Загадки замков и кремлей путешествие в пространстве и во времени - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Загадки замков и кремлей путешествие в пространстве и во времени - страница №1/6





ЗАГАДКИ ЗАМКОВ и КРЕМЛЕЙ

Путешествие в пространстве и во времени


Цели желанны только потому, что между ними лежат путешествия.

Российская императрица Елизавета.


Путешествие, как самая великая наука, и серьёзная наука, помогает нам вновь обрести себя.

Альбер Камю.

Глава 1

От пещер к небоскрёбам


Всякому человеку требуется жилище – квартира или отдельный дом – кому как, но главное, чтобы стены были крепкими, а крыша надёжной. Дом – это место, где человек может оставаться самим собой и куда ему всегда хочется вернуться. Дом обязательно имеет живую ауру, и он становится неприютным, холодным, поскучневшим и пыльным, если жильцы покидают его на долгий срок.

Первобытные люди приспосабливали для себя пещеры, и именно эти обиталища стали прообразом родового очага, домом в полном смысле этого слова. Веками дело создания жилищ развивалось от простого к сложному. Человечество эволюционировало от приземистых тёмных пещер к гигантским небоскрёбам, сияющим электрическим светом. Современные дома дерзновенно взметнулись ввысь, в небеса, и квартиры в них заполнились всякой затейливой умной техникой, облегчающей повседневный быт.



Однако, несмотря на нынешние высокие технологии в строительстве и дизайне, самыми удивительными, загадочными и притягательными домами по-прежнему остаются старые замки. Их возводили преимущественно в Средневековье, но до сих пор эти мощные сооружения с причудливыми башенками и прочими конструктивными изысками приковывают людской интерес.

Почему?



Потому что каждый замок – есть следствие самых сильных человеческих чувств – любви и страха. Любви к женщине, детям, к себе и страха за жизни самых дорогих людей. Замки строили могущественные личности. Такое фундаментальное и вместе с тем чувственно-фантазийное сооружение, как замок – есть брак власти и земли, слияние личной человеческой истории с историей стран и народов, увековечивание помыслов и устремлений в камне. Проходят столетия, а энергетика мощных страстей не выветривается - древние стены будто насыщены ею! К тому же, замки обычно строили в особых сакральных местах...
К счастью, в мире сохранилось великое множество самых различных домов-крепостей. Какие-то тщательно отреставрированы, восстановлены, какие-то существуют в виде античных руин, но даже останки замков овеяны тайнами и легендами, и выглядят завораживающе. Древние стены будто иссечены временем, и потому шероховаты на ощупь. Они видели и слышали немало, и чем больше узнаешь о них, тем глубже погружаешься в прошлое, отдаляешься от современности, поддаёшься очарованию мифов и уже едва отличаешь романтический вымысел от истины.

Тайны весьма интересно разгадывать! Чтобы прикоснуться к загадкам древности, нужно всего лишь дать волю любопытству и отправиться в путешествие! Ведь у нас огромное преимущество перед предками: куда в средние века добирались месяцами, мы можем долететь в считанные часы.

Своей новой книгой я хочу пробудить любознательность читателей и доказать, что познавательный туризм невероятно увлекателен! Наше общее книжное путешествие будет немного сказочным – с замками иначе не получится. Я признаюсь вам, что по мере писания атмосфера романтизма зарождалась сама, пронизывая и обволакивая текст, стихотворные строки прорывались из глубин памяти, просто-таки своевольно вклиниваясь – то тут, то там. Какая-нибудь рифмованная фраза вдруг начинала будоражить мозг, вызывая удивление – откуда, когда, как эти слова пришли ко мне? Я решила не сопротивляться и только лишь уточняла цитаты для верного изложения – вы встретите их на страницах во многих главах и надеюсь, что тоже не сочтёте их лишними. Стихи лишь подчёркивают то ощущение, которое возникает при виде старинных замков.
Хотите узнать:

- где больше всего замков;

- что теперь в них находится;

- существуют ли сейчас семьи, владеющие настоящими замками и живущие в них;

- кто из мировых знаменитостей праздновал свои свадьбы в замках;

- как переплелись жизнь и смерть итальянского художника и изобретателя Леонардо да Винчи с историей французских замков;

- чем отличаются европейские замки и русские кремли;

- почему появлением Московского Кремля мы обязаны итальянцам;

- какие парадоксы и загадки таит наш Московский Кремль;
Я расскажу об этом и многом другом. В моих рассказах обязательно будут живые герои – яркие исторические личности и наши современники, интересные люди, с которыми мне посчастливилось познакомиться во время дальних поездок и работы над материалами, вошедшими в книгу. Будут и путевые приключения, как же без них! Не слишком отдаляясь от основной темы, я щедро поделюсь добытыми сведениями о городах и странах. Больше всего и подробнее всего я расскажу о нашем Московском Кремле – самой большой средневековой крепости Европы, которая остается действующей до сих пор.

Вся информация в книге носит сугубо субъективный характер и окрашена личными эмоциями автора. Ведь у каждого человека возникает своё собственное суждение обо всём на свете, и оно может не совпадать с мнением других людей. Зато вы сможете сравнивать и сопоставлять, а это тоже очень увлекательно!

А также заглядывайте в приложение к книге – там размещён большой перечень Интернет-сайтов для путешественников, которые захотят узнать ещё больше о замках, кремлях и странах, где эти сооружения расположены.
Я выражаю огромную признательность госпоже Оксане Николь Флэнэгэн, которая сумела увлечь меня этой темой старинных сооружений и очень многое открыть, расширить мои возможности в процессе нашего сотрудничества, а также моим родителям, которые привили мне любовь к познанию и путешествиям.

Я благодарю известного тележурналиста Дмитрия Крылова, знакомого всем по передаче «Непутёвые заметки», за отзывчивость, одобрение проекта и поддержку.

Я благодарю моего мужа Владимира Теплякова за то, что он самый лучший и верный спутник в любой поездке, самый замечательный вдохновитель и помощник в любом проекте. Эта книга – подарок ему в первую очередь.

Итак, наша большая сказка начинается! Подключим воображение! Вспомним весёлого и отчаянного Кота в сапогах, представим, подобно ему, что всё достижимо, запустим воображаемую машину времени и смело заглянем во многие замки и кремли. Удивительные, экстравагантные, безумно дорогие и масштабные сооружения – они горделиво возвышаются в разных частях света и манят к себе. Ощутите это волшебное притяжение!
Литва
Глава 2

Турбаза близь литовского городка Тракай


Первый настоящий древний замок я увидела в 12 лет, на территории государства, которое называлось Союз Советских Социалистических Республик – в одной из союзных республик, Литве. На сегодняшний день Литва остаётся в прежних границах, а Союз распался в 1991 году, но это немного другая, причем политическая история, и я лишь уточняю обстоятельства места и времени.

Мои родители любили путешествовать по просторам СССР – они даже поставили себе цель объехать все союзные республики. За границу их не выпускали, они были связаны государственной тайной, то есть работали на таком заводе, где водились особые промышленные секреты. После распада Советского Союза оказалось, что они как раз таки успели посмотреть те края, которые стали обособленными, независимыми государствами, настоящим зарубежьем, причем смогли сделать это без загранпаспортов и виз. Воистину, не знаешь и не угадаешь, что и как может обернуться! Жизнь полна сюрпризов.

Чаще всего родители ездили вдвоём, а меня и младшего брата оставляли с бабушкой дома. Папа и мама высылали нам из каждого города яркие открытки с изображением достопримечательностей, потом привозили отснятые фотоплёнки, печатали фотографии, и таким образом вся семья тоже приобщалась к романтике дальних дорог. Этих старых чёрно-белых снимков у моих родителей и поныне целые альбомы и коробки, и порыться в них настоящее удовольствие!
В 1974 году родители взяли меня с собой в поездку по Литве. С нами отправилась приятельская семья Беловых с сыном Андреем. С этими людьми мои родители вместе работали, а ещё мы жили на одном этаже, в соседних квартирах, так что нас связывало многое, и скучать нам не приходилось.

Мы провели несколько дней в Вильнюсе, столице Литвы, но основной мой рассказ будет о городке Тракай. Он находится в 28 км от Вильнюса, на узком полуострове, среди живописных озёр Гальве, Лукос и Тоторишкю.

Нас разместили согласно путевкам, на всесоюзной турбазе, которая тогда располагалась в уникальном месте – в бывшем родовом имении графов Тышкевичей.
Историческая справка. Графская усадьба находится на восточном берегу озера Гальве. Она построена Юзефом Тышкевичем в 1896 году, и графская семья жила здесь до начала Второй Мировой Войны. Дом, который без преувеличения можно назвать дворцом, окружает большой парк с богатой растительностью и античными статуями, разбитый на 80 гектарах земли. Это настоящий дендрарий, в котором собраны деревья и кустарники из разных уголков мира. Здание создано польским архитектором Юзефом Гусом, а ландшафтного дизайнера Эдуарда Франсуа Андре приглашали из Франции.

В конце ХIХ века Юзеф Тышкевич написал письмо императору Николаю, рассказав об уникальном уголке природы в Затрочье (Затракайский район) – тогда Литва входила в состав Российской империи. И Николай тут же издал указ об учреждении здесь ординации - заповедника. Так было положено начало будущему Национальному парку. Сразу после войны в 1949 году Советская власть издала указ об охранной 10-километровой зоне вокруг города Тракая. Сохранились проектные документы 1981 года, по которым можно понять, что в 80-ых годах задумывалась масштабная реставрация усадьбы, но с распадом СССР эти работы были приостановлены за неимением средств.

Историческая усадьба существует и функционирует и поныне, но туристической базы там уже нет! Теперь эта заповедная территория называется «Усадьба Ужутракис», и она является Государственным Национальным парком. Здесь проводят познавательные экскурсии, сюда приезжают свадебные кортежи, во дворце устраиваются выставки и концерты. Однако не всё так радужно и благообразно. Поместье пережило смену веков, властей, государств, его не разбомбили и не сожгли во время войн, но едва не растащили по кусочку алчные «прихватизаторы» в конце 90-ых годов. К тому же, потомок графского рода Тышкевичей, живущий сейчас в Польше, тоже предъявляет свои наследственные права. Как окончательно решится судьба усадьбы – пока неизвестно.

Вернёмся в 1974 год! Тогда вблизи элегантного барского дома были сооружены простые туристические домики-вагончики с нехитрой обстановкой внутри: кровати, стол, пара стульев, тумбочки. Все остальные удобства – туалеты и умывальники – находились на улице, а чемоданы и сумки сдавались в камеру хранения. Таков был порядок.

В вагончиках расселяли по 4 человека, и вполне можно было оказаться в тесном соседстве с неизвестными людьми из других городов. Впрочем, никто не роптал, все быстро знакомились, уживались и дружелюбно общались. Обстановка обязывала к такому поведению.

Нашей компании несказанно повезло! Нас разместили в самом графском доме – во дворце! Мы получили на две семьи одну большую комнату, которая была разделена надвое лёгкой фанерной перегородкой. Вход в комнату оставался общим, но у каждой семьи имелось обособленное частное пространство. Эта простоватая стенка портила внешний вид бывших графских покоев, но нас она забавляла: через неё можно было переговариваться.

Первый этаж дворца использовался для общественных целей. В левом крыле здания располагались столовая и буфет. Правое крыло было оборудовано как туристский клуб. Тут имелся зрительный зал, где по вечерам показывали кинофильмы, устраивали концерты художественной самодеятельности, а днём проводили познавательные лекции и организационные собрания туристических групп. Была также небольшая библиотека, игровая комната с шашками-шахматами и уголок информации – в общем, всё для культурного досуга советских граждан.

На втором этаже жили туристы. Просторные графские покои были поделены на меньшие пространства – для уплотнения постояльцев. Чай, не графья, как говорится!

В глубине парка была устроена летняя танцевальная площадка, и по вечерам там звучала музыка, кружились пары, а вокруг бегали дети и с любопытством глазели на взрослых. Жизнь кипела. Всё происходило в точности так, как в этой песне:
Танцуют пары, пары, пары.
Мотив знакомый даже старый.
И сладкий голос бас-гитары
Тревожит память мою... Ну, и пусть, ну, и пусть,
И пусть!
Вот так же когда-то сюда мы бегали ребята, ребята.
Глаза блестели как агаты, агаты,
И на щеках играла кровь! Как модно, как модно
Танцуют пары под аккорды, аккорды,
И можно говорить свободно, свободно
Про жизнь и про любовь!

Справка от автора. В советские времена туристы путешествовали организованно – группами по 15-20-30 человек. Существовали утвержденные всесоюзные маршруты по всей стране. Издавался специальный справочник маршрутов с адресами. Заезды и выезды на поселение осуществлялись в определенные даты, и для таких заездов формировались группы. У каждой группы был руководитель или по-современному гид. Ещё и среди туристов выбирали старшего или старосту. Он отвечал за порядок.
Легитимно избранным лидером группы в той поездке был мой папа – Киселёв Юрий Иванович. Он отвечал за сбор туристов к назначенному часу на экскурсии, следил, чтобы никто не допускал антиобщественного поведения и распития спиртных напитков, а самое важное – он должен был выявить таланты и организовать концерт художественной самодеятельности. Это было всенепременно! Каждая группа давала концерт, и это было очень весело – как сама подготовка с репетициями, так и финальное выступление перед публикой.
Внутренние помещения дворца Тышкевичей в те годы выглядели уникально и в своём роде неповторимо! Изысканное изящество интерьеров сочеталось с аскетичной простотой советской фабричной мебели. При входе в холл с улицы взор поражали огромные старинные зеркала в богатых рамах, но рядом с ними стояли обычные типовые диваны и скамьи. Потолок и стены восхищали искусной лепниной, которую хотелось рассмотреть до мельчайших деталей, вверху сияли грандиозные люстры, а мы обедали и ужинали за квадратными общепитовскими столами и гремели примитивными алюминиевыми ложками.

Любознательность во мне от мамы. Вместе с ней мы дознавались, для чего предназначалась комната, которую мы занимали с Беловыми, при жизни настоящих хозяев дворца. Кто ищет, то всегда найдёт, и мы выведали, что комната служила женской гардеробной! Помнится, моя фантазия забурлила. Такая большая гардеробная! Значит, в ней хранились сотни роскошных бальных платьев и изящных туфелек! Я представляла величавых дам в кринолинах и шляпах, которые тут когда-то переодевались с помощью своих горничных. К ним приходили искусные куафёры, им делали замысловатые высокие причёски! Они примеряли драгоценности, смотрелись в зеркала!

Моё девчоночье воображение рисовало восхитительные картины аристократического бытия графской семьи. Да что там, я так горячо мечтала и уже мнила себя юной графинюшкой! В такой обстановке легко удавалось фантазировать!

На третьем этаже находились административные кабинеты и комнаты для персонала турбазы. Вход на третий этаж туристам воспрещался, но я проникла и туда, но об этом чуть позже!


Дворец Тышкевичей выстроен так, что здание как бы выступает из густой зелени парка, отражается в чистой глади озера и романтически возвышается над живописными окрестностями. С большой террасы открывается изумительный вид на озеро и на старинный Тракайский замок. Графская усадьба и островной замок соседствуют более 100 лет, все строения совместно подчёркивают и усиливают красоту природного пейзажа. Эта панорама волновала людское воображение во все времена, а в те годы, которые описываю я, замковый комплекс был уже тщательно отреставрирован. Он как бы возродился заново, и мы могли ежедневно любоваться живой легендой.
Глава 3

Тракайские замки


Самая главная достопримечательность Тракая – величественный замок с башнями из красного кирпича. Гиды утверждают, что он – единственный в Европе, построенный на острове, среди озёр, и к нему проложено два моста. Мосты не малы, но и не слишком велики: они как раз такой протяженности, что, идя по ним, ощущаешь, как с каждым шагом приближаешься к легенде. Весь комплекс цитадели сооружен в соответствии с естественными природными очертаниями местности, и благодаря этому создается впечатление удивительной гармонии, будто замок возник по волшебству.
Историческая справка. На самом деле островной замок строился с конца XІV века и был завершен примерно в первом десятилетии XV века. Существует несколько исторических легенд о строительстве замка. Гиды их охотно рассказывают, и в этих преданиях фигурируют три самых значимых литовских правителя, связанные между собой родством. Родоначальник династии Великих Князей Литовских Гедиминас решил построить в озерном краю новую столицу. Продолжил дело отца князь Кестутис (или Кейстут), а затем его сын - великий князь Витаутас (или Витовт). У Кестутиса было 9 детей, но именно Витовт более известен, чем его остальные братья и сестры. Потомков Гедиминаса часто называют просто – Гедиминовичи.

Однако Гедиминас начинал закладку столицы со строительства деревянного замка на территории, которая находится на расстоянии около 4-х км от современного Тракая. Эта крепость оказалась ненадёжной, и сын Гедиминаса, Кестутис, выбрал другое место, стратегически более правильное, и приступил к строительству замка на полуострове. Далее мнения историков разнятся: одни утверждают, что островной замок заложил предусмотрительный Кестутис, а другие исследователи придерживается версии, что именно его сын, Витовт, сам начал и завершил возведение мощной цитадели на острове. Как бы то ни было, но три литовских князя построили в этих местах три замка – один лучше другого.

При князе Витаутасе литовские владения значительно расширились – от Балтийского моря до Чёрного. Литва стала одним из сильнейших государств Восточной Европы. При владыке Витаутасе процветал и город Тракай, хотя столица опять-таки была перенесена в Вильнюс. Витаутас любил большой островной замок в Тракае! Здесь принимали послов, пировали и играли в шахматы, а дамы блистали туалетами. Можно сказать, что светская жизнь кипела! Островной замок выполнял функции загородного княжеского дворца и мощной военной крепости. Витаутас укреплял этот замок до конца своих дней.

Сам князь Витаутас родился в другом, более древнем тракайском замке, находящемся на полуострове, а умер в своём любимом островном замке, о котором я веду основной рассказ. После его смерти политическое значение города Тракай постепенно утратилось, и со временем островной замок стали использовать как тюрьму.
Я помню это необыкновенное, смешанное чувство восторга и изумления, которое возникло у меня, когда нашу группу завели во внутренний двор замка. Мы миновали старинные ворота, и оказались в пространстве, ограниченном высокими каменными стенами. Изменились звуки и запахи, исчезли приметы современности. Мы очутились в Средневековье, в эпохе Великого Княжества Литовского.

Нам дали возможность вволю побродить по лабиринтам коридоров с резкими поворотами и по комнатам, но до них нужно было ещё подняться по очень крутым и довольно узким лестницам! Большой двор замка напоминал огромный глубокий колодец, а вдоль стен на каждом этаже тянулись деревянные галереи, опоясывающие замок изнутри по периметру. Этот путь предназначался в основном для прислуги – чтобы не беспокоили своим движением господ. Мощные стены, низкие потолки и своды внушали трепет, от скульптурных и живописных портретов литовских правителей веяло властной суровостью. Мы слушали проникновенную речь экскурсовода и грезили. Перипетии непростых судеб великих литовских князей поражали. В истории Гедеминовичей было всё: интриги и войны, неожиданные альянсы, жестокость и бесстрашие, победы и поражения, и, конечно же, коварство и любовь, богатство и блеск, власть и могущество.

Однако замок служил правителю Витовту не только военной крепостью, но и большим домом, где происходила его семейная жизнь. Нам рассказали о бытовых условиях тех лет. К примеру, в этом замке была своеобразная система отопления. В полуподвале располагалась большая кухня. Оттуда горячий воздух поступал вверх по каменным каналам или трубам, специально проложенным для этой цели. Так что зимой там было не холодно.
У моих родителей хранится большая чёрно-белая фотография – наша туристическая группа на фоне стен и башен Тракайского островного замка. Тёплый июльский полдень, солнечная погода. Экскурсия завершилась, и мы стоим усталые и ошеломленные впечатлениями, опьяненные романтикой древних сказаний и чистым озерным воздухом. Я в первом ряду, в лёгком платьице в матросском стиле, причёска «два хвоста» и полосатая кепка на голове. Это моя первая дальняя поездка, и первая серьёзная экскурсия. Я чувствую себя повзрослевшей, да и нахожусь я отнюдь не в детском коллективе, а среди настоящих, зрелых путешественников! Вокруг – люди разных возрастов, каждый прифрантился, как мог. Вся группа одета и причёсана по моде застойных 70-ых лет: льняные брюки-клёш, блузы-батники с огромными воротниками, цветастые платья с воланами, солнечные очки в массивной оправе. Исторический снимок советской поры, той эпохи, которую сейчас принято называть «застоем»! (Бегло выскажусь по поводу «застоя»: вопрос, конечно, спорный, кто-то считает это время периодом нормальной стабильности, но не будем так далеко уходить от основной темы.)

Если внимательно присмотреться к снимку, то можно заметить, что мамы и папы на той фотографии нет! Со мной только Беловы. Куда же исчезли мои замечательные родители, как они могли покинуть свою дочку в столь важный день?


Родители отправились на охоту за дефицитом – добывать товары в дебрях местных торговых точек. Они, заядлые путешественники, прибыли в Тракай уже во второй раз. В тот день мама и папа ушли покупать обувь и трикотаж в тракайских магазинах. Требовалось подготовить меня к новому учебному году, да и самим приодеться моднее – ведь маме и папе было чуть за тридцать. Прибалтийские республики были настоящим «западом» в СССР, в советском понимании этого слова, и товары народного потребления местного производства считались качественными и прогрессивными. Так что мама с папой затаривались дефицитом, а меня поручили Беловым. Сейчас это бы назвали «большой шопинг» – вот чем занимались мои родители во время экскурсии по замку!
Когда граф Тышкевич строил свой дворец, Тракайский замок выглядел иначе – он был полуразрушен, и графской семье приходилось любоваться античными руинами. Первые попытки восстановить замок предпринимались в XІX веке, и возможно, что Тышкевич инициировал этот процесс. Известно, что в 1888 году Императорская археологическая комиссия составила план замкового комплекса и опись уцелевших построек. Власти Российской империи действительно намеревались восстановить Тракайский островной замок, и какие-то работы были осуществлены, однако масштабная реставрация и серьёзные археологические изыскания начались уже после Второй Мировой Войны, в советские времена.

Согласно летописям, в Тракайском замке хранились огромные богатства! И действительно, из недр земли в окрестностях замка было извлечено около 25-ти богатых кладов. В древности было принято закапывать сокровища – люди опасались частых пожаров, и надеялись таким образом спасти свои капиталы и некоторое ценное имущество. Однако ценности пережили своих хозяев и стали важными музейными экспонатами, своеобразным посланием потомкам. Благодаря пытливым ученым и талантливым реставраторам картина далекого прошлого сложилась в нечто цельное, понятное, почти осязаемое. Мне очень нравится, как об этом написал Владимир Высоцкий:


Замок временем скрыт и укутан, укрыт

В нежный плед из зеленых побегов...

Но - развяжет язык молчаливый гранит,

И холодное прошлое заговорит

О походах, боях и победах.
Чистоту, простоту мы у древних берем,

Саги, сказки из прошлого тащим,

Потому что Добро остается Добром -

В прошлом, будущем и настоящем.
В древности островной литовский замок являлся мощной укрепленной цитаделью. Он ни разу не был взят неприятельскими войсками! Его всегда окружала глубокая прохладная вода, и эта естественная преграда мешала продвижению противника. Зимой лёд вокруг замка намеренно разбивали, чтобы водная помеха сохранялась в любую погоду. Утверждение о том, что Тракайский замок – единственный в Европе, возведенный на острове, я сама решила проверить всеми доступными средствами. Об этом читайте далее, в следующих главах.
Другому, полуостровному замку Тракая, повезло меньше – его так и не восстановили окончательно, от него остались лишь фрагменты строений, хотя он тоже является важнейшим историческим объектом, свидетельствующим о славных временах Великого Княжества Литовского.

Как бы то ни было, но до сих пор увлечённые, неравнодушные люди интересуются историей и съезжаются в литовский Тракай, чтобы побродить по здешним легендарным местам. В 2009 году исполнилась 1000 лет со дня первого упоминания Литвы в исторических хрониках, и очень хорошо, что эта дата не осталась незамеченной – о ней писали в различных СМИ. Почему-то мне кажется, что людской интерес к познанию и постижению древности не ослабевает, и будет только возрастать.


Глава 4

Русалка Рамуня и торговец янтарем
Мой папа привык рано начинать свой рабочий день, и даже на отдыхе он не менял устоявшихся привычек. Пока мы досматривали сны и нежились до завтрака в постелях, папа совершал лёгкие пробежки по парку. Он был не одинок, на дорожках графской усадьбы ему попадались и прочие туристы, любители бега трусцой. Отца это нисколько не удивляло, он считал такое поведение вполне здоровым и естественным. Поразила его другая утренняя картина: ближе к семи часам на берегу озера появлялась девчушка-подросток, скидывала короткий халатик и смело ныряла в прохладную воду.

Три дня он невольно любовался ловкостью юной пловчихи, а на четвёртый день просто-таки потребовал, чтобы мы с мамой тоже вышли на неё взглянуть. Папа очень огорчался, что я плохо плаваю, несмотря на занятия в бассейне с тренерами. Меня упорно водили на тренировки, а я всегда не любила холодную воду и чувствовала себя в этой колышущейся массе хлорированной жидкости совершенно беспомощно, хотя терпеливо барахталась, выполняла упражнения, следуя командам наставников. Папа надеялся, что чужой пример окажется для меня заразительным, и убедил маму совершить утреннюю семейную прогулку. Пришлось подчиниться. В ранний час мы с мамой неохотно выбрались из-под теплых одеял и, зябко поеживаясь, отправились на берег озера Гальве.


Юная пловчиха не подвела, она появилась и исполнила свой ритуал, а папа возликовал! Мы увидели, как девочка моих лет быстро разделась, немного разбежалась и очень ловко нырнула с деревянного помоста в неласковую водную глубь! Умело работая руками и ногами, она совершила несколько кругов и резво выбралась на сушу. Девочку не сопровождали взрослые, она сама энергично растиралась полотенцем и отжимала длинные волосы.

Я заворожено смотрела на свою сверстницу, которая была смелее и сноровистее меня. Да что там, она была красива! Девочка смотрелась настоящей сказочной русалкой: крепкое, тренированное и загорелое тело, живые глаза-бусины и роскошные льняные волосы. Я была очарована, папа торжествовал, а мама…

А моя находчивая мама быстро придумала повод заговорить с девочкой. Она запросто подошла, что-то спросила у юной спортсменки, потом помогла ей справиться с мокрыми волосами и вскоре подозвала меня.

- Лариса, иди, познакомься с Рамуней!

Девочку звали Рамуня Селицкайте, и с того самого утра мы с ней подружились.
Моя новая подруга была хохотушка и фантазерка, спортсменка и красотка, озорница и знаток всего и вся в окрестностях Тракая. Рамуня была чистокровная литовка, она носила звучное и вместе с тем нежное имя, а по-русски она говорила с обворожительным прибалтийским акцентом. Благодаря Рамуне моя жизнь на турбазе сделалась насыщенней и интересней, чем у остальных туристов. Вместе с ней мы обследовали потаённые уголки парка, я узнала множество местных полуисторических баек, но самое главное – я свободно посещала третий этаж особняка, куда вход отдыхающим категорически воспрещался!

Так что же там располагалось, на третьем этаже графского дворца? На самом верху здания проживали служащие турбазы со своими семьями. Комнаты сразу строились для графской прислуги, и потому они практически не видоизменились, их не дробили, как бывшие барские покои, и эти помещения больше сохранили свой исторический облик. Семья Рамуни занимала две комнатки. У девочки имелся шустрый младший братец по имени Альгирдас, которого она часто водила за собой во время наших вылазок по окрестностям. Мама Рамуни работала поваром, мы кушали сытные блюда, приготовленные её руками. Папа моей новой подружки был, что называется, на все руки мастер, этакий Самоделкин – и плотник, и столяр, и слесарь. Он был незаменим в большом туристском хозяйстве, и я часто слышала, как сотрудники говорят: «Зовите Селицскаса! Здесь без него не обойтись»

Фамилии папы, мамы и самой девочки отличались окончаниями. Папа – Селицкас, мама – Селицкене, дочь – Селицкайте. Интересно, да?
Справка от автора. У литовцев по фамилии можно определить, замужем ли женщина. На мой взгляд, это очень практично и по-житейски верно: сразу ясно, можно ли за женщиной приударить, завязать романтические отношения или не стоит и начинать. Вспомните всем известную фамилию певицы - Орбакайте. Её отец – Орбакас, его жена – Орбакене. Таковы превращения литовских фамилий в связи с изменением семейного положения женщины. Если замужняя дама желает по каким-то причинам, часто из профессиональных соображений, сохранить свою добрачную фамилию, то её двойная фамилия будет выглядеть примерно так: Йоцюте-Микулявичене, Блажите-Гунтене, Коялавичуте-Ужпалене. Кстати, я привела в пример фамилии двух литовских художниц и одной женщины-скульптора. Эти уважаемые женщины добавили к своей изначальной девичьей фамилии новую, но уже указывающую на их семейный статус.
Мы прожили на турбазе всего-то 10 дней, а с новой подругой мне довелось общаться только одну недельку, но за это короткое время мы очень сдружились и долго переписывались. Я направляла письма по адресу: Литва, Тракайский район, Тракайская Всесоюзная турбаза, корпус 1, комната 34, Селицкайте Рамуне. И они доходили, а я получала ответы! Сейчас мне даже странно представить, что мои конверты легко долетали до легендарной исторической усадьбы Ужутракис!
В детстве каждый день кажется долгим-долгим, и он обязательно наполнен яркими событиями и важными открытиями. Я помню свои давние подростковые ощущения: 10 дней на Тракайской турбазе показались мне большим отрезком жизни, насыщенным необычайными приключениями. Столько всего произошло! Я многое увидела и узнала! Я принимала участие в значимых делах!

В обязательную программу поездки входил лодочный поход. Туристической группе выдавали сухой паёк, предоставляли вёсельные лодки, инструктора и план передвижения. Маршрут пролегал как раз по озёрам, и мы вновь любовались замком, но уже не с суши, а сидя в лодках, и переживали новые яркие эмоции! Обед готовили на привале: варили кашу на костре, ели консервы, пили чай с печеньем. А самое главное – группа должна была по прибытию дать концерт! Хочешь – не хочешь – а давай выступай! Таков был порядок. Вроде бы обязаловка – а интересно! Все ждали эти самодеятельные концерты и очень ответственно готовились.

И тут нам немного помогла моя новая подружка Рамуня! Она этих туристских представлений насмотрелась немало, и потому могла подсказать, как нам отличиться, чтобы не повторяться! Рамуня коротко переговорила с флегматичным и вечно занятым аккордеонистом, чтобы он отнёсся к нашей группе с пониманием и душевностью. Музыкант приходился ей каким-то родственником, и это сыграло свою роль. Невероятно, но я до сих пор помню простенькую песенку нашего совместного сочинения!
Язык подвешен ловко,

И руки держат весло.

Чуть-чуть подвела сноровка,

И нас не туда занесло!


Припев: А мы гребем неумело,

Наш призрачный путь тернист!

Но мы докажем на деле

На что способен турист!


Как хочется щей и каши,

Как хочется приз получить!

Чисты устремления наши –

За это всё можно простить!


Припев: А мы гребем неумело,

Наш призрачный путь тернист!

Но мы докажем на деле

На что способен турист!

Маленькая русалка Рамуня была своим человеком на турбазе и в её окрестностях. Взрослые люди относились к ней уважительно и доверительно, как к равной. Даже франтоватый торговец янтарём, который приходил вечерами на турбазу со своим товаром, удостаивал девочку общением.

Он появлялся во время ужина и садился на скамеечку перед дворцом. Сытые и довольные туристы выходили на вечернюю прогулку по парку и тут же обращали внимание на янтарные украшения, которые ушлый коммерсант раскладывал как бы между прочим. Люди подходили, рассматривали оригинальные изделия, задавали заинтересованные вопросы. Затевалась своеобразная светская беседа. Мужчина непринужденно отвечал, ничего не навязывал и очень умело создавал атмосферу элитарности и избранности. Мол, этот самобытный товар не для каждого, а для посвященных, для тех, кто разбирается, кто умеет носить такие изысканные вещицы, знает цену натуральному камню и самому себе. Литовский торговец поглядывал на приезжих с прибалтийской прохладцей, и эта напускная надменность создавала ему ореол особой загадочности и даже некоторой привлекательности.

Надо заметить, что тогда янтарь был в моде! Даже мужчины носили запонки с янтарем, а женщины с удовольствием дополняли свои наряды кулонами, бусами, брошами, браслетами. Оригинальные украшения ценились у знатоков стиля того времени, и потому заветная скамеечка всегда была окружена плотным кольцом туристов. Рамуня всегда подходила поздороваться с торговцем, и они обычно перекидывались парой фраз на литовском языке. Это выглядело просто шикарно!

Однажды деловитому коммерсанту понадобилось срочно отлучиться на полчасика для конфиденциальной беседы с кем-то из сотрудников турбазы, и он поручил Рамуне присмотреть за дорогим товаром. Мы вместе с подругой сели на скамеечку, и на какое-то время оказались в эпицентре внимания заинтересованной публики! Коробка с модным ходовым товаром чудилась мне большой шкатулкой со сказочными драгоценностями. В ней поблёскивали камни самых приятных тёплых оттенков – от кремово-молочного до насыщенного золотисто-медового. Их хотелось перебирать, гладить и рассматривать – так они были хороши и привлекательны. Что и говорить, это были счастливые минуты моего детства! Однако я уделю внимание янтарю не только из-за своих трогательных впечатлений. Этот камень прочно связан с историей, бытом, фольклором, литературой и искусством литовского народа. Вот почему о нём нужно рассказать подробнее.


Глава 5

Литва и янтарь
Янтарь издавна встречается во многих странах, однако именно в Литве он тесно сросся с жизнью народа, литовцы исстари многие свои радости и горести связывали с янтарём и сочиняли сказки, баллады и легенды, в сюжете которых этот дар моря занимал особое место. Очень эмоционально о любви к янтарю и к своей родине написала литовская поэтесса Саломея Нерис:

Маленький мой край – как золотая

капелька густого янтаря.

Он блестит в узорах, расцветая,

Льётся в песнях, радостью горя.

Янтарёк с лучами золотыми,

Балтики прозрачную красу, -

о, Литва, твоё родное имя

солнцем крошечным в руках несу.
История янтаря – это история самой планеты Земля. Ведь в этом камне законсервировались и сохранились образцы флоры и фауны, существовавшие миллионы лет назад. Английское название камня amber, а по-литовски – giňtaras. Иногда его любовно именуют «литовским золотом».

Во времена великого князя Витовта, янтарь, как ни странно, использовали не столько для женских и мужских украшений, сколько для изготовления и отделки каких-то предметов быта и вооружения. Из янтаря делали прядильные веретёна, ножи для ниток, пуговицы, янтарные бусины вплетали в гривы лошадей, янтарными пластинами украшали конские уздечки, оружие, и придавали этому какое-то магическое значение. В знатных домах имелась мебель, инкрустированная янтарем, подсвечники и шахматы из янтаря. Так что легко сделать вывод, что в Тракайском островном замке, столь любимом Витовтом, янтарными изделиями непременно пользовались.


Самый древний и простой способ добычи янтаря – сбор кусков различной величины, выброшенных морем, на песчаном берегу: такие куски иногда достигают веса 1 кг! Загадочное явление янтаря из морских глубин часто романтизируется поэтами в стихах:
Послушайте порой ночной,

Когда в тревоге стонут волны,

И море на берег с волной

Янтарь бросает горстью полной...

(Майронис)
Красиво и даже мистически звучит, не правда ли?
Позднее, в XІX веке, добыча велась путем раскопок, и техника для этого промысла постоянно совершенствовалась. В СССР янтарь добывался промышленными методами.

Учёные доказали, что янтарь образовался из смолы хвойных деревьев, росших 35-40 миллионов лет назад. При повреждении этих деревьев выделялась смола, она стекала и затвердевала. Со временем смолу покрывал один слой земли, потом другой, третий, слои налагались друг на друга и давили на предыдущие. Смола каменела и превращалась в янтарь. М.В. Ломоносов в стихах поведал о том, как в янтаре образовывались интересные включения:


В тополёвой тени, гуляя, муравей

В прилипчивой смоле завяз ногой своей.

Хотя он у людей был в жизнь свою презренный,

По смерти, в янтаре, у них стал драгоценный...


Общий цвет янтаря жёлтый. Однако встречаются различные оттенки – от белесого до красного. Бывает янтарь цвета слоновой кости, и даже зеленоватый, но почти никогда не встречаются куски однородного цвета, одинаковой чистоты и прозрачности. Благодаря этому все куски янтаря неповторимы!
В семействе графов Тышкевичей собирали коллекцию янтаря! Это замечательное собрание и составляет самую ценную часть экспозиции Музея Янтаря в литовском городе Паланга. Само здание музея – один из бывших дворцов тех же уже известных вам Тышкевичей.

В XVІІ и XVІІІ веках янтарь опять оказался на пике популярности. Из него делали медальоны с рельефными портретами феодалов, украшали янтарной мозаикой стены и мебель, изготавливали янтарные рамы для зеркал, шкатулки и табакерки. Наиболее крупный памятник эпохи расцвета янтарной пластики – янтарная комната в Царскосельском Дворце, разграбленная во время Второй Мировой Войны.

Однако, несмотря на высокую художественную и техническую культуру изделий, нужно признать, что более всего «литовское золото» подходит для изготовления женских украшений.
В давнем прошлом осталось могущество Великого Княжество Литовского. Нет уже и Советской Литвы. И детство моё прошло в стране, которую целиком теперь можно увидеть только на старых картах. Я родилась и выросла в СССР, и воспитание моё было самым что ни на есть советским - иначе и не могло быть. Я гордилась своей Родиной, которая словно пёстрое лоскутное одеяло покрывала большую часть Евразии. На излёте XX века «одеяло» лопнуло по швам. Огромная страна раскололась на отдельные независимые государства.

На стыке веков образовались трещины, и их пришлось преодолевать всем. У меня порой возникает странное ощущение, что мы, живущие в XXІ веке, уплыли куда-то вдаль на большой льдине, дрейфующей в беспокойном океане событий. Нам немножко холодно и непривычно, но жить можно, и мы ищем новый смысл нашего сосуществования.

Я уверена, что цивилизованное человеческое сообщество может двигаться по социальным ступеням к наивысшим уровням своего развития без войн и революций, без «шоковой терапии», но на просторах бывшего СССР случилось то, что случилось. Моё детство и юность остались в прошлом веке, в другом тысячелетии, и я живу, опираясь на новые реалии, и порой сама себе кажусь музейным экспонатом, вместе со всем своим багажом законсервированных эмоций, навыков и принципов.

Чтобы понять себя – настоящих, сегодняшних – нужно обязательно изучать общее прошлое и уважать его. Вот почему я так тщательно вспомнила эту давнюю семейную поездку в Тракай.

Моё изложение исторических событий, происходивших в Литве, и в Тракае в частности, очень краткое, даже уязвимое, требуемое уточнений. Я описываю свои личные впечатления и побуждаю читателей к дальнейшим исследованиям. Для этого я намеренно привожу немало ссылок на Интернет-сайты, на которых можно почерпнуть массу интереснейшей информации и увидеть фотографии описываемых объектов.

На территории Прибалтики немало других замков – реконструированных или несправедливо заброшенных. Каждое из этих сооружений – словно гость из прошлого, заслуживающий внимания в XXI веке.


СЛОВЕНИЯ
Глава 6

Замки Адриатики
Вернемся теперь в современность, в наш XXI век! В канун 2011 года мы с мужем подарили себе поездку в Словению. Такая у нас с некоторых пор традиция – встречать Новый Год в разных городах и странах. Отправляемся в путешествие, и уже в самолете дух захватывает от предвкушения новых впечатлений! Как всё сложится, сами точно не представляем, но не сомневаемся в одном – скучно не будет! Чувство новизны и волнующей неизвестности – вот что мы презентуем сами себе в Новый Год!
Беспокоящая и даже тревожащая неизвестность проявилась в аэропорту Шереметьево: из-за нехватки противообледенительной жидкости, которой зимой обрабатывают фюзеляжи и крылья самолётов, компания «Аэрофлот» задерживала десятки рейсов. День назад в Москве прошел редкостный ледяной дождь, и это обстоятельство усложнило ситуацию ещё больше. Сотни и даже, пожалуй, тысячи людей заполнили залы ожидания, коротая время в самых неудобных позах. Нервозность и раздражительность витали в воздухе. Мы осторожно ступали между чужими чемоданами, баулами, обходили детские коляски и лыжи, стараясь никого не тревожить, продвигаясь к большому информационному табло. Вокруг нас волновалось людское море: все всматривались в светящиеся буковки и циферки. Мы тоже приобщились к этому томительному занятию, веря и не веря в удачу.

И о, чудо! Словенская авиакомпания «Адриа» объявила о начале регистрации рейса на Любляну точно в срок! Мы были спасены.


Первым нашим знакомцем в Словении стал улыбчивый молодой мужчина по имени Адам – так звали гида из туристической компании, он встретил нас в аэропорту Любляны и повёз к месту отдыха, в курортный городок Порторож. Мне это маленькое обстоятельство показалось символичным. Легко поверилось, что мы прибыли в рай, и наш проводник – сам Адам. В Москве свирепствовала зимняя непогода, город был скован льдом, а тут, на Адриатике, зеленели сосны и кипарисы, голубели небо и море, и солнце ласкало нежным прикосновением лучей.

- Ай-ай-ай, что же у вас такое творится? – поинтересовался гид. - Пассажиры в Шереметьево сидят по трое суток, ждут вылета! Я видел по телевизору, очень волновался. Это правда?

- Да, это правда! – горячо подтвердили мы в один голос. – Работники «Аэрофлота» ссылаются на нехватку противообледенительной жидкости. Уж очень зима капризная в этом году. А ваша авиакомпания «Адриа» нас просто восхитила! Они свою жидкость привезли, и рейс отправили вовремя.

- Ай-ай, в большой России, где всегда суровая зима и много снега, нет специальных авиационных реагентов, а в маленькой Словении, где тепло, всё есть для обработки самолётов! – насмешливо покачал головой Адам. – Может, это просто непорядок, бардак по-русски? Ну, хорошо, не будем о плохом. Вы приехали отдыхать! Что вам рассказать о Словении, что вас интересует? Магазины, рестораны, казино? Спрашивайте!

- Нас интересуют древние замки! – заявила я.

- Да, старые замки! – вторил мне муж.

После этих слов в нашем оживленном разговоре возникла небольшая заминка. Адам призадумался, мы притихли, но пауза длилась недолго. Наш гид вдруг так горячо заговорил, немного путая слова и ударения, будто он давно ожидал эту просьбу и саму возможность затронуть такую важную для него тему.
Адам оказался доброжелательным разговорчивым человеком и вместе с тем – истинным патриотом и знатоком своей страны. Но самое главное – он был настоящим экспертом по словенским замкам, и это быстро нас сблизило. Ведь мы приехали изучать старинный быт европейских аристократов! Итак, последний декабрьский день уходящего 2010 года, праздничное 31-ое число, мы решили отметить утренним объездом исторических поместий!
Наш новогодний утренник начался в восемь часов. Экскурс в загадочное прошлое – самое волнующее праздничное приключение, занимательнее карнавала и застолья. И название первого замка было тоже вполне новогоднее и романтичное – град Снежник.

Замок построен в XIII веке неподалёку от высокой горы Снежник, и первыми его владельцами были господа Снежничи. Впоследствии небольшая белокаменная усадьба переходила от одних хозяев к другим, всего их было 9, именитых дворянских фамилий, которые владели этим восхитительным сооружением. Замок четырёхэтажный, и на нижнем этаже в просторной прихожей представлены родовые гербы всех дворянских семейств, когда-то хозяйствующих здесь. На гербе первых владельцев, Снежничей, изображена лестница. Утверждают, что в те далекие годы ворот не существовало по соображениям безопасности, и даже сами обитатели замка взбирались на каменную ограду по лестницам, а затем эти нехитрые приспособления поднимали и затаскивали внутрь двора. Так сурова была жизнь – всюду угроза нападения! Так что если хотели создать проблемы неприятелям, то и сами терпели некоторые неудобства. Но так уж устроены люди – из всего со временем сотворят красивую легенду, да ещё и романтизируют её. «Что пройдёт, то будет мило», - это ещё великий А.С. Пушкин заметил.

Все помещения первого этажа помпезны. Именно здесь происходили торжественные приемы знатных гостей и даже иностранных послов. Ведь последним покупателем замка Снежник был дипломат Герман Шёнберг-Вальденберг. Он очень много сделал для сохранения исторического облика построек, но своих детей у него не было, и поместье унаследовал племянник Германа, сын его родного брата, Юрий Шёнберг-Вальденберг. Именно Юрий провёл большую реконструкцию замка, и град Снежник до сих пор имеет тот вид, который придал ему последний заботливый хозяин.

Замок Снежник уникален тем, что его интерьеры дают прекрасное представление о частной жизни европейской аристократии конца XIX-начала XX веков. В комнатах можно видеть резные мебельные гарнитуры, картины, ковры, гобелены и домашнюю утварь, которой пользовались обитатели замка. Кроме того, последние хозяева рачительно сохраняли исторические реликвии более ранних веков, и потому замок Снежник является настоящим краеведческим музеем с очень богатой экспозицией.


Миновав ворота, сразу оказываешься в другой эпохе, в иной атмосфере, и понимаешь, что этот старинный высокий дом обустраивался Юрием для роскошной жизни счастливого семейства. Замок находится на возвышенности в окружении смешанного леса, из каждого окна открывается вид на горы, озеро и богатую растительность, а комнаты просвечиваются солнцем со всех сторон, отчего создаётся ощущение волшебного золотого сияния, струящегося отовсюду. Возникает благостное чувство радостного спокойствия и гармонии – видимо, именно этого добивался Юрий Шёнберг-Вальденберг. Лучи солнца отражаются в венецианских зеркалах и озаряют загадочным светом семейные портреты, картины, охотничьи трофеи, которыми обильно украшены стены. Богатый венецианский стиль выдержан почти во всех комнатах – люстры, посуда, гобелены, шторы, печные изразцы – всё это действительно закупалось в Венеции. Однако на самом верхнем этаже Юрий обустроил египетский зал – своеобразный экзотический сюрприз гостям. В этом салоне – мебель, ковры и декоративные изделия, полученные ещё Германом, дядей Юрия, в дар от правителя Египта.

На том же верхнем, четвёртом этаже, находится гостиная, в которой разыгрывали спектакли, раскладывали карты за специальным столом, состязались в шахматных баталиях и коротали время за бильярдом. Один из самых ценных экспонатов гостевого зала – большая ширма, или испанская стенка. Она заменяла театральный занавес во время спектаклей. Поверхность ширмы аккуратно оклеена листами газет XIX века и покрыта прозрачным лаком. Можно рассмотреть печатные рисунки, карикатуры и даже прочитать новости уже далеких, минувших лет, и это очень увлекательное занятие! Среди газетных заметок – сообщение о затонувшем корабле «Титаник» с иллюстрациями. Можно себе представить, какое потрясение у современников вызвала эта трагедия! Возможно, поэтому хозяева увековечили новостные страницы в таком виде.


В замке Снежник выставлены десятки изящных бытовых предметов, позволяющих представить жизнь дворянской семьи в мелочах: письменные принадлежности, книги, одежда, посуда и даже ночные фаянсовые горшки с затейливой росписью. Удобства продуманы до мелочей. Для сообщения с прислугой оборудована система медных труб, напоминающая домофон. По этим трубам передавали голосовые сообщения с этажа на этаж. Для обогрева – закрывающиеся каменные печи, встроенные в стены и изразцовые печи, являющиеся настоящим украшением интерьеров. Для хранения продуктов – деревянные холодильные шкафы, в которых имеется обособленное отделение для льда. Так что не стоит полагать, будто в те времена люди существовали, превозмогая трудности. Аристократы XIX века умели создать себе достойные условия и жить красиво!

Адам обратил моё внимание на небольшую пикантную деталь. Диванчики для дамских занятий располагались в нишах возле окон – чтобы женщины могли читать и вышивать при естественном дневном свете. Я увидела, что сбоку от основного большого оконного проёма сооружено маленькое оконце, размером чуть больше ладони, называемое в Словении «любопытное окношко». В него церемонные дамы незаметно посматривали, кто и с чем идёт в дом, и что вообще происходит на улице. Возможно, таким образом, они делали важный вывод, что пора переодеться к встрече мужа или гостей.

Шёнберги-Вальденберги жили в замке до Второй Мировой войны. После войны замок был национализирован. В социалистические времена Снежник служил загородной правительственной резиденцией, и здесь часто бывал югославский лидер Иосип Броз Тито – вместе с гостями из дружественных держав. Так что град Снежник непременно посещали советские государственные деятели, любители охоты, но, однако, никаких документальных свидетельств этого периода на обозрение публики не представлено. Сейчас замок Снежник является филиалом Национального музея Словении. В нём проводятся экскурсии и иногда устраиваются красивые свадьбы. В густых лесах, окружающих замок, до сих пор водятся олени, рыси, косули, куницы, лисы, но особенно много бурых медведей. Именно медведей отсюда даже экспортируют в национальные парки Австрии и Франции.

31 декабря 2010 года в замке Снежник мы были единственными посетителями, и с нами очень любезно и добросовестно работала молодая девушка по имени Марианна. Она говорила по-словенски, Адам переводил, а мы ощущали себя желанными гостями в аристократическом поместье.


Из уютного, милого и такого домашнего замка Снежник Адам повёз нас в совершенно иную по своей концепции крепость – Предъямский замок. Словенцы говорят, что в мире много красивых замков и крепостей, и только один Предъямский замок. Чтобы понять суть выражения до конца, ощутить особость этого бесподобного сооружения, нужно обязательно его увидеть! Ведь замок дерзко встроен в полости скалистого обрыва высотой 123 метра над карстовым руслом реки Локвы. Смелое воображение, мастерство и непокорность человека соединились с уникальными природными творениями – вот что такое Предъямский замок.

Путь к нему лежит через плато Крас. Это горно-лесистый район Словении, где множество карстовых пещер. Само слово «карст» образовано от словенского «крас». Основу карстовых пород составляют известняки, доломит, каменная соль и лёд. Под воздействием перепада температур, давления, движения подземных вод в карстовых породах образуются пещеры, колодцы, тоннели и прочие пустоты. При строительстве Предъямского замка все эти особенности местного рельефа использованы самым затейливым образом. Помещения замка образованы как рукотворными стенами, так и естественными скалами и впадинами. Сооружение замка началось в XII веке и продолжалось в XIII веке. Создатели его и первые владельцы неизвестны. Самым знаменитым жителем замка был рыцарь-разбойник Эразм Предъямский – обладатель отвратительного характера и репутации. Он то ссорился, то мирился с правителями своей страны и соседствующих государств, но самое ужасное – рыцарь часто грабил путников. Замок находится неподалеку от городка Постойна, название которого говорит само за себя: именно здесь останавливались на ночёвку торговые люди, следовавшие из морских портов или в противоположном направлении – к морю. Жизнь многих горемычных странников оборвалась именно в этом грозном убежище средневекового воинствующего грабителя.

Внутри шестиэтажного строения нет никаких удобств. Замок похож на странный дом и на гигантскую пещеру одновременно. Здесь пахнет лесом, подземельем и всегда слышны звуки падающих капель. В холодное время года прямо внутри замка образуются сосульки, а кое-где видны сталактиты и сталагмиты, придающие внутреннему пространству совершенно колдовской вид. Некоторые помещения вообще внушают трепет: жуткая пыточная пещера, тюремные каморки, оборонная галерея. Жилые комнаты на самом верху, там, где надёжнее, но и они имеют суровый вид. Жить здесь было неприютно, но достаточно безопасно. Ведь рыцарь Эразм держал оборону около года, когда его пытались захватить отряды войска австрийского цесаря Фредерика III. Благодаря подземным пещерам и тоннелям, дерзкий грабитель и его стражники имели секретные выходы далеко от самого замка. В замке держали и лошадей, и собак, и другую живность – всем здесь хватало места. Люди и животные вели странную, диковатую, нелёгкую жизнь.

Самым безопасным и представительным считался княжеский зал. Рядом с ним находилась молельная комната, там проживал священник. Обитатели замка так много грешили, что отпущение грехов требовалось им постоянно, почти ежедневно. Священник разбирался с проступками хозяев, отмаливал их и пописывал хроники бурных событий.

Под замком находится сложная система естественных карстовых образований – настоящий каменный сыр. Здесь часто трудятся спелеологи и археологи, а для туристов проложена подземная железная дорога, благодаря чему можно осмотреть удивительные по красоте и причудливые по форме залы, созданные самой природой. Для удобства посетителей пещера современно оборудована – её инфраструктура одна из самых развитых в мире. Поезд проходит примерно 2 км извилистого пути, и за каждым поворотом открывается новая объёмная картина, удивляющая разнообразием карстовых формирований.

В подземных тайниках в разные годы находили богатые клады. Обнаруженные экспонаты переданы в музей в Любляне, а работы по реставрации замка и изучению необычного региона продолжаются. В этом подземелье немало интересных и таинственных тоннелей, и они привлекают опытных спелеологов со всего мира.

В Предъямском замке не играют свадеб, но ежегодно проводят театрализованные рыцарские турниры.
Когда мы выбрались из мрачноватых помещений на улицу, то вновь возрадовались солнцу и мирному дню. Грубоватая, роковая красота Предъямского замка потрясла и взбудоражила. Меня покачивало, и голова кружилась – от впечатлений, от усталости, от невероятного лесного воздуха. Как хорошо было опять расположиться в удобном кресле минивэна, вернуться из Средневековья в наше время!

Однако неутомимый и увлечённый Адам тут же предложил нам очередной вояж – к замку Блед. Мы принялись обсуждать целесообразность поездки. Прикинув время пути, особенности зимней погоды в горах, всё же решили воздержаться от этой экскурсии и оставить замок Блед на ближайшее будущее – мы уже были уверены, что обязательно приедем в Словению ещё не раз! Замок Блед находится на вершине скалы, возвышающейся над одноименным озером, и подниматься к нему нужно по крутой горной мощеной дороге, переходить мост, чтобы попасть внутрь, а всё это лучше проделывать в летний период. Летом и вид на озеро и горы будет более красивым – так мы рассудили. Замок Блед – самая старая из средневековых крепостей Словении, его музейная экспозиция обширна, и не стоило осматривать столь значительную цитадель второпях.

Адам завёл машину, и мы понеслись по шоссе через живописные словенские деревушки, мимо полусонного городка Постойна, мимо виноделен в Копере, вперёд, к приветливому морскому побережью, в современный комфортный отель. Хотелось переодеться, окунуться в оздоровительную воду термального бассейна и отдохнуть всласть. Вечером нас ждал торжественный новогодний ужин.

Кстати, Новый Год по-словенски – Novo leto. Поздравляя друг друга, словенцы говорят Srečno novo leto, то есть удачного нового лета. Очень тёплое пожелание!




следующая страница >>