Абхазия начинала войну имея 2 бтра и 1 бмп - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Абхазия начинала войну имея 2 бтра и 1 бмп - страница №1/1

АБХАЗИЯ НАЧИНАЛА ВОЙНУ ИМЕЯ 2 БТРа и 1 БМП

Абхазия начинала войну, имея 2 БТРа и 1 БМП. Летчик у них был один, квалифицированных артиллеристов вообще не было. Через месяц, 1 октября 1992 года, они штурмовали Гагры с множеством танков, гаубиц и БМП. Личный уполномоченный Президента России в зоне грузино-абхазского конфликта Борис Николаевич Пастухов в тот же день в приватной беседе поведал о том, что у абхазов уже появились установки “игла” и “град”. На вопрос “откуда?” Пастухов ответствовал, что это — не проблема, были бы деньги”.

“Откуда они взяли деньги? Мы же знаем бюджет Абхазии, там не было перед войной ни копейки”.

“Верховный Совет России принял 25 сентября 1992 года заявление, в котором высказывал полную поддержку Абхазии. Ельцин никак не отреагировал. Шеварднадзе прилетел в Москву, встретился с Президентом, который в ходе беседы подтвердил, что признает территориальную целостность Грузии. Чуть позже мы узнали, что в тот же самый день председатель Совета Безопасности Юрий Скоков там же, в Кремле, встречался с Владиславом Ардзинбой. Очень скоро, и вряд ли это можно считать случайным совпадением, у абхазов появились оружие, тяжелая техника, деньги”.

“Россия предоставила Абхазии кредит на 14 миллиардов рублей. В Москве даже был открыт специальный банк”.

“Я сам артиллерист, я прекрасно знаю, что такое “плотность огня”. Во время штурма Сухуми по периметру Синопской горы гранатометы стояли через каждые десять метров. Там все было сделано по “первому классу”, тщательно спланировано, организовано — как в учебнике. У абхазов нет специалистов такого уровня, и подготовить их так быстро они не могли. Приглашали русских спецов, платили им, они выполняли задание и уезжали”.

“Многие защитники Сухуми видели в дни штурма в городе русских военных — в титановых касках, с полной боевой выкладкой, с нашивками “ДШБ” на груди”.

А какие интересные люди воевали на абхазской стороне!

Из протокола допроса: “Полковник в отставке Борис Юрьевич Акулиничев, уроженец Борисоглебска, 27 лет прослужил в рядах Советской Армии, воевал в Анголе, Сирии, Афганистане. Кличка Акула;

Михаил Бондаренко, капитан Российских ВДВ, кличка Бондарь и Гуляй-поле. Готовил людей для работы на боевых машинах и рукопашного боя. Непосредственно руководил штурмом Сухуми на некоторых направлениях;

Игорь Лунев, клички Русак и Мелота, уроженец Санкт-Петербурга, член Русского Легиона, доставил в Зугдиди 32 наемника — русских, чеченцев, адыгейцев (в Зугдиди находился штаб звиадистов);

Майор Геннадий Колодин, кличка Колода, уроженец Вятки, спецназовец. В его группе были боевики, бежавшие из дисбата;

Снайпер Марина Козина, кличка Людоедка;

Олег Тиницкий, уроженец Саранска, кличка Одноглазый, Сильвер. Глаз потерял в боях за Приднестровье”.

Из протокола: “Пленный Валерий Дмитриевич Заботин, уроженец Смоленской обл., на допросе показал, что соглашение от 27 июля, по которому предусматривался вывод всех добровольческих отрядов и формирований Конфедерации народов Кавказа, осталось на бумаге. По приказу начальника Генштаба ВС Абхазии генерал-майора Дбара в обход соглашений были оставлены и спрятаны на позициях отдельные казачьи части Олега Петрова, первая Кубанская сотня атамана Николая Гусько, батальон и сводный полк Конфедерации народов Кавказа. Все эти части курировал полковник ВДВ России Анатолий Сидоренко. Основная часть артиллерии была также оставлена и спрятана на позициях”. “Капитан ВДВ России Николаев подтвердил показания Заботина. По заявлению Николаева, было обещано по две тысячи долларов за каждую операцию, но денег этих он не получал”.

Перечисление подобного рода свидетельств и высказываний может растянуться на несколько страниц, но вряд ли в этом есть необходимость — российские корни сил, непосредственно участвующих в грузино-абхазском конфликте, сомнений не вызывают.

Осталось выяснить, что же это за “силы” такие? Первое, что приходит на ум, — по-видимому, таким образом проводится внешняя политика России, нацеленная на расширение сфер влияния и укрепление в Черноморском регионе. Нам же нужны морские порты! Как сказал в апреле 1993 г. Павел Грачев, “уйти из Батуми значит уйти из района Черного моря — это не в стратегических интересах России”. При этом задача “закрепиться в регионе”, похоже, понимается однозначно — ввести туда как можно больше российских войск, что легче всего сделать в стране, охваченной войной. Гражданской, межэтнической, межнациональной — все равно, лишь бы не затухал ее уголек. Угольки следует заботливо подкладывать в места, намеченные для “закрепления”, и использовать местное легковоспламеняющееся топливо для окончательного разжигания пожара.

При такой трактовке событий напрашивается один-единственный вывод: если руководство страны добивается реализации государственных интересов путем военного вмешательства во внутренние дела другого суверенного государства, то такое руководство преступно, поскольку оно нарушает нормы международного права.



http://abkhazeti.narod.ru/pages/24.html