Тема родины в лирике Лермонтова - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Тема родины в лирике Лермонтова - страница №1/1

Тема родины в лирике Лермонтова
Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Отношение Лермонтова к своей родине крайне неоднозначное. Он, кажется, ненавидит все, что проходит перед его взглядом, и вместе с тем не может отказаться от себя, от своей любви к родине, которую невозможно объяснить. Его волнует и настоящее, и прошедшее, и будущее России.

И Россию он не мыслит без себя и людей своего поколения. В стихотворении «Монолог» свое душевное состояние Лермонтов объясняет общественной атмосферой, тем моральным гнетом, который подавлял любую мыслящую личность:

И душно кажется на родине,

И сердцу тяжко, и душа тоскует...

Он понимал, что в современном ему обществе невозможно найти применения лучшим человеческим стремлениям:

К чему глубокие познанья, жажда славы,

Талант и пылкая любовь свободы,

Когда мы их употребить не можем?

Лермонтов верит, что у его поколения высокое предназначение и прекрасные способности, но внешние условия не позволяют целому поколению выполнить историческую миссию.

Поэт искренне любит родину и ужасается тому, как его страна оказалось в безвыходном положении, когда даже лучшие люди ничего не могут поделать.

Уже в ранних произведениях Лермонтова можно встретить его размышления о будущем России. Одно из таких раздумий - стихотворение «Предсказания». Шестнадцатилетний поэт, ненавидевший тиранию, политический гнет и николаевскую реакцию, наступившую после разгрома революционного выступления лучшей части русского дворянства, предрекал неминуемую гибель самодержавия: «...царей корона упадет». Но что принесет падение царской власти? С пугающей точностью он предсказывает все то, что произойдет столетие спустя. Главное, что пугает его, - это потеря закона, который прежнее правительство хотя бы охраняло:

…Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон…

Достоверно изображены последствия гражданской войны: «смерть и кровь», «чума от смрада мертвых тел», «голод и зарево пожарища». На место свергнутого царя «явится мощный человек» с «булатным ножом» в руке, который будет мрачен и беспощаден:

И горе для тебя! - твой плач, твой стон

Ему тогда покажется смешон;

И будет все ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом.

Это вполне узнаваемый портрет Сталина! (Сталь = булат).

Отчего же даже освободившись от ига самодержавия, страна приобретет нечто худшее? Все оттого, что Россия - «страна рабов, страна господ». Ничего не изменится, пока не изменится психология. Поэтому лермонтовская любовь к родине соткана из отрицания. Непонятно, кого Лермонтов ненавидит больше: самодовольных господ или рабство, вошедшее в плоть и кровь крестьян.

Ненависть и презрение звучат в стихотворении «Прощай, немытая Россия...». Это одно из самых ярких и политических выступлений поэта, вызванное его новым изгнанием на Кавказ в 1841 г. В стихотворении прозвучало, словно гром среди ясного неба, оскорбительно дерзкое и вместе с тем проникнутое душевной болью определение родной страны - «немытая Россия». Такого еще никто не осмеливался произнести. В этом словосочетании заключена исключительная по поэтической выразительности и чрезвычайно емкая историческая характеристика, вместившая в себя всю отсталость и неразвитость современной поэту страны. Стихотворение «Родина», написанное незадолго до смерти поэта, - это раздумье о его отношении к отчизне.

Непосредственная тема стихотворения «Родина» - не любовь к России как таковой, а размышление о «странности» этой любви, становится пружиной движения поэтической мысли и придает стихотворению политический и программный смысл. Тема «странной любви» развертывается в двух планах, которые противопоставлены друг другу. Лермонтов ни во что не ставит общепризнанное понятие патриотизма:

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.



Лермонтов, между тем, любит родину как никто другой.