Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический аспекты 12. 00. 08 уголовное прав - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Личность рецидивиста: криминологическое и уголовно-исполнительное... 2 738.93kb.
Основы профилактики легализации преступных доходов 1 880.29kb.
Нарушение специальных правил безопасности в уголовном праве россии 12. 1 352.35kb.
Программа обсуждена и утверждена на заседании кафедры уголовного... 2 813.5kb.
Н. В. Михалёва е. Г. Петренко международное право учебно-методическое... 4 2190.96kb.
Тема Понятие, предмет, метод, задачи, источники и система российского... 4 1107.32kb.
Уголовное право и процесс, криминология 1 221.19kb.
Тема 41. Избирательное право. Референдум 1 55.57kb.
Номера: обычное право сегодня. Обычное право народов севера: возможности... 15 3388kb.
На правах рукописи 1 308.98kb.
Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 12. 1 499.85kb.
Лекция №12 Теория и практика портретной экспертизы и экспертизы холодного... 1 435.78kb.
- 4 1234.94kb.
Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой и - страница №1/2




На правах рукописи




Петрянин Алексей Владимирович



Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой

и криминологический аспекты
12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2014

Работа выполнена на кафедре уголовного и уголовно-исполнительного права в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Нижегородская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации»


Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ Кузнецов Александр Павлович


Официальные оппоненты:

Ларичев Василий Дмитриевич, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, ФГКУ «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации», главный научный сотрудник научно-исследовательского центра № 3 по проблемам экономической безопасности, противодействия коррупции и обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите
Трунцевский Юрий Владимирович, доктор юридических наук, профессор, АНО ВПО «Московский гуманитарный университет», заведующий кафедрой уголовно-правовых и специальных дисциплин
Яни Павел Сергеевич, доктор юридических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова», профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова»

Защита состоится 29 мая 2014 г. в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.01, созданного на базе Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 123995, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9, зал заседаний диссертационного совета.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).
Ссылка на сайт Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), на котором соискателем ученой степени размещен полный текст диссертации, а также отзыв научного консультанта соискателя ученой степени и автореферат диссертации: http://msal.ru/general/academy/councils/collab/
Автореферат разослан «___» _______________ 2014 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

доцент В.Н. Орлов



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Политические и экономические преобразования, проводимые в нашей стране с конца ХХ века, коренным образом изменили все сферы жизнедеятельности российского общества. В стране стала складываться новая модель права, принципиально отличающаяся от ранее существовавшей, с новой нормативной базой противодействия преступности. Одним из основных ее орудий стал Уголовный кодекс РФ, в котором законодатель предпринял попытку решить вопрос об ответственности за многие ранее не известные деяния, получившие значительное распространение в современных условиях. К ним следует отнести и преступления экстремистской направленности. Эффективное противодействие названным деяниям невозможно без их комплексного уголовно-правового и криминологического изучения, что актуализирует тему выбранного научного исследования. Кроме того, о ее значимости свидетельствуют следующие факторы.

Во-первых, отсутствие единого понимания сущности самого явления экстремизм и преступлений экстремистской направленности. Наличие противоречий в содержании понятия «экстремизм» влечет за собой проблемы в определении критериев преступлений экстремистской направленности, а также в их разграничении со смежными деяниями. Указанные обстоятельства свидетельствуют о необходимости выработки унифицированной дефиниции «экстремизм», содержащей в себе его основополагающие признаки, позволяющие идентифицировать это явление как на национальном, так и на международном уровнях.

Во-вторых, исследование статистических материалов о преступлениях экстремистской направленности (количество этих преступлений с 2003 по 2013 г. возросло более чем в 5,7 раз) позволяет сделать вывод о том, что они представляют реальную угрозу для безопасности страны.

В-третьих, неразработанность в современном праве эффективных мер противодействия преступлениям экстремистской направленности порождает резкий всплеск таких деяний, ставящих под угрозу безопасность не только государства, на территории которого они совершаются, но и всего мирового сообщества.

В-четвертых, потребность активизации противодействия экстремизму отражена в основополагающих документах, принятых руководством страны. Так, Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 года, Концепция уголовно-правовой политики России, послание Президента России Федеральному Собранию РФ формулируют задачи по усилению противодействия различным формам экстремистских проявлений, основанных на политической, идеологической, расовой, национальной и религиозной нетерпимости.

В-пятых, Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» в силу его частичной пробельности и противоречивости не оправдал возлагавшихся на него надежд.

В-шестых, в настоящее время проявление данной группы преступлений находит свое отражение не только непосредственно при совершении наиболее общественно опасных деяний явно экстремистского характера (например, террористический акт, захват заложников и т. д.), но и иных преступлений, основанных на политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной мотивации.

В-седьмых, преступлениям экстремистской направленности подвержены, в первую очередь, государства с нестабильной политико-экономической ситуацией (в том числе – Россия). Эти условия являются причинами всплеска экстремизма как универсального и дешевого инструмента решения политических и экономических споров, влекущего за собой дестабилизацию государственной безопасности.

В-восьмых, экстремистские проявления выступают основной причиной возникновения локальных региональных конфликтов.

В-девятых, в рамках процессов глобализации преступления экстремистской направленности приобрели межгосударственный характер, свидетельством чему является возникновение большого количества международных террористических и экстремистских организаций. Переход преступлений экстремистской направленности с национального на международный уровень является показателем укрепления позиций таких организаций, а также фактором, влекущим рост совершаемых ими деяний.

В-десятых, активизация противодействия экстремизму обусловливает настоятельную потребность в совершенствовании соответствующих норм национального и международного законодательства.

Изложенные обстоятельства предопределяют необходимость научного осмысления феномена «экстремизм» и выработки инструментов его предупреждения с точки зрения достижений современной уголовно-правовой, криминологической и уголовно-исполнительной доктрины в целях формирования эффективных мер противодействия, адекватных его общественной опасности, а также разработки действенного механизма подрыва экономических основ экстремистских организаций. Все сказанное подтверждает актуальность заявленной темы и свидетельствует о необходимости проведения комплексного анализа упомянутых выше проблем.



Степень разработанности темы исследования. Изучение научной литературы по разрабатываемой тематике позволяет сделать вывод о том, что на протяжении последних лет ей уделяется особое внимание. Однако в имеющихся работах не сняты все проблемные вопросы, встающие перед правоприменителями при оценке различных форм проявления экстремизма.

Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений экстремистской направленности нашли свое отражение в трудах Ю.М. Антоняна, С.В. Борисова, В.А. Бурковской, Л.Д. Гаухмана, Ю.В. Голика, Г.Н. Гор-шенкова, А.И. Гурова, А.Я. Гуськова, А.И. Долговой, А.Э. Жалинского, М.Г. Жилкина, О.А. Зубаловой, С.М. Иншакова, П.А. Кабанова, А.Г. Кибальника, М.А. Кириллова, В.С. Комиссарова, Т.А. Корнилова, С.М. Кочои, В.И. Красикова, Н.Ф. Кузнецовой, В.Н. Кудрявцева, Д.И. Леньшина, И.Д. Лопатина, В.В. Лунеева, С.В. Максимова, Ю.В. Марковой, Г.М. Миньковского, Д.Е. Некрасова, А.Г. Никитина, А.В. Павлинова, Т.В. Пинкевич, Э.Ф. Побегайло, Н.С. Пономарева, В.В. Ревиной, А.С. Ржевского, А.В. Ростокинского, Е.П. Сергуна, А.С. Скудина, Е.А. Смирнова, Р.С. Тамаева, Р.М. Узденова, С.Н. Фридинского, А.Г. Хлебушкина, А.А. Хоровникова, Е.Г. Чуганова и др.

В работах указанных авторов достаточно полно освещены уголовно-правовые и криминологические аспекты проблемы противодействия экстремизму. Вместе с тем преступления экстремистской направленности не были предметом комплексного уголовного и криминологического исследования, что, в свою очередь, серьезно затрудняет применение положений закона на практике. Представленное к защите диссертационное исследование восполняет этот пробел.

Объектом исследования выступает соответствующий спектр общественных отношений, возникающих в рамках противодействия преступлениям экстремистской направленности и обеспечения безопасности государства.

Предмет исследования составляют отдельные стороны названного объекта, включающие в себя: нормы российского, зарубежного и международного законодательства, направленные на противодействие экстремизму; судебно-следственную практику применения соответствующих норм компетентными органами; статистические данные, отражающие структуру и динамику экстремистской преступности; а также законопроектные и доктринальные разработки по проблемам ответственности за криминальные проявления экстремизма.

Целью исследования является выявление теоретических основ государственной политики в сфере уголовно-правового и криминологического противодействия преступлениям экстремистской направленности в современной России и разработка концептуальных положений, содержащих правовые аспекты осуществления такой деятельности.

Для достижения поставленных целей решены следующие задачи:

– исследована ретроспектива развития уголовной ответственности за преступления экстремистской направленности в России;

– рассмотрены понятие, признаки и виды экстремизма в международном и зарубежном праве;

– проведено сравнительно-правовое исследование вопросов, связанных с установлением уголовной ответственности за преступления экстремистской направленности за рубежом, определены особенности противодействия;

– исследованы доктринально-правовые подходы, раскрывающие понятие, признаки и виды экстремизма;

– разработана теоретико-правовая концепция уголовно-правового противодействия экстремизму;

– проанализированы проблемы ответственности за преступления экстремистской направленности по действующему уголовному законодательству России, и разработаны предложения по совершенствованию соответствующих норм УК РФ и других нормативно-правовых актов, направленных на противодействие этим деяниям;

– обобщена судебно-следственная практика применения норм об ответственности за экстремистские преступления, и предложен проект авторской редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях экстремистской направленности»;

– определены основные направления современной уголовной политики в сфере противодействия экстремизму и проблемы совершенствования норм об ответственности за преступления экстремистской направленности;

дана криминологическая характеристика преступлений экстремистской направленности, на основе которой разработан и предложен проект Национальной концепции противодействия экстремизму в Российской Федерации.

Методологическую основу исследования составляет общий метод диалектического познания, дающий возможность объективно и всесторонне рассмотреть проблемы правовой оценки преступлений экстремистской направленности. В качестве специальных методов исследования диссертантом использован разнообразный научный инструментарий, включающий в себя множество приемов и методов, выбор которых обусловлен конкретными целями и задачами, поставленными в диссертации. Применялись методы анализа, синтеза, логико-юридический (догматический), сравнительно-правовой, историко-правовой, конкретно-социологический. В качестве частнонаучных методов выступили: интервьюирование, статистический метод, исследование судебно-следственной практики и другие методы, практикуемые в российской юридической науке и в отечественном правоведении в целом.

Теоретическую основу исследования составили труды ученых в области юриспруденции: В.М. Баранова, М.М. Бабаева, Д.Н. Бахраха, А.Г. Безверхова, Г.Н. Борзенкова, А.В. Брилиантова, Б.В. Волженкина, Я.И. Гилинского, Л.В. Головко, А.Я. Гришко, А.Р. Гюнтера, Г.В. Дашкова, В.В. Ершова, В.В. Есипова, А.И. Елистратова, А.А. Жижиленко, И.Э. Звечаровского, Б.В. Здравомыслова, Н.Г. Иванова, С.В. Изосимова, Л.В. Иногамовой-Хегай, М.А. Кауфмана, М.А. Кириллова, И.А. Клепицкого, В.В. Колесникова, А.А. Конева, Л.Л. Кругликова, А.П. Кузнецова, В.Д. Ларичев, Б.М. Леонтьева, С.П. Ломтева, Н.А. Лопашенко, В.П. Малкова, И.М. Мацкевича, А.М. Миньковой, А.В. Наумова, Б.С. Никифорова, В.Н. Орлова, А.А. Пионтковского, Т.Ю. Погосян, Ю.Е. Пудовочкина, С.В. Познышева, Т.Г. Понятовской, А.И. Рарога, Ф.М. Решетникова, Г.К. Рогинского, А.Я. Светлова, Ю.Н. Старилова, С.В. Степашина, М.С. Строговича, Н.С. Таганцева, А.Н. Трайнина, Ю.В. Трунцевский, И.М. Тяжковой, В.С. Устинова, Б.С. Утевского, Г.Н. Хлу-пиной, В.Ф. Цепелева, А.Ю. Чупровой, А.И. Чучаева, В.Е. Эминова, П.С. Яни, Б.В. Яцеленко и др.

Правовая основа исследования включает в себя памятники российского права и действующие нормативные правовые акты России (Конституция РФ, уголовное законодательство, другие законы и подзаконные акты, ведомственные нормативные акты), нормативные правовые акты зарубежных стран, а также международные источники в сфере противодействия преступлениям экстремистской направленности (многосторонние международные соглашения, договоры, конвенции и др.).

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили:

– статистические данные о состоянии преступлений экстремистской направленности в период с 2003 по 2013 год;

– статистическая отчетность ГИАЦ МВД России о регистрации отдельных видов преступлений;

– материалы 237 архивных уголовных дел в Нижегородской области, г. Москве, Республике Татарстан, Ставропольском крае, Краснодарском крае, Самарской области и других регионах в целях обобщения правоприменительной практики об ответственности за преступления экстремистской направленности;

– результаты интервьюирования 225 сотрудников правоохранительных органов Нижегородской области, г. Москвы, Ростовской области, Республики Дагестан, Ивановской области по вопросам квалификации преступлений экстремистской направленности, а также 82 осужденных за эти деяния, отбывающих наказание на территории Нижегородской области;

– данные интервьюирования по проблемам противодействия преступлениям экстремистской направленности 375 граждан, проживающих на территории Нижегородской области, г. Москвы, Республики Татарстан, Самарской области, Ростовской области и в других регионах;

– материалы, опубликованные в средствах массовой информации, определяющие достоверность и обоснованность выводов, сделанных в процессе исследования.

Научная новизна исследования определяется тем, что подготовленная диссертация представляет собой первое комплексное уголовно-правовое и криминологическое исследование преступлений экстремистской направленности, в котором предложена авторская концепция по определению круга исследуемой группы деяний с учетом особенностей их объекта и мотива преступного посягательства. На основе данной концепции разработаны дефиниции «экстремизм», «преступления экстремистской направленности» и обоснована необходимость их закрепления в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности».

Кроме того, в работе: а) изложено понятие уголовной политики в сфере противодействия экстремизму; б) предложена авторская система соответствующих деяний; в) приведены аргументы в пользу необходимости унификации норм уголовного законодательства об ответственности за экстремистские преступления в целях повышения эффективности противодействия этому явлению; г) обоснована позиция соискателя по вопросу криминализации новых составов преступлений экстремистской направленности; д) исследованы и предложены (посредством анализа элементов составов преступлений) механизмы, способные повысить качество уголовного законодательства в рамках противодействия преступлениям экстремистской направленности; е) разработаны криминологические механизмы предупреждения преступлений экстремистской направленности, в том числе определена необходимость подрыва экономических основ экстремистских организаций путем применения конфискации как иной меры уголовно-правового характера.

По результатам проведенного исследования предложены проекты нормативных правовых актов, направленных на повышение эффективности современного антиэкстремистского законодательства.

Основные положения, выносимые на защиту, отражающие в совокупности концептуальные особенности проводимого исследования.

С учетом новизны и значимости результатов проведенного исследования считаем целесообразным положения, выносимые на защиту, разделить на следующие группы.



1. Предложения теоретического характера, представляющие собой авторское видение развития доктрины уголовного права в сфере противодействия преступлениям экстремистской направленности.

1.1. Предложена авторская концепция, устанавливающая следующие критерии определения исчерпывающего перечня признаков, позволяющих идентифицировать преступления экстремистской направленности:

мотив (политическая, идеологическая, расовая, национальная или религиозная ненависть или вражда либо ненависть или вражда в отношении какой-либо социальной группы);

объект (общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности, нормального функционирования конституционного строя, сохранности мира и безопасности человечества).

1.2. Разработаны классификационные основы систематизации преступлений экстремистской направленности, основанные на авторской концепции:

– преступления, причиняющие вред общественным отношениям, обеспечивающим охрану общественной безопасности России (ст. 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, 206, 207, 208, 212 УК РФ);

– деяния, посягающие на общественные отношения, регулирующие нормальное функционирование конституционного строя Российской Федерации (ст. 239, 277, 278, 279, 280, 281, 282, 2821, 2822 УК РФ);

– деяния, наносящие ущерб общественным отношениям, обеспечивающим сохранение мира и безопасности человечества (ст. 357 УК РФ).

1.3. С учетом процессов глобализации и потребности в усилении международного сотрудничества в рамках противодействия экстремизму разработана дефиниция «международный экстремизм», под которым автор понимает состояние политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды, направленной на подрыв безопасности мирового сообщества в целом, характеризующейся совершением преступлений, содержащих в себе признаки экстремизма, а также транснациональной, организованной преступной деятельности.

1.4. Терроризм является наиболее радикальной формой проявления экстремизма, представляющей собой состояние насилия, направленного на устрашение населения в форме совершения преступлений, подрывающих общественную безопасность, конституционный строй, а также мир и безопасность человечества (ст. 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055 206, 208, 277, 278, 279, 360 УК РФ), выражающегося в воздействии на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями.

1.5. Предложено авторское определение уголовной политики в сфере противодействия экстремизму: это деятельность государственных и общественных объединений, которая включает в себя научно обоснованную разработку эффективных правовых механизмов, направленных на противодействие экстремизму, выражающихся в реализации комплекса специально-политических и экономико-правовых мер, основанная на принципах законности, справедливости и неотвратимости ответственности.

1.6. Излагается авторское понятие унификации норм, регламентирующих ответственность за преступления экстремистской направленности, представляющей собой разновидность систематизации путем сокращения этих норм, через обеспечение определенного их тождества, в первую очередь, основанного на особенностях объекта посягательства (общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности, нормального функционирования конституционного строя, сохранности мира и безопасности человечества) и мотивации преступного поведения (совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), в целях приведения их к единообразию и повышения эффективности их применения.

1.7. Основной причиной экстремизма является социальная напряженность общества, возникшая в результате происходящих политических и социально-экономических реформ и кризисов, усиливающаяся специфическим геополитическим положением и полиэтническим составом населения России.

1.8. Субъекты основной массы экстремистских преступлений обладают определенными особенностями, которые в общем виде выражаются в том, что: это лица в возрасте от 14 до 30 лет с низким образовательным и культурным уровнем, не имеющие постоянного источника дохода и общественно значимых интересов, что и предопределяет наличие достаточного объема свободного времени, сил, энергии в целях криминальной самореализации, основанной на политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной мотивации.



2. Предложения технико-юридического характера, включающие в себя положения по совершенствованию норм, закрепленных в действующем законодательстве.

2.1. В целях повышения эффективности противодействия преступлениям экстремистской направленности обоснована необходимость закрепления на законодательном уровне в рамках ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» дефиниций «экстремизм» и «преступления экстремистской направленности».



Экстремизм – это состояние преступной политической борьбы, направленной на подрыв общественной безопасности, конституционного строя, мира и безопасности человечества, основанной на политических, идеологических, расовых, национальных и религиозных мотивах.

Преступления экстремистской направленности – это деяния, направленные на подрыв общественной безопасности, конституционного строя, мира и безопасности человечества, основанные на политических, идеологических, расовых, национальных и религиозных мотивах, предусмотренные статьями 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, 206, 207, 208, 212, 239, 277, 278, 279, 280, 281, 282, 2821, 2822 и 357 УК РФ.

2.2. Сформулирована авторская редакция примечания 1 к статье 2821 УК РФ следующего содержания: «Под преступлениями экстремистской направленности в настоящем Кодексе понимаются преступления, предусмотренные статьями 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055, 206, 207, 208, 212, 239, 277, 278, 279, 280, 281, 282, 2821, 2822, 357 УК РФ».

2.3. Предлагается предусмотреть особо квалифицированный состав преступления в ст. 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», выражающийся в его совершении с использованием экстремистских материалов или сети Интернет; отнести данное деяние к категории тяжких.

2.4. Обосновывается позиция, в соответствии с которой экстремистское сообщество следует рассматривать как самостоятельную разновидность преступного сообщества, в связи с чем предлагается исключить из диспозиции статьи 2821 УК РФ словосочетание «то есть организованной группы лиц».

2.5. Существующая законодательная формулировка примечания 1 к статье 2821 УК РФ не содержит в себе правовых оснований для освобождения виновного лица от уголовной ответственности в случае его деятельного раскаяния. В этой связи предлагается исключить соответствующие примечания из статей 2821 и 2822 УК РФ, а в случаях деятельного раскаяния применять положения статьи 75 УК РФ.

2.6. Для группы преступлений экстремистской направленности предлагается ввести следующий квалифицирующий признак – «совершение преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление экстремистской направленности».

2.7. В целях подрыва экономических основ экстремизма предлагается дополнить часть 1 статьи 1041 УК РФ пунктом «д» следующего содержания: «…денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений экстремистской направленности или направленных на их финансирование».

2.8. В Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» предлагается внести следующие изменения:

п. 10 изложить в следующей редакции: «К лицам, использующим свое служебное положение, относятся, в частности, должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, а также иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ, использующие свои полномочия для совершения преступлений экстремистской направленности. При этом к использованию служебных полномочий в том числе относится и оказание влияния, исходя из значимости и авторитета занимаемой ими должности, на других лиц в целях выполнения ими действий, направленных на совершение данной группы преступлений»;

– дать разъяснение следующим терминам: «социальная группа» – это группа, отличающаяся от посягателей по признакам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной принадлежности, что и явилось причиной противоправного (преступного) поведения; «экстремистская мотивация» – полное отрицание оппонентов (потерпевших) по признакам их политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной принадлежности, выражающееся в посягательствах или уничтожении оппонентов в процессе совершения преступлений экстремистской направленности;

– применительно к составу преступления, закрепленному в статье 280 УК РФ, считать минимальным количественным критерием призываемых – не менее двух человек;

– признавать ранее судимыми за совершение преступлений экстремистской направленности в том числе и лиц, ранее осужденных за данные деяния на территории других государств – участников международных конвенций по борьбе с экстремизмом, судимость у которых не снята или не погашена в установленном законом порядке.

2.9. Предлагается откорректировать положения ряда нормативных правовых актов:

– пункт 4 статьи 1 раздела 3 Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года целесообразно изложить в следующей редакции: «Дифференциация содержания осужденных в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, поведения во время отбывания наказания, криминального опыта (раздельное содержание впервые осужденных к лишению свободы и ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы, а также лиц, совершивших преступления экстремистской направленности, расширение оснований направления в колонию-поселение, с одной стороны, и перевода на тюремный режим – с другой)»;

– часть 4 статьи 73 УИК РФ изложить в следующей редакции: «Осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 1271, статьями 205–206, 208–211, 275, 277–279, 281, 2821, 2822, 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также за совершение иных деяний, посягающих на общественную безопасность, конституционный строй России, мир и безопасность человечества, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы».

3. Положения перспективного характера.

3.1. С учетом мотивов и целей совершения преступлений экстремистской направленности, определяющих спектр нарушаемых общественных отношений, находящихся под охраной Уголовного кодекса России, предлагается криминализировать в качестве самостоятельных составов следующие разновидности террористического акта как наиболее радикальной и общественно опасной формы экстремизма с закреплением их в соответствующих главах УК РФ:

в главе 29 УК РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» предусмотреть статью 2781 «Антиконституционный террористический акт»;

в главу 34 УК РФ «Преступления против мира и безопасности человечества» ввести статью 3601 «Международный террористический акт».

3.2. Обоснована криминализация и предложена редакция следующего самостоятельного состава преступления, с закреплением его в статье 2823 УК РФ «Экстремистское посягательство на личность».

3.3. В целях повышения пенитенциарной профилактики экстремизма предлагается создание специальных исправительных учреждений либо участков для лиц, осужденных за совершение преступлений экстремистской направленности.

3.4. В целях повышения эффективности борьбы с экстремизмом разработан авторский проект Национальной концепции противодействия экстремизму в Российской Федерации.

Теоретическая значимость диссертационного исследования. Сформулированные в работе положения и выводы представляют собой результат комплексного уголовно-правового и криминологического анализа преступлений экстремистской направленности и ориентированы на создание эффективного механизма противодействия экстремизму в рамках систематизации и унификации современного антиэкстремистского законодательства.

В работе предлагается авторская трактовка таких основополагающих категорий, как экстремизм, международный экстремизм, терроризм, преступления экстремистской направленности, социальная группа, уголовная политика в сфере противодействия экстремизму, унификация норм, регламентирующих ответственность за преступления экстремистской направленности. К основным достижениям соискателя, свидетельствующим о его вкладе в уголовно-правовую и криминологическую науку, можно отнести разработанную им концепцию, включающую в себя критерии, позволяющие определить исчерпывающий круг преступлений экстремистской направленности, а также разработанные на основе результатов проведенного исследования проекты нормативных правовых актов уголовно-правового и криминологического характера.



Практическая значимость работы состоит в том, что изложенные в ней положения и выводы содержат в себе предложения по совершенствованию соответствующих норм действующего уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», а также положений Постановлений Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях экстремистской направленности» и «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» в целях выработки механизма единообразного их применения.

Выработанные предложения могут быть использованы:

– в законотворческой деятельности по совершенствованию действующего законодательства, направленного на противодействие экстремизму;

– при подготовке разъяснений Верховным Судом РФ и совершенствовании положений ведомственных нормативных актов;

– в деятельности правоохранительных органов, осуществляющих противодействие экстремизму;

– при подготовке и переподготовке сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с экстремизмом;

– в ходе изучения курсов «Уголовное право (Часть Особенная)», «Криминология», «Уголовно-исполнительное право»;

– в научно-исследователь­ской деятельности – при дальнейшем изучении уголовно-правовых и криминологических проблем экстремизма.



Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли свое отражение в 47 опубликованных работах автора общим объемом 48,14 п. л., среди которых три монографии, научные статьи, в том числе изданные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации. В процессе подготовки исследования соискатель принял участие в 23 международных, девяти всероссийских, семи межвузовских и одной межрегиональной конференциях, в рамках которых были представлены и апробированы основные положения диссертации.

Результаты проведенного исследования, основанные на них выводы, положения, предложения и рекомендации прошли апробацию во время выступлений на научно-практических семинарах, межвузовских и региональных конференциях, при проведении занятий (лекционных и семинарских) по уголовному, уголовно-исполнительному праву и криминологии в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Нижегородская академия МВД России» и Приволжском филиале Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия». Результаты диссертационного исследования внедрены в деятельность Нижегородского областного суда, Следственного комитета по Нижегородской области, ГУ МВД по Нижегородской области, о чем имеются соответствующие акты внедрения.

Основные положения проведенного диссертационного исследования рецензировались и обсуждались на кафедре уголовного и уголовно-исполнительного права Федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Нижегородская академия МВД России» и на кафедре уголовного права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования и состоит из введения, трех разделов, объединяющих шесть глав, четырнадцать параграфов, а также заключения, библиографического списка и приложения.

Объем и структура диссертационного исследования соответствуют нормативным требованиям, предъявляемым Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, проанализирована степень ее научной разработанности, определены цель и задачи, объект и предмет исследования, методика его проведения, сформулированы положения, выносимые на защиту, продемонстрирована научная новизна полученных результатов, их теоретическое и практическое значение, приведены сведения о структуре работы.

Первый раздел «Меры противодействия преступлениям экстремистской направленности в российском, международном и зарубежном законодательстве: ретроспективный и сравнительно-правовой анализ» включает в себя две главы, состоящие из четырех параграфов.

Первая глава «Отечественное уголовное законодательство об ответственности за преступления экстремистской направленности: ретроспективный анализ» состоит из двух параграфов, в которых исследуется история развития норм отечественного законодательства об ответственности за экстремистские преступления.

Первый параграф «Развитие норм российского уголовного законодательства об ответственности за преступления экстремистской направленности в период до Октября 1917 года» посвящен анализу гносеологических, социальных и правовых оснований возникновения уголовно-правового запрета на совершение деяний, содержащих в себе признаки экстремизма.

На основе проведенного исследования автор выделяет несколько этапов становления и развития соответствующих норм:



а) первый этап характеризуется неразвитостью уголовно-правовых средств регулирования ответственности за экстремистские преступления и отсутствием их системы (Псковская судная грамота, Русская Правда);

б) второй этап связан с укреплением российской государственности и появлением первых кодифицированных актов (Судебник 1497 г., Судебник 1550 г., Соборное уложение 1649 г.), содержащих в себе нормы, запрещающие экстремистские проявления и очерчивающие круг соответствующих деяний;

в) третий этап ознаменован реформаторской деятельностью Петра I, в том числе в сфере регулирования уголовно-правовых отношений. Артикул воинский и Морской устав Петра I, пришедшие на смену Соборному уложению 1649 года, характеризовались ужесточением ответственности за экстремистские преступления, посягающие на безопасность государства;

г) четвертый этап связан с формированием правовых основ противодействия преступлениям экстремистской направленности как на внутригосударственном (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, Уголовное уложение 1903 г.), так и на международном уровнях.

Во втором параграфе «Развитие норм уголовного законодательства об ответственности за преступления экстремистской направленности в советский и постсоветский периоды» осуществлен ретроспективный анализ норм отечественного законодательства в указанные исторические периоды, на основе которого выделены самостоятельные этапы развития национального антиэкстремистского законодательства;

д) пятый этап отличается тем, что он протекал в условиях формирования и становления советского уголовного законодательства (УК РСФСР 1922, 1926, 1960 гг.);

е) шестой (современный) этап характеризуется наличием развитого законодательства, регламентирующего ответственность за преступления экстремистской направленности (УК РФ, Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О противодействии экстремистской деятельности» и др.).

Исследование истории развития норм об ответственности за преступления экстремистской направленности в России показало, что негативным фактором, влияющим на эффективность противодействия этим общественно опасным деяниям, на всех исторических этапах являлось отсутствие четкого их понятия и признаков, позволяющих идентифицировать их и отличать от смежных общественно опасных деяний.

В результате изучения этапов становления законодательства в рассматриваемой сфере соискателем сделан вывод о том, что эффективность борьбы с изучаемым явлением зависит не только от применения классических видов уголовных наказаний, но и от карательных экономических мер, в качестве одной из которых должна выступать конфискация имущества. В этой связи предложена авторская редакция части 1 статьи 1041 УК РФ.

Во второй главе «Современное состояние международного и зарубежного законодательства об ответственности за преступления экстремистской направленности» проводится анализ международного и зарубежного права, устанавливающего ответственность за исследуемую группу деяний.

Первый параграф «Экстремизм как конвенциональное преступление» посвящен рассмотрению существующих международно-правовых актов, затрагивающих вопросы борьбы с экстремизмом, на основе изучения которых высказывается предложение об унификации российского уголовного законодательства с международными источниками права по вопросам противодействия экстремизму. В этих целях предлагается максимально подчинить и сделать подконтрольными только международному праву все действия государств, направленные на борьбу с преступлениями экстремистской направленности, и выработать на международном уровне дефиницию «международный экстремизм», включающую в себя следующие концептуальные признаки.

Во-первых, транснациональный организованный характер деятельности экстремистских организаций, присутствующих на территориях нескольких государств и совершающих такие наиболее радикальные преступления экстремистской направленности, как захват заложников и террористические акты (например, Международная конвенция о борьбе с захватом заложников; Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом; Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма).

Во-вторых, ввиду транснационального характера деятельности экстремистов, мировым сообществом признано, что экстремизм представляет угрозу не только для безопасности конкретных государств, но и для всего мира в целом (например, Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма; Резолюция Генеральной Ассамблеи «Права человека и терроризм»; Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации).

В-третьих, на международном уровне признано наличие специфической мотивации, характерной для исследуемой группы преступлений. Это политическая, расовая, национальная, религиозная ненависть или вражда (например, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации; Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений; Резолюция ООН «Недопустимость определенных видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости»).

Также предлагается в рамках универсального принципа действия уголовного закона в пространстве относить к категории лиц, ранее судимых, субъектов, имеющих судимость за совершение преступлений экстремистской направленности по законодательству зарубежных государств, являющихся участниками международных соглашений по борьбе с экстремизмом.



Второй параграф «Зарубежное законодательство об ответственности за преступления экстремистской направленности: особенности противодействия» посвящен анализу опыта зарубежных государств в борьбе с экстремизмом.

Проанализировав зарубежные источники, автор посчитал необходимым классифицировать законодательные решения, закрепленные в нормативных правовых актах иностранных государств, по признакам, отличающим их уголовно-правовую базу от уголовного законодательства России:

государства, содержащие в своих УК дефиницию «экстремизм» (Узбекистан);

страны, принявшие самостоятельные нормативные правовые акты, непосредственно направленные на противодействие экстремизму (Республика Беларусь, Англия, США);

государства, предусматривающие применение дополнительных экономических санкций (штраф, конфискация) за совершение преступлений экстремистской направленности (Франция, США, Узбекистан, Таджикистан);

страны, допускающие применение дополнительных неэкономических санкций за совершение экстремистских преступлений (Франция – временное лишение политических, гражданских, семейных прав; Казахстан и Таджикистан – лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью);

государства, исходящие из того, что экстремизм представляет угрозу для мира и безопасности человечества (Беларусь, Азербайджан);

страны, рассматривающие экстремизм как угрозу экономической безопасности (Китай);

государства, содержащие самостоятельные главы (разделы), посвященные преступлениям экстремистской направленности (Грузия, Франция);

страны, законодатели которых идут по пути расширения круга субъектов исследуемых деяний (Франция, США).

Анализ зарубежного антиэкстремистского законодательства позволяет констатировать:

во-первых, сравнение национальных и зарубежных антиэкстремистских норм свидетельствует о том, что проблема противодействия экстремизму существует не только в России, но и за рубежом и заключается не столько в дефекте законодательства, сколько в дефекте его применения. Даже наиболее удачно сформулированная норма может оказаться неэффективной без ее последовательной реализации, опосредованной жесткой политической волей органов власти;

– во-вторых, наличие значительного массива специального законодательства в исследуемой области и положительный опыт его применения в ряде зарубежных государств свидетельствуют о необходимости заимствования отдельных правовых положений и их имплементации в российское законодательство.

Проведенное исследование достижений зарубежной уголовно-правовой мысли позволяет при изложении авторской концепции в рамках совершенствования антиэкстремистского законодательства учесть наиболее позитивные нормативные установления, получившие надежную апробацию в правоприменительной практике соответствующих стран, и предложить следующее:

1) с учетом мотива и целей совершения преступлений экстремистской направленности, определяющих спектр нарушаемых общественных отношений, находящихся под охраной Уголовного кодека России, представляется целесообразным криминализировать в качестве самостоятельных составов преступлений новые разновидности террористического акта как наиболее радикальной формы экстремизма с закреплением их в следующих главах:

а) в главе 29 УК РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» предусмотреть статью 2781 «Антиконституционный террористический акт» в следующей редакции:

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих угрозу гибели лица, занимающего государственную должность Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации конституционного строя Российской Федерации и подрыва авторитета государственной власти, либо воздействия на принятие решений государственными органами, либо воспрепятствования политической или иной общественной деятельности, либо из мести за такую деятельность, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях, –

Наказывается…(особо тяжкое преступление).

2. Те же деяния:

совершенные группой лиц по предварительному сговору либо повлекшие причинение значительного имущественного ущерба, –

наказываются…(особо тяжкое преступление).

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены лицом, ранее осужденным за совершение преступлений экстремистской направленности;

б) совершены организованной группой либо повлекли наступление иных тяжких последствий;

в) повлекли умышленное причинение смерти лицу, занимающему государственную должность Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, –

наказываются… (особо тяжкое преступление).

Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке антиконституционного террористического акта, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления антиконституционного террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления;

б) в главу 34 УК РФ «Преступления против мира и безопасности человечества» предлагается включить статью 3601 «Международный террористический акт», изложив ее в следующей редакции:



1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих угрозу гибели лица, являющегося представителем иностранного государства или международной организации, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации международной безопасности, провокации международных осложнений или войны, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях –

наказывается… (особо тяжкое преступление).

2. Те же деяния:

совершенные группой лиц по предварительному сговору либо повлекшие причинение значительного имущественного ущерба, –

наказываются… (особо тяжкое преступление).

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены лицом, ранее осужденным за совершение преступлений экстремистской направленности;

б) совершены организованной группой либо повлекли наступление иных тяжких последствий;

в) повлекли умышленное причинение смерти лицу, являющемуся представителем иностранного государства или международной организации, –

наказываются… (особо тяжкое преступление).

Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке международного террористического акта, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления антиконституционного террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.


следующая страница >>