Урок 1 Тема: М. А. Шолохов. Штрихи биографии великого писателя. Художественная концепция гражданской войны в «Донских рассказах» М. - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Проверочная работа по творчеству М. Шолохова Даты жизни и смерти М. 1 29.27kb.
Вопросы викторины, посвященной биографии и творчеству М. Ю. 1 13.8kb.
Севастополь в судьбе великого писателя 1 103.87kb.
«Русская интеллигенция в изображении Чехова. Трагизм обыденной жизни. 1 41.47kb.
Тема революции и гражданской войны в творчестве писателей ХХ века А. 1 23.54kb.
Урок музыкальной литературы в 5-м классе. Тема урока: И. С. 1 81.84kb.
Урок музыки в 7 классе. Тема урока: Музыкальный образ войны 1 45.29kb.
А. Б. Павлов-арбенин штрихи к творческой биографии К. Р. – поэта... 1 145.01kb.
Время урока 45 минут Презентация выполнена в Power Point Тема урока... 1 168.86kb.
Лекция 10. Тема. Гражданская война и иностранная интервенция в Советской... 1 91.29kb.
1. 3 Окончание периода Реконструкции. Правление У. Гранта 4 Политика Р. 2 438.21kb.
Программа история России. XX – начало XXI века. 9 класс (47 ч) 2 505.66kb.
- 4 1234.94kb.
Урок 1 Тема: М. А. Шолохов. Штрихи биографии великого писателя. Художественная концепция - страница №1/1

 Урок 1

 

Тема: М.А. Шолохов. Штрихи биографии великого писателя. Художественная концепция гражданской войны в «Донских рассказах» М.А. Шолохова.



 

Цель: показать могучий талант писателя и трагическую личность, жизнь которой не была легкой, путь не был усеян только розами, увидеть Шолохова глазами тех, кто встречался с ним, уметь отстраниться от времени Шолохова и посмотреть на него глазами современника; показать в донском цикле рассказов Шолохова то, что писатель сумел  уже в том цикле представить преступность гражданской войны, её губительные последствия как для судьбы «тихого Дона», так и для России в целом.

 

Эпиграфы:



                                                                       Милая, светлая Родина! Вся наша безграничная сыновья любовь – тебе, все наши помыслы – с тобой!

М.А.Шолохов

 

 

                                                           История не терпит суесловья,



                                                          Трудна её народная стезя,

                                                           Её страницы, залитые кровью,

                                                           Нельзя любить бездумною любовью

                                                           И не любить без памяти нельзя.                                                              

 

                                                                                                             Я.Смеляков



 

                                                           А я стою один меж них,

                                                           В ревущем пламени и дыме

                                                           И всеми силами своими

                                                           Молюсь за тех и за других.

                                                                                                      М.Волошин

 

Оборудование:



1.Выставка произведений Шолохова с названием «Гений России».

2. Газета, посвященная творчеству Шолохова.

3. Опорная схема с произведениями Шолохова.

 

                                                    Ход урока.



 

1.    Звучит песня о Доне из произведения М.А. Шолохова «Тихий Дон». На фоне песни слово учителя.

 

     Донская степь… Она  оставалась в своём первозданном виде лишь в балках, буераках, на каменистых буграх и увалах. Молчаливые свидетели минувших веков – сторожевые и могильные курганы, едва приметные среди бескрайних полей. Их немало, курганов, сохранились до наших дней.



      Если взойти на один из таких курганов, перед глазами далеко открывается неоглядная ширь Обдонья. Пойменные леса. Меловые, иссеченные промоинами бугры с редкими деревцами диких яблонь и груш, кустами боярышниками. Мертвые плеснины песков. И могучий взвив реки, синим лезвием рассекающий аквамариновую зелень поймы. 

      В вышине, в ослепительной солнечной сини, пластает коршун, зорко вглядываясь и примечая самые малые движения в своей степной вотчине…

      Шолоховская степь…

      Одухотворенная гением художника, древняя казачья земля открыла миру кладези невиданной красоты. Словно столетиями томилась здесь сокрытая от человеческого глаза поэзия. И впервые со времен «Слова о полку Игореве» страстным голосом нового певца разбужена степь. Она задышала широко и вольно, с исполинским размахом, изумляя величием красоты.

      С древних времен на берегах Дона кипела жизнь. Беглые, разоренные нуждой мужики Рязанщины, Орловщины,  Брянщины, зипунные рыцари –отчаявшийся в поисках лучшей доли люд стекался на вольные донские берега. Здесь создавался свой уклад, свои суровые законы жизни, складывался самобытный язык.

      Дон был южным рубежом русской земли. На протяжении столетий здесь лилась людская кровь – сила сходилась с силой, и донцы первыми преграждали путь многочисленным племенам и народам южных степей. Немало бед и страданий выпало вольным сынам Дона от царской десницы. Донские берега не раз озарялись пламенем крестьянских войн и восстаний.

      Именно здесь на Дону, в казацкой вольнице родился великий писатель, гений России – М.А. Шолохов. Сегодняшний наш урок направлен на то, что познакомить вас со страницами биографии замечательного человека, судьба которого складывалась трудно, путь которого довольно часто был усеян не розами, а шипами от роз. На уроке мы постараемся увидеть, что же направляло Шолохова, руководило им в жизни, как формировался будущий писатель, как стремился отразить правду жизни в своих гениальных творениях. А все его работы проникнуты великой любовью к Родине.

 

Звучит эпиграф (первый).



 

Ученик. (Автобиография 1934 г, с 5-6)

        Михаил Александрович родился 24 мая 1905 года в большом степном хуторе Кружилином Вешенской станицы, бывшей Области войска Донского. Его дед по отцовской линии Михаил Михайлович подростком приехал из города Зарайска Рязанской области на Дон, в Вешенскую. Определился по найму приказчиком в лавке купца Мохова, женился на его дочери Марии Васильевне. Вторым их сыном был Александр, будущий отец писателя.

         Когда он стал взрослым, то отделился от отца, переехал в хутор Кружилин – за 20 верст от Вешенской. Предприимчивостью Александр походил на родителя. То становился коробейником – разъезжал на повозке по окружным местам, продавал мелкие товары жителям, то «шибаем» - скупщиком скота. Сеял хлеб на арендованной земле. Работал управляющим на паровой мельнице.

Учитель.

         Родословная М.Шолохова уходит в даль веков и теряется в дымке легенд и полудостоверных сказаний. Предки М.А. Шолохова были уроженцами Зарайского уезда Воронежской губернии – древней земли русской, от которой торилась тропинка к Дону.

         За грозными стенами Зарайского кремля расположились слободы. Здесь жили служители культа и хорошо обученные военному делу люди, несшие «службу государеву» - стрельцы, пушкари и их семьи. На территории Зарайского кремля в Пушкарской слободе, как  свидетельствуют архивные документы, жили Шолоховы. Первое упоминание о них относится к 1715 году.

 

Ученица



         Род пушкарей Шолоховых пополнился купцами, прасолами, бедными мещанами, средней руки предпринимателями. Разбрелись по земле русской потомки доблестных пушкарей, среди которых и были ратоборцы и горькие неудачники, и умельцы, и буйные головы, и талантливые мечтатели. Прадед писателя Михаил Иванович метался в поисках заработка. Так он попал на Дон, а вскоре переехал сюда с женой и сыновьями - Николаем и Александром. Поселился дед писателя на хуторе Кружилине, здесь же открыл торговую лавку, в которой поставил приказчиком сына Александра. Первое упоминание о Шолоховых в документах Вешенской станицы относится к 1890 году.

         Александр  Михайлович был иногородним. Это не могло не сказаться на его социальном положении, хотя он пользовался у местных казаков уважением за образованность, смышленность и добрый юмор. Он был эрудированным человеком, много читал, увлекался философией, любил художественную литературу.

         А что известно о матери Шолохова? «Мать-полуказачка, полукрестьянка. Грамоте выучилась, когда отец отвез меня в гимназию, для того, чтобы, не прибегая к помощи отца, самостоятельно писать мне письма».

          М.А. Шолохов всегда гордился тем, что родился, вырос  и жил на Дону, среди казачества, из недр которого вышел легендарный Степан Разин, любимец всего славянского мира. История донского казачества насчитывает пять веков. Вольнолюбивый дух, неприязнь ко всякому принуждению породили  своеобразное устройство казачьих станиц: выборность гражданских и военных руководителей, отсутствие строгой централизации и государственности. Правда, социальное неравенство вскоре развилось и среди казачьего населения. Донские казаки сыграли выдающуюся роль в грандиозных крестьянских войнахXVII века, связанных с именами Ивана Болотникова и Степана Разина, а также казачье-крестьянским восстанием под предводительством Кондратия Булавина в начале XVIII века. Начиная с XVII века казачество становится социальным сословием – служилым земледельческим населением, которому вменяется обязанность нести регулярную воинскую службу. Но за это оно получает определенное жалованье, снабжается продовольствием, вооружением.

 

 

Ученица



            Все духовно просветленное, интеллектуальное, высокое – это от отца, это его влияние. Александр Михайлович был отзывчивым, скромным, застенчивым, а еще острослов, умница и книгочей. Именно таким его знали и уважали во всей округе. Он хорошо разбирался в философии и любил русскую классическую литературу. В доме Александра Михайловича была хорошо подобранная библиотека, свежие газеты и журналы. Есть все основания утверждать, что тяга к знаниям, любовь к искусству, интерес к людям, то есть духовный мир писателя, формировался исключительно под влиянием отца.

          Уже в 12 лет Михаил рассуждал на философские темы. А вскоре «философские разговоры»  переросли в жаркие споры, и нередко побежденный отец примирительно говорил сыну: «Ох, Мишка, диалектика тебя заела!» Александр Михайлович даже прозвище сыну дал – Спиноза. Когда тот начинал с ним спорить, улыбаясь, говорил: «Ну-с, Спиноза, что ты скажешь по этому поводу?» В довоенной библиотеке  Михаила Шолохова были собрания сочинений Канта, Шопенгауэра, Ницше, Спинозы (приложения к журналу «Нива»), а книги Гегеля – в коленкоровом переплете с золотым тиснением.

            Миша Шолохов научился читать с пяти лет и всю жизнь не обходился без книги. Читал очень много, интересы его были широки – от философии до книг по сельскому хозяйству. Русскую и зарубежную классику он знал хорошо. Детская память ( а память у Шолохова была феноменальной и такой оставалась до последних дней!) накрепко сохранила массу пережитых эмоций, фактов, жизненных реалий, стихов самых разных поэтов. При желании он мог часами читать Бунина, Тютчева, Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Байрона, Шелли. Правда, никогда не старался блеснуть своими знаниями и памятью в кругу знакомых, хотя умел очень кстати прочитать какое-нибудь стихотворение или подходящий к случаю отрывок из произведения того или иного автора. Не чужд был Шолохов и пристрастия к творчеству ряда поразивших его писателей. Так, в 30-е годы, после поездки в Европу, в Париж, его увлекла прелесть стихов Дона Аминадо, ставшим известным нашему читателю лишь в 80-е годы. Шолохов же знал наизусть весь его сборник «Накинув плащ…». Многие стихотворения поэта-эмигранта считал не ниже бунинских, но особенно высоко ценил Дона Аминадо за любовь к России, не угасшую с годами в изгнании, а  еще за тонкий и добрый юмор.

           С 1918 по начало 1920 года семья Шолоховых находилась поочередно в станицах Еланской и Каргинской Верхнедонского округа.  Трудное было время: белые и красные волны захлестывали Донщину – бушевала гражданская война.

 

Ученик


          Будущий писатель не только жадно вслушивался в рассказы бывалых казаков; он ходил смотреть возвращающихся с фронта, видел исхудалые обескровленные лица раненых бойцов, читал газеты, листовки, воззвания и думал. Память фиксировала лица, имена, факты, выражение человеческих глаз, отражение на лицах радости, горя, страха, надежды, смертной муки. Восприятие обострялось, а ум привыкал к анализу.

          Шли годы – тревожные, суровые. Обстановка на Дону постоянно менялась и усложнялась. К своим бедам прибавилась озлобленность махновцев. К концу 1919 года красное командование решило окончательно избавиться от «батьки Махно», повстанческая армия которого была лояльно настроена к красноармейским войскам. Нестор Махно со всеми его отрядами был объявлен вне закона, закрыты все анархистские центры, а повстанческая армия уничтожена. Весь 1920 год остатки махновского воинства метались в поисках выхода, жестоко расправлялись с местными органами Советов – особенно с продотрядами.

         В начале осени 1920 года в станице Каргинской махновцы захватили отряд чоновцев. Среди пленных оказался и пятнадцатилетний школьный учитель Михаил Шолохов. По дороге к Васильевке пленных начали расстреливать по одному, а потом оставшихся решили разом прикончить в неглубоком овражке. И тут с грохотом подлетела тачанка Нестора Махно.

- Кто такие? – строго спросил Махно. – А ты кто? Чей? Откуда? Сколько лет?

- Учитель я. А лет – пятнадцать, - ответил Шолохов.

- Интеллигент, значит? Юный коллега? – с усмешкой проговорил атаман. – Каретник! Садись на коня и сопроводи гражданина учителя к его мамке. Да живым! Пусть батьку Махно добрым словом вспоминает!

Конвоир подгонял «юного коллегу» плетью до самого дома. Смерть прошла мимо.

 

Ученик



            Шолохову было семнадцать лет, когда его закрутил водоворот событий. В первых месяцах 1922 года ситуация осложнилась. Казаки продолжали оказывать сопротивление налоговой политике. В округ поступали сообщения об утаивании хлеба, о срыве выполнения сдачи налога и гибели налоговых инспекторов.

           17 мая Михаил Шолохов приступает к исполнению обязанностей продинспектора станицы Букановской. Можно предположить, что на этот шаг его подвинуло сострадание, желание помочь гибнущим людям. Это подтверждает дошедший до нас любопытный документ – «Доклад о ходе работы по станице Букановской от 17 мая с.г. по 16 июня». За внешним победным фоном сей реляции видится чисто шолоховское добросердечие и душевная боль: «Теперь я могу с твердой уверенностью сказать, что в моей станице   укрытого посева нет, а если и есть, в таком минимальном размере, что не поддается учету. Если же цифра обязательного посева на ст. Букановскую слишком расходится с настоящим фактическим посевом, то на это можно сказать одно: ст. Букановская по сравнению с остальными станицами округа в экономически –материальном положении стоит самой последней. Семена на посев никем не получались, а прошлогодний урожай, как это нам известно, был выжженным: песчаные степи. В настоящее время смертность на почве голода по станице и хуторам, особенно пораженным прошлогодним недородом, доходит до колоссальных размеров. Ежедневно умирают десятки людей. Съедены все коренья, и единственным предметом питания являются трава и древесная кора. Вот та причина, из-за которой задание не сходится с цифрой фактического посева».

          В такой обстановке юный продинспектор не мог не оставаться равнодушным к тем казакам, которые сознательно и преднамеренно шли на обман, уклонялись от хлебосдачи. Это случилось в той же станице Букановской. У зажиточного местного казака Шолохов обнаружил фактически вдвое заниженную посевную площадь против заявленной ее владельцами в продналоговом реестре. Уличенный в обмане казак пришел в ярость и занес над головой инспектора железный крюк.  Мощный удар в челюсть несколько отрезвил букановского буяна, и он сменил форму борьбы. Его жалоба в окружное управление возымела действие. Особым совещанием ревтрибунала «за преступление по должности» Шолохов  был приговорен к расстрелу. Двое суток длилась невыразимо жуткая пытка – ожидание смерти.            

         Пройдут десятилетия, а эта рана никогда не заживет. Вспоминая свою поездку в Вешенскую в августе 1961года, писатель Евгений Поповкин рассказывал: «… утром Шолохов, почти не спавший, пригласил нас  взглянуть на другие прихоперские места. На обратном  пути он тронул плечо шофера, попросил свернуть к небольшому хутору. Вызвал из хаты подвижного низкорослого казачка:

- Садись, дела есть!

  Ехали лугом, и Михаил Александрович, посмеиваясь, спросил нашего спутника:

- Места тебе знакомые? Ну-ка расскажи… Вел меня здесь?

-Вёл.


- Куда?

- На расстрел.

- С винтовкой?

- А с чем же? Не с цепком…

Вот этим цветущим сейчас лугом и вёл когда-то Шолохова в тюрьму нынешний его хуторской приятель.

- Вот тут всё, в этой степи, и прошло… Здесь, - сказал он после долгого молчания. – не помню, сколько было, пятнадцать или шестнадцать лет мне, приговорили к расстрелу. Круто обошелся с кулаком… Ожесточение было… Два дня ждал смерти… А потом пришли и выпустили. – Шолохов усмехнулся. – Жить очень хотелось.

 

Учитель.


       Судьбе было угодно и на этот раз сохранить жизнь этого человека…

31 августа 1922 года Шолохов был  отстранен от должности  налогоинспектора.

        Откуда черпал силы этот почти мальчишка, пробиваясь сквозь толстый слой материальных недостатков, ограниченных возможностей?  Способен ли кто-нибудь после леденящих мозг и сердце потрясений, вызванных двумя  смертными приговорами с перерывом в два года, сохранить присутствие духа, не утратить любовь к жизни, чувство доброты и восхищения красотой мироздания? Он был способен, он сдюжил. Какие внутренние терзания и боли должен преодолеть человек, видя торжество зла и несправедливости в окружающем мире, чтобы не дать им заглушить силы, способные творить в недосягаемой высоте поэтического вдохновения?

           А это вдохновение выливалось в незабываемые пейзажи «Поднятой целины».

 

Ученик 1 зачитывает гл.I  с.5 «Поднятая целина»



Ученик 2 зачитывает гл. XXVI  с.182 «Поднятая целина»

Учитель.


          Нет такого чувства, которое не нашло бы выражения на страницах произведений Шолохова. Но так передать пронзительное чувство грусти и печали мог только человек, сам глубоко испытавший эти переживания.

 

Звучит отрывок из рассказа  «Судьба человека».



           Вот потому, что он сумел передать и выразить думы и чаяния народа так, как никто до него не выражал, оттого, что Шолохов не сторонний наблюдатель  и бытописатель народа, а «стопроцентный казак, простой, нечиновный казак по одежде, жит-м навыкам, по системе своих ценностей», вот потому создано так называемое народное шолоховедение.

         Прозаик Данилов вспоминает: «В доме моего деда, уроженца станицы Скуришенской, было всего две книги. Видя, как дед попеременно читает то Библию, то «Тихий Дон», подковырнул его: «чудной ты… всю жизнь одни и те же книжки читаешь. Притом одна из них советская, а другая божественная. Разные ведь вещи…» - «Ну-к, что ж, что разные, - спокойно отозвался дед… - Зато в обоих- гольная правда».

         Интересны воспоминания Лихоносова, всю молодость прожившего «под звездой Шолохова» и страстно мечтавшего попасть с Вешенскую и увидеть писателя.

           И вот мечта его сбылась.

Ученица

        Будучи студентом, он, возвращаясь домой с Московского международного фестиваля (1957), сошел с поезда в Миллерове, добрался до Вёшек, и вот он наконец у шолоховского дома. «Что скажешь, с чем пришел?» Я что-то пробормотал о том, что захотелось поглядеть, где жил Григорий Мелехов.  «Чей ты сын?» - «Мать малограмотная, отец погиб на фронте…» - «Тебе, наверное, денег надо? Промотался на фестивале? С матери, наверное, последнюю копейку тянешь?  Вы теперь такие сынки: дай да пришли. Я б тебя в колхоз отправил – помочь, сено сгребать, чтоб заработал в поту, а потом разъезжал». Я молчал, подкошенный…<…> И он сказал то, что сказал бы каждый крестьянин родному сыну или соседскому мальчику: «Матери помогать надо, а потом поездишь и писателей посмотришь. Она огород у тебя поливает, а ты на фестивале. Мать беречь! И учись <…> Понял, сынок? Иди,  меня Москва к телефону вызывает. Тебе на дорогу денег дать?» Едва ли возможно представить подобный диалог с кем – нибудь другим из современных писателей.



 

Учитель.


         Все, кто встречался однажды с Шолоховым, навсегда хранят в памяти образ этого человека.  Так, Лукин, литературовед, писатель, вспоминает:

Ученик


       «Впервые увидел я автора «Тихого Дона» и познакомился с ним очень давно – в 1932 году. Ему было двадцать семь. А мне на три года меньше. Но вот с тех дней одно из первых впечатлений, может быть, самое острое, что врезалось в память: глаза. Вы не могли бы ничего утаить от них. Впоследствии, много позже, всякий раз это впечатление только усиливалось. Говоришь с ним и чувствуешь: да, видит он тебя насквозь, при всем твоем желании ничто от него не укроется. И все этот человек поймет по-доброму, может быть – так, чуть-чуть улыбнется лукаво…Видно эти глаза помогали ему так глубоко проникать в душу человека, с безупречной точностью создавать психологические портреты.

          Удивительно ли, что на охоте – а она была страстным его увлечением – поражала меткость его выстрелов: в открытой степи он из винтовки со снайперским прицелом снимал дрофу, необычайно сторожкую птицу,  которая ни за что не подпустит к себе на сколько – нибудь близкое расстояние. Постоянным лакомством в доме Шолоховых были трофеи хозяина –стрепеты, дикие гуси и утки, добытые на тяге вальдшнепы…»

 

Ученик


          Василий  Макарович Шукшин.«Съёмочная группа фильма «Они сражались за Родину» приехала на Дон, состоялась встреча с автором романа. О том, какой переворот в душе производила встреча с этим великим художником, с человеком, который умел так порою непостижимо зорко заглянуть в душу собеседника, Шукшин сказал с присущим ему темпераментом:

 - Шолохов вывернул меня наизнанку. Шолохов мне внушил – не словами, а присутствием своим в Вешенской и в литературе, что нельзя гоняться за рекордами в искусстве, что нужно искать тишину и спокойствие, где можно осмыслить глубоко народную судьбу…»

          А ведь Шукшин приехал на Дон зрелым мастером. Какую же силу обретало воздействие личности Шолохова – творческой и просто человеческой, если судьба сталкивала его с тем, кто был еще совсем молод, чьи важнейшие решения в жизни были еще впереди!..

 

Ученик



            Критик, литературовед, много лет работающий над изучением творчества Шолохова, Виктор Васильевич Гура вспоминает: «Я впервые встретился с Шолоховым еще совсем юным, в годы Великой Отечественной войны, когда Шолохов со своей семьёй переехал за Волгу. Первая встреча была связана с тем, что писатель выступал перед учениками, перед молодежью, это было в ноябре 1941 года, и рассказывал он о первой своей поездке на фронт. Он выглядел совсем моложавым, военная форма делала его таким стройным! Он говорил суровые правдивые вещи. Это осталось в моей памяти. Правда сочеталась с мужественностью Шолохова, который не стремился рассказывать лишь о теневых, кровавых сторонах войны, он не пугал этим».

 

Ученик



              В январе 1966 года в Вешенскую приехала делегация ученых из ГДР, чтобы вручить Михаилу Александровичу диплом почетного доктора Лейпцигского университета имени Карла Маркса. Одним из членов делегации был доктор Эрхард Хексельшнайдер. Он вспоминает: « Я эти дни, как сегодня, помню. Ректор нашего университета связался с товарищами из Советского Союза, и была достигнута договоренность о том, что мы будем вручать почетную грамоту, диплом почетного доктора Михаилу Александровичу в Москве. И вдруг зимой 65 года мы получаем телеграмму: «Приезжайте в Вешки. Шолохов».  Это для нас было весьма крупным событием. И вот мы наконец-то на шолоховской земле! Как будто бы все знакомо: Миллерово, Ростов-на-Дону, казачьи станицы, казачий быт, но в то же время для нас все ново. Мало читать об этом, надо еще и увидеть в реальности. Наша маленькая делегация имела возможность поговорить с Шолоховым не только в кабинете, но и за столом. Я должен сказать, что Шолохов с самого начала весьма внимательно вглядывался в нас, в, как он выразился, «ученых мужиков». О чем мы говорили? Обо всем. Михаил Александрович нам очень живо рассказывал о празднествах в Шведской академии, где он только  что получил Нобелевскую премию. Он рассказал о  своих впечатлениях о Японии. Мы, конечно, говорили об ответственности писателя в современном мире, о состоянии литературной критики, о его впечатлениях от поездки в ГДР. С большой теплотой вспомнил он свои встречи с немецкими крестьянами, колхозниками…

 

Ученик



           Профессор Святослав Николаевич Федоров Московского научно-исследовательского института микрохирургии глаз, член-корреспондент Академии медицинских наук. Вот что вспоминает он. « Я закончил институт, мне на выбор предложили несколько мест – Белая Калитва, Сальск и Вешенская. Ну, я выбрал станицу Вешенскую, потому что Вешенскую к тому времени знал каждый.. Каждый советский человек в восемнадцать-девятнадцать лет читал и «Тихий Дон», и «Поднятую целину». И так как я большую часть своей сознательной жизни прожил на Дону, меня, конечно, тянуло в те места, где есть этот хутор, в котором Гришка вырос, где Аксинья скакала с ним на коне… Конечно, меня привлекало, что там живет Шолохов. Я поехал туда. Места были прекрасные: это красивая станица, и влияние Шолохова уже тогда там чувствовалось. Был построен прекрасный Дворец культуры, где можно было посмотреть кино, послушать концерт… Особенно поразила меня станица Вешенская неповторимыми казачьими песнями…

           Я отлично помню Михаила Александровича, потому что его дом находился недалеко от того, в котором я жил. И каждое утро в шесть часов я ходил плавать в тот залив, на берегу которого стоял дом Шолохова.  Я думаю, вот та закалка, которую я получил в первый год своей работы в станице Вешенской, как-то сказалась и в моей дальнейшей судьбе. Меня и потом тянуло в эти места. Был август 1976 года … Запомнилась такая картина: стоит одинокое дерево среди пшеницы, а вдали грохочет гроза, сверкают молнии. Все это перекликалось с теми картинами, которые мы впитываем, читая «Тихий Дон». Я думаю, что впечатления этого приезда в донскую степь заставили меня в том же году сесть на коня! И, вы понимаете, когда я сел на коня и вспомнил «Тихий Дон», что-то действительно поднялось во мне… Когда скачешь верхом, чувствуешь себя молодым Гришкой Мелеховым!»

 

Учитель.


             Теперь мы можем прямо сказать о писателе – гений Шолохова. А явиться он нам мог лишь в такое время, когда человек поставлен на грань небытия. Природа не терпит пустоты. Возможно, дар Шолохова – тяжелая компенсация народных утрат и страданий XXвека. Говоря по-платоновски, Шолохов «явился не от изобилия, не от избытка сил народа, а от его нужды, из крайней необходимости, почти как самозащита или жертва».

             В апреле 1922года был создан журнал «Молодая гвардия», вокруг него оформилась писательская группа. В нее вступил и Шолохов. Он резко отличался от других, чувствовалась яркая индивидуальность во взгляде на жизнь, тематике рассказов.

            Его не увлекала студия прозаиков, которую для «молодогвардейцев» создали Шиловский и О.Брик. Отвлеченный техницизм, приемы в отрыве от содержания, примат формы вызывали у Шолохова несогласие.

           Еще больше отталкивала его подмена суровой правды напыщенным славословием.

           Вот вступление к рассказу «Лазоревая степь»: «В Москве, на Воздвиженке, в Пролеткульте можно совершенно неожиданно узнать о том, что степной ковыль имеет своей особый запах. Помимо этого, можно услышать о том,  как в степях донских и кубанских умирали, захлебываясь, красные бойцы».

           Какой-нибудь не нюхавший пороха писатель очень трогательно рассказывает о гражданской войне, красноармейцах -  непременно «братишках», о пахнущем седом ковыле, а потрясенная аудитория - преимущественно милые девушки из школ второй ступени – щедро вознаграждают читающего восторженными аплодисментами.

           На самом деле – ковыль поганая белобрысая трава. Вредная трава, без всякого запаха. По ней не гоняют гурты овец, потому что овцы гибнут  от ковыльных остьев, попадающих под кожу. Поросшие подорожником и лебедой окопы, молчаливые свидетели  недавних боёв, могли бы порассказать о том, как безобразно – просто умирали в них люди».

 

Анализ рассказов Шолохова.



         Воссоздавая образы своих героев с одинаковой поэтической силой, Шолохов никого из них не делает рупором собственных идей. Его сокрытая точка  зрения – в согласии несогласных. На какой основе? Конечно, не на той, что разделяет и вносит смуту.

         Очень рано в нем зреет мысль, что неправы обе стороны. Не случайно любимый авторский герой романа «Тихий Дон» выразит эту мысль в чеканной этической формуле: «Мне, если направдок  гутарить, ни те, ни эти не по совести».

          Эта позиция проявляется уже в первом рассказе «Родинка».

- Как же писатель стремится показать правду гражданской войны?

- В чем она выражается ? (2 главных героях, и один и другой по две стороны баррикад)

- В чем оценка гражданской войны? ( «Опостылело все»)  - это и общая мысль всех шолоховских рассказов.

- Каким общим названием можно назвать весь цикл «Донские рассказы»?

- Конечно, «Коловерть». (Именно коловерть происходит в судьбах и душах шолоховских героев. Закружила коловерть людей, и вот убивает отец сына в «Родинке», сын отца в «Продкомиссаре»). 

              Итак, «Продкомиссар» - это еще одна трагедия, ярко нарисованная Шолоховым.

- Каков же Игнат? Одобряете или осуждаете вы поведение сына по отношению к отцу?

            Такая же семейная драма непонимания складывается у героев и в рассказах «Червоточина», «Бахчевник».

             Расскажите о ней. На основе этих рассказов выскажите свою точку зрения по поводу сказанного: в учебном пособии Кузнецова сказано: «Восхищенные оценки 20-х годов в отношении «Донских  рассказов» живут сейчас как бы по просроченному паспорту, их повторяют по инерции, вне контекста».

- Согласны ли вы с тем, что «сострадание автора порой как будто сковано жесткой присягой»?

- Какова ваша точка зрения?

- Есть еще одна точка зрения, в которой говорится, что «смущенная совесть Шолохова молча благословляет кровопролитие»?  А в ответе опирайтесь на текст рассказов.

            Конечно же, нет. Шолохов показывает выход из кровавого месива человеческой жестокости. И этот выход можно определить, читая рассказы «Алешкино сердце», «Жеребенок», «Чужая кровь».

            О рассказе «Алешкино сердце» вспоминал Алексей Федорович Крамсков. Это с ним случилось все то, что в нем рассказано.

            «Правильно описал мое детство Михаил Александрович. Все, как было поведал.  Вот и шрам на голове от макарчининского шкворня… Только нигде не упоминает писатель, как кормили ,  поили меня в его доме, на настоящую дорогу жизни выйти помогли» .

- Какова же судьба Алеши?

- Почему она так сложилась?

- Как писатель прослеживает выход из трагичности, братоубийства в рассказе «Жеребенок»? «Чужая кровь»?

 

Вывод.



            Только сам человек может изменить окружающий мир. Он должен подняться над обидами, забыть о горе, научиться прощать врагов и любить ближнего своего, то есть попытаться вернуться к жизни по заповедям Христа, и тогда мир медленно, но постепенно станет очищаться. Путь очищения долог, много будет жертв, и прежде всего пострадают те, кто сделал первый шаг, но этот шаг важен, иначе процесс расчеловечивания будет необратим.

             Удивительно четко прослеживается детская тема у Шолохова. В этом плане интересен рассказ «Шибалково семя».

             Помните слова, которые роняют красные казаки о ребенке Шибалка: «За ноги его да об колесо!.. Что ты с ним страдаешь , Шибалок?»

- Как относится к этим словам Шибалок?

- Конечно, тема детства ярко выражена и в «Алешкином сердце», и в «Бахчевнике».

             Ребенок, который видел, как зверски расправились с его матерью, не сможет вырасти полноценным человеком. Он или сам превратится в зверя, или всю жизнь до смертной доски будет страдать по своим близким  и не находить себе места на земле. Шолохов предупреждает, что растет целое поколение духовно израненных людей. То есть у страны, в которой погибают и мучаются дети, нет будущего!

             Особая тема – это женская тема в рассказах Шолохова. Давайте посмотрим, как она решается в рассказе «Бахчевник»?

В рассказе «Лазоревая степь»?

Вывод.

              Женщина всегда близка к природе, следовательно, в её душе еще сохранились нравственные ценности, заложенные самой природой.  Её линия всегда жертвенна.



            Немаловажная тема – тема богооставленности человека. Проследим это на рассказе «Семейный человек».

             Дети говорят ему: «Гребостно с вами, батя, за одним столом сидеть».

             Не дает ответа писатель главному герою, как ему жить дальше…

             Важны и те проблемы, которые не столь ярко выписаны автором – тема любви. Не может чувство любви оставаться чистым, когда вокруг бойня, происходит деградация любви. Нет намека на чувства, исчезает взаимообоюдное уважение («О Колчаке, крапиве и прочем»). Ничего не стоит для героев пойти на побои и убийства своих жен («Бахчевник», «Шебалково семя»).

Вывод.

             Семья – это микромир. И если он грубо разрушается, то это влечет  за собой гибель самого общества.



             Вы, конечно же, заметили удивительную образность языка Шолохова, изумительные картины природы.

            Зачитайте эти описания.

            Исследователь творчества Шолохова Бирюков писал: «Шолохов изображал народ изнутри, он открывал пласты жизни, во многом нетронутые до него».

Домашнее задание. 

Весь класс: 1. Прочитать часть первую «Тихого Дона»

                    2. Выписать яркие описания природы  из первой части романа.

По группам: Подготовить сообщения.

1.    Истории семьи Мелеховых.

2.    Быт казаков.

3.    Отношения Григория и Аксиньи.



Свадьба Григория