Строительство завода и развитие производства - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Строительство завода и развитие производства - страница №1/1

Сестрорецкий инструментальный завод.

СТРОИТЕЛЬСТВО ЗАВОДА И РАЗВИТИЕ ПРОИЗВОДСТВА


Отрывок из книги "Сестрорецкий инструментальный завод"

       В конце XVII-начале XVIII в. вся внешняя и внутренняя политика России была направлена на укрепление абсолютной монархии. В этот период продолжается развитие мануфактурного производства, которое зародилось еще в XVII в., преимущественно в металлургии. Оно было основано на разделении труда с применением ручной техники и являлось зачатком капиталистических отношений в недрах крепостнического строя. Но число мануфактур в России было невелико, их продукция не могла удовлетворить растущих потребностей молодого государства. По указу Петра I началось строительство казенных металлургических мануфактур, которое облегчалось тем, что государство не только было феодальным собственником средств производства: земель и богатств недр, но и самовластно распоряжалось рабочей силой, т. е. могло "приписать" к заводам казенных крестьян, превратив их в крепостных казны и ведомств.

       В начале XVIII в. Россия ведет длительную и тяжелую Северную войну со Швецией за выход к Балтийскому морю. К этому времени Петр I завершает организацию регулярной армии. Для каждого рода войск было введено оружие одного типа. Однако производство стрелкового оружия в России было недостаточно развито и намного отставало от производства артиллерийского оружия. Первые мастерские по изготовлению ружей возникли еще в XVII в., но их было еще очень мало. Производством стрелкового оружия занималась Тульская слобода. Кроме того, была построена ствольная мельница в Москве на реке Яузе, оружие изготовлялось в Оружейной палате и в других мастерских в различных городах. Первые русские оружейные мастерские не имели возможности изготовлять однотипное и однокалиберное оружие. И, что самое главное, они не могли полностью обеспечить армию оружием. Петр I вынужден был закупать оружие за границей, хотя оно по качеству часто было хуже русского.

       В 1712 г. по указу Петра началось строительство первого крупнейшего в России Тульского оружейного завода, который приступил к изготовлению фузей-гладкоствольных ружей с кремневым замком, заряжавшихся с дула. Но и Тульский завод не мог удовлетворить растущую потребность армии в оружии.

       Санкт-Петербург, заложенный в 1703 г., сразу же стал центром промышленного развития России. В первую очередь здесь развиваются отрасли промышленности, связанные с армией и флотом: Петербург, фактически пограничный город, должен был стать военной крепостью. Необходимо было здесь, в Петербурге или в его окрестностях, построить завод, который мог бы снабжать столицу оружием.

       В 1714 г. во время поездки на остров Котлин Петр обратил внимание на живописные места по берегам Сестры-реки. Однако не только красота этих мест привлекла Петра. Могучие, не тронутые человеческой рукой леса по берегам Сестры-реки были богатейшим строительным и топливным материалом, и, что самое главное, построив плотину на Сестре-реке, можно было использовать ее энергию. Очевидно, еще тогда зародилась у Петра мысль построить здесь, недалеко от новой столицы, оружейный завод, который должен был стать одним из крупнейших в России.

       По проекту Сестрорецкий завод, как и все металлургические мануфактуры того времени, предполагалось сделать вододействующим. Площадка, выбранная для строительства завода, расположена на берегу реки Сестры, после впадения в нее реки Черной. Берега, поднимающиеся над уровнем воды на 10 м. позволили построить плотину небольшой длины и создать достаточную высоту для падения воды, что решало основной вопрос для строительства вододействующего завода. Река была многоводной и делала в этом месте поворот, удобный для создания водохранилища. В 1720 г. с петровских Олонецких заводов был призван "плотинный мастер Венедикт Беер" со своим сыном "для усмотрения под строение на Сестре-реке плотины удобного места". На выбранном месте "его величество сам соизволил и флаг поставить". Петр приказал сделать "под тою же плотиною для дела якорей, ружья и протчего действующие водой машины".

       В июне 1721 г. началось строительство Сестрорецкого оружейного завода. Прибыл знающий инженер в области горного дела, военной техники, металлургии, командир Олонецких заводов Виллим Геннин; были привезены и олонецкие плотники, назначенные Петром на строительство. На стройку прибывали и прибывали люди: это были и просто "работные люди", и рекруты, посланные на "вспоможение". В начале 1722 г. на строительство плотины и завода было прикомандировано 577 унтер-офицеров, капралов и солдат.

       Петр часто бывал на строительстве завода, который создавался очень быстро. Одна за другой вырастали якорная, ствольная, замочная и другие мастерские (цехи). Все механические мастерские располагались параллельно друг к другу на небольшом расстоянии. В более удаленных от плотины местах строились заготовительные мастерские. Склады завода (магазейны) располагались полукругом непосредственно за мастерскими и заменяли ограду завода. От здания конторы, находящегося в вершине ряда магазейнов, всю территорию прорезал широкий проезд, по сторонам которого торцами к проезду симметрично строились здания цехов. Проезд завершался двухэтажным зданием приемной комиссии.

       В 1722 г. при оружейном заводе строится пороховой завод. В этом же году Петр "указал", что Сестрорецкий оружейный завод будет находиться в ведении адмиралтейства. К 1724 г. строительство завода закончилось. Машины, станки и другие технические приспособления были доставлены с петровских Олонецких заводов и Ладожской якорной кузницы.

       Теперь нужны были опытные мастера, которых к началу производственной деятельности завода было всего 47 человек. Постепенно заводской поселок заселяют мастера, прибывшие в Сестрорецк по указу Петра с Олонецких заводов, из Москвы, с Ладожской якорной кузницы, с Тырпицкого (Белозерского) завода. Для заготовки леса и доставки его к заводу приписываются, т. е. прикрепляются, крестьяне близлежащих деревень Выборгской губернии. В этом же 1724 г. завод начал работать. Ожили заводские "фабрики", пришли в движение машины.

       Оружейных мастерских на заводе было несколько. В ствольной заварной заваривались стволы и багинеты (штыки) фузей, пистолетов и мушкетонов. В ствольной точильной точили эти стволы, в ствольной отделочной отделывали стволы и багинеты пистолетам, мушкетонам, в отделочной их отделывали. В станочной отделочной отделывали ложи ружей. Были не только оружейные, но и другие мастерские: например якорная, где изготовлялись большие и малые якоря, валы для лесопильных мельниц; шпикарная, где изготовлялись гвозди разных размеров. На пильных мельницах пилили бревна на доски для колес и мехов.

       Одной из важнейших и самых сложных операций в процессе производства ружья было изготовление ручным способом стволов из пластинок специального ствольного железа, которое завод получал со стороны. Заварщик свертывал в трубку на железной оправке небольшую полосу ствольного железа в накаленном состоянии, края трубки сваривались. Затем ее накаливали докрасна в горне и под ударами ручного молота на желобчатой наковальне вытягивали до необходимых размеров. Этот процесс повторялся 18-20 раз, поэтому один заваршик с двумя молотобойцами изготовлял за 12 часов работы не более 2-3 стволов.

       После этого ствол сверлили, прямизну проверяли струной натянутой вдоль внутренних его стенок. Перед окончательной отделкой стволы подвергались пороховой пробе (по 2 выстрела на каждый ствол). Этой пробой ствола заканчивалось его изготовление. На казенной части ставилось клеймо завода и год пробы, становившийся датой выпуска ружья. После этого изготовлялись замок и ложе.

       Завод изготовлял разные виды оружия для армии и флота: фузеи офицерские и солдатские, шпаги, мушкетоны, пищали, пистолеты, кортики и палаши.

       Все машины на заводе приводились в движение водой. С установлением плотины вода в реке Сестре поднялась на 4 саж. (8,52 м). По деревянным лоткам вода направлялась на расположенные вдоль цехов "мельницы" (деревянные колеса диаметром 4,4-5 м типа колес водяных мельниц). Их на заводе было установлено 20. От валов мельниц работали станки, молоты и производилось дутье в домнах и нагревательных печах. Отработанная вода сбрасывалась в русло Сестры, восстанавливая прерванное плотиной течение реки. Большое водохранилище, образованное разлившейся рекой Сестрой и названное "Разлив", обеспечивало работу механизмов завода в течение всего года.

       Сестрорецкий оружейный завод стал одним из крупнейших предприятий Русского государства. По своей технической оснащенности он был одним из лучших в то время в России, а по количеству рабочих рук превосходил многие крупные российские мануфактуры. С первого дня ведущую роль в производстве играли русские оружейники. В 1727 г. учеников и работных людей насчитывалось здесь 683 человека. Среди них были и заварщики, и точильщики, и ковщики,-число специальностей доходило до 50. Но оружие, изготовляемое заводом, было очень дорогим. Дело в том, что завод находился далеко от источников сырья. Основное сырье (железная руда) доставлялось на Сестрорецкий завод из разных мест России, но в основном из Сибири и с Урала: летом водным путем на баржах, а зимой - санным. Это обходилось заводу очень дорого.

       Сестрорецкий завод находился довольно далеко от Петербурга, в малонаселенных в то время местах, поэтому и жизнь в Сестрорецке была дорогой. Доставка провианта для рабочих из Петербурга также обходилась заводу недешево. Потому и была так высока стоимость сестрорецкого ружья. Было тяжелым и финансовое положение завода. Определенной суммы на его содержание не выделялось. Казна отпускал заводу деньги только на производство. Ремонт и обновление оборудования и зданий должны были производиться за счет средств, сэкономленных от затрат на производство. Совсем иное положение было на другом оружейном заводе-Тульском. Тульский оружейный завод был смешанной мануфактурой: часть работ по изготовлению оружия производилась на заводе, часть-дома у оружейников. На этом заводе было меньше цехов и оборудования, и потому его содержание обходилось дешевле. Стоимость тульского ружья была на 30% ниже сестрорецкого.

       После смерти Петра I высокая стоимость сестрорецкого ружья определила отношение нового правительства к заводу. Правительство считало, что выделку оружия на Сестрорецком заводе нужно прекратить. Недальновидные политики не учитывали, что Сестрорецкий завод являлся главным поставщиком оружия для молодой столицы. Кроме того, прекращение изготовления оружия на Сестрорецком заводе потребовало бы больших закупок его за границей. 1 мая 1727 г. последовал указ Адмиралтейств-коллегий о прекращении изготовления оружия на заводе (см. док. № 4). Бывшие оружейные фабрики приспособляются к изготовлению других разнообразных изделий. Там, где совсем еще недавно точили и полировали клинки, стали делать топоры и пилы, домкратные доски. Вместо замечательных кортиков и шпаг завод стал изготовлять гвозди, якоря, железо для оковки лафетов, кораблей и галер, проволоку и другие предметы. Постепенно исчезали и прежние названия мастерских, связанные с процессом изготовления стрелкового оружия. Ствольная и заварная мастерские стали называться "инструментальной фабрикой".

       Так прошло 10 лет. Завод постепенно приходил в упадок. В 1732 г. последовал указ о присоединении сестрорецкого порохового завода к охтинским. Встал вопрос о существовании самого оружейного завода. Кабинет министров решил: Сестрорецкнй оружейный завод перевести в "безубыточное и удобное место", а здесь в память о Петре оставить лишь небольшую часть завода. Сестрорецкнй завод должен был фактически прекратить свое существование.

       Однако в это время международная обстановка осложнилась. Русское государство готовилось к войне с Турцией, чтобы продвинуться на юг и приобрести выход в Черное море, а также закрепить за собой западное и южное побережья Каспийского моря. В 1735 г. началась русско-турецкая война. Необходимо было увеличить выпуск оружия, поэтому правительство решило завод не закрывать.

       В 1735 г. командиром завода стал Геннин. Из ведения Адмиралтейств-коллегий завод передали в ведение Кабинета министров. На содержание и ремонт мастерских была выделена значительная по тем временам сумма-4 тыс. руб. в год. За 6 лет (с 1736 по 1741 г.) были отремонтированы и перестроены многие заводские мастерские, в кузнице поставлено 36 горнов, в ствольной мастерской-20 станков, перестроены пильные мельницы. На восстановление оружейных и шпажных мастерских была выделена дополнительная сумма в 12 тыс. руб. Необходимо было обеспечить завод сырьем. До 1728 г. Сестрорецкий оружейный завод получал руду из разных мест: из Сибири, с Ладоги, с Урала, с Олонецких заводов. Чугун и сталь выплавлялись на самом заводе, в нескольких больших и малых доменных печах. Доставка руды была дорогой и сложной.

       В 1728 г. железную руду начали добывать на окрестных рудниках. Это не облегчило положения, так как найденные рудники были разбросаны по разным местам, что усложняло доставку руды на завод. Кроме того, они быстро иссякли. Поиски близлежащих рудников продолжались. Лучшим из всех найденных оказался рудник на Дыбуне-болоте, недалеко от Черной речки. Здесь в 1735 г. и были построены чугунолитейные Чернореченскне заводы. С этого времени Сестрорецкий оружейный завод стал получать чугун и сталь высокого качества и возобновил выпуск оружия. В 1736 г. он должен был дать армии 4000 солдатских ружей и 3000 шпаг с медными приборами. Однако за годы бездействия завод лишился большей части опытных мастеров, которые были переведены в другие места, и смог выполнить этот наряд лишь наполовину. Заводу нужны были опытные оружейники. Оружейному делу стали обучать детей мастеров, а также мастеровых из солдат; часть опытных рабочих была переведена с других заводов. В 1737 г. завод получил наряд на изготовление 1943 фузей для Семеновского гвардейского и 1000 карабинов для конного гвардейского полков. В августе была изготовлена первая партия оружия. Представленные на смотре ружья работы сестрорецких оружейников ни в чем не уступали лучшим образцам оружия, присланным из Франции.

       В этом же 1737 г. кабинет министров, проведя обследование обоих оружейных заводов, Тульского и Сестрорецкого, пришел к выводу, что для более успешного развития оружейного дела необходимо изменить управление оружейными заводами. 22 сентября 1737 г. было утверждено положение об оружейных заводах. Для управления ими в Сестрорецке была учреждена Оружейная канцелярия, деятельность которой контролировал Сенат. В этом же году правительство попыталось уменьшить стоимость сестрорецкого ружья. Тем же указом от 22 сентября 1737 г. к заводу были дополнительно приписаны крестьяне Выборгской губернии, которые должны были заготовлять руду, уголь и бревна, заниматься постройкой и ремонтом фабрики. Число мастеровых на заводе не должно было превышать 326 человек. Увеличить численность оружейников разрешалось лишь при условии удешевления производства. Но все это были лишь полумеры. Сестрорецкое ружье все равно стоило дороже тульского на 1 руб. 25 коп.

       В 1741 г. Швеция начала войну с Россией. Пограничным прибалтийским крепостям было необходимо оружие. Сестрорецкий завод изготовлял для них особой системы длинные штуцера и мушкетоны с железными приборами. Но недолго продолжалась нормальная работа завода. В декабре 1741 г. Кабинет-министров был упразднен, и оружейные заводы перешли в ведение Военной коллегии. Однако отношение к Сестрорецкому заводу не изменилось. По мнению Военной коллегии, Тульский завод один мог снабжать армию оружием. Было решено передать Сестрорецкий завод в любое другое ведомство. Взять завод в свое ведение при условии предоставления ежегодной дотации в 8000 руб. на его содержание, ремонт зданий и оборудования соглашалась Главная канцелярия артиллерии.

       В это же время Военная коллегия получила еще одно предложение. Беер, ближайший лучший помощник Геннина (в это время Генин был назначен главным директором сибирских заводов), предложил свою кандидатуру на пост командира завода. Он брался содержать завод "без употребления упомянутой безвозвратной суммы 8000 рублев, одними прибыльными от сделанных припасов деньгами". Выгодное для правительства в финансовом отношении предложение Беера было принято: командиром завода стал Беер, а сам завод остался в ведении Военной коллегии.

       В этот период Сестрорецкий завод не только занимался производством оружия, но и изготавливал другие изделия, которые принесли ему заслуженную славу. Из чугуна и меди были сделаны часы для Петропавловского собора в Петербурге, которые весили 55 пудов. Механизм часов работал точно и испортился лишь спустя 20 лет во время сильной бури, которая разрушила ветхую колокольную башню собора. В специальной мастерской изготовлялись различные изделия для Царского Села. Несколько позднее, в 1752 г., Сестрорецкий завод выполнял почетный заказ Академии наук-изготовлял "папинову машину", необходимую М. В. Ломоносову для работы в химической лаборатории. В январе 1753 г. она была изготовлена, и Ломоносов сам прибыл на завод для ее получения.

       Но приходилось выполнять не только специальные заказы. Изготовлялись дверные затворы, петли, медные ручки, делались пуговицы для мундиров и другие мелкие предметы.

       Завод получал все меньше и меньше нарядов на производство оружия. А в 1746 г. последовало распоряжение: "нового армейского ружья с армейским прибором без особливой нужды за дороговизной цены на Сестрорецких заводах не делать". Завод должен был в эти годы заниматься только починкой ружей, и лишь изредка, "чтоб мастеровым в здешнем недовольном месте в праздности не быть, делать некоторую небольшую часть армейского ружья". Таким образом, со второй

       половины XVIII в. Сестрорецкий завод был вынужден на долгое время фактически прекратить изготовление оружия.

       В начале второй половины XVIII в. завод использовался для выполнения случайных, не связанных с его производственным профилем, работ. В октябре 1756 г. Сестрорецкий завод должен был всю имеющуюся при Арсенале в Петербурге медь "перечислить на дело копеек". Переделка монеты на заводе продолжалась до 1766 г., когда монетная экспедиция была переправлена в Петербург на Монетный двор, а все строения приспособлены для оружейных мастерских. В эти годы завод в основном занимался изготовлением холодного оружия и ремонтом старого. Мастера работали не только на своем заводе, но и выезжали в войсковые части, где ремонтировали огнестрельное оружием и обучали полковых оружейников.

       С очень малой нагрузкой работали в это время и Чернореченские заводы. Дальнейшая судьба Сестрорецкого завода складывалась так же неблагоприятно. Генерал-фельдцейхмейстер (главный начальник артиллерии) князь Орлов обследовал Сестрорецкий завод и представил Военной коллегии обстоятельный доклад о нем. Несмотря на то, что изделия Сестрорецкого завода стоят дорого, делает вывод Орлов, его необходимо сохранить на случай "подрыва" Тульского завода. Орлов предложил увеличить выпуск оружия на Сестрорецком заводе. Екатерина II утвердила доклад, но и после этого нарядов на оружие не последовало. Талантливые мастеровые крупнейшего завода продолжали по-прежнему заниматься лишь ремонтом оружия и производством предметов домашнего обихода.

       Щедрая на подарки Екатерина, не задумываясь о судьбе завода, жалует в 1766 г. мызу Лахту князю Орлову. Завод лишился большой части своего основного богатства - лесов, прекрасного топливного и строительного материала. В 1767 г. завод лишился и приписных крестьян. Их осталось всего 200 человек.

       В этом же году, чтобы добиться от завода хоть какой-нибудь выгоды для государства, Орлов предложил правительству передать его в частные руки. Однако правительство решило этого не делать. Завод продолжал разоряться. В 1777 г. последняя опора завода-Чернореченские заводы, которые, по отзывам современников, выплавляли чугун и сталь высокого качества, были подарены Екатериной II вместе с Осиновой Рощей и всеми близлежащими лесами графу Потемкину. Лишившись стали, завод вынужден был покупать металл вдали от Сестрорецка.

       25 июня 1780 г. Сестрорецк постигло большое несчастье. Существовавшие со дня его основания деревянные здания ремонтировались очень редко и с каждым годом становились все более ветхими. И вот в этот день "в четвертом часу, от производимой в генеральной кузнице работы, от закравшейся в кровле искры, которой по ветхости всей той фабрики никак вскоре усмотреть было невозможно, разгорелся пожар". Сгорели кузница, полировочная, замочная и вертельная мастерские.

       Что же производил завод в этот самый тяжелый в его истории период? Несмотря на его бедственное положение и невозможность заниматься своей основной работой сестрорецкие оружейники изготовляли изделия, которые навсегда останутся в истории как истинные произведения искусства. По проекту архитектора Кваренги строятся мосты (длиною в сажень, шириной 4 аршина), беседки, "китайским манером железные с решетками да и с другими украшениями 2 моста для Царского Села", 390 железных решеток и 12 железных ворот для Екатерининского канала и реки Фонтанки. Они украшают наш родной город и поныне.

       В 1791 г. завод посетил А. В. Суворов. Об этом событии сложено много легенд. Одна из них наиболее достоверна. Суворов, возвращаясь из Финляндии в Петербург, должен был проехать через Сестрорецк, где все было готово к его встрече. Однако за несколько верст до Сестрорецка он отпустил свой экипаж и в солдатской шинели, на таратайке, добрался до завода. Никто не обратил внимания на солдата. Суворов осмотрел завод, поговорил с мастеровыми. Глядя на отделку штыков, воскликнул: "Помилуй бог, как штыки остры- любо сердцу". Заночевал он у одного из мастеровых и лишь на следующий день встретился с командиром завода, который с опозданием узнал о его прибытии.

       Но сестрорецким оружейникам лишь изредка удавалось показать свое высокое искусство, которым, восхищался Суворов: нарядов на производство оружия почти не было. Сократилась и численность оружейников. На заводе было всего 408 человек чиновников и мастеровых (в 1727 г. на заводе только мастеровых было 683 человека). Казна отпускала ежегодно заводу 9768 руб., которые он должен был ей возвращать. Заводу приходилось искать заказы у частных лиц, но таких заказов было также мало. Положение завода оставалось чрезвычайно тяжелым.

       В декабре 1796 г. завод неожиданно получил приказ изготовить к 20 января 1797 г. 2400 ружей для Преображенского полка. С этого времени изготовление ружей возобновилось. Но урон, нанесенный заводу в предыдущие годы, был настолько велик, что он не смог выполнить этот наряд. Не хватало мастеровых: на заварке стволов вместо 30 человек работало только 7. Такое же положение было и в других мастерских. Поэтому завод смог изготовить к указанному сроку не более 280 ружей. Срочно начались поиски рабочих рук. 12 декабря 1796 г, командир завода поместил в "Петербургских ведомостях" объявление о том, что заводу требуются опытные оружейники. Однако никто не откликнулся. В помощь заводу Адмиралтейств-коллегия откомандировала 49 человек и наняла несколько" десятков слесарей. Чтобы выполнить наряд, мастеровые работали и днем, и ночью. К 24 марта 1797 г. ружья были изготовлены. Через месяц был получен новый наряд на изготовление ружей для Павловского и Гренадерского полков. Так постепенно стало снова налаживаться производство оружия. К 1798г. завод ежегодно изготовлял "оружия всякого на 5000 человек и 1200 тесаков".

       К этому времени на заводе сложился определенный порядок работы: командир завода получал наряд на год и сообщал об этом старшему смотрителю работ. Тот вычислял недельные задания для каждого цеха и распределял их. После этого каждый оружейник получал задание. За того, кто не выполнил работу, отвечал весь цех. В конце каждой недели мастер собирал у оружейников изготовленные изделия, осматривал их, заносил в приходную книгу, и затем под расписку сдавал мастеру следующего цеха. Последний, осмотрев все полученные изделия, отдавал годные для дальнейшей отделки, а негодные возвращал в цех. Таким образом изделие проходило из цеха в цех и, выдержав установленную пробу порохом, доходило до приемной палаты, где браковщик и надзиратели разбирали его на части, осматривали каждую часть отдельно, а потом испытывали ее. На оружие, признанное совершенно годным, ставилось клеймо завода и оно переносилось в заводской арсенал, где хранилось до востребования.

       В мае 1798 г. началось частичное перевооружение русской армии. В июне оружейникам завода было предписано начать изготовление ружей с взаимозаменяемыми частями. Изготовленные на оружейных заводах ружья и его части не должны были иметь "ни малейшей разноты ни в мере, ни в весу, ни в пропорции". Кроме того, было предписано сделать запасные части, которые могли бы без всякой подгонки заменить поврежденные. Это требовало высокой точности работы. Степень точности проверялась особыми мерительными приборами-лекалами. Изготовление взаимозаменяемых частей было крупным успехом русских мастеровых, который мог быть достигнут в результате применения машинной техники.

       Уже в 1799 г. Сестрорецкий завод изготовил для Преображенского полка 300 ружей с взаимозаменяемыми частями.

       Так закончился для завода XVIII век-век его рождения и становления.

       В крепостной России первой половины XIX в. продолжали развиваться элементы новых хозяйственных отношений, увеличивалось число промышленных предприятий. Ручная техника стала заменяться машинной. Шире применялся вольнонаемный труд. Наемные рабочие в то время еще не были настоящими пролетариями: в основном это были оброчные крестьяне, помещичьи и государственные, вынужденные идти из деревни в город добывать деньги, чтобы выплатить оброк помещику или казне. Некрепостных вольнонаемных насчитывалось очень мало. Но сам факт появления вольнонаемных рабочих знаменует глубокие перемены в промышленном производстве. Российская мануфактура делала первые шаги на пути превращения в капиталистическую фабрику. На казенных мануфактурах этот процесс шел гораздо медленнее, чем на частных заводах. Ярким примером этого был Сестрорецкий завод. Одной из причин было то, что управление им оставалось почти таким же, как и в первые дни существования. Большая часть его командиров не имела специальной технической подготовки, боялась новшеств. Это мешало развитию завода. Однако хоть медленно, но и здесь пробиваются ростки нового: начинает использоваться труд наемных рабочих. Уже в конце XVIII в. было нанято несколько десятков рабочих. В начале XIX в. Сестрорецкий оружейный завод вступил на новый путь развития-путь превращения мануфактуры в фабрику.

       В начале 1800-х годов совершенствуется заводская техника, перестраиваются гидротехнические сооружения. Деревянная плотина и русла для воды, приводившей в действие машины, которые не менялись с начала существования завода, стали совершенно ветхими. Командир завода подал ходатайство об ассигнованиях на постройку новой плотины. Необходимые деньги были отпущены. К 1804 г. под руководством инженера Деволана была построена новая каменная двухпролетная плотина.

       В 1803 г. в Сестрорецк были переведены мастеровые с Колпинского и Кременчугского оружейных заводов.

       В 1808 г. командиром завода стало частное лицо- художник Ланкри. По заключенному контракту он должен был поставлять определенное количество ружей в год и получать 1/3 прибыли от каждого ружья. Это был первый шаг к передаче завода в частные руки. Однако Ланкри не выполнил взятых на себя обязательств и был отстранен от руководства заводом. Вместо него командиром стал его родственник подполковник Иван Ланкри. Он осуществил ряд преобразований. Было увеличено число мастеровых: при приеме завода Иваном Ланкри в его ведении "состояло мастеровых и служителей 412 человек, в этом же году поступило 728 человек..."

       Заводская техника устарела. Стайки и машины, установленные еще по указу Петра I, с тех пор не обновлялись. По проекту Ивана Ланкри были созданы машины для штамповки. Это дало возможность изготавливать единообразные ружейные части. В 1810 г. по его же проекту для переоборудования завода были изготовлены первые станки: токарный, сверлильный, полировочный. В последующие годы завод сделал еще ряд станков и машин, в том числе резцовые для обточки поверхности стволов, шустовальный "о 80 трещотках" на деревянном основании, вертикальные станки на чугунном основании и др.

       К 1823 г. завод имел значительное количество машин и станков, и для содержания их в нужном порядке была введена должность механика. Специальная комиссия, проверявшая в 1826 г. вновь созданное оборудование, признала его отличным и предложила изготовить подобные станки для Тульского и Ижевского заводов. Проведенные преобразования позволили достигнуть высокого совершенства и единообразия в отделке оружия. Это относилось, прежде всего, к способу отковки и отделки ружейных замков. Иностранные мастера считали невозможным совершенное единообразие частей ружейного замка. На Сестрорецком же заводе оно было доведено до такой степени, что можно было разобрать более ста замков, перемешать их части, а затем составить из этих частей такое же количество новых замков.

       В 1812 г. завод, наконец, получил свои сталь и чугун. У частных лиц было куплено для завода несколько имений, находящихся близ Сестрорецка. Самое большое из них-Линдуловское, в котором имелся Райволовский чугунолитейный и железоделательный завод.

       Изменилась не только техника, росло и число рабочих. К 1813 г. оно достигло 1492 человек.

       Напряженная внешняя обстановка требовала увеличения выпуска оружия. 12 июня 1812 г. началась Отечественная война. В этом же году Сестрорецкий завод дал армии 12527 ружей и 1200 пар пистолетов.

       Расширение завода, появление новой машинной техники, увеличение числа рабочих привело к тому, что один командир уже не мог справиться с обширным кругом обязанностей. В декабре 1829 г. было утверждено новое положение о Сестрорецком заводе. Управление заводом несколько изменилось. На заводе впервые создается правление из командира завода, двух членов и секретаря.

       Середина XIX в. была знаменательной в истории оружейного дела не только для России, но и для стран Западной Европы. До этого времени армии многих стран Европы, в том числе и России, были вооружены гладкоствольными, заряжавшимися с дула кремневыми ружьями. Эти ружья имели существенные очевидные недостатки. В последние годы XVIII в. был изобретен ударный состав (бертолетова соль, говардова ртуть), который стал применяться в оружии. В западных армиях в эти годы появилось ударное ружье.

       В 1844 г. в России был создан "Комитет для улучшения штуцеров и ружей", который должен был найти образец ударного ружья для перевооружения армии. Для разных родов войск приняли несколько типов ударного оружия. В 1844 г. завод изготовил первые 480 ударных ружей, а в 1846 г. перешел на производство только ударных ружей. В 1849 г. на вооружение армии был принят переделочный (т. е. переделанный из кремневого) кавалерийский штуцер сестрорецкого мастера Коллета.

       Прогресс в оружейном деле требовал и повышения мастерства изготовления ружей. В 1849 г. "для введения возможного единообразия в выделке ручного огнестрельного оружия на Сестрорецком оружейном заводе была учреждена образцовая мастерская. В ней должны были изготовляться образцы ружей и, что самое главное, образцы лекал-инструментов для их проверки. Создание образцов мерительного инструмента-важный момент в истории завода. Оно означало рождение инструментального производства.

       В 1853 г. началась Крымская война. За несколько предвоенных лет Россия сильно отстала от европейских стран в технике производства оружия. Сухопутные войска Англии и Франции были вооружены нарезными ударными ружьями, которые имели много преимуществ перед гладкоствольными. Важнейшее из них то, что предельная дальность стрельбы для нарезных ружей была в 4 раза больше гладкоствольных. Одной из основных причин больших потерь русской армии была постоянная нехватка оружия. Первый год войны поставил правительство перед необходимостью принять меры для увеличения производительности оружейных заводов и начать срочное перевооружение армии нарезным оружием. В 1854 г. оружейным заводам было приказано переделать все имеющиеся гладкоствольные ружья в нарезные. В этом же году Сестрорецкий завод изготовил первые 1111 нарезных ружей.

       Начавшееся в 1854 г. перевооружение армии нарезным оружием продолжается и после Крымской войны. В 1856 г. был утвержден образец нарезного оружия для всех стрелковых частей - шестилинейное стрелковое ружье, которое получило название винтовки. В том же году на Сестрорецком заводе было изготовлено 3160 винтовок. Продолжается процесс усовершенствования заводской техники. Ручной способ изготовления ружей постепенно начинает заменяться машинным. В 1859 г. на завод были привезены машины из Америки на сумму 176760 рублей. В следующем году проводились опыты по машинной заварке стволов. Таким способом было изготовлено 13127 стволов. Брак при этом составил 19%/а при ручной заварке он доходил до 30%.

       В эти годы особого внимания требовали гидротехнические сооружения. Плотина, построенная Деволаном, прослужила до 1830 г. К этому сроку ее деревянный флютбет сгнил, и сама плотина из-за своей неправильной конструкции была подмыта снизу. Стало опасно пропускать весенние воды через заводскую плотину. Было решено построить специальный водоспуск отдельно от заводской плотины, вне завода. К 1833 г. инженер Дестрем построил каменную плотину типа перепада, но в том же году она была снесена весенним паводком. На месте ее была сооружена глухая земляная дамба, а для пропуска паводковых вод было решено построить водоспуск на Сестре до впадения ее в озеро Разлив.

       В 1839 г. были построены две плотины: одна на специально промытом отводящем русле от Сестры-реки, которое шло в обход озера Разлив до естественного русла Сестры-реки ниже завода (остаток этого русла виден до сих пор, сестроречане называют его Ржавой канавой); вторая-на реке Сестре ниже отводящего русла. Это было сделано для того, чтобы можно было, открывая щиты той или другой плотины, направлять воды реки по желанию или в озеро Разлив, или через отводящее русло, минуя озеро, непосредственно в море. Однако в 1839 г. обе плотины были снесены паводком. Тогда ниже плотины была сделана глухая перемычка, а впоследствии, к 1841 г.-временный деревянный водоспуск, через который должна была выпускаться из озера Разлив излишняя вода реки Черной. Воды же реки Сестры с этого времени (до постройки в 1863 г. ныне существующего весеннего водоспуска) направлялись в море через отводящее русло и не использовались заводом 30 лет. Строительством водоспуска руководил заведующий гидротехническими сооружениями завода инженер Гаусман. Завод продолжал крепнуть и развиваться. Создание образцовой мастерской, постепенная замена ручного труда машинным, усовершенствование гидросооружений были для него еще одним шагом вперед.

       Наступил 1861 год. Россия стояла на пороге крестьянской реформы. Развитие капиталистических отношении тормозилось феодально-крепостнической системой. Одним из проявлений нараставшего кризиса было обострение классовой борьбы в стране. Царское правительство, выражавшее интересы помещиков-крепостников, пришло к выводу, что лучше отменить крепостное право "сверху", чем ждать, когда оно будет отменено "снизу". 19 февраля 1861 г. Александр II подписал "Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости". Крепостное право было отменено. Проведение реформы сверху обусловило сохранение феодально-крепостнических пережитков в экономическом и политическом строе России. Однако реформа 1861 г. означала крупный шаг вперед к превращению самодержавной монархии в монархию буржуазную.

       Внешнеполитическая обстановка после Крымской войны и внутриполитическая обстановка в стране заставили царское правительство взяться за коренное преобразование одного из основных орудий государственной власти-армии, оплота развивающегося капитализма.



       На протяжении 60-70-х годов XIX в. под руководством военного министра Д. А. Милютина был проведен ряд важнейших военных реформ. Самой неотложной задачей являлось перевооружение армии, а, следовательно, и серьезная перестройка военной промышленности, которая была в России наиболее отсталой и консервативной. Прежде всего, нужно было отменить на казенных заводах крепостной труд. Это требовало и изменения управления казенными военными заводами. Военное министерство понимало, что, как только будет отменен обязательный труд, оружейники, ставшие вольнонаемными рабочими, предъявят требования об увеличении заработной платы. Однако правительство не могло увеличивать ассигнования на содержание заводов. "При столь важной реформе,-говорилось в записке ГАУ,-предстояло прибегнуть к самым решительным и энергичным мерам, чтобы не остановить снабжение войск оружием и не обременять бюджета Военного министерства...". Однако это было невозможно при существующем порядке управления. Для организации работы с использованием вольнонаемного труда необходимо было привлечь частный капитал. Но отдавать военные заводы в полное распоряжение частным лицам военное ведомство не хотело.

       Поэтому было решено предоставить оружейные заводы в арендно-коммерческое управление их командирам. При этом сохранялось за военным ведомством полное право собственности на оружейные заводы. Со своей стороны командиры заводов были обязаны поставлять определенное количество оружия. Эти взаимные обязательства устраивали обе стороны. Военное министерство, тратя относительно небольшие средства, оставалось хозяином заводов и получало оружие, необходимое для бесперебойного снабжения армии. Арендаторам было выгодно, что заводы принадлежали государству. Дело в том, что изготовление оружия было государственной монополией, а это означало, что в этой области не могло быть конкуренции. Поэтому, хотя арендаторы, принимая заводы, шли на довольно значительные затраты, они обеспечивали себе в будущем большие прибыли. Управляя заводами на коммерческих условиях, они могли путем жесточайшей эксплуатации рабочих и любыми другими способами добиться уменьшения стоимости оружия без дополнительных затрат и этим увеличить собственную прибыль. Арендно-коммерческое управление казенными заводами было одной из переходных форм от феодального способа производства к капиталистическому.