Учебно-методический комплекс дисциплины «Общее языкознание» для студентов 4 курса специальности - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебно-методический комплекс дисциплины 2 739.29kb.
Учебно-методический комплекс дисциплины «История русского литературного... 3 454.3kb.
Учебно-методический комплекс Для студентов, обучающихся по специальности... 5 1367.29kb.
Зарубежная литература и литература страны изучаемого языка учебно-методический... 2 555.09kb.
Зарубежная литература и литература страны изучаемого языка учебно-методический... 2 436.88kb.
Кафедра безопасности жизнедеятельности и основ медицинских знаний... 7 2726.59kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине 080503. 65 соответствует... 5 633.02kb.
Учебно-методический комплекс для студентов очного отделения, обучающихся... 1 290.01kb.
Учебно-методический комплекс Для студентов, обучающихся по специальности... 1 224.3kb.
Учебно-методический комплекс дисциплины менеджмент Направление подготовки... 3 725.34kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине «право и религия» для... 2 546.1kb.
Рабочая программа история литературы стран второго иностранного языка... 1 192.32kb.
- 4 1234.94kb.
Учебно-методический комплекс дисциплины «Общее языкознание» для студентов 4 курса - страница №1/2

Министерство образования и науки Республики Казахстан

Государственный университет им.Шакарима г. Семей

Кафедра русской филологии

Учебно-методический комплекс дисциплины

«Общее языкознание»

для студентов 4 курса специальности

050118 «Русский язык и литература в школе

с не русским языком обучения»

Семей, 2013

Составитель_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Утверждено на заседании кафедры протокол №1 от « »______________2013 г.

Зав.кафедрой РФ Демежанов Т.М.



СОДЕРЖАНИЕ

1 Глоссарий по дисциплине

11 Краткий конспект лекций

111Методические рекомендации по СРСП

1V Методические рекомендации по СРС

V Контрольно-измерительные средства



1 Глоссарий

Абсолютные универсалии - универсалии, свойственные всем известным языкам, например: всякий естественный язык имеет гласные и согласные.

Агглютинативные (агглютинирующие) языки — например, тюркские или языки банту. Для них характерны развитая система словообразовательной и словоизменительной аффиксации, отсутствие фонетически не обусловленных вариантов морфем, единый тип склонения и спряжения, грамматическая однозначность аффиксов, отсутствие значимых чередований.

Активные языки — типологическое деление языков по отношениям в языке глагола с существительными. Предусматривается градация существительных на «активные» и «неактивные», глаголов на «активные» и «стативные», прилагательные обычно отсутствуют: современный китайский, гуарани, праиндоевропейский и др.

Аналитизм – грамматическая система, в которой грамматические значения выражаются отдельными служебными словами, которые могут являться как самостоятельными словоформами (ср. будет делать), так и клитиками (ср. сделал бы); локус грамматических морфем — отдельная синтаксическая позиция.

Аналитические языки – языки, в которых синтаксическая информация передается при помощи отдельных грамматикализованных слов вместо морфологии.

Ареальная лингвистика – раздел языкознания, изучающий территориальное распространение языковых явлений в связи с межъязыковым взаимодействием.
Бинарная оппозиция — пара звуков или других единиц языка, схожих во всем, кроме одного признака (дифференциального), по которому они противопоставлены.

Валентность – семантическая сочетаемость глагольного слова, связана с категорией переходности-непереходности. Одновалентные глаголы, как правило, относятся к непереходным (интранзитивными), а многовалентные — к переходным (транзитивным).

Вокалический минимум - минимальный набор гласных фонем, относительно которого может вестись сравнение вокалических систем всех языков.
Выборка - множество языков, выбранных для типологического сопоставления из генеральной совокупности (т.е. всех языков мира) с помощью определённой процедуры.
Гармония - соотношение параметров, при котором они встречаются в различных языках только в сочетании друг с другом.
Генеалогическая классификация языков - изучение и группировка языков мира на основании установления родственных связей между ними. Традиционно генеалогическая классификация языков представляется в виде дерева, где каждая точка которого указывает на общий праязык.
Доминирование – свойство одного из параметров импликативной универсалии. Доминантным называют тот параметр, который встречается в языках в сочетании с любым другим параметром, описанным в универсалии.
Изоморфизм – отношение структурного подобия между объектом и его моделью. В языке изоморфизм – это соответствие элементов формы языковой структуры элементам содержания этой структуры.
Иерархия - выстраивание импликативных универсалий в цепочки. Иерархия включает в себя не два признака, а более, причем признаки эти последовательно связаны импликативной зависимостью.
Иерархическая структура, структура языка, в которой единицы более высоких уровней представляют собой сочетания единиц низших уровней.

Изолирующие языки (аморфные) языки — например, китайский, бамана, большинство языков Юго-Восточной Азии (мяо-яо, тай-кадайские и др.). Для них характерно отсутствие словоизменения, грамматическая значимость порядка слов, слабое противопоставление знаменательных и служебных слов.

Импликативные (сложные) универсалии - такие, которые утверждают связь между двумя классами явлений. Так, если в языке есть двойственное число, в нём есть и множественное число.

Инкорпорирующие (полисинтетические) языки — например, чукотско-камчатские или многие языки Северной Америки. Для них характерна возможность включения в состав глагола-сказуемого других членов предложения (чаще всего прямого дополнения, реже подлежащего непереходного глагола), например, в чукотском языке Ытлыгэ тэкичгын рэннин 'Отец мясо принес', где прямое дополнение выражено отдельным словом, но Ытлыгын тэкичгырэтгъи букв.: 'Отец мясо-принес' — во втором случае прямое дополнение инкорпорируется в состав глагола-сказуемого, то есть образует с ним одно слово.

Маркированность типологическая - более явное выражение одного из элементов понятийной или грамматической категории.
Морфологическая типология языков – типология, основу которой кладется способ соединения морфем, типичный для того или иного языка.

Номинативные языки — большинство современных индоевропейских (включая русский), семитские и др. языки, в которых номинатив (основной падеж существительного) соответствует субъекту как переходного, так и непереходного глаголов, и противопоставляется аккузативу, который соответствует объекту переходных глаголов. 

Принцип иконичности – принцип, согласно которому между означающим и означаемым знака существует некоторое структурное подобие. В языке принцип иконичности проявляется в том, что структура языка отражает опыт его носителей.
Принцип экономии – принцип, согласно которому средства выражения должны быть сведены к минимуму там, где это возможно.
Полисинтетизм - самая высокая степень синтетизма. Это явление характеризует языки, слова которых имеют количество морфем, значительно превышающее типологическое среднее.

Полисинтети́ческие языки́ — языки, в которых все члены предложения (полная инкорпорация) или некоторые компоненты словосочетания (частичная инкорпорация) соединяются в единое целое без формальных показателей у каждого из них.

Структурная типология – направление исследований, в котором универсальные и уникальные свойства языков объясняются особенностями внутренней организации языковой системы.
Структурное кодирование – схема формального представления значения категории в конкретном языке.
Тип в языке - способ выражения грамматических или других отношений в языке, способ формальной организации единиц языка.
Тип языка - устойчивая совокупность ведущих признаков языка, находящихся между собой в определенных отношениях.
Типология лингвистическая - раздел общего языкознания, который занимается сравнительным изучением структурных и функциональных свойств языков независимо от характера генетических и географических отношений между ними.
Семантическая агглютинация — выражение каждого семантического элемента отдельной морфемой.

Синтаксическая типология - классификация языков по синтаксическим типам, опирающаяся на важнейшие признаки семантической и формальной структуры главных членов предложения.

Синтетизм – грамматическая система, в которой грамматические значения выражаются аффиксами в составе словоформы, то есть образовывать одно фонетическое слово с опорным лексическим корнем; локус грамматических морфем — при лексическом корне.

Синтети́ческие языки́ — типологический класс языков, в которых преобладают синтетические формы выражения грамматических значений. Синтетические языки противопоставляются аналитическим языкам, в которых грамматические значения выражаются при помощи служебных слов, и полисинтетическим языкам, в которых в пределах цельнооформленного комплекса (внешне напоминающего слово) объединено несколько именных и глагольных лексических значений.

Система языка,  языковая система — множество элементов языка, связанных друг с другом теми или иными отношениями, образующее определенное единство и целостность. Каждый компонент языковой системы существует в противопоставлении другим элементам, что наделяет его значимостью. Представление о системе языка включает в себя понятия уровней языка, единиц языка, парадигматики и синтагматики, языкового знака, синхронии и диахронии.



Статистические универсалии (тенденции) – свойственные не всем языкам, например: почти все языки имеют носовые согласные (однако в некоторых языках Западной Африки носовые согласные являются не отдельными фонемами, а аллофонами оральных смычных в контексте носовых согласных).

Теория оптимальности (ОТ) - направление в рамках генеративной лингвистики, предметом которой является исследование универсальных принципов языка, лингвистической типологии, механизмов усвоения языка, порождения и восприятия речи. ОТ часто называют коннекционистской теорией языка, так как она уходит корнями в исследование и моделирование нейронных сетей.

Теория принципов и параметров представляет собой модель, созданную Ноамом Хомским и Говардом Лазником, а также множеством других лингвистов-генеративистов для описания языковой когнитивной системы. В рамках этой теории универсальная грамматика задаётся не правилами, а конечным набором фундаментальных принципов, общих для всех языков, и параметров, определяющих языковую вариативность и фиксирующихся при усвоении языка.

Тип, или локус, выражения грамматических значений – преобладающий в языке способ выражения грамматических значений.

Тип морфологической структуры: изолирующий — морфемы максимально отделены друг от друга; агглютинативный — морфемы семантически и формально отделимы друг от друга, но объединяются в слова; флективный (фузионный) — и семантические, и формальные границы между морфемами плохо различимы.

Типология — раздел лингвистики, занимающийся выяснением наиболее общих закономерностей различных языков, не связанных между собой общим происхождением или взаимным влиянием. Типология стремится выявить наиболее вероятные явления в различных языках.

Типологический анализ можно вести на уровне звука (фонетическая и фонологическая типология), на уровне слова (морфологическая типология), предложения (синтаксическая типология) и надсинтаксических структур (типология текста или дискурса).

Типология порядка слов (в предложении) — одна из возможных систем типологической классификации языков, используемых в лингвистической типологии. Основывается на базовом порядке, в котором в предложении стоят подлежащее (англ. subject), сказуемое (англ. verb) и прямое дополнение (англ. object).

Универсалии – явления, свойственные всем или большей части языков, выделяются на всех уровнях языка. Так, в фонологии известно некоторое число абсолютных универсалий (касающихся часто набора сегментов), ряд универсальных свойств выделяется и в морфологии. Наибольшее распространение изучение универсалий получило в синтаксисе и семантике.

Универсальная грамматика — термин, которым в ряде лингвистических теорий обозначается предполагаемый набор правил или принципов, присущих каждому человеческому языку. Подобные правила не определяют язык полностью: они допускают значительную вариантность, но ограничивают её некоторыми конечными рамками.

Уникалия – специфическое, неповторимое свойство конкретного языка.

Флективные (фузионные) языки — например, славянские или балтийские. Для них характерны полифункциональность грамматических морфем, наличие фонетических явлений на их стыках, фонетически не обусловленные изменения корня, большое число фонетически и семантически не мотивированных типов склонения и спряжения.

Фонологическая типология исходит из очевидной предпосылки, что при всем огромном разнообразии языков мира, все люди имеют практически одинаковое строение речевого аппарата. Существует немалое количество закономерностей, связанных именно с этим. Например, в самых разных языках мира имеет место явление палатализации.

Формальная агглютинация — отсутствие фонетического взаимопроникновения между морфемами.

Фреквенталии — явления, встречающиеся в языках мира достаточно часто (с вероятностью, превышающей случайную).

Фузия - фузия может быть формальная, как в русском слове детский [д’ецк’ий] и семантическая (=кумуляция), как в русском окончании (флексии) «у» в слове столу закодированы одновременно грамматические значения ‘дательный падеж’, ‘единственное число’ и, косвенно, ‘мужской род’.

Функциональная типология – направление типологических исследований, в котором языковые сходства и различия объясняются условиями функционирования языка. Наличие или отсутствие определенных явлений в языке объясняется коммуникативными потребностями языкового сообщества.

Эргативные языки —— северокавказские языки, баскский, из индоевропейских — курдский; реликты явления имеются в грузинском языке («повествовательный падеж» — бывший эргатив). В них абсолютив (основной падеж существительного) соответствует субъекту непереходного и объекту переходного глагола, и противопоставляется эргативу, который соответствует субъекту переходного глагола.

Язык-эталон – модель, относительно которой проводится сопоставление различных естественных языков, некоторый абстрактный инвариант языков мира.
Язык-эталон анкетного типа –максимально широкий перечень единиц языков-объектов и их свойств с указанием соответствий между ними.
Язык–эталон редукционного типа - упорядоченный перечень признаков языковых единиц. Каждый последующий признак вводится в список таким образом, чтобы обеспечивалось расширение системы единиц.

11 Краткий конспект лекций

Тема 1: Типология как лингвистическая дисциплина. История типологии.

Цель: изучить цели и задачи курса и лингвистической типологии как науки, основные вехи истории типологии.

Вопросы: 1)Различие целей и принципов сравнительно-исторического и сопоставительно-типологического языкознания.2)Структурное и материальное сходство. Сопоставление родственных и неродственных языков. 3)Различие генеалогической и типологической классификаций. 4)Задачи лингвистической типологии: исследование и сопоставление строя языков; характеристика типологических особенностей отдельного языка; выявление универсальных, специфических и типологических свойств, построение классификации.
При генетическом сопоставлении элементы одной языковой системы представляются как результат развития другой языковой системы. Генетическая классификация языков традиционно представляется в виде дерева, каждая точка которого указывает на общий язык-предок. Все языки, восходящие к этому языку-предку, образуют генетически родственную группу. Значение генетической классификации в современной лингвистике настолько велико, что очень часто, когда говорят о классификации языков, имеют в виду именно генетическую классификацию. Однако это не единственно возможный способ классифицировать языки.

Генетическим исследованиям традиционно противопоставляют негенетические, т.е. такие, в ходе которых сопоставляются языки, не обязательно являющиеся родственными.

Все попытки сравнения неродственных языков можно разделить на две группы: лингвогеографические, когда изучается материал географически смежных языков (в этом случае общие свойства языков объясняются их соседством, контактным развитием) и нелокализованные.

Лингвогеографическая классификация языков также называется ареальной. Этот способ классификации основывается на мнении, что в результате постоянных контактов носителей языки-соседи приобретают общие черты, которые отличают эти языки от языков других ареалов. Если мы сравним генеалогические и ареальные классификации, то обнаружим, что в их основе лежит различное отношение к фактору времени: черты сходства языков, возникшие вследствие контактов, имеют гораздо более позднее происхождение по сравнению с чертами сходства, обусловленными генетическим родством. При нелокализованных сопоставительных исследованиях не налагаются никакие ограничения на характер изучаемого языкового материала.

Лингвистическая типология – это раздел общего языкознания, который занимается сравнительным изучением структурных и функциональных свойств языков независимо от характера генетических и географических отношений между ними. Следовательно, типологическое сопоставление языков является негенетическим и нелокализованным.

Смысл типологических классификаций состоит в том, чтобы на их основе сделать обобщения относительно свойств не только конкретных языков, но и человеческого языка вообще. Исходное предположение типологических исследований таково: структурные характеристики языков, их повторяемость не являются случайными или произвольными. Эти структурные характеристики могут быть описаны в терминах языковых универсалий. Значительно обобщая ситуацию, можно сказать, что типология преследует двоякую цель: определить языковые универсалии и установить диапазон варьирования между существующими языками. Лингвистическая типология и сравнительно-историческое языкознание близки в своем интересе к сопоставлению языков.

Типология — раздел лингвистики, занимающийся выяснением наиболее общих закономерностей различных языков, не связанных между собой общим происхождением или взаимным влиянием. Типология стремится выявить наиболее вероятные явления в различных языках. В случае, если некоторое явление выявляется в представительной группе языков, оно может считаться типологической закономерностью, применимой к языку как таковому. Типологический анализ можно вести на уровне звука (фонетическая и фонологическая типология), на уровне слова (морфологическая типология), предложения (синтаксическая типология) и надсинтаксических структур (типология текста или дискурса).

Сама идея типологии языков по общим структурным признакам возникла более 150 лет назад в Германии. Фридрих Шлегель в своей книге "О языке и мудрости индийцев" (1808) впервые поставил обе эти проблемы на обсуждение. В главах "О грамматической структуре" и "О двух разновидностях языков по их внутреннему строению" он делится своими наблюдениями над строением всех известных ему языков. Ф.Шлегель делит все языки на два разряда: к первому он причисляет те языки, которые передают грамматические значения с помощью внутреннего изменения корня, а ко второму - те языки, которые для этой цели употребляют особые показатели, единственным назначением которых является выражение грамматических значений. Первые он называет флективными языками. Таким образом, Ф.Шлегель понимал флексию лишь как внутреннее изменение корня. Он считал, что формы внутренней флексии возникли путем "органического развития корня", флективные языки он называет "органической тканью", отмечая их "постоянство и устойчивость". К этой группе он относит индоевропейские языки. Языки, не обладающие флексией в таком ее значении, то есть принадлежащие ко второму разряду, он называет "скоплением атомов" и сравнивает их корни с "неплодоносным семенем". Сюда он причисляет все неиндоевропейские языки.

Таким образом, Фридрих Шлегель разделяет языки на две большие категории: языки, которым присуще "органическое развитие корня", обладающие внутренней флексией, и языки с "механическим црисоединением" аффиксов для выражения грамматических значений.

Позднее брат Ф.Шлегеля Август Шлегель перерабатывает эту классификацию. В своем сочинении "О провансальском языке и литературе" (1818) он выдвигает деление языков уже на три класса: "языки без грамматической структуры, аффиксирующие и флективные языки". К первой группе он относит корневые языки типа китайского, ко второй - языки с "механическим" присоединением аффиксов, еще сохраняющих самостоятельное значение. В отличие от своего брата, А.Шлегель под флексией понимает не только внутреннюю, но и внешнюю флексию. К этой группе он относит как индоевропейские, та и семитские языки. А.Шлегель также признает за внутренней и за внешней флексией принцип "органического" развития, считая, что "им присущ жизнеспособный принцип развития и роста". Сравнивая санскрит, латинский и новые романские языки, он заметил, что чем древнее язык, тем более в нем развита флексия, тем он более синтетичен, и, напротив, чем новее язык, тем больше в нем аналитических форм. Поэтому А.Шлегель вводит разделение флективных языков на синтетические и аналитические как на более ранние и более поздние стадии развития языка.

Ф.Бопп в своих работах не соглашается с теорией "органического" развития корня. Не мог согласиться Ф.Бопп и с выдвинутым Ф.Шлегелем делением языков. Если Ф.Шлегель истолковывал свою классификацию языков, руководствуясь принципом "лучше-хуже", то Ф.Бопп гораздо большее внимание уделяет самому строению этих языков. Известно, что целью научных наблюдений Ф.Боппа не была выработка морфологической классификации языков. Однако он отмечает, что "в самой идее естественноисторической классификации языков заключается известный смысл".

Таким образом, в начале своего развития типология пыталась найти ответ на вопрос, какие языки и на основании чего можно отнести к «более примитивным», а какие — к «более развитым». Довольно скоро выяснилось, что исходная посылка была неверной: невозможно по типологической характеристике языка судить о его «развитости» или «примитивности». Совершенно различные языки могут принадлежать к одному типу (например, английский, китайский — великолепно развитые и имеющие богатейшую литературу и бесписьменный язык народности цин на севере Китая в равной степени относятся к изолирующим языкам), родственные и примерно одинаково разработанные языки могут относиться к разным типам (синтетические славянские русский или сербский и аналитический болгарский, изолирующий английский и флективный немецкий). Наконец, один и тот же язык может в своем развитии менять тип и не раз: например, история французского может быть разбита на изолирующий раннеиндоевропейский, флективные позднеиндоевропейский и латинский, аналитический среднефранцузский и практически изолирующий современный разговорный французский.В результате этих открытий лингвисты разочаровались в типологии примерно до середины 20-го столетия, когда типология пережила новое рождение. Сегодняшняя типология имеет дело не с отдельными элементами языков, а с системами языков — фонологической (системой звуков) и грамматической.

Типологическая классификация 20 века (прежде всего классификация Э. Сепира) примечательна тем, что в ее основе лежит целый комплекс перекрещивающихся характеристик (виды и способы выражения грамматических значений, техника соединения морфем, степень сложности грамматических форм). В результате вместо традиционно выделявшихся 3-4 типов языков Сепиром была получена более гибкая и дробная таксономия из 21 типа языков, в которой были также учтены языки переходных типов. В своей классификации Э. Сепир отказался от оценочного по своей сути культурно-эволюционистского подхода.

В современной лингвистической типологии сложилась своя теория языка-эталона. Различают языки-эталоны редукционного и анкетного типа. Анкетный эталон – это максимально широкий перечень единиц языков-объектов и их свойств с указанием соответствий между ними.



Вопросы для самопроверки: 1) Охарактеризуйте различные типы сопоставительных исследований в лингвистике. 2) В чем состоит отличие генетической классификации языков от типологической? 3) С какими проблемами сталкиваются лингвисты при формировании выборки? Как решаются эти проблемы? 4) Какой фактический материал может быть использован при сборе данных? 5)Кто первым представил деление языков на типологической основе? 6) В чем сущность теории братьев Шлегелей? 7) В чем особенности типологической классификации 20 века? Теории Э.Сепира?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4.Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М., 1984.

5.Зеленецкий А.Л., Монахов П.Ф. Сравнительная типология немецкого и русского языков. М., 1983.

6.Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

7.Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

8.Милославский И.Г., Виноградов В.С. Сопоставительная морфология русского и испанского языков. М., 1986.

9.Плунгян В.А. Общая морфология. Введение в проблематику. М., 2000.

10.Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

11.Реформатский А.А. Лингвистика и поэтика. М., 1987.



Тема 2: Основные понятия типологии.

Цель: изучить основные понятия и терминологический аппарат лингвистической типологии.

Вопросы: 1) Понятие универсалий. 2)Типы универсалий. Фонологические, морфологические, синтаксические и семантические универсалии. Дедуктивные и индуктивные универсалии. Полные и неполные универсалии. Импликации. Синхронические и диахронические универсалии. 3) Слово как центральный объект сопоставительной грамматики. Сопоставление структурных типов слов. 4)Соотношение слова и морфемы в языках различных типов. 5)Грамматическая форма слова и морфологическая классификация языков. Фортунатовская теория формы слова и ее роль в обосновании принципов сопоставительной морфологии. 6)Формы словоизменения и словообразования в языках различных типов. Формы деривации и моции. Реляционные и нереляционные формы. 7)Типы форм и тип языка. 8) Морфологическая структура слова – основной типологический критерий. 9)Сопоставление языковых детерминант различных типов.

В типологии представления об общих и различных свойствах языков мира описываются в терминах универсалий, фреквенталий и уникалий. Универсалиями принято называть такие утверждения о свойствах различных языков, которые предположительно верны для всех или почти всех языков. Выявление универсалий помогает ответить на целый ряд вопросов, например, что может и чего не может быть в языке. Еще один важный вопрос – это вопрос о том, что является уникальным в структуре каждого конкретного языка. По способу выявления различают индуктивные и дедуктивные универсалии. Индуктивные универсалии представляют собой обобщение фактов отдельных языков и теоретически всегда допускают исключения. Дедуктивные универсалии утверждают, что определенное языковое явление должно иметь место во всех языках мира. Такие утверждения правильны, но малоинформативны. По сути, дедуктивные универсалии –

это метаязык лингвистики.

Элементарные универсалии имеют вид простых нечленимых высказываний типа «во всех языках имеется Х». Утверждение касается только одного параметра, точнее, одного варианта возможной реализации этого параметра в языковой системе, а другие варианты никак не упоминаются. Второй важный тип универсалий – это импликативные универсалии. Все универсалии вида «если в некотором языке имеется свойство Х, то в этом языке имеется и свойство У» называются импликативными, поскольку логически они имеют форму следствия, или импликации.

Если универсалии – это общие свойства языков, то уникалии – это специфические, неповторимые свойства конкретного языка. Эти свойства также являются объектом типологических исследований. Универсалии и уникалии – это своего рода полюса, между которыми располагаются такие черты и свойства, которые могут быть присущи определенным группам языков, более или менее многочисленным. В зависимости от степени своего распространения в языках эти свойства называют в типологии фреквенталиями (доминантами, т.е. более распространенными свойствами) и рецессивами (т.е. менее распространенными). Эти понятия позволяют создавать более точную градацию языковых явлений по степени их распространенности в языках мира.

Иерархии позволяют представить универсалии как системное явление в языках мира и избежать противоречий при объяснении универсальных языковых свойств.

Грамматическая форма — языковой знак, в котором тем или иным грамматическим способом (иначе говоря, регулярно, стандартно) выражается грамматическое значение. В различных языках средствами выражения грамматических значений могут быть нулевые и ненулевые аффиксы, непозиционные чередования фонем (внутренние флексии), характер ударения, редупликация, служебные слова, порядок слов, интонация. В изолирующих и близких к ним языках основным способом выражения грамматических значений слов является их синтаксическая сочетаемость.

В работах Ф. Ф. Фортунатова можно обнаружить деление грамматических форм на формы словоизменения и словообразования. Иногда выделяют также сферу «формообразования», однако её границы неясны и понимаются различным образом. Чаще всего формообразование трактуется как образование всех форм, выражающих как словоизменительные, так и несловоизменительные морфологические значения. Подчас к формообразованию относят образование форм, различающихся не номинативными (непосредственно отражающими внеязыковую действительность), а лишь синтаксическими грамматическими значениями.

В грамматических формах нередко встречается асимметрия структуры (нарушение взаимооднозначного соответствия означаемого и означающего). Её проявлениями могут быть как широко распространенный в флективных языках синкретический способ выражения морфологических значений (так, в прилагательных русского языка значения рода, числа и падежа выражаются одной флексией), так и «избыточность» выражения значения лица глагола (флексией и личным местоимением: рус. я иду), числа и падежа имени существительного (формами самого существительного и согласуемого или координируемого слова), вопросительного значения (особой интонацией предложения, порядком слов и частицами — разрядом служебных слов). Кроме того, возможно существование в пределах одного языка нескольких грамматических форм с одинаковым значением, ср. рус. милый-милый с редупликацией и премилый с приставкой пре-.

В морфологии языков, в которых присутствует словоизменение (в том числе и в русском), под морфологическими формами понимаются регулярные видоизменения слов определённых частей речи, несущие комплекс морфологических значений (или одно такое значение), например форма именительного падежа множественного числа существительного, форма 1-го лица единственного числа настоящего времени глагола, форма сравнительной степени наречия в русском языке. Среди морфологических форм выделяются: синтетические, или простые; аналитические, или сложные — представляют собой сочетание знаменательного и служебного слов (рус. буду говорить, говорил бы), функционирующее как одно слово.Конкретное слово в данной морфологической форме называется словоформой. Все формы изменяемого слова составляют его парадигму.



Вопросы для самопроверки: 1)Что такое языковые универсалии? 2) Как можно выявить универсальные языковые свойства? 3) Какие классификации универсалий существуют в современной лингвистической типологии? 4) Какими способами можно представить языковые универсалии? 5) Что понимается под языком-эталоном? 6) Что такое грамматическая форма? 7) Каков подход Ф.Ф.Фортунатова к определению грамматической формы? 8) Что такое асимметрия языкового знака?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.
Тема 3: Методы типологического анализа языков.

Цель: изучить методы типологического анализа языков.

Вопросы: 1) Параметры сопоставления. 2)Проблема сравнимости языков. 3)Пространство типологических признаков. 4)Импликативные отношения между значениями языковых параметров. 5)Типологические модели. 6)Маркированность в типологии. 7)Методы типологических исследований: сопоставление, универсологический метод, систематологический и характерологический методы, установление детерминанты типа, метод определения пространства признаков, построение типологического эталона. 8)Качественные, градационные и количественные методы в лингвистической типологии.
Из всех подходов, направленных на изучение языков в их соотношении друг с другом, типологический подход в наибольшей степени принадлежит общему языкознанию.

Он предполагает сопоставление разных языков независимо от того, являются ли они родственными или нет, соседствуют ли они друг с другом географически или нет, относятся ли они к одной исторической эпохе или нет.  Он не ограничивается языками одной семьи или одного ареала. Для типологического сопоставления и поисков общих и различных структурных черт могут привлекаться все языки мира.

Лингвистика исходит при типологическом изучении языков из некоей идеальной, гипотетической модели человеческого языка вообще, которая строится в теории языковых универсалий, и ищет пути, какими конкретные языки реализуют общие закономерности построения своих систем. Соответственно этому они и группируются в структурные типы, классы и т.п. Каждому языку приписывается тот или иной типологический статус.

Существует два вида типологизирования: 1) анкетный и 2) эталонный.

Анкетный  способ состоит в том, что исследователь приписывает набор признаков ( с положительным и отрицательным значением) классифицируемым языкам.

   Эталонный метод охватывает более широкий круг: 1) исследователь использует какой-либо естественный язык в качестве типичного представителя определенного класса языков, а затем, имея ряд таких эталонов, распределяет остальные языки по классам через сравнение их с типичными представителями этих классов; 2) Язык — эталон специально конструируется следующими способами: а) оптимальная система, в которой нормально выражены все типологизируемые категории (тогда переход от языка-эталона к конкретным языкам будет осуществляться по правилам свертывания (нейтрализации) некоторых эталонных противопоставлений, а виды этой нейтрализации станут параметрами, задающими классы языков); б) минимальная система, в которой выражены лишь инвариантные (общие) для рассматриваемых языков свойства (тогда переход от языка-эталона к конкретным языкам будет осуществляться по правилам развертывания.

Первые типологические классификации были по сути морфологическими, т. е. классификациями, основывающимися на морфологической структуре слова. Главными недостатками этих классификаций были их ограниченность, односторонность и известная субъективность. Поскольку они классифицировали языки на основе лишь нескольких морфологических критериев, сами классификации носили довольно свободный характер. При желании у очень многих языков можно обнаружить признаки разных морфологических групп, например охарактеризовать тюркские языки как синтетические или как аналитические. Субъективность же данных классификаций проявляется в относительной произвольности отбора того небольшого количества критериев, которые использовались в них. Очень скоро стало ясно, что если обратиться к другим классификационным критериям, то распределение на их основе языков, так же как и отношение отдельных типологических классов друг к другу, будет выглядеть по-иному.

Для преодоления этого недостатка А. Шлейхер, Г. Штейнталь, А. Финк (а в наши дни и ученик А. Финка - Э. Леви) пошли на увеличение классификационных групп, создавая иногда весьма сложные схемы со многими внутренними подразделениями, напоминающими принятую во многих библиотеках универсальную десятичную классификацию. Однако все это, конечно, не устранило отмеченных выше недостатков, и современная типология избрала другие пути.

В одних случаях классификационные признаки стали искать также и в иных уровнях языка - фонетическом , синтаксическом. Это, разумеется, способствовало расширению набора признаков, позволив дать типологическую характеристику языков с новых сторон. Однако если при этом (что обычно и имеет место) типологические критерии избираются из пределов лишь одного (хотя и нового) уровня языка, ничего принципиально нового сравнительно с морфологической классификацией не получается. Просто одни условные и односторонние критерии сменяются другими, обладающими теми же качествами. В результате возникают новые и не менее произвольные комбинации распределения языков по типологическим классам.

В других случаях пытаются сконструировать внешний по отношению к конкретным языкам типологический эталон, устанавливая отдельные классификационные группы на основании отношений отдельных языков к данному эталону. Совершенно очевидно, что подобного рода эталон обладает качествами произвольности еще в большей степени, чем традиционные типологические классификации. К тому же при этом обычно оперируют категориями старой морфологической классификации, условность которых очевидна.

В-третьих и, видимо, наиболее перспективных случаях - устанавливают систему перекрещивающихся координат, на основе которых оказывается возможным дать многостороннюю типологическую характеристику языков. Именно этот путь избрал Э. Сепир в своей хорошо известной классификационной системе. И именно в указанном Э. Сепиром направлении в настоящее время ведутся заслуживающие всяческого внимания типологические исследования.

Современная типология не прошла мимо также и новейших квантитативных методов лингвистического исследования. Это направление в типологических исследованиях представлено в работах Дж. Гринберга. Дж. Гринберг предложил использовать статистические методы в типологических исследованиях. До этого типологические исследования отличались высокой степенью субъективизма, поскольку выводы основывались на наблюдении и интуиции авторов. Статистические методы позволили сделать лингвистическую типологию более объективной. Дж.Гринберг разработал метод количественной оценки морфологических явлений в языках.

Дж. Гринбергу удалось осуществить это в силу оригинального подхода к сравнительно-типологическому рассмотрению языков: в противоположность Э. Сепиру и многим его предшественникам он сравнивает не языки в целом, а их отдельные черты или категории, которые и снабжаются числовыми индексами. Метод Дж. Гринберга получил практическое приложение и дополнение в работах ряда американских языковедов. Он, бесспорно, открывает новые возможности для более объективного типологического исследования.

Этот метод позволил показать, что языки не распадаются на четыре морфологических типа с четко очерченными границами. Гринберг использовал идею пражских лингвистов о существовании корреляции между языковыми явлениями и стал формулировать импликативные универсалии именно в терминах корреляции, т.е.формулировка стала выглядеть следующим образом: «если в языке есть явление Х, в нем также есть явление Y».

Теория принципов и параметров представляет собой модель, созданную Ноамом Хомским и Говардом Лазником, а также используемую множеством других лингвистов-генеративистов для описания языковой когнитивной системы. Наличие специфических речевых центров в мозге подтверждает предположения Хомского о врождённом характере языка и наличии универсальной грамматики. Дальнейшее изучение области Брока выявило, что она активируется только при конструировании предложений языка на основе иерархической структуры непосредственно составляющих, и не активируется при конструировании предложений языка, основанного на простом линейном порядке слов, что является сильным аргументом в пользу существования универсальной грамматики. В рамках этой теории универсальная грамматика задаётся не правилами, а конечным набором фундаментальных принципов, общих для всех языков, и параметров, определяющих языковую вариативность и фиксирующихся при усвоении языка. Теория принципов и параметров проводит чёткое разграничение между универсальным и частным в языке и пытается свести это к простым постулатам.

Американский лингвист Рей Джекендофф предложил подход, альтернативный теориям Хомского. Оставаясь верным идее универсальной грамматики, Джекендофф не признаёт синтактоцентризм Хомского, утверждая, что не только синтаксис, но и семантический и фонологический компоненты языка являются генеративными системами. По его мнению, эти системы равноправны, независимы и связаны между собой интерфейсами. Задача лингвистики в данном случае — понять и описать правила интерфейсного взаимодействия.

Широкое применение в современной типологии нашли также статистические методы, устанавливающие в основном частотность различных, преимущественно фонетических элементов, которые истолковываются как типологические характеристики языков.

В работе Спанг-Хансена находит свое наиболее последовательное выражение новейшая переориентация типологического изучения: если ранее типологический принцип использовался для распределения языков по группам, характеризуемым единством признаков, то ныне он используется для классификации отдельных эмпирических элементов языка разных уровней с точки зрения их соответствия определенной структурной схеме. Сама типическая структурная схема выводится из эмпирического материала, но поскольку при этом возможно построение нескольких схем и таким образом возникает проблема выбора среди них, то произвольность типологических построений все же полностью не снимается.

Гипотеза «лингвистической относительности» Б. Уорфа привлекает к себе в последние годы внимание широких кругов лингвистов (так же как и философов, психологов и педагогов). Она рассматривается в различных аспектах, в том числе и с точки зрения типологической. В этом последнем случае речь идет об определении соответствия конкретных языков так называемому «среднеевропейскому языковому стандарту», имеющему довольно условный характер и используемому Уорфом для выявления логических и культурных (экстралингвистических) отличий в исследуемом им языке хопи. Использование «среднеевропейского стандарта» превращается таким образом в основу для сопоставительного типологического изучения лингвистических и экстралингвистических моделей. Именно в этом плане строит свою работу П. Гарвин, когда рассматривает чешский язык (следует учесть, что, говоря о «среднеевропейском стандарте», Уорф считал возможным исключение из него балто-славянских языков) сопоставительно со «среднеевропейским стандартом» и применительно к тем категориям, о которых писал Уорф - именам физического качества, фазам временного цикла, длительности и интенсивности действия и т. д. В известной мере совпадает с попыткой Б. Уорфа выделить «среднеевропейский стандарт» построение В. Полаком «атлантической лингвистической области», несмотря на свои генетические основы содержащей также явные черты «языкового союза».

В исследованиях подобного порядка много общего с проблемой изучения понятийных категорий и способов их языкового выражения.

Первоначальная неясность целей и задач типологического изучения языков приобретает ныне четкую и часто практическую направленность. Типологические исследования ориентируются на вскрытие лингвистических универсалий или всеобщих структурных законов, определяющих внутренние взаимоотношения разных элементов языка. Ясно, что такая направленность типологических изучений покоится на принятии двух теоретических предпосылок: истолковании языка как единого структурного целого и признании необходимости такого лингвистического исследования, при котором отдельные конкретные языки рассматриваются в качестве вариантов панхронического языкового образования, выступающего в виде своеобразного структурного инварианта (эта предпосылка в первую очередь и дает возможность выявления лингвистических универсалий). Установление основывающихся на этих двух предпосылках типологических законов (в указанном выше смысле) делает возможным предугадывание явлений или, во всяком случае, проверку тех или иных гипотетических построений - посредством наложения на них типологически обоснованных структурных схем.
Вопросы для самопроверки: 1) Что такое метод? 2) Сравнение и сопоставление как методы языкознания.3) Какое место занимают статистические методики в типологическом языкознании?4) Что представляет собой универсологический метод и моделирование? 5) Что представляет собой метод трансформационной грамматики?6) Что такое доминанта в типологическом языкознании? 7) Что такое «среднеевропейский языковой стандарт» и какова его роль в типологическом языкознании? 8) Какова роль количественных методов в типологии?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 4: Сопоставительно-типологическая фонология.

Цель: познакомиться с основами сопоставительно-типологической фонологии.

Вопросы: 1) Теоретические и прикладные задачи сопоставительной фонологии. 2) Фонологические универсалии: число фонем, импликации соотношения фонем. 3)Сегментные и суперсегментные фонологические явления. 4) Фонологические типы: консонантные, вокалические и умеренно-консонантные языки. Соотношение вокализма и консонантизма в парадигматике и синтагматике.5) Типология слога. 6) Типология ударения. 7)Типология чередований.8)Минимальные пары как способ выявления дифференциальных признаков языка. Соотнесение акустической и артикуляционной классификаций.

Типология фонетических и фонологических систем появилась позже морфологической классификации языков – в ХХ веке. Одними из первых на возможность типологических сопоставлений на фонологическом уровне языка обратили внимание представители Пражской лингвистической школы. Классификация базовых вокалических систем, которую разработал Н.С. Трубецкой, сохранила свое значение до сих пор.

Количественная оценка фонемного инвентаря положена в основу разделения языков на вокалические и консонантные. Если в каком-либо языке количество гласных превышает средние показатели, то его относят к вокалическим. Примером вокалического языка служит датский – его

фонемный инвентарь включает 23 гласных и 20 согласных. Вокалическими считаются английский, немецкий, французский языки. Консонантными принято считать языки, в которых общее количество согласных превышает средние показатели для этого параметра. Консонантными являются славянские языки, языки Кавказа, арабский, иврит и некоторые другие языки мира.

Второй аспект фонетических типологических сопоставлений – качественный. Он касается выявления распространенных и редких классов звуков, описание способов организации вокалических и консонантных систем, а также изучения типологических особенностей фонотактики. Распространенными считаются звуки, имеющиеся в большинстве языков. Среди согласных распространены сонорные и взрывные, а шумные фрикативные являются более редким классом консонантов, возникшим в ряде языков позднее других согласных звуков. Редкие звуки – это звуки сложной артикуляции. Примером редких звуков могут служить так называемые щелкающие звуки (кликсы), которые зафиксированы в ряде бушменских и готтентотских языков,

распространенных в Африке. Особенность артикуляции этих звуков заключается в том, что они произносятся не на выдохе, а на вдохе.

Поскольку в фонетических системах языков фонемный состав, законы сочетаемости фонем и просодия фразы обладают относительной независимостью, возможно провести типологическое сопоставление вокалических, консонантных и просодических систем языков мира.

Вокалические системы классифицируют на основании ориентации вокалической артикуляции: выделяют треугольные, четырехугольные и линейные системы.

В качестве признаков, по которым строятся консонантные

классификации, обычно выделяют место и способ образования звука, а также качество фонации.

При классификации консонантных систем многие фонологи опираются на идеи, которые высказал Н.С. Трубецкой. Ученый ввел термин «локальный ряд», которым он обозначал набор фонетически

важных компонентов: пассивную зону артикуляции, активную зону артикуляции и форму активного артикулятора вместе взятые. Такой набор признаков оказывается удобным при типологическом описании консонантных систем.

Фонемный состав – не единственный критерий, по которому можно проводить фонологические сопоставительные исследования. Универсальные и уникальные свойства языки обнаруживают и в том, как организованы звуковые цепочки, как сочетаются фонемы друг с другом.

Большинство языков мира обнаруживают четко выраженную слоговую структуру, и это выражается в том, что имеются жесткие ограничения на возможные комбинации фонем в слоге, а сам слогораздел в большинстве случаев очевиден и однозначен. Наряду с языками, которые имеют четкую слоговую структуру и однозначное деление слова на слоги, существуют языки, в которых

допускаются самые разнообразные сочетания согласных во всех позициях в слове. К таким языкам относятся и современные славянские. В русском языке можно найти множество примеров нарушения принципа восходяще-нисходящей звучности: льстивый, мзда, рубль, соблазн. Многие языки обнаруживают тенденции к открытости слога, т.е. доминирует слоговая структура CV.
Вопросы для самопроверки: 1) Какие типы вокалических систем выделяются в фонологической типологии? 2) Какие закономерности можно обнаружить в консонантных системах? 3) Как организуются звуковые цепочки в языках мира? 4) Каковы тенденции в области структуры слога и слогораздела в славянских языках?5) Какие типы ударения наблюдают я в разных языках?
Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.
Тема 5: Создание морфологической классификации.

Цель: изучить историю развития морфологической классификации языков.

Вопросы: 1) Зарождение типологии как сравнительной дисциплины и ее развитие в 19 в. параллельно со сравнительно-историческим языкознанием. 2)История создания морфологической классификации. Основоположники типологического языкознания: Ф.Шлегель, А.Шлегель, Ф. фон Гумбольдт. 3) Характеристика языковых типов в трудах Гумбольдта. Подход Гумбольдта к вопросу о стадиях развития языка.4)Типологическая система А.Шлейхера. Взгляды Шлейхера на эволюцию языка. 5)Бессловные, мнимословные и истословные языки в классификации Ф.Мистели. 6)Типологическая классификация Ф.Ф.Фортунатова.7)Принципы классификации языков в системе Э.Сепира. 7)Работы И.И.Мещанинова.8)Классификация Г.А.Климова. 9) Классификация Г.П.Мельникова.

Основы морфологической классификации были заложены Ф.Шлегелем, который различал флективные и нефлективные (фактически агглютинативные) языки, в духе времени рассматривая вторые как менее совершенные по отношению к первым. Его брат А. В. Шлегель постулировал в дополнение к двум первым класс аморфных языков, а также ввел для флективных языков противопоставление синтетического (при котором грамматические значения выражаются внутри слова путем различных изменений его формы) и аналитического (при котором грамматические значения выражаются вне слова — служебными словами, порядком слов и интонацией) строя. Понятие слова при этом предполагалось интуитивно очевидным, и вопросом о том, где проходят границы слова, никто не задавался (к середине 20 в. стало ясно, что ответить на него отнюдь не просто).

В. фон Гумбольдт выделил перечисленные типы под их современными названиями; инкорпорирующие языки он при этом рассматривал как подкласс агглютинативных.

Впоследствии был предложен еще ряд морфологических классификаций, из них наиболее известны типологии А.Шлейхера, Х.Штейнталя, Ф.Мистели, Н.Финка, Ф. Ф. Фортунатова. Линию исследований Штейнталя продолжил другой лингвист,швейцарец Франц Мистели. Он выдвинул два новых критерия типологической классификации: по месту слова в предложении и по внутренней структуре слова. Первый критерий – синтаксический по своей сути – очень важен для типологии. Например, в языках аналитического строя (английский, шведский, норвежский) предшествование подлежащего сказуемому отражает развитие аналитизма.

Наиболее поздняя по времени, хорошо обоснованная и самая детальная морфологическая классификация была предложена в 1921 Э.Сепиром. В дальнейшем интерес к построению морфологических классификаций указанного типа несколько ослабел. Достаточно широкую известность получила предпринятая Дж. Гринбергом попытка построения квантитативной (количественной) морфологической типологии. В общих грамматических описаниях конкретных языков продолжает повсеместно использоваться гумбольдтовская типология, дополненная понятиями аналитизма и синтетизма, а в центр внимания лингвистической типологии как раздела лингвистики переместились иные параметры структурного разнообразия языков. На базе материала, составленного из сопоставления 30 языков различных языковых семей, Гринберг проанализировал и пришёл к выводу о зависимости порядка слов в языке (т. н. языки SVO, SOV и т. п.) и последовательности типа «существительное-прилагательное», ударения в словах и пр., всего 45 закономерностей, то есть универсалий.

В русском языкознании типологические исследования начались в конце XIX века. Ф.Ф. Фортунатов на основании разработанных им критериев – строения формы слова и соотношения его морфологических частей – дополнил классификацию Гумбольдта, выделив семитские языки в особый тип – флективно-агглютинативный Еще одно имя, которое принято упоминать в связи с типологическими исследованиями – это И. И. Мещанинов.Он занимался изучением типологии синтаксических отношений междусубъектом и предикатом. Материалом исследования становились самые разные языки – от кавказских до палеоазиатских. В результате Мещанинов разработал типологию языков, которая складывалась из трех типов: а) языки пассивного строя (чукотский). Особенность их синтаксического построения заключалась в том, что ни субъект, ни объект не имеют никакого грамматического оформления. При этом они объединяются в один комплекс и подчиняются ведущему слову. Еще одна отличительная черта языков пассивного строя заключается в том, что глаголы не делятся на переходные и непереходные. б) языки эргативного строя (кавказские языки, баскский), для которых характерна эргативная конструкция. Работы И.И. Мещанинова интересны тем, что для классификации языкового материала он предложил использовать не отдельные слова, а группы слов, которые выражают двучленные отношения (субъект –предикат; атрибут – определение; переходный глагол – объект).

А.Е. Кибриком был предложен когнитивно-ориентированный подход к типологическим исследованиям в лингвистике. Отправной точкой в рассуждениях при этом стало разграничение описательной (таксономической) типологии, цель которой – создание классификаций иязыков, и объяснительной типологии, которая стремится не только классифицировать языки, но и объяснить языковое варьирование и существующие ограничения на различия между языками.

С именем Г.А. Климова связывают развитие контенсивной типологии. Типологическое сопоставление языков опирается на содержательные критерии, которые далее увязываются с различными способами их формального выражения. В качестве основного критерия классификации языков Г.А. Климов использовал принцип организации лексики. На основе этого принципа было выделено 5 типов языков:нейтральный, классный, активный, эргативный, номинативный.

Концепция, предложенная Г.П. Мельниковым, получила название системной типологии. По замыслу ученого, системный подход к результатам, полученным различными направлениями изучения языков, позволяет дать целостное описание такого сложного объекта, каким является язык. Системная типология как часть системного описания языка дает возможность представить множество известных типологических классификаций в виде системы дополняющих друг друга типологий. Языковые изменения Г.П. Мельников описывал в терминах стадиальных перестроек, выделяя на шкале стадиальных перестроек три ступени: стадию словопредложения, эргативный строй, а также номинативный строй.

Вопросы для самопроверки: 1)Какие критерии были положены в основу первых типологических классификаций? 2) Какими принципами пользовался Дж. Гринберг при типологическихсопоставлениях? 3) Охарактеризуйте типологические концепции И.И. Мещанинова, Г.А. Климова, Г.П. Мельникова, А.Е. Кибрика.
Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.
Тема 6: Типологические и специфические черты языков.

Цель: изучить приемы и принципы сопоставления языков, научиться проводить различия типологических и специфических признаков.

Вопросы:1)Приёмы и принципы сопоставления языков. 2) Аналитизм и синтетизм как типологические критерии. 3)Грамматические тенденции агглютинации и фузии.
В современной лингвистической типологии исследуются и сопоставляются самые разные языковые явления, поэтому типология как направление исследований имеет достаточно сложную внутреннюю структуру.

В зависимости от предмета исследования различают функциональную и структурную типологию. Предметом функциональной типологии является язык как коммуникативное средство, поэтому языковые явления рассматриваются с точки зрения выполняемых ими функций. Наличие или отсутствие определенных явлений в языке

объясняется коммуникативными потребностями языкового сообщества. Поэтому при функциональном типологическом исследовании во внимание принимается сфера использования анализируемых языковых средств. Поскольку грамматический строй языков может значительно различаться, то при сопоставлении за основу берется не конкретное грамматическое явление, а более общее значение, способы выражения которого в различных языках и становятся предметами сравнения (например, таким

значением может быть категория определенности/неопределенности; исследователь будет заинтересован в сопоставлении способов кодирования этого значения в различных языках.

Предметом структурной типологии является внутренняя организация языка как системы. Типологические сравнения проводятся на материале различных языковых уровней: фонетическом, морфологическом, лексическом, синтаксическом.

Типологические исследования могут преследовать различные цели,

поэтому вторая классификация направлений исследований основана именно на этом параметре. По цели исследования выделяют инвентаризационную типологию, цель которой – констатировать структурные сходства и различия между языками; импликационную типологию, целью которой является интерпретация языковых систем в

плане совместимости-несовместимости структурных характеристик, а также выявление предпочтительных структурных типов как языков в целом, так и отдельных структурных явлений. Помимо инвентаризационной и импликационной типологии принято выделять типологию таксономическую, целью которой является классификация

языков по определенным типам и классам.

Если учесть фактор существования и изменения языков во времени, то можно выделить историческую типологию. В ее задачи входит изучение эволюции языковых типов, а также типологическая реконструкция предшествующих структурных состояний и типов. В пределах исторической типологии некоторые исследователи предлагают

выделять не только историческую типологию, которая занимается изучением эволюции языковых типов, но также и диахроническую типологию, которая должна заниматься установлением типов конкретных структурных изменений.

Дальнейшие исследования в типологии ищут не только типологические, но и специфические черты языков. Уже Штейнталь стремился давать детальные характеристики отдельных языков, представляющих тот или иной тип. Тем самым открывается путь к новому пониманию типологии, именно — к ее характерологической концепции. При таком понимании авторы стремятся сконцентрировать свое внимание на отдельном языке, выделить характерные особенности конкретного языка в сравнении с другими, выявить своеобразие изучаемого языка.Принципы указанной концепции заложены в самой

Так, К. Фосслер стремился отметить своеобразие французского языка и его развития на фоне французской культуры. В. Вартбург отмечал особенности французского языка, отличающие его от других европейских языков (развитый вокализм, богатая префиксация, расположение наиболее важного элемента всегда на койце слога, слова, предложения, этимологическая изолированность слов по типу père : paternel, cheval; équestre).

Наиболее значительным сторонником характерологического метода является Э. Леви. Он описывает отдельные языки таким образом, что стремится постичь специфическое, характерное для конкретного языка. Так, например, когда он характеризует русский язык, то приводит его фонетические (обилие шипящих и свистящих, а также наличие палатальных согласных) и морфологические (множество падежей, распространенные суффиксы и т. п.) особенности. Свои выводы он ставит в связь с лингвистической географией (устанавливает сходства, например, между русским и угро-финскими языками) или же дает общелингвистическую трактовку фактам.

Наиболее отчетливо характерологический метод разработан у П. Гартманна. П. Гартманн исходит из праиндоевропейского состояния (по его мнению, это необходимый исходный пункт типологии), он констатирует его флективный характер и возвращается к конкретным индоевропейским языкам, с тем чтобы определить все особенности, которыми последние отличаются от неиндоевропейских языков.

Характерологический метод может принести много ценного. Например, с его помощью можно выделить отдельные черты языка, резко отличающегося от других языков. Однако этот метод имеет один существенный недостаток: он не обладает прочной теоретической базой, которая позволила бы ему оценивать различные явления не в зависимости от их своеобразия, а в соответствии с их ролью в общей системе языка, оценивать их на основе точных и определенных критериев.



Вопросы для самопроверки: 1) Определите основные принципы сопоставления языков. 2) Что такое сравнение языков? 3) что такое сопоставление языков? Какие языки могут сопоставляться? 4) Какое направление типологии рассматривает специфические черты языков? 5) В чем сущность характерологического направления в типологии?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 7: Основные понятия общей морфологии.

Цель: изучить основные понятия типологической морфологии, рассмотреть в этом аспекте морфологию русского языка.

Вопросы: 1)Основные типологические различия. 2)Грамматические категории сопоставляемых языков. 3)Соотношение аналитизма и синтетизма. 4)Степень флективности. 5)Сопоставление морфемной структуры слова в русском и других изучаемых языках. 6)Флексия и деривация, префиксация и суффиксация в сопоставительном аспекте. 7)Глагол, имена, служебные части речи. 8)Аналитические и синтетические формы имени и глагола.
Хронологически морфологическая классификация языков появилась первой, и долгое время типологические классификации языков сводились именно к морфологическим таксономиям.

Традиционная морфологическая классификация включает четыре типа языков: флективный (фузионный), агглютинативный, изолирующий и инкорпорирующий. Языки флективного и агглютинативного типа широкопользуются аффиксацией, однако функционируют аффиксы в них по- разному: значениями агглютинативных аффиксов являются отдельные граммемы (1 аффикс выражает одно грамматическое значение), а

флективные аффиксы обычно связаны с сочетаниями граммем (1 аффикс может выражать целый комплекс грамматических значений). Дальнейшее различие между техниками агглютинации и флексии состоит в следующем: агглютинативные аффиксы в силу своей однозначности могут сочетаться с любыми основами, даже с основами разных частей речи. Во флективных языках картина иная – одна морфема может передавать

несколько значений, но присоединить эту морфему мы можем не к любой основе: как правило, определенные морфемы используются с определенными частями речи.

Известно, что не существует языков, в которых определенный морфологический тип реализовывался бы в чистом виде, поэтому жесткая классификация неизбежно упрощает реальнуюситуацию. Вместо этого Б. Комри предлагает рассматривать два логически независимых параметра, которые можно представить в виде шкалы:

1) количество морфем в слове;

2) возможность (степень) сегментации морфем внутри слова.

Первый параметр называют индексом синтетичности, второй - индексом фузионности. С помощью этих индексов можно показать, в какой степени язык относится к определенному морфологическому типу. Шкала позволяет градуировать степень выраженности признака, а количественный анализ морфемного состава языка дает возможность указать место языка на этой шкале, т.е. описать язык в терминах степени

выраженности классификационного признака. Индекс синтетичности используется для характеристики объема аффиксации в языке. Индекс фузионности показывает, насколько легко в данном языке вычленяются отдельные морфемы.

Синтетические языки — типологический класс языков, в которых преобладают синтетические формы выражения грамматических значений. Синтетические языки противопоставляются аналитическим языкам, в которых грамматические значения выражаются при помощи служебных слов, и полисинтетическим языкам, в которых в пределах цельнооформленного комплекса (внешне напоминающего слово) объединено несколько именных и глагольных лексических значений.

Основание для деления языков на синтетические, аналитические и полисинтетические по сути является синтаксическим, поэтому это деление пересекается с морфологической классификацией языков, но не совпадает с ней. Деление языков на синтетические и аналитические предложил Август Шлейхер (только для флективных языков), затем он распространил его на языки агглютинативные.

В синтетических языках грамматические значения выражаются в пределах самого слова (аффиксация, внутренняя флексия, ударение, супплетивизм), то есть формами самих слов. Для выражения отношений между словами в предложении могут быть использованы также элементы аналитического строя (служебные слова, порядок знаменательных слов, интонация).

Морфемы, входящие в слово в синтетических языках, могут объединяться по принципу агглютинации, фузии, претерпевать позиционные чередования (например, тюркский сингармонизм). Синтетические формы встречаются в значительной части языков мира. Поскольку язык в принципе не бывает типологически однородным, термин «синтетические языки» применяется на практике к языкам с достаточно высокой степенью синтеза, например немецкому, русскому, тюркским, финно-угорским, большинству семито-хамитских, индоевропейским (древним), монгольским, тунгусо-маньчжурским, некоторым африканским (банту), кавказским, палеоазиатским, языкам американских индейцев.

Аналитические языки — языки, в которых грамматические значения главным образом выражаются вне слова, в предложении: английский, французский, и все изолирующие языки, например, вьетнамский. В этих языках слово — передатчик лексического значения, а грамматические значения передаются отдельно: порядком слов в предложении, служебными словами, интонацией и т. п.

Так, например, фраза на русском — «отец любит сына». Если изменить порядок слов — «сына любит отец», то смысл фразы не изменится, слово "сын" и слово "отец" изменяют падежное окончание. Фраза на английском — «the father loves the son». При изменении порядка слов на «the son loves the father» меняется и смысл фразы — «сын любит отца», так как падежные окончания отсутствуют, и слово son звучит и пишется одинаково и в случае соответствия его именительному падежу русского языка, и косвенным падежам. Поэтому смысл предложения зависит от порядка слов в предложении. То же самое явление наблюдается, если рассмотреть французскую фразу «le père aime le fils» с тем же смыслом.

Еще в 19-ом веке в лингвистике появилась идея о том, что языки могут менять свои морфологические характеристики и переходить из одного типа в другой. Исходно эта идея была достаточно этноцентричной в том смысле, что языки не просто делились на морфологические типы, но и получали оценку своей «степени развитости». Эталонами считались языки типа древнегреческого, санскрита или немецкого. Поэтому лингвисты считали, что и все остальные языки развиваются в направлении самоусовершенствования, чтобы приблизиться к эталонам. А. Шлейхер, например, считал, что все языки проходят следующие стадии развития: от изолирующих через агглютинацию к фузионности. Х. Штейнталь писал о том, что на ранних этапах развития языков их внутренняя форма

совершенствовалась и усложнялась, достигнув наибольшего богатства в санскрите и древнегреческом, а в современных языках происходит ее регресс, отражаемый и в упрощении внешней морфологической формы.

Сегодня никто не настаивает на такой последовательности языкового развития и никто не оценивает языки по шкале «прогрессивности». Но идея о том, что язык может менять свою принадлежность к определенному морфологическому типу, находит подтверждение при анализе фактического материала. Например, некоторые пиджины мигрируют от

изолирющего к агглютинативному типу.

Переход языка от преобладания одной морфологической техники к другой – это не стремление языка приблизиться к идеальному типу, а отражение тех перемен, которые язык претерпевает исторически. Иногда эти изменения могут быть объяснены фонетическими процессами, иногда – процессами грамматикализации, иногда – утратой определенных грамматических средств. Иными словами, в языке параллельно действует несколько процессов, которые могут привести к изменению морфологической структуры языка. А идеал становится недостижим в силу того, что процессы могут действовать разнонаправленно.



Вопросы для самопроверки: 1) Назовите основные отличия флективных и агглютинативных языков. 2) Как используются индексы синтетичности и фузионности для типологической характеристики морфологических систем? 3) Как может меняться морфологический тип языка во времени?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 8: Флективный тип

Цель: познакомиться с особенностями флективных языков, обобщить имеющиеся, накопленные знания по морфологии русского языка

Вопросы: 1)Основные черты флективного типа. Цельность и членимость слова.2) Отличия флексии от аффиксов других типов. Связь флексии со стремлением к словесному единству. 3)Роль флексии в структуре предложения. 4)Реляционные формы как признак флективности. 5)Двуморфемная структура самостоятельных слов во флективных языках. 6)Различие частей речи как типичная черта флективных языков. Парадигма флективного слова.7)Фузия как ведущая грамматическая тенденция флективных языков. 8)Типы аффиксации во флективных языках. 9)Внутренняя флексия как грамматически значимое чередование фонем корня. 10)Роль ударения во флективном словоизменении. 11)Словосложение в языках флективного типа. Латинский язык как яркий представитель флективных языков. Характерные черты латыни. Флективность индоевропейских языков различных групп.

Флективный строй (от лат. flectivus «гибкий») — устройство языка синтетического типа, при котором доминирует словоизменение при помощи флексий — формантов, сочетающих сразу несколько значений. Флективный строй противостоит агглютинативному, при котором каждый формант несёт только одно значение. Классическими примерами флективных языков являются латинский, немецкий, польский языки. Можно сказать, что все устойчивые индоевропейские языки являются флективными. Другая большая группа флективных языков — семитские языки. Широко употребляются флективные форманты в саамских языках.

В качестве примера можно привести слово «хороший», где окончание -ий указывает на именительный падеж, единственное число, мужской род. В различных словоформах окончание -ий заменяется другим.

Особенностью флективных языков является присутствие неправильных форм (в агглютинативных языках этого не может быть, поскольку каждый формант может иметь только одно значение). Предполагается, что флективный строй развился из агглютинативного, однако на данный момент отсутствуют доказательства, подтверждающие эту гипотезу. В то же время флективные языки имеют склонность утрачивать флексии по мере развития — некоторые быстрее, другие медленнее. Например, словенский, литовский, армянский языки в основном сохранили флективную систему протоиндоевропейского языка, тогда как английский язык и африкаанс являются почти аналитическими.

Другой типичной особенностью флективных языков являются их системы склонений. Например, в немецком языке определённый и неопределённый артикли изменяются по родам, числам и падежам. Система склонения определённого артикля выглядит так:

Именительный падеж: der (муж.р.), die (жен.р.), das (ср.р.), die (множ.ч.)

Родительный падеж: des (муж.р.), der (жен.р.), des (ср.р.), der (множ.ч.)

Дательный падеж: dem (муж.р.), der (жен.р.), dem (ср.р.), den (множ.ч.)

Винительный падеж: den (муж.р.), die (жен.р.), das (ср.р.), die (множ.ч.)

Прилагательные изменяются, как правило, соответственно существительному, которое оно описывает. В германских языках прилагательное может занимать положение между существительным и определённым артиклем («слабое» склонение), и неопределённым артиклем («смешанное склонение») или без артикля («сильное склонение»).



Вопросы для самопроверки: 1)Что такое флексия? 2) Какие средства выражения грамматических значений вы знаете? 3) Что такое фузия?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 9: Агглютинативный тип

Цель: изучить основные черты агглютинативного строя языков.

Вопросы: 1)Основные черты агглютинативного типа. 2)Стандартность и однозначность агглютинативных аффиксов. 3)Прозрачность морфологической структуры слова.4)Осевой характер парадигмы. 5)Гармония гласных.6)Агглютинативная тенденция. Самостоятельность и фонематическая стабильность корня. Иерархическая последовательность аффиксов. 7)Стандартность синтагматических структур. Цепочечный характер слова. Механическое приклеивание аффиксов. 8)Преобладание аффиксации над другими грамматическими способами. 9)Подтипы агглютинативных языков. 10)Языковые семьи, относящиеся к агглютинативному типу. 11)Аналитический характер агглютинативных языков.

Агглютинация - (от лат . agglutinatio - приклеивание) это образование грамматических форм и производных слов путем последовательного присоединения к корню или основе слова грамматически однозначных аффиксов, при котором границы морфов остаются отчетливыми. Например, в казахском слове "араларга"(рус. - "пилам") - ара - корень, лар - аффикс множественного числа, га - аффикс дательного падежа.

Аффиксы однозначны, т. е. каждый из них выражает только одно грамматическое значение и для данного значения всегда служит один и тот же аффикс (в отличие от флективных языков).

Аффиксы следуют друг за другом, не сливаются ни с корнями ни с другими аффиксами, и их границы отчётливы. Гласные аффиксов могут подвергаться фонетическим изменениям в зависимости от звукового состава основы , могут изменяться и согласные на стыках морфем, но все эти изменения подчинены чисто фонетическим закономерностям, характерным для данного языка. Это наблюдается, например, в большинстве алтайских и финно-угорских языков. На основе характерного морфологического признака агглютинации выделяются агглютинативные языки, при котором доминирующим типом словоизменения является "приклеивание" суффиксов и префиксов, причем каждый из них несет только одно значение. Например:


киргизский: «моим друзьям» досторума (дос «друг», -тор- формант множественного числа, -ум- притяжательный формант «мой», -а формант дательного падежа); венгерский: «в моих садах» kertekemben (kert «сад», -ek- формант множественного числа, -em- притяжательный формант «мой», -ben формант меcтного падежа);

в туркменском: ишчилеримизден - "от наших рабочих" иш - корень со значением "дело", "работа", чи - словообразовательный аффикс (ишчи - "рабочий"), -лер, -имиз, -ден - словоизменительные аффиксы, имеющие соответственно значения числа (множественное число), принадлежности (1-е лицо множественного числа) и падежа (исходный падеж).

В агглютинативных языках лицо, время и падеж выражается отдельным аффиксом. В этом их отличие от фузиональных языков, которые объединяют различные грамматические категории в одном аффиксе, или же, в процессе своего развития разные аффиксы обединяются в один. Важно, что при этом отдельные морфемы не влияют друг на друга. Примеры: Финская форма слова "taloissani"-" в моих домах " может разбираться следующим образом: talo - ("дом") + i (множественное число) + ssa (Инессиф, "в") + ni (принадлежность 1 лицу единственного числа, "мой"). (Однако, множественное число будет образовано так: talo (дом) - talot ( дома ).



В венгерском языке такой же принцип: haz (дом) - hazam ( мой дом ) - hazaim ( мои дома ) - hazaimban ( в моих домах ). Также здесь множественное число образуется не всегда с инфиксом -i. Например: haz > hazak (дома) > hazakban ( в домах ).

В турецком языке так же : goz (глаз) - gozler (глаза) , gozleri ("глаза" 3 лицо, ед.ч.), gozlerim ( мои глаза ), gozlerimi ( мои глаза направлены на что-либо, на кого-либо), gozlerimin ( моим глазам ), gozleriminse (если это видят мои глаза, только мои глаза) . Исключением является, например, кхаси , мон-кхмер, в котором грамматические формы образуются исключительно при помощи префиксов и предлогов (Präpositionen), например: nga leit „я иду“, nga la leit „я шел“,nga la lah leit „я ушел“.

К агглютинативным языкам относятся:

баскский

турецкий

чеченский

дравидские языки

финский

эстонский

венгеский

суахили


малазийский

эсперанто

а также такие древние ближневосточные языки, как:

еламитский

хурритский язык

урартский

луллуби

касситский язык



шумерский

Вопросы для самопроверки:1) Что такое агглютинация? 2)Что представляет собой аффикс агглютинативного языка? Какими свойствами он обладает? 3) Какие языки относятся к агглютинативным?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 10: Инкорпорирующий тип

Цель: изучить основные типологические признаки инкорпорирующих языков.

Вопросы: 1)Особенности языков инкорпорирующего типа. 2)Понятие об инкорпорации. Полная и частичная инкорпорация. 3)Единство слова и предложения в инкорпорирующих языках.3)Инкорпорирующие языки в освещении В. Гумбольдта и И.И. Мещанинова. 4)Грамматические и фонетические средства инкорпорации. 5)Агглютинативная тенденция в инкорпорирующих языках. Возможность фузионных явлений. 6)Неразличение синтаксического и морфологического уровней в плане формы. 7)Синтетизм (полисинтетизм) формы и аналитизм содержания в инкорпорирующих языках.8) Ограниченность возможностей выделения частей речи в инкорпорирующих языках. Ограниченность грамматических способов, применяемых в языках данного типа.9)Дальневосточные, североамериканские и полинезийские инкорпорирующие языки.

Инкорпорирующие языки выделяются тем, что цельнооформленностью здесь обладает не слово, а словосочетание или же все предложение. Имеются два основных способа выражения такой цельнооформленности (которые могут в отдельных языках и типах языковых единиц использоваться одновременно). Первый способ — собственно грамматический, известный как «замыкание», при котором, например, все предложение оказывается в «рамке», состоящей из глагольного префикса и глагольного постфикса, а между ними располагаются все члены предложения в формах, материально совпадающих с основами. Так, в чукотском языке, например, ты-ата-каа-нмы-ркын ‘Я жирных оленей убиваю’ — это так называемый инкорпорированный комплекс, где нмы — глагол ‘убивать’, ты — префикс глагола, а ркын — его постфикс, ата ‘жир’ и каа ‘олень’ входят «внутрь» такого комплекса.

Другой способ обеспечения цельности инкорпорированного комплекса — фонологический. В этом случае единство комплекса создается своего рода сингармонизмом, который распространяется не на слово (как, например, в тюркских языках), а на словосочетание или предложение, являющееся инкорпорированным комплексом. Ср. чукотск. кэйңы ‘медведь’, но та-кайңы-налы-ма ‘с медвежьей шкурой’, где э в силу гармонии гласных заменяется на а.

Инкорпорация состоит в том, что простое предложение выражается не несколькими самостоятельными в формальном и звуковом отношениях отдельными словами, как в индоевропейских языках, а одним сложным словом, состоящим из глагола и тесно слитых с ним подлежащего, дополнения и других членов предложения. Глагол является при этом центром всего предложения и как бы поглощает, или "внедряет" в себя, все прочие члены предложения.

Так, в мексиканск. языке нагуатль простое предложение "я ем мясо" выражается одним словом ninacaqua (ni = я, naca = мясо, qua = ем). Нечто подобное представляют в индоевроп. яз. сложения (composita) вроде греч. κρεοφαγέω, но между ними и образованиями внедряющих языков все-таки есть значительная разница. В греч. κρεοφαγέω основа κρεο является всегда в тесном слиянии с глаголом, тогда как в мексиканском, при известных условиях, имя существительное объекта не "внедряется", а ставится после глагола, который вместо него "внедряет" в себя местоимение указательное, напр. nicqua in nacatl (ni = я, с = его, qua = ем, in nakatl = мяco), т. е. "яегоем мясо".

В инкорпорирующих языках глагол никогда не является без дополнительных и определительных слов, тесно с ним сливающихся. Если нет определенного объекта, то с глаголом сливаются особые неопределенные местоимения: ni-tla-qua (я-что-то-ем), ni-te-tla-maca (я-кому-то-что-то-даю).

Для инкорпорирующих языков характерно обильное использование морфологических средств в словообразовании. Кроме того, многие грамматические категории (время, залог, наклонение и др.) выражаются в синтетических языках морфологически, а не отдельными словами. Вот пример организации слова – предложения в языке южный тива, одном из

индейских языков тано-ацтекской группы, США.

Ti – khwian – mu – ban.

1 л. ед.ч. – собака – видеть – прош.вр.

Я видел собаку.

Men – mukhin – tuwi – ban

2 л. мн.ч. – шапка – покупать – прош.вр.

Вы купили шапку.

В единый комплекс объединяются не только корни и аффиксы, но и корни друг с другом. Это и есть инкорпорация. У инкорпорации есть определенное сходство с образованием сложных слов (самолет или bird- watching), но в то же время у инкорпорации есть свои уникальные черты. В случае инкорпорации мы имеем абсолютно

иную ситуацию. Инкорпорированные существительные относятся к определенным, конкретным множествам, т.е. к определенным референтам и употребляются в конкретных ситуациях. Так, слово «собака» в нашем примере относится не к собаке вообще, а к конкретной собаке, о которой известно в рамках ситуации общения.

Еще одно свойство инкорпорирующих языков состоит в том, что там имеются довольно сложные системы согласования. Посмотрим на язык южный тива, в котором информация о трех различных аргументах при глаголе может передаваться с помощью специального согласовательного префикса.

‘U-ide tow - keuap – wia - ban

Ребенок-A 1л.ед.ч.C:A - туфли-дать-Прош.время

Я дал туфли ребенку.

В данном примере приставка tow передает следующий набор значений: во-первых, субъект действия говорит о себе в форме 1 л. ед. ч. (т.е. «я»), во-вторых, что объект действия относится к классу С (в языке тива существительные распределяются по классам по признаку одушевленности – неодушевленности, а также по числу: единственному

или множественному). Третий компонент значения этой приставки указывает на то, что косвенное дополнение относится к классу А (к которому относится слово ребенок). Получается, что приставка обеспечивает согласование со всеми тремя аргументами. Такая ситуация оказывается гораздо более сложной по сравнению и с английским, и с

русским языком, потому что глагол в этих языках согласуется только с

подлежащим.



Вопросы для самопроверки:1) Что представляет собой инкорпорация? 2) Что такое инкорпоративный комплекс? 3) Как различаются полная и частичная инкорпорация?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 11: Изолирующий тип

Цель: изучить типологические признаки изолирующих языков.

Вопросы: 1)Главные черты типа – изоляция слова в предложении, ограниченность морфологии и главенство синтаксических грамматических способов. 2)Одноморфемность простого самостоятельного слова в изолирующих языках. 3)Моносиллабизм морфем как важный признак языков изолирующего типа. 4)Фонологическая роль слога. Закрепленность плана содержания морфемы в границах слога. Влияние моносиллабизма на морфологию слова. 5)Дискуссия о частях речи в изолирующих языках. Необходимость разграничения грамматических и семантических частей речи. Идея Гумбольдта о связи частей речи с флективным устройством языка. Исторический подход И.И.Мещанинова к вопросу о частях речи. 6)Неоформленность слова вне синтагмы как существенное свойство изолирующих языков. 7)Центральное положение синтаксического уровня в изолирующих языках. 8)Аналитический строй изолирующих языков: расчлененность информации в структуре высказывания и слова, отсутствие словоизменения, выражение грамматических значений вне слова. 9)Роль порядка слов. 10) Китайский язык – типичный представитель изолирующих языков. Характерные особенности китайской грамматики. 11)Корнеизолирующие и основоизолирующие языки. 12)Семьи языков, относящиеся к изолирующему типу. 13)Развитие теории изолирующих языков.

Если мы посмотрим на китайский язык, который относится к изолирующим языкам и чей индекс синтетичности приблизительно равен нулю, а также на другие языки с низким значением этого индекса, то обнаружим, что помимо практически одно-однозначного соответствия между словом и морфемой эти языки имеют тональную структуру, причем тон выполняет смыслоразличительную функцию.

Изолирующие языки имеют еще одну характерную черту: в высказывании может использоваться серия глаголов или глагольных групп, которые не имеют никакого формального показателя связи между ними. В высказывании глаголы просто располагаются рядом друг с другом. Вот пример из языка Yay:

Mayfaay koŋ ma rop caw haɰ ku

Бамбук склоняться приходить погладить голову давать я.

Бамбук склонился, чтобы погладить мою голову за меня.


Еще одна важная особенность изолирующих языков – фиксированный, жесткий порядок слов. Эта черта имеет функциональное объяснение: в изолирующих языках просто нет другого способа указать на взаимоотношения между глаголом и его зависимыми. Таким образом, если в языке нет морфологических средств для указания на грамматические отношения между элементами высказывания, то достаточно удобным

способом сделать это оказывается порядок слов в предложении.



Вопросы для самопроверки:1)Какие языки относятся к изолирующим?2)Какова роль слога в изолирующих языках? 3)Почему в изолирующих языках центральное положение занимает синтаксис?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 12: Типология категорий. Морфологические универсалии

Цель: изучить типы морфологических категорий.

Вопросы: 1)Типы морфологических категорий по формально-грамматическим признакам 2) Типы морфологических категорий по семантическим признакам.3) Типы морфологических категорий по функциональным признакам и связям с действительностью.

В последние десятилетия наблюдается значительный прогресс типологии морфологических категорий: залога, вида, времени, наклонения, класса (рода), числа и т.д. Было установлено, что наблюдаемые различия между языками в семантике морфологических категорий не безграничны и представляют собой случаи различного выбора из единого универсального множества грамматических значений.

Грамматическая категория — замкнутая система взаимоисключающих противопоставленных друг другу грамматических значений (граммем), задающая разбиение обширной совокупности словоформ (или небольшого набора высокочастотных словоформ с абстрактным типом значения) на непересекающиеся классы, различие между которыми существенно сказывается на степени грамматической правильности текста.

Свойство взаимоисключения состоит в том, что всякая грамматическая категория есть множество грамматических значений (граммем), которые не могут быть одновременно выражены у одной словоформы (зато одна словоформа может иметь граммемы нескольких грамматических категорий).

Так, категория числа в русском языке включает в себя взаимоисключающие граммемы «единственное число» и «множественное число»: они не могут быть совмещены в одной словоформе. Граммема «творительный падеж» не принадлежит этой же категории, так как свободно может быть выражена вместе с любой из её граммем.

По характеру грамматических значений выделяются:

содержательные (номинативные, семантические, референциальные) грамматические категории, непосредственно участвующие в отражении внеязыковой действительности; формальные (асемантические, формально-структурные) категории, отражающие лишь сугубо сочетаемостные ограничения словоформ (например, согласовательные грамматические категории участвуют в оформлении отношений согласования: например, род, число и падеж прилагательного, род, число и лицо глагола, а также формально-структурные морфологические характеристики лексем — такие как типы склонения и спряжения).

Среди содержательных грамматических категорий различаются:

номинационные (объективные, номинативные, диктальные; например, число существительного, род одушевлённых существительных, одушевлённость существительных, степени сравнения прилагательного, отчасти глагольный вид, отчасти переходность/непереходность и личность/безличность глагола, конкретность/универсальность референции);

субъективно-объективные, отражающие свойства и отношения объектов с точки зрения участников речевого акта;

реляционные (синтаксические) (падеж существительного, атрибутивность/предикативность прилагательного, репрезентация глагола, коммуникативная роль).

Субъективно-объективные грамматические категории подразделяются на:

актуализационные (дейктические, шифтерные, индексальные) (например, время глагола, лицо местоимений);

модальные, например, наклонение глагола; референтность/нереферентность синтагмы);

коммуникативные (например, определённость/неопределённость и коммуникативная роль синтагмы);

оценочные, то есть выражающие оценку (например, степени интенсивности признака у предикатных слов, субъективная оценка у существительных);

интерпретационные, отражающие субъективную точку зрения наблюдателя (залог глагола, отчасти глагольный вид, отчасти число существительного, отчасти род одушевлённых существительных, отчасти одушевлённость существительных).

Реляционные грамматические категории подразделяются на:

активные (выражающие валентность, то есть способность вступать в синтаксические связи с соседними словами, например, переходность/непереходность, личность/безличность, отчасти залог и диатеза);

пассивные (выражающие синтаксическую роль слова в высказывании, например, падеж существительного, предикативность/атрибутивность прилагательного, репрезентация глагола).

Грамматические категории подразделяются на:

формообразовательные (собственно грамматические категории, коррелятивные, модификационные), по которым лексема может изменяться (например, падеж существительного; род, число и падеж прилагательного; время и наклонение глагола);

классифицирующие (классификационные, некоррелятивные), свойственные целой лексеме и постоянные для неё (например, части речи, род неодушевлённых существительных, одушевлённость/неодушевлённость большинства существительных, переходность/непереходность и личность/безличность большинства глаголов).

Формообразовательные грамматические категории

По степени «коррелятивности» среди формообразовательных грамматических категорий выделяются:

словоизменительные (последовательно коррелятивные, флексионные), модифицирующие (то есть предполагающие наличие корреляций) для всех слов данной части речи (падеж существительного, время и наклонение глагола, согласовательные грамматические категории глаголов и прилагательных);

деривационные (непоследовательно коррелятивные, основообразовательные, лексико-грамматические), предполагающие наличие корреляций лишь для некоторого значительного подкласса данной части речи (например, род одушевлённых существительных, число существительных, вид и залог глагола, степень сравнения прилагательных, диатеза).

Синтаксические грамматические категории

Синтаксические грамматические категории делятся на категории синтагматики и категории парадигматики.

Категории синтаксической синтагматики

К синтаксической синтагматике относятся структурно-синтаксические грамматические категории, то есть типы синтаксических отношений: подчинение (синтаксис), сочинение (синтаксис), предикация, атрибут, актант (см. член предложения).

Категории синтаксической парадигматики

К синтаксической парадигматике относятся:

грамматические категории предложения (коммуникативные, или фразоизменительные грамматические категории), то есть различительные признаки предложений (целеустановка высказывания, утверждение/отрицание (грамматика), модальность и др.);

грамматические категории синтагм (составляющих, членов предложения, словосочетаний), такие, как грамматические категории именной группы (определённость/неопределённость, род, число, лицо), грамматические категории предиката (диатеза), грамматические категории атрибута (степени сравнения и интенсивности) и др.

Грамматические категории по частям речи

Грамматические категории, по части речи, с которой они преимущественно выражаются, разделяются на именные (характерные для имени существительного, имени прилагательного, местоимения) и глагольные (выражаемые у глаголов). Чёткой границы между этими типами категорий нет (так, есть языки, где время выражается у имени и т. п.).

Примеры грамматических категорий:

Именные:

падеж


согласовательный класс, в частности, род

определённость

одушевлённость

личность


Глагольные:

время: абсолютное время, таксис

вид

лицо


наклонение

залог


Характерные для имени и глагола:

число


различного рода категории вежливости
Вопросы для самопроверки: 1)Что такое грамматические категории? 2) Охарактеризуйте их основные типы: словоизменительные и словообразовательные, семантические и синтаксические, деривационные и моционные, реляционные и нереляционные.3) Что такое грамматические значения и каковы их соотношения с категориями и формами? 4)Каковы критерии лексичности / грамматичности значения? 5) Что такое грамматические формы? 6) Каковы критерии синтетизма и аналитизма форм?

7) Назовите грамматические способы в языках мира, синтетические и аналитические способы. 8) Какие типы морфем выделяются в морфологии? 9) Что такое корни и аффиксы? 10) Что представляют собой прерванные и непрерванные морфемы? 11) Каковы типы аффиксов по значению и положению в слове? Что такое препозитивные и постпозитивные аффиксы, словоизменительные и словообразовательные аффиксы?



Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 13: Синтаксическая типология

Цель: изучить типологические характеристики синтаксических уровней языков.

Вопросы: 1)Синтаксическая типология. 2)Способы выражения синтаксических отношений. Связь морфологического типа языка и синтаксических приемов. 3)Синтаксическая классификация языков: классные, активные, эргативные и номинативные языки.4)Характер дополнения в языках различных синтаксических классов. 5)Типология порядка слов. 6)Критерии сопоставления синтаксиса различных языков.

Типология синтаксических явлений сосредоточена на изучении сходств и различий языков в устройстве предложений. Поскольку любой язык – это, прежде всего, средство общения, любая грамматика (и синтаксис как ее часть) – это система, позволяющая сделать процесс общения оптимальным. Синтаксическая типология тесно связана с морфологической, поскольку особенности морфологической системы

влияют не только на структуру слова, но и на структуру предложения. Например, если в языке преобладают аналитические конструкции, то мы можем утверждать, что для кодирования субъектно-объектных отношений в предложении будет использоваться порядок слов. Синтетические языки, напротив, используют для этого не синтаксические, а морфологические способы структурного кодирования.

Общая цель типологии синтаксиса – описать сходства и различия базовых типов предложений в языках мира и на этой основе выявить синтаксические типы языков. В рамках синтаксической типологии изучаются способы кодирования субъектно-объектных отношений в предложении. Кроме того, типологизация языков может осуществляться на

основе такого критерия, как базовый порядок слов в простом предложении. Этот критерий тесно связан с выражением субъектно- объектных отношений.

Типология порядка слов – одно из важнейших направлений типологических исследований. Для классификации языков в соответствии с тем, какой порядок слов

считается базовым, существенны следующие различительные признаки:

а) является ли порядок слов в предложении жестким (фиксированным) или свободным: отличие заключается в том, что фиксированный порядок слов выражает синтаксические отношения между элементами высказывания, а свободный является средством актуального членения предложения и используется для выражения различных

коммуникативно-прагматических значений;

б) для языков с фиксированным порядком важно также и то, в какой последовательности относительно друг друга располагаются предикаты и актанты.

Возникает вопрос, что можно считать базовым порядком слов в предложении. Оказывается, что для типологических исследований интересен не порядок слов сам по себе, а порядок следования составляющих, обозначающих участников ситуации, о которой говорится в предложении. Поэтому традиционно базовый порядок слов рассматривают относительно предиката (V) и двух участников ситуации – субъекта (S) и объекта (O), которые могут быть обозначены как одним словом, так и именной или глагольной группой.

Когда говорят, что в каком-то языке в рамках простого предложения

существует свободный порядок слов, имеют в виду, что взаиморасположение предиката и основных актантов может быть любым. Однако в таком случае порядок слов используется для кодирования данного и нового, т.е. для актуального членения предложения. К тому же, для языков с относительно свободным порядком слов всегда можно выделить наиболее частотный базовый порядок слов. Так, для русского языка наиболее частотным порядком слов в простом предложении является порядок SVO, хотя грамматически правильными являются любые комбинации составляющих, обозначающих участников ситуации и само действие.

Языки с фиксированным порядком слов в качестве базового могут

иметь один из шести логически возможных порядков:

SVO – Subject – Verb – Object (субъект – предикат – объект);

SOV - Subject - Object – Verb (субъект – объект – предикат);

VSO - Verb - Subject –Object (предикат – субъект – объект);

VOS - Verb – Object – Subject (предикат – объект – субъект);

OVS - Object – Verb – Subject (объект – предикат – субъект);

OSV - Object - Subject – Verb (объект – субъект – предикат).

По данным исследования, проведенного Р. Томлином на материале 402 языков, наиболее распространенными являются порядки SOV (44,78% от общего количества обследованных языков) и SVO (41,79%). Менее редкими являются порядки с предикатом в начальной позиции (VSO – 9,20% и VOS – 2,99%). Исключительно редкими являются порядки, в которых объект предшествует субъекту и предикату. Порядок OVS зафиксирован только в 1,24% обследованных языков.

Свободный или фиксированный порядок слов – категории относительные. Правильнее говорить о степени выраженности данного синтаксического явления, о предпочтительности одного способа оформления высказывания другому (например, известно, что в английском языке порядок слов фиксированный, но в некоторых случаях допустима инверсия как стилистическое средство).

Исходя из этих критериев, русский язык принадлежит к типу SVO, так как это наиболее часто встречающийся порядок слов (хотя возможны и встречаются в текстах все варианты). Отклонения от стандартного порядка слов допустимы во многих флективных языках (например, русском, латыни и греческом), но такой порядок слов обычно подразумевают выделение определенного члена предложения или специальный контекст. В поэзии на этих языках порядок слов может свободно меняться, исходя из требований ритма.

Типология простого предложения – сейчас важнейшее направление в типологии синтаксиса. Синтаксическая типология возникла в конце XIX века как изучение возможных способов организации предложения. Современная типология простого предложения связана с изучением способов кодирования отношений между структурно-смысловыми компонентами высказывания. Речь идет о грамматическом оформлении таких категорий, как субъект и объект действия (в другой терминологии - агенс и пациенс). Субъектно-объектные отношения стали основой для типологической классификации языков в рамках контенсивной типологии. Способ оформления субъектно-объектных отношений определяет тип языка в типологии базовых конструкций предложения, разработанной А.Е. Кибриком. В основу типологии положены способы выражения агенса (субъекта действия) и пациенса (объекта действия) при непереходных и переходных глаголах. В качестве возможных способов кодирования этих семантических ролей рассматривались варианты падежного оформления, согласования с глаголом-сказуемым или порядок слов. В результате было выявлено четыре вида валентности:

1) агенс при переходном глаголе (А);

2) пациенс при переходном глаголе (Р);

3) агенс при непереходном глаголе (Sag);

4) пациенс при непереходном глаголе (Spat).

Первый выделенный тип языка называется номинативно- аккузативным.

Второй тип назван абсолютивно- эргативным.

Третий наблюдаемый в языках тип конструкции предложения – активный (аналогичный тип выделен Г.А. Климовым). Этот тип является гораздо менее распространенным по сравнению с первыми двумя. Такая конструкция преобладает в генетически изолированном айнском языке (Япония).

Наконец, последний тип конструкций предложения назван нейтральным.В предложениях нейтрального типа все актанты выражаются одинаково. Такие конструкции исключительно редки. Возможно, к нейтральному типу можно причислить некоторые сино-тибетские языки.

Субъект-объектная типология позволяет представить связи, существующие в том или ином языке, между глаголом и существительными в составе синтаксических конструкций. На этом основании выделяются следующие типы языков.



Активные языки — деление существительных на «активные» и «неактивные», глаголов на «активные» и «стативные», прилагательные обычно отсутствуют: современный китайский, гуарани, праиндоевропейский и др.

Номинативные языки — номинатив (основной падеж существительного) соответствует субъекту как переходного, так и непереходного глаголов, и противопоставляется аккузативу, который соответствует объекту переходных глаголов — большинство современных индоевропейских (включая русский), семитские и др. языки

Эргативные языки — абсолютив (основной падеж существительного) соответствует субъекту непереходного и объекту переходного глагола, и противопоставляется эргативу, который соответствует субъекту переходного глагола — северокавказские языки, баскский, из индоевропейских — курдский; реликты явления имеются в грузинском языке («повествовательный падеж» — бывший эргатив). Существуют также несколько менее распространённых типов. На практике каждый язык в той или иной мере отступает от данной строгой классификации. В частности, в ряде индоевропейских и семитских языков (например, в английском) морфологическое различие между номинативом и аккузативом утрачено (за исключением местоимений, система которых довольно консервативна), поэтому данные падежи выделяются условно, с точки зрения их синтаксической роли.

Вопросы для самопроверки:1) Какие направления в синтаксической типологии наиболее актуальны в настоящее время? 2) Охарактеризуйте русский, казахский и английский языки с точки зрения типологии порядка слов. 3) Что представляет собой субъект-объектная типология? 4) Какими качествами синтаксической структуры и морфологического выражения обладают активные языки?5) Какими качествами синтаксической структуры и морфологического выражения обладают номинативные языки? 6) Какими качествами синтаксической структуры и морфологического выражения обладают эргативные языки?7) Какими качествами синтаксической структуры и морфологического выражения обладают русский, английский, казахский языки?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.
Тема 14: Сопоставительная лексикология.

Цель: изучить типологические черты на лексическом уровне языков.

Вопросы: 1)Универсальное и специфическое в лексике. 2)Основания лексических сопоставлений: источники наименования, внешняя форма наименований, объем и способы наименований. 3)Методы сопоставления лексики. 4)Сопоставление семантической структуры многозначных слов. 5)Сопоставление синонимических рядов. 6)Сопоставление антонимии. 7)Проблема семантической синтагматики в сопоставительном аспекте. 8)Поиски семантических примитивов и установление семантических универсалий. 9)Сопоставительная семантика и внутренняя форма языков.

Идея сопоставительного изучения лексики уходит своими корнями в древность. Подтверждением этого, в частности, являются составленные еще в XXV в. до н. э. шумерско-аккадские глоссы, известные в индийской традиции факты сравнения священного языка пали с санскритом, деятельность переводчиков древнего Вавилона, Ассирии и Египта и др.


Известно, что античной лингвистической теории было чуждо сравнение языков.
От более поздних времен до нас дошел «Диван турецких языков», составленный в XI веке Махмудом-аль-Кашгари, который в сопоставительном плане описывал лексику разных тюркских наречий. В XVIв. испанскими миссионерами на лексическом материале были выполнены описания американских и филиппинских языков. Литовский ученый М. Литуанус в своей работе «De moribus lituanorum, tartarorum, etc.» отметил около ста семантических единиц, сходных в латинском и литовском языках. В XVIII веке в России появились два издания словаря П.С. Палласа «Сравнительные словари всех языков и наречий, собранные десницею всевысочайшей особы» и «Сравнительный словарь всех языков и наречий, по азбучному порядку расположенный». В этот словарь входило сто восемьдесят пять слов по почти двумстам языкам и диалектам Азии, Европы, включая и языки народов Севера. В 1794 году в Италии Лоренцо Эрвас-и-Пандура издал «Каталог языков известных народов, их исчисление, разделение и классификация по различиям их наречий и диалектов». Этот каталог представлял собой описание словарного состава трехсот языков мира, в том числе и более сорока языков американских индейцев. В 1806-1817 годах в Берлине вышел словарь И.Х. Аделунга «Митридад, или всеобщее языкознание, имеющее в качестве языкового примера Отче наш на почти 500 языках и диалектах», содержащий сопоставление слов.
К лексикологическим сопоставлениям обращались основоположники сравнительно-исторического метода. А.Х. Востоков стремился показать различные. Первая группа слов включала, в частности, обозначения человека, частей тела, родственных связей, главные объекты природы. Во вторую группу входили названия орудий, ремесел, искусств. А.Х. Востоков считал, что если «первенствующие» слова при тождестве значения в разных языках имеют тот же или подобный звук, то это может служить доказательством того, что данные языки являются родственными. Сходство «второстепенных» слов в разных языках доказательством родства языков не является.
Основоположник типологии как особого раздела языкознания В. Гумбольдт, характеризуя разные языки, в том числе и по их лексическому составу, подробно писал о внутренней форме языка, трактуя ее как сугубо индивидуальный способ выражения народом в языке мыслей и чувств. Великий ученый говорил, что каждый язык образует ткань, сотканную из понятий и представлений некоторой части человечества.
Созвучные мысли позднее высказывал А.А. Потебня, обращаясь к внутренней форме слов.
О взаимодействии значений слов, которые фиксируются в корнях слов, и отношениях слов, которые содержатся в суффиксах, писал при разработке морфологической классификации языков А. Шлейхер.Э. Сепир отмечал, что слова языков синтетического типа могут присоединять аффиксальные морфемы, поэтому они богаче по передаваемым в них значениям.
Идеи сопоставительной лингвистики, в том числе и сопоставительной семасиологии, разрабатывались представителями Пражского лингвистического кружка и Ш. Балли в связи с вопросами лингводидактики. Огромный вклад в сопоставительное изучение языков, а в части семасиологии особенно, внесли отечественные лингвисты В.Д. Аракин, В.Г. Гак, К.Г. Крушельницкая, Е.Д. Поливанов, Е.Б. Ройзенблит, А.И. Смирницкий, Л.В. Щерба, В.Н. Ярцева и др. Обозначения «всеобщая описательная семантика», «сравнительная семасиология», «сопоставительная семасиология», «общая семасиология», «семантическая типология, «типологическая семасиология», «сопоставительная лексикология», «контрастивная лексикология», «контрастивная семантика» вошли в научный обиход с середины XX века благодаря работам Р.А. Будагова, В.Г. Гака, Б.Ю. Городецкого, А.Б. Долгопольского, АГ. Елисеевой, М.М. Покровского, В. Скалички, П.А. Соболевой, Н.И. Толстого,
Несмотря на появление некоторого количества исследований, выполненных в русле сопоставительной семасиологии, данная проблематика в течение длительного времени оставалась на периферии лингвистической науки. Основными причинами этого являются следующие: структуралистский подход к языку, при котором семантике не было места в лингвистике; необозримость и кажущаяся бессистемность словарного состава языка; специфический характер семантического уровня языка, вынесение проблем мышления за пределы компетентности лингвиста; отсутствие надежного критерия семантического сравнения; недостаточная изученность лексического состава конкретных языков; отсутствие возможности опереться на метод лингвистического эксперимента в семантике; несовпадение принципов, методов, традиции интерпретации одного и того же языкового феномена в описаниях разных национальных школ, усложняющих сопоставительные описания; некоторая недооценка лингвистических дисциплин, содержащих значительную прикладную составляющую, к числу которых относится и сопоставительная семасиология и др.
Формирование сопоставительной семасиологии в середине прошлого столетия следует рассматривать в контексте своего времени. Хрущевская «оттепель» создала благоприятную обстановку для развития лингвистической мысли. После того, как «железный занавес» был приподнят, активизируются контакты с мировым языкознанием. В частности, переводятся «Основы фонологии» Н.С. Трубецкого, «Введение в дескриптивную лингвистику» Г. Глисона, «Принципы истории языка» Г. Пауля, выходит в свет издание «Языки народов Азии и Африки», усилиями В.А. Звегинцева основывается существующая и поныне серия «Новое в (зарубежной) лингвистике» и т.д. На страницах журнала «Русский язык в национальной школе» проводится дискуссия о целесообразности сопоставительных исследований. За рубежом и в нашей стране публикуются уже упоминаемые фундаментальные работы по сопоставительной лингвистике. Развитие сопоставительной семасиологии стимулировалось повышением роли русского языка в нашей стране и за рубежом, языковыми контактами народов СССР, необходимостью совершенствования практики преподавания иностранных языков. Дополнительный импульс работам в области сопоставительной семасиологии дала «холодная война», когда противостоящие общественно-политические системы следили, в том числе и по публикациям на иностранных языках, за развитием научно-технического потенциала друг друга. Примерно в это же время были созданы первые зарубежные системы машинного перевода, работающие с русским языком, и отечественные комплексы, ориентированные на английский, французский и немецкий языки.
Среди внутриязыковых факторов, стимулирующих исследовательский интерес к проблемам сопоставительной семасиологии, следует в первую очередь назвать преодоление крайностей структурализма и безусловное признание системной организации лексического уровня языка. Утверждение сопоставительной семасиологии как особой отрасли лингвистики соотносится и с общей тенденцией возникновения новых наук «на стыке» ранее существовавших, каждая из которых, взятая в отдельности, уже не полностью отвечала задачам современности, не обеспечивала комплексного подхода к экспликации изучаемых явлений. Интенсификации лексико-семантических сопоставительных исследований способствовало зарождение в 50-х годах XX века новых лингвистических дисциплин, данные которых небезынтересны для сопоставительной семасиологии, например, креолистики, занимающейся изучением контактных языков.

Вопросы для самопроверки:1) Каковы признаки сопоставления лексических подсистем? 2) Какими методами пользуется типологическая лексикология? 3) Что такое семантические универсалии? 4) Что такое внутренняя форма?

Литература:

1. Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М., 2000.

2.Вайсгербер Л. Родной язык и формирование духа. М., 2004.

3.Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М., 1989.

4. Мельников Г.П. Системная типология языков. М., 2003.

5. Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I–V. Москва – Вена, 1998 – 2000.

6. Сулейменова Э.Д. Контрастивная грамматика русского и казахского языков. – Алматы, 1998.

Тема 15: Актуальные проблемы типологии. Научные школы.

Цель: познакомиться с актуальными и нерешенными проблемами современной типологии.

Вопросы:1)Дискуссионные вопросы типологической лингвистики.2)Возможность непротиворечивой классификации языков.3)Критерии морфологической типологии. 4)Вопрос о переходных типах. Историческая стабильность и изменчивость типа. 5)Возможность оценок в типологии. 6)Проблема переводимости.7) Возможные соотношения типа языка с типом мышления и типом культуры.

В 20 в., после некоторого спада типологических интересов, начинается ее новый расцвет, связанный с именем Э. Сепира, создавшего в 1921г. принципиально новую модель типологии, базирующуюся на комплексе общих характеристик , а именно: виды и способы выражения грамматических понятий, техника соединения морфем, степень сложности грамматических форм. Многоаспектный и многопризнаковый характер этой типологии позволил строить вместо традиционных 3-4 типов более гибкую и дробную таксономию, отражающую политипологизм языков, диатипическое варьирование и наличие языков переходных типов. Типология Сепира послужила отправной точкой для развития инвентаризационной и импликационной типологии, чему в значительной мере способствовало широкое распространение в Европе и США структурной лингвистики, вводившей в лингвистическую практику новые, более строгие методы единообразного анализа языков и дававшей всестороннее формальное описание языковой структуры. В европейской лингвистике большую роль в развитии современной типологии сыграл Пражский лингвистический кружок, где зародилась типология языковых подсистем (например, фонологическая типология Трубецкого) и характерология (Матезиус, В. Скаличка).

В середине 20 в. продолжается интенсивная разработка формальной типологии - общей и частной (Якобсон, Гринберг, Ч. Ф. Вёглин, П. Менцерат, Т. Милевский, Скаличка, А. Мартине, Э. Станкевич, X. Зайлер), развивается квантитативная типология, созданная Гринбергом (А. Л. Крёбер, С. Сапорта, И. Крамский, В. Крупа и др.); значительно расширяется круг сопоставляемых фактов благодаря привлечению языков Азии, Африки и Океании. В 60-70-е гг. складывается социолингвистическаятипология., главным образом в США (У. Стюарт, Ч. А. Фергюсон, Дж. Фишман, Д. X. Хаймз, X. Клосс) и в СССР (М. М. Гухман, Л. Б. Никольский. Ю. Д. Дешериев, Г. В. Степанов). Если 1-я половина 20 в. в западной лингвистике характеризуется в целом преобладанием формальной типологии, то в СССР разработка типологии шла по линии контенсивно-синтаксической и категориальной Т. (И. И. Мещанинов, С. Д. Кациельсон, А. П. Рифтин, А. А. Холодович), и в этой области были достигнуты значительные успехи (особенно в теории синтаксических типов, рассматривавшихся в плане внутренней импликационной структуры и исторической эволюции. Особое место в истории советской типологии занимают сопоставительные и типолого-диахронические исследования Е. Д. Поливанова. Во 2-й половине 20 в. в СССР широко разрабатываются проблемы контенсивной и формальной типологии (Б. А. Успенский, Ярцева, В. М. Солнцев, Ю. В. Рождественский, Т. М. Николаева, М. И. Лекомцева, С. М. Толстая, О. Г. Ревзина, В. С. Храковский, С. Е. Яхонтов, А. Е. Кибрик, Я. Г. Тестелец и др.): все большее развитие получает диахроническая и историческая Т. (В. М. Иллич-Свитыч, Т. В. Гамкрелидзе, Вяч. Вс. Иванов, Гухман, Б. А. Серебренников, В. А. Дыбо, В. Н. Топоров), этнолингвистическая типология (Н. И. Толстой).

Для типологии 2-й половины 20 в. характерно сближение со сравнительно-историческим языкознанием, по отношению к которому типологические закономерности (синхронические и диахронические) служат критерием вероятностной оценки генетических гипотез (на что указал в 1956г. Якобсон и что практиковалось еще Поливановым). В связи с этим иногда высказываются крайние точки зрения о ведущей роли типологии в сравнительном языкознании и о подчиненной роли генетического аспекта (Крёбер, Г. Бирнбаум); в действительности речь может идти не о растворении одного подхода в другом, а о комплексном генетико-типологическом исследовании, уже оправдавшем себя, например, в индоевропеистике (так, использование типологического подхода позволило Гамкрелидзе и Иванову существенно скорректировать реконструкцию праиндоевропейского консонантизма). Значение комплексного генетико-типологического подхода особенно велико при историческом изучении малоисследованных бесписьменных языков, например африканских



следующая страница >>