Роль крестца и нижнепоясничного отдела позвоночника в определении пространственного положения и развитии патологии проксимального от - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Роль крестца и нижнепоясничного отдела позвоночника в определении пространственного - страница №1/1

УДК 616.711.7/.6:616.718.41/.42: 616.728.2-071-08

РОЛЬ КРЕСТЦА И НИЖНЕПОЯСНИЧНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА
В ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРОСТРАНСТВЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ И РАЗВИТИИ
ПАТОЛОГИИ ПРОКСИМАЛЬНОГО ОТДЕЛА БЕДРЕННОЙ КОСТИ


Валерий Михайлович ПРОХОРЕНКО, Петр Сергеевич ТУРКОВ, Виктор Юрьевич КУЗИН, Андрей Михайлович ПЕРФИЛЬЕВ

ФГБУ Новосибирский НИИ травматологии и ортопедии Минздравсоцразвития России
630091 г. Новосибирск, ул. Фрунзе, 17


Цель исследования - провести сравнительный анализ взаимосвязи поясничного отдела позвоночника, крестца и проксимального отдела бедренной кости на основе предложенного метода. Материал и методы. 30 пациентам и 10 добровольцам выполнены многосрезовая компьютерная томография бедренной кости и рентгенография поясничного отдела позвоночника и крестца в двух проекциях. Осмотрены неврологом и вертебрологом. Выполнено определение угловых взаимоотношений между элементами проксимального отдела бедренной кости. На рентгенограммах определены угол лордоза поясничного отдела позвоночника и положение крестца. Результаты. В контрольной группе добровольцев величины пространственного положения элементов проксимального отдела бедренной кости составили: антефлексия головки бедренной кости 0,0 ± 0,4°, антеверсия шейки бедренной кости 75,6 ± 1 ,2°, антеторсия проксимального отдела бедренной кости 101,7 ± 0,7°; лордоз в поясничном отделе позвоночника составил 131,0 ± 0,2°, перекос таза 1°, а угол наклона крестца 30-40°. В основной группе у всех пациентов наблюдался перекос таза 4,8 ± 0,2° и спондилоартроз 1-й степени, у двух человек - гиперлордоз поясничного отдела позвоночника 155,5 ± 0,9° и ретроспондилолистез 1-й степени с синдромами фиксированного поясничного лордоза, толчкообразной походкой, пояснично-бедренной разгибательной ригидностью и клиникой люмбоишиалгии одно- или двусторонней, нормофлексия 0,0 ± 0,4°, ретроверсия 68,0 ± 1,2° и антеторсия 111,0 ± 1,1°. У семи пациентов основной группы гиполордоз поясничного отдела позвоночника составил 120,6 ± 1,2° с клиникой сгибательной контрактуры тазобедренного сустава, из них в 10 тазобедренных суставах – антефлексия 10,2 ± 0,6° и в 3 нормофлексия 0,0 ± 0,4°. У 8 пациентов выявлена ретроверсия 69,6 ± 0,7°, у 5 - антеверсия 81,5 ± 1,3°, у 9 - антеторсия 121,5 ± 1,8°, у 2 - ретроторсия 94,7 ± 0,6°, у 1 - нормоторсии 101,0 ± 1,7°. У одного пациента основной группы лордоз в поясничном отделе позвоночника составил 133°, клиники люмбоишалгии и патологии поясничного отдела позвоночника не наблюдалось, нормофлексия 0,0 ± 0,4°, нормоверсия 75,2 ± 0,3°, антеторсия 120,5 ± 1,7°. Заключение. Проведенное исследование показывает, что изменение пространственного положения крестца, поясничного отдела позвоночника и элементов проксимального отдела бедренной кости взаимосвязано. Одним из факторов риска развития дегенеративных изменений в поясничном отделе позвоночника и тазобедренных суставах является горизонтализация или вертикализация крестца.

Ключевые слова: таз, поясничный отдел позвоночника, тазобедренный сустав, диагностика.

Список литературы

1. Алексеев В.П. Остеометрия. Методика антропологических исследований. М.: Наука, 1966. 72–85.

2. Аристова И.С., Николенко В.Н. Особеннос­ти физического развития девушек-славянок с раз­личными вариантами форм тазового пояса и сво­бодных нижних конечностей // Морфологич. ве­домости. 2006. (1–2, Прил. 1). 13–16.

3. Гафаров Х.З. Механизм торсии при развитии сегментов нижних конечностей. Ортопедия и травматология. 1981. (9). 6–9.

4. Лирцман В.М., Зоря В.И., Гнетецкий С.Ф. Проблема лечения переломов шейки бедра на рубеже // Вестн. травматологии и ортопедии. 1997. (2). 12–18.

5. Маркс В.О. Ортопедическая диагностика. Минск: Наука и техника, 1978. 147–154.

6. Михайлов Н.Н. Структурные преобразования проксимального конца бедренной кости на этапах онтогенеза человека: автореф. дис. … канд. мед. наук. Астрахань, 2008.

7. Плющев А.Л. Диспластический коксартроз: теория и практика. М.: Лето-принт, 2007. 33–46.

8. Родионова С.С., Макаров М.А., Колондаев А. Ф., Гаврюшенко Н.С. Значение минеральной плотности и показателей качества костной ткани в обеспечении ее прочности при остеопорозе // Вестн. травматологии и ортопедии. 2001. (2). 76–80.

9. Ревенко Т.А. Измерение отклонения головки и шейки бедра от оси мыщелков. Ортопедия (патология суставов). Киев, 1966. 213–217.

10. Садофьева В.И. Рентгенофункциональная диагностика заболеваний опорно-двигательного аппарата у детей. Л.: Медицина, 1986. 216 c.

11. Ульрих Э.В., Мушкин А.Ю. Вертебрология в терминах, цифрах, рисунках. СПб., 2004. 190 с.

12. Янсон Х.А. Биомеханика нижней конечности человека. Рига: Зинатне, 1975. 320 с.

13. Jordan G.R., Loveridge N., Bell K.L. et al. Spatial clustering of remodeling osteons in the femoral neck cortex: a cause of weakness in hip fracture // Bone. 2000. 26. (3). 305–313.


Прохоренко В.М. – д.м.н. проф., зав. кафедрой травматологи и ортопедии, зам. директора по лечебной работе, e-mail: VProhorenko@niito.ru

Турков П.С. – аспирант, e-mail:sugery@yandex.ru

Кузин В.Ю. – к.м.н., врач отделения травматологии и ортопедии № 2

Перфильев А.М. – врач отделения лучевой диагностики