Учебно-методическое пособие для самостоятельной работы студентов 1, 2 курсов всех факультетов медицинских вузов Гомель Гомгму - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Кафедра общей гигиены Н. Л. Бацукова, Т. С. Борисова 2 448.15kb.
Учебное пособие Ставрополь 2005 (075. 8) Бкк 28. 072 Я 73 Б63 1 271.35kb.
Учебно-методическое пособие по самостоятельной работе для студентов... 8 830.06kb.
Учебно-методическое пособие для студентов неязыковых специальностей... 6 1613.09kb.
Учебное пособие для студентов отделения Лечебное Дело, Сестринское... 1 312.29kb.
Методическое пособие по практике устной и письменной речи английского... 1 218.48kb.
Учебно-методическое пособие для аудиторной и самостоятельной работы... 3 746.26kb.
Методическое пособие для самостоятельной работы студентов специальности... 4 1128.38kb.
Методическое пособие для подготовки к семинарским занятиям для студентов... 2 520.5kb.
Учебно-методическое пособие для семинарских занятий, самостоятельной... 2 477.03kb.
Tomsk State University I. Savitskaya Basic course of English for... 2 449.91kb.
Приоритетный национальный проект «образование» 10 2047.09kb.
- 4 1234.94kb.
Учебно-методическое пособие для самостоятельной работы студентов 1, 2 курсов всех - страница №1/2

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ


«ГОМЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Кафедра общественно-гуманитарных наук



И. И. ОРЛОВА


БИОМЕДИЦИНСКАЯ

ЭТИКА



Учебно-методическое пособие

для самостоятельной работы студентов 1, 2 курсов

всех факультетов медицинских вузов


Гомель

ГомГМУ

2013

УДК 608.1(072)

ББК 5:87.7я73

О-34
Рецензенты:

кандидат филологических наук,

доцент кафедры общественно-гуманитарных наук

Гомельского государственного медицинского университета

Т. П. Целехович

Орлова, И. И.

О-34 Биомедицинская этика: учеб.-метод. пособие для самостоятельной

работы студентов 1, 2 курсов всех факультетов медицинских вузов / И. И. Орлова. — Гомель: ГомГМУ, 2013. — 44 с.

ISBN 978-985-506-538-9

Учебно-методическое пособие включает основные структурно-содержательные компоненты лекционного курса и ориентировано на освоение важнейших проблем биомедицинской этики в рамках программы подготовки специалистов.

Предназначено для самостоятельной работы студентов 1, 2 курсов всех факультетов медицинских вузов, преподавателям и всем, кто интересуется проблемами биомедицинской этики.


Утверждено и рекомендовано к изданию Центральным учебным научно-методическим советом учреждения образования «Гомельский государственный медицинский университет» 1 февраля 2013 г., протокол № 1.
УДК 608.1(072)

ББК 5:87.7я73

ISBN 978-985-506-538-9 © Учреждение образования

«Гомельский государственный

медицинский университет», 2013

ТЕМА 1

БИОМЕДИЦИНСКАЯ ЭТИКА: ПРЕДМЕТ, ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ,

МЕСТО В СИСТЕМЕ ЭТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

1.1. Биоэтика как учение о ценностном отношении к живому

Понятия «биоэтика», «биомедицинская этика» включают в качестве своей составной части термин «этика».



«Этика»философская дисциплина, изучающая явления морали и нравственности. Существуют, стало быть, мир явлений морали и нравственности и наука, его описывающая и изучающая. Это аналогично тому, как мы различаем явления жизни, с одной стороны, и биологию как науку о них, с другой, или явления психики, душевной жизни и науку психологию.

Понятие «биоэтика» ввел В. Поттер в середине ХХ века. Введение в науку данного понятия было необходимо в связи с бурно развивающимися биомедицинскими исследованиями, их достижениями и проблемами.

Необходимо озвучить некоторые из них:


  • трансплантология;

  • опыты на новорожденных с дефектами развития;

  • опыты на эмбрионах людей и животных;

  • биомедицинские исследования на умственно и физически неполноценных людях и т. д.

Биоэтика — это учение, которое ориентирует человека на выработку и установление нравственно-понимающего отношения к Жизни и Иному живому, на заботу о правах биоса.

Главный принцип биоэтики — это принцип Благоговения перед жизнью, основанный на формуле А. Швейцера: «Я есть жизнь, которая хочет жить среди жизни, которая хочет жить».

От понятия биоэтики необходимо перейти к понятию биомедицинская этика.



Предметом биомедицинской этики выступает нравственное отношение общества в целом и профессионалов-медиков, в особенности, к Человеку — его жизни, здоровью, смерти, включая и традиционные установки медицинской этики. Биомедицинская этика должна опираться на те общечеловеческие ценности, которые выработаны социумом, составляют основу всей его жизнедеятельности, но обретают особый смысл и специфику в профессиональной деятельности врача.

1.2. Причины и источники формирования биоэтики

Биоэтика — порождение цивилизации конца ХХ века. Ее возникновение непосредственно связано с интенсивным развитием биомедицинского знания. Однако рубеж конца ХIХ – начала ХХ века был не менее богат открытиями и достижениями, чем конец века ХХ. Именно со второй половины ХХ века изменения в медицине принимают принципиально новый характер. Современная медицина получает реальную возможность:



  • «давать» жизнь (искусственное оплодотворение);

  • определять и изменять ее качественные параметры (генная инженерия, транссексуальная хирургия);

  • отодвигать «время» смерти (реанимация, трансплантация, геронтология).

Новые возможности медицины, связанные не столько с лечением, сколько с управлением человеческой жизнью, вступают в противоречие с установившимися моральными ценностями и принципами. В силу этого противоречия и формируется биоэтика как система знания о границах допустимого манипулирования жизнью и смертью человека. Стремительный рост деклараций и документов этического характера, принимаемых национальными и международными профессиональными медицинскими ассоциациями, сопровождается формированием медицинского законодательства. При этом «ценности» и «законы» даже в пространстве одного государства не всегда совпадают, обнаруживая ценностное многообразие и различие между такими формами регулирования человеческих отношений, как мораль и право. Вопрос об этическом самосознании врачей-практиков, ученых-исследователей и моральной ответственности пациентов за согласие на принятие той или иной методики лечения приобретает в настоящее время особую важность. Нравственные убеждения людей остаются сегодня одним из основных способов защиты общества от разрушительных последствий использования новых биомедицинских технологий.

Неоспоримым фактом истории человечества является непосредственная связь нравственных ценностей и религиозных представлений. По Благословению Святейшего Патриарха Алексия II при Московской Патриархии был создан Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике, объединивший ведущих ученых, известных врачей и богословов. В течение 1998–1999 гг. Совет принял ряд заявлений, выражающих этическое отношение православной общественности к проблемам, которые ставит каждая из новейших биомедицинских технологий. Глубокая озабоченность этими проблемами нашла свое отражение в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятой на Юбилейном архиерейском Соборе в августе 2000 года.

Подход к проблемам биомедицины, определяемый традициями и ценностями православной культуры, — это уникальная, а значит, и ценная, особенно в масштабах мирового сообщества, позиция. Одновременно — это свидетельство верности своему культурно-религиозному типу, что в немалой степени способствует его выживанию и сохранению.

1.3.Содержание и структура биомедицинской этики

Как любая молодая отрасль знания биомедицинская этика нуждается в определении статуса и круга собственных проблем.

1. Что изучает биомедицинская этика?

Биомедицинская этика изучает отношения между людьми в системе здравоохранения вообще и взаимоотношения между врачом и пациентом, в частности.

2. Как это изучает биомедицинская этика? (рисунок 1).

Изучение отношений


Дескриптивно, т. е. на основании

описания реальных отношений,

опросов, анкетирования




Нормативно, т. е. на основании

традиционных моральных

ценностей


Рисунок 1 — Изучение отношений
3. Почему это изучает биомедицинская этика?

Потому что несовершенный характер этих отношений, может повредить человеку и обществу.

Биомедицинская этика — это наука, которая впитала в себя:


  • медицинскую деонтологию (учение о должном, т. е. существуют обязательства врача, которые он должен исполнять не потому, что это принесет кому-то или ему самому пользу, а потому, что он выполняет свой долг);

  • прикладную этику (эта отрасль знаний обращается к проблемам прикладного характера);

  • экологическую этику (это отрасль знаний, которая сформировалась как ответ на грозящую миру экологическую катастрофу. Предметом экологической этики выступают наиболее фундаментальные принципы и проблемы нравственных взаимоотношений в триаде «ЧЕЛОВЕК – ОБЩЕСТВО – ПРИРОДА»);

  • биоэтику (как учение о нравственно-понимающем отношении к жизни и живому).

Круг проблем биомедицинской этики:

1. Однозначное определение сущности и признаков Жизни и Смерти человека, которое выступает делом совокупных усилий медиков, философов, этиков и является необходимым основанием деятельности практикующих специалистов: трансплантологов, реаниматологов, акушеров и др.

2. Решение вопроса о праве человека на достойную жизнь и столь же достойную смерть, к которому должны подключиться юристы и представители религиозных конфессий, чтобы реально оказывать человеку необходимую помощь в его страданиях.

3. Необходимость признания автономии личности пациента.

4. Решение вопроса о норме и патологии взрослого человека и человеческого зародыша.

5. Рассмотрение всех возможных последствий медико-биологических исследований и экспериментов на человеке; определение меры ответственности и степени риска исследователя.

6. Определение уровня автономности и прав психических больных и лиц с девиантным поведением (наркоманов, алкоголиков и др.).

1.4. Биомедицинская этика в системе естественнонаучного и гуманитарного знания

Биомедицинская этика — это учение о нравственном отношении к человеческой жизни и смерти, здоровью, включая традиционные установки медицинской деонтологии. Она опирается:



  • на фундаментальные положения экологической этики и биоэтики;

  • на общечеловеческие ценности.

Однако, в первую очередь, биомедицинская этика напрямую связана с медициной.

Итак, в каждый период своей истории и на уровне теории, и на уровне практики медицина тысячами нитей связана с ценностно-мировоззренческими представлениями людей. Знание о человеке не ограничивается медицинским естествознанием, но предполагает социально-гуманитарное измерение, т. е. изучение всей системы отношений между врачом и пациентом в диапазоне от традиционной заботы о психическом состоянии больного до принципов этического и законодательного регулирования врачебной деятельности.

Этическая проблематика с ее основным вопросом — об отношении между врачом и пациентом — неотделима от любого вида врачебной деятельности. Со времен Гиппократа общепризнанным и бесспорным было суждение о том, что нравственная культура врача — это не просто заслуживающее уважения свойство его личности, но и качество, определяющее его профессионализм.

Профессионализм — отличительный признак специалиста, в известном смысле отделяющий его от остальных людей. Но в отличие от «профессии», понятие «профессионализм» фиксирует не только род деятельности, но, во-первых, меру овладения человеком специальных знаний и практических навыков, приобретенных в результате специальной подготовки или опыта работы. Во-вторых, — качество, своеобразие знаний, относящихся именно к этой профессии, связанных именно с ней и именно ей свойственных.

Цель медицинского знания и медицинской деятельности человека — спасение жизни, помощь в достижении здоровья. Среди оснований формирования профессионализма — решительное действие на благо страдающего человека.

Сегодня медицина обладает небывалым ранее в ее распоряжении арсеналом средств, которые могут быть использованы как во благо, так и во вред не только конкретному человеку, но и человеческому роду и на биологическом, и на социальном уровнях. Новые возможности медицины связаны сегодня не столько с лечением, сколько с управлением человеческой жизнью. Врач располагает средствами, с помощью которых осуществляется значительный контроль над деторождаемостью, жизнью и смертью, человеческим поведением. Действия врача способны влиять на демографию и экономику, право и мораль. Утрата или отказ от моральных оснований врачевания, как никогда опасны сегодня в условиях распространения в обществе этического нигилизма, который непосредственно связан с обесцениванием традиционных человеческих христианских ценностей.

Особенность профессии врача заключается в том, что ему дана уникальная возможность творить добро, исполняя свои профессиональные обязанности. Врачевание — это профессиональное осуществление добродеяния и любви к ближнему.

Таким образом, медицинская специальность — это профессия, формирующаяся по моральным основаниям, которая имеет моральное значение и наполнена глубочайшим моральным смыслом, раскрыть который призвана такая гуманитарная составляющая медицинского знания, как биомедицинская этика.

ТЕМА 2

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ БИОМЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКИ

2.1. Специфика проявления в биомедицинской этике общечеловеческих моральных принципов и ценностей

Биомедицинская этика как учение выделилась сравнительно недавно, в 70-е годы ХХ века. Это знание общечеловеческих моральных принципов и ценностей, нравственное отношение к человеку, его жизни, здоровью. Однако, над общечеловеческими принципами и ценностями задумывались еще в античности. Античные этические учения о добре и зле опирались на идею единства, подобия человека и космоса.

Сократ считал, что никто не делает зла по своей воле.

В этике Платона ощущается тонкое соотношение добра и зла. Платона считают одним из родоначальников деонтологии вообще, включая и медицинскую, т. к. Платон предложил принцип «Знания того, что надо, должно, следует делать» (от греч. deon — «должен»).

Медико-психологическая составляющая учения Платона о должном поведении, обеспечивающем здоровье, включает 4 элемента:

1) знание того, что должно делать в достижении добра;

2) благоразумие в обуздании душевных страстей;

3) единство добра и красоты в помыслах и поступках;

4) величина и мера в выборе удовольствия и страдания.

Аристотель в понимании нравственных добродетелей опирался на идею симметрии (упрощенный вариант золотого сечения). Делил душу на разумную и неразумную. В рамках общей этики Аристотель намечает некоторые предпосылки медицинской этики (медицинские наставления). В «Никомаховой этике» Аристотель утверждает, что счастье — это высшее благо, это плод добродетели. Во всем необходимо придерживаться принципа «середины между крайностями». Сквозь призму соотношения добра и зла Аристотель рассматривал все поступки человека. Добрый человек способен сознательно избирать добро. «Если от нас зависит совершать поступок, когда он прекрасен, то от нас же — не совершать его, когда он постыден».

Однако сегодня, издержки рационализма достаточно сильны. Именно холодный рассудочный рационализм превращает врача в «ходячую лабораторию», где проходят «экспресс-анализ» симптомы болезни, соматическое состояние больного, и где нет места и времени анализу его души. Причем такое отношение к больному расценивается как проявление подлинного профессионализма: «Не до эмоций!». Поэтому биомедицинская этика — это отрасль знания, призванная научить будущих специалистов-медиков таким незыблемым понятиям как добро, добродетель, участие, милосердие и т. д.



2.2. Особенности проявления Добра и Зла в медицинской практике

В этике одним из самых сложных вопросов является вопрос о происхождении Добра и Зла.

Если говорить о проявлении Добра и Зла в медицинской практике, то следует заметить, что от врача требуется особое внимание, чуткость, деликатность к каждому больному, врач и больной должны принимать согласованные решения о стратегии и тактике лечения, доверять друг другу, объединяя усилия в преодолении болезни. А если это невозможно (при злокачественных опухолях или СПИДе), врач должен говорить горькую правду и принимать все меры, чтобы вместе с умирающим, но сохраняющим сознание больным нейтрализовать или же облегчить его физические боли и нравственные страдания.

Принципы биомедицинской этики:

1) принцип «не навреди». Этот принцип является старейшим в медицинской этике. Первый вопрос, возникающий в связи с этим принципом, — как определить, что именно понимается под «вредом» применительно к сфере биомедицины, главным образом — к деятельности врача, к его взаимоотношениям с пациентом. Можно различить такие формы «вреда»:



  • вред, вызванный бездействием, неоказанием помощи;

  • вред, вызванный небрежностью либо злым умыслом;

  • вред, вызванный неверными, необдуманными или неквалифицированными действиями;

  • вред, вызванный объективно необходимыми в данной ситуации действиями.

2) принцип «делай благо». Этот принцип является продолжением предыдущего. Это норма, которая требует позитивных действий. Его смысл передается с помощью таких слов, как: «благодеяние», «благотворительность», «милосердие». Принцип «делай благо» понимается не как моральное обязательство, а как моральный идеал.

3) принцип уважения автономии пациента. Этот принцип становится одним из основополагающих в биоэтике лишь в последние десятилетия, именно тогда, когда ставится под сомнение безусловная и исключительная компетентность врача в определении блага пациента. Выбор, делаемый пациентом, как бы он ни расходился с позицией врача, должен определять дальнейшие действия последнего. Принцип автономии утверждает право личности на невмешательство в ее планы и поступки и, соответственно, обязанность других не ограничивать автономные действия. Типичный пример такой ситуации – информирование безнадежно больного пациента о диагнозе его заболевания, но в такой форме, чтобы сообщение правдивой информации не наносило ему психологический и моральный вред.

Следует отметить, что действие принципа уважения автономии ограничивается в отношении тех, кто не в состоянии действовать автономно – детей, пациентов с некоторыми психическими заболеваниями (признанных судом недееспособными), тех, кто находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

4) принцип справедливости. Принцип справедливости, как он понимается в биоэтике, можно сформулировать так: каждый должен получать то, что ему причитается. Этот принцип имеет не абсолютную, а лишь относительную силу. Например, если в ситуации с пересадкой донорского органа окажется, что пациент, занимающий более далекое место на листе ожидания, находится в критической ситуации, то врач может поступиться обязательствами, вытекающими из принципа справедливости, и руководствоваться принципом «не навреди».



2.3. Здоровье и болезнь: акценты и приоритеты. Страдание и сострадание: вред или польза?

В многовековой истории медицины прослеживается единая линия ее развития — непрерывное поступательное движение от самых общих взглядов о природе болезней человека, основывающихся на наблюдениях врачей за их клиническим течением, ко все более глубокому пониманию сущности патологических процессов.

Болезнь — это предмет медицины, который обнаруживает связь человеческого знания и человеческого страдания. Главная задача научного поиска — это лечение болезней. В связи с этим можно объяснить возникновение «науки о здоровье» валеологии (впервые данное понятие было введено в 1997 г. по требованию ВОЗ).

В медицинской науке нет общепринятого определения «здоровье». В целом это означает отсутствие устойчивых факторов, обеспечивающих бесперебойную работу, которые приводили бы человека к здоровью. Однако исследования медиков свидетельствуют о зависимости здоровья и качества образа жизни человека. Поэтому здоровье — это системное единство духовного, душевного, телесного устроения. В свою очередь, болезнь — это сбой всех вышеупомянутых составляющих.

Личный опыт болезни — это уникальное доказательство значения милосердия и сострадания. Порой только тяжело болея, мы, в состоянии беспомощности и страдания, в полной мере начинаем ценить человеческое соучастие и заботу.

2.4. Моральная и юридическая свобода врача: право на риск и проблема ответственности. Сущность и виды риска в медицине

Среди множества профессий трудно найти такую, где бы, как в медицине, мастер столь часто терпел поражение. На руках у врача умирают чужие люди, волею судьбы ставшие для него близкими и дорогими. Он страдает и сострадает. Он тяжело переживает каждую свою неудачу в борьбе со смертью. Весьма тяжелы испытания для врача: видеть обращенные к нему с надеждой и страданием взоры умирающего и сознавать свое бессилие. Сколько надо сил и выдержки, чтобы не очерстветь душой среди этих мучительных хрипов и стонов! Врач и больной… Судьба соединила их незримой нитью. Врач — последняя надежда. От него ждут чуда. Однако врачи имеют свой предел. Предел выдержки и терпения, определяемый отношением к страданию и способностью к состраданию.

Страдание и сострадание — это конкретное проявление Добра и Зла в медицине.

Страдание — это эмоциональное состояние человека, вызванное трудностями, превышающими его физические, душевные и духовные возможности.

Не в состоянии преодолеть трудности самостоятельно, страдающий человек обращается к врачу, в котором он, прежде всего, видит человека, способного помочь освободиться от страдания. Врач должен помнить об этом и использовать свои знания, умения и навыки во благо больного. Основное предназначение врача — освобождать пациента от страдания. Поэтому каждый, кто встал на путь врачевания, не может смириться со страданиями и притерпеться к ним.



Сострадание — это умение страдать вместе с другим, сочувствовать, сопереживать, соболезновать. Можно утверждать, что для врача — это элемент его профессионализма.

Наиболее действенной, практической формой сострадания больному выступает милосердие врача. Милосердие — это проявление человеческого в человеке, сердолюбие, готовность делать добро, любовь на деле. Особенно велика роль милосердия в медицинской практике, где врачи, медсестры, фармацевты имеют дело с инвалидами, тяжелобольными, стариками.



Эмпатия — сопереживание, сочувствие, соучастие. Внимательно выслушивая больного, сочувствуя ему, врач дает ему возможность высказаться и тем самым облегчает его душевное состояние, берет боль пациента на себя. Однако следует помнить, если постоянно освобождать больного от преодоления трудностей, этим можно ввести его в роль страдальца – он не захочет из нее выходить.

2.5. Профессиональный долг врача: в чем его смысл?

Отношением к добру и злу определяется мера свободы в деятельности врача. Давая клятву нести людям Добро, врач практически уже сделал свободный выбор. Свобода врача обеспечена гуманистическими принципами, которым подчиняется его деятельность (рисунок 2).



Факторы ограничения действий врача


Уровень Фармацевтические Внешние Моральные

развития возможности обстоятельства принципы

медицины врача


Моральный выбор — это форма проявления свободы врача, которая имеет своеобразную иерархию ценностей, господствующих в медицинской этике: в ней человеческая жизнь — это приоритетная ценность, а здоровье человека — высшее благо.

Возможно поэтому, несмотря на необходимость осторожного отношения врача к проблеме выбора целей и средств, врач не только имеет право на свободу, он обречен на свободу действий. Проявляется эта свобода в праве на риск, который присутствует в его деятельности постоянно. В настоящее время оценка риска в клинической практике и отношение к нему врача — это наиважнейший аспект проблемы морального выбора в современной медицине. Изучение проблемы риска во врачебной практике — это глобальнейшая задача в медицинской этике.

Понятие «риск» близко к понятию «опасность». Опасность характеризует ту или иную жизненную ситуацию саму по себе. Риск отражает отношение субъекта к опасной жизненной ситуации, ибо он связан со свободой выбора, с сознательными решениями человека. Поэтому совершенно недопустимы случаи возрастания риска для здоровья и жизни больных по причинам некомпетентности, невнимательности врача.

Проблема соотношения врачебной ошибки и ответственности врача подробно анализировалась в советское время И. В. Давыдовским. Он внес в понимание данной проблемы новые акценты, многие из которых остаются актуальными и сегодня:

1. Врачебные ошибки являются досадным браком во врачебной деятельности. Нет врача, который не совершал бы диагностических и других ошибок.

2. Врачебные ошибки — это отрицательные методы лечения и диагностики.

3. При анализе врачебных ошибок необходимо различать незнание и невежество.

Наличие в медицинской практике ненаказуемых врачебных ошибок и несчастных случаев не должно означать право врача на ошибку. Подобное право должно порождать элементарную юридическую ответственность за недобросовестное выполнение работы и тем более недооценку хирургического риска и запоздалое оперативное вмешательство.

В заключение данного вопроса всем следует напомнить, что с проблемой врачебной ошибки и несчастного случая, недобросовестности и ответственности связано такое явление как ятрогения — это всякий ущерб здоровью пациента прямо по вине медика или под воздействием медицинских факторов.

2.6. Профессиональный долг врача: в чем его смысл?

Первостепенная роль долга в профессии врача обусловлена ценностью здоровья и жизни людей. Профессиональный врачебный долг — это пример теснейшего переплетения обязанностей по отношению к больному, коллегам и обществу в целом.

Основным принципом профессионального долга является принцип гуманизма. Наиболее отчетливо он проявляется в обязанностях врача по отношению к больному. Будучи всегда готовым оказать медицинскую помощь, врач обязан быть внимательным и заботливым, индивидуально и вдумчиво подходить к каждому больному.

Прямое нарушение профессионального долга — черствое, формальное отношение к больному человеку. Врач всегда должен помнить, что вера больного в успех лечения, доверие его к медицинскому персоналу играют часто не меньшую роль в выздоровлении, чем применение новейших лекарств и оборудования. Пробудить такую веру — профессиональный долг любого врача. Еще академик В. М. Бехтерев неоднократно подчеркивал, что если больному после разговора с врачом не становится легче, это — не врач. Врач призван психотерапевтическими методами – словом одобрения, утешения, успокоения, чутким отношением — тактично и умело мобилизовать физические и душевные силы больного на борьбу с его болезнью.

Следует напомнить еще об одной стороне долга. Долг врача — приходить на помощь прежде всего тем, кто в ней нуждается в первую очередь. Однако в условиях экономической незащищенности или моральной неустойчивости врача последний может поддаться искушению, поставив на первое место собственный меркантильный интерес или простое желание избежать беспокойства и риска. В этом случае возможно нарушение морально-этического долга со стороны врача. Причем слабость воли и даже последующее раскаяние не служит оправданием содеянного. Независимо от причины такой поступок признается аморальным и считается непростительным для врача.

ТЕМА 3

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ КАК ГЛАВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

БИОМЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКИ

3.1. Отношение к жизни и смерти в различных религиях и культурах

Тема отношения человека к жизни и смерти несет в себе общечеловеческое и общекультурное содержание. В этом вопросе интересы медицины тесно переплетаются с интересами юриспруденции, философии, религии. Например, в основании этических размышлений таких русских философов, как Н. Ф. Федоров, Ф. М. Достоевский, В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, С. А. Булгаков, С. Л. Франк лежали идеи православия. Этические концепции русской религиозной философии поднимали проблемы жизни и смерти, задавали гуманистический вектор отношения человека к миру, к жизни, к природе.

В православии прослеживается четкая тенденция того, что лечение болезней отчасти находится во власти человека, хотя исцеление человека, вплоть до отстранения смерти — это дела Христовы. Целительство — это борьба со смертью, хотя ее не побеждающая, но отдаляющая, однако смерть — это исход, который нужно принять достойно.

В католицизме проблема жизни и смерти является одной из основных проблем религиозного сознания. «Жизнь бьет из гроба».

В протестантизме достаточно развит принцип уважения автономности пациента, со всеми вытекающими последствиями.

Вывод: в христианстве происходит переоценка жизни. Жизнь — это не временное индивидуальное состояние, а явление вечное. Вспомним Христа: на Кресте Смерть поглощена Жизнью.



Ислам предполагает веру в судный день, включая в себя веру во все то, что происходит с человеком после смерти в могиле, как благо, так и мучение и искушение.

«Живая этика», созданная Н. К. Рерихом и развитая на основе буддистской мысли, провозглашает взаимную солидарность, милосердие и справедливость.

3.2. Проблема ценности жизни человека: вопросы приоритета

Проблема ценностей жизни человека имеет особое реально-практическое значение, ибо врач в различных ситуациях постоянно сталкивается с ней. Еще в древности была сформулирована высшая этическая норма медицинской профессии: «Non nocere!» — не навреди: не навреди жизни, здоровью, благополучию, спокойствию своего пациента. Уважение к жизни и личности больного стала альфой и омегой врачебной этики — от Гиппократа до наших дней.

Особое место проблема человеческой жизни всегда занимала в русской этической мысли, которую по праву можно назвать этикой жизни. Развитие медицинской этики в ХХ веке подтверждает, что коренной проблемой современной медицины является проблема отношения врача к жизни и смерти. В «Женевской декларации» (1948 г.) провозглашается: «Я буду сохранять высочайшее уважение к человеческой жизни с самого момента зачатия». В «Международном кодексе медицинской этики» (1949 г.) эта же идея выражена иными словами: «Врач должен всегда помнить об обязанности сохранять человеческую жизнь». Позднее в «Международном пакте о гражданских и политических правах» (1966 г.) медицинская максима, определяющая человеческую жизнь в качестве безусловной ценности, приобрела статус общечеловеческой моральной и правовой нормы: «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни».

3.3. Право человека на жизнь и право на смерть. Суицид

Право человека на жизнь распространяется на все этапы его бытия — от зачатия до смерти. Именно в этом ключе следует рассматривать споры по поводу искусственного прерывания беременности — абортов. Решение проблемы аборта многие специалисты ставят, в первую очередь, в зависимость от установления статуса эмбриона (плода). Консерваторы утверждают, что плод обладает всеми правами, свойственными человеческому существу, либералы, в свою очередь, считают, что обсуждать права плода столь же бессмысленно, как обсуждать права аппендикса.

Необходимо обратить внимание, что как бы мы не называли 10–12-недельную человеческую жизнь в утробе матери — «живой человеческий плод», «зародыш человеческой жизни» — значимость и ценность этого явления ни в коем случае не может преуменьшаться.

К дискуссии о личностном статусе плода добавляется еще один аспект: сравнительный анализ конкурирующих между собой прав — беременной женщины и развивающегося плода. Имеет ли право женщина распоряжаться своим телом и своей судьбой? Чьи права и интересы в этом случае следует считать приоритетными: беременной женщины или будущего ребенка?

Право человека на смерть. Наряду с необходимостью морально-этического взвешивания ценности человеческой жизни в ее начальной фазе существует настоятельная потребность в осмыслении ее заключительной фазы — умирания. В связи с этим особенно актуальной становится проблема границы жизни и смерти. Огромное количество философских, юридических, медицинских работ посвящается «праву человека на смерть». Эти новые этические вопросы выдвинуты на первое место благодаря сравнительно молодому направлению в медицине — реаниматологии. Здесь врачи и человечество столкнулись с новой областью объективной реальности: впервые предметом изучения медицины становятся не только болезнь и здоровье, но и сам процесс умирания. Реанимационная практика привела к пересмотру традиционных критериев смерти, к появлению таких понятий, как «клиническая смерть», «смерть мозга», поставивших перед медиками новые этические, философские и правовые проблемы. Если смерть — это умирание, переход одного качества в другое, то «клиническая смерть» — это вид существования, где проходит граница бытия и небытия. Специфическая особенность «клинической смерти» в ее принципиальной обратимости.

Меры реанимационной помощи в случаях клинической смерти направлены к тому, чтобы как можно скорее восстановить жизнедеятельность организма. Поэтому так важен временной интервал, характеризующий клиническую смерть: 5–6 минут.



Суицид. Суицид — это добровольный уход индивида из жизни в виду психо-эмоциональных, душевных или физических травм. В настоящий момент суицид — это чума XXI века. Как правило, чаще добровольно уйти из жизни решают жители больших агломераций, среди жителей районных центров и поселков количество суицидальных попыток значительно ниже.

3.4. Медицина и проблема смерти: история вопроса

Важными функциями наделяет общество врача, вверяя ему право определять момент смерти. Обычно нам эти функции представляются вполне естественными. Однако, наделение ими врачей — дело по историческим масштабам совсем недавнее, относящееся примерно к середине XIX века. И связано оно было с тем процессом, который историки медицины и историки культуры называют медикализацией смерти. Французский историк культуры Ф. Арьес отмечает, что в литературе, искусстве, медицине XVII–XVIII вв. царила неуверенность в отношении к жизни и смерти. Постоянно присутствовала тема «живого трупа, мертвеца».

В 1876 г. в «Энциклопедическом словаре медицинских наук» А. Дешамбр писал, что умами овладела всеобщая паника — страх быть похороненным заживо, очнуться от долгого сна на дне могилы. Дело доходило до того, что во Франции люди стали оговаривать в своих завещаниях проведение после смерти таких тестов, как надрезы на конечностях, чтобы удостовериться в действительной кончине. Постепенно медицинская профессия обрела исключительное право, а вместе с тем и обязанность, — констатировать смерть. В большинстве стран, как отмечается в Сиднейской декларации Всемирной медицинской ассоциации (1968 г.), — определение времени смерти является юридической обязанностью врача.

Другая сторона процесса медикализации смерти связана с местом, где человек расстается с жизнью: этим местом все чаще становится больница. Процент умерших в больницах за последнее время продолжает расти. В результате многие люди, оказываясь дома с умирающим родственником, просто не знают как себя вести.

Говоря об умирании как процессе, необходимо подчеркнуть то обстоятельство, что если констатация смерти — это одномоментный акт, то смерть, протекающая под наблюдением медиков, имеет длительность.

Таким образом, в результате медикализации смерти к настоящему времени врачи оказались непосредственно вовлеченными в трагическую, сложную и наделенную глубоким смыслом область человеческого существования.

Вывод: медицинская профессия обрела новый источник власти в обществе, однако всегда следует помнить, что это навлекло на нее и новую чрезвычайно серьезную ответственность.

3.5. Смерть и умирание в эпоху новых медицинских технологий. Хосписы

Многие из рассматриваемых проблем порождены научно-техническим прогрессом. Так, смерть традиционно определялась по таким критериям, как необратимая остановка дыхания и кровообращения. Однако бурный научно-технический прогресс биомедицины в ХХ веке привел к тому, что теперь можно поддерживать процессы дыхания и кровообращения, снабжать организм пищей и водой с помощью искусственных средств поддержания жизни. Тем самым появилась возможность спасать жизни пациентов, которые были обречены, однако эти же научно-технические достижения привели к появлению трудностей морально-этического, юридического характера (рисунок 3).


Виды смерти




Клиническая Биологическая

отсутствие видимых признаков наступлением восстановление

жизни, угасание функций ЦНС, жизненных функций невозможно

но с сохранением обменных (необратимость)

процессов в тканях (обратимость)

Рисунок 3 — Виды смерти
Чем быстрее констатируется смерть, тем быстрее признается, что дальнейшее лечение бесполезно, вследствие этого становится возможным высвободить персонал, который его проводит, используемые препараты и оборудование, весьма дорогостоящие и дефицитные. В современной медицине складывается такое положение, когда заповедь «Бороться за жизнь больного до последнего вздоха» утрачивает универсальную применимость.

Хосписы. В развитии некоторых заболеваний (например, злокачественных опухолей) раньше или позже наступает момент, когда активная терапия делается невозможной. Место борьбы за спасение жизни больного занимает паллиативная помощь (обезболивание, уход, социально-психологическая поддержка). Основная задача такой помощи — защитить пациента от психофизических страданий и болей, а также обеспечить достойное умирание. Умирающие испытывают страх перед смертью, болью, зависимостью от других. Основатель современных хосписов (организаций по физической и моральной поддержке умирающих) англичанка С. Сондерс еще в 1948 г. пришла к простой мысли: умирающему пациенту можно и нужно помочь. Сложившаяся с тех пор система паллиативной помощи стала реализацией этой простой и гуманной цели. Умирающий пациент с помощью грамотного паллиативного лечения может быть избавлен от боли и получает возможность общаться с семьей и друзьями. В рамках хосписного движения ведется также активная психологическая и социальная поддержка членов семьи умирающих.

Одним из критериев успешного паллиативного лечения является расширение возможностей самообслуживания больного, что одновременно увеличивает его самоуважение. Умирающий человек особенно остро чувствует недостаток заботы о нем, поэтому имеет право на капризы и даже на чувство злости. Надо уметь соглашаться с больным, а принятый в хосписах обычай выполнения последнего желания есть логическое завершение этой линии поведения, всей философии паллиативного лечения.



3.6. Жизнеподдерживающее лечение и отказ от него

Под влиянием научно-технического прогресса в сфере биомедицины приходится переосмысливать не только определение и критерии смерти. Немало проблем порождается в силу того, что во многих случаях современные средства и процедуры позволяют продлевать жизнь человека. Но не всегда эта жизнь бывает действительно полноценной для того, кто ее проживает. Если в прошлом с обнаружением «знаков смерти» врач мог считать свою миссию законченной, то сегодня процесс умирания проходит при участии и под контролем медицинского персонала. Данная проблема биоэтики имеет несколько подходов ее разрешения.

Основной подход опирается на различие ординарных (привычное лечение) и экстраординарных (необычное, отходящее от принятой практики лечение) методов лечения. Согласно этому подходу предполагается, что если для продления жизнеподдерживающего лечения достаточно ординарных мер, то оно должно быть продолжено. Если же приходится прибегать к чрезвычайным, экстраординарным мерам, то необходимости нет.

В 1973 г. съезд Американской медицинской ассоциации счел морально оправданным прекращение лечения в случае, если пациент или его ближайшие родственники, посоветовавшись с врачом, решают не начинать или прекратить использование экстраординарных средств продления жизни тела, когда существуют неопровержимые свидетельства того, что биологическая смерть близка.

Необходимо подчеркнуть, что во всех этих случаях речь идет о выборе, который осуществляется не врачом, а пациентом и его близкими. Аналогичная норма, позволяющая пациенту отказаться от лечения, в том числе и жизнеподдерживающего, содержится в законодательстве многих стран. Согласно закону, пациент в праве выбирать соглашаться ли ему на жизнеподдерживающее лечение либо отказаться от него.

3.7. Эвтаназия пассивная и активная: за и против

Термин «эвтаназия» требует детализации, поскольку отражает различные формы этого явления (рисунок 4).


Виды эвтаназии




Пассивная Активная

отказ от жизнеподдерживающего преднамеренное вмешательство

лечения, когда оно либо прекра- с целью прервать жизнь

щается, либо вообще пациента средствами,

не начинается вызывающими летальный исход

Рисунок 4 — Виды эвтаназии

С моральной точки зрения при анализе отказа от лечения значимой является разница между ситуацией, когда принимается решение не начинать лечение, и ситуацией, когда прекращается уже начатое лечение. В первом случае может быть нарушена обязанность (позитивная моральная обязанность) спасти или не дать умереть. А во втором — негативная моральная обязанность — не умерщвлять.

Если с некоторыми формами отказа от лечения, ведущими к смерти пациента, приходится мириться как с неизбежным злом, то против активной эвтаназии выдвигаются весьма сильные аргументы морального характера. В большинстве стран активная эвтаназия запрещена законом.

Различают три формы активной эвтаназии:

1. Убийство из сострадания (если жизнь является мучением для пациента, то она прерывается другим человеком, причем без согласия на это страдающего пациента).

2. Добровольная активная эвтаназия (врач по просьбе больного делает ему летальную инъекцию).

3. Самоубийство при помощи врача (врач передает в руки пациента средство, позволяющее покончить с собой. Пример: американский врач Джек Кеворкян — «доктор-смерть», который создал устройство, вызывающее смерть тогда, когда сам пациент приведет его в действие).

В США функционирует общество «Хэлмок», агитирующее в разных штатах страны за изменение законодательства с целью разрешить врачам ассистировать при самоубийстве. Несколько лет назад в результате референдума в штате Орегон им удалось одержать победу. Однако принятый закон долгое время не удавалось применить из-за препятствующих позиций Американской Медицинской Ассоциации и Американской Психиатрической Ассоциации. Лишь в 1998 г. в Орегоне была проведена первая эвтаназия в соответствии с этим законом.

Согласно данным социологических опросов, проводившихся в разных странах, в том числе и Беларуси, врачи намного более негативно относятся к эвтаназии, чем население в целом. Однако более молодые врачи чаще считают эвтаназию допустимой, чем врачи старших возрастных групп. Это веский довод в пользу того, что в будущем отношение врачей к эвтаназии может стать более терпимым.

3.8. Морально-этические проблемы искусственного аборта

Аборт относится к числу старейших проблем медицинской этики. Клятва Гиппократа запрещает врачу прерывание беременности («Я… не вручу никакой женщине абортивного пессария»). В то же время Аристотель считал аборт допустимым. В позиции Аристотеля обращают на себя внимание два момента: необходимость абортов обосновывается у него демографическими целями; одновременно он считал аборт дозволенным, пока в зародыше не сформировалась чувствительность и двигательная активность.

В Древнем Риме аборт вообще никогда не считался чем-то позорным и широко практиковался. Поначалу в римском праве зародыш трактовался как часть тела матери. И только позднее эмбрион был наделен некоторыми гражданскими правами.

Окончательное осознание ценности эмбриона связано с возникновением христианства. Уже в эпоху раннего христианства аборт отождествлялся с убийством человека.

Первым государством, легализовавшим «аборт по просьбе» была советская Россия. Один из создателей советской системы здравоохранения З. П. Соловьев назвал «историческим документом» совместное Постановление Наркомздрава и Наркомюста от 18 ноября 1920 г. о допустимости бесплатного производства операций по искусственному прерыванию беременности в обстановке советских больниц, где обеспечивается максимальная безвредность. Эта мера была направлена в первую очередь против зла криминальных абортов.

В последнее десятилетие аборт превратился в самую обсуждаемую проблему теории морали. Женщина рожает то количество детей, которое соответствует условиям и ситуации, в которой она находится.

Ежегодно в мире от абортов гибнет около 70 тысяч женщин. Также большой эмоциональной силой обладают эмбриологические данные о развитии плода, приводимые противниками абортов. Сердцебиение возникает у плода на 18-й день после зачатия, на 21-й день у него имеется замкнутая система кровообращения, на 40-й можно обнаружить электрические импульсы головного мозга, на 6–7 неделе плод начинает самостоятельно двигаться, в 8 недель он начинает сосать палец, в 11–12 недель он активно дышит в околоплодных водах и т. д. Следует подчеркнуть особую значимость трех из названных фактов: начала сердцебиения, самостоятельного дыхания (в медицине считается, что с утратой именно этих функций человек умирает) и появления электрической активности мозга (согласно действующему в нашей стране законодательству, смерть мозга человека является достаточным критерием для констатации смерти).

На основании подобных аргументов противники искусственного прерывания беременности как морально допустимого медицинского вмешательства настаивают, что аборт — это жестокое убийство невинного человеческого существа.



ТЕМА 4

ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТРАНСПЛАНТОЛОГИИ

4.1. Моральные проблемы получения органов от живого донора

Трансплантология является одной из самых перспективных областей медицинской науки и практики: она аккумулирует новейшие достижения современной хирургии, реаниматологии, анестезиологии, иммунологии, фармакологии.

Начало развития трансплантологии можно датировать 1954 г., когда американскими хирургами была осуществлена первая успешная пересадка почки. В Советском Союзе первую успешную пересадку почки от живого донора произвел в 1965 г. Академик Б. В. Петровский. В следующем году им же была осуществлена удачная пересадка почки от трупа.

Пересадка от почек живых доноров явилась первым направлением в трансплантологии, которое нашло свое место в практической медицине. Пересадка почки не только спасла от смерти сотни тысяч пациентов, но и обеспечила им высокое качество жизни. Помимо почки от живых доноров пересаживают долю печени, костный мозг и т. д.

Право на принесение жертвы в пользу близкого человека широко признано. Оно предполагает наличие свободной воли донора. С этической точки зрения донорство должно быть добровольной, осознанной и бескорыстной жертвой.

Условия, при которых эти принципы выполняются:

1) добровольность (отсутствие принуждения к донорству, опирающегося на родовую, административную и финансовую зависимость);

2) альтруизм (исключение коммерческих сделок);

3) осознанность жертвы (основывается на полноте информации о возможном риске и о шансах на успех, предоставляемой врачом).

Донорами не могут выступать недееспособные граждане, которые в силу возраста или состояния интеллектуальных способностей не в состоянии принять решение сознательно.

Другая группа сложнейших моральных проблем возникает в связи с запретом на продажу органов для пересадки. Тело человека превращается в товар. Богатый выживает за счет бедного. Однако нужно помнить, что простой запрет на продажу органов формирует теневой рынок этих услуг. Избежать негативных последствий можно путем легализации торговли органов от живых доноров (что неприемлемо), либо посредством разработки комплекса мер, способных:

1) эффективно контролировать запрет коммерциализации;

2) улучшить финансирование программ по трансплантологии и усилить социальную защиту населения.

4.2. Этические проблемы пересадки органов от трупа. Типы забора органов для трансплантации от трупа

Использование трупа человека в качестве источников органов для пересадки вызывает целый спектр непростых моральных проблем. Все мировые религии запрещают нанесение повреждений телу умершего человека, предписывают бережное и почтительное отношение к нему. Целесообразно выделить несколько групп проблем, возникающих при пересадке органов от трупа:



  • Моральные проблемы процедуры забора органов.

  • Проблема справедливости в распределении между потенциальными реципиентами дефицитных ресурсов трансплантологии.

  • Этические проблемы, связанные с торговлей человеческими органами и тканями.

Концепция смерти мозга, разработанная в неврологии, породила вопрос о надежности диагностики смерти мозга. Он почти целиком входит в рамки профессиональной компетенции неврологов и становится моральной проблемой тогда, когда речь заходит о доверии населения к достоверности и качеству практического использования этих процедур перед принятием решения о заборе органов для трансплантации. Следует заметить, что для трансплантологов именно концепция мозговой смерти открыла широчайшие возможности, недоступные при использовании традиционных легочно-сердечных критериев смерти. Важнейшим принципом, который охраняет процедуры диагностики смерти мозга от влияния корыстных интересов, является организационная и финансовая независимость медицинских учреждений, осуществляющих диагностику и забор органов.

Существует три типа забора органов от трупа:



  • Рутинный забор (СССР). Его основанием является сложившаяся практика, согласно которой власти могут по своему усмотрению распоряжаться телом умершего человека. Они дают службам здравоохранения полномочия производить вскрытия, забирать органы для научных и прочих манипуляций, использовать физиологические жидкости и ткани трупа для различных целей. Тело умершего человека трактуется как государственная собственность, которую медики могут использовать в общественных интересах. Подобные практика и отношение морально ущербны, поскольку лишают человека права быть хозяином своего тела;

  • Забор, основанный на презумпции согласия. Этот забор отличается от рутинного тем, что, хотя специальное разрешение на забор органов после смерти и не испрашивается, но согласие на такой забор предполагается, то есть констатируется отсутствие отказа от подобной манипуляции;

  • Забор, осуществляющийся через механизмы информационного согласия (США, Голландия, Португалия). Информационное согласие потенциального донора в форме прижизненного распоряжения или согласие членов семьи после его смерти. Такой подход выражает в каком-то смысле более индивидуалистические культурные традиции. Человек имеет возможность сам распоряжаться своей жизнью и своим телом.

4.3. Проблема справедливости в распределении дефицитных ресурсов для трансплантации

Распределение дефицитных ресурсов в соответствии с социальной значимостью индивида или группы является обычным механизмом, более или менее распространенным во всех сообществах. При декларировавшемся равенстве прав граждан на получение медицинской помощи, существовавшая в СССР иерархическая система распределения медицинских услуг допускала такие привилегии для тех, кто был причастен к правящей элите.

Для реализации равноправия граждан при распределении дефицитных ресурсов здравоохранения, включая такой в высшей степени дефицитный ресурс, как органы и ткани для пересадки, обычно используется два основных критерия:

1. Критерий лотереи (отбор пациентов для трансплантации проходит по принципу совместимости пары «донор — реципиент», так называемая «Природная лотерея»);

2. Критерий очередности.

Однако во многих странах мира существуют возрастные ограничения для реципиентов, а также иногда считается морально оправданным ограничивать доступность программ по пересадке органов, для тех, кто потерял здоровье из-за ненормального образа жизни — наркоманов, алкоголиков.

В Беларуси при распределении органов для трансплантации специалисты-трансплантологи руководствуются тремя критериями:


  • Степень совместимости.

  • Экстренность ситуации.

  • Длительность нахождения в «листе ожидания».

Все три критерия абсолютно объективны, но всегда есть сомнения, которые создают врачебный опыт и интуиция. Поэтому выбор реципиента — это всегда этический поступок для членов трансплантационной бригады.

4.4. Этические проблемы трансплантации фетальных органов и тканей

Пересадка органов и тканей производится от плодов, подвергшихся абортированию — как самопроизвольному, так и искусственному. Причем последний вид аборта является основным источником трансплантатов, так как самопроизвольные выкидыши встречаются значительно реже и часто сопровождаются патологией плода, что делает их неподходящими донорами для пересадок.

Опыты с пересадкой фетальных тканей начались еще в XIX веке. В 1881 г. К. Леопольд пересаживал плодный эпителий экспериментальным животным. Будучи менее дифференцированы, чем у взрослого организма, клетки плода напоминают по своим биологическим качествам раковые, но не обладают патологическими свойствами. Как и раковые, плодные клетки лучше выживают в чужеродной среде организма реципиента.

В 30-х гг. ХХ века предпринимались попытки разработать метод лечения диабета путем пересадки панкреатической железы плода после предварительного культивирования. Аналогичным способом пытались лечить недостаточность щитовидной и паращитовидной железы.

Интенсивные исследования и эксперименты в этой области велись вплоть до разгадки проблемы гистосовместимости. В настоящее время имеются данные, свидетельствующие о том, что пересадка больным, страдающим паркинсонизмом или болезнью Гентингтона, эмбриональных тканей мозга приводит к существенному улучшению их клинического состояния. Иные методы лечения этих заболеваний не обладают выраженным терапевтическим эффектом. Известны попытки лечения путем пересадки фетальных тканей больных синдромом Дауна, диабетом и других заболеваний.

Поскольку аборт является условием получения тканей для трансплантации, то его допустимость оказывается одной из центральных моральных проблем на пути развития рассматриваемого типа новых медико-биологических технологий. Примечательно, что моральная оценка фетальных пересадок формировалась и формируется независимо от моральной оценки аборта.

Трансплантация фетальных тканей не является единственной областью утилизации абортированных плодов в современной медицине. Человеческие плоды широко используются для получения вакцин, например, против полиомиелита. Трудно переоценить значение этой вакцины для спасения жизней и здоровья многих миллионов детей во всем мире. Эмбрионы используются и при диагностике многих вирусных заболеваний. Неоценимо значение научных исследований абортированных плодов для эмбриологии человека, выяснения причин врожденных и генетических заболеваний, разработки новейших методов внутриутробной хирургии и терапии различных форм патологии.

4.5. Этические аспекты ксенотрансплантации

Ксенотрансплантация — это пересадка органов и тканей от животных к человеку. Попытки переливать кровь от животных к человеку и пересаживать органы имеют давнюю историю. Общественный интерес к ним подогревается неуклонно растущим дефицитом человеческих донорских органов и тканей. В США ежегодно более 3 тыс. человек умирают, не дождавшись подходящего органа.

Наиболее генетически близкими человеку являются приматы. Однако именно вследствие эволюционной близости человеку использование их в качестве доноров вызывает возражения защитников прав животных. Поэтому исследователи предпочитают создавать универсальных доноров органов для человека на базе некоторых пород свиней, физиологическое и анатомическое строение внутренних органов которых достаточно близко человеческому. Умерщвление свиней для этих целей не противоречит сложившимся традиционным стандартам. Более того, условия содержания и умерщвления этих животных в специализированных медицинских лабораториях значительно более гуманны, чем содержание на ферме и забой на скотобойне. Однако, пересаживая человеку органы, к примеру, свиньи, мы рискуем одновременно перенести ему такие заболевания, как бруцеллез, грипп свиней и целый ряд других инфекций. Ряд вирусов, безвредных для животных, попав в условия организма человека, могут стать источником тяжелейших заболеваний.

Ксенотрансплантация ставит фундаментальную этическую проблему — является ли человек высшей моральной ценностью, во имя которой можно причинять страдание и боль, а также вызывать смерть других живых существ.


следующая страница >>