Проблемы защиты гражданских информационных прав ребенка в республике таджикистан - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа судебно-правовой реформы в республике таджикистан на 2011-2013... 1 149.91kb.
Викторина ко Дню Защиты прав человека 1 65.42kb.
Закон Республики Казахстан от 8 августа 2002 года n 345-ii о правах... 1 302.57kb.
Отчет по реализации орхусской конвенции в республике таджикистан... 2 581.66kb.
О проведении Всемирного дня защиты прав потребителей 1 21.31kb.
15 марта – Всемирный день защиты прав потребителей о работе «горячей... 1 40.36kb.
О всемирном Дне защиты прав потребителей 1 22.23kb.
План проведения информационных встреч с молодежью г. Березовка на... 1 57.78kb.
15 марта Всемирный день защиты прав потребителей 1 29.91kb.
Закон республики таджикистан о принятии Уголовного кодекса Республики... 6 3515.48kb.
15 марта 2013 года Всемирный день защиты прав потребителей 1 23.65kb.
A. M. Шаммазов, Б. Н. Мастобаев (угнту), А. Е. Сощенко 1 131.12kb.
- 4 1234.94kb.
Проблемы защиты гражданских информационных прав ребенка в республике таджикистан - страница №2/5


1. 2. Обязательства родителей по воспитанию ребенка и пресечению распространения вредоносной информации
Родители всегда стремятся воспитывать и обучать детей так, чтобы можно было гордиться ими и чтобы они оставили добрый след на земле. Все эти мечты можно реализовать, если родители с момента рождения ребенка исполняли свои обязанности и оберегали своего ребенка от вредоносной информации. Пресечением распространения такой информации формируются нравственные убеждения и жизненная позиция человеческой личности. От того, как складываются отношение в семье, во многом зависит эффективность мер по обеспечению информационной безопасности ребенка. Как справедливо отмечает М. З. Рахимов, воспитание ребенка во все времена было ответственным отношением. От того, как складываются отношения в семье, во многом зависит установка детей на отношение с другими людьми. Ответственное отношение к учебе, физической подготовки и интеллектуальной деятельности коррелирует с отсутствием серьезных конфликтов среди родителей. Безответственное отношение является следствием конфликтов в отношениях между родителями1.

В РТ нормативно  правовыми актами, регулирующими отношения родителей с детьми и устанавливающими условия и порядок ответственности за неисполнение родительских обязательств, являются ГК РТ2, СК РТ3, Закон РТ «Об ответственности родителей за обучение и воспитание детей», Кодекс РТ об административных правонарушениях1 и УК РТ2.

Одной из важнейших задач семьи является создание наилучших условий для стабильного развития и всестороннего воспитания детей. Это обязательство возлагается на родителей. Очевидно, что дети способны стабильно воспитываться и развиваться только в окружении семьи. Ведь, как справедливо отмечает А. Н. Левушкин, естественной средой жизнедеятельности ребенка является семья3. В связи с этим родители несут обязательства по надлежащему воспитанию и развитию ребенка. Право участия в решении вопроса о воспитании детей в основном реализуется в следующих формах: воспитание ребенка, правильное именование его с учетом национальных традиций и ценностей, определение места его жительства и т.д. Все эти заботы и усилия связаны с созданием семьи. При этом качество брака зависит от того, как семья выполняет свои основные функции, которые соответствуют базовым потребностям человека. Эти функции следующие: экономическая (удовлетворение физических, материальных потребностей), репродуктивная (рождение и воспитание детей), эмоциональная (принятие, любовь), социально  статусная (образование, приобретение места в социальной иерархии, развитие чувства долга, социальная адаптация), духовное совершенствование (раскрытие личностного потенциала). Семья благополучна, если осуществляются все эти функции. Неблагополучной считается семья, в которой не реализуется хотя бы одна из функций. Данная оценка соответствует нашим представлениям о семье и брачном союзе между супругами. В условиях глобализации эти ценности не должны подвергаются сомнению. Именно поэтому в своем выступлении Президент РТ Эмомали Рахмон отметил, что семья, школа и общество вместе со СМИ должны иметь достаточную силу сопротивления, с тем чтобы предотвратить проникновение негативных проявлений чужих культур в нашу среду и не допускать их распространения в нашем обществе среди подростков, молодежи и не отравлять их разум и мировоззрение. Здесь можно говорить не только о внешнем виде наших детей, то есть одежде, этикете и поведении, но и о национальном мировоззрении и их духовной убежденности, что в современных условиях имеет важное значение.1

Надо отметить, что наряду с родителями обязательства по воспитанию ребенка несут и другие лица, которые на основе договора оказываю возмездную воспитательскую услугу. Механизм заключения таких договоров СК РТ не предусматривает, но в свою очередь не исключает заключения таких договоров. Например, физическое лицо, которое воспитывает ребенка на основе договора (воспитательница) или лечит его, может быть субъектом в данном случае. Это лицо обязано обучать и воспитывать несовершеннолетнего в том случае, если между ним и его родителями заключается договор, и на основе этого договора ребенок будет обучаться и воспитываться, а также находиться под надзором данного лица в течение определенного времени1.



Одним из предметных направлений обязательств родителей по воспитанию ребенка заключается в том, что они должны следить за тем, чтобы дети не имели доступа к информации, наносящей вред их физическому и интеллектуальному развитию. Речь идет о вредоносной информации. Это такая информацию, которая наносит вред устойчивому физическому и интеллектуальному развитию ребенка. К ней можно отнести информацию, содержащую сведения о насилии, экстремизме, возбуждающую ненависть, а также информацию порнографического характера и т.д. Обобщив результаты своих исследований по этому вопросу, И.Л. Бачило предлагает следующее определение вредоносной информации: вредоносная информация – это информация, не являющаяся конфиденциальной, но обусловливающая необходимость охраны и защиты прав и законных интересов личности, общества и государства в силу возможного вреда, который нанесет этим субъектам ее оборот (производство – распространение - применение)2. Аналогичным образом определяет понятие вредоносной информации К.Д. Рыдченко3.

Данное понятие зафиксировано в Федеральном законе РФ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В соответствии со ст. 2 указанного закона, информация, причиняющая вред здоровью и развитию детей – это информация (в том числе содержащаяся в информационной продукции для детей), распространение которой среди детей запрещено или ограничено в соответствии с настоящим законом.4Согласно данному закону, к информации, запрещенной для распространения среди детей, относится следующая информация: 1) побуждающая детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и здоровью, в том числе к причинению вреда своему здоровью, самоубийству;  2) способная вызвать у детей желание употребить наркотические средства, психотропные и одурманивающие вещества, табачные изделия, алкогольную и спиртосодержащую продукцию, пиво и напитки, изготавливаемые на его основе, принять участие в азартных играх, заниматься проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством;  3) обосновывающая или оправдывающая допустимость насилия и (или) жестокости либо побуждающая осуществлять насильственные действия по отношению к людям или животным;  4) отрицающая семейные ценности и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи;  5)оправдывающая противоправное поведение; 6) содержащая нецензурную брань; 7) содержащая информацию порнографического характера. 

К сожалению, в законодательстве РТ не определяется данное понятие. По нашему мнению на основе существующих подходов к проблеме и авторского подхода можно сформулировать следующее определение вредоносной информации: вредоносная информация – это социально  опасная информация, распространение которой вредно для физического и интеллектуального развития ребенка.

Анализ детско  родительских правоотношений по законодательству РТ показывает особый правовой статус родителей, вызванной взаимным дополнением частно  правового и публично  правового регулирования семейных отношений. Таким образом, родители имеют следующие права по обучению и воспитанию детей:

 защищать права и интересы детей;

 выбирать формы, виды и методы обучения и образовательные учреждения, независимо от их организационно  правовых форм, при условии, что эти формы, виды и методы не влияют отрицательно на состояние физического и интеллектуального развития детей;

 принимать участие и содействовать в процессе обучения и воспитания, в том числе в контроле над уровнем качества обучения и успеваемости ребенка, в дошкольных и общеобразовательных учреждениях;

 знакомиться с процессом обучения и воспитания, содержанием обучения, посещаемостью, уровнем и качеством успеваемости ребенка;

 реализовывать другие права, установленные законодательством РТ.

Родители имеют следующие обязанности по воспитанию детей:

 дать ребенку достойное имя в соответствии с национальными ценностями;

 создавать условия для охраны здоровья, физического, духовного, нравственного и морального формирования ребенка;

 готовить ребенка к самостоятельной жизни;

 уважать честь и достоинство детей и не допускать в отношении их жестокого обращения;

 обеспечивать, невзирая на пол, возраст, интеллектуальное, физическое и психическое состояние ребенка, равное отношение к нему;

 предотвращать антиобщественные поступки детей, их грубое отношение к окружающим, нарушение ими общественного спокойствия, сквернословие и грубое поведение на улицах, проспектах, площадях, местах досуга, в транспорте, общежитиях, по месту жительства и в других общественных местах, а также вредительство детей в отношении окружающей среды;

 запрещать детям дошкольного возраста и детям, обучающимся в общеобразовательных, начальных и средних профессиональных учреждениях образования, независимо от организационно  правовых форм, приносить и использовать мобильные телефоны;

 запрещать детям просмотр порнографических фильмов и фильмов, содержащих насилие, экстремистские и террористические проявления;

 запрещать детям чтение и распространение электронных записей (в том числе посредством мобильных телефонов), книг, листовок, газет, журналов и других печатных материалов, содержащих порнографию, насилие, экстремизм и терроризм;

 не привлекать детей к предпринимательской деятельности и купле  продаже, за исключением случаев, которые разрешены законодательством РТ;

 запрещать детям делать надписи, загрязнять и наносить вред в общественных местах;

 не допускать поломку и осквернения со стороны детей оград, надгробных камней, памятников, бюстов, мест погребения и других оформлений надгробий на кладбищах и историко  культурных местах;

выполнять другие обязанности, предусмотренные законодательством РТ.

При обучении детей на родителей возлагаются следующие обязанности:

 создавать условия для детей до шести лет для получения дошкольного обучения и воспитания;

 обеспечивать детей необходимыми школьными принадлежностями и создавать соответствующие условия для их обучения;

 быть в курсе состояния своих детей, обучающихся и воспитывающихся в школах  интернатах и других специализированных учреждениях, независимо от организационно  правовой формы, сотрудничать с ними и контролировать процесс их обучения и воспитания;

 контролировать освоение знаний и участие детей в процессе обучения, систематически сотрудничать с педагогами, персоналом и руководством образовательного учреждения по вопросам обучения и воспитания детей;

выполнять другие обязанности, предусмотренные законодательством РТ.

В соответствии с действующим законодательством РТ в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по обучению и воспитанию детей, родители и педагог привлекаются к юридической ответственности. Так, например, гражданка М. К. была признана судом виновной по ст. 90 КоАП РТ и привлечена к административному штрафу в размере одного показателя для расчетов. Ее несовершеннолетний сын М. Ш. задержан сотрудниками милиции, когда тот намеревался посетить мечеть во время пятничной молитвы.

Законом не допускается участия детей в деятельности религиозных объединений, за исключением детей, официально обучающихся в религиозных учреждениях.1

В соответствии со ст. 64 СК РТ защита прав и интересов несовершеннолетних детей (в том числе и информационных) возлагается на их родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий. Родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей.

Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении своих прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство детей обращение или злоупотребление со стороны родителей, эксплуатацию ребенка. Родители, осуществляющие свои родительские права и обязанности в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке (ст.65 СК РТ). Как вытекает из рассмотренного судом дела, гражданин М. Н. прожил с гражданкой К. Г. в гражданском браке 4 года. У них от совместной жизни родился ребенок. Однако он не проявляет к своему сыну отцовскую заботу и материально его не обеспечивает, своевременно не оплачивает алименты. Истица К. Г. обоснованно просит суд лишить гражданина М. Н. родительских прав1. Ведь нарушение родительских обязательств влечет последствия применения обременительных санкций.

Обязательство родителей по воспитанию ребенка и пресечению распространения вредоносной информации начинается с его рождения и продолжается до совершеннолетия ребенка. Оно заключается в обеспечении ребенка всеми необходимыми благами для его формирования и развития. В данном случае были нарушены информационное право ребенка в виде не исполнение обязанности по воспитанию ребенка, поскольку не уплата алиментов так же означает, что родители не участвуют в процессе воспитание своих детей.

Таким образом, обязательства родителей по воспитанию ребенка имеет информационную сущность. Оно выражается в устойчивом духовном воздействии на физическое и интеллектуальное развитие ребенка в целях подготовки ее к общественно  полезной деятельности. Этим понятием обозначается сложное правоотношение, участники которого соединены между собой взаимными правами и обязанностями в сфере личных неимущественных и имущественных отношений, возникающих на основании родства, заключения брака, усыновления и иных юридических фактов, лежащих в основе семейных правоотношений. Из смысла ст. 34 Конституции РТ, ст. 63 СК РТ и ст. 5 КПР непосредственно вытекает, что данное обязательство  это информационное правоотношение, содержание которого составляет обязанность одной стороны быть во время обсуждения вопросов школьной жизни, спортивных мероприятий, просмотра телевизионной передачи и иных бытовых тем, интересным родителем своего ребенка. Озабоченность по поводу воплощения прав ребенка в действительность требует этого.

Обязательства родителей по воспитанию ребенка располагает огромным информационным потенциалом, однако важнейшим компонентом является непосредственно внутрисемейные отношения, которые обладают характеристиками, делающими семейное воспитание (разумеется, в рамках нравственно здоровой семьи) наиболее адекватной формой формирования человеческой личности. «В хорошей семье,  писал В. А. Сухомлинский,  где мать и отец живут в согласии, где господствует чуткие отношение к слову, к мысли и чувствам, к взгляду, еле заметному оттенку настроения, в отношениях добра и согласия, взаимной помощи и поддержки, духовного единства и щедрости, доверия и взаимного уважения родителей, перед ребенком раскрывается все то, на чем утверждается его вера в человеческую красоту, его душевное спокойствие, равновесие, его непримиримость ко всему аморальному, антиобщественному».1 Следовательно, хорошая семья  это, прежде всего такая социальная среда, связанная взаимными правами и обязанностями в сфере личных отношений, где ребенок не только рождается, получает все необходимое, где он чувствует себя защищенным, но и становится человеческим личностью.

Однако в хорошей семье духовное единство и взаимное уважение создается также на основе соблюдения обычаи, традиций и религиозных норм. Нельзя недооценивать их социализирующую, обязывающую к должному поведению роль. Ведь регулятором личных отношений в семье в значительной мере является именно реакция со стороны социальной среды, что воздействует на семью. Поэтому наравне с позитивным правом, нормы морали, нравственности, традиций, обычаи и религиозные нормы обладают мощью воздействия на формирование поведения членов семьи. Поэтому для исследования вопросов надлежащего обеспечения обязательств родителей в семье необходимо комплексный подход.

Комплексный подход к пресечению распространения вредоносной информации специфическим образом проявляется во взаимодействии правовых и религиозных норм при регулировании обязательств родителей по воспитанию ребенка. Нормы морали и нравственности, традиции и обычаи, религиозные нормы атрибутивны этим отношениям, что не исключает трансформации данных социальных регуляторов в правовые нормы путем включения их в законодательство РТ. Тем не менее, необходимо выработать программу борьбы с распространением вредоносной информации. В рамках указанной программы следует указать следующие направления деятельности: создание «горячей линии» по выявлению в сети Интернет вредоносной информации; разработка правовых норм и правил саморегулирования, направленных на обеспечение защиты прав ребенка в сети Интернет; осуществления просветительской деятельности в целях ознакомления детей и родителей с опасностями информационной среды; проведение тематических занятий с детьми старшего возраста «Мои права и обязанности»; разработка и внедрение систем фильтрации Интернет  контента, осуществляющих фильтрацию (отсеивание) вредоносной информации.

1.3.Основные источники правосубъектности ребенка в информационной сфере
Для характеристики правосубъектности ребенка в гражданских информационных правоотношениях особое значение имеет исследование вопросов об источниках. Каждый правовая норма, регулирующая информационную деятельность, направлена на защиту прав и интересов граждан, и в том числе ребенка.

Г.Ф. Шершеневич писал, что источником права следует считать «формы выражения положительного права, которые имеют значение обязательных средств ознакомления с действующим правом».1

В советское время юридической наукой под источниками права чаще всего понимали форму выражения правила, сообщающую ему качество правовой нормы;2 «резервуар», в котором пребывают юридические нормы;3 форму установления и выражения правовых норм4 и т. д.

Однако понятие «источники права» может использоваться в трех значениях. Первое – как источник права в материальном смысле. К этим источникам относятся объективные факторы, «порождающие» право как социальное явление, т. е. то, что стало причиной образования права. В качестве таких факторов выступают духовные и материальные аспекты жизни общества, природа вещей, объекты материальной реальности, человек и воля законодателя. То есть в данном случае речь идет об источнике права в материальном смысле этого слова. Второе – источник права в идеологическом смысле (различные правовые учения и доктрины, правосознание и т. д.). Третье – «формальный источник права». В этом значении имеется в виду форма внешнего выражения содержания действующего права. При этом понятие источника права связывают и с непосредственной деятельностью уполномоченных органов государства по формированию права, приданию ему формы законов, указов, постановлений и других нормативно – правовых актов. Поэтому в учебнике теории государства и права предусмотрено, что «источниками права являются официальные государственные документы, в которых закрепляются юридические нормы».1

На наш взгляд, источники правового регулирования защиты гражданских информационных прав ребенка делятся на национальные и международные правовые акты.

В дореволюционном Таджикистане основным источником регулирования этих вопросов считался шариат. Нормы шариата, по мнению Ш. Азимова, были заложены в священной книге мусульман Коране, сунне (предание), фатве (решение, приговор), адате (обычное право).2

Правовая защита матери и ребенка была отражена также в таких источниках мусульманского права, как: «Хидоя», «Шархи викоя», «Мухтасарул викоя» и других. По шариату, рождение здорового ребенка, его обеспечение, воспитание и доведение до зрелого возраста в полном здравии, умственном и физическом, является божьим долгом отца и матери, а выполнение такой ответственной задачи невозможно без защиты их прав. Поэтому по шариату для защиты прав матери и ребенка в любых социальных условиях предусмотрена определенная правовая защита. В целом, в здоровых и благополучных семьях, где содержание и воспитание детей было поставлено на соответствующем уровне, вряд ли возникал вопрос об их правовой защите.1 Конечно же не возникает вопрос об их защите, когда родители исполняют свой долг. По шариату, когда ребенок рождается, над ним читают молитву так, чтобы он ее слышал, это говорит о том, что с этого времени ребенок имеет правосубъектность в информационной сфере. Вместе с этим шариат не признал установление отцовства, усыновление и лишение родительских прав, что привело к ущемлению защиты прав и интересов детей.

Необходимо отметить, что нормы шариата по защите прав и интересов детей действовали в Таджикистане до образования Таджикской ССР. После революции (1917г.) начался период становления и развития советского семейного законодательства. Этим законодательством были отменены нормы шариата, и женщины в семейных отношениях становились равноправными с мужчинами.

Становление и развитие прав ребенка в советский период связаны с изданием в декабре 1917г. двух декретов: Декрета ВЦИК и СНК от 18. 12. 1917г. «О гражданском браке, детях и о ведении книг актов гражданского состояния» 2 и Декрета от 19. 12. 1917г. «О расторжении брака».3 Они полностью «отменили дореволюционное законодательство о браке и семье и впервые сформулировали самые главные принципы семьи и брака, оставшиеся в основном неизменными во всей дальнейшей истории законодательства».4Если «царскими законами устанавливалась чрезмерно широкая отцовская власть и они были построены на унижении достоинства внебрачного ребенка и внебрачной матери», писал Г.М. Свердлов, то это «было отвергнуто первыми же декретами...».5 Декабрьскими декретами 1917г. был отменен церковный и установлен светский, гражданский брак. Для вступления в брак не требовалось согласия или разрешения родителей, при этом перестала иметь значение принадлежность к тому или иному сословию, религии. Декреты провозгласили полное равенство мужчины и женщины в браке и семье и уравняли в правах детей внебрачных с детьми, рожденными в браке.1

Вслед за декретами последовало принятие (16. 09. 1918г. на заседании ВЦИК V созыва) первого в истории семейного права кодекса  Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве (КЗАГС) РСФСР. Ст. 153 КЗАГС РСФСР устанавливала подчинение родительских прав интересам детей: «родительские права осуществляются исключительно в интересах детей, и при неправомерном их осуществлении суду предоставляется право лишать родителей этих прав». Но не все нормы кодекса 1918г. были столь удачны и прогрессивны. Глава 2 кодекса называлась «Личные права и обязанности родителей и детей», но не в полной мере соответствовала своему названию. В ней закреплялись нормы только о правах и обязанностях родителей личного характера в отношении ребенка, например, забота о личности ребенка, его воспитание, обязанность по защите личных и имущественных интересов детей. Личных неимущественных прав детей кодекс не устанавливал.

Благодаря принятию еще в 1948г. Всеобщей декларации прав человека, в мире постепенно стало намечаться иное видение прав ребенка, восприятие его в качестве субъекта права, получившее отражение в Декларации прав ребенка 1959г. Полноправным субъектом права ребенок станет спустя еще тридцать лет, только когда Генеральная Ассамблея ООН примет КПР. Одним из важных достижений, которое было зафиксировано в Декларации 1959г. по сравнению с Декларацией 1924г., явилось то, что в ней указывались конкретные права ребенка: право на имя и гражданство (принцип 2), право на здоровый рост и развитие (принцип 4), право на образование (принцип 7) и др. Тем самым мировое сообщество предоставило каждому ребенку иметь права, указывая в первом принципе: «ребенку должны принадлежать» все те права, которые указаны в Декларации.1

Л.Ю. Голышева считает, что Декларация 1959г. позволяет рассматривать ребенка «как субъекта международного права».2Противоположную позицию занимает Ю.М. Колосов, полагая, что в Декларации 1959г. «субъектами прав ребенка являлись родители, неправительственные организации, местные власти и правительство».3Декларация носит рекомендательный характер, поэтому не является юридически обязательным актом. В преамбуле Декларации указано, что она «призывает родителей, мужчин и женщин как отдельных лиц ...к тому, чтобы они признали и старались соблюдать» права ребенка. В связи с этим И. Г. Король считает, что не совсем верно рассматривать ребенка в контексте этого международного акта как полноправного субъекта прав.4

Согласно ч. 1 ст. 30 Конституции РТ, «каждому гарантируются свобода слова, печати, право на пользование средствами информации». Хотя в Конституции данные отношения прямо не названы отношениями в информационной сфере, по существу речь идет о тех же отношениях, что и в Рекомендательном законодательном акте. По мнению Д.В. Огородова, одна из особенностей нормы Конституции состоит в том, что субъектами отношений назван человек, физическое лицо.5 Данное право человек приобретает с момента рождения, а это означает, что ребенок тоже является субъектом информационного права без исключения. Как и всякие иные правоотношения, оно возникает на основании юридических фактов.

Ст. 170 ГК РТ, которое посвящено данному вопросу, отличается неопределенностью. С одной стороны, она категорически устанавливает, что личные неимущественные права принадлежат гражданину от рождения, иными словами, они возникают с рождением человека, с другой - что эти права принадлежат ему в силу закона. Сила закона в том и состоит, что он связывает наступление юридических последствий с тем или иным фактом. Без юридического факта права и обязанности возникнуть не могут.

По мнению В.А Копылова, информационно  правовые нормы могут классифицироваться в зависимости от способов воздействия на субъектов правоотношений1. Здесь действуют две группы правовых норм  диспозитивные и императивные.

Диспозитивные информационно  правовые нормы применяются при регулировании отношений в области защиты нематериальных благ, имущественных прав, личных неимущественных прав в информационной сфере. Это – право на достоинство личности, право на защиту чести и доброго имени, деловой репутации, неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, связанные с производством, преобразованием и потреблением информации. Диспозитивные информационно  правовые нормы имеют свою специфику, определяемую особенностями и юридическими свойствами информации и информационных объектов, что отличает их от других норм диспозитивного характера.

В РТ основными законами, регулирующими доступ ребенка к информации, является Конституция РТ, ГК РТ, СК РТ, Законы РТ «О периодической печати и других средствах массовой информации»2, «Об информатизации»3, «Об информации», «О защите информации», «О праве на доступ к информации», «Об ответственности родителей за обучение и воспитание детей».

Для изменения сложившейся ситуации по защите прав детей в области массовой информации и приведения ее в соответствие с международными обязательствами Таджикистана, по нашему мнению, необходимо:

Во  первых, внесение изменений и дополнений в Закон о СМИ с учетом следующих положений:

 установить запрет на распространение сообщений и материалов эротического и сексуального характера СМИ, не зарегистрированными в качестве эротических, в том числе на выпуск специализированных радио- и телепрограмм эротического характера без кодирования сигнала;

 дать определение понятию «злоупотребление свободой массовой информации» в соответствии с принципами и нормами международного права, Конституцией РТ и положениями гражданского законодательства РТ. В частности, установив недопустимость нарушения норм общественной нравственности, прав и свобод других лиц при осуществлении свободы массовой информации;

 установить запрет на распространение СМИ сообщений и материалов, содержащих натуралистичные, циничные изображения или описания наготы человеческого тела, половых органов, сексуальных действий, противоречащие нормам морали и нравственности таджикского общества;

 установить адекватную, в том числе юридическую ответственность за злоупотребление свободой массовой информации, выразившееся в распространении сообщений и материалов эротического характера СМИ, не зарегистрированным в качестве эротического.

Во  вторых, помимо изменений в законодательстве, каждый родитель должен проявлять активную принципиальную позицию по вопросам влияния деятельности СМИ на физическое и интеллектуальное развитие ребенка. В частности, каждый родитель, в соответствии с Конституцией РТ (ст. 30), вправе требовать от редакций СМИ не нарушать права и интересы ребенка при осуществлении своей деятельности. Формой выражения такой позиции могут быть частные и коллективные заявления и обращения к своим депутатам, в прокуратуру, в суд, создание НПО, имеющих право выступать в защиту неограниченного круга несовершеннолетних, либо участвовать в деятельности уже созданных организаций.

С принятием Закона РТ «Об ответственности родителей за обучение и воспитание детей» этот вопрос значительно улучшается в правовом регулировании.1 С принятием данного закона ответственность родителей за воспитание детей усиливается. В сфере информационных прав ребенка родители также обязуются предоставлять своим детям полезную информацию. Однако данное положение не оценивается позитивно некоторыми родителями, для которых выжить любым путем  главная цель. Ребенок для них превратился в обузу. Так, например, подсудимая Т. Ч. совершила преступление, предусмотренное ч. 1. ст. 167 УК РТ (Торговля несовершеннолетними). Она за 300 американских долларов продала гражданке А. С. свою дочь. В этой ситуации выжить любым путем не оправдывает преступное деяние подсудимой2.

Источники правосубъектности ребенка в информационной сфере делятся на международные и национальные акты. На международном уровне особое значение имеет КПР. Преамбула этой Конвенции гласит, что страны  члены этой Конвенции "…убеждены в том, что семья, как первоначальная ячейка общества, а также естественная среда для роста и благополучия всех членов общества, в особенности для детей, для продуктивного функционирования внутри этого общества должна быть обеспечена необходимой защитой и поддержкой …". Признавая то, что для полноценного и гармоничного развития ребенка необходима семейная среда, атмосфера счастья, любви и понимания, и также принимая во внимание физическую и моральную незрелость ребенка, КПР гласит о том, что ребенку как до, так и после рождения необходимы определенные гарантии и защита со стороны законодательства.1 В различных статьях этой КПР более тщательно выражается правосубъектность ребенка в информационной деятельности. Например, в соответствии со ст. 13 ребенок имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка. Также в ч. 2 данной статьи указываются некоторые ограничения в осуществлении этого права, что необходимо для уважения прав и репутации других лиц, или для охраны государственной безопасности или общественного порядка, или здоровья или нравственности населения.

КПР предусматривает обязательства государств-участников в области уважения права ребенка на свободу мысли, совести и религии. Государства  участники уважают права и обязанности родителей и в соответствующих случаях законных опекунов руководить ребенком в осуществлении его права методом, согласующимся с развивающимися способностями ребенка. Свобода исповедовать свою религию или веру может подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом.

КПР также регулирует доступ ребенка к информации. В ст. 17 предусмотрено, что государства  участники признают важную роль СМИ и обеспечивают доступ ребенка к информации и материалам из различных национальных и международных источников, особенно к такой информации и материалам, которые направлены на содействие социальному, духовному и моральному благополучию, а также здоровому физическому и психическому развитию ребенка.2 С этой целью государства  участники:



а) поощряют СМИ к распространению информации и материалов, полезных для ребенка в социальном и культурном отношениях;

б) поощряют международное сотрудничество в области подготовки, обмена и распространения такой информации и материалов из различных культурных, национальных и международных источников;

в) поощряют выпуск и распространение детской литературы;

г) поощряют СМИ к уделению особого внимания языковым потребностям ребенка, принадлежащего к какойлибо группе меньшинств или коренному населению;

д) поощряют разработку надлежащих принципов защиты ребенка от информации и материалов, наносящих вред его благополучию, учитывая положения статей 13 и 18.

Одним из основных информационных прав ребенка является право на образование. С целью обеспечения указанного права в ст. 28 Конвенции предусмотрено, что государстваучастники признают право ребенка на образование, и с целью постепенного достижения осуществления этого права на основе равных возможностей они, в частности:



а) вводят бесплатное и обязательное начальное образование;

б) поощряют развитие различных форм среднего образования, как общего, так и профессионального, обеспечивают его доступность для всех детей и принимают такие необходимые меры, как введение бесплатного образования и предоставление в случае необходимости финансовой помощи;

в) обеспечивают доступность высшего образования для всех на основе способностей каждого с помощью всех необходимых средств;

г) обеспечивают доступность информации и материалов в области образования и профессиональной подготовки для всех детей;

д) принимают меры по содействию регулярному посещению школ и снижению числа учащихся, покинувших школу.1

В ч. 2, ст. 28 говорится о том, что государства  участники принимают все необходимые меры для обеспечения того, чтобы школьная дисциплина поддерживалась с помощью методов, отражающих уважение человеческого достоинства ребенка.2

Таким образом, можно сказать, что под внешней формой права понимаются способы установления правовых норм. Именно за ними утвердилось традиционное наименование «источники права». Поэтому, ведя речь об источниках права человека на информацию, под таковыми нами, естественно, понимаются именно формальные источники, если они содержат предписания позитивного права в информационной среде общества.

Определяя в международно  правовых актах и во внутреннем законодательстве меру информационной свободы человека, государство в этих же пределах ограничивает себя в собственных решениях и действиях. Оно берет на себя обязательство по соблюдению и защите естественного права человека на информацию.3

Права человека на информацию, являясь естественным правом, принадлежат ему от рождения. Информация, будучи непременным условием жизнедеятельности человека, объектом его внимания и развития, существует столько же, сколько сам человек, и сопровождает все его действия и отношения.

Актуальная информация обладает колоссальным потенциалом воздействия на сознание человека. Обратная связь здесь работает безупречно. Она в информационной среде общества используется как средство для формирования общественного мнения, с одной стороны, а с другой – как средство разложения, морального разрушения человека. Иными словами, информация обладает позитивным и негативным зарядом, в зависимости от целей и средств ее использования. Отсюда возникает проблема обеспечения безопасности человека в информационной среде. И здесь очень важны возможности позитивного права.1

Основные элементы данного права отражены во Всеобщей декларации прав человека (1948г.), Международном пакте о гражданских и политических правах (1966г.), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950г.) и в других источниках права человека. Это означает, что права и свободы человека перестали быть объектом национального признания и регулирования, а стали предметом международного права. Сегодня объем прав и свобод человека определяется не только конкретными особенностями того или иного общества, но и «развитием человеческой цивилизации в целом, уровнем и степенью интегрированности международного сообщества. Чем целостнее становится мир, тем значительнее влияние, оказываемое на права и свободы международными факторами».2

В ч. 2 ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах установлено, что каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения, это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ, устно, письменно или в прессе, а также посредством художественных форм выражения или иными способами по своему выбору.

Ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: каждый человек имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ.1

Действующее законодательство РТ не устанавливает для детей каких  либо ограничений в доступе к информации. В соответствии с Конституцией РТ (ст. 30) каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Это положение Конституции РТ и ст. 17 КПР обеспечивают каждому ребенку возможность доступа к информации и материалам, которые направлены на содействие его социальному, духовному и моральному благополучию, а также здоровому физическому и психическому развитию. Ситуация усугубляется тем, что ребенок в силу своей физической и умственной незрелости не может в полной мере отдавать отчет своим действиям, «фильтровать» предоставляемую ему информацию, критически воспринимать направленные на него действия других лиц.

С другой стороны, любой субъект информационного пространства имеет возможность предоставлять детям любую информацию и материалы, самостоятельно определять их характер и направленность. Такое положение содержит в себе потенциальную возможность нарушения прав детей путем предоставления им информации и материалов, наносящих вред их здоровью и благополучию, физическому, нравственному и психическому развитию. Поэтому необходимы надлежащие принципы защиты детей в области массовой информации.2

Хочу отметить, что та реклама, которая содержит информацию разжигающую ненависть, вражду и насилие, в том числе возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть, вражду, превосходство, рознь, нетерпимость, реклама, которая содержит информацию сексуального характера, в том числе порнографию, и неэтичная реклама может влиять на полноценное и гармоничное развитие ребенка. В данном случае нарушается информационное право ребенка. Для предотвращения таких случаев рекламораспространители обязуются прекратить действия по распространению подобной вредоносной информации.

Согласно закону РТ «Об информатизации», ребенок является потребителям (пользователям) информационных услуг и информационных ресурсов (ст.3). Поэтому необходимо внести следующее дополнение и изменение в этот закон: запретить публичное распространение вредоносной информации. К вредоносной информации можно отнести следующую: информацию, направленную на разжигание ненависти, вражды и насилия, в том числе возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть, вражду, превосходство, рознь, нетерпимость; информацию, содержащую призывы к войне и массовым беспорядкам; ложную информацию, втом числе недобросовестную, недостоверную, заведомо ложную рекламу; информацию, содержащую посягательства на честь, доброе имя и деловую репутацию других лиц; непристойную информацию, в том числе порнографию, неэтичную рекламу; информацию, оказывающую деструктивное воздействие на здоровье людей, в том числе рекламу со скрытыми вставками. В случае распространения такой информации предусматривать наказание субъектов, предоставляющих такого рода информацию за нарушение данного норма.
В соответствии с ст. 6 Закона о СМИ запрещается распространение сведений, содержащих государственную тайну или иную охраняемую законом информацию, информацию, призывающую к насильственному свержению или изменению конституционного строя, совершению уголовного деяния, разжиганию расовой, национальной, местнической, религиозной, языковой ненависти, к пропаганде войны, насилия, террористической и экстремистской деятельности, причинению вреда целостности и независимости государства, а также  пропаганда и реклама материалов и информации порнографического характера.

Гражданские информационные права ребенка защищаются нормами законодательства РТ. Например, в ст. 139 СК РТ предусмотрено, что тайна усыновления ребенка защищается законом путем привлечения к ответственности лица, разгласившего тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей.1В соответствии со ст. 173 УК РТ разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений,  наказывается штрафом в размере от трехсот до пятисот минимальных размеров заработной платы либо исправительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

В РТ действуют государственные и негосударственные дошкольные учреждения, деятельность которых регулируется примерным положением о дошкольном образовательном учреждении, утвержденным постановлением Правительства РТ. Основные задачи дошкольных образовательных учреждений предусмотрены в п. 5 данного положения:

 охрана и укрепление физического и психического здоровья детей;

 обеспечение интеллектуального и личностного развития ребенка;

 забота об эмоциональном благополучии каждого ребенка;

 подготовка детей пяти  шестилетнего возраста к школе;

 обеспечение всестороннего развития ребенка во взаимодействии с семьей.1

Субъектами образовательного процесса являются воспитанники, воспитатели и другие педагогические работники, родители (лица, их заменяющие) воспитанников, представители базовых предприятий и организаций, других организаций и учреждений, ассоциаций, фондов, общественных организаций, а также отдельные граждане, участвующие в деятельности дошкольного учреждения, которые требуют особого внимания. Например, педагогической деятельностью могут заниматься лица, имеющие среднее профессиональное, профессиональное высшее образование, обладающие профессиональными навыками и высокими моральными качествами. Такой подход обусловлен тем, что от их деятельности зависят правильное развитие и благополучие ребенка. Педагогические работники дошкольного учреждения периодически проходят аттестацию. По результатам аттестации определяются соответствие работника занимаемой должности и уровень его квалификационной подготовки.

К работе в дошкольных учреждениях не допускаются лица, которым запрещена педагогическая деятельность приговором суда или по медицинским показаниям. Это так и должно быть, потому, что упомянутые лица не могут достойно выполнять обязанности по воспитанию ребенка и подготовке его к школе.

В целях защиты гражданских информационных прав ребенка данное положение предусматривает следующие обязанности работников дошкольных учреждений:

 обеспечивать охрану жизни и здоровья детей, соблюдать санитарные правила;

 содействовать росту способностей воспитанников в духе уважения к родителям, сверстникам, старшему поколению, к культурным, национальным и историческим ценностям, государственным символам РТ;

 соблюдать педагогическую этику и мораль, уважать права, достоинство и авторитет ребенка, защищать детей от всяческих форм физического или психического воздействия, проводить работу по предупреждению употребления ими алкоголя и наркотических средств.

Надо сказать, что нормальное развитие ребенка во многом зависит от надлежащего выполнения вышеизложенных обязательств работников педагогического состава и родителей.

В РТ действует Закон РТ «Об ответственности родителей за обучение и воспитание ребенка», который обязывает родителей не допускать в школу своего ребенка с мобильным телефоном. В данное время в РТ некоторые родители не исполняют своих обязательств в этой области, что негативно влияет на воспитание ребенка. Как показывает практика, дети дошкольного и школьного возраста имеют доступ к интернету и мобильному телефону, и поскольку они не могут себя контролировать в силу возраста, становятся жертвой вредоносной информации. Например, такая ситуация наблюдалась в одной из школ г. Душанбе. Некоторые школьники, фотографируя различные части своего тела с мобильного телефона, распространяли снимки в сети Интернет.

Таким образом, на наш взгляд, к числу основных источников правосубъектности ребенка в информационной сфере можно отнести следующие нормативно  правовые акты:

1) На национальном уровне  Конституцию РТ, ГК РТ, СК РТ, Законы о СМИ, «Об информатизации», «Об информации», «О защите информации», «О праве на доступ к информации», «Об ответственности родителей за обучение и воспитание детей» и другие нормативно  правовые акты;

2) На международном уровне – Всеобщую декларацию прав человека, КПР, Международный пакт о гражданских и политических правах человека, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах человека, Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека и другие признанные РТ международные источники прав человека.

Глава 2. Основные вопросы защиты гражданских

информационных прав ребенка
2.1. Основные проблемы защиты гражданских информационных прав ребенка
В вопросе обеспечения информационной безопасности важная роль принадлежит гражданскому праву вообще и его охранительным нормам в особенности. Защита субъективного информационного права ребенка представляет собой меру дозволенного поведения управомоченного лица по устранению препятствий и нормализации функционирования информационной среды общества. Это активные действия, вызванные нарушением гражданских информационных прав. Поэтому право на такую защиту возникает у ребенка с момента возникновения гражданского информационного права. Как и любое другое субъективное право, право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий и с другой  возможность требования определенного поведения от обязанного лица.

Право на собственные действия в данном случае включает в себя такие меры воздействия на нарушителя, как, например, предотвращение несанкционированных действий по уничтожению, модификации, искажению копированию, блокированию информации. Право требования определенного поведения от обязанного лица охватывает, в основном, меры воздействия, применяемые к нарушителю компетентными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой личного информационного права. Субъективное право утрачивает свое существенное качество без его обеспечения возможностью государственного принуждения. В противном случае оно утрачивает характер права и превращается в простое пожелание, призыв и т.д.1

Правонарушение в информационной сфере обуславливает трансформацию права на защиту в самостоятельное субъективное право, содержанием которого является право на собственные действия, право требовать определенного поведения от правонарушителя и право на принудительную защиту нарушенного субъективного права. Субъективному праву на защиту гражданского информационного права соответствует конкретная обязанность правонарушителя совершать действия по нормализации информационной среды общества или устранению незаконных ограничений в осуществлении личного информационного права.1

Нельзя обойти молчанием высказанные в юридической литературе различные точки зрения на правовую природу права на защиту. Одни авторы рассматривают его как одно из правомочий субъективного гражданского права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц.2

По мнению других авторов, право на защиту является самостоятельным субъективным правом, возникающим в момент нарушения права не в рамках регулятивного правоотношения, а в рамках охранительного правоотношения.3

М. К. Сулейменов рассматривает данный вопрос с позиций основного и производного права. Поэтому право на защиту он оценивает как производное субъективное право.4

Несмотря на некоторые различия, существующие между этими точками зрения, принципиальных расхождений между ними нет, так как во всех случаях право на защиту рассматривается в качестве обязательного компонента самого субъективного права. На этом строится консолидирующая позиция Р. Ш. Менглиева. Он обосновано считает, что право на защиту  это одно из правомочий субъективного права, но в результате правонарушения оно трансформируется в самостоятельное субъективное право.1

Ш. К. Гаюров считает, что действительно, данное право появляется у правообладателя лишь в момент нарушения или оспаривания субъективного гражданского права и осуществляется оно в рамках возникающего при этом охранительного правоотношения. Поэтому он поддерживает позицию Р. Ш. Менглиева, считая ее наиболее адекватной и убедительной.2 Защита гражданского информационного права и охраняемых законом интересов в информационной сфере осуществляется как в юрисдикционной, так и в неюрисдикционной форме. Под юрисдикционной формой защиты понимается защита права посредством обращения в компетентный государственный орган, который рассматривает заявленное требование и принимает решение о защите права.

Под неюрисдикционной формой защиты права понимается защита права действиями самого субъекта права без обращения к посредничеству государственного органа.3 К последней форме защиты права относится самозащита права (ст. 14 ГК РТ). Однако этим все ограничивается. В данной статье не раскрывается сам термин «самозащита». В ней речь идет лишь о том, что «допускается самозащита гражданских прав». То есть, как справедливо отмечает А. П. Сергеев, допускается возможность пострадавшей стороны или лица правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных органов.4 При таком понимании к самозащите относятся правомерные действия или бездействия управомоченного лица, совершаемые по его воле в одностороннем порядке с целью защиты или восстановления нарушенного права. Поэтому такая форма защиты гражданских прав является неотъемлемой частью охранительной системы. Ее отсутствие не может быть надлежащим образом восполнено другими формами оперативной защиты.1

При этом в юридической литературе существует иная трактовка понятия самозащиты. Так, В. В. Витрянский, Ю. Г. Басин и другие авторы признают самозащиту как самостоятельный способ защиты гражданских прав.2

Такая позиция не противоречит природе неюрисдикционной формы защиты. Некоторые способы защиты могут осуществляться самостоятельно или с участием уполномоченных органов. Так, например, пресечение действий, нарушающих право, может осуществляться как в судебном порядке, так и в состоянии необходимой обороны или в условиях крайней необходимости. Речь может идти не только о фактических действиях (при необходимой обороне и крайней необходимости), но и подразумеваются некоторые правомерные действия (оперативные санкции, которые могут осуществляться без государственного принуждения, в частности, односторонний отказ от договора, удержание и т. п.).

Среди закрепленных в ст. 12 ГК РТ способов защиты гражданского информационного права есть такие способы, которые могут применяться только судом. Среди них: признание сделки недействительной и применение последствий недействительности сделок, последствий недействительности ничтожной сделки, компенсация морального вреда, признание права и т.д. Такие же способы, как взыскание неустойки, прекращение или изменение правоотношений и другие, могут применяться стороной правоотношения как самостоятельно, так и с помощью суда.

Гражданское информационное право граждан при заключении сделки не ограничивается информацией о предмете сделки и его свойствах. Сделка может быть признана недействительной и в случае отсутствия у лица, совершающего сделку, необходимой информации о своем контрагенте. Здесь имеются в виду случаи признания недействительным сделок, совершенных лицом, не имеющим соответствующей лицензии, и сделок, совершенных неуправомоченным лицом.

В XX веке дети были признаны объектом особой защиты и заботы со стороны всего мирового сообщества и каждого конкретного государства. Права ребенка были выделены в отдельную категорию прав человека наряду с другими группами прав (права женщин, права мигрантов, права инвалидов и т.д.). Их первой и далеко не исчерпавшей себя концептуальной основой стал общеправовой принцип справедливости1, на основе которого государство должно проявлять особую заботу в отношении уязвимых членов общества.

Таким образом, признание права ребенка на защиту возлагает обязанности на родителей по защите и воспитанию детей. Необходимо отметить, что ребенок в силу своего физического, психического и социального развития не всегда в состоянии правильно оценивать те или иные ситуации и не всегда имеет возможность самостоятельно защищать и оспаривать свои права.2

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что ребенок до определенного (с 14 лет) возраста самостоятельно не может защищать свои права и законные интересы. Поэтому полагаю, что в этом случае необходимо усиливать обязанности родителей, опекунов, попечителей и лиц, их заменяющих, в сфере защиты прав малолетних детей.

Осуществляя функции регулирования, охраны и защиты гражданских информационных прав ребенка, государство активно воздействует на довольно обширную автономную область жизнедеятельности человека. Правовые нормы, гарантирующие определенные сферы индивидуальной возможности,  это, прежде всего нормы, которые устанавливают предмет нормальной жизнедеятельности, неприкосновенность личности и ее личных неимущественных прав.1

Известно, что признание прав ребенка самостоятельной группой в системе прав человека, учитывая его зависимое положение в обществе, позволяет наиболее эффективно защищать его права и интересы.

Ряд положений Международных пактов о правах человека 1966г. были посвящены непосредственно детям: п. 3 ст. 10 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах2(об особых мерах охраны и помощи детям и защите от экономической эксплуатации); п. 5 ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах3(запрет на вынесение смертной казни за преступления, совершенные лицами до 18 лет), п.4 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (учет возраста и содействие перевоспитанию несовершеннолетнего преступника при осуществлении правосудия) и ст. 24 указанного документа (обязательная немедленная регистрация ребенка после рождения, право на имя, право на приобретение гражданства). Остальные же положения Пактов, хотя и делегировали права «каждому» индивиду, не учитывали особое физическое и психическое развитие ребенка и тем самым оставляли детей без должной правовой защиты.4

В связи с рассматриваемой проблемой важно также точка зрения А.В. Кортунова, который считает, что «необходимость создания международного инструмента защиты прав детей связано с тем, что в Уставе ООН и основных универсальных конвенциях по правам человека наряду с общими критериями, по которым запрещена дискриминация личности ... не оговорен особо возраст»1. Таким образом, необходимость принятия после многолетней подготовки в 1989 г. КПР вполне очевидна. КПР называют Всемирной хартией прав ребенка. Она прямо называет гаранта любых прав несовершеннолетнего. Им является государство. Степень и форма его участия определяется характером охраняемого права. Также важно отметить, что в соответствии с вышеназванной Конвенцией государство защищает не только права детей, являющихся его согражданами, но и всех других детей, находящихся под его юрисдикцией (детей  беженцев, постоянно проживающих иностранцев, детей без гражданства, детей из семей рабочих  мигрантов и т.п.).

КПР закрепляет за ребенком почти все права, которыми пользуется каждый человек в соответствии с международными документами по правам человека, принятыми ранее. Кроме того, на государства  участников КПР возложена обязанность, используя законодательные и иные средства, в полной мере выполнять его положения. Свое продолжение КПР нашла во Всемирной декларации обеспечении выживания, защиты и развития детей и в Плане действий по осуществлению Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90  е годы2. Международное сообщество выразило, таким образом, стремление кардинально улучшить положение детей в мире, обеспечить их будущее.3

В этой сфере в национальном законодательстве так же предусмотрены меры, направленные на защиту прав и интересов детей.

Регулирование семейных отношений отражено в ст. 33  34 Конституции РТ. Эти нормы направлены на защиту семьи и определяют ее гарантию. Права родителей, так и детей находятся под защитой государства, которое заинтересовано в том, чтобы семья была здоровой и соответствовала своему назначению в обществе. Родившиеся в семье дети должны быть материально обеспечены, надлежаще воспитаны и обеспечены родительской заботой.

Защита на конституционном уровне распространяется на все отношения, связанные с семьей. Она означает, что государство проявляет заботу о семье, принимает меры по охране материнства и детства, по укреплению семьи, прав и интересов детей и других членов семьи. Следовательно, в Конституции речь идет в целом о государственной защите семьи.1

Государственная защита семьи предполагает и защиту прав и интересов детей. Государственная защита семьи по  разному трактовалась в юридической литературе. Так, например, по мнению В.С. Тадевосяна, под государственной защитой семьи подразумевались все виды и формы заботы государственных органов по охране материнства и детства, прав и законных интересов семьи и её членов, борьба с безответственностью в семейных отношениях.2 А.М. Нечаева считает, что защита семьи государством – это защита в самом широком смысле слова, под которой подразумеваются и забота, и помощь, и всяческое содействие, само собой разумеется, пересечение всяких правонарушений как в семейно-правовой сфере, так и за её пределами.3

В ст. 18 КПР предусмотрено, что государстваучастники предпринимают все возможные усилия к тому, чтобы обеспечить признание принципа общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка. Родители или, в соответствующих случаях, законные опекуны несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка. Наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы. В целях гарантии и содействия осуществлению прав, изложенных в КПР, государства  участники оказывают родителям и законным опекунам надлежащую помощь в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей и обеспечивают развитие сети детских учреждений.

Интерес ребенка имеет свои особенности. Если в гражданских правоотношениях, да и при определенных обстоятельствах в семейно  правовых отношениях, когда дело касается только взрослых, интерес осознается самими субъектами этих отношений, то дети, особенно малолетние, в силу своего возраста не могут осознать свои права и интересы. Потому, удовлетворение их потребностей поставлено в зависимость от воли и действий родителей или лиц их заменяющих. Дети же с 14 до 18 лет так же из  за возраста, своего развития и неустойчивого эмоционального отношения к окружающей действительности вряд ли полностью и до конца смогут разобраться в своих интересах. Поэтому законодатель представителем защиты их интересов признает родителей (родителя) и лиц, их заменяющих. Надо отметить, что ребенок имеет право как на защиту прав, так и на защиту своих законных интересов.

Термин «интересы» несовершеннолетних членов семьи в тексте СК РТ упоминается в разных местах. Например, в ст.57 предусмотрено, что ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов. На основе этой статьи данную защиту реализуют родители (лица их заменяющий), опекуны и попечители, прокурор и суд. А.М. Нечаева считает интересы ребенка объектом семейно  правовой защиты1. Это вполне логично, потому что полное и гармоничное развитие личности ребенка является основным интересом, которое защищается семейным правом. По ее мнению, интересы ребенка, будучи объектом семейно-правовой защиты, отличаются сложным содержанием, элементы которого в совокупности образуют одно взаимосвязанное целое. Роль каждого из них в обозначении признаков понятия «интерес несовершеннолетнего» различна. В то же время А.М. Нечаева при анализе данного вопроса обращает свое внимание на такой объективный критерий, как развитие человека на стадии его формирования, развитие прогрессивного, что составляет цель рассматриваемого интереса. Она считает, что взаимосвязь между интересами ребенка, семьи и государства очевидна. Однако роль государства как гаранта их защиты не имеет четкого очертания, тогда как она носит конституционный характер1. Нам представляется, что, несмотря на установление интересов ребенка в семейном законодательстве, условия развития личности несовершеннолетних обойдены вниманием семейного права.

В юридической литературе вопрос защиты субъективных прав является дискуссионным. Ученые в области гражданского и семейного права по-разному определяли это понятие. Так, Г. П. Арефьев под защитой понимает регламентированную законом деятельность субъектов права по устранению препятствий в осуществлении субъективных прав и охраняемых законом интересов, а также деятельность по восстановлению нарушенного права путем применения в необходимых случаях мер государственного принуждения.2 По мнению Г.Я. Стоякина, правовая защита включала в себя правоохранительную деятельность государства, то есть издание норм права, которые закрепляют общественные отношения, устанавливают права и обязанности сторон, определяют порядок осуществления и защиты прав.3

Ю.А. Королев считает, что защита семьи предполагает возможность применения конкретных мер правового воздействия для восстановления нарушенного права или интереса.1 По мнению З. В. Ромовской, защита представляет собой реализацию предусмотренных мер государственного принуждения и необходимость защиты возникает, прежде всего, когда в наличии противоправное поведение одного из участников семейного правоотношения, либо к защите можно прибегнуть и в случае угрозы нарушения права в будущем.2 По утверждению А.М. Нечаевой, защита прав участников брачно  семейных отношений или граждан, намеревающихся стать их обладателями, являлась одним из путей осуществления семейно  правовой охраны. В отличие от охраны, защита носит конкретный характер и наступает лишь в случае нарушения существующего права.3В.И. Абрамов, анализируя соотношение понятий «охрана» и «защита», определяет их таким образом: «охрана» – это совокупность законодательных актов и система государственных, муниципальных и общественных мероприятий, направленных на создание условий для реализации субъективных прав и охраняемых законом интересов. Защита же – это комплексная система мер, применяемых для обеспечения свободной и надлежащей реализации субъективных прав, включающая судебную защиту, законодательные, экономические, организационно – технические и другие средства и мероприятия, а также самозащиту гражданских прав. По его мнению, охрана и защита являются способами обеспечения субъективных прав4. Следовательно, при осуществлении правовой защиты обязательно присутствует элемент государственного принуждения, так как это его свойство. Защита обеспечивается принуждением, так как осуществляется в конкретных ситуациях и связана с деятельностью органов государства (ст. 8 СК РТ). Б.Т. Худояров полагает, что в содержание понятия защиты семейных прав должны быть включены не только принудительный характер защиты, но и средства, формы и способы защиты и восстановления нарушенного субъективного права. По его мнению, под защитой прав и интересов детей следовало бы подразумевать деятельность суда или иных органов государства, осуществляемую путем определенных средств, форм по применению принуждения к родителям, усыновителям, опекунам и попечителям, не выполняющим или не надлежаще выполняющим, либо по независящим от их воли причинам не соблюдавший семейные права и обязанности, которые нарушают охраняемые законом права и интересы детей, имеющим правовую основу.

В юридической литературе имеется единое понимание того, что защита – это и есть деятельность, преследующая определенные цели. Однако среди ученых  правоведов в части того, что защита имеет задачу восстановления нарушенного права, нет единства мнений. Не соглашаясь с такой трактовкой, А. М. Нечаева писала, что вряд ли невозможность реализации права всегда связана с его разрушением, когда требуется не что иное, как восстановление.1 С последним мнением следует согласиться, считает Б. Т. Худояров, поскольку любое субъективное право, имеющее правовую основу, – это объективно существующее право. Без этих прав человек становится не субъектом правоотношений. Следовательно, объективно существующее субъективное право никак не может восстанавливаться. Единственное то, что для объективно существующего субъективного права, имеющего правовую основу, нужно обеспечить условия для его реализации, устранить те обстоятельства, которые мешают, препятствуют его функционированию. К примеру, СК РТ (ст. 67) предусматривает иски об устранении препятствий для осуществления права на общение с ребенком.2

Правовые вопросы защиты гражданских информационных прав ребенка (права на знание, творчество, надлежащее воспитание, честь, достоинство и т.д.) являются актуальной проблемой современного общества. Общество, основанное на знании и формировании конкурентоспособной личности, не может не исследовать эти вопросы. Научное исследование этих проблем и предложения по совершенствованию законодательства должны способствовать устойчивому развитию общества и обеспечению гражданских прав ребенка.

Каждый ребенок, способный формулировать свои взгляды, имеет право свободно их выражать по всем вопросам, которые затрагивают его интересы, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с его возрастом. В частности, ребенку предоставляется возможность непосредственно либо через представителя или соответствующий орган быть заслушанным в ходе любого затрагивающего его судебного или административного разбирательства в порядке, предусмотренном законодательством.
В Законе Республики Беларусь (РБ) «О правах ребенка» предусмотрено, что каждый ребенок имеет право на получение, хранение и распространение информации, свободу мнений, убеждений и их свободное выражение. Согласно ст. 13 этого закона, ребенок в возрасте четырнадцати лет и старше имеет право на получение юридической помощи для осуществления и защиты своих прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, других организациях и в отношениях с должностными лицами и гражданами без согласия родителей или лиц, их заменяющих. Государство обеспечивает детям возможность приобщения к истории, традициям и духовным ценностям народа и достижениям мировой культуры. С этой целью поощряется создание государственных и общественных организаций для развития способностей детей к науке и творчеству, осуществляются выпуск кино  и видеофильмов, теле  и радиопередач, издание детских газет, журналов и книг, обеспечивается их доступность.

Ребенок имеет право на защиту от информации, пропаганды и агитации, наносящий вред его здоровью, нравственному и духовному развитию. В случае нарушения своих прав несовершеннолетний имеет право обращаться с заявлениями в органы опеки и попечительства, прокуратуру, а по достижении четырнадцати лет – в суд с заявлением о защите своих прав и интересов, а также осуществлять защиту прав и интересов через своих законных представителей.

Особо необходимо подчеркнуть несколько принципиальных положений КПР. Речь идет не вообще о детях, а делается акцент на заботу о каждом ребенке. Для каждого ребенка предусматривается необходимость соблюдения минимальных прав. Впервые ребенок рассматривается не только как объект правовой деятельности, за которого все решают взрослые, но и как субъект, имеющий собственные интересы и взгляды и самостоятельно осуществляющий собственную деятельность в рамках этих интересов на основе принятых документов.

В различных статьях КПР говорится о том, что государство обязано заботиться о безопасности ребенка и ограждать его от вредной информации. Но информация должна быть и полезной, служить его безопасности. В библиотеке достаточно создать информационный центр для детей, где бы собирались подобные сведения, изложенные в понятной ребенка форме. Это может быть информация о здоровье, технике, СМИ, окружающей среде, а также юридические консультации для детей, психологическая служба.1

Семейное законодательство не содержит конкретной статьи, которая бы содержала перечень способов защиты прав и интересов участников семейно  правовых отношений. Общие способы защиты, определенные гражданским законодательством, могут применяться и к семейно правовым отношениям.2

В юридической литературе под способами защиты понимается как концентрированное выражение меры государственного принуждения, с помощью которой происходит достижение желаемого результата,3 так и закрепленные материально  правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя.4 Однако Е. М. Белогорская систему мер принуждения, осуществляемую управомоченными государством органами и должностными лицами в семейном праве, предложила назвать не способами защиты, а приёмом защиты и обеспечения исполнения юридических обязанностей.5 Первая точка зрения поддержана не только в теории, но и получила законодательное выражение, как в семейном законодательстве, так и в нормах гражданского законодательства.

Какие способы должны применяться в целях защиты – зависит от того, какое субъективное право нарушено и какое нарушение допущено. По мнению Н. С. Шерстневой, личные неимущественные права ребенка могут быть защищены путем: признания этих прав; пресечения действий, нарушающих право; восстановления положения, существовавшего до нарушения права.1 Существо защиты брачно  семейных прав неимущественного характера, по мнению А. М. Нечаевой, заключалось в том, чтобы достичь двух целей: устранение препятствий на пути реализации права и компенсация ущерба, нанесенного нарушением права.2

Субъективные права ребенка подлежат защите способами, установленными не только гражданским, но и семейным законодательством. По мнению Н. С. Шерстневой, все способы защиты можно назвать формами материальной защиты семейных прав детей, так как они означают признание органом, разрешающим спор, существования нарушенного субъективного права и предписание о принудительном восстановлении его.3

КПР обеспечивает каждому ребенку возможность доступа к информации и материалам, которые направлены на содействие его социальному, духовному и моральному благополучию, а также здоровому физическому и психическому развитию ребенка. Ситуация усугубляется тем, что ребенок в силу своей физической и умственной незрелости не может в полной мере отдавать отчет своим действиям, «фильтровать» предоставляемую ему информацию, критически воспринимать направленные на него действия других лиц.

С другой стороны, любой участник информационного обмена имеет возможность предоставлять детям любую информацию и материалы, самостоятельно определять их характер и направленность. Такое положение содержит в себе потенциальную возможность нарушения прав детей путем предоставления им информации и материалов, наносящих вред их здоровью и благополучию, физическому, нравственному и психическому развитию. Поэтому необходимы надлежащие принципы защиты детей в области массовой информации. З. А. Алиева предлагает решить проблему путем принятия закона об ограничительном барьере, используя опыт Франции, установлении «запретных» ТВ  каналов с кодами доступа для взрослых.1 Очень интересное предложение. Без ограничительных механизмов невозможно обеспечить интересы детей в надлежащем воспитании.

Психологи утверждают, что многие современные мультфильмы могут быть небезопасны. Бесконтрольный просмотр анимационной продукции способен не только затормозить развитие ребенка, но и нанести вред его психическому здоровью.

Многие мультфильмы, выходящие на наши экраны, можно назвать вполне удачными произведениями  как в художественном отношении, так и с точки зрения детских психологов. В качестве положительного примера можно привести американскую «Историю игрушек», где движения и мимика персонажей разнообразны и хорошо прорисованы. Однако психологи из Института современного детства считают, что некоторые из транслируемых сегодня мультфильмов могут плохо сказаться на детском развитии, сформировать у ребенка склонность к зависимостям (например, сделать его более уязвимым для наркомании, игромании), а в худшем случае  вызвать психические расстройства, особенно если речь идет о самых маленьких.

По обоснованному мнению психолога Махмадуло Давлятова «… мы не ограждены от того, что всякая информация и зарубежные фильмы разными способами попадают в различные государства, в том числе и в Таджикистан. Несмотря на то, что большинство этих фильмов плохо воздействуют на психику ребенка, в связи с развитием современных технических средств мы не можем оградить наших детей от этой информации. Одной из причин проникновения данных фильмов в РТ является пассивность определенных государственных органов в данной сфере. Иностранные фильмы нарушают психику ребенка, приводят к болезням, которые лечат не психологи, а психиатры. В результате большого просмотра таких фильмов у ребенка появляется агрессия. Они боятся всего, у них появляется бессонница»1.

Более того эти фильмы которые имеют порнографические моменты преждевременно разбудит эротическое чувства детям, последствие нанесет вред их здоровому и стабильному развитию. К примеру, можно ссылаться на видео ролики, которые появились в сети Интернет с участием некоторых несовершеннолетних граждан РТ.

Сотрудница Института современного детства – Е. Бугрименко говорит, что: «Безусловно, период освоения мира не должен быть загружен просмотром мультфильмов.  Пока не сложился ансамбль основных функций раннего детства (то есть пока ребенок не умеет одновременно идти, держать предметы, смотреть и слышать), нельзя его усаживать как пассивного зрителя перед телевизором. Иначе могут появиться проблемы с движением, речью, и развитие в целом может сильно затормозиться. Кроме того, в раннем возрасте  от двух с половиной до трех лет, лучше смотреть черно  белые мультфильмы, поскольку цвет привлекает ребенка, и ему становится сложно следить за движением».2

Детям постарше смотреть, что попало, тоже не рекомендуется. Иначе дело может дойти даже до эпилептического припадка. Другой сотрудник института  Л. Эльконинова объясняет, что высокая скорость смены кадров, при которой резко меняется еще и яркость изображения, может превысить возможности детского восприятия,  так как резкие и частые световые вспышки в фильме “Покемоны” вызывали у многих детей эпилептические припадки.

Не все это знают, но в советские времена все мультфильмы проходили жесткий контроль и каждый кадр рассматривался «под лупой», в том числе и с точки зрения его воздействия на ребенка. И все же у советской анимации не отнять того, что она была комфортна для детской психики, учила прекрасному, доброму, вечному и порой оформляла эти уроки в самобытной авторской манере  просмотр мультика часто становился для ребенка первой встречей с искусством.

Сегодня проблема стала очевидна для многих. О том, как бороться с "неправильными мультиками", задумались и за рубежом. В Англии, Австралии, Норвегии, Канаде заметны попытки возродить традицию авторской детской анимации, и на телеэкранах все чаще появляются мультфильмы с прекрасными литературными сюжетами и изысканной графикой.1

Основными средствами передачи вредоносной информации являются СМИ, образовательные системы и новокультовые образования, а наиболее подвержены такому воздействию подростки и молодежь.2 Модельный закон СНГ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», (ст. 3)3перечисляет вредоносную информацию. Характерным признаком, которой является нанесение вреда физическому и интеллектуальному развитию ребенка путем распространения сведений, дискредитирующую основу общества.

Важным способом защиты несовершеннолетних от такой информации является соответствующая цифровая система предварительного блокирования или кодировки сигнала. Система блокирования «взрослых» программ на каналах цифрового ТВ должна отличаться, в том числе внешне, от общей системы декодирования платных каналов. При наличии такой системы вещатель вправе пренебрегать необходимостью соблюдения порога времени дня, раньше которого запрещается трансляция «взрослых» программ. От него не требуется гарантировать невозможность доступа к этим программам детей и подростков. Предполагается сделать его для них технически очень сложным, например, используя ПИН  код.

В сети Интернет нет возможности предварительной проверки содержания материалов, способных оказать негативное воздействие на развитие несовершеннолетних и включенных в соответствующий реестр. Однако они всё же могут распространяться либо с учётом порога времени дня, либо среди пользователей закрытых групп при условии проверки их возраста путём личного контакта в заслуживающем доверия учреждении (например, на почте, в банке, в магазине мобильных телефонов или в пункте продажи лотерейных билетов), получения пароля. Различные системы технического блокирования доступа несовершеннолетних к материалам в сети Интернет разработали компании по производству и продаже сигарет, компании в сфере интернетторговли. Однако их не следует путать с программами закрытия (фильтрации) доступа к определённому содержанию Интернета, которые используются родителями, в школах, интернет  кафе и молодежных центрах.1

Три постсоветских государства – Грузия, Литва и РФ – последовали примеру некоторых западноевропейских государств и установили практически применимые механизмы правовой защиты детей в информационной среде. Помимо общего закона о правах ребенка, они приняли нормативные акты, регулирующие защиту несовершеннолетних от вредных для них материалов и информации. Законодательство Грузии, Литвы и Украины предусматривают наличие специального органа, который несет ответственность за защиту несовершеннолетних от негативного воздействия информационной среды. Такой орган определяет, насколько содержание того или иного СМИ способно нанести вред развитию подрастающего поколения, даёт необходимые экспертные заключения и вырабатывает критерии информации, способной оказать негативное воздействие на развитие несовершеннолетних.

Заметим, что украинский парламент отреагировал на проблему более широко и принял нормативный акт, посвященный защите нравственности в целом. Закон Украины «О защите общественной морали» 2003г. стал первым актом для постсоветских стран столь высокого уровня, регламентирующим отношения в сфере морали и дающим определение термина «порнография». Согласно этому закону, порнография – это «вульгарно  натуралистическая, циничная, неприличная фиксация половых актов, самоцельная, специальная демонстрация гениталий, неэтичных сцен полового акта, сексуальных отклонений, зарисовок в натуре, которые не соответствуют моральным критериям, оскорбляют честь и достоинство человека, пробуждая недостойные инстинкты».

С целью защиты информационных прав и личной жизни ребенка, закон запрещает распространение порнографических материалов, продукции сексуального, а также эротического характера.

На Украине для защиты общественной морали от продукции сексуального и эротического характера, а также продукции, пропагандирующей насилие, жестокость и порнографию, и установления критериев такой продукции создана Национальная экспертная комиссия по вопросам защиты общественной морали, которая является постоянным вневедомственным государственным экспертным и контролирующим органом. Решения Комиссии обязательны для рассмотрения органами власти, редакциями СМИ всех форм собственности, а также физическими и юридическими лицами. Состав Комиссии утверждается Кабинетом министров по представлению председателя Комиссии. Следует также отметить, что на Украине при показе кинофильмов по телевидению вещатель обязан придерживаться правил прокатного удостоверения, которыми регламентируются не только временные рамки, в пределах которых разрешается демонстрация фильмов с ограничением зрительской аудитории, но и применяется специальная маркировка, присутствие которой обязательно как на экране, так и в программе телепередач. Система визуальных обозначений включает в себя три категории: зеленый круг – без ограничений; желтый треугольник – просмотр несовершеннолетними зрителями рекомендуется вместе с родителями или с ведома родителей и красный квадрат – рекомендовано только взрослым. Такая система действует на украинском телевидении с 2003г.1

В Законе Грузии «О защите несовершеннолетних от вредного влияния» от 2001г. ограничивается показ несовершеннолетним фильмов, оказывающих вредное влияние на их здоровье, умственное и духовное развитие. Оказывающими вредное влияние на несовершеннолетних, согласно закону, могут считаться фильмы, содержащие сцены, отражающие сексуальные отношения, насилие, изготовление и незаконное употребление наркотиков. Эти запреты – с разрешения Министерства просвещения или Министерства труда, здравоохранения и социальной защиты – не распространяются на фильмы, которые носят научный, просветительный или информационный характер, а детали, отражающие сексуальные отношения, даны только в том виде, в каком необходимы для иллюстрирования просветительных и информационных вопросов. В Законе отражена необходимость категоризации информационных материалов, которые могут оказать вредное влияние на несовершеннолетних. В этих целях Государственный департамент по делам молодежи Грузии создает реестр фильмов и печатной продукции, оказывающих вредное влияние на несовершеннолетних.2

В Грузии с 01. 01. 2002г. действует Закон "О защите несовершеннолетних от вредного влияния". Согласно этому закону (ст. 14,15) запрещаются допуск несовершеннолетних в бары и ночные клубы с 8 до 23 часов, а также работа несовершеннолетних в ресторанах, барах и ночных клубах. В Грузии руководители баров и ночных клубов вправе проверять возраст лиц, входящих в бары и ночные клубы, с соблюдением прав человека. Руководители игорных заведений и владельцы игровых автоматов также вправе проверять возраст входящих в заведение лиц, в том числе игроков, с полной гарантией соблюдения прав человека.

В Грузии ограничивается показ несовершеннолетним фильмов, оказывающих вредное влияние на их здоровье, умственное и духовное развитие. Оказывающими вредное влияние на несовершеннолетних могут считаться фильмы, содержащие сцены сексуальных отношений, насилия, изготовления и незаконного употребления наркотиков. Также запрещаются продажа и передача для реализации несовершеннолетним журналов, газет, которые содержат материалы, отражающие сексуальные отношения, и другой подобной печатной продукции, оказывающей на них вредное влияние. Для реализации таких запретов предлагается усиливать объем обязанностей родителей и лиц, их заменяющий.

Литовский закон «О защите несовершеннолетних от негативного воздействия публичной информации» (2002г., в редакции 2009г., ст. 4) направлен против распространения среди детей и подростков материалов, которые могли бы быть вредны для их физического, умственного, духовного или нравственного развития. Закон подробно раскрывает содержание этого понятия.

В Литве установлены два стандартных порога времени дня: 21:00 – для программ, рассчитанных на подростков старше 14 лет, и 23:00 – для всех взрослых (старше 18 лет). Действие порога времени дня возобновляется в 6 часов утра. Кроме того, должна помечаться продукция, которая оказывает негативное воздействие на несовершеннолетних в возрасте до 7 лет. Нам представляется, что данный положительный опыт можно применять и в РТ.

С учетом этих требований должны демонстрироваться также и кинофильмы в телевизионных программах.

Провайдеры интернет  услуг обязаны обеспечить внедрение и функционирование средств фильтрации содержания Интернета, оказывающего негативное влияние на несовершеннолетних. Эти технические средства подлежат одобрению правительственного Комитета по развитию информационного общества. Правительство определяет также порядок использования обязательных средств фильтрации в публичных местах доступа к Интернету.1

В Латвии при нарушении указанного закона виновные лица привлекаются к ответственности путем применения обременительных санкций.

В настоящее время в структуре МВД РТ существует Служба по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних и молодёжи. Данная структурная единица кроме профилактических мероприятий, также занимается защитой информационных прав ребенка1.

Модельный закон СНГ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» также рассматривает полномочия органов местной власти в сфере защиты информационных прав и интересов детей. Согласно ч.2 ст. 5 данного закона, к полномочиям органов местного самоуправления в сфере защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, относятся:

1) Разработка и реализация программ обеспечения информационной безопасности детей;

2) Создание условий доступа детей к информации, способствующей их полноценному развитию и надлежащему воспитанию, основанному на уважении к родителям, к Родине, ее истории, традициям и культуре, к конституции и законам государства, на идеалах мира, терпимости, свободы, равенства и справедливости, дружбы между народами, взаимопонимания между этническими, национальными и религиозными группами;

3) Обеспечение проведения мониторинга использования информационно  телекоммуникационных сетей общего пользования образовательными учреждениями, а также обеспечение соблюдения норм информационной безопасности при доступе детей к ресурсам информационно  телекоммуникационных сетей общего пользования в образовательных учреждениях.

С учетом вышеизложенного предлагаем использовать подобные нормы модельного закона при разработке национальном законодательстве.

Таким образом, для совершенствования законодательства РТ в информационной сфере предлагаем дополнить Закон РТ «Об информации» такой нормой:

«Статья 26(1). Вредоносная информация

1. Вредоносная информация – это социально  опасная информация, распространение которой вредно для физического и интеллектуального развития ребенка.

2. К вредоносной информации относится следующая информация: насильственного характера, поощряющая агрессивность и неуважение к жизни; в которой крупным планом демонстрируется тело умершего, умирающего или жестоко изувеченного человека, за исключением случаев, когда такая демонстрация необходима для идентификации личности; эротического характера; вызывающая страх или ужас; в которой положительно оценивается зависимость от наркотических, токсических, психотропных веществ, табака или алкоголя, а также от других веществ, которые используются или могут использоваться в целях одурманивания, и в которой поощряется их употребление, производство, распространение или приобретение; поощряющая нанесение самому себе увечий или самоубийство, детализирующая средства и обстоятельства самоубийства; связанная с моделированием преступного деяния; в которой поощряется унижающее достоинство человека поведение; в которой содержатся издевательства над человеком или группой людей или унижается человек или группа людей в связи с национальностью, расой, полом, происхождением, недугом, сексуальной ориентацией, социальным положением, языком, вероисповеданием, убеждениями или взглядами; в которой поощряется сексуальное насилие над несовершеннолетними и их использование, половые отношения несовершеннолетних; в которой употребляются неприличные высказывания, слова или жесты; в которой поощряются негативные привычки в питании, гигиене и физическая пассивность; в которой демонстрируются сеансы массового гипноза, объектом которого является аудитория средства общественной информации и др.».

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что защита гражданских информационных прав ребенка представляет деятельность участника правоотношения по осуществлению своих прав и в связи с этим применения меры воздействия на правонарушителя, не являющиеся по своему характеру мерами юридической ответственности. К мерам защиты этих прав относятся: признание гражданских информационных прав ребенка; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения и другие меры, предусмотренные ст. 12 ГК РТ. Кроме этого, защита прав ребенка в гражданском обороте информации осуществляется путем дачи ответа или опровержение распространенной информации, обращение к обладателю сайта или хост  провайдера об удалении информации нарушающие его права и законные интересы.


<< предыдущая страница   следующая страница >>