Свадебный обряд татар башкортостана (сохранение традиций в условиях трансформации общества в конце XIX начале XXI в.) - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Свадебный обряд татар башкортостана (сохранение традиций в условиях трансформации - страница №1/1

На правах рукописи


Камалеев Эльвир Винерович

СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД ТАТАР БАШКОРТОСТАНА

(сохранение традиций в условиях трансформации общества

в конце XIX – начале XXI в.)

Специальность 07.00.07. – этнография, этнология и антропология

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени кандидата исторических наук


Санкт-Петербург – 2013


Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского научного центра Российской академии наук.


Научный руководитель:

Галиева Ф.Г., доктор филологических наук, кандидат исторических наук

Официальные оппоненты:

Салмин А.К., доктор исторических наук,




ведущий научный сотрудник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера)

Новожилов А.Г., кандидат исторических наук, заведующий кафедрой этнологии и антропологии исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета


Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра Российской академии наук

Защита состоится «19» декабря 2013 года в ___ часов на заседании Диссертационного совета Д 002.123.01 при Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН (199034, г. Санкт-Петербург, Университетская набережная, 3).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, Университетская набережная, 3.

Автореферат разослан «___» ноября 2013 г.











Ученый секретарь




Диссертационного совета,




кандидат исторических наук

А.И. Терюков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Исследование татарских свадебных обрядов в Республике Башкортостан играет важную роль для выявления взаимовлияний в жизни народов на фоне близости исторических и географических условий. Особую актуальность этот вопрос приобретает в настоящее время, когда идет поиск путей национального возрождения культуры народов России, и тема изучения свадебных обрядов становится неотъемлемой частью этого процесса. Несмотря на утрату целостности, на тенденцию к сокращению, упрощению некоторых ритуалов, обрядность татар, будучи консервативной сферой, связанной с областью традиционного мировоззрения и психологии, сохранила специфические этнические черты.

Исследование духовной культуры, в частности свадебного обряда, как в прошлом, так и в настоящем является необходимым условием для реконструкции объективной истории и культуры Башкортостана и России.

Научный аспект актуальности диссертационной работы заключается в выявлении на примере свадебных традиций эволюции этнической культуры татар, оказавшихся со второй половины XVI в., с момента присоединения Башкирии к Русскому государству, за пределами основной территории проживания этноса. Социальная значимость работы связана с тем, что на протяжении последних столетий по своей численности татары Башкортостана составляли значительную долю. В 2010 г. их насчитывалось 1009295 чел. (24,8 % всего населения республики). Наиболее компактно они расселены на западе и северо-западе республики.

Актуальность изучения культуры татар Башкортостана возрастает в связи с тем, что она вместе с другими народами способствовала формированию единого пласта культуры народов, при этом сохранив этническую специфику.

В настоящей работе рассматриваются общие и особенные элементы свадебно-обрядовой культуры татарского сельского и городского населения Башкортостана в сравнении с татарами Республики Татарстан и других регионов России.

Объект исследования – свадебная обрядность татар-мусульман, проживающих на территории Республики Башкортостан, представляющих разные этнографические группы – приуральские (уфимские) татары, мишари, тептяри.

Предмет исследования – процессы сохранения и изменения традиционных свадебных обрядов татар в Республике Башкортостан, связанные с социальными катаклизмами и этническими взаимодействиями.

Хронологические рамки исследования. Нижние рамки охватывают конец XIX – начало XX в. – период так называемой традиционной свадебной обрядности татар Республики Башкортостан, а также других территориальных групп. На фоне определенной изученности традиционных свадебных обрядов казанских, сибирских, пермских и других групп, на основе сравнительного материала можно дать анализ общих черт и локальных особенностей татар Республики Башкортостан.

Дальнейшие хронологические рамки охватывают весь XX век, в течение которого происходило разрушение традиций, их переосмысление, проникновение иноэтничных элементов и формирование нового типа обрядности. Верхние границы исследования доведены до настоящего времени.



Территориальные рамки исследования – границы современной Республики Башкортостан (ранее – Оренбургская, Уфимская губернии и Башкирская АССР). В республике есть районы, где татары составляют численное большинство, но также и регионы, где они малочисленны, но сохраняют этническую культуру, либо в результате взаимодействия с другими народами переняли их традиции. В основном это западные, северо-западные, юго-западные, северо-восточные, восточные и центральные районы Республики Башкортостан.

Степень изученности темы. Специальных научных исследований по свадебной обрядности татар Башкортостана до настоящего времени не проводилось. Наблюдения об обрядности казанских татар накапливались еще во второй половине XIX в. и в первые десятилетия XX в. благодаря трудам К.Ф. Фукса, А. Сперанского, Г.Н. Ахмарова, С.М. Матвеева, М.Н. Пинегина1. Работы С.Г. Рыбакова, Б. Зорина посвящены приуральским татарам2. В XX столетии, особенно во второй его половине, появились исслеледования не только о казанских, но и территориальных группах татар3. В Башкортостане оставалась слабо изученной не только свадебно-обрядовая культура, но и в целом история и культура татарского населения. Чл.-корр. РАН Р.Г. Кузеев в монографии «Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: Этногенетический взгляд на историю» (1992) показал роль татарского населения в формировании в Волго-Уральском регионе тюркско-финно-угорского синтеза культуры. Этногенетическую общность он рассмотрел на примере жилища, построек, усадьбы, женской одежды, народного творчества и языковых взаимодействий.

Р.Г. Кузеев указал, что в процессе тесных контактов с башкирами, чувашами, русскими, марийцами, удмуртами, мордвой и другими народами татары на территории Башкортостана сформировались в особую группу приуральских татар со своеобразной региональной культурой. Тесные контакты с упомянутыми народами оставили заметный след в их культуре, быте, разговорном языке. С конца XIX в. здесь выделены четыре этнографические группы татар: казанские (казанлы), мишари (мишэр, томэн), кряшены (крэшен, нагайбак) и тептяри (типтэр)4.

З.М. Давлетшина в монографии «Татарское население Башкортостана» указала на неоднородность состава и сложность формирования приуральской группы татар, в которую она включила казанских и касимовских татар, мишарей и кряшен. Особенностью приуральских (уфимских) татар является ассимиляция ими части башкир, что способствовало неустойчивости национального самосознания у татаро-башкиро-тептяро-мишарского населения, особенно на западе и северо-западе Башкортостана5. Диссертационное исследование указанного автора преимущественно посвящено анализу этностатистических данных о демографической ситуации татарского населения республики6.

Р.И. Якупов в структуре татар Башкортостана выделил особый компонент – тептярей, представляющих собой сложное этносословное образование7. В книге «Народы Башкортостана», подготовленной Институтом этнологических исследований Уфимского научного центра РАН под руководством чл.-корр. РАН Р.Г. Кузеева, раздел «Татары» также подготовлен Р.И. Якуповым. Им рассмотрена татарская семья и семейные отношения, которые в прошлом регламентировались нормами обычного и мусульманского права шариат. Показано, что процедура заключения брака была несложной, но ей предшествовал длительный подготовительный этап, включая выплату калыма. Описаны гендерные функции и обязанности членов семьи8. В статье Р.И. Якупова «Татарская свадьба: опыт этнографической реконструкции» содержится этнографическое описание традиционных свадебных обрядов конца XIX – начала XX в., где автор констатирует слабое изучение этнографии татар Республики Башкортостан, а также отсутствие обобщающего материала традиционной обрядности9.

В аспекте взаимодействия культур в многоэтничной среде татары Башкортостана рассматривались на примере семьи (И.М. Габдрафиков), народного костюма (Г.Р. Кутушева), традиционных видов промыслов (М.Г. Муллагулов), музыкальной культуры (Ф.Г. Галиева).

Диссертационное исследование И.М. Габдрафикова среди прочих актуальных вопросов рассматривает этнические установки при выборе брачного партнера среди татарского населения западного Башкортостана. Под этническими установками понимается «готовность к действию в той или иной конкретной ситуации». На основе социологических опросов сделан вывод о предпочтении в большинстве случаев внутриэтнических браков и о влиянии типа селения и среды проживания респондентов10.

В 1990 г. Институт языка, литературы и истории Академии наук Татарстана выпустил сборник «Приуральские татары»11, который является наиболее полным исследованием, специально посвященным татарскому населению Башкортостана. В сборник вошли статьи по языку, традиционной материальной и духовной культуре. В свете изучения свадебных обрядов приуральских татар большой интерес представляет статья Ф.Л. Шарифуллиной «Традиционная свадебная обрядность татар Приуралья конца XIX – начала XX в.»12, в которой на основе полевого материала представлены наблюдения о татарской свадьбе в Башкортостане.

Институтом истории Академии наук Республики Татарстан в последние годы издана целая серия книг, посвященная различным областям татарской культуры, в том числе традиционной свадьбе. Оказалось, что структура традиционного свадебного обряда татар, а именно его деление на предсвадебный, свадебный и послесвадебный периоды, предложенная известными казанскими этнографами Р.К. Уразмановой и Ф.Л. Шарифуллиной в изучении различных групп татар, сохраняет те же черты и в Башкирии. Данная структура находит отражение в описании свадебных обрядов самых разных народов, по такому же принципу была изучена обрядность народов Центральной и Юго-Восточной Европы13. Большой раздел книги «Татары», изданной в 2001 г. в серии «Страны и народы», посвящен традиционной татарской свадьбе.

Благодаря имеющимся работам складывается представление о свадебных обрядах различных территориальных групп татар, однако многие аспекты, в том числе трансформационные процессы, а также их современное состояние, выпали из поля зрения исследователей.

Методологическая основа исследования. Данное исследование предполагает системный подход в изучении свадебной обрядности с применением методов структурного, функционального, исторического анализа. Мы рассматриваем свадебную обрядность как целостную систему, которая сама является компонентом семейно-родовой обрядности.

Реконструированная система (традиционная свадебная обрядность татар Республики Башкортостан), в свою очередь, состоит из подсистем (предсвадебные, свадебные, послесвадебные обряды), которые находятся в тесном взаимодействии друг с другом. В исследовании последовательно рассматриваются и анализируются все компоненты, представленные на местном материале. Система (свадебный обряд татар) исследуется не в статике, а в динамике, с анализом перспектив ее дальнейшего существования.

В диссертации мы опирались на понятия обряд, ритуал (являющиеся тождественными понятиями)14 и свадьба, принятые в этнологической науке. Раскрывая термин обряд, С.А. Токарев писал, что это разновидность обычая, «цель и смысл которой – выражение (по большой части символическое) какой-либо идеи, действия либо замена непосредственного воздействия на предмет воображаемым (символическим) воздействием»15. Под определение ритуала, по мнению С.А. Арутюнова, будут попадать формы поведения, являющиеся чистыми знаками и сами по себе не несущие практического смысла16. По А.К. Байбурину, «ритуал – наиболее действенный, по сути – единственно возможный способ переживания человеком и коллективом критических жизненных ситуаций, требующих специальных программ поведения»17. Ученый отмечает, что переход в новый статус, создание семьи и, в конечном итоге, «новых» людей – мужа и жены – происходит посредством ритуала18. Каждый элемент системы (свадебного обряда) имеет глубокий символизм и семантику, при рассмотрении которых выявляются древние представления того или иного народа, имеющие толкования в рамках жизненного цикла «рождение – свадьба – смерть».

Плодотворной попыткой исследования исторических напластований в сложном комплексе свадебных традиций являются работы Н.А. Кислякова. В «Очерках по истории семьи и брака у народов Средней Азии и Казахстана» он установил, что традиционная свадьба состоит из двух больших праздников: помолвки-обручения (праздник 1) и собственно свадьбы (праздник 2) основного праздника, включавшего религиозный обряд бракосочетания и заканчивающийся переездом новобрачной в дом мужа. Первый из них он считает «пережитком брака эпохи материнского рода», «пережитком праздника бракосочетания при матрилокальном браке в эпоху материнского права». Праздник 2 (свадьба) генетически является порождением другой исторической эпохи, когда возникли патриархальные отношения и брак совершался лишь после уплаты калыма, а само торжество посвящалось переезду новобрачной в дом мужа, поскольку брак стал патрилокальным. С появлением второго первый праздник стал сохраняться пережиточно, превратившись в помолвку, а матрилокальное поселение брачной пары отчасти сохранилось в обычае «тайных» посещений женихом невесты в предсвадебный период.

Другие исследователи, например И.Е. Карпухин, рассматривают свадебную обрядность не как единое целое (систему), а как сменяющие друг друга эпизоды свадьбы (картины)19. Последний пример метода изучения свадебной обрядности применим для современного свадебного обряда, в котором, по сути, нет периодов, плавно переходящих или предваряющих переход к следующей подсистеме.

Приступая к анализу структурирования традиционной свадебной обрядности в работах исследователей, подчеркнем, что единого подхода в выделении этапов обряда не выработано. Условно все имеющиеся исследования можно разделить на три категории, в зависимости от количества выделяемых частей свадебного обряда:

1. Трехчастная структура традиционного свадебного обряда.

2. Четырехчастная структура традиционного свадебного обряда.

3. Нет четкого структурирования традиционного свадебного обряда.

В данном исследовании использована наиболее применимая к изучению практически всех территориальных групп татар трехчастная структура свадебной обрядности. Указанная структура предполагает разделение свадебного обряда татар на предсвадебный, свадебный и послесвадебный периоды. Такого подхода придерживаются этнографы А.К. Салмин, описывая свадьбу чувашей20, Н.В. Бикбулатов и Ф.Ф. Фатыхова при изучении башкирских свадебных обрядов21, Ф.Г. Галиева при разработке темы обрядности русских Башкортостана22.



Методика исследования базируется на традиционных для этнографической науки полевых методах (опрос, интервьюирование, наблюдение и анкетирование). Для решения поставленной цели и задач исследования в контексте изучения обрядов на различных территориях использован сравнительный метод, который достигается применением реконструкции. Комплексное использование данных этнологии, фольклористики, культурологии, социальной антропологии направлено на усиление обоснованности выдвигаемых положений. Применена методика изучения свадебно-обрядовой культуры – Н.В. Бикбулатова, Ф.Г. Галиевой, И.Е. Карпухина, А.И. Лазарева, Э.В. Померанцевой в условиях Волго-Уральского региона и Башкортостана, Е.П. Бусыгина, Р.К. Уразмановой, Ф.Л. Шарифуллиной – на территории Татарстана.

В основу работы положены принципы диалектики и историзма, объективности и системности научного анализа.



Теоретическую базу исследования составили работы ведущих этнографов, фольклористов и историков – А.К. Байбурина, Ю.Г. Круглова, Р.Г. Кузеева, В.Я. Проппа, А.К. Салмина, К.В. Чистова, Ю.К. Чистова, исследователей материальной, социальной и духовной культуры татар Д.М. Исхакова, Ф.Ш. Сафиной, С.Б. Сенюткина, С.В. Сусловой, Р.К. Уразмановой, А.Х. Халикова, Н.А. Халикова, Ф.Л. Шарифуллиной.

Источниковая база исследования. В работе использован комплекс разнообразных источников.

1. Полевые этнографические материалы, собранные автором в 2008–2013 гг. в Калтасинском, Краснокамском, Балтачевском, Татышлинском, Дуванском, Салаватском, Чишминском, Аургазинском, Стерлитамакском, Учалинском, Мелеузовском и других районах Республики Башкортостан (всего охвачено тридцать районов – ареалов компактного расселения татар в республике).

2. Этнографические источники из научного архива Уфимского научного центра Российской академии наук, научного архива Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского научного центра Российской академии наук, фольклорного архива Стерлитамакской государственной педагогической академии им. З. Биишевой – полевые дневники, научные отчеты, записи фольклора, видеоматериалы.

3. Архивные материалы из фонда Центрального исторического архива Республики Башкортостан (г. Уфа), в частности, дела Оренбургского Магометанского Духовного собрания, охватывающие период XVIII – начало XX в.

4. Важными источниками для написания диссертации послужили фонды и экспозиции Музея археологии и этнографии Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева УНЦ РАН, Национального музея Республики Башкортостан, а также школьных и сельских музеев различных районов Республики Башкортостан.

5. Опубликованные источники, включая статистические данные, записи фольклора и этнографические наблюдения, начиная со второй половины XIX в. до наших дней.



Цель диссертационной работы состоит в выявлении процессов сохранения и эволюции традиционного свадебного обряда и формирования нового типа обрядности татар Республики Башкортостан

Задачи исследования:

– изучить традиционный свадебный обряд приуральских татар в сравнении с другими территориальными группами татар и этнографическими сведениями конца XIX – начала XX в.;

– выявить традиционные и новые свадебные обряды татар Башкортостана с учетом локальных особенностей, с определением их функционального назначения;

– проанализировать изменения в свадебной обрядности татар республики, вызванные влиянием культур других народов – восточнославянских, финно-угорских, тюркских, в частности башкир, и формирование общего пласта культуры;

– описать изменения в свадебном обряде татар Республики Башкортостан, связанные с социальными катаклизмами, процессами урбанизации и глобализации;

– установить особенности в проведении современного свадебного обряда.



Научная новизна заключается в том, что впервые в этнологии изучена свадебно-обрядовая культура татар в многообразии форм на протяжении более чем столетия, в сельской местности и городах, у различных этнографических групп – казанских татар, татар-мишарей и тептярей, объединенных под названием приуральские татары.

Впервые проведено этнографическое изучение современного состояния свадебных обрядов татар Республики Башкортостан.

Впервые свадебно-обрядовая культура татар Башкортостана рассмотрена как динамично развивающийся организм, испытывающий влияние общественных катаклизм.

Показана свадебно-обрядовая культура татар Башкортостана в сравнении с другими территориальным группами татар, а также ее взаимодействие с восточнославянскими, финно-угорскими и тюркскими народами.

Материалы, теоретические и практические выводы диссертации могут быть полезными при разработке теоретических аспектов истории культуры народов республики и страны, в том числе этнокультурных процессов.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут оказать помощь органам государственного и местного управления, учреждениям науки, культуры, образования, национально-культурным центрам региона и страны при прогнозировании этнокультурных процессов, возрождении национальных культур.

Материалы и выводы диссертационного исследования могут быть использованы для лекционно-просветительской работы, при подготовке учебников, учебно-методической литературы по истории и культуре народов России.



Положения, выносимые на защиту:

  1. Татары на территории Башкортостана в досоветский период транслировали свадебно-обрядовые традиции, сформировавшиеся на прежней исторической родине (структура, содержание, атрибуты, круг участников, символика).

  2. Политика советского государства по искоренению этнических элементов и традиционных верований, а также социально-экономические и политические перемены в обществе способствовали переосмыслению, схематизации и забыванию традиционных обрядов и формированию нового типа свадебной обрядности, в которой основополагающей становилась не сакральная, а коммуникативная функция.

  3. Вследствие образования на территории Башкортостана этнографических групп татар (казанские татары, тептяри, мишари), но развития их во взаимодействии и на одном этнокультурном пространстве, к настоящему времени сформировался общий пласт свадебной обрядности при сохранении локальных особенностей.

  4. Полиэтническая среда способствовала взаимообогащению этнических традиций татар, башкир, русских, марийцев и других народов. Существенное влияние на приуральских татар оказала русская и башкирская культура.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в 9 публикациях общим объемом более 5,6 п. л., в том числе в одном издании, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ, и апробированы на различных научных – международных (2008–2013) и всероссийских (2008–2013) – конференциях.

Диссертационная работа обсуждена и рекомендована для представления к защите на расширенном заседании отдела этнографии ИЭИ УНЦ РАН.



Структура исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, двух разделов, пяти глав, заключения, глоссария, списка использованных источников и литературы, списка основных информаторов, а также приложения. В приложении использован фотоматериал свадебной обрядности татар.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

И ВЫВОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Во «Введении» обосновывается актуальность темы, устанавливается степень разработанности проблемы, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, методологическая основа, территориальные и хронологические рамки работы, характеризуется ее источниковая база, формулируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

В первом разделе «Традиционный свадебный обряд приуральских татар (конец XIX – начало XX в.» на основе полевых материалов автора, а также опубликованных дореволюционных источников и литературы показана целостность и устойчивость обычаев в проведении на территории Башкирии традиционного свадебного обряда татар, сложившегося на прежней исторической родине.

Первая глава «Предсвадебные обряды» посвящена исследованию традиционного сватовства, сговора и помолвки – периода, который для любой молодой пары и их родителей был связан с решением материальных вопросов, связанных с проведением свадьбы, подготовкой многочисленных подарков и приданого невесты, выплаты калыма. Показано, что в начале XX в. наблюдались не только изменения в этапах предсвадебного цикла, но и его повсеместное упрощение, приведшее к упразднению этапа сговора и помолвки.

В первом параграфе рассмотрено «Умыкание и добровольный уход невесты». Похищение невесты обусловливалось социально-экономическими факторами, когда молодой человек из бедной семьи, не имея возможности выплатить крупный калым за любимую богатую девушку, вынужден был прибегнуть к крайним мерам. Со временем умыкание и добровольный уход девушки стали протестной формой молодежи против норм общества и социальной среды, в которой конечное решение принадлежало родителям. Информаторы различных районов Республики Башкортостан отмечают отсутствие подобных браков у татар в послевоенный период, связанный с демократизацией социальных отношений и роли детей в семье. Татары Приуралья так же, как и остальные территориальные группы татар, наряду с народами, которые проживали с ними в тесных культурных взаимодействиях, а именно с башкирами, марийцами, мордвой, удмуртами, украинцами, русскими, чувашами, казахами и другими, нередко прибегали к описанным выше нетрадиционным способам бракосочетания. Умыкание не осуждалось мусульманской моралью, так как брак оформлялся по шариату и осуществлялся как с согласия девушки, так и без него23, поэтому как альтернатива традиционному сватовству умыкание у татар в Республике Башкортостан получило распространение.

Во втором параграфе «Сватовство и сговор» изучен традиционный для татар Приуралья способ бракосочетания – женитьба по сватовству (сорап алу, димләү). В качестве сватов, как и у других народов, у татар выбирали людей бойких, острых на язык, пользующихся уважением, либо из числа родственников жениха. Называли их яучы, димче, думче или баш кода. Основная задача свата заключалась в положительном решении родителями будущей невесты вопроса о выдаче их дочери замуж, но даже отрицательный ответ в первый приход яучы не являлся препятствием, поэтому сваты приходили несколько раз, до тех пор, пока не добивались своего.

В советский период на территории Башкирии институт сватовства постепенно угасает, и лишь на северо-востоке республики вплоть до середины XX в. наблюдалось сохранение традиционного сватовства и выплаты калыма, что, очевидно, было связано с удаленностью от центров урбанизации и территориальной замкнутостью горно-лесной местности.

После получения официального согласия на брак от родителей невесты роднящиеся стороны во время сговора обсуждали вопросы подготовки и проведения предстоящей свадьбы. Несколько позже проводили помолвку (ярәшү), на которой совершалась выплата половины суммы назначенного калыма, а также привоз денег и продуктов, необходимых для проведения самой свадьбы.

В третьем параграфе «Обряды, совершаемые между сговором и никах» описан период, который составлял от одного до двух месяцев. В это время между молодыми происходил постоянный обмен подарками без возможности личной встречи. Досвадебные гуляния родственников жениха и невесты ограничивались обоюдным приглашением друг друга. На фоне общей картины проведения предсвадебных обрядов у татар Приуралья выделяются восточные районы проживания тептярей и татар-мишарей, где сговор (колак сөенчесе) и помолвка (кыз бетерешеү) значительно переняли традиции башкирской свадьбы, что проявляется в многочисленных и разнообразных совместных застольях родственников до совершения обряда никах. Частое гостевание у башкир, очевидно, было связано с большим размером калыма, часто в виде скота.

Во второй главе «Свадебные обряды» исследованы никах и туй в доме невесты, а также период тайного посещения невесты, характерный для северо-восточных татар.

С 20-х гг. XX в. молодежь имела определенную самостоятельность в выборе второй половины и решении вопроса проведения свадьбы. В результате этого сокращаются сроки свадебного цикла, наблюдается вольность трактовки традиционных элементов, упрощение и пренебрежительное отношение к некоторым ритуалам, в том числе и важнейшему из всей свадебной обрядности этапу – никах. Данные выводы подтверждаются сообщениями информаторов различных районов Башкирии, которые являлись непосредственными участниками и свидетелями свадебных действий.

Первый параграф – «Религиозный обряд никах». Показано, что с момента прочтения никах, как в традиционной свадебной обрядности, так и в более позднее время, молодые могли начать жить полноценной супружеской жизнью, если при этом была выплачена вся сумма калыма. Условиями действительности брака (никах) являются: 1) согласие (ризалык) жениха и невесты; 2) наличие как минимум двух свидетелей; 3) отсутствие запретов для заключения брака, то есть ни женщина, ни мужчина не являются теми, с которыми, согласно шариату, нельзя заключать брак, например, из-за близости родства или по вероисповеданию (женщинам нельзя выходить замуж за немусульман, а мужчинам запрещено жениться на неверующих или многобожницах); 4) предоставление невесте брачного дара (махр).

Сам обряд никах у татар Башкортостана всегда проходил в доме невесты. В конце XIX – начале XX в. на обряде никах присутствовали только родители и родственники брачующихся, причем в одной комнате с муллой находились только мужчины, а в другой – женщины, тогда как молодожены на свой свадьбе вовсе не присутствовали. В свадебном собрании (туй) мулла совершал ритуал бракосочетания, открывавшийся соответствующей случаю молитвой. Затем он осведомлялся у родителей о согласии жениха и невесты вступить в брак. Этот акт носил формальный характер, так как родители всегда отвечали утвердительно. После прочтения муллой брачной молитвы брак считался заключенным. Один из младших братьев невесты либо ее племянник отправлялся верхом на лошади к жениху в качестве сөенче (принесший радостную весть). Он извещал жениха о состоявшемся заключении брака словами: «Жизни! Апай синеке булды!» («Зять, сестра моя тебе отдана!»)24. В книгу регистрации брака мулла записывал условия заключения брака – мәһәр, куда входили калын, тарту, продукты или их стоимость, которые были уже переданы стороне невесты. Указывалась определенная сумма денег, которую в случае развода по инициативе мужа он должен был выплатить своей жене.

Во втором параграфе «Борондок эти и борондок эни как уникальное явление татар-мусульман Башкортостана» исследована особенность свадебного обряда приуральских татар, для которого было характерно назначение посаженых родителей (борондок әти и борондок әни). Например, информаторы Абдуллин Рикс Рахимьянович, 1944 г.р. и Абдуллина Фатима Ракиповна, 1946 г.р. из с. Улькунды Дуванского района Республики Башкортостан сообщали, что на свадьбе в 1967 г. во время никах им назначили борондок әти и борондок әни (произношение со слов информаторов). Ими стали Закирьяновы Дина и Уразмет, прожившие в семейном браке 12 лет, для которых родители Рикса Рахимьяновича, в свою очередь, также были выбраны в качестве борондок для решения семейных, социальных и бытовых проблем.

Выплатив калым родителям невесты, жених имел полное право увезти невесту в свой дом. Родители уже не отвечали за свою дочь, понимая, что она всецело принадлежит своему мужу и ее жизнь связана только с ним. И только борондок әни для невесты становилась ближайшей подругой, защитницей и поддержкой, которая не понаслышке знала обо всех трудностях семейной жизни и ситуациях, возникающих на новом месте. Борондок әни принимает непосредственное участие во всех ритуалах невесты при переезде в дом жениха, по сути, принимая обязанности матери: «Борондок әти и әни стали нам даже ближе, чем собственные родители»25. Теряя свой прежний статус зависимых от родителей людей, новобрачные переходят на новую социальную стадию, создают «новую жизнь», где им и выбирают «новых родителей».

На основании архивных и этнографических сведений о явлении борондок подтверждаются общие историко-культурные традиции северо-восточных башкир, татар, а также среднеазиатских узбеков и каракалпаков. В монографии Р.Г. Кузеева подробно изучена этническая история упомянутых тюркских народов, и в частности северо-восточных (айлинских) башкир: «Хотя предания заметно варьируются, все они называют древней родиной айлинских башкир берега Сырдарьи или другие районы Средней Азии»26. Практически о том же пишет Н.П. Лобачева: «Наряду с древним земледельческим ираноязычным населением Средней Азии и скотоводчески-земледельческими тюрко-монгольскими племенами, в этногенезе узбеков в частности участвовали кочевые и полукочевые узбекские племена и народы дешти-кыпчака»27. Далее исследователь делает вывод, что «одна из основных причин разнообразия свадебных обрядов узбеков заключается в сложности происхождения узбекского народа. Другой причиной этого является процесс культурных взаимовлияний с окружающими народами, когда воспринимаются обычаи и обряды соседей»28. Вывод Н.П. Лобачевой о свадебной обрядности узбеков дает косвенный ответ на вопрос о появлении борондок у северо-восточных татар. Речь идет о том, что, переселившись на земли северо-восточных башкир, татары в процессе культурных взаимовлияний перенесли в традиционный татарский свадебный обряд новые персонажи.

В третьем параграфе «Свадьба (туй) в доме невесты» исследована застольная часть свадьбы на стороне невесты, которая начиналась сразу после совершения обряда никах. Туй, как и никах, проводился отдельно для мужчин и для женщин. Традиционная свадьба, где родственники невесты вносили свой вклад в его проведение, помогая собрать даже калым, с наилучшей стороны характеризует преимущества татарской общины конца XIX – начала XX в. В отличие от традиционного периода, все тяготы проведения современной свадьбы ложатся на плечи родителей жениха и невесты, и размер затрат на ее проведение для некоторых семей становится весьма обременительным.

В то время как родственники и родители продолжали праздновать свадьбу, жених и невеста готовились к встрече друг с другом. Бывало так, что молодая невеста видела своего мужа в первый раз, поэтому для нее это был один из самых волнительных моментов в жизни.

Обычно для молодых отводили отдельное помещение либо стелили в комнате, отгородив ее пологом (чыбылдык). Стелила постель жена старшего брата невесты – жинги, удачливая в семейной жизни, либо ее две-четыре подруги, семьи которых считались счастливыми. Гости со стороны невесты приходили в кияү өйе (дом жениха) для освящения постели новобрачных (урын котлау), где каждый из них должен был потрогать перину руками или присесть на край постели. После ухода гостей невеста оставалась в доме с одной из пожилых женщин или старушкой, которая учила ее, как принять жениха.

Четвертый параграф «Период посещения женихом невесты - кияүләп йөрү» освещает наиболее длительный этап традиционного свадебного обряда, который мог длиться от одного месяца до нескольких лет, пока не будет выплачен весь калым. В параграфе описан приезд жениха в дом невесты для проведения первой брачной ночи молодых. Жениха и его сопровождение встречали рядом ритуалов, многие из которых носили характер розыгрыша. Сторона невесты экзаменовала жениха на скромность, остроту мышления и другие качества. После обрядового угощения жениха гости провожали его к невесте29.

На следующее утро молодых отправляли в баню, где жених оставлял подарок или деньги тому, кто ее топил. По возвращении их угощали чаем и блинами. В случае, если молодая потеряла невинность еще до свадьбы, имело место прокалывание блина женихом, что являлось позором для родителей невесты и основанием для получения развода. Гостевание жениха в его первый приезд к невесте могло продолжаться до восьми дней. Последующие приезды жениха совершались по четвергам втайне от родителей невесты.

Положительная сторона проживания невесты в доме своих родителей после бракосочетания заключается в том, что «этим укрощаются несколько исключительно материальные чувства татарина, вызывая отчасти привязанность к семейству <…> кроме того, тяжесть семейной или, правильнее, домовой заботы, не вдруг ложится тяжелым бременем на мужа <…>, в то время как муж изыскивает способ сделаться самостоятельным главою и независимым деятелем»30.

Удивительным является то, что на северо-востоке Республики Башкортостан вплоть до середины XX в. сохраняется не только традиционный период кияүләп йөрү, но и выплата калыма.

В третьей главе «Послесвадебные обряды» описаны обряды, связанные с переездом невесты в дом своего мужа. Помимо самого переезда, на стороне жениха проводят завершающую свадебную обрядность – свадьбу (туй), празднество в доме жениха. У большинства территориальных групп татар во время проведения послесвадебных мероприятий жениху и невесте отводится основная роль, тогда как на других этапах свадебной обрядности они принимают лишь косвенное участие.

В первом параграфе «Переезд молодой в дом жениха» описан период, который сразу после никах проводили татары-мишари, касимовские, пермские, а также приуральские татары, из-за бедности не выплачивающие калым, а также остальные татары спустя определенное время проживания невесты в доме своих родителей. Перевозил девушку жених обязательно в крытой повозке либо покрытой занавеской – чыбылдык, тем самым защищая ее от «злых» сил. Аналогии данному обряду встречаются в похоронно-поминальной обрядности тюркоязычных народов. Причитания, которые у казанских татар не практиковались или не сохранились, у татар в Республике Башкортостан были в районах, где проживали мишари, а также тептяри, тесно взаимодействующие с башкирами.

Во втором параграфе «Обряды ввода невесты в семью жениха» показан приезд молодой жены в дом мужа, который знаменовался выстрелом из ружья дружкой жениха для отпугивания «злых» сил и информирования сельчан. Дальнейшие обряды призваны были защитить, а также приобщить невесту к новым условиям, родственникам и окружению. По традиции мама жениха под ноги невестке подкладывала подушку, а затем давала отведать ложку меда и масла. Спускаясь с подводы, девушка опиралась на теленка или овцу. В доме девушка вешала полотенце и одаривала подарком свекровь, которая в ответ повязывала платок на голову невестке. На северо-востоке республики невесту встречала борондок әни. Тут же происходило обряжение дома приданым невесты (өй киендерү), которое везли в отдельной подводе, оно выкупалось родственниками жениха. Обязательным обрядом испытания невесты являлся су юлы (показ дороги к источнику), сохранившийся и в наши дни. При проведении данного обряда происходило знакомство молодой с источником воды, а также задабривание духов брошенной в воду монетой. По количеству пролитой воды по возвращению судили о хозяйственных качествах девушки. Дальнейшее приобщение и испытание невесты связано с приготовлением супа из принесенной воды и тут же нарезанной лапши – килен тукмачы, которым угощали и родственниц и соседок.

В третьем параграфе «Свадебное застолье (туй) в доме жениха» описано заключительное свадебное застолье на стороне жениха. Продолжительность свадебных гуляний на стороне мужа была аналогична застолью в доме невесты и длилась от двух до пяти дней. Особенность данного мероприятия заключалась в том, что на нем не присутствовали родители невесты, которых либо приглашали отдельно, либо молодые навещали их. В течение всего периода пребывания родственников, как мужа, так и невесты гостям топили баню, куда ходили и сами молодожены. Знаком окончания гуляний служила приготовленная пшенная каша либо каша с изюмом (төрткә буткасы).

Во втором разделе «Современный свадебный обряд татар Башкортостана» исследованы изменения обрядности в советский период, становление современной общероссийской модели свадьбы. Советский период не только наложил отпечаток на хозяйственную, социальную сторону жизни татарской семьи, но пагубным образом отразился на сохранении традиционной духовной и материальной культуры татарского народа. Реалии современного высокотехнологичного общества требовали упрощения свадебного церемониала, где вариативность и пышность проведения свадьбы всецело зависели от материального достатка семьи жениха и невесты.

В четвертой главе «Формирование нового типа свадебной обрядности» на основе анализа полевого материала и различных архивных и этнографических сведений выделены четыре периода функционирования татарского свадебного обряда в Республике Башкортостан в XX столетии. Первый период соответствует этапу установления Советской власти в Российском государстве (1920-е гг.). На тяжелые военные и послевоенные годы приходится второй период свадебной обрядности татар Башкортостана (1930-е – 1960-е гг.). К доперестроечному периоду истории страны и республики относится третий период (1970-е – 1990-е гг.). Четвертый – современный период свадебного обряда татар Республики Башкортостан – начинается с кризисных 1990-х гг. и продолжается по сей день. Он характеризуется не только изменением структуры свадебного обряда, но и «вымиранием» целых обрядов.

В первом параграфе «Свадебный обряд татар Республики Башкортостан в 1920-е гг. Красная свадьба – кызыл туй» отмечено появление нового обряда, который проводили для молодежи с участием близких друзей, коллег по работе и соседей. Существенные изменения произошли в свадебном обряде татар с выходом «Постановления Совета Народных Комиссаров РСФСР о дополнениях Уголовного Кодекса для Автономных республик» от 27 ноября 1924 г., в котором вводилось уголовное наказание для лиц, плативших калым, и для тех, кто его принял, а также было введено наказание за многоженство и похищение невест. Негативной стороной указанного периода является антирелигиозная политика коммунистического правительства, известная в 1920-е – 1930-е гг. как политика воинствующего атеизма. Итогом стало массовое закрытие мечетей и гонение священнослужителей, сокрытие от общества религиозных обрядов и формальное отношение к религиозным проявлениям и канонам, в том числе и в свадебном обряде.

Во втором параграфе «Свадебный обряд татар Республики Башкортостан в 1930-е – 1960-е гг.» был исследован период, который тяжело отразился на материальной и духовной культуре народов России по причинам коллективизации, репрессий и войны. У татар Республики Башкортостан отмечено увеличение таких форм брака, как путем похищения невесты и ее убега. Их распространение было вызвано социально-экономическими условиями, отсутствием средств на проведение свадьбы. Основной формой брака в указанный период является свадьба по сватовству, хотя сохранилась она скорее как дань традиции и играет, главным образом, обрядовую роль, призванную подчеркнуть значимость происходящего события31.

В 1964 г. вышло Постановление Совета министров РСФСР № 203 «О внедрении в быт советских людей новых гражданских обрядов», по которому предписывалось «создать органам ЗАГС надлежащие условия для работы по внедрению новых гражданских обрядов путем выделения для них благоустроенных помещений, оборудования их, предоставления им для этих целей Дворцов и Домов культуры, клубов, залов заседаний, театров». Основная цель Постановления состояла в том, чтобы молодые люди отказывались от проведения свадьбы по религиозным и этническим канонам, которая, как мы можем сейчас утверждать, отчасти была достигнута, особенно в городах. Проведение же обряда никах, по заверениям большинства опрошенных информаторов, было вызвано влиянием старшего поколения.

У молодежи в 1960-е гг. мы наблюдаем общую тенденцию по отношению к свадебному обряду, выраженную в формальном отношении как к самому свадебному обряду и застолью, так и к незыблемым основам традиционной, мусульманской культуры, коим являлся и является обряд никах. Сама свадьба, ее «советская» форма, проходила очень просто. После подачи заявления в ЗАГС в этот же день было свадебное застолье, на которое приглашали родственников и друзей, гуляли один, реже два дня. Ключевым моментом указанного периода явилось Постановление 1964 г., заложившее основу новой, унифицированной модели проведения советской свадьбы.

В третьем параграфе «Свадебный обряд татар Республики Башкортостан в 1970-е – 1990-е гг. Комсомольская свадьба» показано становление советского свадебного обряда в условиях городской среды, единого для всех народов сначала СССР, а затем Российской Федерации, тогда как в сельской местности продолжают существовать и даже возобновляются определенные элементы традиционной культуры татар. Сватовство сводится к получению женихом от родителей невесты согласия на брак с их дочерью, и с этого момента молодые считаются помолвленными. После подачи заявления в ЗАГС начинается подготовка двух семей к свадьбе.

Атрибутами свадьбы становятся свадебные кольца, белое платье с фатой у невесты и костюм у жениха. В условиях города важным моментом является поиск помещения для проведения свадебного застолья. Первым этапом в день регистрации брака становится выкуп невесты, где жениху предстоит ответить на шуточные вопросы и пройти разные испытания. Затем автомобиль с молодоженами, украшенный лентами, воздушными шарами и цветами, отправляется в ЗАГС. После регистрации становится традицией посещение памятных мест и памятников того или иного города или села. После этого свадебная процессия направляется либо в дом (квартиру) жениха, если родители договорились о проведении свадьбы только на одной стороне, либо в дом (квартиру) невесты. Особенностью свадебного обряда в городе является фактический отказ от проведения религиозного обряда, в отличие от сельской местности, где данная тенденция является скорее исключением из правил. В городе проводят свадебное застолье (туй) либо в квартире, приглашая узкий круг близких родственников ввиду ограниченности помещения, либо в кафе, столовой или ресторане, где можно принять большое количество родственников и друзей.

На следующем этапе совершается переезд невесты в дом мужа. По такому сценарию совершался свадебный обряд татар Республики Башкортостан в 1970-е – 1990-е гг. в условиях города, где и по сей день наблюдается ограниченность в проявлении этнических традиций и проведении характерных (основных) элементов свадебного обряда.

Свадебный обряд татар в условиях сельской местности является наиболее удачным вариантом в рассмотрении динамики сохранения или возрождения утраченных традиций, а также в появлении новых элементов в татарской свадьбе. Сватовство сводится к обязательному оповещению и получению согласия на брак у родителей девушки после того, как молодые люди решат пожениться. После совершения помолвки родственники и родители начинают готовиться к свадьбе, а молодые подают заявление в сельский совет. Невеста собирает приданое в свадебный сундук, которое состоит в основном из пары подушек, одеяла и других постельных принадлежностей, а также полотенец, занавесок, подзоров, платочков и т.д., как это было принято в традиционный период. В назначенный день жених и невеста в украшенном лентами, полотенцами, цветами автомобиле или конной повозке отправляются для регистрации брака, после чего свадебный поезд направляется к дому невесты. В доме невесты молодым читают никах. Традиция его проведения в сельской местности с обязательным участием новобрачных в 1970-е – 1990-е гг. возвращается с той лишь разницей, что в большинстве случаев проводят его после регистрации брака в ЗАГСе.

Вечером уже проводят свадьбу для молодежи со спиртным. Молодых усаживают на самое почетное место, а рядом с ними их родителей. Молодых поздравляют с бракосочетанием, дарят подарки, после чего танцуют, поют различные песни, ну и, безусловно, центром свадебного гуляния становится гармонист. (Традиционная свадьба песни и музыку часто не приветствовала.) На стороне невесты проходит и первая брачная ночь молодых. В сельской местности кто-либо из родственников (мама невесты, тетя, жена брата или соседка) по традиции рано утром топят баню молодым. Жених обязательно оставлял подарок или деньги тому, кто топил баню. Новобрачных после банной процедуры обязательно угощали блинами или оладьями. Завершающим этапом свадьбы в условиях сельской местности становится переезд невесты в дом мужа. Спускаясь с подводы, невеста обязательно должна была встать ногами на подушку, как это происходило в традиционный период свадебной обрядности татар. В ряде населенных пунктов сохраняется (восстанавливается) традиция одаривания живностью (телка, овца, лучше – если ожидает приплода), которую подводят к невесте во время ее приезда. После небольшого застолья по традиции молодую ведут к источнику воды или ближайшему колодцу – су юлы.

В 1970-е – 1990-е гг. появляется новый вид советского свадебного обряда – комсомольская свадьба, которую проводят в сельском клубе. Молодых поздравляет председатель колхоза, парторг, а затем от имени колхоза новобрачным вручаются подарки, происходит обмен кольцами, готовят стол, фотографируют, пишут в газету. Очевидно, что данная форма брака хотя и имела место быть в советские годы, но все же, по наблюдениям многих специалистов свадебного обряда, не стала распространенным явлением.

В пятой главе «Формирование нового типа свадебной обрядности (от традиционной к общероссийской)» проводится анализ современного состояния свадебных обрядов татар. Современная общероссийская модель переняла элементы западной культуры и сохранила лишь наиболее устойчивые элементы традиционной свадьбы.

В первом параграфе «Свадебный обряд татар Республики Башкортостан (конец XX – начало XXI в.). Возрождение этнических традиций» показано развитие свадебного обряда татар указанного периода. В современном свадебном обряде татар выделяются наиболее важные следующие, фактически в указанной последовательности, этапы – знакомство молодых, сватовство (димләү), религиозный обряд никах, встреча жениха в доме невесты, регистрация брака в ЗАГСе, традиционный обряд кыз төшереү, свадебное застолье.

Средний брачный возраст молодых людей значительно увеличился на современном этапе, где к 30-ти годам почти каждый второй мужчина и каждая третья девушка еще никогда не состояли в браке. Сватовство на современном этапе заключается в том, что юноша сам вместе с родителями или близкими родственниками сообщает родителям невесты о намерении взять их дочь замуж, и фактически уже решенное дело между парнем и девушкой требует получения формального согласия на брак. Периоды между знакомством молодых и религиозным бракосочетанием, а затем их официальной регистрации в ЗАГСе на современном этапе составляют довольно длительные промежутки времени. Спустя 1–2 месяца после сватовства обязательно проводят никах. Особенностью современного этапа становится его проведение в доме невесты, а также в стенах мечети. В конце XX – начале XXI в. возрождается традиция изготовления или приобретения мусульманского одеяния, покрывающего голову и руки девушки. Мужчины же обязательно надевают на голову тюбетейку. Проведение обряда никах аналогично традиционному периоду, но главными действующими лицами являются молодожены.

С ростом числа верующих мусульман среди татар и башкир Республики Башкортостан в конце XX – начале XXI в. распространяется новый вид свадебного обряда – безалкогольная свадьба, которая предоставляет возможность для религиозной молодежи поделиться радостным событием в своей жизни с родственниками в рамках мусульманских норм и правил поведения. Отличительной особенностью таких свадеб является то, что она проходит без алкоголя, а продукты и приготовленные из них блюда должны быть только халяльные.

Растягивание свадебного обряда на современном этапе связано в большинстве случае с отсутствием необходимой суммы для проведения свадьбы. После совершения обряда никах для молодых и их родителей начинается период подготовки к регистрации в ЗАГСе и свадьбе. Основной и самой затратной проблемой является поиск помещения – это может быть кафе, ресторан, школьная столовая и т.д. Для невесты первой задачей является выбор свадебного платья и фаты. В 2000-е гг. возникла целая индустрия, которая предлагает все необходимые атрибуты и детали для проведения свадьбы. Важной задачей является поиск фотографа и видеооператора для фиксации самых ярких моментов свадьбы. За последнее десятилетие услуги фото и видео шагнули вперед, и в отличие от банальной фиксации свадебных событий в 1990-е гг. на современном этапе молодым представляют отдельные альбомы с самыми яркими фотографиями и фотоколлажами, для молодых создают специальные портфолио с фотографиями до свадьбы и после. Видеоматериал со свадьбы после обработки превращается в целые свадебные истории с наложением музыки, со своим сценарием и сюжетом. Насколько будет красочным и ярким свадебное застолье, зависит от свадебного тамады. Современный тамада – это не только профессиональный конферансье, способный держать во внимании огромный зал, это и часто отличный музыкант, актер и певец в одном лице. Ритуальная сторона на современной свадьбе татар ограничивается проведением традиционных обрядов кыз төшереү и су юлы, которые так или иначе сохраняются, является малозначимой и фактически утратила свое сакральное значение. В современных условиях продолжается поиск и появление новых ритуалов как в условиях городской, так и сельской местности. Главное изменение, которое произошло в данный период, заключается в отношении ко всему свадебному ритуалу. В традиционном свадебном обряде татар каждое действо имело свое сакральное значение, тогда как в советский период данные элементы стали восприниматься как празднично-игровые. Результатом всех изменений стало видоизменение и отмирание утративших свою актуальность традиционных элементов татарской свадьбы. В то же время в последние годы у татар Башкортостана наблюдается стремление к возрождению традиционных элементов в свадебном обряде. Мы отмечаем появление татарских свадеб в национальных костюмах, с соблюдением определенной символики и ритуальной стороны. Данная тенденция характерна для многих народов и выражена не только в стремлении возродить, но и во внутренней потребности человека проявить национальные традиции своего исторического прошлого.

В «Заключении» подведены итоги проведенного исследования, сформулированы выводы, обобщен весь имеющийся материал по теме.

Новизна полученных результатов заключается в том, что впервые на основе большого корпуса разнообразных источников, литературы и полевых материалов была предпринята попытка выявления своеобразия свадебной обрядности татар Башкортостана, адаптации традиций к современным условиям, взаимодействия с другими народами, формирования общего пласта культуры и новой обрядности.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В реферируемых журналах из списка ВАК:

1. Камалеев Э.В., Фатхутдинова А.И. Традиция борондок («посаженые родители») у северо-восточных татар Республики Башкортостан // Вестник Пермского университета. Вып. 3 (20). Пермь, 2012. С. 26–29.
В других изданиях:

2. Камалеев Э.В. Проблемы сохранения и изменения традиционной свадебной обрядности татар Республики Башкортостан в современных условиях // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: материалы II Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2008. С. 72–75.

3. Камалеев Э.В. Периодический анализ свадебного обряда татар Республики Башкортостан // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: материалы III Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2009. С. 137–140.

4. Камалеев Э.В. Послесвадебный период свадебной обрядности татар Республики Башкортостан // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: материалы IV Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2010. С. 97–99.

5. Камалеев Э.В. Никах как обязательное условие свадебной обрядности мусульманских народов // Исламская цивилизация в Волго-Уральском регионе: сборник материалов IV Международного симпозиума. Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. С. 255–258.

6. Камалеев Э.В. Святые места мусульманских народов на севере Республики Башкортостан // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: материалы V Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2011. С. 92–95.

7. Камалеев Э.В. Отношение современной молодежи к свадебному обряду в Башкортостане // Этнос. Общество. Цивилизация: Третьи Кузеевские чтения. Уфа, 2012. С. 38–39.

8. Камалеев Э.В. Институт посаженных родителей в свадебной обрядности // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: материалы VI Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2012. С. 54–57.





1 Фукс К.Ф. Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях. Казань, 1844; Аристарх Сперанский. Казанские татары. Историко-этнографический очерк. Казань. 1914; Ахмаров Г.Н. Свадебные обряды казанских татар. Казань, 1907; Матвеев С.М. Свадебные обычаи казанских татар Уфимской губернии // Общество по изучению археологии, истории и этнографии. Т. 14, вып. 3. Казань, 1887; Пинегин М.Н. Свадебные обычаи казанских татар. Казань, 1891.

2 Рыбаков С.Г. Этнографическая характеристика татар, тептярей. Песни уральских инородцев башкир. Отчет РГО. Спб., 1894; Зорин Б. Свадебные обычаи и обряды у татар Оренбургской и Уфимской губерний // Вестник Оренбургского учебного округа № 2. Уфа, 1912.

3 В том числе: Валеев Ф.Т., Томилов Н.А. Татары Западной Сибири: история и культура. Новосибирск, 1996; Бусыгин Е.П., Шарифуллина Ф.Л. Традиционная свадьба касимовских татар конца XIX – начала XX в. // Семейная обрядность народов Среднего Поволжья. Казань, 1990. С. 28–38; Уразманова Р.К. Традиционные общественные праздники и свадебные обряды // Пермские татары. Казань, 1983. С. 118–136.

4 Кузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала. М., 1992. С. 250.

5 Давлетшина З.М. Татарское население Башкортостана: этнодемографическое исследование. Уфа, 2001. С. 55–56.

6 Она же. Татарское население Башкортостана (этнографическое исследование): Дис…. канд. ист. наук. Уфа, 1998.

7 Якупов Р.И. Тептяри: историко-этнологические очерки. К проблеме генезиса этничности. М., 2001.

8 Он же. Татары // Народы Башкортостана. Уфа, 2002. C. 131–133.

9 Он же. Татарская свадьба: опыт этнографической реконструкции // Духовная культура народов России: Материалы заочной Всероссийской научной конференции, приуроченной к 75-летию доктора филологических наук Ф.А. Надршиной. Уфа, 2011. С. 445–455.

10 Габдрафиков И.М. Хозяйственная жизнь и социально-культурные ориентации современной сельской семьи (на примере татар северо-западного Башкортостана): Дис…. канд. ист. наук. Уфа, 1995. С. 182–183.

11 Приуральские татары / Отв. ред. Д.М. Исхаков. Казань, 1990.

12 Шарифуллина Ф.Л. Традиционная свадебная обрядность татар Приуралья конца XIX – начала XX в. // Этносы и культуры на стыке Азии и Европы: Сборник статей к 50-летию научной деятельности члена-корреспондента РАН Р.Г. Кузеева. Уфа, 2000. С. 304–315.

13 Брак у народов Центральной и Юго-Восточной Европы. М., 1988.

14 Токарев С.А. Мифы народов мира. Т. 2 . М., 1992. С. 235–237.

15 Он же. Обычаи и обряды как объект этнографического исследования // Советская этнография. 1980. № 3. С. 28.

16 Арутюнов С.А. Обычай, ритуал, традиция // Советская этнография. 1981. № 2. С. 97-99.

17 Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре: Структурно-семиотический анализ восточнославянских обрядов. Спб., 1993. С. 3, 22

18 Там же. С. 66.

19 Карпухин И.Е. Русская свадьба в Башкортостане (состояние, поэтика, межэтнические взаимосвязи). Уфа, 1999.

20 Салмин А.К. Система религии чувашей. Спб., 2007.

21 Бикбулатов Н.В., Фатыхова Ф.Ф. Семейный быт башкир XIX–XX вв. Уфа, 1991.

22 Галиева Ф.Г. Этнографические исследования русского населения Башкортостана. Уфа, 2012.

23 Камалеев Э.В. Проблемы сохранения и изменения традиционной свадебной обрядности татар Республики Башкортостан в современных условиях // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: Материалы II Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2008. С. 74.

24 Народы Башкортостана. С. 159–160.

25 ПМА. Республика Башкортостан, Дуванский район, с. Улькунды. 2009 г.

26 Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М., 1974. С.199.

27 Лобачева Н.П. Формирование новой обрядности узбеков. М., 1975. С.24.

28 Там же. С. 25.

29 Народы Башкортостана. С. 160.

30 Риттих А.Ф. Материалы для этнографии России. Казанская губерния. Т. XIV, ч. 1. Казань, 1870. С. 27.

31 Семейный быт народов СССР. М., 1990. С. 202.