Варшавская Е. Я. (Ниу вшэ, г. Москва) - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
А. В. Марей, к ю. н., доц. Ниу вшэ (Москва) 1 12.88kb.
Влияние экономического кризиса на федеративные отношения в России 1 129kb.
Программа «Фонд образовательных инноваций ниу вшэ» 1 17.27kb.
Секция A. Макроэкономика и экономический рост 1 Секция C. Статистика 3 7 746.41kb.
Программа конференции 19 апреля ( М. Трехсвятительский, д. 8/2 ) 1 45.6kb.
Ii всероссийская научно-практическая конференция Университетского... 1 65.62kb.
Программа повышения конкурентоспособности национального исследовательского... 9 1149.48kb.
Отчет кафедры цивилизационного развития Востока Отделения востоковедения... 1 58.58kb.
Программа зимней школы ниу-вшэ 2012 Факультета медиакоммуникаций... 1 45.36kb.
Отчет кафедры цивилизационного развития Востока Отделения востоковедения... 1 87.01kb.
Г., ниу вшэ семантическая трансформация: причины и типология 1 64.51kb.
Гуо «сш №4 г. Волковыска» Учениц 11 «Б» класса Самалюк Александры... 1 180.09kb.
- 4 1234.94kb.
Варшавская Е. Я. (Ниу вшэ, г. Москва) - страница №1/1

Варшавская Е.Я. (НИУ ВШЭ, г.Москва)

Донова И.В. (КемГУ, г.Кемерово)

Неформальная занятость по найму: масштабы и характеристики

Данная работа посвящена одной из составляющей современной неформальной занятости – неформальной занятости наемных работников. Наше понимание неформального найма лежит в рамках так называемого «легалистского» подхода. В этом случае неформальная занятость определяется с точки зрения того, в какой мере фирмы или индивидуумы следуют установленным формальным правилам и законодательным нормам, касающимся использования и оплаты труда [5]. Другими словами, классификация рабочих мест (на формальные или неформальные) зависит от степени их подчинения действующему режиму регулирования [2; 3]. Ключевым признаком неформальности найма является отсутствие формального (письменного) контракта, в котором констатируется факт наличия трудовых отношений между конкретным работником и работодателем. При этом контракт понимается расширительно и может существовать в различных, предусмотренных законом формах – трудовой договор (срочный или бессрочный), гражданско-правовой договор, запись в трудовой книжке, приказ о приеме на работу на основании личного заявления работника. Таким образом, неформальный наем – это занятость, при которой наличие фактических отношений найма не задокументировано работодателем1.

С точки зрения секторальной принадлежности предприятий, на которых заняты неформальные работники, последних можно разбить на две группы: 1) неформальные наемные работники формальных предприятий; 2) неформальные наемные работники неформальных предприятий и домохозяйств. Объектом нашего исследования выступают работники, относящиеся к первой группе, т.е. наемные работники, занятые неофициально на предприятиях формального сектора. Наш выбор определяется тем, что неформальная занятость в корпоративном секторе экономики незаслуженно обойдена вниманием российских исследователей, основная часть работ которых посвящена анализу занятости в неформальном секторе [1].

Эмпирической основой работы являются данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РЭМЗ-ВШЭ)2 за 1998-2011 гг.

Цель работы состоит в уточнении представлений о масштабах и характеристиках неформальной занятости по найму в формальном секторе, когда она выступает в качестве основного места работы. Опираясь на данные РЭМЗ, мы попытаемся:


  • оценить масштаб и динамику незарегистрированной занятости по найму на российском рынке труда;

  • выявить социально-демографические особенности неформально нанятых работников;

  • описать характеристики рабочих мест, представленных в данном сегменте рынка труда;

  • оценить устойчивость неформальной занятости по найму.

Поскольку задачи, поставленные в данной работе, являются преимущественно описательными, то для их решения мы ограничимся статистическими методами анализа данных.

Назовем основные результаты анализа, проиллюстрировав их некоторыми данными3.



  1. Неформальная занятость по найму представляет относительно небольшой, но устойчиво воспроизводящийся сегмент российского рынка труда.

Доля неформально нанятых на предприятиях и в организациях на протяжении первой половины 2000-х гг. демонстрировала устойчивый рост, увеличившись с 2,2% до 7,3% работников корпоративного сектора. Следует обратить внимание, что отмеченная тенденция проявилась на фоне экономического роста и провозглашенной борьбы государства «за жизнь по закону и правилам»4. Во второй половине 2000-х гг. рост доли работающих по устной договоренности в корпоративном секторе прекратился, и она стабилизировалась на отметке 5,5-6,0%. По нашему мнению, оценки РЭМЗ обозначают нижнюю границу неформальной занятости по найму, поскольку массовые социологические опросы с трудом «схватывают» различные маргинальные группы, среди которых анализируемый вид занятости, очевидно, широко распространен (например, трудовых мигрантов). Таким образом, как минимум 6,0-7,0% работников предприятий и организаций не имеют оформленных трудовых отношений.

  1. Социально-демографический профиль неформальных нанятых работников сдвинут в сторону мужчин, более молодых и менее образованных групп.

«Неформалы» на 60 % состоят из мужчин, в то же время гендерная структура формально трудоустроенных на предприятиях смещена в сторону женской занятости (57%).

Максимальная вовлеченность в неформальный наем характерна для самой младшей возрастной группы и достигает у 15-19-летних работников 20-25%. Уровень неформального найма минимален у работников 40-49 лет и 50-59 лет (обычно он не превышает 5%), что скорее всего связано с их стремлением «узаконить» свои трудовые отношения перед выходом на пенсию. В целом возрастная структура неформальных наемных работников смещена в сторону лиц молодых возрастов (15-29 лет), что существенно отличает её от возрастной структуры формальных работников. Именно молодые работники готовы жертвовать неясными и далекими перспективами приобретения пенсионных прав в рамках формальной занятости, а также правами на другие социальные услуги государства в обмен на относительно высокую заработную плату, которую обеспечивает им неформальная занятость.

Отсутствие профессионального образования повышает вовлеченность в неоформленный найм. Уровень участия в неформальном найме среди работников с образованием не выше среднего общего составляет 8-10%, среди имеющих среднее профессиональное образование – 4-5%, среди обладателей высшего профессионального образования – 2-3%. Образовательные профили работников, имеющих оформленные и неоформленные трудовые отношения, существенно отличаются. В первой группе преобладают лица, имеющие третичное образование, в то время как во второй большинство составляют работники, не получившие профессионального образования. Так, около 60% неформалов имеют образование не выше общего среднего и лишь 16% - высшее профессиональное, в то время как среди формально нанятых таковых 40% и 32% соответственно.


  1. Неформальная занятость по найму сконцентрирована в сегменте низкоквалифицированных рабочих мест и имеет выраженную отраслевую специфику.

Квалификационные требования к рабочим местам, на которых заняты «неформалы», крайне низки вообще и особенно в сравнении с контрактными работниками: практически половина «неформалов» указала, что выполняемая работа не требует никакого специального профессионального образования (эта более чем в два раза больше, чем среди имеющих оформленный наем), необходимость среднего и высшего образования отметили только 11% (среди формально нанятых – 47%). Субъективные самооценки в основном подтверждаются распределением бесконтрактных работников по профессионально-должностным группам: четверть «неформалов» являются неквалифицированными рабочими, каждый пятый – работником сферы обслуживания или квалифицированным рабочим.

Около 40% неформально нанятых работников заняты в торговле, каждый пятый – в строительстве.

Распределение неформально нанятых работников по профессионально-должностным и отраслевым группам оставалось практически неизменным в течение 1998-2011 гг. Это является дополнительным аргументом, подтверждающим наш вывод о формировании определенного сегмента низкоквалифицированных рабочих мест, в первую очередь в торговле и строительстве, не предполагающих оформления трудовых отношений. Именно эти сферы сталкиваются с существенными колебаниями спроса и нуждаются в гибком регулировании численности занятых, механизмом которого и выступает работа по устной договоренности.


  1. Неформально нанятые работники – это «оштрафованная» группа, в первую очередь по предоставлению социальных льгот, гарантированных ТК, но не по оплате труда, особенно низкоквалифицированного.

По социальным льготам, предоставление которых гарантируется трудовым законодательством (оплата очередных отпусков, больничных листов, отпусков по беременности и родам, по уходу за ребёнком), неофициально трудоустроенные «вчистую» проигрывают формально занятым – разрыв в доле утвердительных ответов об их наличии составляет около 70 п.п. По социальным льготам и выплатам, предоставление которых не является обязанностью работодателя, картина уже не столь контрастна: они недоступны для подавляющего большинства занятых и по официальному договору, и по устной договоренности.

Что касается размера заработной платы, то различия между группами формально и неформально трудоустроенных выявлены не были (при контроле отрасли и профессионально-должностной группы).



  1. Для неформально нанятых работников характерно нецелевое использование и недоиспользование человеческого капитала (даже на «фоне» их относительно невысокого образовательного уровня).

Для 68% неформально трудоустроенных, имеющих профессиональное образование, их основная работа не имеет ничего общего с полученной ими специальностью (среди «контрактников» таких около 40%). Отвечая на вопрос о том, в какой мере нынешняя работа соответствует тому уровню образования, который был получен в учебном учреждении, 40% неформально нанятых работников считают, что их уровень образования выше, чем требуется (у официально трудоустроенных эта доля не превышает 25%).

  1. Неформальный наем для большинства работников – это временное состояние, а не безвыходное и безысходное гетто.

Анализ межстатусных переходов на рынке труда показал, что более чем для 60% неформально занятых по найму на предприятиях и в организациях это временное состояние, ограничивающееся не более чем одним годом. Однако пятая часть занятых по устной договоренности работает таким образом как минимум три года, что говорит о дифференциации и сегментации внутри этой группы.

Наибольший отток с неформальных рабочих мест в формальном секторе происходит на официальные рабочие места в том же секторе. Лидерами среди «поставщиков» на неформальные рабочие места в формальном секторе выступают безработные, а также занятые в неформальном секторе5.

Литература:

1. Гимпельсон В., Зудина А. «Неформалы» в российской экономике: сколько их и кто они? // Вопросы экономики. – 2011. – №10.

2. Gasparini L., Tornarolli L. Labor Informality in Latin America and the Caribbean: Patterns and Trends from Household Survey Microdata. World Bank, Washington, DC, 2006.

3. Kanbur R. Conceptualising Informality: Regulation and Enforcement. IZA Discussion Paper No. 4186. May 2009.

4. Portes A. The Informal Economy and Its Paradoxes // The Handbook of Economic Sociology / N.Smelser, R.Swedberg (eds.). Princeton: Princeton University Press, 1994.

5. Saavedra J., Chong A. Structural reform, institutions and earnings: Evidence from the formal and informal sectors in urban Peru // Journal of Development Studies. 1999. 35 (4). P. 95–116.



1 Далее мы будем использовать выражения «неформальный наём», «работа по устной договоренности», «незарегистрированная занятость по найму», «бесконтрактный наём», «неоформленная работа» как синонимичные.

2 Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ-ВШЭ (RLMS-HSE) проводится Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» и ЗАО «Демоскоп» при участии Центра народонаселения Университета Северной Каролины в Чапел Хилле и Института социологии РАН. (Сайты обследования RLMS-HSE: http://www.hse.ru/rlms, http://www.cpc.unc.edu/projects/rlms).

3 Для иллюстрации выводов (там, где это не оговорено особо) использованы результаты РЭМЗ-ВШЭ за 2010 год.

4 Возможное усиление деформализации в условиях борьбы за формализацию описано А.Портеcом [4]

5 Речь, разумеется, идет не об абсолютной численности, а об их доле в численности соответствующей группы-«поставщика».