Совместная противоракетная оборона как способ преобразовать ядерное сдерживание раймонд Джинлоз - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ядерный контроль: информация выпуск # 13, 2006 29 марта – 5 апреля 1 510.22kb.
Противоракетная оборона Москвы 1 293.85kb.
Планы США в области про: международно-политические последствия 1 221.87kb.
Особенности психологической подготовки спортсменов на занятиях Тхэквондо. 1 100.18kb.
Реферат на тему: " Оборона в особых условиях" студ. 941 уч взвода... 1 76.95kb.
Гбуз со «Свердловская областная клиническая больница №1» гражданская... 1 50.02kb.
«Противоракетная оборона: сотрудничество и конфронтация». В ней приняли... 1 14.82kb.
Перечень документов в папке «Гражданская оборона» 1 43.65kb.
Послание Федеральному Собранию РФ президента России Дмитрия Медведева... 1 386.18kb.
Бортовой лазер и другие проекты реконструируются, т к. ограничения... 1 17.44kb.
Президент России Дмитрий Медведев содержание ядерное и ракетное досье... 1 370.72kb.
«Противоракетная оборона: сотрудничество и конфронтация». В ней приняли... 1 14.82kb.
- 4 1234.94kb.
Совместная противоракетная оборона как способ преобразовать ядерное сдерживание раймонд - страница №1/1

«Вестник аналитики».-2011.-№3(45).-С.44-47.
СОВМЕСТНАЯ ПРОТИВОРАКЕТНАЯ ОБОРОНА КАК СПОСОБ
ПРЕОБРАЗОВАТЬ ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ

Раймонд Джинлоз (США)
Цель данной статьи — кратко поделиться мнением о том, каким образом противоракетную оборону можно превратить в средство усиления прозрачно­сти и сотрудничества крупных держав, а следовательно, и преобразовать ядерное сдерживание. В статье упор делается на техническом сотрудничестве, то есть на совместной работе ученых и инженеров, и хотя в центре внимания стоит сотрудничество США и России, в нем могли бы принять участие и дру­гие страны. Ключ в том, что работа над вопросами техническими может спо­собствовать заложению основы для политического и военного сотрудниче­ства, в высшей степени необходимого для преобразования сдерживания.

Сосредоточившись на вопросах технических, я не рассматриваю то, что вполне осуществимо с точки зрения политической, не говоря уже о варианте оптимальном. Вместо этого основное внимание обращено на то, что техниче­ски осуществимо, при том понимании, что вначале следует определить то, что физически осуществимо (а следовательно, и какие направления политики или программы стоят хотя бы того, чтобы их рассматривать), а потом уже решать, какая политика могла бы быть наилучшей.

Например, среди технического сообщества много скептиков в отношении того, что противоракетная оборона эффективно защищает от баллистических ракет, несущих ядерные боеголовки. И дело тут не в сомнениях по поводу воз­можности вовремя обнаружить ракетные запуски, а в скептическом отноше­нии к возможностям современной техники засечь и уничтожить такие боего­ловки с потребной надежностью1.

Такой скептицизм в отношении зрелости нынешней техники дает основа­ние предположить, что международное сотрудничество, имеющее целью выявление технических несовершенств противоракетной обороны, в военном плане, возможно, по крайней мере, так же полезно, как и сама противоракет­ная оборона.

Тут следует различать два аспекта противоракетной обороны: 1) обнаруже­ние запусков и 2) уничтожение угрозы. Второе: засечение и уничтожение бое­головок летящих к целям ракет — предполагает детально проработанные механизмы и технологии, которые быстро переходят в разряд секретных, в частности, еще и потому, что речь идет о наименее технически совершенном аспекте противоракетной обороны. Уязвимые места любых оборонительных систем относятся к самым секретным сведениям, в данном же случае к уязви­мым местам добавляется и способность избегать обнаружения или каким-ли­бо иным способом нанести ущерб возможностям обороны. Так что невероятно, чтобы сотрудничество легко было бы начать с этого (второго) аспекта противо­ракетной обороны.

Зато как раз обнаружение запусков легче всего могло бы стать средоточи­ем технического сотрудничества, по крайней мере, на первоначальных эта­пах, пока утвердится доверие между государствами-партнерами, такими, как Российская Федерация и Соединенные Штаты. К тому же, по счастью, дан­ный аспект противоракетной обороны является технически наиболее зрелым, а стало быть, и сотрудничество, приоритетом которого является мониторинг запусков, было бы наиболее плодотворным.

Профессор Массачусетского технологического института Тед Постол пред­ложил попробовать объединить имеющиеся у США и России возможности для создания усовершенствованной системы раннего предупреждения о несу­щих угрозу запусках баллистических ракет2. Как хорошо известно, США уже много лет размещают в космосе инфракрасные системы слежения, в том числе и в рамках программы поддержки обороны (ППО), а с более недавних пор — системы инфракрасных спутников космического базирования (ИСКБ). Можно предположить, по крайней мере, с точки зрения технической, что было бы возможно иметь совместный доступ к информации с этих систем для совершенствования глобального мониторинга ракетных запусков.

Лишнее доказательство тому — наличие у России радарных систем, кото­рые могли бы усовершенствовать мониторинг США и союзников запусков ракет, несущих потенциальную угрозу. В частности, радарное покрытие рос­сийской территории могло бы предоставить США и их союзникам прибавку в 10-20 минут времени предупреждения для ракет, запущенных на орбиты между Ираном и либо Японией, либо Западным побережьем США, то же самое — для ракет, чьи орбиты пролегли бы между Северной Кореей и Евро­пой. Можно себе представить, что такое сотрудничество США и России могло бы осуществляться с помощью структур Совместного центра обмена данными (СЦОД).

У меня нет намерения подробно разбираться в предложении Постола, как и в сходных предложениях, выдвинутых другими. Тем не менее, оно и впрямь дает представление о потенциале технических обсуждений по сотрудничеству в противоракетной обороне, сосредоточенных на усовершенствованном гло­бальном мониторинге и раннем обнаружении запусков.

Возможно, есть и другие возможности для технического сотрудничества между нашими государствами, например, в расширении обмена такими технологиями, как боевые антенные системы с низким уровнем шумов, пригодные для использования в космосе инфракрасные сенсорные антенны. Во всех этих случаях дело заключалось бы в совершенствовании отслеживания запусков посредством увеличения пространственного покрытия, сокращения времени реагирования и повышения надежности следящей аппаратуры. Подобная дея­тельность, по существу, должна бы вести к стабильности и взаимной выгоде.

Конечно же, все это рассматривается под углом зрения ученого и не прини­мает во внимание политические сложности. Тем не менее, вполне приспело время, чтобы технические специалисты повнимательнее отнеслись к такого рода идеям, сформулировали более законченные предложения или планы, с тем, чтобы творцы политики могли бы обдумать потенциальные выгоды про­движения вперед в техническом сотрудничестве, наряду с другими мерами укрепления доверия между США и Россией. В данном случае хорошим пока­зателем стал бы более ощутимый прогресс в создании предложенного Совме­стного центра обмена данными противоракетной обороны.

В схожем духе профессор Стэндфордского университета Сидней Дрелл и профессор Гарвардского университета Кристофер Стаббс не так давно предло­жили расширить деятельность по мониторингу в соответствии с Договором по открытому небу3. С 2002 года осуществлено 739 полетов, накоплен значитель­ный опыт по поддержанию режима открытого неба. Существенно, что договор предполагает обмен данными и позволяет совершенствовать применяемые технические устройства.

Поскольку наблюдения проводятся с самолета, в принципе возможно про­ведение куда более точных измерений, чем при использовании спутников, как потому, что площадка наблюдения гораздо ближе к земле, так и потому, что эта площадка способна переносить куда более тяжелое оборудование. К примеру, высокочувствительную спектроскопию с великолепным про­странственным разрешением осуществлять с самолета гораздо легче, чем со спутников.

Такие возможности могли бы стать мощным подкреплением для контроля над ядерными вооружениями и отслеживанием нераспространения, а стало быть, они играют роль раннего предвестника противоракетной обороны. Опять-таки — техническое сотрудничество в этой области послужило бы ста­билизации. Дрелл и Стаббс, таким образом, предлагают расширить режим открытого неба, с тем, чтобы применить гораздо более обширный спектр тех­нических устройств, а также привлечь больше стран, чем их задействовано в настоящее время.

Суммируя оба приведенных примера, обращаю внимание на то, что их сре­доточием является техническое сотрудничество, ведущее к совершенствова­нию отслеживания разных видов деятельности или событий по всему миру. Кто-то может принять это за обобщение уже существующих систем глобаль­ного мониторинга, таких, как Международная система мониторинга (МСМ), которая была развернута для поддержки Договора о всеобъемлющем запре­щении испытания ядерного оружия.

Примечательно, что МСМ подтвердила свою существенную значимость для отслеживания состояния окружающей среды, далеко выходящую за нужды контроля над ядерными вооружениями, для документального фиксирования как природных, так и антропогенных явлений. В их числе разрушительные землетрясения и цунами, повлекшие за собой смерть сотен тысяч людей, вулка­нические извержения, грозившие опасностями коммерческим воздушным перевозкам и затронувшие миллионы пассажиров, а также — совсем недавно выброс облака радиоактивного газа над Фукусимой в Японии, которое затем обогнуло весь земной шар.

Во всех подобных случаях усовершенствованный глобальный мониторинг существенно увеличил бы возможность спасать людские жизни, осуществляя предупреждение с достаточным запасом времени и надежности, чтобы люди сумели защитить себя. Эти выгоды (в дополнение к насущным долгосрочным выгодам в поддержку контроля над вооружениями и нераспространения) являются доводами за более быстрое продвижение вперед в совершенствова­нии нашей способности отслеживать весь мир целиком — повсюду, все время, с высокой чувствительностью и с возможностью эффективного реагирования.

Заключая, скажу, что мое выступление затронуло один аспект совместной противоракетной обороны в качестве практического подхода для продвиже­ния вперед в преобразовании ядерного сдерживания. В качестве фокуса было избрано техническое сотрудничество во имя совершенствования мониторинга и раннего обнаружения, поскольку это дает основу для повышения прозрач­ности и укрепления доверия.

Среди последующих шагов для продвижения вперед могли бы быть созда­ние небольших групп технических специалистов из обеих наших стран, кото­рые приступили бы к определению возможных областей сотрудничества. С уверенностью заявляю, что это не означает оставления в стороне других форм сотрудничества, таких, как сотрудничество военное или политическое: они также важны и должны развиваться как можно энергичнее. Однако в настоящее время есть реальная возможность активизировать техническое сотрудничество.

Можно выразиться по-иному: технические вопросы — всего лишь отправ­ная точка для улучшения отношений. В конечном счете, необходимо как раз политическое и военное сотрудничество, зато техническое сотрудничество способно создать прочный фундамент для этих более широких форм взаимо­действия. Крайне важно, чтобы сотрудничество между нашими странами было технически основательно, чтобы иметь необходимую возможность дви­гаться вперед. К тому же, поскольку ученые и инженеры способны сосредото­чиваться на технических вопросах, мы в силах поддерживать связи даже тогда, когда политические отношения могут оказаться напряженными.



И, наконец, стоит всемерно подчеркивать, какое множество выгод несут эти формы сотрудничества — усовершенствованный глобальный мониторинг оборачивается реальными и непосредственными выгодами для общества в дополнение к долговременным целям повышения стабильности и безопасно­сти в отношениях между нашими государствами.


1 Спор тут ведется вокруг того, что даже небольшое число ядерных взрывов либо само по себе вызывает разрушительные последствия, либо приводит к таким последствиям, вызвав обмен еще более мощными ядерными ударами. Таким образом, противоракетная оборона должна действо­вать с гораздо более высокой (почти совершенной) надежностью в защите от ядерного нападения в сравнении с нападением неядерным. Имеющаяся в настоящее время техника далеко не показа­ла себя настолько надежной, если принять во внимание реальные источники неопределенности.

2 Письмо послу Джеймсу Гудби от 18 февраля 2011 года.

3 Дрелл С.У., Стаббс К.У. Осмысление полного потенциала Договора по открытому небу // Журнал «Arms Control Today», июль-август 2011. — С. 15-20.