Зачем Жириновскому красный галстук? О тех, кто стоит за спиной каждого политика - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Зачем Жириновскому красный галстук? О тех, кто стоит за спиной каждого политика - страница №1/1

Зачем Жириновскому красный галстук?

О тех, кто стоит за спиной каждого политика

Про имиджмейкеров многие слышали, но мало кто их видел. Эта профессия возникла в России несколько лет назад и до сих пор окутана некоторой таинственностью. Мне при произнесении этого иностранного слова представлялись некие "серые кардиналы", которые стоят за спинами политиков и диктуют им, как и что говорить для публики, как выглядеть, чтобы "электорату" захотелось все бросить и бежать к избирательным урнам. Наверное, малая толика правды в этом наивном представлении есть. Действительно, работа политика невозможна без серьезных помощников. Что же они делают на самом деле? Это я и попыталась выяснить во время встречи с президентом аналитического центра "Нью Имидж" Евгением Минченко. (Для справки. "Нью Имидж" более пяти лет работает на рынке политического и имиджевого консультирования, принимал участие в более чем 30 избирательных кампаниях в 14 субъектах РФ и странах ближнего зарубежья. Евгений Минченко закончил исторический факультет ЧелГУ в 1993 году, затем - аспирантуру Российской Академии госслужбы при Президенте РФ).- Слово "имиджмейкер" мне не нравится, - начал Евгений.- Я предпочитаю называть нашу работу "политическим консультированием", или есть хороший термин - "паблик рилейшнз" (связи с общественностью), частью которого является имиджмейкинг. Я в свое время придумал свое определение PR. Для меня это звучит так: это процесс создания новых реальностей, обеспечивающих условия для достижения целей клиентов. Понимаете, вот человек покупает сигареты "Кэмел". Он же покупает не просто какие-то сигареты, он покупает образ, некий стиль жизни. А джипы? Это то же самое, стиль жизни. Я считаю, что когда люди голосуют за кого-либо, они выбирают определенный стиль жизни. Существует модель, которая традиционно предполагает деление электората на демократический, центристский и левый - люди не выбирают какие-то политические парадигмы (они не очень в этом разбираются), они выбирают стиль мышления. Для демократического электората какой идеальный лидер? Достаточно молодой, раскованный, с хорошо подвешенным языком, современный. Для центристов - это серьезный, основательный человек, известный, лучше, если среднего возраста, из какой-то признанной элиты, за которым традиция. Для левых - чем старше человек, тем больше у него шансов привлечь левых. Патриотический - это в первую очередь жесткий, решительный, резкий (режет правду-матку). Это образы. А как уже встроить человека в тот или иной образ - это другое дело. А самое трудное - это создать новый стиль, который лежит за рамками общепризнанных.

- Вы имеете в виду человека на джипе с сигаретой "Кэмел" в зубах и сотовым телефоном возле уха?

- Вы шутите. А ведь сегодняшняя реальность такова, что к власти могут приходить самые неожиданные, экзотические личности. Потому что в последние годы люди в регионах уже пожили и под правыми, и под левыми...

- Красные пришли - грабят, левые пришли - грабят?

- Ну да. Яркий пример - мэр Екатеринбурга А. Чернецкий. Он для рабочего края человек необычный - барственный, сытый, а на выборах в областную Думу набрал огромное количество голосов в самой глубинке. Хотя для этих людей он человек, казалось бы, совсем чужой. Я думаю, что этот принцип будет все чаще срабатывать на следующих выборах. Будут побеждать варяги или самые экзотические личности, особенно в депрессивных районах.

- По вашим наблюдениям, зачем люди идут в политику - ради решения сугубо личных целей или все-таки, как это ни романтично по нынешним временам звучит, чтобы служить обществу?

- Давайте сначала разберемся, что такое политик. Обычно под субъектом политики принято понимать прежде всего фигуру лидера. На самом же деле субъектом являются различные финансовые, промышленные группы, всевозможные админи-стративные кланы. У нас же политика построена по клановому принципу. И поэтому очень редко постоянным заказчиком бывает лидер. Обычно заказчик - финансово-промышленная группа, у которой есть долговременные интересы в том или ином регионе. Я могу привести пример. Одно время, скажем, у господина Березовского был роман с В. Черномырдиным. Потом - с А. Лебедем. Какое-то время практически одновременно - с обоими. Причем при полном отсутствии контактов между этими двумя. И это по большому счету правильно, потому что иначе политики просто-напросто не выполняют свои обещания. С этой точки зрения можно посмотреть на возню вокруг Б. Клинтона. Аналитики считают, что президент США просто не выполнил ряд обязательств перед своими спонсорами. В результате была запущена в ход многоходовая операция, которая длилась около двух с половиной лет. Только одна часть ее - в начале прошлого года республиканцы взяли и убрали своего спикера палаты представителей Ньюта Грингрича, хотя это был уникальный политик-боец. Убрали, а поставили Ричардсона. Все недоумевали: что это за дедуля, не очень умный, не очень опытный в политике, зачем его поставили? Это стало понятно буквально месяц назад, когда он выступил с известным заявлением: "Журналисты начали рыться в моих сексуальных связях, я чувствую себя запятнанным и вынужден уйти в отставку". Ради одного хода они заранее, за год поменяли спикера, чтобы человек с высоким статусом подал некий пример Клинтону, как себя надо вести.

- Это шантаж?

- Нет, это определенный способ заставить человека методами публичной политики выполнять свои предвыборные обещания.

- Давайте вернемся к вашим клиентам. Что их заставляет обращаться к вам за помощью?

- Это мы и пытаемся понять - чего человек на самом деле хочет. Может, ему и не надо в политику. Может, своих целей он может достичь совершенно по-другому. Один из наших первых клиентов, с которым мы работаем с 1993 года и по сей день, ни разу не участвовал ни в каких выборах. Но его статус и доходы, именно в политическом бизнесе, очень сильно повысились. Просто в тот момент мы определили, что у тех людей, с которыми он взаимодействует, есть определенные информационные потребности. И мы под его маркой стали делать аналитические документы. Была проблема в том, что нам как имиджевой команде невозможно было пробиться к человеку, который входил в пятерку самых влиятельных людей в стране. А от этого человека зависело будущее нашего клиента. Клиент заказывал нам материалы по выстраиванию политического будущего своего руководителя и давал боссу в качестве собственных советов. Боссу это ничего не стоило, а нашему клиенту это стоило больших денег, но это помогло ему поднять собственную значимость.

- Значит, покупая ваши мозги, он добился собственных целей?

- В этом, собственно, и состоит наша работа. Когда мы пять лет назад создавали аналитический центр, то у нас сразу была идея заниматься не только выборами. На Западе есть такой хороший термин "фабрика мысли". Мы создали свою фабрику мысли. Много учились. Мне пришлось немало общаться с французскими и американскими специалистами по избирательным кампаниям. Французы, конечно, на голову выше. У американцев технологический подход. Ситуация такая, надо сделать так-то, нажать на такую-то кнопочку. Они мыслят голыми технологиями. А у французов творческий подход. У них другая парадигма обучения. У них есть "теория буквы Т". Чем больше...

- Тестостерона (мужского полового гормона) в организме? Я знаю такую американскую теорию...

- Нет, это о другом. Опорная линия у перевернутой буквы Т - это уровень образования и культуры, а вертикаль - это ваш жизненный успех. Французы считают, что чем больше эта опора, тем выше вы продвинетесь. У американцев, наоборот, узкая специализация. Мне больше нравится французский вариант. Французы сильнее тем, что они могут генерировать новые идеи. А основное отличие нас от зарубежных консультантов в том, что у нас нельзя ограничиться только грамотным выстраиванием рекламной кампании. У нас надо прогнозировать массу других серьезных вещей. У них, скажем, не бывает широкомасштабных подтасовок, а у нас они сплошь и рядом. Что американец будет делать в ситуации, когда работников градообразующего предприятия разбивают по пятеркам и говорят: "Так, к такому-то времени проголосовать, ты в пятерке главный, ты следишь, как они проголосуют".

- Это факт?

- Да, задокументированный, при выборах мэра одного из нефтегазовых городов. Причем когда даже эта схема не прошла и действующий мэр выиграл, то просто подменили урны - поставили новые, с заранее "вброшенным" количеством бюллетеней. Нельзя не считаться и с мифологией, которая кое-где весьма активно распространяется. Говорят, что в каждой кабине для голосования установлена видеокамера, которая снимает, кто как голосует. И люди верят. Им пытаешься говорить: " У вас же сложенный бюллетень, не видно, что написано", они не верят. Конечно, степень запуганности населения разная. Для Челябинска это звучит дико, а в моногородах - там все по-другому.

- И с этим вам тоже приходится считаться?

- Конечно. Если ты живешь и работаешь в регионе, то ситуация типа болезни Б. Ельцина или очередной отставки правительства может все поломать. Вот один из примеров. Движение "Наш дом - Россия" неплохо вело своих кандидатов на выборах в Свердловскую областную Думу в прошлом году. И отставка В. Черномырдина моментально опустила их рейтинг. Приходится просчитывать все эти факторы. Готовиться к худшему.

- Вы не работаете в Челябинске?

- Из 35 избирательных кампаний только 10 мы работали в Челябинской области. Это нормально и в определенной степени логично, потому что, скажем, мои друзья, которые работали на выборах губернатора Свердловской области с проигравшим кандидатом, сейчас имеют там очень серьезные проблемы до сих пор.

- Вы здесь монополисты?

- Есть несколько команд, но, к сожалению, много шарлатанов. Если человек приходит и обещает за тысячу долларов провести избирательную кампанию - это шарлатан. Если человек гарантирует результат - это шарлатан. Невозможно в нашей стране гарантировать результат. Клиента могут арестовать или просто не допустить к выборам, как это произошло в Башкирии, Казахстане. Если человек начинает говорить, что "мы вам за неделю имидж сделаем", - это шарлатан. Именно поэтому в последнее время у нас есть такой вид деятельности - профессионально представлять заказчика во взаимодействии с рекламными или исследовательскими структурами.

- Евгений, вот перед вами клиент. С чего вы начинаете работу?

- Мы жестко договариваемся с заказчиком, что если мы за него беремся, то он стопроцентно выполняет наши рекомендации. Иначе нет смысла работать. Есть, конечно, вещи на уровне здравого смысла. Когда говоришь - желательно жестикулировать, приводить примеры и использовать образы. Речь по возможности должна быть короткой. Есть и такие вещи, которые нужно подсказывать. Поехали мы с одним нашим клиентом на встречу с избирателями. Свою речь он начинает так: "Недавно трагически погиб директор нашего завода. После этого директором стал я..." У меня просто волосы дыбом. После собрания я мягко говорю ему: "А может, не надо было так?" - "А что, они подумали типа замочил Вован директора?"

- Как говорить, что говорить - этому можно научить? Можно из "качка" сделать приличного человека?

- Бывают, конечно, тяжелые случаи. Был у нас такой клиент. Когда мы с ним познакомились, первым желанием у меня было отказаться от работы. Там была классика - малиновый пиджак, печатка, пальцовка, ненормативная лексика. Полный комплект. А когда поговорили, оказалось, что очень неглупый парень, просто издержки воспитания. С ним пришлось долго и упорно работать. Первое - мы его попросили отрастить волосы, потом сводили к хорошему парикмахеру, хорошо одели и так далее. Второе - поставили к нему человека, который постоянно правил дефекты речи, научил его грамотно говорить. Помогли тренинги плюс постоянное сопровождение. Мы выбрали ему округ, там создали благотворительную организацию. Достаточно классическая схема, да? Получил 70 процентов голосов. Он стал руководителем одного из ключевых комитетов представительного органа края. А имидж у него поправился как у населения, так и в элитах. Человек стал вхож к губернатору, и в элитах он воспринимается как один из значимых людей.

- Получается, что вашему клиенту было недостаточно просто иметь много денег, ему нужна была еще и власть?

- Ему нужен был статус. Хотя бывают и другие типы трудных клиентов. Это, например, профессиональные чиновники. Они обычно суперосторожны и боятся сказать что-нибудь лишнее, кого-нибудь зацепить. Очень трудно избавить их от казенных фраз. А люди, пришедшие в политику из науки, - это отдельная песня. Им, как правило, не хватает жесткости и умения говорить понятным для простых людей языком.

- А к вам действительно прислушиваются? Люди, рвущиеся к власти, обычно имеют крутой нрав и легко могут послать.

- Есть такая вещь, как терапия реальностью. Они видят не только нашу реакцию, но и реакцию людей, в том числе и по результатам социологических исследований. Приходится мириться с нашими советами.

- Что в таком случае является для вас результатом работы?

- Достижение долговременных целей клиента. Если они не достигаются в рамках одной избирательной кампании, они достигаются позже.

- Судя по всему, вы занимаетесь очень опасным делом. По-моему, вы слишком много знаете о своих клиентах. Не пытаются ли вас "перекупить", использовать в неблаговидных целях? А может быть, угрожали убить?

- Такие ситуации бывают. Но мы очень трепетно относимся к собственной безопасности и к безопасности наших проектов и предпринимаем соответствующие меры.

- Наверное, есть фигуры, над которыми работать не нужно, - В. Жириновский или тот же А. Лебедь. Они сами нашли свой образ или сделаны кем-то? А если у них есть имиджмейкеры, то почему они не говорят, что алый пиджак и галстук выглядят слишком вызывающе или что использовать ненормативную лексику - неприлично?

- Поверьте мне, работают со всеми. А что касается В. Жириновского, то у него не бывает никаких случайностей. Он четко выстроен. Он, я думаю, единственный профессиональный политик в этой стране. Понемногу профессиональным политиком начинает становиться А. Лебедь.

И с Г. Явлинским работают. Его отучили от ряда очень нехороших привычек. Он явно стал более аккуратно говорить и по делу. Его отучили гримасничать и передразнивать Б. Ельцина, это было просто неприлично. Обратите внимание, как сидит Г. Зюганов - чуть подавшись вперед на одном локте, приподняв подбородок. Вам это ничего не напоминает? А ведь это хрестоматийная поза с нескольких скульптурных изображений Владимира Ильича Ленина. Совершенно четкое копирование Ильича, причем не реального, а нарисованного, идеологически выдержанного.

- Вы занимаетесь политическим анализом. Как вы бы оценили политическую культуру здесь, в Челябинской области?

- Она растет. Но есть, на мой взгляд, две вещи, которые мешают этому росту. Во-первых, это отсутствие традиции публичной политики. Почти никто не придает необходимого значения работе над своим имиджем, над тем, как он выглядит с телеэкрана. У нас политика в большей степени кулуарна, чем в других регионах. И, во-вторых, очень вредит комплекс неполноценности по отношению к Екатеринбургу, который становится, по сути, третьей столицей России. Команда Э. Росселя сумела найти темы, которые знает вся страна: к примеру, Уральская республика, уральский франк, останки царской семьи. А наша элита как бы решила для себя: "Нечего нам за ними гнаться, все равно не угонимся". Совсем не значит, что это должна быть калька со свердловского опыта. Можно очень хорошо поиграть на контрастах. Требуется серьезная работа над созданием привлекательного образа области, который мог бы продаваться.

- Это звучит довольно цинично.



- Может быть. Но это реальность. Надо поменьше стонать и жаловаться. Нам есть чем гордиться и есть над чем работать.

Беседу вела Алевтина НИКИТИНА.

05.02.99