«Ведомости» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
«Ведомости» - страница №1/12

Предварительный клиппинг СМИ

по проекту:

«Московская премьера концерта-спектакля

«Ленинградцы. 900 дней во имя жизни»

a1_web.jpg

ИЗДАНИЯ ВЛИЯНИЯ




Источник: Ведомости Пятница, приложение к деловой газете «Ведомости»

Автор: Петр Поспелов, Анна Арутюнова

Дата: 17.01.2014

ведомости.пятница - отзвуки ада - в январе исполняется 70 лет с момента окончания одного из самых страшных периодов войны 2014-01-20 13-32-05.png

Отзвуки ада

В январе исполняется 70 лет с момента окончания одного из самых страшных периодов войны



35901_a_bigphoto.jpg
События, посвященные снятию блокады, — в обзоре «Пятницы».

Ноты на открытках


Музыка блокадного Ленинграда ассоциируется у нас с одним-единственным произведением — Седьмой симфонией Шостаковича, названной «Ленинградской». К объективным достоинствам этого сочинения в свое время был щедро присоединен арсенал пропаганды: СССР сделал все, чтобы симфония снискала мировой успех и в союзнических странах, и даже — по радио — в штабах осадившего Ленинград врага.

Между тем в блокадные годы композиторами Ленинграда было создано еще немало музыки. Многие сочинения исполнялись, передавались в эфире, ноты даже печатались на почтовых открытках. Проходили заседания и в Союзе композиторов, на которые, впрочем, собиралось все меньше и меньше его членов.

Большая часть музыки, написанной блокадниками, после войны была забыта. Но нынешний повод побудил открыть архивы. Музыковеды нашли немало партитур, и из них составилась целая программа. В основном эти произведения посвящены, конечно же, войне. В концерте, который благотворительный фонд «Классика» проведет в Колонном зале Дома союзов, прозвучат фрагменты из оперы «Ленинградцы», которую в дни блокады писал композитор и балетный критик Валериан Богданов-Березовский. Один из ее номеров — народная сценка в духе Мусоргского: ополченцы уходят на фронт. Прозвучат и такие опусы, как «Героический партизанский марш» Каменского, «Героическая ария» Кочурова, «Клятва наркому» Шостаковича и «Звезды Кремля» Калафати. Также будут исполнены произведения, которые композиторы писали для себя, не скрывая упования на высшие силы. Неожиданностью станут вещи, принадлежащие композитору и выдающемуся музыковеду Борису Асафьеву — прозвучат мировые премьеры его вокальных циклов «Может быть, и я умру», «Песни печали и слез» и хорового цикла «Святый Боже».35901_a_pic01_small.jpg

31 января, domsojuzov.ru.


Агитация и обыденность


Сразу три экспозиции в Москве и Петербурге представят не только исторический взгляд на блокаду, но и ее современные интерпретации. В Музее политической истории России откроется выставка плакатов военного времени «Ленинград 44», в Фонтанном доме — «Блокада. До и после», а в московской галерее «Триумф» можно будет увидеть фотографии Максима Шера, который обращается к личным дневникам и официальным документам блокадного времени и конструирует на их основе рассказ, где история соприкасается с сегодняшним днем. В его экспозиции — фотографии современного Петербурга и памятных блокадных мест, старые снимки из семейных альбомов, архивные материалы.

В Музее политической истории будут показаны работы художников, входивших в объединение «Боевой карандаш» — с началом войны оно превратилось в одно из главных средств патриотической агитации. Так, плакат Юрия Петрова изображает подбитые советскими летчиками немецкие самолеты, живописно падающие в Неву на фоне шпилей и мостов. Рисунок сопровождается торжественными строчками, предвещающими поражение фашистов. Плакат Николая Муратова — своего рода сатирический комикс, где в четырех рисунках с рифмованными подписями рассказывается о бесславной судьбе тех, кто пытался завоевать советскую территорию.

Выставка в Фонтанном доме покажет блокаду с другой стороны — как частный взгляд художников, не перестававших работать в тяжелые годы. В экспозиции произведения двух авторов: Константина Кордобовского, делавшего в блокаду иллюстрации к пушкинским сказкам, и Василия Калужнина. Его работы — о повседневной жизни блокадного города: две женщины в разноцветных шерстяных платках бредут по зимней улице. У Калужнина нет агитационного пафоса, напротив, бывает сложно разобраться в том, что происходит на его рисунках: образы смазаны, линии прерывисты, цвета блеклые. И это, кажется, острее передает блокадные хаос и отчаяние.

Также на выставке покажут книгу современного художника Григория Кацнельсона «Блокада. Стихи 1942-1943»: это стихи Геннадия Гора, писателя, близкого кругу обэриутов.

С 24 января, polithistory.ru; с 28 января, akhmatova.spb.ru; с 29 января, triumph-gallery.com.

Источник: Ведомости, деловая газета



Автор: Петр Поспелов

Дата: 03.02.2014

ведомости - в ознаменование 70-летия снятия блокады в доме союзов дали концерт-спектакль, в котором прозвучала музыка композиторов-блокадников 2014-02-03 17-43-11.png

В ознаменование 70-летия снятия блокады в Доме союзов дали концерт-спектакль, в котором прозвучала музыка композиторов-блокадников


В ознаменование 70-летия снятия блокады в Доме союзов дали концерт-спектакль, в котором прозвучала музыка композиторов-блокадников. Однако благородное дело погубил синтез искусств

22192861_news_bigpic.jpg


Постановщики постарались создать «совокупное произведение искусства»

Фото: Д. Абрамов / Ведомости


Концерт-спектакль «Ленинградцы. 900 дней во имя жизни» был организован благотворительным фондом «Классика» на высоком уровне: в зале присутствовали мэр Москвы (в ожидании которого не начинали 20 минут) и внушительная делегация, представители духовенства, аппаратчики, курсанты и — самое главное — ветераны войны. Ваш рецензент встретил в зале немногих коллег-критиков и того меньше меломанов, что жаль: на сцене были лучшие силы страны — Госоркестр имени Светланова под управлением Василия Синайского, Русский хор имени Свешникова, детский Ансамбль песни и пляски имени Локтева, солисты Мариинского театра Злата Булычева и Людмила Дудинова, а также солисты-инструменталисты — не просто скрипач, но ректор Санкт-Петербургской консерватории Михаил Ганварг, не просто пианистка, но член совета при президенте РФ по культуре и искусству Екатерина Мечетина. Бывший советник президента по культуре Юрий Лаптев выступил в двух ипостасях — как солист-баритон и как идеолог-режиссер всего концерта.

Идею Лаптев придумал поистине замечательную: поднять из архивов музыку, написанную в осажденном Ленинграде, звучавшую в те годы или не звучавшую никогда. Петербургские музыковеды (Тамара Сквирская, Лариса Миллер и их коллеги) проделали блестящую работу, отыскав, отобрав и подготовив к исполнению полтора десятка композиций, представляющих самые различные музыкальные жанры — от оперы до массовой песни, от марша до молитвы. На концерте состоялось шесть мировых премьер.

Сквозной нитью в концерте были исполнены фрагменты из оперы Валериана Богданова-Березовского «Ленинградцы», в основе либретто которой — хроника обычной семьи, застигнутой войной. Музыка оперы приподнято-энергичная, искусные гармония и инструментовка порой уступают место лапидарным маршевым ритмам, но есть и экспрессивный эпизод «В бомбоубежище», пронзительностью красок заставляющий вспомнить «Воццека» Берга.

Ряд номеров, вошедших в программу, выдержан в плакатном стиле — как «Клятва наркому» Шостаковича или «Героический партизанский марш» Александра Каменского. Есть более тонкие произведения, в которых звучит тема мести и жестокости, — как песня Валерия Желобинского «Человек склонился над водой» на стихи Суркова. Есть и номера, исполненные оперной выразительности, — как «Героическая ария» Юрия Кочурова.

Многие номера представляли творчество легендарных ленинградских авторов. Орест Евлахов, сочинивший «Ночной патруль», был одним из самых активных организаторов музыкальной жизни в осажденном городе, а после войны воспитал в своем консерваторском классе целую ленинградскую композиторскую школу. Борис Гольц считался кумиром народа, его песни распевались по радио и печатались на открытках (песня «Светит в небе звездочка высоко» по настроению напоминает «Катюшу» Блантера) — но умер композитор от истощения в 28 лет.

Та же участь постигла Юлию Вейсберг (в концерте прозвучали ее детские песни) и Василия Калафати, когда-то дававшего частные уроки Стравинскому. Концерт заканчивался его Торжественным маршем, который был бы уместен в дни победы, но был написан еще суровой зимой 1941 года — такова была вера композитора в победный исход.

Но не обошли составители программы и музыку совсем другого рода — удрученную и скорбную. Цикл фортепианных прелюдий «Песни печали и слез» Бориса Асафьева, напоминающих медлительные пьесы Эрика Сати, мог звучать в те годы хорошо если в узком кругу. Совсем лишена героики и впервые исполненная песня «Может быть, и я умру» того же Асафьева. Его же хор «Святый Боже» мало отличается от типовой православной музыки — но и он стал мировой премьерой.

Относительно известной вещью, исполненной в концерте-спектакле, стала кантата «Киров с нами» Николая Мясковского — в остальном же мы внимали бесценным редкостям.

К сожалению, расслышать их в должной мере подробно возможным не представилось. В желании создать эмоционально выразительный «гезамткунстверк» режиссер несколько перестарался. Одновременно с музыкой всю дорогу шла кинохроника, не всегда совпадавшая по смыслу с содержанием исполняемых произведений. Если звучала песня «Человек склонился над водой», на экране показывали отнюдь не человека, а стоящую на берегу Невы Петропавловскую крепость. В минуты романтической кульминации Скрипичного концерта Богданова-Березовского на экране чинили провода, а под звуки одинокой скрипичной каденции кружился трактор. Кроме того, в создании концерта приняло участие слишком много талантливых людей, которых режиссер не удержал в стремлении одновременно проявить свое искусство на полных сто процентов. Свет Дамира Исмагилова был эффектен, но создавал нещадно шумящий фон. Визуальные эффекты Арсения Эпельбаума с самолетиками, летавшими по потолку Колонного зала, вносили неуместную игривость. Звук Виталия Свердлова, напротив, пугал и вынуждал заткнуть уши: голоса дикторов звучали громче бомбежки и уж точно заглушали симфонический оркестр, пытавшийся в это же время играть редкие страницы только что открытой обществу архивной музыки. Результатом благих намерений все же стал обстоятельный буклет, организованный более продуманно, чем событие, к которому он прилагался.



Источник: Комсомольская Правда, газета



Автор: Михаил Горшков

Дата: 31.01.2014

новости kp.ru последние новости россии, украины и мира, новости шоу-бизнеса, бизнес-новости дня -- kp.ru 2014-02-10 12-54-33.png

Москва услышит музыку блокады

url.jpg


7 симфония Дмитрия Шостаковича вселила в блокадников надежду и придала силы защитникам города.



Сегодня в Колонном зале Дома союзов состоится концертспектакль «Ленинградцы. 900 дней во имя жизни».

Об этом значимом культурном событии накануне рассказал координатор проекта, руководитель представительства правительства Санкт-Петербурга в Москве, заслуженный работник культуры России Николай Буханцов.



-Николай Петрович, в чем заключается идея проекта?

-На мой взгляд, это большое культурное событие. На концерте будут исполнены произведения ленинградских композиторов, творивших в осажденном городе. Все мы знаем могучее произведение Дмитрия Шостаковича -7-ю симфонию, написанную им в блокадном Ленинграде. Но в это же время в городе оставалось немало музыкантов, многие из которых продолжали работать в немыслимых условиях. Благодаря им музыкальная жизнь осажденного города продолжалась. К сожалению, сохранились немногие музыкальные произведения, написанные в блокадном Ленинграде. Часть партитур исчезла в дни блокады, а большинство уцелевших произведений преданы забвению. Они исполнялись только в блокадном Ленинграде или вообще не исполнялись. Поэтому благотворительный фонд «Классика» решил возродить забытые имена, найти произведения блокадных лет и исполнить их. Поиском документов фонд занимался год. Были пересмотрены сотни страниц рукописей и нотных изданий в архивах и библиотеках Москвы и Санкт-Петербурга. Порой исследователи находили уникальные произведения. Например, в Центральном государственном архиве литературы и искусства Санкт-Петербурга была обнаружена подлинная авторская рукопись «Героического партизанского марша» Александра Даниловича Каменского. Марш исполнялся в годы войны, а в мирное время его впервые исполнят завтра на столичной сцене. Нашлись работы забытой сегодня первой русской женщины-композитора Юлии Вейсберг, которая вместе с сыном погибла в блокаду. Она - автор популярных в предвоенные годы детских опер и песен. Ее колыбельную из оперы «Гуси-лебеди» в Колонном зале Дома союзов исполнит Детский хор ансамбля песни и пляски им. Локтева.



-Какие еще произведения можно будет услышать? _zhr6122 copy.jpg


Николай Буханцов
- Всего в программе концерта прозвучат 16 произведений 11 ленинградских композиторов, трое из которых погибли в блокаду. Сочинения разные по жанру. Например, хоровая миниатюра Бориса Асафьева «Святый Боже» - это обращение к вере и душе, высшему смыслу бытия. А песня известного композитора Бориса Гольца на стихи Александра Чуркина «Светит в небе звездочка высоко» в предвоенные годы была настолько популярна, что ее текст даже печатали на почтовых открытках. Увы, но композитор не пережил блокаду, а песню после войны практически нигде не исполняли. Прозвучит и музыка Дмитрия Шостаковича. Правда, не отрывок из «Ленинградской» симфонии, а другое, менее известное произведение композитора - «Клятва наркому». Торжественную, бодрую музыку к этой песне на стихи Саянова Дмитрий Дмитриевич сочинил в первые дни войны. Она исполнялась в разных вариантах, ее текст впоследствии даже переводили на другие языки, но живого исполнения давно не было. Во время концерта состоятся шесть мировых премьер -впервые прозвучат произведения Валериана Богданова - Березовского, Бориса Асафьева и Василия Калафати. Часть произведений, как я уже сказал, сотрудники фонда «Классика» нашли в российских архивах, а некоторые - даже за рубежом. Например, сочинения профессора консерватории Василия Павловича Калафати, который, между прочим, был преподавателем Дмитрия Шостаковича, долгое время находились в Греции. Сын композитора Анатолий Калафати сохранил архив отца из 138 печатных и рукописных произведений. Потом архив был вывезен в Грецию, а впоследствии его выкупил факультет музыкального образования Ионического университета. Рукописи хранятся на острове Корфу (Керкира).

-Кто исполнит произведения ленинградских композиторов?

-В благотворительном концерте примут участие Государственный Академический симфонический оркестр им Е.А. Светланова, Государственный академический русский хор имени А.В. Свешникова, дирижер Василий Синайский выступят ректор анкт Петербургской государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова, народный артист России Михаил Гантварг, народный артист России Юрий Лаптев, который одновременно является и режиссером-постановщиком этого концерта, одна из самых ярких молодых пианисток России Екатерина Мечетина и многие другие деятели искусства и культуры, получившие мировое признание. Естественно, что все участники концерта выступят бесплатно. Кстати, на него приглашены 400 блокадников, живущих сейчас в Москве. Наше представительство поддерживает с ними связь на протяжении многих лет, поэтому передать им пригласительные билеты не составило труда.



-В афише сказано, что это не просто концерт, а концерт-спектакль…

-Да в этот проект включена и театральная составляющая, которая погрузит зрителей в зримый и слышимый мир одного из самых трагических эпизодов двадцатого столетия. Музыку дополнят исполнение чтецами блокадной поэзии, прозы, дневников, фрагменты передач Ленинградского радио, голоса блокадников, участников обороны Ленинграда, а также зрительный ряд - кадры военной кинохроники и современные визуальные эффекты. Например, потолок Колонного зала на время станет расчерченным прожекторами небом блокадного Ленинграда, и в этом небе зрители увидят бой истребителей. Спецэффекты распространятся и на главную часть интерьера - колонны. Будет казаться, что они постепенно покрываются инеем, «замерзая» в суровую зиму 41-го года…



-Это единственный концерт, который посвящен 70-летию снятия блокады?

- Нет. Когда фонд «Классика» начинал поиски произведений ленинградских композиторов в архивах, никто не предполагал, что проект станет проектом федерального масштаба. Сотрудники фонда обратились как-то за помощью к губернатору Георгию Полтавченко, и тот не просто оказал исследователям содействие, но и предложил расширить географию проекта. Так что концерт в Москве –э то премьера, а далее он будет показан в течение года в столицах всех федеральных округов. Завершающим станет концерт в Санкт-Петербургской государственной филармонии. Кстати, в рамках этого проекта фонд «Классика» издал книгу «Дети блокадного Ленинграда». Это 126 историй, психологических портретов блокадных детей. Авторы книги попытались разобраться в особенностях характера блокадников, которые позволили им выжить и сохранить человеческое достоинство.



  • Дословно

Композиторы творили в нечеловеческих условиях

Воспоминания Бориса Асафьева:

«Январь свирепел. Но с бомбежками стало тише. И вообще настала тишина. По улицам скорбным потоком тянулись саночки и тележки с окутанными, как мумии, трупами. Надо было беречь волю и только волю. Организм возжелал сна. Странное дело музыка: лежа в полузабытьи, помню, я додумывал свою «интонацию», вспоминая множество музык, но чтобы остановить в себе прилив сна, я начал сочинять свою музыку, то фиксируя в кратких афоризмах-пьесах впечатления о слышанных по радио сообщениях с фронта, то вслушиваясь в линии хорового голосоведения и наслаждаясь красотой воображаемой звуко-логики партитур. Вдруг несколько кратких «возрождений света вокруг» - и мысль моя осветила мне конец моей книги об интонациях. Записав, я долго не мог прийти в себя от слабости. Опять тьма, опять холод, не помню сколько времени. Сердце уже стало уходить, и вдруг в мозгу возникла музыка, и среди полного отсутствия различия, - живем ли мы днем или ночью, помню, я начал сочинять симфонию «смен времен года» вокруг быта русского крестьянства».



Выдержки из дневников В. Богданова-Березовского:

Вторник, 6 января 1942 года

«…Пульс творческой жизни в Союзе (Союз композиторов. - Ред.) слабеет день ото дня. Слабеет, но не замирает. Многие уже не в состоянии приходить из далеких районов. Трамваи остановились совсем. Немало и лежачих больных, притом больных тяжело. Очень плохи старики - Фомин (приславший трогательное письмо, что в случае смерти завещает нотную библиотеку Союзу), В.Калафати, П.Рукин…»



Суббота, 9 января 1943 года

«…Был у меня Евлахов. Играл «Ночной патруль» на стихи Г.Трифонова - вторую часть вокально-симфонического цикла «Ленинград», задуманного как четырехчастный. Цикл посвящается мне, и я очень тронут этим дружеским товарищеским актом со стороны Ореста…»



Понедельник, 25 января 1943 года

«…В течение последних дней - усиленная работа над партитурой первой части скрипичного концерта, ввиду перспективы его исполнения. По вечерам тревоги с бомбами и стрельбой. Приходил Евлахов. Играли с ним в 4 руки Вторую симфонию и «Остров мертвых» Рахманинова, «Юпитера» Моцарта и «Смерть и просветление» Р. Штрауса…»




Источник: Независимая газета, ежедневная газета



Автор: Марина Гайкович

Дата: 02.02.2014

logoлллл.png

В культуре. Музыка блокады, закрытие кинотеатра "Художественный" и открытие Музея АЗ19-8-2.jpg

Искали и известные произведения композиторов-блокадников, и те, что еще не исполнялись. Фото со страницы Екатерины Мечетиной в социальной сети Facebook


Главное событие минувшей недели – празднование 70-летия освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В понедельник на официальные мероприятия в Санкт-Петербург прибыл Владимир Путин, вечером он посетил Александринский театр, где театр Бориса Эйфмана представил премьеру балета «Реквием». Первый из двух актов поставлен по мотивам одноименной поэмы Анны Ахматовой на музыку Дмитрия Шостаковича, второй – новая версия балета на музыку «Реквиема» Моцарта. Спектакли театра Бориса Эйфмана обычно идут под фонограмму, но не в этот раз: специально для этого представления пригласили оркестр «Виртуозы Москвы» и Владимира Спивакова. 

В этот же день в Санкт-Петербургской филармонии прозвучало самое известное, даже знаковое сочинение военных лет – Седьмая симфония Шостаковича, названная автором «Ленинградская». Жители блокадного города услышали ее. Надеялись ли они в ту страшную, морозную и голодную зиму, что предсказанный Шостаковичем в финале светлый миг победы когда-нибудь настанет? 

Благотворительный концерт «Ленинградцы. 900 дней во имя жизни» прошел в московском Колонном зале Дома союзов в пятницу. Организаторы пригласили на этот вечер блокадников и их семьи. Программа его была посвящена музыке композиторов-блокадников: Валериана Богданова-Березовского, Бориса Асафьева, Василия Калафати и других. Подготовка к этому концерту шла более года, для начала надо было найти сами партитуры – некоторые из них так ни разу и не прозвучали, другие – напротив, исполнялись и даже издавались, но после окончания войны быстро забылись. Специалисты пересмотрели сотни страниц рукописей и нотных изданий в различных архивах и библиотеках Москвы и Санкт-Петербурга. Была найдена авторская рукопись «Героического партизанского марша» Александра Каменского, обнаружены партитуры Юлии Вейсберг, автора популярных в 1920–1940-е годы детских опер и песен. Вместе с сыном она погибла в дни блокады. Архив Василия Калифати нашли в Греции – сын вывез туда все материалы своего отца.  

В концерте приняли участие Госоркестр имени Светланова, хор имени Свешникова, хор Ансамбля песни и пляски имени Локтева, певцы Юрий Лаптев, Злата Булычева и Людмила Дудинова, пианистка Екатерина Мечетина, скрипач Михаил Гантварг. Дирижировал петербуржец Василий Синайский. 

«Работая над этими произведениями, я не устаю поражаться тому, как рука композитора – замерзающая, еле двигающаяся – создавала произведения такой силы и уверенности», — сказал дирижер в интервью РИА Новости. Говоря о самих сочинениях, маэстро отметил, что слово «победа» (хотя многие из них написаны в начале войны) встречается постоянно — «без патетики, без пафоса, а как уверенность в том, что ленинградцев враг не сломит». После московской премьеры проект «Ленинградцы. 900 дней во имя жизни» отправится на гастроли по городам России, завершится тур в Санкт-Петербурге. 

Кинонеделя была отмечена двумя событиями: в среду раздали «Золотых орлов», в четверг на реконструкцию закрылся кинотеатр «Художественный». Победителем кинопремии «Золотой орел» стал фильм «Легенда № 17». Выбор этот в преддверии Олимпиады, конечно, предсказуемый. Кроме главного приза картина Николая Лебедева была удостоена наград за лучшие сценарий, музыку, монтаж и роли второго плана (отмечены Нина Усатова в образе решительной врачихи и Владимир Меньшов в роли партийного функционера-куратора). Второй «эшелон» призов ушел к группе фильма «Географ глобус пропил»: как лучший режиссер отмечен Александр Велединский, а из всех, кто был номинирован в категории «главная роль», первыми стали Константин Хабенский и Елена Лядова, они сыграли супругов Служкиных в картине по известному роману пермского писателя Алексея Иванова. Еще один приз из основной «колоды» – за лучшую операторскую работу – вручили Максиму Осадчему, он стоял за камерой на проекте Федора Бондарчука «Сталинград». 

Старинный кинотеатр «Художественный» в последние дни работы представил зрителям киномарафон лучших лент за 105 лет своей работы, а также первый цветной и первый звуковой российские фильмы и подборку ретролент.

Первый сеанс в кинотеатре, построенном по проекту архитектора Николая Благовещенского, прошел в 1909 году. В 1912–1913 годах здание было перестроено знаменитым Федором Шехтелем: он увеличил количество мест с 400 до 900 и изменил оформление здания.  

На время реставрации коллектив «Художественного» переедет в кинотеатр «Космос», там же пройдут и ставшие традиционными проекты: фестивали «Дебютное кино», «Кинозима», «Большой фестиваль мультфильмов» и другие. Открытие обновленного кинотеатра запланировано на середину 2015 года.

В области изобразительного искусства главные события пришлись на начало недели. В Новом Манеже открылась выставка работ Анатолия Зверева, и этот показ, надеемся, будет своеобразной генеральной репетицией перед открытием Музея АЗ на 2-й Тверской-Ямской. Вещи на нынешней выставке – дар дочери коллекционера Георгия Костаки Алики будущему музею. Гендиректор Музея АЗ Наталия Опалева и арт-директор Полина Лобачевская надеются, что откроется он в конце нынешнего года. После открытия зверевской экспозиции можно было отправиться на Винзавод в Культурный альянс Марата Гельмана, там открыли выставку Александра, Ольги и Екатерины Флоренских. Но главное, что не прошло и двух лет с того момента, как в 2012-м Марат Гельман, Айдан Салахова и Елена Селина объявили о переформатировании своих галерей из-за неблагоприятных для рынка условий. У Селиной видимых изменений не произошло (кроме возобновления давнишнего проекта XL Projects, где показывают необязательно тех авторов, с которыми работает Селина как галеристка). Салахова и Гельман перешли на некоммерческие рельсы, но вот официально объявлено, что у Гельмана «галерея снова начинает работать как коммерческая». Получается, кроме Айдан Салаховой, которая превратила свое галерейное пространство в Студию, где показывает работы учеников, все остальные остались на прежних позициях.



Источник: Московские Новости, ежедневная газета
Автор: Инна Логунова

Дата: 27.01.2014

песни жизни, звуки слез - культура - московские новости 2014-01-27 12-57-36.png

Песни жизни, звуки слез

В Москве исполнят неизвестную музыку блокадного Ленинграда
Дмитрий Шостакович в составе пожарной команды на крыше Ленинградской консерватории, 1941 год368365726.jpg

© Пресс-служба фонда «Классика»

27 января исполняется 70 лет освобождения Ленинграда от фашисткой блокады. Страшные 900 дней, когда жизнь была наполнена ежедневной смертью или ее ожиданием. Но также — музыкой, звучавшей по Ленинградскому радио, в филармонии и театрах, заводах и призывных пунктах. 31 января в Москве в Колонном зале Дома союзов прозвучит неизвестная или малоизвестная музыка композиторов блокадного Ленинграда. Большинство сочинений в программе концерта «Ленинградцы. 900 дней во имя жизни» лишь недавно были обнаружены в архивах и будут исполнены впервые.

Музыкальным символом блокады стала Седьмая симфония Дмитрия Шостаковича, но в это время в городе работали и другие выдающиеся композиторы — благодаря им музыкальная жизнь в Ленинграде продолжалась. Благодаря этой работе продолжалась и их собственная жизнь — хотя у многих над нотными листами она и оборвалась. Часть партитур была утеряна во время войны, а большинство уцелевших произведений оказались забыты. Поиск этих сочинений, развеянных по российским и зарубежным архивам, инициировал фонд поддержки социальных и культурных программ «Классика».

31 января в исполнении Светлановского оркестра (дирижирует Василий Синайский), хора Свешникова и солистов Мариинского театра и Московской филармонии прозвучит музыка Дмитрия Шостаковича, Валериана Богданова-Березовского, Александра Каменского, Бориса Асафьева, Валерия Желобинского, Юрия Кочурова, Юлии Вейсберг, Бориса Гольца, Ореста Евлахова, Николая Мясковского и Василия Калафати. Музыку будет сопровождать кинохроника, архивные фотографии, фрагменты передач Ленинградского радио тех лет, проза, поэзия, отрывки из дневников.

Страницы дневника Валериана Богданова-Березовского, возглавлявшего во время войны Ленинградское отделение Союза советских композиторов, хранят «ощущение ужаса жизни», отчаяние от голода, физической слабости и боязни смерти. И наряду с этим: «страшно счастлив» — запись о получении от писательницы Веры Кетлинской текста первых трех сцен либретто оперы «Ленинградцы». Немногим позже он назовет ее «запекшейся кровью событий». На концерте состоится мировая премьера никогда ранее не исполнявшихся фрагментов оперы, а также концерт для скрипки с оркестром, написанный композитором в 1941-1943 годах.

От 700 тыс. до 1,5 млн человек по разным данным погибли за время блокады

Ноябрь-декабрь 1941 года. Жизнь в городе практически остановилась, хлебная норма — наименьшая. В это время Борис Асафьев создает цикл из десяти духовных хоров на православные и один латинский текст, ставший одним из первых обращений к православной тематике в Советской России. Другой цикл — «Песни печали и слез» — рождается как серия музыкальных откликов на сводки с фронтов.

Позже в своих воспоминаниях Асафьев напишет: «…тогда решили побольше лежать, чтобы сохранить тепло в себе и обходиться без лишнего света. Лежа во тьме, я пробовал сочинять музыку, применяя мои опыты слагания тем-интонаций в живые формы устной музыки. Приходили тексты с фронта, рос спрос на песни… Творчество отвлекало от тяжких ощущений слабеющего организма <...>

Странное дело музыка: лежа полузабытьи, я додумывал свою «интонацию», вспоминая множество музык, но чтобы остановить в себе прилив сна, я начал сочинять свою музыку, то фиксируя в кратких афоризмах-пьесах впечатления о слышанных по радио сообщениях с фронта, то вслушиваясь в линии хорового голосоведения и наслаждаясь красотой воображаемой звукологики партитур. Вдруг несколько кратких «возрождений света вокруг» — и мысль моя осветила мне конец моей книги об интонациях. Записав, я долго не мог прийти в себя от слабости. Опять тьма, опять холод, не помню сколько времени. Сердце уже стало уходить, и вдруг в мозгу возникла музыка…».

Александр Каменский в Театре драмы им. Пушкина, куда из промерзших квартир свозили творческую интеллигенцию368365883.jpg

© Пресс-служба фонда «Классика»

«В комнате, откуда шла передача, топилась железная печурка. Тепла она давала мало, но едко дымила, исторгая из утомленных глаз потоки слез, — вспоминает жена пианиста-виртуоза и композитора Александра Каменского. — Сотрудники радио работали в ватниках и теплых шапках. Отогреть клавиши рояля было невозможно. Каменский грел руки над печуркой, затем сбрасывал пальто и садился к роялю». Он был единственным в блокадном Ленинграде концертирующим пианистом, который провел в городе все 900 дней, в течение которых он дал около 600 концертов — под обстрелами и бомбежками, в промерзших залах и полуразрушенных помещениях. Для понимания, чего это стоило: в январе 1942-го, когда по радио давали «Снегурочку» (под рояль — потому что оркестр уже не мог играть), участники хора пели, обвисая на «грабельках» — Т-образных деревяшках, которые поддерживали их в ослабевшие тела. Во время блокады Каменский также писал небольшие фортепианные и вокальные сочинения, предназначенные в основном для воинской самодеятельности. В мирное время его «Героический партизанский марш» прозвучит впервые.

Музыка, искусство в блокадном городе были фактом выживания. Особенно остро ленинградцы почувствовали это весной 1942-го. Если в декабре залы пустовали, то уже в марте, когда возобновил работу Театр музыкальной комедии, публика приходила на спектакли по два раза в день. А 9 августа весь город наполнился звуками Седьмой симфонии Шостаковича, которая транслировалась по радио и громкоговорителям городской сети. Ольга Берггольц назвала его «Днем Победы cреди войны». Шел 355-й день ленинградской блокады.



Источник: Вечерняя Москва, газета

Автор: Иван Носатов

Дата: 01.02.2014

logoxfjfj.png

Сергей Собянин посетил благотворительный концерт «Ленинградцы. 900 дней во имя жизни»


Мэр Москвы Сергей Собянин посетил концерт, в котором участвовали народные артисты России Ю.Лаптев, М.Гантварг, дирижёр В.Синайский, Государственный академический русский хор им. Свешникова, Государственный академический симфонический оркестр России им. Светланова, хор Ансамбля песни и пляски им. Локтева, солистка Московской филармонии Е.Мечетина, солисты Мариинского театра З.Булычева и Л.Дудинова.

На вечере звучали произведения советских композиторов: В.Богданова-Березовского, В.Калафати, Б.Асафьева и многих других.

В честь 70-летия снятия блокады Ленинграда слушателям концерта вручили книгу "Дети блокадного Ленинграда".

Концерт-спектакль "Ленинградцы. 900 дней во имя жизни" пройдет в центрах федеральных округов России и завершится финальным выступлением в Санкт-Петербурге.

МНЕНИЕ


Бесконечное эхо блокады

Колонка нашего обозревателя Ольги Ккзьминой

Моя прабабушка Антонина Константиновна дожила почти до ста лет. За месяц до смерти она попросила свозить ее в родной Ленинград — попрощаться. И оттуда уже не вернулась.

Прожив большую часть жизни в Москве, она все равно была питерской — говорила "парадное", хлеб называла булкой. И никогда не говорила о блокаде. Не могла.

Классе в четвертом я пристала к ней — надо было написать патриотическое сочинение о блокаде. Дело было на даче — в Крюкове, под которым погибли панфиловцы. Летний вечер был теплым и мягким, как ее кофта. Перед ужином мы сидели на крыльце, я прислонилась к ее тонкой руке и ждала рассказа. Но когда она начала говорить, захотелось убежать — чтобы спрятаться, скрыться от этого ужаса. Она говорила тихо, почти спокойно — о том, про что тогда, в 1980-е, мы знали крайне мало. И я цепенела от услышанного.

А потом повела меня в дом. Оторвала снизу от бревенчатой стены кусок старых обоев, порвала на кусочки, залила водой. Сварила клейстер и заставила съесть. Вместо ужина. Полную тарелку. Живот болел страшно, я опухла от слез, давилась кошмарной баландой и судорожно глотала ее, боясь бабушкиного хмурого взгляда. И именно с тех пор слово "блокада" кажется мне чудовищным, имеет чудовищный едкий вкус. А когда я его слышу, мне становится холодно. Но это — ощущения. Не возникло главного — понимания, как они смогли пережить это.сергей собянин посетил благотворительный концерт «ленинградцы. 900 дней во имя жизни»|escape



Источник: Труд, ежедневная газета
Автор: Сергей Бирюков

Дата: 24.01.2014

слушай, ленинград, я тебе спою... - газета труд 2014-01-24 12-59-23.png

Слушай, Ленинград, я тебе спою...

b_e592c68748f7208d050f0ef4e0110a35.jpg

Из небытия вернулась музыка, написанная блокадными композиторами

27 января исполнится 70 лет со дня снятия блокады Ленинграда. К этой дате в Москве пройдет концерт во всех смыслах исторический. Прозвучат произведения, написанные композиторами блокадного города. Многие из тех забытых авторов не пережили «сороковые роковые». Как минимум для четырех из мелодий это вообще мировая премьера. И за каждой — потрясающая человеческая история.

«Блокадный» концерт прозвучит 31 января в московском Колонном зале. Поразительно открытие такого большого и ранее не известного массива музыки. Поразительно и то, что за все послевоенные десятилетия, вплоть до последних месяцев, на эти ноты, хранившиеся в петербургских архивах, не было подано ни единого запроса. Если бы не инициатива фонда «Классика», в первую очередь зампредседателя его попечительского совета, петербургского оперного певца Юрия Лаптева, блокадной музыке, похоже, суждено было молчать еще долго.

Блокада — уникальная глава Великой Отечественной не только по масштабу трагедии, но и по масштабу замалчивания тех событий. У советских руководителей не находилось убедительных ответов на вопросы, терзавшие каждого, кто хоть краем прикоснулся к страшным испытаниям. А тут еще рядом вставали тени из «ленинградского дела», разгром партийной верхушки, печально знаменитые постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», гонения на Ахматову и Зощенко: И подвиг композиторов блокадного Ленинграда остался в тени. Это не коснулось великой Седьмой симфонии Шостаковича, законченной уже в эвакуации и впервые исполненной в Куйбышеве 5 марта 1942 года силами эвакуированного Большого театра. Но большинство композиторов Ленинграда оставались в нем все 900 блокадных дней. И, что поразительно, продолжали писать музыку.

— Сперва военные тяготы были восприняты бодро, — говорит один из инициаторов проекта композитор Алексей Рыбников. — В октябре 1941-го начали работу консерватория и музыкальное училище, филармония, цирк: Но уже в ноябре-декабре люди стали умирать, концерты и спектакли прекратились.

— 1 января 1942 года по радио давали фрагменты «Снегурочки» Чайковского, — продолжает музыкальный руководитель концерта-спектакля в Колонном зале, дирижер Евгений Волков. — От слабости некоторые певцы опирались на «грабельки» (деревяшка буквой «Т»). Люди, не имея сил стоять, обвисали на ней и пели. Оркестр не мог играть — еще в конце декабря оркестранты пытались репетировать, о чем есть свидетельства в дневнике Валериана Богданова-Березовского, возглавлявшего Союз композиторов, но у духовиков не хватало сил держать дыхание. И новогодняя «Снегурочка» шла под рояль. А вот хор пел...

Перед нами программа грядущего концерта. Бориса Асафьева мы знаем прежде всего как автора балетов — его «Бахчисарайский фонтан» и «Пламя Парижа» до сих пор идут на российской сцене. Он же и крупнейший музыковед, один из организаторов Союза советских композиторов. А в юности его окружала другая музыка — духовная. И вот в ноябре-декабре 1941-го, когда жизнь в городе почти остановилась, а хлебная норма дошла до 125 граммов в день, именно тогда Асафьев создает цикл из 10 духовных хоров. Среди них одна латинская молитва «Ave Maria», остальные — православные. Во всей послереволюционной русской музыке это одно из первых обращений к религиозной теме. Причем рукопись, изданная тогда же на стеклографе, выдержана в старой орфографии, а слово «Бог» пишется с большой буквы — и это пропускают, издают!

Еще мы услышим фортепианные прелюдии Асафьева «Песни печали и слез». Это музыкальный дневник. Можно себе представить: Борис Владимирович лежит в гримерной Александринского театра (туда, хоть в какое-то тепло, свозили интеллигенцию Ленинграда из леденеющих квартир), слушает сводки радио о том, что немцы подступают к Москве, и пишет эти скорбные пьесы...

— Эти циклы остались неизвестными, — делится Евгений Волков. — Духовные хоры мне удалось найти в ЦГАЛИ Санкт-Петербурга. Асафьев потом старался их даже не упоминать. Хотя он вернулся к вере. Музыковед Ольга Павловна Ламм в воспоминаниях пишет, что накануне кончины в 1949-м Борис Владимирович призвал священника, уйдя из жизни с исповедью и причастием, — в те годы это был поступок.

Валериан Богданов-Березовский знаменит как автор музыкально-исторических, балетоведческих трудов. Однако его блокадная опера-дневник «Ленинградцы» только сейчас приходит к слушателю. Писалась она с весны 1942 года на либретто поэтессы Веры Кетлинской. Поначалу называлась «Сила войны», ее сюжет черпался из сводок с фронта.

— Долго нельзя было понять, как опера кончится, — рассказывает Волков. — В дневнике Богданов-Березовский сообщает, что пишет финал для девяти солистов с хором. Следов этой музыки нет. Мы с коллегами нашли партитуру в Институте истории искусств на Исаакиевской площади и клавир в Доме радио, из которых видно: в 1965 году, когда стала ослабевать «блокада вокруг блокады», композитора попросили привести оперу в законченный вид. И он это сделал, назвав «В городе Ленина». Мы же исполняем те фрагменты, про которые точно известно, что они написаны во время войны: сцена ухода ополченцев на фронт, монолог матери умирающего ребенка... Это прекрасная музыка, которую ожидает в полном смысле мировая премьера, потому что в 1965-м, как и в войну, ее не довели до исполнения.

Что уж говорить про истории композиторов, до Победы не доживших. Таких как невестка Римского-Корсакова, создатель жанра детской оперы в СССР Юлия Вейсберг. Или автор популярных песен Борис Гольц, умерший от голода в 29 лет: Из их ряда — Василий Калафати, крымский грек, приехавший в Петербург, окончивший у Римского-Корсакова консерваторию и затем в ней же учивший Стравинского, Шостаковича, знаменитого дирижера Илью Мусина (а последний был учителем Темирканова, Гергиева и даже нынешнего главного дирижера Большого театра Тугана Сохиева — вот как далеко, прямо к нам, тянется эта ниточка!). Кстати, именно Калафати в ноябре 1941 года написал марш «Звезды Кремля», победил с ним на конкурсе, но до исполнения не дожил. Символично, что этим маршем будет завершаться концерт 31 января.

По свидетельству участницы проекта архивистки Тамары Сквирской, объем найденных в хранилищах материалов далеко превзошел рамки одного концерта. Когда прозвучат другие находки? И будут ли продолжатели у Госоркестра, Госхора имени Свешникова, хора Сретенского монастыря, дирижера Василия Синайского, солистки Мариинского театра Златы Булычевой, пианистки Екатерины Мечетиной и других прекрасных музыкантов, поддержавших нынешний проект? Очень хочется в это верить!



следующая страница >>