1. Появление массовых изданий в США. "Новый журнализм" - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Международные стандарты репортажа 1 47.95kb.
Урок английского языка в 8 классе по теме: «Соединённые Штаты Америки» 1 27.91kb.
«тематическая концепция и композиционно-графическая модель детского... 1 21.51kb.
Проблема рабства в США 1 357.2kb.
Контрольная работа №1 мдк 02. 01. Основы режиссерского и сценарного... 1 12.5kb.
Урок сша: «новый курс» 1 39.28kb.
Сведения1 о поступивших в Избирательную комиссию Псковской области... 1 27.54kb.
В москве прошла выставка «Связь-Экспокомм-2012» и специальная экспозиция... 1 38.57kb.
27 сентября в России не так давно начали отмечать новый праздник... 1 39.67kb.
Об организации движения транспорта в городе Новороссийске в местах... 1 24kb.
Обращение зрителей телеканала 2х2 в Генеральную прокуратуру рф, Басманную... 1 90.26kb.
Рабочая Учебная программа дисциплины теория экономических информационных... 1 331.6kb.
- 4 1234.94kb.
1. Появление массовых изданий в США. "Новый журнализм" - страница №1/1

1.Появление массовых изданий в США. "Новый журнализм"
Основным признаком "персонального" журнализма, господствовавшего в американской прессе до 90-х годов XIX века, являлся диктат газетного предпринимателя (или группы политиканов) на публикуемые в газете материалы. Таким образом, линия органа массовой

информации целиком и полностью была подчинена личным или деловым интересам газетного магната. Отличительным признаком прессы того периода, была ее неразвитость - ведь это основную массу периодических изданий составляли мелкие газеты. К "новому" журнализму капиталистическая пресса США переходила в связи с появлением телеграфной информации, с укрупнением объема и усложнением газетного коммерческого бизнеса, впрочем, как и с усложнением содержания газеты. Внутри административного руководства газетного издания стали обособляться функции управления. Таким образом внутренние и внешние события в США на рубеже нового столетия и вызвали к жизни "эпоху нового журнализма", что требовало от капиталистической прессы совершенно иные методы идеологического воздействия на читателей. Процесс отхода от принципов примитивной "персональной" журналистики и появления "новой" происходил, разумеется, постепенно. При этом стоит заметить, что некоторые важные элементы, характерные для сегодняшней американской прессы, были взяты из практики "персонального" журнализма. _ 3Переход прессы США от приемов "старого" _ 3журнализма к "новому" осуществлялся многими путями. . 0 Американская пресса стала более явно, чем когда-либо в прошлом, добиваться повышения своей роли как идеологического оружия, ориентируясь на возрастающий интерес американцев к тому, что происходит в их стране и за ее пределами. Стремясь увеличить свой политический престиж в глазах массового читателя, пресса США широко развернула кампанию по "защите интересов простого человека". На страницах газет стали приводиться примеры общественных разоблачений. А уж сенсационные факты коррупции в правительственных сферах и в высших органах партийной бюрократии - постоянно не слезали со страниц газет. С небывалой для того времени активностью средства массовой информации начали включаться в президентские избирательные кампании, откликаться на другие крупные политические события в жизни страны. Язык, стиль, характер заголовков и иллюстраций также изменились в соответствии с задачей апеллирования к сознанию и разуму рядового читателя. Стали менее обычными личные выпады главных редакторов друг против друга. Пресса переставала выполнять роль автоматического выразителя персональных мнений "шефа" - редактора или какого-либо партийного босса. Газета стала зависеть от влиятельных монополитических кругов, направлявших всю политическую жизнь в стране и использующих для этой цели в равной мере как партийную машину, так и машину печатной пропаганды. Характерным признаком перехода прессы на новые методы работы явилось также и то, что фундаментальной функцией газеты становилось распространение информации. Преобладающее место в прессе стало принадлежать не прежней газете, содержавшей главным образом "вьюспейпер" (взгляды и мнения), а новой - являющейся газеты "новостей" ("ньюспейпер"). Конкретная политика газеты стала находить свое выражение не столько в редакционном мнении, сколько в тенденции и методах отбора и обработки публикуемых газетой фактов. Таким образом, репортер становился центральной фигурой в системе органа печати при "новом" журнализме. Поэтому к нему стали предъявляться все более высокие и разносторонние требования. Характерно, что в этот период значительно усилилась тяга "представителниц слабого пола" к журналистской профессии. В 1886 г. во всей прессе США работало 500 женщин-журналистов, а уже через два года в одном только Нью-Йорке их насчитывалось свыше 200 женщин-журналистов. В связи с тем, что свежая информация выдвинулась на первое место в газете, чрезвычайно возросли требования к оперативности отклика прессы на текущие события, причем в дальнейшем эти требования все более повышались по мере усовершенствования технических средств связи. Среди ежедневных газет США стали преобладать вечерние (т.е. выходящие после полудня), так как они могли содержать освещение "сегодняшних" событий. По этой причине многие газеты выходили два раза в день - утренний и вечерний выпуски. Последний, обычно, был рассчитан на какую-либо определенную группу читателей. Назовем несколько имен известных деятелей американской журналистики. В 50е-80е года XIX века по стране "гремели имена" Джеймса Беннета ("Джеральд"), Хорейса Грили ("Трибьюн"), Самюэля Боулса ("Спрингфилд репабликен"), Уильяма Брайана ("Нью-Йорк пост"). Затем настал черед были Чарльза Даны ("Нью-Йорк сан"), Эдвина Годкина ("Нейшн" и "Нью-Йорк ивнинг пост"), Генри Уотерсона ("Луизвилл курьер джорнел"), подготовивших почву для перехода прессы на базис "нового" журнализма, Особо следует сказать о Джозефе Пулитцере. Он был одним из самых известных магнатов эпохи "нового" журнализма. В 1883 году он приобрел обанкротившуюся газету "Уорлд", которую сделал типичным образцом газеты новой журналистики. "Уорлд" Пулитцера сразу привлек к себе широкое общественное внимание. Информация ("ньюс") публиковавшаяся там отличалась от материала других газет тем, что сообщала о более оригинальных, драматических фактах. На полосу попадало все, что отличалось необычностью, сенсационностью. Например, уже в первом выпуске рассказывалось о шторме в штате Нью-Джерси, причинившим убыток в миллион долларов; опубликовано интервью с осужденным убийцей накануне его казни, материал о волнении на острове Гаити...Однако наиболее выдающейся идеей Пулитцера стала мысль о "крестовых походах" - так сам делец называл предпринимаемые им в газете различные общественные компания. "Уорлд" выступал с призывом обложить налогом предметы роскоши, добиваться принятия закона о наказании за покупку голосов. Пулитцер считал, что день был потрачен впустую, если в его газете не появлялся какой-нибудь очередной "крестовый поход" или какая-нибудь громкая сенсация. Расчет Пулитцера на коммерческий эффект сенсации и дешевой демагогии оправдался. Уже за первые три месяца тираж его детища удвоился, а в 1887 году достиг 250 тысяч экземпляров. Объем газеты резко возрос. Стало выходить ее вечернее приложение. Штат газеты в период наибольшего преуспевания составлял 1300 человек. Она приносила миллион долларов ежегодного дохода! Еще к одному из нововведений Пулитцера стоит отнести особый вид сенсационного, или, как он говорил, "динамического" репортажа, появление которого в газете требовало от репортера какого-либо выдающегося поступка. Таким "подвигом" явилось, например, кругосветное путешествие журналистки Элизабет Кохран (Нелли Блай). Нельзя не отметить и введенная Пулитцером постоянная "редакционная полоса", ставшая затем важным средством печатной пропаганды. Газета "Уорлд" ввела также в практику своеобразный вид саморекламы ("промоушн") в виде отрезных купонов выигрышных лотерей. Широкий размах деловых операций, связанных с изданием газеты, породил новую профессию руководителя-менеджера. В его обязанности не входило чисто редакционное руководство, а лишь издательская сторона дела. А оно уже в решающей степени стало зависеть от рекламодателей. На базу крупного предпринимательства становилось также дело покупки места в газетах и журналах для опубликования рекламы. Посредниками между рекламодателями и газетами становились рекламные агентства. В 1917 г. большинство их объединилось в "Амэрикен ассошиэйшн оф адвертайзинг эдженсиз" (ассоциацию рекламных агентств США). Доход от рекламы стал решающей статьей дохода газет и журналов. Законы капиталистического развития, распространяясь на прессу США как одну из отраслей экономики страны, вызвали в прессе ряд явлений, свойственных американской экономике в целом и характерных для развития США начала XX века. Важнейшим из них была постепенная и неуклонная монополизация предприятий прессы. Эта тенденция выразилась при этом не только в укрупнении масштабов газетного дела, но и в концентрации "производства информации", приведшей позднее к возникновению монополистических предприятий "информационной промышленности". Совместное действие этих и ряда других факторов породило в прессе США наряду с появлением новых газет процесс ликвидации, слияния, трестирования различных изданий периодики, особенно ежедневных и еженедельных газет. Однако процесс консолидации прессы первое время еще не приводил к общему падению числа газет и других периодических изданий (что стало характерным для более позднего периода). Наоборот, число их даже увеличилось. Изменения "населения" газетного мира до самого конца XIX века и в первом десятилетии XX века давали в общем положительный баланс, несмотря на гибель огромного числа газет-"неудачников". Одновременно возрастали тиражи газет. Таким образом, значение проявления "нового" журнализма в 80-90-х годах прошлого века состояло в том, что пресса США становилась мощным оружием в руках американских монополистов. Правящие круги США с помощью высоко развитой печати пытались оказать максимальное влияние на американский народ. В то время американский капитализм очень нуждался в прессе, соответствующей монополистической стадии его развития и выходу его на мировую арену в качестве могучей державы.
2. Крупнейшие качественные издания (особенности).

"Качественная" журналистика и приятие этического кодекса для журналистов



Утверждение принципов "нового журнализма" в американской газетной индустрии привело как к появлению "желтых" изданий, так и к созданию "качественной журналистики". "Качественная журналистика" в истории американской журналистики связывается с именем Адольфа Окса, который в 1896 приобрел некогда популярное издание "The New York Times". К моменту приобретения тираж газеты упал до 9000 экз. Первое, на что обратил внимание новый владелец "Тhe New York Times", - изменение облика газеты. Вскоре у газеты появился девиз, ставший ее "визитной карточкой" - "All the News That's Fit to Print" - и вынесенный на первую страницу рядом с заголовком. Однако эти новости должны быть сбалансированными, достоверными, а газета - обладать определенными моральными критериями для их отбора.
Стратегической задачей Окса, помимо привлечения подписчиков, стало создание конкурентоспособного респектабельного издания, соответствующего стандартам "качественной" журналистики. В 1897 "The New York Times" резко выступила против самой эстетики "желтых" изданий, посвятив этой теме ряд программных публикаций. В одной из статей говорилось, что "газета призвана быть спутником читателя, и интеллигентному читателю, конечно же, не нужен порочный и развращенный спутник". Газета провозгласила своими принципами отказ от публикации скандальных или непроверенных новостей ради создания сенсации, отказ от сомнительных методов добывания информации, от чрезмерно драматизированных иллюстраций и фотографий, от сюжетов, ориентированных на низкие вкусы, от вмешательства в частную жизнь, от низкопробной рекламы.
Стандарты, предложенные и исповедуемые "The New York Times", отделяли "качественные" издания от изданий "желтой" прессы, которая в погоне за высокими тиражами не ставила себе никаких моральных ограничений. Результаты редакционной политики Окса привели к тому, что стиль "качественной" журналистики "The New York Times" был принят влиятельными интеллектуальными и издательскими кругами США, а чтение этой газеты стало признаком респектабельности. Хотя тиражи "The New York Times" не могли сравниться с тиражами изданий Херста, в 1910-е гг. ее тираж превысил стотысячный рубеж. К 1920-м гг. "The New York Times" стала котироваться наряду с такими признанными "качественными" и влиятельными европейскими изданиями как лондонская "The Times" и "Frankfurter Zeitung".
Борьба за "качественную" журналистику в США завершилась тем, что в 1923 г. было образовано "Американское общество редакторов газет", и вскоре был разработан кодекс журналистской этики, определявший нормы поведения журналистов. Этот кодекс был принят более чем 100 американскими газетами, не желавшими связывать свою репутацию с традициями "желтой прессы". В "Декларации принципов" АОРГ (Американского общества редакторов газет) утверждается:
"Свобода печати принадлежит народу. Ее необходимо защищать от нападок и посягательств с любых сторон. Журналисты должны постоянно следить за тем, чтобы общественные вопросы решались в присутствии публики. Они должны давать отпор тем, кто использует прессу а корыстных интересах. Журналисты должны уважать права фигурирующих в новостях людей, соблюдать общие нормы приличия и признавать за обществом право проверять честность и точность их материалов".

К моменту принятия "этического кодекса" уже произошла дифференциация таких понятий как "quality paper" и "popular paper", "Quality paper" - "качественная (солидная) газета", то есть издание, рассчитанное на осведомленного читателя (обычно публикует много политической и экономической информации, аналитические статьи); как правило, подобного рода издания выходят небольшими тиражами, но пользуются особым уважением. К таким газетам можно отнести "The New York Times", английские "The Times" или "The Guardian". "Popular paper" -"популярная, массовая газета", т.е. издание для массового, преимущественно невзыскательного читателя, которое часто печатает материалы сенсационного характера, большое число фотографий, издается обычно многомиллионными тиражами. В качестве примера можно назвать "Daily Mirror", "Daily Express" или "Sun".


3. Концентрация печати в США. Деятельность Уильяма Рэндольфа Хёрста и Джозефа Пулитцера.

От "нового журнализма" к желтой прессе: газетная империя Уильяма Херста



Самым удачливым продолжателем принципов "нового журнализма" стал выходец из обеспеченной калифорнийской семьи Уильям Рэндолф Херст. В 1885-1887 гг. он прошел школу репортерской работы в пулитцеровской "The New York World" и досконально изучил приемы "нового журнализма". Вернувшись в 1887 в Сан-Франциско, Херст взял в свои руки управление газетой "The San Francisco Examiner" и за три года превратил это издание в агрессивную, жесткую и процветающую газету. Херст внес свои коррективы в концепцию "нового журнализма", отбросив такие его составляющие, как аккуратность и точность в подаче информации. С точки зрения Херста, сенсацию можно было сделать из самого незначительного факта: главное - форма подачи материала и соответствие запросам читателя. В 1895 Херст совершил прорыв на нью-йоркский газетный рынок, приобретя газету "The New York Journal".
Херст переманил многих ведущих журналистов и художников из пулитцеровского издания, усилил сенсационность и развлекательность, снизил цену своего издания, и тираж "The New York Journal" резко вырос. В 1896 Херст смог привлечь к сотрудничеству создателя первого американского комикса Ричарда Аутколта. Началась борьба между Херстом и Пулитцером за авторские права на издание комикса. Комикс, издаваемый Херстом, печатался полностью в желтом цвете, что и дало повод современникам назвать херстовскую модель журналистики "желтым журнализмом".
В дальнейшем термин "желтая пресса" ассоциировался со стилем Херста, который писал в одной из редакционных статей: "Политика "The New York Journal" заключается в том, что привлекать внимание столь же важно, как и добывать факты; публика жаждет развлечений гораздо больше, нежели просто новостей". Сенсационно-развлекательный стиль стал ведущим в эстетике печатных изданий, ориентированных на вкусы и потребности "человека-массы", феномен появления которого проанализировал испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет.
Ожесточенная конкурентная борьба между Пулитцером и Херстом приобрела неприглядные формы, особенно в период кубинских событий 1895-1898 гг. Сражаясь за тиражи, "The New York Journal" и "The New York World" соревновались в сенсационной подаче новостей о кубинских событиях, пренебрегая точностью и достоверностью в подаче материалов. Они не только подробно расписывали зверства испанских войск на Кубе, но и позволяли себе вмешиваться во внутренние дела зарубежного государства. В 1897 газета Херста организовала побег из гаванской тюрьмы молодой кубинки, обвиненной в измене, а в начале 1898 на страницах "The New York Journal" было опубликовано выкраденное частное письмо испанского посла, в котором содержалась нелестная характеристика американского президента Уильяма Маккинли. Цель этой акции - заставить президента, занимавшего миролюбивую позицию, предпринять более решительные действия по отношению к Испании.
Загадочный взрыв 15 февраля 1898 на американском броненосце "Мэн", находившемся в порту Гаваны, отозвался подлинной истерией в газетах Херста и Пулитцера, запестревших крупными заголовками самого сенсационного свойства. Пулитцер призвал президента к "быстрой и жесткой" войне с Испанией. Через две недели после взрыва на броненосце "Мэн" тираж "The New York World" вырос до 5 млн. Газета Херста также призвала к вооруженной интервенции на Кубу. Хотя подлинные "причины взрыва были неясны лозунгом пропаганды войны в Соединенных Штатах сделался девиз "Помни "Мэн"!". Урапатриотическая кампания, развязанная этими газетами привела к тому, что война США с Испанией стала неизбежной. Редактор журнала "The Nation" Эдвин Годкин писал, что "никогда еще история американской журналистики не знала ничего столь постыдного, как поведение этих двух газет".
Уильям Херст умел приспосабливаться к меняющимся временам. Он не остался в стороне от движения "разгребателей грязи", сулившего ему финансовый успех. Для этой цели он приобрел журнал "Cosmopolitan Magazine" и превратил его в макрейкерское издание. В 1906 серия публикаций в "Cosmopolitan Magazine" потрясла общественное мнение Америки - разоблачительная волна достигла высших политических кругов страны. Скандальные материалы под общим заголовком "Предательство сената", принадлежавшие перу Д.Филлипса, нанесли чувствительный удар по ряду крупных политических фигур.
Интуиция и деловая хватка подсказали Херсту необходимость создания газетного концерна. В 1911 он основал информационное агентство International News Service, вошедшее в тройку ведущих американских информационных агентств наряду с Associated Press и United Press. К 1922 корпорация Херста включала в себя 20 ежедневных газет; 11 воскресных изданий, а также 2 радиостанции, компанию по производству хроникально-документальных фильмов и кинокомпанию, а к началу 1990-х гг. в издательский трест Херста вошло 14 ежедневных газет, 30 еженедельников, 20 журналов, 5 телестанций и 7 радиовещательных станций, не считая ряда книжных издательств.
Джозеф Пулитцер. Он был одним из самых известных магнатов эпохи "нового" журнализма. В 1883 году он приобрел обанкротившуюся газету "Уорлд", которую сделал типичным образцом газеты новой журналистики.

"Уорлд" Пулитцера сразу привлек к себе широкое общественное внимание. Информация ("ньюс") публиковавшаяся там отличалась от материала других газет тем, что сообщала о более оригинальных, драматических фактах. На полосу попадало все, что отличалось необычностью, сенсационностью. Например, уже в первом выпуске рассказывалось о шторме в штате Нью-Джерси, причинившим убыток в миллион долларов; опубликовано интервью с осужденным убийцей накануне его казни, материал о волнении на острове Гаити...

Однако наиболее выдающейся идеей Пулитцера стала мысль о "крестовых походах" - так сам делец называл предпринимаемые им в газете различные общественные компания. "Уорлд" выступал с призывом обложить налогом предметы роскоши, добиваться принятия закона о наказании за покупку голосов. Пулитцер считал, что день был потрачен впустую, если в его газете не появлялся какой-нибудь очередной "крестовый поход" или какая-нибудь громкая сенсация.

Расчет Пулитцера на коммерческий эффект сенсации и дешевой демагогии оправдался. Уже за первые три месяца тираж его детища удвоился, а в 1887 году достиг 250 тысяч экземпляров. Объем газеты резко возрос. Стало выходить ее вечернее приложение. Штат газеты в период наибольшего преуспевания составлял 1300 человек. Она приносила миллион долларов ежегодного дохода! Еще к одному из нововведений Пулитцера стоит отнести особый вид сенсационного, или, как он говорил, "динамического" репортажа, появление которого в газете требовало от репортера какого-либо выдающегося поступка. Таким "подвигом" явилось, например, кругосветное путешествие журналистки Элизабет Кохран (Нелли Блай). Нельзя не отметить и введенная Пулитцером постоянная "редакционная полоса", ставшая затем важным средством печатной пропаганды.

Газета "Уорлд" ввела также в практику своеобразный вид саморекламы ("промоушн") в виде отрезных купонов выигрышных лотерей.

Широкий размах деловых операций, связанных с изданием газеты, породил новую профессию - руководителя-менеджера. В его обязанности не входило чисто редакционное руководство, а лишь издательская сторона дела. А оно уже в решающей степени стало зависеть от рекламодателей.

Совместное действие этих и ряда других факторов породило в прессе США наряду с появлением новых газет процесс ликвидации, слияния, трестирования различных изданий периодики, особенно ежедневных и еженедельных газет. Однако процесс консолидации прессы первое время еще не приводил к общему падению числа газет и других периодических изданий (что стало характерным для более позднего периода). Наоборот, число их даже увеличилось. Изменения "населения" газетного мира до самого конца XIX века и в первом десятилетии XX века давали в общем положительный баланс, несмотря на гибель огромного числа газет-"неудачников". Одновременно возрастали тиражи газет.

Таким образом, значение проявления "нового" журнализма в 80-90-х годах прошлого века состояло в том, что пресса США становилась мощным оружием в руках американских монополистов. Правящие круги США с помощью высоко развитой печати пытались оказать максимальное влияние на американский народ. В то время американский капитализм очень нуждался в прессе, соответствующей монополистической стадии его развития и выходу его на мировую арену в качестве могучей державы.


4. Движение «Разгребателей грязи» (причины появления, хронологические рамки, наиболее известные представители).

Завершающие годы ХIХ века и первое десятилетие ХХ века американские историки называют эрой многообразия в журналистике. В этот период все течения общественной мысли, все философские школы и направления, все отрасли науки и сколько-нибудь значительные организации имели свои издания. Но главная особенность этого периода – появление массовых популярных журналов, возникших в результате бурного роста американской экономики.

Первое десятилетие ХХ века – годы широкого антимонопольного движения, охватившего различные слои американского общества: рабочий класс, фермерство, буржуазию. Одним из звеньев этой антимонополистической оппозиции было движение “разгребателей грязи” – прогрессивных журналистов, выступивших с резкой критикой могущественных корпораций. “Разгребателями грязи” называли группу писателей и публицистов, ставящих своей задачей привлечь внимание широких кругов общественности к различного рода злоупотреблениям и коррупции во всех сферах общественной жизни и ратовавших за проведение демократических реформ. Движение не было оформлено ни политически, ни организационно, наиболее активными его участниками стали такие журналисты, как Стеффенс, Бэйкер, Тарбелл, Филлипс, Синклер, Салливен, Адамс и Уайт. Они не были связаны какой-либо политической программой, более того это были люди весьма разных политических убеждений. Просто их объединяла вера в социальный прогресс, в возможность разрешения социальных конфликтов с помощью демократических реформ, но сами они никаких координальных перемен не предлагали, не предлагали и каких-либо рецептов для решения тех или иных проблем. Журналисты апеллировали к общественному сознанию, считая какие-либо организованные действия уделом политических деятелей. “Разгребатели грязи”, даже самые дальновидные и талантливые, разделяли веру в “исключительность Америки”, в незыблемость американской демократии – лучшей в мире, в высокие идеалы истины и справедливости, считая их социально-мобилизующей силой. Своей задачей участники движения считали разоблачение коррупции в бизнесе, в муниципальных кругах, в конгрессе и сенате. Только если разоблачать зло во всех его проявлениях, заменить взяточников честными людьми, пробудить совесть в бизнесменах, финансистах, государственных чиновниках, смогли бы (по мнению “разгребателей грязи”) восторжествовать идеалы истины, добра и справедливости.

“Разгребатели грязи” сильно критиковали американскую действительность, но их положительная программа была весьма расплывчатой.

Наиболее типичный выразитель движения, его сильных и слабых сторон – “Макклюрс”. Журнал отличается от того, который был образован в 90-е годы ХIХ века Макклюром. После испано-американской войны на фоне массового антимонополистического движения “Макклюрс” уже не мог держаться на старой тематике. Погоня за читателями, желание увеличить тираж вынудили издателя искать новое содержание, новую программу. Этой программой и стало “разгребание грязи” – критическое направление в журналистике. Трибуной для журналистов стали массовые журналы: “Макклюрс”, “Космополитен”, “Кольерс”, “Саксес”, “Эврибодиз” и другие. Перед искушением напечатать ряд обличительных статей не устояли даже некоторые бульварные журналы, такие как “Мансиз” и “Леслиз”, которые никогда не принадлежали к движению “разгребателей грязи”. К 1902 году был создан новый “Макклюрс” ХХ века, которому суждено было открыть эру “разгребания грязи”. В этом же году в октябрьском номере была напечатана статья о разгуле коррупции в Сент-Луисе. В ноябрьском номере Ида Тарбелл начала свою знаменитую серию статей “История “Стандард ойл компани”, а глава профсоюза шахтеров Джон Митчелл рассказал о стычке шахтеров. В январе 1903 года Стеффенс публикует “Позор Миннеаполиса” – первую статью из серии “Позор городов”, Тарбелл – очередную главу “Истории “Стандард ойл компани”, и Бэйкер – очерк “Право работать”. Эти три обстоятельные, исчерпывающие статьи, полные достоверных деталей произвели сенсации, ибо они затрагивали самые животрепещущие темы: бизнес, политику и рабочее движение.

В этом же номере была напечатана редакционная статья, одна из самых важных в истории американских журналов – “Относительно трех статей в этом номере “Макклюрс” и совпадения, которое, возможно, заставит нас задуматься”. Редакция призывала читателей обратить внимание на статьи, опубликованные в журнале.

“Передовая “Позор Миннеаполиса” могла бы называться “Американское презрение к закону”. Точно так можно было бы озаглавить и очередную главу “Истории “Стандард ойл компани” мисс Тарбелл. Подобное название можно также отнести и к статье Бейкера “Право работать”. Мисс Тарбелл показывает, как капиталисты умышленно, тонко, под прикрытием закона его же и нарушают и злоупотребляют законами против тех, кто стоит у них на пути.

Так началось одно из наиболее примечательных движений в истории американской прессы. Редакционная “Макклюрс” определила направленность движения, его тематические рамки и цель. “Разгребатели грязи” не помышляли о ниспровержении существующего государственного и общественного строя. Движение критически настроенных журналистов вполне укладывалось в рамки американских общественно-политических отношений.

У читателей средних слоев: служащих, мелких предпринимателей, высокооплачиваемых рабочих – статьи “разгребателей грязи” находили самый горячий отклик. Поэтому другие журналы пытались анализировать причины успеха “Макклюрс” и следовать его примеру.

Январский выпуск журнала (1903 г.) был тем толчком, который помог завершить эволюцию многих массовых журналов. Обличительные статьи стали главным атрибутом в их содержании.

Против шарлатанства в медицине, против правительственных спекуляций ресурсами Аляски выступил с обличительными статьями журнал "Кольерс".

Журнал "Саксес" раскрыл перед читателем ужасающие условия труда на чикагских скотобойнях.

"Эврибодиз" в 1905 году начал свою знаменитую серию "Бешеные финансы". За короткий срок журнал обогнал по тиражу "Макклюрс" и "Мансиз".

В марте 1906 года сенсацию в широких кругах общественности произвела статья "Космополитен" из серии "Измена сената".

На страницах "Хэмптонс" был раскрыт вопрос о женском равноправии.

Но все-таки наиболее ярким выразителем движения в 1902-1905 годах являлся журнал "Макклюрс". Здесь работали самые талантливые авторы, собирались самые интересные материалы. Статьи этого журнала считались наиболее авторитетными и были последним словом по тому или иному обсуждаемому вопросу. Никакой другой журнал не заботился о достоверности своих материалов так, как это делал "Макклюрс". И хотя "Макклюрс" был самым ярким выразителем движения, сам Макклюр никогда не был его участником. Он печатал обличительные статьи только потому, что они приносили большие тиражи и потому что в подобных материалах были заинтересованы читатели. Журналисты обвинили Макклюра в том, что его проект зиждется на спекулятивных предприятиях. После многочисленных споров Ида Тарбелл, Джон Филлипс, Бэйкер, Стеффенс и другие заявили о своем выходе из состава редакции. Затем Филлипс с друзьями купил на корпоративных началах ежемесячник Фрэнка Лесли "Леслиз мансли" и начал издавать его под названием "Америкен мэгэзин".

Вскоре в редакцию вошли известный юморист Данн и журналист Уайт. Сотрудники собирались создать из журнала образцовый "разгребательский" орган. Редакция обратилась к читателям с заявлением: "Он (журнал) будет отражать счастливый борющийся мир, в котором, мы верим, хорошие люди взойдут на вершину. Нет такой области человеческой деятельности, которая бы не интересовала нас. Наш журнал будет массовым, полным веры, стимулирующим и жизнерадостным и, кроме того, он будет откликаться на самые насущные вопросы каждой своей страницей, будь то художественное произведение, статья, комментарий или редакционная заметка".

В каждом номере была рубрика "Сума пилигрима" с откликами на опубликованные материалы и с письмами читателей. Эта рубрика начиналась цитатой из книги Бэньяна "Путь пилигрима": "Итак они шли к дому пророка и когда они подошли к дому, они услышали там важный разговор". Эти смволические параллели с книгой Бэньяна имели определенный смысл: журнал вел полемику с президентом Рузвельтом, которому новое течение в журналистике и его участники были обязаны термином "разгребатели грязи". Рузвельт сравнивал журналистов с героем книги Бэньяна, который занят разгребанием грязи у себя под ногами и не видит сияющего небесного нимба над головой.

Целью "Америкен мэгэзин" было желание пробудить общественное сознание. Журнал пользовался большим успехом, являлся важной силой в борьбе за реформы. Однако положение журнала было непрочным. Политика "разгребания грязи" вызывала недовольство деловых кругов. Таким образом, сократилась реклама, и снизились от нее доходы. Филлипс был вынужден обратиться за помощью к калифорнийскому миллионеру Кенту.

С этого момента начало сказываться финансовое давление рекламодателей, изменилась политика журнала. Статьи стали менее резкими. Попытка "разгребателей грязи" создать свой орган потерпела крах. Филлипс и совладельцы продали журнал компании Кроуэлла, и "Америкен мэгэзин" стал третьесортным бульварным изданием типа "Мансиз".

Итак, "разгребатели грязи" писали о всех отрицательных моментах, которые существовали в обществе, не предлагая никаких координальных перемен. Взлет и падение "разгребателей грязи" приходится на первые годы ХХ века. В итоге движение само собой сошло на нет.

5. Проблемы американской журналистики в работах американских и европейских авторов.
6. Особенности развития американской журналистики в 19 веке.

После принятия в 1791 году первой поправки к Конституции, регламентировавшей взаимоотношения государства и прессы, американская журналистика развивалась очень быстро. Уже в 1820 году в стране выходило двадцать четыре ежедневных газеты, что было мировым рекордом. В то же время в начале XIX века в Америке возросло число “бродячих журналистов”. Любой желающий мог купить передвижную типографию и ездить с ней в обозе по городам страны. Один человек собирал материалы, печатал газету, распространял тираж, на вырученные деньги покупал бумагу и собирал материалы для нового номера. Через некоторое время бродячий журналист перебирался со своей типографией в другой город и начинал работать там.

У истоков дешевой массовой прессы в Соединенных Штатах стоял Бенджамен Дей, основавший в 1833 году газету “New York Sun” (“Нью-Йорк сан” - “Нью-Йоркское солнце”). Она продавалась за один цент и стала первым в стране коммерческим периодическим изданием. Конкуренцию ей составляли газеты “New York Herald” (“Нью-Йорк геральд”, основана в 1835 году Джеймсом Гордоном Беннетом) и “New York Tribune” (“Нью-Йорк трибьюн” - “Нью-Йоркская трибуна”, основана в 1845 году Горацием Грили). В 1850-е годы совокупный разовый тираж этих трех газет составлял 190 тысяч экземпляров. Особенность американской массовой прессы заключалась в том, что в погоне за сенсациями просветить читателя (как это было во Франции) газеты не собирались.

В противовес массовым изданиям в 1851 году была основана газета “New York Times” (“Нью-Йорк таймс” - “Нью-Йоркские времена”), которая, отказавшись от сенсаций, отдавала приоритет серьезным публикациям.

Вообще, американская журналистика отличалась разнообразием. В стране выходили негритянские газеты (в 1830-х годах их было двадцать четыре), имели успех издания аболиционистов - сторонников отмены рабства. В то же время совершенно отсутствовала официальная партийная пресса.

К середине века сложились основные особенности развития американской журналистики. Главная из них заключалась в местном характере прессы и, соответственно, отсутствии общенациональных периодических изданий. Во многом это было связано с рекламой в прессе. Американцы предпочитали не абстрактную, но адресную рекламу: где, когда, в каком магазине, с какими скидками можно приобрести тот или иной товар. Публиковать такую рекламу в общенациональной прессе невозможно. Подобным отношением к рекламе объясняется еще одна особенность: преобладание вечерней прессы над утренней. Рекламные объявления удобнее всего читать вечером, после работы. Утренняя же реклама к вечеру часто устаревала.

В последние десятилетия XIX века постепенно набирает силу процесс концентрации печати. До этого и редактором, и издателем, и главным автором публикаций мог быть один человек (персональный журнализм). С развитием средств связи, средств передачи информации одному сотруднику стало не под силу справляться с резко возросшим объемом информации. Так в газете появляются отделы, складывается жанровое разнообразие. Разделение труда охватывает всю структуру газеты. Возникают профессии сборщика новостей (legman), обработчика новостей (rewriter). У известных публицистов появляются персональные колонки, рубрики в газетах. Персональный журнализм уступает место новому журнализму, когда главный редактор газеты или журнала управляет делами (maneger-editor), а редакторы полос отвечают за подготовку материалов к печати.

К концу XIX века журналистика приобретает индустриальный характер. Возникают концерны, тресты, синдикаты прессы. Одним из первых газетных магнатов в США был Джозеф Пулитцер, начавший свой бизнес с небольшой провинциальной газеты в городе Сент-Луисе. В 1883 году Пулитцер купил нью-йоркскую газету “New York World” (“Нью-Йорк уолд” - “Мир Нью-Йорка”) и создал первый в стране концерн. В этой газете - впервые в истории американской журналистики - он ввел редакционную полосу (editorial page). Таким образом произошло отделение новостей от мнений - важный признак нового журнализма. В 1887 году Пулитцер начал издавать газеты “Evening World” (“Ивнин уолд” - “Вечерний мир”) и “Sunday World” (“Санди уолд” - “Воскресный мир”) - на манер английских газет.

Именно в газетах Пулитцера утвердился принцип “перевернутой пирамиды” как тип новостей, тип подачи материалов. Пулитцер стремился к сенсационности, но стиль дешевых газет типа “New York Sun”, где сенсацией считалась “новость” о живущей на Луне человекообезьяне, был ему чужд. Пулитцер не стремился выдумывать псевдособытия, он сам создавал сенсации. Например, он послал журналистку Элизабет Кохрейн в кругосветное путешествие, которое она должна была совершить за восемьдесят дней. Каждый день Кохрейн, за которой благодаря Пулитцеру следила вся страна, присылала по телеграфу или телефону заметки о своем путешествии, которые неизменно публиковались на первой полосе. Когда через семьдесят два дня журналистка возвратилась домой, Пулитцер издал отдельной книгой, во-первых, все ее опубликованные в газете материалы, а во-вторых, дневниковые записки, которые Кохрейн делала в пути. Это кругосветное путешествие стало одной из первых громких рекламных акций и принесло империи Пулитцера огромные деньги.

На деньги Пулитцера была создана Пулитцеровская премия, которая стала самой престижной журналистской наградой в Соединенных Штатах, да и во всем мире.

Главным конкурентом Пулитцера был его бывший ученик и работник Уильям Рэндольф Херст (1863 - 1951). В 1880 году он купил свою первую газету “San-Francisco Examiner” (“Сан-Франциско икземинер” - “Сан-Францискский экзаменатор”), в 1887 году в Нью-Йорке приобрел газету “New York Journal” (“Нью-Йорк джорнал” - “Нью-Йоркский журнал”), которая стала образцом желтой прессы. В отличие от Пулитцера Херст выдумывал сенсации, допускал нечестные методы в конкурентной борьбе. Так, он перекупил художника из пулитцеровской “World”, который рисовал комиксы из цикла “Похождения желтого мальчика”, перекупал наиболее талантливых журналистов.

В 1898 году газеты Херста спровоцировали испано-американскую войну из-за принадлежавшей испанцам Кубы. Херст послал на Кубу художника Ремингтона, чтобы тот рисовал картинки в газеты. Художник по прибытии послал телеграмму Херсту, что никакой войны на Кубе нет. Херст в ответ потребовал рисунки, пообещав организовать войну. В 1901 году херстовские газеты недвусмысленно намекали на необходимость устранения президента США Уильяма Мак-Кинли. Когда президент был убит, у убийцы в кармане нашли газету Херста, что стало сигналом к бойкоту херстовской прессы.

Империя Херста пережила много взлетов и падений. Херст всегда поддерживал самые правые силы. Во время мировых войн он был сторонником врагов США, гордился дружбой с Муссолини и Гитлером, считал, что фашизм в Америке был бы лучшим средством против угрозы коммунизма.

В начале ХХ века в Америке возникает движение “разгребателей грязи” - журналистов, специализировавшихся на критике коррупции в аппарате власти и в концернах. “Разгребатели грязи” создали серию еженедельных журналов, где работали такие журналисты, как Линкольн Стефанс, Эптон Синклер. Сложилась традиция помещать на страницах периодического издания хотя бы один критический, разоблачительный материал. Так вместо газеты мнений, газеты взглядов (viewspaper) появляется газета новостей (newspaper). Принципы объективности, критического отношения к власти - основа нового журнализма.

В 1900 году американская пресса удерживала первое место в мире по количеству газет и тиражам. Если в 1850 году в стране выходило 254 ежедневных газеты общим разовым тиражом в 758 тысяч экземпляров, то в 1900 году - 2235 газет общим тиражом в 15102 тысячи экземпляров.
Дополнительно:

Король дискуссионной журналистики


В 1834 году Хорас ГрилиHorace Greeley (1811-1872) основал еженедельник New Yorker, успех которого объяснялся не только писательскими и редакторскими талантами Грили, но также его политической активностью. Журнал активно поддерживал партию Вигов, а в 1840 году Грили даже возглавил еженедельник Log Cabin, который специализировался на освещении избирательных кампаний. Когда кандидат партии Вигов Уильям ХаррисонWilliam Henry Harrison стал президентом США, укрепились и позиции Грили. В 1841 году он начал издавать газету New York Tribune, которая стала ведущей газетой в северных штатах США. В 1841 году, за короткое время, ежедневные тиражи New York Tribune выросли с 2 тыс. до 10 тыс. экземпляров. К 1861 году тираж газеты достиг 300 тыс. Это издание стало трибуной для распространения собственных взглядов Грили.
Однако неординарные воззрения Грили и независимый стиль его поведения во многом сформировали дух независимой журналистики в США. В частности, Грили отстаивал идеи бесплатного предоставления новым поселенцам государственных земель на Диком Западе, подвергал жестокой критике эксплуатацию наемного труда, монополизм, смертную казнь, выступал против аккумуляции богатства в руках немногих, против монополизма и спекуляций землей. В числе его зарубежных корреспондентов недолгое время был Карл Маркс. Грили выступал против рабства, а в 1850-е годы он поддерживал движение за ограничение распространения рабского труда. Грили был убежден, что рабство существует только потому, что эта тема запрещена к обсуждению в южных штатах США. Он писал в 1848 году «Свобода прессы - это залог безопасности и оплот истинной Свободы».
Самый влиятельный журналист Америки середины 19 года Грили считал, что в демократии информирование избирателей может разрешить большинство социальных проблем. Он не боялся критиковать президентов, причем даже Авраама ЛинкольнаAbraham Lincoln, чьи взгляды были близки ему. Он ратовал за проведение "полной и свободной дискуссии" по всем, самым острым вопросам.
В период Гражданской войны (1861-65) свобода прессы в США неоднократно подвергалась ограничениям. Так, в 1963 году генерал армии юнионистов Амброз БурнсайдAmbrose Burnside приказал приостановить издания газеты Chicago Times в соответствии с правом приглушать выражение общественных идей и мнений, которые могут причинить вред проведению военной операции. Спустя три дня президент Линкольн отменил это решение генерала. В следующем 1864 году другой генерал закрыл две нью-йоркские газеты за публикацию подложного обращения президента США. Выход газет возобновился двумя днями позже.
После окончания Гражданской войны, Грили выступал за всеобщую амнистию лидерам Конфедератов (южан). Ценой такой позиции редактора стало раздражение среди читателей северных штатов, вследствие чего тираж Tribune снизился вдвое. Ныне американские историки считают Грили законодателем журналистского стиля его эпохи - он стремился предоставлять читателям максимум информации - это отличало газету Tribune от конкурентов, гнавшихся за сенсациями.
Король "желтой" прессы
Уильям ХерстWilliam Randolph Hearst (1863-1951) вошел в историю афоризмов с фразой "Сделай мне иллюстрации, а я обеспечу войну". Херст - мультимиллионер и собственник San Francisco Examiner - газеты, которую его отец получил в счет уплаты карточного долга. В 1890-е годы Херст приобрел и основал несколько крупных газет и журналов. Лучшие журналисты того времени работали для его изданий, некоторые из них впоследствии приобрели мировую известность: Амброз БирсAmbrose Bierce, Марк ТвенMark Twain, Ричард Гардинг ДэвисRichard Harding Davis, Джек ЛондонJack London и др. В 1903-07 годы Херст был членом Конгресса США. В зените своей карьеры он был владельцем 28 газет, 18 журналов, нескольких радиостанций и киностудий.
Херст превратил газетный бизнес в некую смесь репортерского расследования и низкопробной сенсации. Его имя стало синонимом понятия "бульварная журналистика". Утренние газеты могли выйти с сенсационным сообщением "Кинопродюсер застрелен на яхте Херста", а вечерние газеты сообщали о том, что продюсер умер от острого несварения желудка. Политические и расовые воззрения Херста отличались радикализмом и нетерпимостью. В частности, он ненавидел этнические меньшинства и использовал свои издания для разжигания расовой напряженности. Многие считали, что подоплекой его нетерпимого отношения, в частности, к мексиканцам были потерянные им в результате мексиканской революции 800 тыс. акров лесных угодий в Мексике. Один автор так писал о Херсте: "На протяжении своей долгой и сомнительной карьеры он настраивал американцев против испанцев, американцев против японцев, американцев против филиппинцев, американцев против русских, и для осуществления своих подстрекательских кампаний он публиковал совершенную ложь, фальшивые документы, вымышленные кровавые истории, интригующие передовицы, сенсационные карикатуры и фотографии ...".
Многие современники полагали, что Херст, дабы поднять тиражи своих изданий, способствовал развязыванию испано-американской войны. Существует любопытная легенда: работавший на Херста художник-иллюстратор, отправленный в командировку на Кубу, попросил у Херста разрешения вернуться в Америку, поскольку на Кубе не происходило ничего интересного, Херст ответил ему: "Оставайся там. Сделай мне иллюстрации, а я обеспечу войну".
Когда в 1898 году в порту Гаваны взорвался американский крейсер Maine и при этом погибли десятки моряков, журналистам было рекомендовано не спекулировать на бедствии. Однако у Херста были другие планы. В отсутствие других сенсационных новостей он вынес на первую страницу заголовки вроде такого: "Война? Конечно!". В 1900 году в передовице одной из своих газет Херст оправдывал политическое убийство, это было лишь за месяц до убийства президента Мак-Кинли. Херст послужил прототипом главного героя в знаменитой картине Орсона УэллсаOrson Welles "Гражданин Кейн"Citizen Kane (1949).