на

плаву?. И заметь, у нее все для этого есть. Удивительно талантлива... Но в

этом шоу у нее никаких перспектив, разве что затеряться в толпе хорошеньких

статисток. Я пытался уговорить ее поступить в драматический театр, ну,

знаешь, миссис Танкерей , и прочее - так она только хохочет...

- Когда ты видел Джимми?

- Сегодня утром. Постой, на чем мы остановились? Да, я еще не рассказал

тебе о ссоре. Причиной всему была зависть, черная злобная зависть. Та

девушка - ничто по сравнению с Малюткой, и она прекрасно знала об этом. Ну

так вот, она ее обошла...

Бандл смирилась с неизбежным и выслушала до конца историю о том, как

Малютка Мор вынуждена была покинуть труппу. На это ушло довольно много

времени, но когда Билл наконец остановился, Бандл сумела вставить:

- Ты абсолютно прав, Билл, все это отвратительно. Как завистливы люди!

- Вот-вот, особенно в театре.

- Наверно, так оно и есть. Джимми сказал тебе, что на следующей неделе

собирается в Аббатство? Билл впервые обратил внимание на ее слова:

- Он хотел, чтоб я наговорил Индюку кучу всякого вздора.., что он якобы

хочет вступить в партию консерваторов. Знаешь, Бандл, это чертовски

рискованно.

- Ерунда! Даже если Джордж обнаружит обман, ты-то тут при чем! Ты должен

только представить его, вот и все.

- Да нет, далеко не все. Я не о себе забочусь, о Джимми. Он и опомниться

не успеет, как его отправят в какую-нибудь глухомань типа Тутинг-Веста, где

заставят целовать детишек и произносить речи. Ты и представить себе не

можешь, какой зануда этот Индюк и сколько у него энергии!

- Мы должны рискнуть, - настаивала Бандл. - Джимми может за себя

постоять.

- Ты не знаешь Индюка, - твердил свое Билл.

- А кто будет на приеме?

- Как обычно. Миссис Макатта, например.

- Член парламента?

- Да. Та самая, что все время нудит про социальное обеспечение,

качественное молоко и про ?Фонд помощи детям?. Ты только подумай, как она

замучает бедного Джимми.

- Не беспокойся за него! Кто еще?

- Еще эта дама из Венгрии, все ее называют ?Юная венгерка?, - графиня,

имя которой невозможно выговорить. Но она-то еще ничего. - Он смущенно

кашлянул и начал нервно крошить хлеб.

- Молодая и красивая? - уточнила Бандл.

- Да, очень!

- А я и не знала, что Джордж интересуется красивыми женщинами.

- Да нет, она что-то там делает для венгерских детей. И, естественно,

хочет встретиться с миссис Макатта.

- Кто еще?

- Сэр Стэнли Дигби.

- Министр авиации?

- Да, и его секретарь Теренс О'Рурк. Между прочим, лихой парень, вернее,

был таким, когда летал. Еще очень противный немец герр Эберхард. Не знаю,

кто он, но все вокруг него так и суетятся. Мне уже дважды пришлось с ним

обедать. Должен признаться, приятного было мало. Он совсем не похож на

вышколенных посольских мальчиков - эта скотина чавкает, горошек ест с ножа и

еще все время грызет ногти.

- Да, довольно противно.

- Конечно! Он, кажется, изобретатель. Да, забыл, еще сэр Освальд Кут.

- И леди Кут?

- Да, кажется, и она.

Бандл притихла, обдумывая его слова. Перечень гостей наводил на

размышления, но сейчас было не до того и она перешла к следующему вопросу:

- Билл, а что это за история с Семью Циферблатами?

Билл сразу ужасно смутился, заморгал и отвел взгляд.

- Не понимаю, о чем это ты?

- Не притворяйся! Мне сказали, что ты знаешь.

- Да о чем?

Последовала пауза. Бандл решила подойти с другой стороны.

- Не понимаю, к чему такая таинственность, - недовольно сказала она.

- Да нет никакой таинственности. Теперь туда никто и не ходит. Это было

временное поветрие. Прозвучало загадочно.

- Стоит ненадолго уехать, и ты уже отстаешь от жизни, - грустно заключила

Бандл.


- Да нет, ты ничего не потеряла. Туда ходили, чтобы отметиться. О,

Господи, там была страшная скучища, а от жареной рыбы можно было просто с

ума сойти.

- Куда все ходили?

- Да в клуб ?Семь циферблатов?, конечно. - Билл удивленно посмотрел на

нее. - Разве ты не о нем спрашиваешь?

- Я и не знала, что это клуб.

- Это захолустье в районе Тоттенхем-Корт-роуд , там теперь все снесено и

приведено в порядок, но в самом клубе еще сохранились старые традиции. Там

подают жареную рыбу с чипсами, вот и все разносолы. Обстановка как в

ист-эндской забегаловке, но почему-то многие взяли моду туда ходить после

спектаклей.

- Так это ночной клуб? Там что, танцуют?

- Ну да. Публика пестрая, совсем не шикарная - художники, разные дамочки

со странностями. Правда, попадаются люди и нашего круга. О нем много чего

болтают, но, по-моему, это пустой треп, чтобы заманить посетителей.

- Отлично! Пойдем туда сегодня же.

- Нет, не советую. - Билл опять забеспокоился. - Я же тебе говорю, он уже

не популярен, туда теперь никто и не ходит.

- Ну, а мы пойдем.

- Тебе там не понравится, Бандл, честное слово, не понравится.

- Слушай, Билл, ты поведешь меня именно в клуб - но сдержалась.

- А теперь я поищу для тебя какую-нибудь литературу. Мисс Коннор! -

поднявшись с кресла, пронзительным голосом позвала леди Кейтерэм.

Тут же появилась очень опрятная секретарша с испуганным взглядом, которой

и повелели немедленно отыскать такие-то и такие-то издания.

На Брук-стрит Бандл возвращалась с охапкой удручающе скучных книг.

Она позвонила Джимми Тесиджеру. Тот сразу ликующим голосом сообщил:

- Удалось! Хотя пришлось здорово поднапрячься с Биллом. Он вбил себе в

башку, что там я буду как ягненок среди волков. Но в конце концов я его

уговорил. Теперь у меня много всякой ерунды, и я ее изучаю. Знаете, ?синие

книги? и ?белые книги? . Смертельная скукотища, но, раз взялся за дело, надо

быть на высоте. Вы когда-нибудь слышали о пограничном конфликте в Санта-Фе?

- Никогда, - честно призналась Бандл.

- А я вот как раз пытаюсь вникнуть. Он длится уже годы и страшно запутан.

Это будет мой конек.

- У меня тоже полно этой ерунды, мне тетя Марсия дала.

- Какая тетя?

- Тетя Марсия, жена покойного дяди Генри. Она очень интересуется

политикой и, честно говоря, пообещала устроить мне приглашение к Джорджу.

- Не может быть! Нет-нет, я хотел сказать, что это будет замечательно. -

Джимми помолчал и вдруг попросил:

- Давайте не будем говорить об этом Лорен?

- Может, и правда не стоит.

- Ей будет обидно, но вы ведь понимаете, что ей лучше держаться подальше

от всего этого.

- Да.

- Нельзя допустить, чтобы такая девушка подвергалась опасности.



Бандл отметила про себя, что мистеру Тесиджеру явно не хватает такта. То,

что подвергается опасности она, по-видимому, совершенно его не беспокоило.

- Вы меня слышите? - спросил Джимми.

- Да-да, я просто задумалась.

- А, понятно. Вы будете завтра на дознании?

- Да, а вы?

- Я тоже. Кстати, вечерние газеты все-таки сообщили о смерти Роналда, но

в самом углу, петитом . Я-то думал, что они устроят из этого сенсацию.

- Я тоже.

- Ладно, пора за работу. Спешу узнать, почему Боливия послала нам ноту

протеста.

- Да и мне надо много чего вызубрить! Вы, наверное, весь вечер убьете на

эту чепуху?

- Придется. А вы?

- Скорее всего. Пока!

Оба лгали самым беззастенчивым образом. Джимми Тесиджер собирался

поужинать с Лорен Уэйд. Ну а Бандл, повесив трубку, надела платье,

принадлежавшее ее горничной, и вышла из дома, размышляя, как удобней

добраться до клуба ?Семь циферблатов?, - на автобусе или на метро.

Глава 13

Клуб ?Семь циферблатов?

Около шести вечера Бандл добралась до Ханстентон-стрит, 14. Как она и

предполагала, в клубе в этот час не было ни души. Но ей был нужен только

Альфред. Она собиралась побеседовать по душам с их бывшим лакеем и не

сомневалась, что это ей удастся. Бандл умела разговаривать с прислугой -

просто, но в то же время повелительно. Обычно ей подчинялись беспрекословно.

И сейчас она тоже была уверена в успехе. Одно беспокоило ее - как пробраться

в клуб незамеченной. Ей повезло: дверь дома номер четырнадцать открылась, и

появился Альфред собственной персоной.

- Добрый вечер, Альфред, - приветливо поздоровалась Бандл. Альфред

вздрогнул от неожиданности.

- Добрый вечер, ваша милость.., я.., я сразу и не узнал вашу милость.

Забыв о своем наряде, Бандл повелительно объявила;

- Я бы хотела поговорить с вами, Альфред. Куда бы нам пойти?

- Я.., я, право, не знаю, миледи. Здесь поблизости нет подходящего

места.., я не знаю.., думаю... Бандл оборвала его:

- Кто сейчас в клубе?

- Сейчас никого, ваша милость.

- Тогда пошли туда.

Альфред достал ключ и открыл дверь. Бандл вошла первая, Альфред робко

последовал за ней. Бандл села и пристально посмотрела на испуганного слугу.

- Полагаю, вам известно, - решительно начала она, - что ваша деятельность

здесь противозаконна? Альфред переминался с ноги на ногу.

- Полиция действительно уже дважды устраивала здесь облаву, - пробормотал

он. - Но мистер Мосгоровский постарался, чтобы они не нашли ничего

компрометирующего.

- Речь идет не только об азартных играх, - возразила Бандл. - Тут такие

дела делаются.., вы, может быть, даже и не представляете какие. Я задам вам

несколько вопросов, Альфред, и хотела бы услышать правду. Сколько вам

заплатили за то, чтобы вы покинули Чимниз?

Альфред уставился в окно, как будто ожидая оттуда помощи, потом несколько

раз тяжко вздохнул, но деваться было некуда.

- Дело было так, ваша милость. В один из приемных дней в Чимниз приехал

мистер Мосгоровский со своей компанией. С мистером Тредуеллом тогда что-то

приключилось, кажется, он ушиб ногу, и сопровождать гостей во время осмотра

замка пришлось мне. Мистер Мосгоровский потом задержался, чтобы поговорить

со мной. Сначала он вручил мне щедрый подарок...

- Так-так, - подбодрила его Бандл.

- Короче говоря, - внезапно Альфред скомкал свой рассказ, - он предложил

мне сто фунтов наличными, чтобы я уволился и перешел к нему. Он хотел

привнести в клуб дух аристократизма, как он выразился. Ну я и не отказался,

тем более что он пообещал платить втрое больше, чем я получал в Чимнизе.

- Сто фунтов... Очень большая сумма, Альфред. А не говорили, кто займет

ваше место?

- Да, ведь я и сам понимал, что нехорошо вот так сразу уволиться. Так

никто не делает, надо же заранее предупреждать. Но мистер Мосгоровский сразу

предложил на мое место одного подходящего парня, готового в побои момент

приступить к работе. Я сообщил о нем мистеру Тредуеллу, и все устроилось к

общему удовольствию.

Бандл кивнула. Ее подозрения подтвердились, их modus operandi был почти

таким, как она себе представляла. Она продолжила расспросы:

- Кто такой мистер Мосгоровский?

- Хозяин этого клуба, русский джентльмен. Очень умный.

Бандл решила пока не затрагивать эту тему и заговорила о другом:

- Сто фунтов - очень крупная сумма, Альфред.

- Я никогда не держал в руках таких денег, миледи, - признался Альфред.

- Неужели вы не подозревали, что тут дело нечисто?

- Нечисто, сударыня?

- Да, Альфред. И я не имею в виду азартные игры. Все гораздо серьезнее.

Вы ведь не хотели бы оказаться па каторжных работах, Альфред?

- О, Господи, миледи, о чем это вы?

- Позавчера я была в Скотленд-Ярде, - со значением проговорила Бандл. - И

узнала там много любопытного. Я хочу, чтобы вы помогли мне, Альфред. Тогда,

если понадобится, я замолвлю за вас словечко.

- Буду счастлив помочь вам, миледи.

- Для начала я хотела бы здесь все осмотреть, все сверху донизу.

Сопровождаемая озадаченным и перепуганным Альфредом, она облазила весь

клуб. Нигде не было ничего подозрительного, и только в комнате для азартных

игр она обратила внимание на запертую потайную дверь в углу. Альфред с

готовностью объяснил:

- Потайной ход, ваша милость. Там комната, а в ней еще одна дверь, она

открывается на лестницу, по которой можно выйти на другую улицу. Этой

лестницей господа пользуются в случае облавы.

- Неужели полиция об этом не знает?

- Это не простая дверь, она скрыта за буфетными полками.

Бандл почувствовала волнение:

- Я должна туда попасть.

- Это невозможно, ваша милость, ключ от нее у мистера Мосгоровского.

- Ну и что, можно ведь подобрать другой. Замок был простой. Расстроенный

Альфред был отправлен за ключами. Уже четвертый ключ подошел, дверь

открылась, и они вошли.

Это была маленькая комнатушка, в центре которой находился стол со

стульями, другой мебели не было. По обе стороны от камина - два встроенных

буфета. Альфред кивком указал на тот, что поближе:

- Вот этот.

Бандл подергала дверцу, но она была заперта, и замок тут был совсем

другой, довольно сложной конструкции.

- Очень умно придумано, - пояснил Альфред. - Когда открываешь, выглядит

как обычный буфет - полки, посуда, - никто ничего и не заподозрит. Но стоит

нажать в нужном месте - дверь распахнется.

Бандл обернулась, чтобы внимательно рассмотреть комнату. Ей бросилось в

глаза, что дверь, через которую они вошли, обита толстым сукном - для того,

должно быть, чтобы не пропустить ни единого звука. Затем она перевела взгляд

на стулья: их было семь - по три с каждой стороны стола и один, похожий на

кресло, во главе. У Бандл загорелись глаза - она все-таки нашла то, что

искала! Вот где встречались члены тайной организации. Отлично придумано! Все

выглядит так невинно! Попасть сюда можно из комнаты для игры в карты или

через запасной вход. И объяснение очень простое - азартные игры, возможность

облавы.

Размышляя надо всем этим, Бандл машинально провела пальцем по мраморной



доске камина. Альфред истолковал этот жест по-своему.

- Здесь нет ни пылинки. Сегодня утром мистер Мосгоровский приказал убрать

комнату, и я сделал это в его присутствии.

- Сегодня утром! - воскликнула Бандл.

- Должно быть, здесь что-то намечается, хотя обычно в этой комнате никто

не бывает.

Последовавшее затем заявление ошарашило Альфреда:

- Вы должны найти место, где я могла бы спрятаться.

Альфред испуганно посмотрел на Бандл:

- Но это невозможно, ваша милость. У меня будут крупные неприятности, я

потеряю работу.

- Вы все равно ее потеряете, когда попадете в тюрьму, - сурово сказала

Бандл. - Но можете не волноваться - никто ничего не узнает.

- Но тут же нет места, - запричитал Альфред. - Посмотрите сами, ваша

милость, если мне не верите.

Пришлось с ним согласиться. Но не в ее характере было отступать, особенно

когда запахло настоящим приключением.

- Чепуха! - решительно заявила она. - Здесь должно быть такое место.

- Но его нет, - повторил Альфред.

И правда, трудно было представить себе комнату, менее приспособленную для

такой цели: грязные окна без занавесок, на них прокопченные жалюзи,

подоконники шириной дюйма в четыре; никакой мебели, кроме стола, стульев и

двух буфетов. И тут Бандл заметила, что в замке второго буфета торчит ключ.

Она открыла его и увидела полки со стеклянной и фаянсовой посудой.

- Мы ими не пользуемся, - пояснил Альфред. - Теперь вы убедились, ваша

милость, что здесь даже кошке негде спрятаться.

Но Бандл не сдавалась. Она попробовала раскачать полки.

- Закреплены не слишком прочно. Послушайте, Альфред, у вас наверняка есть

какое-нибудь место, куда можно все это запихнуть? Есть? Отлично! Тогда

быстренько возьмите поднос! И поторопитесь, у нас очень мало времени.

- Но это невозможно, ваша милость! И уже поздно - с минуты на минуту

здесь появятся повара.

- Но ведь мистер Моего.., как там его.., придет позже?

- Он никогда не появляется раньше полуночи. Но, ваша милость...

- Поменьше разговоров, Альфред, - оборвала его Бандл. - Берите поднос.

Чем дольше вы будете препираться со мной, тем вернее попадете в беду.

Альфред вышел, театрально ломая руки, и через минуту вернулся с подносом.

Почувствовав, что спорить бесполезно, он энергично и нервно принялся за

работу. Как и предполагала Бандл, вынуть полки не составило труда. Она

прислонила их к стене и влезла в буфет:

- Гм-м, тесновато... Хорошенько закройте за мной дверь, Альфред... Так,

терпимо. А теперь мне нужно сверло.

- Сверло, ваша милость?

- Да-да...

- Ну, я не знаю...

- Ерунда! В доме должно быть сверло, а может быть, и дрель найдется.

Поищите как следует, а то вам придется пойти и купить то, что мне требуется.

Альфред снова вышел и через минуту вернулся с довольно приличным набором

инструментов. Выбрав подходящий, Бандл быстро просверлила на уровне глаз

маленькую дырочку.

- Так, достаточно...

- Но, ваша милость...

- Ну что еще?

- Они сразу обнаружат вас.., как только откроют буфет.

- Они не сумеют его открыть, потому что вы запрете дверцу, а ключ

возьмете с собой.

- А вдруг мистер Мосгоровский попросит ключ?

- Скажете, что потеряли, - тут же нашлась Бандл. - Да никто и не вспомнит

об этом буфете. Он и стоит здесь только для отвода глаз, в пару к тому. -

Бандл кивнула в сторону второго буфета. - Давайте, Альфред, сюда в любую

минуту может кто-нибудь войти. Заприте меня, возьмите ключ и возвращайтесь,

когда все уйдут.

- С вами непременно случится беда, ваша милость. Вы можете упасть в

обморок...

- Я никогда не падаю в обморок, - заверила Бандл. - Лучше сделайте мне

коктейль, он и правда не помешает. Потом заприте дверь в комнату и верните

все ключи на место. Да не дрожите вы, как суслик. Если что случится, я вас

выручу...

- Вот и все, - пробормотала Бандл, когда Альфред принес коктейль и

удалился.

Она не боялась, что у Альфреда сдадут нервы и он выдаст ее. Инстинкт

самосохранения и отличная выучка помогут ему скрыть свой страх. Одно

беспокоило Бандл: вдруг это была обычная утренняя уборка и никакого тайного

собрания не будет? Бандл вздохнула. Ее не слишком радовала перспектива

томиться в этом тесном гробу напрасно.

Глава 14

Собрание ?Семи циферблатов?

Прошло четыре кошмарных часа. За это время Бандл испытала все страдания,

которые может вызвать пребывание в одной и той же позе в узком буфете. Она

предполагала, что собрание, если оно действительно состоится, начнется,

когда клуб будет полон, то есть часов в двенадцать, а то и в два часа ночи.

Бандл показалось, что было уже не меньше шести утра, когда послышался

долгожданный звук - звук отпираемой двери. Тотчас же зажегся свет и

послышался гул голосов, напоминавший шум морского прибоя. Но дверь закрыли,

и стало тихо. Очевидно, кто-то вошел сюда из игорного зала. Бандл еще раз

отметила, как тщательно здесь все устроено. И тут она увидела высокого

широкоплечего человека с длинной черной бородой - прошлой ночью он играл за

одним из столов в баккара. Значит, это и есть таинственный русский господин,

о котором говорил Альфред, - владелец клуба, мистер Мосгоровский. Сердце

Бандл забилось сильнее. Окажись в подобной ситуации ее отец, он вряд ли бы

нашел повод для радости. Но Бандл ликовала.

Русский постоял у стола, теребя бороду, достал из кармана часы и

посмотрел на циферблат. Удовлетворенно кивнув, он снова достал что-то из

кармана и исчез из поля зрения Бандл. Когда он показался опять, Бандл чуть

не вскрикнула от изумления. Его лицо закрывала маска, но не совсем обычная:

она не облегала лицо, а свободно свисала. Это был кусок ткани, с прорезями

для глаз и нарисованным циферблатом, стрелки которого показывали шесть

часов.


"Семь циферблатов!? - догадалась Бандл. Опять послышался шум - семь

глухих ударов в дверь.

Мосгоровский широким шагом подошел к тому месту, где, как знала Бандл,

была дверь второго буфета. Она услышала резкий щелчок и приветствие на

иностранном языке. Вскоре она увидела вновь прибывших. На них тоже были

маски с циферблатами - у одного стрелки показывали четыре, а у другого пять

часов. Первый был стройным молодым человеком в элегантном вечернем костюме.

Судя по манерам, скорее иностранец, чем англичанин. Второй - худой, гибкий,

одет прилично, но не более того; Бандл определила его национальность уже по

одному его виду.

- Мы, наверно, первые? - В приятном баритоне слышался американский

выговор с ирландскими модуляциями.

Разговор продолжил элегантный молодой человек, слишком тщательно

выговаривавший слова:

- Сегодня мне пришлось столкнуться с большими трудностями, чтобы сюда

выбраться. Не всегда все складывается удачно. У меня нет той свободы, что

у ?Четвертого?.

Бандл попыталась угадать, какой он национальности. Пока он молчал, она

думала, что это француз, но теперь стало ясно, что он мог быть австрийцем,

венгром и даже русским.

Американец обошел стол, и Бандл услышала, как под ним скрипнул стул.

- ?Час первый? добился больших успехов, - сказал он. - Благодарю вас, что

решились рискнуть.

Тот, на чьей маске стрелки показывали пять, пожал плечами.

- Кто не рискует... - Он не докончил. Снова раздались семь ударов, и

Мосгоровский подошел к потайной двери. Некоторое время Бандл ничего не было

видно и слышно, но вскоре раздался голос бородача:

- Начнем?

Он сел на стул, стоявший рядом с креслом во главе стола, и оказался как

раз напротив буфета, с Бандл. Третий стул, стоявший по другую сторону стола,

ей не был виден, но американец, ?Час четвертый?, перед тем как сесть,

несколько раз промелькнул перед ее глазами.

У той стороны стола, что была ближе к Бандл, были видны только два стула

из трех - чья-то рука повернула средний спинкой к столу. Потом один из вновь

прибывших проскользнул мимо буфета и занял место напротив Мосгоровского,

спиной к Бандл. Эта полуобнаженная спина очень заинтересовала Бандл, ибо

принадлежала, по-видимому, необыкновенно красивой женщине. Именно эта дама и

заговорила первой. У нее был музыкальный, чарующий голос, и говорила она с

акцентом. Глядя на пустое кресло во главе стола, она спросила:

- Значит, мы и сегодня не увидим ?Седьмого?? Скажите, дорогие мои, а

вообще мы его когда-нибудь увидим?

- Черт знает что! - воскликнул американец. - Просто черт знает что! Лично

я начинаю сомневаться в его существовании.

- И напрасно, друг мой, - вежливо сказал русский.

В комнате воцарилась напряженная тишина, - это Бандл ясно почувствовала.

Как завороженная она смотрела на мраморную спину, белизну которой

подчеркивала черная родинка под правой лопаткой. О таких, наверно, и пишут в

романах - ?прекрасная искательница приключений?. Бандл была уверена, что у

этой женщины красивое, типично славянское лицо, чуть загорелое, со

страстными очами.

Голос русского, по-видимому главного в этой компании, вернул ее к

реальности:

- Продолжим! Прежде всего об отсутствующем. ?Час второй?! - Он сделал

какой-то странный жест по направлению к пустому стулу, и все присутствующие

повторили этот жест. - Я бы хотел, чтобы и ?Второй? был сегодня с нами.

Предстоит многое сделать, возникли непредвиденные трудности.

- У вас есть его отчет? - Это спросил американец.

- До настоящего времени.., нет, ничего нет. - Он помолчал. - Я ничего не

понимаю.

- Вы думаете, что он.., подвел нас?

- Да.., вполне возможно.

- Другими словами, - тихо проговорил ?Час пятый?, - возникла опасность.

Он произнес это слово осторожно, но твердо. Русский кивнул.

- Да, опасность. О нас стало слишком многое известно.., и об этом

месте... Я лично знаю несколько человек, которые что-то подозревают. - И

сухо добавил:

- Их надо заставить молчать.

Бандл почувствовала, как мурашки забегали у нее по спине. Если ее

обнаружат, то тоже заставят замолчать? Но тут прозвучала фраза, которая

заставила ее напрячь слух.

- В Чимнизе так ничего и не выяснилось? Мосгоровский покачал головой:

- Ничего.

"Час пятый? внезапно подался вперед:

- Я согласен с Анной. Где наш президент, где ?Седьмой?? Где тот, кто

создал нашу организацию? Почему мы ни разу его не видели?

- У этого часа свои методы, - ответил русский.

- Вы всегда так говорите, это не ответ.

- Скажу больше, - продолжал Мосгоровский. - Не завидую тому, будь то

мужчина или женщина, кто пойдет против него.

Возникла неловкая пауза.

- Давайте продолжим, - спокойно сказал Мосгоровский. - ?Час третий?, у

вас есть план Вивернского Аббатства?

Бандл навострила уши. До сих пор ?Час третий? еще ничего не говорил. У

него оказался приятный низкий голос, и отвратительная дикция - в общем,

типичный представитель английских тузов, которому дали хорошее образование.

- Вот он, сэр.

Он передал через стол какие-то бумаги, и все над ними склонились. Через

минуту Мосгоровский снова поднял голову:

- А список гостей?

- Тоже здесь. Русский стал читать:

- Сэр Стэнли Дигби, мистер Теренс О'Рурк, сэр Освальд и леди Кут, мистер

Бейтмен, графиня Анна Радски, миссис Макатта, мистер Джеймс Тесиджер. - Он

помолчал, а потом резко спросил:

- Кто такой Джеймс Тесиджер?

Американец засмеялся:

- Он нам не опасен. Обыкновенный молодой шалопай.

Мосгоровский продолжил чтение:

- Герр Эберхард и мистер Эверсли - они завершают список.

"Вот как? - удивилась Бандл. - А где же очаровательная особа, леди Эйлин

Брент?"


- Да, кажется, с гостями все в порядке. - Мосгоровский обвел взглядом

присутствующих:

- Полагаю, все понимают ценность изобретения Эберхарда?

"Час третий? ответил с типично английской лаконичностью:

- Никто не понимает.

- С коммерческой точки зрения, оно стоит миллионы, - сказал Мосгоровский.

- А в международном масштабе.., нам слишком хорошо известны аппетиты разных

наций.


Бандл показалось, что говоривший неприятно ухмыльнулся.

Между тем бородач продолжал:

- Да, его изобретение - настоящая золотая жила. Ради которой не жаль, в

случае необходимости, и кого-нибудь убрать, - заметил ?Пятый? и цинично

расхохотался.

- А это проверенные данные? - спросил американец. - Бывает, что эти

чертовы изобретения оказываются сплошным надувательством.

- Такие люди, как сэр Освальд Кут, никогда не ошибаются, - ответил

Мосгоровский.

- Как летчик, могу сказать, что это вполне реально, - добавил ?Час

пятый?. - Идея обсуждалась не один год, но понадобился гений Эберхарда,

чтобы ее реализовать.

- Итак, прения закончены, - сказал Мосгоровский. - С нашими планами вы

все ознакомились, по-моему, в целом они практически безупречны. Кстати, я

слышал, что было найдено письмо Джералда Уэйда, в котором упоминается наша

организация. Кто нашел его?

- Дочь лорда Кейтерэма, леди Эйлин Брент.

- Куда же смотрел Бауэр? - строго спросил Мосгоровский. - Непростительная

оплошность! Кому было адресовано письмо?

- Кажется, его сестре, - сказал ?Час третий?.

- Досадно, но тут уж ничего не поделаешь, - сказал Мосгоровский. - На

завтра намечен опрос свидетелей по делу Роналда Деверукса. Надеюсь, тут

сюрпризов не будет?

- Мы пустили слух, что во всем виноваты местные парни, которые

развлекались стрельбой из ружей, - сказал американец.

- Тогда все должно быть в порядке. Заканчивая собрание, мы должны

поблагодарить нашу дорогую соратницу - ?Час первый? - и пожелать ей удачно

сыграть свою роль.

- Ура! - закричал ?Час пятый?. - Да здравствует Анна!

Все руки взметнулись вверх в знак приветствия.

- Да здравствует Анна!

"Час первый? не по-английски горячо всех поблагодарила, затем поднялась

со своего места, за ней остальные. Перед глазами Бандл возник наконец

?Третий? - он помогал Анне надевать пальто. Это был высокий молодой человек

крепкого телосложения.

Все по очереди вышли через потайную дверь. Мосгоровский запер ее, потом

немного погодя выключил свет, и Бандл услышала, как он вышел через другую

дверь.


Только часа через два появился бледный, испуганный Альфред и выпустил

Бандл. Ему пришлось поддержать ее, потому что она чуть ли не упала ему на

руки.

- Ничего страшного. - Она попыталась улыбнуться. - Просто ноги затекли.



Дайте-ка я присяду.

- О, Господи, миледи, как это было ужасно!

- Ерунда! Все прошло просто замечательно. Сейчас-то что дрожать, когда

опасность миновала. Конечно, все могло кончиться гораздо хуже, но, слава

Богу, обошлось.

- Слава Богу, как вы изволили выразиться, ваша милость. Я весь вечер был

сам не свой. Вы ведь видели, какая странная компания.

- Чертовски странная, - согласилась Бандл, энергично растирая руки и

ноги. - До сегодняшнего дня я думала, что такие компании бывают только в

детективных романах. Что ж, Альфред, век живи - век учись.

Глава 15

Опрос свидетелей

Домой Бандл добралась только около шести утра, тем не менее в половине

десятого она уже звонила Джимми Тесиджеру. Ее удивило, как быстро он взял

трубку, но он объяснил, что собирается на допрос.

- И я тоже, - сказала Бандл. - Мне нужно многое вам рассказать.

- Тогда я заеду за вами, и мы поговорим по дороге. Идет?

- Согласна, но имейте в виду, потом вам придется отвезти меня в Чимниз.

Там меня будет ждать начальник полиции.

- С какой стати?

- Просто у него доброе сердце, - ответила Бандл.

- У меня тоже доброе сердце.

- О, но вы.., шалопай. Так сегодня ночью вас назвал один человек - я сама

слышала.


- Кто?

- Один еврей из России. Хотя нет, не он. Это был... Но тут Джимми с

негодованием ее перебил:

- Может, я и шалопай. Скорее всего, так оно и есть. Но с какой стати меня

так обзывает какой-то еврей из России? Бандл, что вы делали прошлой ночью?

- Вот об этом-то я и собираюсь поговорить с вами. А пока до свидания, -

поддразнила его Бандл.

Джимми недоумевал. Он был весьма высокого мнения о ее способностях, хотя

не питал к ней даже что-то отдаленно похожее на чувство.

"Она что-то замышляет, - решил он, торопливо допивая кофе. - Честное

слово, она что-то замышляет?.

Минут через двадцать его небольшая двухместная машина остановилась у дома

на Брук-стрит, Бандл уже ждала его и вприпрыжку сбежала по ступенькам. Хотя

Джимми и не отличался особой наблюдательностью, он сразу заметил черные

круги под ее глазами. Похоже, она провела бессонную ночь.

- Итак, - сказал Джимми, когда они добрались до пригорода, - какими же

темными делишками вы занимались прошлой ночью?

- Сейчас расскажу, только все вопросы потом. Рассказ получился довольно

длинным, и Джимми стоило большого труда следить за дорогой, дабы не угодить

в аварию. А когда Бандл закончила, он вздохнул и испытующе посмотрел на нее.

- Бандл?

- Что?


- А вы не морочите мне голову?

- Что?


- Простите, Бандл, но мне кажется, что такое может только присниться.

- Мне и самой так кажется.

- Невероятно! - фыркнул Джимми. - Подумать только - прекрасная

авантюристка, международная банда, таинственный ?Седьмой?, которого никто не

видел... Да я сто раз читал про всю эту муть в детективах.

- И я тоже. Ну и что? Почему вы считаете, что такого не может быть на

самом деле?

- Потому что не может. И все.

- Писатели, наверное, многое берут из жизни. Некоторые вещи выдумать

просто невозможно.

- Что да, то да, - пробормотал Джимми. - Но согласитесь - вся эта история

похожа на сон.

- Мне и самой так кажется. Джимми тяжело вздохнул:

- Да, но, к сожалению, это реальность. Погодите, русский, американец,

англичанин.., не то австрияк, не то венгр.., и дама неизвестной

национальности, скорее всего русская или полячка. Довольно представительная

компания.

- И немец, - добавила Бандл. - Вы забыли немца.

- Вы думаете... - медленно проговорил Джимми.

- Отсутствующий ?Второй? - это Бауэр, наш лакей. Я догадалась - это от

него они ждали отчета. Хотя совершенно не представляю, чем их так

заинтересовал Чимниз.

- Видимо, тут есть какая-то связь со смертью Джерри Уэйда, - решил

Джимми. - Мы далеко не все знаем об этом деле. Вы сказали, что они упомянули

Бауэра?

Бандл кивнула.



- Они были очень недовольны тем, что письмо нашла я, а не он.

- Теперь мне все ясно. Простите меня, Бандл, я ведь решил, что вы меня

разыгрываете. Но знаете, в подобные штуки как трудно поверить. Так, значит,

им известно, что я приглашен в Вивернское Аббатство?

- Да. Вот тут-то как раз американец - это был американец, а не русский -

и сказал, что вы им совершенно неопасны, что вы всего лишь обыкновенный

шалопай.

- Черт! - Джимми со злостью нажал на газ, и машина рванула вперед. -

Спасибо за информацию. Теперь у меня к этому делу появится личный, так

сказать, интерес. - Немного помолчав, он продолжал:

- Вы вроде назвали фамилию немецкого изобретателя... Эберхард?

- Да, а что?

- Подождите, сейчас вспомню. Эберхард, Эберхард... Да-да, это наверняка

он.


- Ну, не томите, выкладывайте.

- Эберхард - это тот самый малый, который придумал особый способ

обработки стали. В чем там хитрость, точно сказать не могу - я же

неспециалист, но знаю, что, например, проволока из этой стали выдерживает

такие же нагрузки, что и толстенный брус. Эберхард предлагал применить его в

самолетостроении, чтобы уменьшить вес самолета, - эффект потрясающий,

настоящая революция! Он обратился к германскому правительству, но те нашли

какие-то изъяны в его изобретении и дали ему от ворот поворот, причем вели

себя возмутительно. Тогда он стал работать над своим открытием дальше и

устранил все недостатки, а поскольку собственное правительство обошлось с

ним по-хамски, он пообещал, что ни за какие деньги не отдаст в их лапы свое

детище. Я-то думал, что это так, болтовня, ну а теперь... Теперь я так не

думаю.

- Еще бы! - выпалила Бандл. - Скорее всего, так оно и есть, Джимми.



Вероятно, Эберхард предложил свое изобретение нашим властям. Они либо уже

купили его, либо собираются это сделать, после того как сэр Освальд даст

свое заключение. А в Вивернском Аббатстве должна состояться неофициальная

встреча. Там будут сэр Освальд, Джордж, министр авиации и Эберхард, который

привезет с собой план или как его.., описание способа производства.., или..,

ну как это называется?

- Формулу, - предположил Джимми. - Мне кажется, слово ?формула? тут

подходит.

- У него будет с собой формула, а ?Семь циферблатов? собираются ее

похитить. Русский сказал, что она стоит миллионы.

- Думаю, так оно и есть.

- И ради нее не жаль кого-нибудь и убрать.., это я повторяю слова другого

заговорщика.

- Это они запросто, - помрачнел Джимми. - Но вернемся к этому, черт его

побери, дознанию. Вы уверены, что Ронни перед смертью больше ничего не

сказал?


- Уверена. Только это: ?Семь циферблатов?... ?Скажите?... ?Джимми

Тесиджер?... Это все, на что у бедняги хватило сил.

- Да, неплохо бы нам узнать, что он раскопал, - сказал Джимми. - Впрочем,

у нас и так уже имеются кое-какие данные. Видимо, лакей Бауэр имеет

отношение к смерти Джерри. Знаете, что я вам скажу, Бандл...

- Что?


- Что не нравится мне все это. Интересно, кто будет следующим? Нет,

Бандл, это занятие не для девушки!

Бандл невольно улыбнулась. Много же времени потребовалось ему, чтобы

вспомнить, что она тоже женщина - как и Лорен Уэйд.

- Следующим будете скорее всего вы, - весело заметила она.

- Как бы не так! Теперь их черед! А то никакого разнообразия! Сегодня я,

как никогда, весьма жажду крови! Скажите, Бандл, вы бы узнали кого-нибудь из

тех, кто присутствовал на этом сборище?

Бандл задумалась.

- Думаю, ?Часа пятого? я бы узнала, - наконец решила она. - Он говорит

как-то особенно злобно и шепелявит.

- А как насчет англичанина? Бандл покачала головой:

- Его я видела только мельком, а голос у него обычный... Нет, ничего не

могу о нем сказать, кроме того, что он весьма высокий мужчина.

- Но там была еще женщина, - продолжил Джимми. - Ее узнать, конечно,

проще, но вряд ли вы где-нибудь с ней еще встретитесь. Скорее всего она

выполняет грязную работу. Например, очаровывает члена кабинета министров,

тот приглашает ее на ужин, и она ловко выпытывает у него государственные

секреты. По крайней мере, в романах все происходит именно так. Но, скажу вам

честно, единственный знакомый мне член кабинета министров пьет только теплую

воду с лимоном.

- Конечно, взять хоть Джорджа Ломакса. Попробуйте на минуту представить,

что он влюбился в прекрасную иностранку! - Бандл расхохоталась, Джимми

невольно улыбнулся.

- Ну а таинственный незнакомец, ?Час седьмой?? Кто это может быть?

- Понятия не имею.

- Если следовать логике детективных романов, то им должен быть человек,

которого мы все хорошо знаем. Как насчет Джорджа Ломака?

Бандл покачала головой:

- Для романа, конечно, кандидатура идеальная, но, зная Индюка... - Она

снова развеселилась. - Индюк - главарь шайки! - Она задохнулась от смеха.

Они так увлеклись, что Джимми пришлось пару раз сбрасывать скорость.

Когда они добрались до Чимниза, полковник Мелроуз уже их дожидался. Ему

представили Джимми, и они втроем отправились на дознание.

Полковник Мелроуз был прав, процедура не заняла много времени. Сначала

дала показания Бандл, потом доктор, - подтвердилось, что местные парни

упражнялись в тот день в стрельбе, и поэтому был вынесен вердикт о смерти в

результате несчастного случая.

Когда судебное заседание закончилось, полковник Мелроуз вызвался отвезти

Бандл домой, а Джимми Тесиджер вернулся в Лондон. Рассказ Бандл произвел на

него сильное впечатление, и он уже не выглядел таким беззаботным, как

обычно.


- Ронни, старина, - пробормотал он сквозь зубы. - Я собираюсь пойти

против них. И ты уже не сможешь поддержать меня в этой игре.

И вдруг его словно обожгло - Лорен! Ей ведь тоже грозит опасность! После

минутного колебания он подошел к телефону и набрал ее номер.

- Это я, Джимми. Я подумал, что вам будет интересно узнать, к какому

выводу пришло следствие, - смерть в результате несчастного случая.

- Но...

- Конечно, и мне кажется, что за этим что-то кроется. Должно быть, на



следователя оказали давление. Кто-то старается замять дело. Послушайте,

Лорен...


- Да?

- Лорен.., тут происходят какие-то странные вещи. Вы ведь будете

осторожны? Ради меня... - В его голосе прозвучала явная тревога.

- Джимми.., но это значит, что и вам грозит опасность.

Он засмеялся:

- Ерунда! Я живуч как кошка. Пока, старушка. Он повесил трубку, несколько

минут постоял в задумчивости, затем вызвал Стивенса.

- Не сможете ли вы купить мне револьвер, Стивенс?

- Пистолет, сэр? - вежливо уточнил тот, не выказав, как и подобает

отменному слуге, ни малейшего удивления. - Какой именно, сэр?

- Ну такой, который стреляет сам, пока нажимаешь на курок.

- Автоматический, сэр?

- Именно, автоматический. И еще мне бы хотелось, чтобы дуло было из

вороненой стали. Если, конечно, вы поняли, что я имею в виду и сумеете

объясниться с продавцом. Помните как в американских боевиках? Герой

выхватывает из заднего кармана именно такой пистолет, именно с таким дулом.

Стивенс позволил себе сдержанно улыбнуться:

- Большинство знакомых мне американских джентльменов, сэр, почему-то

носят в брюках совсем не пистолеты, - заметил он.

Джимми Тесиджер расхохотался.

Глава 16

Прием в Аббатстве

В Вивернское Аббатство Бандл приехала в пятницу как раз к вечернему чаю.

Джордж Ломаке был само радушие.

- Эйлин, дорогая, - пел Ломаке. - Я так рад видеть тебя здесь. Несказанно

рад. Ты уж прости, душенька, что не пригласил тебя, когда в последний раз

заезжал к отцу. Сказать по правде, мне и в голову не пришло, что подобный

прием может тебя заинтересовать. Я так.., э-э-э, удивился и вместе с тем,

э-э-э, обрадовался, когда леди Кейтерэм сообщила мне о твоем, э-э-э, так

сказать, интересе, э-э-э, так сказать, к политике.

- Мне действительно хотелось приехать, - просто и искренне ответила

Бандл.


- Миссис Макатта пока нет, она приедет с последним поездом, - пояснил

Джордж. - Вчера вечером она выступала на митинге в Манчестере'. Ты знакома с

Тесиджером? Совсем еще молодой человек, но блестяще разбирается в проблемах

внешней политики. Как говорится, внешний вид обманчив.

- Мы с мистером Тесиджером уже знакомы, - сказала Бандл, обмениваясь с

Джимми чинным рукопожатием. Для пущей солидности он даже зачесал волосы на

прямой пробор, отметила она про себя.

- Не сердитесь, - прошептал Джимми, как только Джордж удалился, - но я

все рассказал Биллу.

- Биллу? - с тревогой спросила Бандл.

- Но вы ведь хорошо его знаете, к тому же он был близким другом и Ронни и

Джерри.


- Да, конечно.

- Думаете, зря? Тогда простите.

- Да нет, ничего страшного. Биллу, безусловно, можно доверять. Только..,

только он ужасный недотепа.

- Не слишком сообразителен, хотите сказать? Зато кулаки у него

здоровенные, и сдается мне, они могут нам очень даже пригодиться.

- Наверно, вы поступили правильно. А как он отреагировал?

- Сначала только тряс головой.., ну.., до него не сразу дошло. Тогда я

все хорошенько ему разжевал, и он наконец понял, в чем дело. Само собой, он

тоже с нами, как говорится, душой и телом.

Неожиданно вернулся Джордж.

- Я хотел бы кое-кого тебе представить, Эйлин. Сэр Стэнли Дигби - леди

Эйлин Брент. Мистер О'Рурк.

Министр авиации оказался низеньким толстяком с добродушной улыбкой.

Мистер О'Рурк, высокий молодой человек с голубыми смеющимися глазами,

типичный ирландец, увидев Бандл, оживился:

- А я-то думал, что это чисто политическое сборище, - доверительно

прошептал он.

- Тес, - ответила Бандл. - Я тоже увлекаюсь политикой, даже очень...

- С сэром Освальдом и леди Кут ты знакома, - продолжал Джордж.

- По правде говоря, мы ни разу не встречались, - вежливо улыбнулась

Бандл.


Про себя она восхитилась умению своего отца точно описывать людей. От

энергичного рукопожатия сэра Освальда Бандл слегка поморщилась. Что касается

леди Кут, то, пробормотав приветствие, эта достойная дама тут же повернулась

к Джимми Тесиджеру, и на ее скорбном лице мелькнуло нечто похожее на

радость. Несмотря на предосудительную привычку опаздывать к завтраку, Джимми

сумел покорить леди Кут. Она прониклась симпатией к этому обольстительному

розовощекому молодому человеку и готова была по-матерински помочь ему

избавиться от дурных привычек и сделать из него настоящего труженика. Ей и в

голову не приходило, что ?исправленный? ею Джимми вряд ли останется таким

подкупающе приветливым и милым, ну а пока леди Кут начала рассказывать ему

об ужасной автомобильной аварии, приключившейся с одним из ее друзей.

- Мистер Бейтмен. - Джордж небрежным тоном представил ей серьезного

молодого человека с бледным лицом, явно спеша переключиться на объект, более

достойный внимания. - Я должен познакомить тебя с графиней Радски.

Графиня, скрестив ножки, полулежала на диване и курила сигарету,

вставленную в невообразимо длинный бирюзовый мундштук, то и дело роняя

пепел. Бандл сразу решила, что никогда не встречала более красивой женщины:

огромные голубые глаза, иссиня-черные волосы, матовая кожа, чуть вздернутый,

типично славянский нос и стройная гибкая фигура. Вдобавок такие алые губы,

каких не видывали в Вивернском Аббатстве.

- Это миссис Макатта? - с надеждой спросила Бандл.

Джордж покачал головой и представил Бандл графине. Та, небрежно ей

кивнув, продолжила беседу с серьезным мистером Бейтменом.

А Джимми зашептал прямо в ухо Бандл:

- Смотрите, Понго очаровала прелестная славянка. Какая трогательная

картина. Пойдемте выпьем чаю. Они снова оказались возле сэра Освальда.

- Чимниз - превосходное поместье, - важно произнес государственный муж.

- Рада, что вам понравилось, - смиренно ответила Бандл.

- Только я бы на вашем месте сделал новый водопровод, - посоветовал сэр

Освальд. - Это в духе времени. - И, немного подумав, добавил:

- Я на три года арендовал поместье у герцога Элтона, но буду подыскивать

собственное. Ведь ваш батюшка не может продать Чимниз? Даже если возымеет

подобное желание?

У Бандл перехватило дыхание от кошмарного видения: бесчисленные Куты

заполонили все английские замки и в каждом старинном поместье гудит

современный водопровод. Она просто вся кипела от ярости, понимая, что это

попросту глупо в этой ситуации. Да, если столкнутся интересы сэра Освальда и

лорда Кейтерэма, то заранее ясно, чья возьмет. Сэр Освальд очень напорист,

всех подомнет, действительно настоящий паровой каток, отец придумал для него

меткое словечко. Он, безусловно, очень энергичен и крупный авторитет в

металлургии, но человек он недалекий. Великое множество утонченных

интеллектуальных наслаждений, коими тешил себя лорд Кейтерэм, стальному

магнату были недоступны.

Эти философские размышления не мешали Бандл вести светскую болтовню.

Мистер О'Рурк, каким-то образом ухитрявшийся то и дело оказываться рядом с

ней, сообщил важную весть - прибыл герр Эберхард, но тут же слег из-за

головной боли.

В общем, когда Бандл отправилась переодеваться к ужину, настроение у нее

было отличное, которое слегка омрачала лишь предстоящая встреча с миссис

Макатта, с этой дамой придется держать ухо востро.

Облачившись в черное кружевное платье, Бандл спустилась вниз и пошла

через холл. Тут-то она и испытала первое потрясение: у двери стоял лакей..,

но был он подозрительно коренастым и плотным, и лакейская ливрея совсем на

нем не смотрелась...

- Инспектор Баттл, - прошептала ошеломленная Бандл.

- Он самый, леди Эйлин.

- Вы здесь, чтобы.., чтобы...

- Держать все под контролем.

- Ясно.

- Письмо с угрозами так напугало мистера Ломакса, что он настоял на



личном моем присутствии.

- Но разве вы не понимаете, что... - начала Бандл и тут же осеклась. Не

скажешь же ему, что его маскировка не имеет никакого смысла. У него просто

на лбу написано - ?полицейский?. Любой преступник с ходу поймет, кто

скрывается под лакейским платьем.

- Думаете, если что, меня сразу раскусят? - флегматично спросил

инспектор.

- Да.., именно об этом я и подумала. Нечто отдаленно напоминающее улыбку

скользнуло по грубому лицу Баттла:

- И тогда я спугну преступников? А что в этом плохого, леди Эйлин?

- Что плохого? - как эхо повторила Бандл, чувствуя себя полной дурочкой.

Инспектор покачал головой:

- Нам что главное? Избежать неприятностей, так? Тут важно не

перемудрить... От нас требуется лишь одно: чтобы те, кому надо, поняли - мы,

так сказать, всегда начеку.

Бандл посмотрела на него восхищенным взглядом. Она не сомневалась, что

присутствие знаменитого инспектора Баттла устрашит любых заговорщиков.

- Тут умничать совсем ни к чему. Главное - чтобы все обошлось, - повторил

инспектор.

Бандл пошла дальше, гадая, кто из гостей уже успел узнать ?лакея? из

Скотленд-Ярда. В гостиной ее встретил насупленный Джордж, потрясая оранжевым

конвертом:

- Какая досада! Телеграмма от миссис Макатта. Она не сможет приехать - у

детей свинка. Бандл почувствовала явное облегчение.

- Я очень сожалею, Эйлин, ты ведь так хотела с ней встретиться. Графиня,

наверное, тоже расстроится.

- Ну, ничего. Если бы она приехала, возможно я заболела бы потом свинкой.

А это мне совершенно ни к чему.

- Да, свинка дело серьезное, - согласился Джордж. - Хотя, насколько я

знаю, инфекция передается только непосредственно от больных. Впрочем, миссис

Макатта ни при каких обстоятельствах не стала бы подвергать нас риску. Она

женщина с принципами, осознающая свою ответственность перед обществом. В

тяжелые для нашего народа времена мы все должны учитывать... - Каким-то

чудом Джордж смог удержаться от длинного монолога и оборвал себя на

полуслове:

- Что ж, отложим до следующего раза. Тебе ведь не к спеху. А вот графиня

ждать не может - она должна вернуться на родину.

- Она венгерка?

- Да. Ты, конечно, слышала о партии венгерской молодежи. Это графиня ее

организовала и возглавила. Эта женщина весьма состоятельна. Рано овдовела и

целиком посвятила себя служению обществу, прежде всего борьбе с детской

смертностью - в современной Венгрии это страшное бедствие. А.., вот и герр

Эберхард.

Немецкий изобретатель оказался моложе, чем предполагала Бандл, - ему было

не более тридцати трех - тридцати четырех лет. Он был несколько неуклюжим и

держался скованно, но ничего неприятного в его облике не было. Взгляд

голубых глаз был скорее робким, чем хитрым, а отталкивающая привычка грызть

ногти, о которой говорил Билл, объяснялась, по-видимому, нервозностью.

Бросалось в глаза, как он худ и изможден. Его разговор с Бандл вышел

довольно натянутым, и оба обрадовались, когда вмешался веселый мистер

О'Рурк.

Вскоре в гостиную влетел - иначе не скажешь - Билл, ворвался, словно



избалованный ньюфаундленд. Он тут же подскочил к Бандл - вид у него был

растерянный.

- Привет, Бандл. Узнал, что ты здесь, но раньше прийти не мог - весь день

работал как проклятый.

- В заботах о благе отечества? - сочувственно поинтересовался О'Рурк.

Билл тяжело вздохнул и стал жаловаться:

- Не знаю, какой шеф у вас - выглядит он весьма добродушным, - но Индюк

просто невыносим. Носишься, носишься с утра до вечера, что бы ни сотворил -

трепещи, - не угодишь ничем, а не сотворил - трепещи еще сильнее.

- Звучит как цитата из молитвенника, - заметил Джимми, присоединяясь к

ним.

Билл бросил на него укоризненный взгляд.



- Словами не передать, что мне приходится выносить, - со сдержанной

скорбью произнес он.

- Ну да. Развлекаешь разных там графинь, да? - невинно спросил Джимми. -

Для такого женоненавистника, как ты, это, должно быть, и в самом деле

невыносимо.

- О чем это вы? - спросила Бандл.

- После чая, - Джимми ухмыльнулся, - графиня попросила Билла показать ей

местные достопримечательности.

- Не мог же я ей отказать, - покраснел Билл. Бандл забеспокоилась - она

хорошо, может быть, даже слишком хорошо знала, как легко очаровать мистера

Уильяма Эверсли. В руках такой красавицы он станет податливее воска. И она

снова засомневалась, не опрометчиво ли поступил Джимми, посвятив Билла в их

тайну.

- Графиня, - продолжил Билл, - очаровательнейшая женщина, а какая умница.



Вы бы только слышали, какие она задавала вопросы - когда мы осматривали дом.

- И.., какие же?.. - насторожилась Бандл.

- Да точно я не помню, - уклончиво ответил Билл. - О его истории, о

старой мебели, о.., словом, обо всем.

В этот момент в комнате появилась и сама графиня. Почему-то немного

запыхавшаяся. В облегающем черном бархатном платье она выглядела просто

великолепно. Билл сразу очутился возле нее, а вскоре поблизости возник

серьезный очкарик.

- И Билл и Понго - так и липнут к графине, - усмехнулся Джимми.

Однако Бандл было не до смеха.

Глава 17

После ужина

Джордж терпеть не мог всяких новшеств, поэтому центрального отопления в

Вивернском Аббатстве не было. И когда после ужина дамы вошли в гостиную, то

оказалось, что их модные вечерние туалеты чересчур легки для такой

температуры. Огонь, пылавший за начищенной до блеска каминной решеткой,

притягивал как магнит.

Все три дамы разместились у камина.

- Бр-р-р-р-р, - рычала графиня, не по-английски резко напирая на ?р?.

- Дни становятся короче, - сообщила леди Кут, плотнее укутывая свои

скульптурные плечи шарфом немыслимой расцветки.

- Черт побери, почему Джордж не сделает нормальное отопление? -

возмутилась Бандл.

- У вас, англичан, всегда такой холод в домах, - вздохнула графиня.

Она вытащила свой длиннющий мундштук и закурила.

- И камин тут допотопный, - добавила леди Кут. - Все тепло уходит в

трубу, вместо того чтобы обогревать комнату.

- Да? - удивилась графиня. Воцарилось неловкое молчание. Было видно, что

графине в этой компании просто скучно.

- Забавно, что дети миссис Макатта заболели свинкой, - нарушила тишину

леди Кут, - впрочем, ничего забавного тут, конечно, нет...

- Что такое свинка? - спросила графиня. Бандл и леди Кут тут же бросились

ей объяснять, и в конце концов им это удалось.

- Полагаю, у венгерских детей тоже бывает свинка? - спросила леди Кут.

- Что? - не поняла графиня.

- Венгерские дети болеют свинкой?

- Не знаю, - ответила графиня. - Откуда мне знать!

Леди Кут несколько удивленно посмотрела на нее:

- Но вы же как раз и работаете в области...

- А, это! - Графиня переменила позу, вынула мундштук изо рта и начала

быстро-быстро говорить:

- Я расскажу вам об ужасах.., об ужасах, которые видела сама. Невероятно!

Вы просто не поверите!

И она сдержала свое обещание. Невероятные картины голода и нищеты будто

наяву предстали перед глазами слушательниц. Она описывала послевоенную жизнь

Будапешта подробно, день за днем. Бандл показалось, что этот рассказ, очень

эффектный, графиня повторяла уже много раз, слово в слово, с теми же

интонациями.

Однако леди Кут была потрясена до глубины души. Она слушала с открытым

ртом, не сводя с графини больших печальных глаз. Время от времени она

пыталась внести в ее рассказ свою лепту:

- У одной из моих кузин трое детей сгорело заживо. Правда, ужасно?

Графиня, увлекшись, не обращала на ее слова никакого внимания и вдруг

замолчала так же внезапно, как и начала.

- Ну вот, я все вам и рассказала. Деньги у нас есть, но мы не знаем, как

организовать работу. Этому мы должны научиться.

Леди Кут вздохнула:

- Мой муж считает, что во всем нужно придерживаться системы. Без системы

он никогда бы не добился успеха.

Она снова вздохнула, вспомнив вдруг Освальда Кута, милого молодого

человека из магазина велосипедов. Ей вдруг подумалось, что ее жизнь могла бы

быть намного счастливее, если бы сэр Освальд не придерживался столь строгой

системы. И ей невольно вспомнился еще один приверженец строгих правил. Она

спросила Бандл:

- Скажите, леди Эйлин, вам нравится ваш главный садовник?

- Макдональд? Ну... - Бандл задумалась. - Честно говоря, вряд ли он

кому-нибудь может нравиться, но работник он первоклассный.

- Да-да, я знаю, - согласилась леди Кут.

- Только его необходимо держать в руках.

- Я тоже так думаю. - Леди Кут с завистью посмотрела на Бандл, которая

владела непостижимым умением держать Макдональда в руках.

- Обожаю английские сады, - мечтательно промурлыкала графиня.

Бандл удивленно посмотрела на нее, но тут в гостиную стремительно вошел

Джимми Тесиджер.

- Не хотите ли взглянуть на гравюры? Они ждут вас, - обратился он к

Бандл. Бандл поспешила за Джимми.

- Какие гравюры? - спросила она, когда за ними закрылась дверь гостиной.

- Да нет никаких гравюр, - ответил Джимми. - Нужно же было вас как-то

увести. Пошли, Билл ждет нас в библиотеке, там никого нет.

Явно волнуясь, Билл метался по библиотеке.

- Мне это не нравится! - воскликнул он.

- Что не нравится?

- То, что ты впуталась в это дело! Десять против одного, что здесь

намечается скандал, может, даже драка, и тогда...

Его тревога тронула Бандл.

- Она должна выйти из игры, ведь правда, Джимми?

- Я уже говорил ей об этом, - подтвердил Джимми.

- Брось все это, Бандл! Это опасно. Бандл повернулась к Джимми:

- Что вы ему рассказали?

- Да все.

- Я еще не во всем разобрался, - признался Билл, - как ты оказалась в

клубе ?Семь циферблатов?, и вообще... - Он посмотрел на нее с невыразимой

грустью. - Знаешь, Бандл, мне бы очень не хотелось, чтобы ты вмешивалась...

- Вмешивалась?

- Вмешивалась в подобные дела.

- Ну почему! Это так увлекательно.

- Конечно, увлекательно. Но и чертовски опасно. Вспомни беднягу Ронни.

- Да, опасно. И если бы не гибель твоего друга Ронни, я бы никогда, как

ты говоришь, ?не вмешивалась?. Но это произошло, и ныть теперь бесполезно.

- Ты такая бесстрашная, Бандл, но...

- Оставь свои комплименты! Давайте лучше наметим план действий.

К ее облегчению, Билл сразу же угомонился и перешел к делу.

- Вы с Джимми угадали! Эберхард, а может, сэр Освальд, кто-то из них

привез сюда какую-то формулу. На заводах сэра Освальда было проведено

секретное испытание. Эберхард здесь. И все собрались в кабинете - пытаются

договориться.

- Сколько времени пробудет здесь сэр Стэнли Дигби? - спросил Джимми.

- Завтра утром он собирается вернуться в город.

- Гм, - промычал Джимми. - Раз сэр Стэнли собирается взять формулу с

собой, то именно сегодня ночью что-то произойдет. Это ясно.

- Скорее всего, так оно и будет.

- Не сомневаюсь. Это облегчает нашу задачу. Давайте-ка напряжем наши

замечательные мозги и хорошенько сосредоточимся. Прежде всего, надо

выяснить, где будет находиться эта проклятая формула сегодня ночью. У

Эберхарда или у сэра Освальда?

- Ни у того, ни у другого. Как я понял, министр авиации должен будет

отвезти эти бумаги в Лондон, значит, ночью они будут у его секретаря

О'Рурка, в этом я абсолютно уверен.

- Тогда остается только одно. Если кто-то и правда собирается стащить эти

бумаги, то, Билл, мой мальчик, нам придется подежурить сегодня ночью.

Бандл открыла было рот, чтобы возразить, но тут же закрыла его, так

ничего и не сказав.

- Кстати, дорогой Холмс, - поинтересовался Джимми, - вы не знаете, там в

холле действительно стоит швейцар - натуральный лакей из Херродса, или это

наш старый приятель Лестрейд из Скотленд-Ярда?

- Блестяще, Ватсон, - похвалил его Билл с иронией.

- Похоже, мы отбиваем у него хлеб, - заметил Джимми.

- Ничего не поделаешь, раз мы хотим довести это дело до конца, - сказал

Билл.

- Тогда решено, - заключил Джимми. - Разделим ночь пополам.



И опять Бандл только приоткрыла рот, по ничего не сказала.

- Ты прав, - согласился Билл. - Кто первый?

- Бросим жребий?

- Давай.


- Отлично. Вот монетка. Орел - первый ты, решка - я.

Билл кивнул и подкинул монетку. Джимми нагнулся:

- Решка!

- Черт! - воскликнул Билл. - Ты первый, а может, тогда-то все и

произойдет.

- Ну, это еще неизвестно, - успокоил его Джимми. - Преступники - народ

непредсказуемый. Когда тебя разбудить? В половине четвертого?

- Да, наверно.

И тут наконец Бандл произнесла:

- А как же я?

- А ты не беспокойся. Ложись и спи.

- Но это не слишком интересно, - возразила Бандл.

- Как знать, - обнадежил ее Джимми. - Вас могут убить в собственной

постели, а мы с Биллом останемся целы и невредимы.

- Не исключено. Знаете, Джимми, мне очень не нравится графиня, весьма

подозрительная особа.

- Чепуха! - запальчиво воскликнул Билл. - Она абсолютно вне подозрений.

- Откуда ты знаешь? - резко спросила Бандл.

- Да уж знаю. За нее поручился один парень из венгерского посольства.

Бандл была огорошена - на это ей нечего было возразить.

- Все вы, девушки, одинаковы, - проворчал Билл. - Как увидите красивую

женщину, сразу готовы приписать ей...

- Тогда почему бы тебе не вернуться к ней и не шепнуть на ее

очаровательное розовое ушко все наши секреты? - язвительно заметила Бандл. -

А я иду спать. Мне до смерти надоела эта гостиная, и я не собираюсь туда

возвращаться.

Когда Бандл вышла из комнаты, Билл взглянул на Джимми:

- Бандл просто прелесть! Я боялся, что она доставит нам массу хлопот.

Знаешь, она такая упорная, все хочет делать сама. Слава Богу, что она быстро

согласилась.

- Вот это-то меня и удивило, - сказал Джимми.

- Но у нее же есть здравый смысл, она же понимает, что можно, а чего

нельзя. Слушай, а вдруг нам понадобится оружие? Полицейские всегда берут с

собой оружие, когда идут на такие дела.

- У меня есть пистолет. С вороненым дулом, - с гордостью сообщил Джимми.

- Увесистый и выглядит весьма устрашающе. Я его тебе одолжу ночью, когда ты

придешь меня сменить.

Билл посмотрел на него с уважением и завистью:

- Как это ты догадался обзавестись пистолетом?

- Сам не знаю, - беспечно ответил Джимми. - Просто захотелось, и все.

- Надеюсь, мы не пристрелим не того, кого следует? - забеспокоился Билл.

- Да уж, не хотелось бы, - мрачно подтвердил мистер Тесиджер.

Глава 18

Приключения Джимми

А теперь мы расскажем о том, что же произошло в эту бурную ночь с каждым

из трех заговорщиков. Начнем со славного и обаятельного мистера Джимми

Тесиджера, с той самой минуты, когда он распрощался наконец со своим

приятелем Биллом Эверсли.

- Не забудь, - сказал Билл. - Три тридцать. Если, конечно, ты еще будешь

жив, - любезно добавил он.

- Может, я и шалопай, - Джимми вспомнил переданные ему Бандл слова, - но

не такой, каким они меня выставляют.

- То же самое ты сказал о Джерри Уэйде, - медленно проговорил Билл. -

Помнишь? И в ту же ночь...

- Заткнись, болван! - рявкнул Джимми. - У тебя что, совсем нет чувства

такта?


- Конечно, есть. Я же подающий надежды дипломат! Дипломат просто обязан

обладать тактом!

- Похоже, оно у тебя пока еще в зачаточном состоянии.

- Я не перестаю думать о Бандл. - Билл резко сменил тему. - Я ожидал, что

с ней будет гораздо труднее. Она сильно изменилась.., и к лучшему.

- Твой шеф тоже так считает, - заметил Джимми. - Он даже заявил, что

приятно удивлен.

- По-моему, Бандл его просто надула. А Индюк уши и развесил. Ну,

спокойной ночи. Разбудить меня не легко, боюсь, тебе придется попотеть. Но

ты не отчаивайся.

- Будет очень жаль, если тебя постигнет участь Джерри Уэйда, -

съехидничал Джимми. Билл посмотрел на него укоризненно:

- Черт подери, ты что, хочешь меня запугать!

- Как аукнется, так и откликнется. Ну, топай. Но Билл все не уходил,

переминаясь с ноги на ногу:

- Слушай!

- Что?

- С тобой ведь ничего не случится? Хоть мы и продумали все до мелочей, но



как вспомню беднягу Джерри.., потом Ронни...

Джимми с досадой взглянул на него. Билл, безусловно, говорил это из

лучших побуждений, но нельзя же так раскисать.

- Ясно. Придется показать тебе ?леопольд?. - Он сунул руку в карман. -

Настоящий автоматический револьвер, - с гордостью добавил он.

- Настоящий? - поразился Билл.

- Стивенс купил, мой лакей. Четкость и надежность гарантируются. Нужно

только нажать на курок - все остальное ?леопольд? сделает сам.

- Слушай, Джимми.

- Да?


- Будь повнимательнее, ладно? Не стреляй в кого попало. Не дай Бог

ненароком подстрелишь старину Дигби, он лунатик и бродит иногда ночью по

дому.

- Не волнуйся. Конечно, раз уж я купил ?леопольд?, то хотелось бы пустить



его в ход, но постараюсь по возможности обуздать свои кровожадные инстинкты.

- Спокойной ночи, - в десятый раз повторил Билл и на этот раз

действительно ушел.

Джимми заступил на ночное дежурство. Сэр Стэнли Дигби занимал комнату в

конце западного крыла, с одной стороны к ней примыкала ванная, с другой -

маленькая комнатка мистера Теренса О'Рурка. Все три двери выходили в

небольшой коридор, что сильно упрощало задачу наблюдателя. В тени дубового

шкафа, там, где коридор соединялся с главной галереей, стоял стул. Поскольку

другого пути в западное крыло не было, всякий, кто туда пойдет, не мог

пройти здесь незамеченным. Коридор освещала тусклая электрическая лампочка.

Он устроился поудобнее, скрестил ноги и приготовился ждать. ?Леопольд?

лежал у него на коленях. Он посмотрел на часы - без двадцати час. Все

улеглись совсем недавно, ничто, кроме тиканья часов, не нарушало тишину.

Этот звук пугал Джимми, поскольку напоминал ему о Джералде Уэйде... Семь

будильников, тикающих на камине... Кто их туда поставил, зачем? Он

содрогнулся.

Как трудно сидеть в темноте не двигаясь! Неудивительно, что на

спиритических сеансах происходят всякие чудеса. От такого напряжения человек

начинает вздрагивать при малейшем шорохе, и ему мерещится что угодно. В

голове Джимми роились неприятные мысли.

Ронни Деверукс! Ронни Деверукс и Джерри Уэйд! Такие молодые,

жизнерадостные, такие здоровяки. Где они теперь? ?В сырой земле едят их

черви...? Как избавиться от этих жутких мыслей? Он снова посмотрел на часы -

только двадцать минут второго. Как медленно тянется время...

Что за удивительная девушка, эта Бандл! Сколько смелости и хладнокровия

нужно, чтобы проникнуть на заседание ?Семи циферблатов?! Почему не ему это

пришло в голову? Просто он чересчур здравомыслящий человек.

"Седьмой?. Кто же он, черт возьми, этот ?Час седьмой?? А если он сейчас

здесь, в доме, под видом слуги, например. Не может же он быть кем-то из

гостей. Конечно, нет... Но ведь и все остальное вне пределов вероятного.

Если бы он безоговорочно не верил Бандл, то решил бы, что все это она

выдумала. Джимми зевнул. Странное состояние - и спать хочется, и нервы

напряжены до предела. Он снова посмотрел на часы - без десяти два. Время

все-таки помаленьку идет...

Внезапно послышался какой-то звук. Джимми затаил дыхание. Прошло

несколько минут. Снова тот же звук. Откуда-то снизу донесся скрип

половицы... Опять тихий зловещий скрип. Кто-то украдкой ходил по дому.

Джимми вскочил и бесшумно подкрался к лестнице. Вроде все спокойно, но

ведь ему не почудилось, ведь он действительно слышал чьи-то осторожные шаги.

Крепко сжимая ?леопольд? в руке, он тихонько спустился по лестнице. В

огромном холле никого не было. Поскольку скрип доносился снизу, из

помещения, находящегося прямо под ним, он решил, что кто-то прокрался в

библиотеку. Джимми на цыпочках подошел к двери, прислушался - тишина. Тогда

он рывком распахнул дверь и щелкнул выключателем. Никого! Залитая светом

комната была пуста.

Джимми нахмурился.

- Я мог бы поклясться... - пробормотал он. В библиотеке было три

застекленные двери, все три вели на террасу. Он пересек комнату. Средняя

дверь была не заперта. Он открыл ее и вышел на террасу - никого!

- Вроде все нормально, - снова пробормотал он. - Но я же слышал...

Он постоял в задумчивости, потом вернулся в библиотеку. Прошел к двери,

запер ее, а ключ положил в карман, затем погасил свет, прислушался и тихо

вернулся к незапертой двери. Остановился, держа ?леопольд? наготове.

Послышалось, или действительно кто-то прошел по террасе? Да вроде никого. Он

еще крепче стиснул рукоятку ?Леопольда? и замер, весь обратившись в слух.

Где-то далеко часы пробили два.

Глава 19

Приключения Бандл

Бандл была сообразительной девушкой. Она умела мыслить логически. И

предвидела, что если не Джимми, то Билл будет против ее участия в

предстоящих событиях. Поняв, что не стоит тратить время на препирательства,

она составила собственный план действий. Перед ужином она выглянула в окно

своей спальни и осталась весьма довольна осмотром: серые стены Аббатства

были сплошь увиты плющом. Тот, что вился возле ее окна, казался таким

крепким, что всякий ловкий человек мог без труда спуститься по нему на

землю.


Она не вмешивалась в планы Билла и Джимми, однако сразу поняла, что они

не все предусмотрели, и намеревалась исправить их ошибки. Короче говоря,

пока Джимми и Билл действовали внутри Аббатства, она решила обследовать его

снаружи.


Она не без удовольствия прикинулась овечкой, хотя и была удивлена тем,

как легко оба поддались на ее обман. Конечно, Билл никогда не отличался

особой сообразительностью, но характер Бандл он должен был бы знать. А

Джимми Тесиджер! С ним она знакома не так давно, но и он мог бы догадаться,

что от нее так просто не отделаешься.

Поднявшись к себе, Бандл тут же сбросила вечернее платье. Она приехала в

Аббатство без горничной. Мало того: она собственноручно уложила вещи перед

отъездом. Ведь француженка, без сомнения, принялась бы выпытывать, почему из

всей экипировки для верховой езды леди берет только бриджи. Облачившись в

темный пуловер, бриджи и спортивные туфли, Бандл посмотрела на часы. Они

показывали половину первого. Слишком рано - обитатели дома, вероятно, еще не

заснули. Она решила ждать до половины второго.

Бандл погасила свет и расположилась у окна. Точно в намеченное время она

встала, подняла раму, взобралась на подоконник и свесила ноги наружу. Была

прекрасная ночь, прохладная и спокойная. Ярко светили звезды, но луны не

было. Бандл сразу сообразила, как спуститься - в детстве она с двумя

младшими сестрами без присмотра носилась по парку Чимниза и лазала как кошка

по деревьям. У нее слегка захватило дух, однако на клумбу она приземлилась в

целости и сохранности.

Немного помедлив, она еще раз мысленно все проверила. Комнаты, в которых

разместились министр авиации и его секретарь, находились на противоположной

стороне дома, в западном крыле. Терраса огибала южную и западную части

здания и упиралась в обнесенный забором фруктовый, сад. Выбравшись из

клумбы, Бандл повернула за угол и осторожно пошла вдоль террасы, стараясь

держаться в тени дома. Но когда она дошла до конца стены, сердце у нее упало

- перед ней возник человек, явно намеревавшийся преградить ей дорогу. Она

тут же узнала его.

- Инспектор Баттл! Как вы меня напугали!

- Для этого я здесь и нахожусь, - любезно ответил инспектор.

Бандл снова поразило, как легко было его узнать. Почти никакого

камуфляжа. Такой солидный, крепкий, такого нельзя не приметить. В общем,

типичный англичанин. А самое главное - очень и очень неглупый.

- Что вы здесь делаете? - все еще шепотом спросила Бандл.

- Наблюдаю за теми, кому находиться здесь не следует.

Бандл смутилась.

- Например, за вами, леди Эйлин. Едва ли вы обычно прогуливаетесь в столь

поздний час.

- Вы что, хотите, чтобы я отправилась спать? Инспектор утвердительно

кивнул.

- Вы на редкость сообразительны, леди Эйлин. Именно это я и имел в виду.



Кстати, а как вы.., э-э.., вышли из дома? Через дверь, может, через окно?

- Через окно. По плющу - так проще всего. Инспектор внимательно посмотрел

наверх.

- Пожалуй, вы правы.



- Так вы настаиваете на том, чтобы я вернулась в дом? Ужасно не хочется.

Я собиралась прогуляться вдоль западного крыла.

- Боюсь, не вы одна.

- Ну, любой, завидев вас, повернет назад, - мрачно изрекла Бандл.

- Надеюсь, так оно и будет. Никаких неприятностей - вот что для меня

главное. Простите, леди Эйлин, но вам пора спать.

В его голосе появился металл - Бандл поняла, что спорить бесполезно.

Расстроенная, она тем же путем отправилась обратно. Она уже почти добралась

до подоконника, когда ее осенило - она едва не свалилась. А что, если

инспектор Баттл подозревает именно ее? Ну да, поэтому он чуть ли не рычит на

нее и стережет каждый ее шаг. Спрыгнув с подоконника в комнату, она

расхохоталась. Надо же, сам инспектор ее подозревает!

Хотя она ему и подчинилась, но спать, естественно, не собиралась. Вряд ли

инспектор Баттл поверил в ее послушание - его-то не проведешь. Лечь спать,

когда рядом кипят такие страсти. Ну уж нет. Бандл взглянула на часы - без

десяти два. Немного поколебавшись, она осторожно открыла дверь. Ни звука -

полная тишина. Она крадучись пошла по галерее. Один раз она остановилась -

показалось, что скрипнула половица, но скрип не повторился, и она двинулась

дальше. Вот оно, место, где пересекаются коридоры. Внимательно оглядевшись,

она замерла от удивления. Джимми Тесиджера нигде не было.

Бандл была сильно озадачена. Что случилось? Почему Джимми оставил свой

пост? В этот момент часы пробили два.

Она все еще обдумывала, что же предпринять. Вдруг сердце у нее екнуло и

куда-то провалилось: ручка двери в комнату Теренса О'Рурка начала медленно

поворачиваться. Бандл застыла, словно загипнотизированная, но дверь так и не

открылась, а ручка вернулась на прежнее место. Что бы это значило? Бандл

решила действовать. Раз Джимми по неизвестной причине покинул пост, нужно

немедленно разбудить Билла! Она бесшумно пронеслась по коридору и ворвалась

в его комнату.

- Билл, просыпайся! Ну просыпайся же! Ответа не было.

- Билл! - Потеряв терпение, Бандл зажгла свет и оторопела - в комнате

никого не было, а постель не была тронута, - видимо, Билл даже не ложился.

Где же Билл?

Внезапно у нее перехватило дыхание: изящный пеньюар, женские украшения на

туалетном столике, черное бархатное платье, небрежно брошенное на стул...

Ясно, второпях она ошиблась дверью. Это комната графини. Но тогда где.., где

графиня?

Бандл не знала, что и подумать. Вдруг тишину ночи прорезал ужасный шум.

На этот раз совершенно явственный, он доносился снизу. Бандл тотчас же

выскочила из комнаты графини и помчалась вниз по лестнице. В библиотеке

грохотали опрокидываемые стулья. Она подергала дверь - заперто. Но оттуда

отчетливо доносилось чье-то тяжелое дыхание, ругань и треск мебели - там

явно дрались... А затем, окончательно разрушив ночной покой, зловеще

прогремели один за другим два выстрела.

Глава 20

Приключения Лорен

Лорен Уэйд приподнялась над подушкой и зажгла свет. Без десяти час. Она

легла спать рано, в половине десятого. Лорен обладала редкой способностью

вставать в любое нужное ей время и поэтому могла позволить себе ложиться

когда угодно. Одна из двух собак, которые спали в ее комнате, подняла голову

и вопросительно посмотрела на нее.

- Спокойно, Бродяжка, - приказала Лорен, и огромный пес послушно опустил

голову, поглядывая на хозяйку из-под мохнатых бровей.

Был момент, когда Бандл усомнилась в удивительной кротости Лорен Уэйд.

Тогда ее сомнения быстро рассеялись: Лорен казалась осторожной, разумной,

сдержанной особой. Однако если бы Бандл получше вгляделась в ее лицо, то

непременно приметила бы и решительный подбородок, и крепко сжатые губы,

свидетельствовавшие об обратном.

Лорен встала, надела твидовый жакет и юбку. В карман жакета она положила

электрический фонарик, затем выдвинула ящик туалетного столика и достала

маленький пистолет с ручкой из слоновой кости, больше похожий на игрушку.

Она купила его дня два назад у ?Хэрродса? и была очень довольна покупкой.

Она внимательно оглядела комнату - не забыть бы что-нибудь. Большая

собака уставилась на нее умоляющими глазами и завиляла хвостом. Лорен

покачала головой:

- Нет, Бродяжка, тебе нельзя. Оставайся и будь хорошим мальчиком.

Она поцеловала собаку в голову, уложила ее на коврик и тихо выскользнула

из комнаты, закрыв за собой дверь. Выйдя через черный ход, она обошла дом,

чтобы попасть в гараж, где стояла ее маленькая двухместная машина. Не заводя

мотор, она бесшумно съехала вниз по небольшому склону, потом посмотрела на

часы и включила двигатель.

Место для стоянки она присмотрела заранее - рядом с лазейкой, через

которую без труда проникла в парк Вивернского Аббатства. Стараясь не шуметь,

она добралась до большого, увитого плющом дома. Где-то вдалеке часы пробили

два.

Когда она приблизилась к террасе, ее сердце забилось сильнее. Никого. Все



вокруг, казалось, было объято безмятежным сном. Она поднялась на террасу и

огляделась. Неожиданно, сверху, что-то шлепнулось к ее ногам. Лорен

нагнулась и подняла какой-то предмет, небрежно завернутый в коричневую

плотную бумагу. Она посмотрела наверх. Прямо у нее над головой какой-то

человек вылез из открытого окна и начал спускаться вниз по плющу. Лорен не

стала ждать, а бросилась бежать, сжимая в руках коричневый сверток. За ее

спиной послышался шум борьбы, грубый голос крикнул:

- Пусти!


Ему ответил другой голос, который она сразу узнала:

- Не пущу! Только попробуй вырваться! От ужаса ничего перед собой не

видя, она помчалась прочь. Но, не пробежав и десяти шагов, за углом террасы

прямехонько угодила прямо в объятия большого, плотного мужчины.

- Успокойтесь, успокойтесь, - добродушно приговаривал инспектор Баттл.

- Быстрее! Быстрее! Там.., они убивают друг друга! Пожалуйста, быстрее! -

только и смогла вымолвить Лорен.

Прозвучал выстрел, затем другой. Инспектор Баттл бросился туда, Лорен за

ним. Свернув за угол, они оказались у библиотеки - одна из застекленных

дверей была распахнута. Баттл нагнулся и зажег фонарик. Лорен, стоявшая у

него за спиной, заглянула ему через плечо и вскрикнула. На пороге в луже

крови лежал Джимми Тесиджер. Его правая рука была неестественно вывернута.

- Он мертв! Джимми, Джимми! Он мертв! - в отчаянии повторяла Лорен.

- Ну-ну! - успокоил инспектор. - Не надо отчаиваться. Могу поклясться -

молодой человек жив. Поищите-ка лучше, где здесь зажигается свет.

Лорен послушно стала ощупывать стены, все время натыкаясь на какие-то

предметы. Выключатель оказался у двери, Лорен включила наконец свет.

Инспектор Баттл облегченно вздохнул:

- Все не так страшно.., только ранен - в правую руку... Правда, потерял

много крови. Помогите-ка мне.

Дверь библиотеки содрогалась от ударов, из-за нее слышались гневные и

удивленные возгласы.

- Может быть, мне... - пыталась спросить Лорен.

- Не торопитесь. Сначала помогите мне. Лорен послушно подошла. Инспектор

вынул из кармана большой чистый носовой платок и ловко перевязал раненому

руку, которую Лорен поддерживала.

- Все обойдется, - сказал инспектор. - Да, не беспокойтесь - на молодых

все заживает как на кошках. Да и без сознания он не из-за потери крови.

Должно быть, падая, стукнулся головой об пол. Удары в дверь становились все

сильнее. Раздался гневный голос Джорджа Ломакса:

- Кто там? Немедленно отоприте! Инспектор вздохнул:

- Придется открыть.

Он еще раз обвел взглядом комнату, осторожно поднял пистолет, лежащий

рядом с Джимми, осмотрел его и, что-то бормоча себе под нос, положил на

стол. И только после направился к двери.

В комнату ввалились несколько человек. И все разом принялись говорить.

Джордж Ломаке, брызжа слюной, тщетно пытался придать своей речи хоть

какую-то связность:

- Это.., это... Что все это значит?! А, это вы, инспектор! Что случилось?

Я спрашиваю.., что произошло?

Билл Эверсли воскликнул:

- Боже мой! Старина Джимми! - И уставился на неподвижное тело.

Леди Кут, облаченная в лиловый атласный халат, вскричала:

- Бедный мальчик! - И с материнской скорбью склонилась над его

распростертым телом. Бандл только и выговорила:

- Лорен!


- Gott im Himmel! - рявкнул герр Эберхард и добавил еще что-то похожее на

ругательства.

- Боже, что все это значит? - спросил сэр Стэнли Дигби.

- Сколько крови! - возбужденно взвизгнула горничная.

- О, Боже! - пробормотал лакей. Дворецкий, раньше всех сумевший взять

себя в руки, проворчал:

- Нет, так не пойдет, - и сделал прислуге знак удалиться.

А мистер Руперт Бейтмен, обернувшись к Ломаксу, с невозмутимым видом

спросил:

- Не попросить ли посторонних покинуть помещение?

Но вскоре гомон немного утих.

- Непостижимо! - воскликнул Джордж Ломаке. - Баттл, что здесь произошло?

Баттл многозначительно на него посмотрел, и Джордж Ломаке обрел свою

обычную рассудительность.

- А теперь, пожалуйста, все ложитесь спать, - попросил он, подходя к

двери. - Произошел.., э-э...

- Небольшой инцидент, - подсказал ему инспектор.

- Да, инцидент. Я буду всем крайне обязан, если вы возвратитесь в свои

апартаменты. Никто не тронулся с места.

- Леди Кут, прошу вас.

- Бедный мальчик. - Леди Кут с материнской жалостью взглянула на Джимми и

очень неохотно поднялась с колен.

Неожиданно Джимми зашевелился и сел.

- Привет! - слабо произнес он. - В чем дело? - Он обвел всех туманным

взглядом. - Его поймали? - нетерпеливо спросил он, как только окончательно

пришел в себя.

- Кого?

- Мужчину, который спустился по плющу. Я увидел его, когда стоял у окна,



мы долго боролись...

- Какой-нибудь грабитель, - заявила леди Кут. - Бедный мальчик.

Джимми огляделся:

- Боюсь, мы.., устроили здесь кавардак. Парень был здоров как бык, мы тут

все перевернули вверх дном.

Он не преувеличивал. В радиусе двадцати футов было сломано все, что

только можно было сломать.

- А что потом?

Джимми не ответил, беспокойно озираясь по сторонам.

- Где ?леопольд?, мой верный помощник, револьвер?

Баттл указал на стол:

- Это, мистер Тесиджер?

- Вот он где, мой маленький ?леопольд?. Сколько я сделал выстрелов?

- Один.


Джимми был явно огорчен.

- Я разочарован, - пробормотал он. - ?Леопольд? не должен был

останавливаться. Надо было сильнее нажать на курок!

- Кто стрелял первым?

- Боюсь, что я, - ответил Джимми. - Понимаете, внезапно он вырвался и

бросился к окну. Вот тогда я и нажал на курок. Парень обернулся и пальнул в

меня и.., да, после этого я и потерял сознание. - Джимми с грустной миной

потер затылок.

Неожиданно в разговор вмешался сэр Стэнли Дигби:

- Вы сказали, что он спустился по плющу? Господи, Ломаке, а вдруг бумаги

исчезли вместе с ним?

И он выбежал из комнаты. Воцарилась напряженная тишина. Через несколько

минут сэр Стэнли Дигби вернулся. Его круглое, полное лицо было смертельно

бледным.


- Господи, Баттл, бумаги у них. О'Рурк спит.., думаю, ему дали

снотворное. Я не смог его добудиться. Бумаги исчезли.

Глава 21

Возвращение формулы

- Der Liede Gott! - прошептал герр Эберхард, побледнев.

Джордж обернулся к Баттлу:

- Это правда, Баттл? А я так надеялся на вас.

Надо сказать, инспектор Баттл сохранял удивительное хладнокровие: ни один

мускул не дрогнул на его лице.

- Что ж, иногда проигрывают и сильнейшие, сэр, - спокойно сказал он.

- Значит, и вы считаете, что документы пропали? Ко всеобщему удивлению,

инспектор покачал головой:

- Нет, нет, мистер Ломаке, все не так уж безнадежно, не волнуйтесь. Но

это не моя заслуга, вы должны благодарить эту юную леди.

Он показал на Лорен, которая с изумлением уставилась на него. Баттл

подошел к девушке и осторожно взял у нее коричневый сверток, который она все

еще сжимала в руках.

- Думаю, мистер Ломаке, здесь вы найдете то, что ищете.

Сэр Стэнли Дигби, более расторопный, чем Джордж, выхватил сверток из рук

инспектора, вскрыл его и, быстро просмотрев содержимое, со вздохом

облегчения вытер пот со лба. Герр Эберхард радовался, словно ребенок.

Прижимая бумаги к сердцу, он восторженно бормотал что-то по-немецки.

Сэр Стэнли кинулся к Лорен и с чувством стал трясти ее руку:

- Моя дорогая, мы вам бесконечно обязаны...

- Да, это так, - сказал Джордж, - хотя я, э-э... - Он смешался,

недоуменно уставившись на совершенно незнакомую ему молодую леди.

Лорен умоляюще посмотрела на Джимми, который тут же пришел ей на помощь:

- Это мисс Уэйд, сестра Джералда Уэйда.

- Дорогая мисс Уэйд. - Джордж пожал руку Лорен. - Я хочу выразить вам

глубокую благодарность за то, что вы для нас сделали. Хотя, должен

признаться, я не совсем понимаю...

Последовала красноречивая пауза, и все четверо заговорщиков поняли, что

объяснить присутствие Лорен будет не так-то легко. Но тут положение спас

инспектор Баттл.

- Сейчас не время вдаваться в подробности, - тактично заметил он.

Мистер Бейтмен, как всегда, оказался разумнее всех:

- Нужно скорее выяснить, что там с О'Рурком. Не кажется ли вам, сэр, что

следует послать за доктором?

- Ну конечно! - поддержал его Джордж. - Ну конечно! Как это мы сразу не

подумали! - Он посмотрел на Билла. - Позвоните доктору Картрайту и попросите

его приехать. И намекните, э-э.., что дело сугубо конфиденциальное.

Билл отправился выполнять поручение.

- Я поднимусь с вами, Дигби, - решил Джордж. - Возможно, ему чем-то можно

помочь до прибытия врача.., примем какие-нибудь меры.

Он довольно беспомощно посмотрел на Руперта Бейтмена, - было очевидно,

что именно Бейтмен владел ситуацией.

- Мне пойти с вами, сэр?

Джордж явно обрадовался - он знал, что на этого молодого человека можно

положиться. Да, каждый, кто сталкивался с этим замечательным молодым

человеком, понимал это сразу. Дигби, Бейтмен и Ломаке вышли из комнаты. Леди

Кут поспешила за ними, приговаривая своим низким грудным голосом:

- Бедный мальчик.., может быть, я смогу ему чем-нибудь помочь...

- Заботится о нем как мать, - задумчиво заметил инспектор Баттл. - Прямо

как мать. Интересно... Три пары глаз в недоумении воззрились на него.

- Интересно, - с расстановкой продолжал инспектор, - где сейчас сэр

Освальд?


- Вы думаете, его убили? - испугалась Лорен. Баттл энергично покачал

головой:


- Ни в коем случае. Нет-нет, скорее... - Он наклонил голову и стал

прислушиваться, жестом призывая остальных последовать его примеру.

И действительно, вскоре все услышали шаги. Грузная фигура выросла перед

стеклянной дверью. Он так на всех посмотрел, словно застиг их за каким-то

неблаговидным занятием. Сэр Освальд, а это был он, медленно оглядел комнату.

Его цепкий взгляд не упустил ни одной детали: наскоро перебинтованная рука

Джимми, странный наряд Бандл, какая-то незнакомая девушка. Наконец в его

поле зрения попал и Баттл.

- Что здесь произошло, инспектор? - резко спросил он.

- Попытка ограбления, сэр.

- Ограбления?

- Но благодаря этой юной леди, мисс Уэйд, воры не смогли унести свою

добычу.

- Так-так, - кивнул сэр Освальд. - А, теперь, господин полицейский, не



скажете ли, что это такое? - И он осторожно протянул Баттлу маленький

маузер.


- Где вы нашли его, сэр Освальд?

- На газоне рядом с домом, должно быть, его выбросил один из грабителей,

когда убегал отсюда. Не беспокойтесь, я был аккуратен, вам же потребуются

отпечатки пальцев.

- Вы очень предусмотрительны, сэр Освальд, - сказал Баттл, он также

осторожно взял маузер и положил его рядом с кольтом Джимми.

- А теперь, - сэр Освальд нахмурил брови, - я хотел бы узнать обо всем

поподробнее.

Инспектор Баттл кратко изложил все перипетии этой ночи.

- Значит, этот человек вывел из строя мистера Тесиджера, затем выбросил

пистолет и пустился наутек. Тут все ясно. Неясно другое: почему его даже не

пытались задержать? - резко спросил сэр Освальд.

- Мы и не знали, что нужно кого-то задерживать, пока мистер Тесиджер не

рассказал о случившемся, - сухо ответил ему инспектор Баттл.

- Вы что, не заметили, как он удирал? Завернули в тот момент за угол?

- Нет, не заметил. Я опоздал секунд на сорок. Ночь сегодня безлунная,

наверняка он побежал в парк, поди разгляди его в такой темнотище. Должно

быть, это случилось сразу после выстрелов.

- Гм-гм, - пробурчал сэр Освальд. - И все же я считаю, что нужно

организовать погоню. Следовало бы выставить пост снаружи...

- В парке дежурят мои люди - три человека, - спокойно сообщил инспектор.

- Что? - Сэр Освальд растерянно отпрянул.

- Им было приказано задерживать всякого, кто попытается выбраться из

парка.


- Однако.., они этого не сделали?

- Однако они этого не сделали, - мрачно повторил Баттл.

Сэр Освальд взглянул на него непонимающим взглядом и отрывисто спросил:

- Вы рассказали мне все, что знаете, инспектор?

- Рассказал-то я все, сэр Освальд. Другой вопрос, что я обо всем этом

думаю. Есть у меня кое-какие соображения, но пока они не подтвердились -

обсуждать их смысла нет.

- И все же, - сэр Освальд сделал выразительную паузу, - я бы очень хотел

знать, что вы думаете, инспектор.

- Прежде всего, сэр, я думаю, что на стенах этого дома слишком много

плюща. Простите, сэр, вот и на вашем пальто я вижу листик... Да, слишком

много плюща. Это сильно все усложняет.

Сэр Освальд недоумевающе на него посмотрел, но их увлекательную беседу

прервало неожиданное появление Руперта Бейтмена.

- О, вы здесь, сэр Освальд! Я так рад. Леди Кут волнуется, куда вы

подевались. Она только что уверяла меня, будто вас убили грабители.

По-моему, сэр Освальд, вам нужно немедленно к ней пойти. Она ужасно

расстроена.

- Мария невероятно глупа, - сказал сэр Освальд. - С какой стати меня

должны убить? Я иду с вами, Бейтмен. - И он покинул комнату вместе со своим

секретарем.

- Очень толковый молодой человек, - сказал Баттл, глядя им вслед. - Его

фамилия Бейтмен? Джимми кивнул:

- Бейтмен, Руперт Бейтмен. Но мы все зовем его Понго, мы вместе учились в

школе.

- Вот как? Это интересно, мистер Тесиджер. И что же вы тогда о нем



думали?

- И тогда и теперь - мы считали его остолопом.

- Я бы этого не сказал, - сдержанно возразил Баттл.

- Да нет, я не то имел в виду. Конечно, он далеко не глуп, наоборот, ума

палата и всегда что-нибудь зубрит. Но жуткий зануда, чувство юмора напрочь

отсутствует.

- Жаль! - воскликнул инспектор. - Джентльмены без чувства юмора слишком

почтительно к себе относятся, а это иногда приводит к беде.

- Трудно себе представить, что Понго может попасть в беду, - сказал

Джимми. - Во всяком случае, до сих пор он всегда действовал очень и очень

разумно: отгородился от жизни, служа у старого Кута, и сделал вид, что это

вполне его устраивает.

- Инспектор, - услышал Баттл голос Бандл.

- Да, леди Эйлин?

- А вам не кажется странным, что сэр Освальд так и не объяснил, что он

делал в парке среди ночи?

- Сэр Освальд - великий человек, а великие люди прекрасно знают, что

самая лучшая тактика - ничего не объяснять. Пускаться в объяснения,

оправдываться - признак слабости. Сэру Освальду это так же хорошо известно,

как и мне. Он и не собирается ничего объяснять или извиняться, он только

пока наблюдает и делает мне замечания. Я же говорю, он великий человек.

Инспектор говорил так восторженно, что Бандл не решилась на дальнейшие

расспросы.

- Ну, а теперь, - окинув всех ироническим взглядом, продолжал инспектор,

- пока здесь все.., э-э-э.., свои.., я бы хотел услышать, почему мисс Уэйд

так кстати очутилась возле Аббатства.

- Неужели ей не стыдно, - возмутился Джимми. - Всех нас провела!

- А почему, собственно, я должна была вас послушаться? - взволнованно

воскликнула Лорен. - Да я и не собиралась оставаться в стороне... Еще чего!

Когда вы стали внушать мне, что лучше сидеть дома, подальше от опасности, я

на спорила, но для себя все сразу решила.

- А я-то думал, что вы будете благоразумны, - сказал Джимми Тесиджер.

- Я на это и рассчитывала, Джимми, дорогой, - призналась Лорен. - Вас

было так легко обмануть.

- Вот спасибо, - насмешливо сказал Джимми. - Продолжайте, не

церемоньтесь, пожалуйста.

- Когда вы позвонили и сказали, что здесь будет опасно, я окончательно

решилась, - продолжала Лорен. - И на всякий случай поехала в ?Хэрродс? и

купила пистолет. Вот он. - И она протянула инспектору Баттлу изящное оружие.

- Смертоносная игрушечка, мисс Уэйд, - сказал он после осмотра. - А вы..,

умеете с ней обращаться?

- Совсем не умею, - призналась Лорен. - Но я подумала, что, если возьму

его с собой.., это придаст мне уверенности.

- И не ошиблись, - мрачно заметил Баттл.

- Я приехала сюда, чтобы увидеть все своими глазами. Оставила машину на

дороге, пролезла сквозь дыру в изгороди и поднялась на террасу. Я как раз

стояла и оглядывалась, когда - шлеп! - что-то упало к моим ногам. Я подняла

сверток, и мне стало интересно, откуда он мог свалиться. Смотрю - кто-то

спускается по плющу.., тогда я убежала.

- Все так и было, - подтвердил Баттл. - А теперь, мисс Уэйд, хотя бы

приблизительно опишите мне этого человека.

Девушка покачала головой:

- Было слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Думаю, это был крупный

мужчина.., пожалуй, это все, что я могу о нем сказать.

- А теперь вы, мистер Тесиджер. - Баттл повернулся к Джимми. - Вы ведь

боролись с ним.., что вы можете о нем сказать?

- Это был огромный детина.., вот.., вот, пожалуй, и все, что я могу

сообщить. Когда я схватил его за горло, он хриплым голосом крикнул: ?Пусти

меня, хозяин!"

- Значит, он не джентльмен?

- Судя по всему, кет.

- И все-таки я Не совсем понимаю, что случилось с пакетом, - сказала

Лорен. - Почему он выбросил его? Может быть, пакет мешал ему спускаться?

- Нет, - уверенно сказал Баттл. - У меня другая версия. Пакет, мисс Уэйд,

кинули именно вам.

- Мне?


- Ну, скажем.., тому, за кого вас принял грабитель.

- Что-то ничего не понятно, - заметил Джимми.

- Мистер Тесиджер, вы зажигали свет, когда вошли сюда?

- Да.


- Ив комнате никого не было?

- Ни души.

- Но сначала вам показалось, что здесь кто-то ходит?

- Да.


- И потом вы проверили, заперта ли дверь на террасу, выключили свет и

заперли другую дверь изнутри?

Джимми кивнул. Инспектор оглядел комнату. Его взгляд задержался на

большой ширме из испанской кожи, стоящей рядом с одним из книжных шкафов. Он

быстро пересек комнату, заглянул за ширму и вскрикнул. Молодые люди кинулись

к нему.


За ширмой, раскинувшись на полу, в глубоком обмороке лежала графиня

Радски.



<< предыдущая страница   следующая страница >>