Причерноморье. История, политика, культура. Выпуск xii(V). Серия Б. Новая и новейшая история. Избранные материалы X международной на - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Причерноморье. История, политика, культура. Выпуск xii(V). Серия Б. Новая и новейшая - страница №1/1

Данные археологии о так называемой «Батуринской резне» 1708 года и проблема их интерпретации Причерноморье. История, политика, культура. Выпуск XII(V). Серия Б. Новая и новейшая история. Избранные материалы X Международной научной конференции «Лазаревские чтения» / Под общей редакцией В.И. Кузищина. - Севастополь: Филиал МГУ в г. Севастополе, 2013. – С. 41-48
Данные археологии о так называемой «Батуринской резне»

1708 года и проблема их интерпретации

Ставицкий А.В.

Филиал МГУ в городе Севастополе

С 90-х гг. ХХ в. украинские археологи на средства, предоставленные украинскими организациями Канады (Канадским институтом украинских исследований, Научным обществом им. Тараса Шевченко, Понтификальным институтом средневековых исследований в Торонто [9]), пытаются обнаружить вещественные доказательства т.н. «Батуринской резни» (якобы последовавшей за взятием Батурина войсками князя А.Д. Меншикова в ходе Северной войны 2 ноября 1708 г.) т.е. следы массовых захоронений. Казалось бы, сделать это было несложно, т.к., согласно «Истории Русов»1, «тела убитых христиан и младенцев бросили на улицах и за городом, "не погребая их"» [6, с. 206-207], а все крепостные рвы были завалены трупами. Предполагалось обнаружить 15-20 тысяч скелетов.

Напомню, что в истинности «Истории русов» и добросовестности ее автора сомневались многие известные исследователи, в частности, Г.Ф. Карпов [8] и Н.И. Костомаров.2

Но в результате длящихся уже 15 лет регулярных и целенаправленных усилий совместной канадско-украинской экспедиции на месте разрушенной крепости археологи никаких массовых захоронений не обнаружили. В Батурине было найдено около полутора сотен скелетов. Некоторые их них действительно походили на то, что предполагалось найти: «погребение ребенка без гроба», «череп подростка в сгоревшем жилище», «останки женщины 20-30 лет с расколотым саблей черепом», «череп с пулевым отверстием в затылке подростка 9-12 лет, несколько десятков засыпанных пеплом скелетиков детей 1-5 лет» [15]. Несмотря на неожиданно скромный результат, исследователями сделан вывод: «резня была тотальной, и в Батурине не осталось никого» [10].

В качестве доказательства геноцида, в частности, предъявляются скелеты людей, судя по условиям их захоронения, погибших от пожара. Но, учитывая, что в Батурине дома и в XVIII в., и ранее были преимущественно деревянными, трудно надеяться, что за более чем двести лет не было других больших пожаров, кроме пожара 1708 года, с человеческими жертвами. Действительно, за время своего существования город полностью сгорал трижды: в 1655, 1708 и 1723 годах, не считая локальных пожаров, в которых также могли гибнуть люди. В частности, согласно данным А.М. Лазаревского, в 1655 году, как писал об этом тогда наказной гетман Иван Золотаренко, «мiстечко Батуринъ, попущеніемъ Божіимъ, все сгорiло» [11, с. 109]. И тот пожар не был для города ни первым, ни последним.

Однако данный факт не учитывается. В статье «Новые ужасные факты Батуринской трагедии находят археологи» [14]3 говорится: «Дослідження істориків доводять, що це жертви кривавої розправи армії Петра І. 300 років тому за одну ніч царські солдати винищили 16-тисячне місто. Це були родичі козаків, що підтримали гетьмана Івана Мазепу. Археологи відкрили вже 70 поховань. Дорослих чоловіків там немає, лише жінки та діти».

В дальнейшем раскопки были продолжены. Соответственно, увеличивалось количество вскрытых могил. Однако даже 170 найденных индивидуальных захоронений не позволяют подтвердить версию о 16 тысячах убитых в одну ночь. С учётом естественной смертности, характерной для XVIII в., особенно среди детей, количество найденных в крепости скелетов не превышает численности умиравших в Батурине за год-два. Кроме того, ввиду ангажированного характера проводимых исследований, археологи в данном случае изучают не город, где десятки лет до штурма жили и умирали люди, а целенаправленно ищут место массовой резни. Поэтому, каждую раскопанную могилу, где бы её ни находили, они в первую очередь соотносят с резнёй, психологически не будучи готовыми к чему-то другому.

Видимо, поэтому один из руководителей раскопок заявил: «Російський цар направив свої війська на гетманську столицю Батурин. Сили були нерівні і місцеві мешканці сховалися у неприступній фортеці. Та зрадник показав росіянам таємний хід. Фортецю спалили і зрівняли із землею, а 16 тисяч мирних жителів жорстоко вбили. Їхні тіла поховали у мерзлу землю, тож усі відкриті могили неглибокі, земля тут перемішана зі битою цеглою та попелом». В данном случае археолог следует содержанию текста «Истории Русов», не пытаясь его критически осмыслить. Тем более странно, что называется цифра – 16 тысяч только мирных жителей. А ведь ещё были казаки и сердюки4. Значит всего по его «расчётам» должно было погибнуть не менее двадцати двух – двадцати трёх тысяч.

Однако где их останки? Кто и куда их спрятал? Неужели драгуны Меншикова постарались скрыть следы своего преступления и им это удалось? Или потом их закапывали люди Мазепы? Почему тогда об этом не писали свидетели, упоминая лишь о разрушениях? Ведь, если бы шведы и «мазепинцы», придя в Батурин, увидели то, что описал автор «Истории Русов», их бы поразили не руины Батурина, а горы трупов повсюду, а также распятые, повешенные, колесованные, четвертованные и посаженные на кол тела командиров подразделений сердюков. Почему археологи находят останки только женщин и детей? Получается, что мужчины их бросили, сбежав из крепости? Или драгуны всех казнённых и зарезанных сортировали по половозрастному признаку? И почему сердюков археологи упорно называют казаками? Ведь это далеко не одно и то же.

Кроме того, неясно, как А.Д. Меншикову удалось за несколько часов, которые оставались у него до прихода находившихся в четырех верстах от Батурина шведов5, зверски истребить всех жителей, устроив им «нечувану різанину», ведь, если верить текстам, на которые ссылаются археологи из канадско-украинской экспедиции, ими были завалены рвы, дома, улицы.

Кроме того, возникает еще один «неудобный» вопрос. Если Мазепе и его людям надо было бы похоронить двадцать с лишним тысяч изрубленных и обгорелых трупов, причем, в индивидуальных захоронениях в мёрзлой земле, пусть и неглубоких, какие сейчас находят в Батурине археологи, сколько на это понадобилось бы человеко-часов? Вероятно, это отняло бы все их силы и время и не позволило продолжать участие в войне, чего на самом деле не произошло.

В качестве доказательства истинности своих выводов археологи используют «стратиграфический» довод: «Всі ці поховання не можна списати на інші події, оскільки вони опущені у шар пожежі 1708 року». Толщина слоя определяется в 0,5 метра [9]. Однако захоронения в этом слое могли быть сделаны и гораздо позже 1708 г. Захоронения датируются, в первую очередь, по сопутствующему инвентарю, а такого рода доказательства не предъявлены. Поэтому, научный сотрудник Канадского института украинских исследований В. Мезенцев пытается объяснить отсутствие массовых захоронений следующим образом: «Ми не маємо нашими дослідами підраховувати кожну людину, але переконатись, що масові поховання були. Однак «Iсторія русів» свідчить, що багато трупів було потоплено у Сеймі». При этом ссылается на «Историю Русов», написанную спустя много лет после 1708 г. Однако, данный источник такого сообщения не содержит [6, с. 206-207]. Об этом написано в Лизогубовской летописи: «многожъ въ Сеймѣ потонуло людей, утекаючи чрезъ ледъ еще не крѣпкій» [20, с. 189]6.

Не обнаружив реальных массовых захоронений, участники раскопок, тем не менее, демонстрируют уверенность в их существовании: «На самом деле вокруг некогда главного храма гетманской столицы - собора Живоначальной Троицы захоронений сотни» [9]. Это пока что ничем не доказанное суждение они объявляют «фактом» и полагают, что «этот факт достоверно свидетельствует» о массовых убийствах, совершенных солдатами А.Д. Меншикова.

Археолог В. Коваленко утверждает: «Батурин перестав бути білою плямою історії, бо після розкопок ніяких сумнівів у жорстокій різанині немає. Дві третини скелетів, знайдених на цвинтарі цитаделі, належить молодим жінкам та дітям. Значна частина черепів потрощена шаблями i кулями. Козаки вірили в неприступність фортеці i, коли йшли на з'єднання з військами Карла ХІІ, залишили тут свої родини. Якби ж не зрадник... Уже після побоїща Мазепа з полками повернувся у Батурин. За свідченнями літописців, козаки плачучи рили шаблями вже змерзлу землю i ховали своїх кревних...» [9].


Таким образом, по В. Коваленко, получается, что драгуны Меншикова столкнулись в Батурине исключительно с женщинами и детьми, а не с мужчинами. Потому археологи и находят в основном скелеты «молодых женщин». И снова упоминаются не сердюки, а казаки. Хотя охраняли крепость именно сердюки7. Под «предателем», видимо, подразумевается полковник Иван Нос: «в последнюю минуту в московском лагере появился старшина Прилукского полка И. Нос» [10]. Замечу, что данное утверждение противоречит даже «Истории Русов», в соответствии с которой в лагерь Меншикова явился не лично полковник Нос, а старшина Соломаха («Полковникъ Прилуцкій, Носъ, несогласный также, какъ и другіе полки, на предпріятія Мазепины и гнушавшійся его вѣроломствомъ… выслалъ ночью изъ города Старшину своего, прозваніемъ Соломаху» [6, с. 206]).


При этом, И. Мазепу В. Коваленко не считает предателем, выводя его действия за рамки моральных оценок: «В политике нет понятия предательства. И в современной украинской политике не все едины в своих интересах. Тогда тоже было так. Всегда каждый отстаивал свои интересы. Так и Мазепа. Для Петра он был предателем, для Карла – партнером» [9].

Участники раскопок уверены, что из 170 обнаруженных ими останков не менее половины – жертвы «батуринской резни»: «Ученые откопали около 170 останков, и половина из них – точно жертвы трагедии» [9]. В доказательство этого приводится следующий тезис: «Захоронения все однотипные – ямы неглубокие, в них есть пепел от горелых зданий и щебенка разрушенных домов. У многих наглядные следы травм. Найдены также захоронения более ранних времен. Они находятся под слоем пепла. А над ними семейные захоронения, как правило, женщины с одним или двумя детьми. Не часты же ситуации, чтобы вся семья умирала в один день!... Есть тела лежащие лицом в землю, что противоречит православным канонам. Все это свидетельствует о массовых смертях» [9].

Полагаю, что индивидуальные захоронения, даже совершенные не по православным канонам, не могут служить доказательствами массовых убийств и геноцида. Таковыми являются только захоронения массовые. Однако их не обнаружено.

Другим важным аргументом в пользу соотнесения обнаруженных останков с «батуринской резней» является обнаружение на части (!) из них следов насильственной смерти: «кістяки двох забитих мешканців» в подвале сгоревшего дома или «багато кісток (збереглось сім черепів) дорослих та дітей» в южном предместье Батурина [12]. При этом даже не обсуждается возможность гибели людей вследствие столкновений казаков в период Руины, столкновений между казаками и сердюками, убийств на бытовой почве и т.д. Все признаки насильственной смерти априори приписываются «батуринской резне».

Несмотря на явную политическую ангажированность выводов исследователей, они это всячески отрицают, заявляя: «Наука – одно дело, политика – иное» [9]. При этом от политических выводов удержаться не могут. Вот, в частности, что заявил профессор Торонтского университета В. Мезенцев: «Это в ХХІ веке называют военным преступлением. Таким образом, российские войска хотели запугать всех сторонников Мазепы. Это была также месть… по нашим данным, в 1708 году в Батурине было около двадцати тысяч населения. Часть разбежалась во время атаки, а погибло, наверное, 11-14 тысяч батуринцев»8 [9].

Судя по цитируемой мною статье, криминалистической экспертизы останков не проводилось, говорится лишь, что «вскоре будут приглашены медики, которые осмотрят останки и дадут заключения о роде травм, что впоследствии даст возможность установить причины смерти» [9]. Хотя сами исследователи «определились» в этих причинах заблаговременно. При этом на вопрос, а есть ли среди похороненных здесь русские солдаты, профессор В. Коваленко отвечает: «Даже если их останки где-то и есть, то они, вряд ли признаются, кто они такие» [9].

В. Коваленко вынужден признать, что «места погребения большинства погибших защитников батуринской крепости неизвестны» [10]. Отмечу, что специалисты по выявлению и раскопкам захоронений Отечественной войны 1812 года рекомендуют учитывать, что «на месте массовых погребений возникали провалы земли, где вырастали кусты и деревья…», а также предлагают искать «на месте сожжённых деревень либо в верховьях оврагов» [13]. Сообщений о том, что нечто подобное удалось выявить при раскопках Батурина, нет. Поэтому, не имея возможности говорить на языке фактов, археологи прибегают к доводам эмоционального характера: «Со слезами и невыразимой тоской казаки похоронили своих родных, кого удалось узнать среди тысяч истерзанных тел» [10], - утверждает В. Коваленко. Рассказы археологов, представляющие собой не опирающийся на факты вымысел, подхватывают журналисты, берущие у них интервью. Автор многократно цитированной здесь статьи Т. Катриченко пишет: «Историки сейчас в один голос рассказывают о кровавой резне «до ноги», называя это катастрофой и даже геноцидом. Этот же факт пытаются отрицать некоторые российские специалисты, а особенно журналисты» [9].

Выводы участников украинско-канадской экспедиции (опираясь на объективные данные их же раскопок) оспаривает писатель Олесь Бузина: «Раскопки в Батурине не показывают никаких следов яростного штурма и больших потерь осаждавших, о которых так живописно рассказывал сочинитель «Истории Русов». Если бы они были, в Батурине осталось бы много трупов, которые легко опознаются по остаткам форменной обуви, прекрасно сохраняющейся в болотистом грунте, медным пуговицам, русским нательным крестам и оружейному лому. Но никаких братских могил солдат Меншикова под крепостью не обнаружено до сих пор» [3].

Нелогичность исследовательских усилий археологов заключается в том, что захоронения российских солдат, которых якобы полегло при штурме Батурина 2 или даже 3 тысячи, они не ищут вовсе и, соответственно, не находят.

Поскольку становится ясно, что наука пока бессильна обнаружить доказательства «батуринской резни», их отсутствие пытаются заменить «художественным» осмыслением. Кинорежиссер Ю.Г. Ильенко, в частности, заявил: «На раскопках Батурина не нашли ни одного скелета, потому что все жители были вырезаны, распяты, прикреплены к плотам и пущены по водам Сейма, Десны и Днепра для запугивания» [18].

Однако данное утверждение также нельзя признать вероятным, учитывая количество усилий и времени, которые необходимо было потратить на реализацию вышеуказанных «устрашающих» мероприятий. Получается, что солдаты Меншикова, захватив город, должны были сначала казнить всех жителей, затем собрать в разрушенном городе все трупы и переместить их к реке Сейм. Десна и Днепр находятся значительно дальше, поэтому, для доставки трупов туда понадобились бы еще большие усилия. Кроме того, следовало заготовить большое количество бревен, изготовить из них тысячи (!) плотов, прибить к ним тела убитых и спустить вниз по реке. Однако Батурин находится не в лесистой местности. Соответственно, проблема заготовки десятков тысяч древесных стволов представляется неразрешимой. Учитывая, что, по данным «Истории Русов», казаки хоронили трупы в «мерзлой» земле, река уже тоже могла начать покрываться льдом9. В таких погодных условиях лесосплав и вовсе невозможен. Учитывая, что «летучий отряд» А.Д. Меншикова пробыл в Батурине всего один день (2 ноября 1708 года Батурин был взят, а 3 ноября «летучий отряд» его уже покинул), предложенная Ю.Г. Ильенко реконструкция событий является полностью невероятной.

Из всего вышеизложенного следует неизбежный вывод: так называемой «батуринской резни» просто не было. По данным Лизогубовской летописи, Меншиков не только приказал прекратить истреблять противника после победного штурма, но и велел дать местным жителям подтверждавшие их лояльность власти охранные грамоты: «однакъ за вытрубленіемъ не мертвить, много еще явилося у князя Меншикова, который дать велѣлъ имъ писаніе, чтобъ никто ихъ не занималъ» [20, с. 189]. Такой подход согласуется с известной по переписке Меншикова с царём линии на союз власти с народом против шведских захватчиков. Напомню, в частности, что, помимо прямых указаний со стороны Петра I и подчинённого непосредственно ему русского командования не допускать бесчинств и произвола со стороны солдат по отношению к малороссам, сам Меншиков за неделю до штурма Батурина писал царю: «за благо вашей милости советую, что при таком злом случае надлежит весьма здешний простой народ утвердить всякими обнадеживаниями» [16, ч. 2, с. 864]. Из этого следует, что русский царь и его ближайшее окружение ясно и чётко понимали важность не устрашающих мер по отношению к местному населению, а наоборот, максимально терпимых и гуманных. Поэтому, многие попавшие в плен сердюки не были казнены на месте, как следует из описания «мазепинцев», но позже были отпущены на поруки сохранивших верность русскому царю родственников, как это было, скажем, с сердюками И. Олениченко, Ф. Гоменко, М. Подскочиным и другими, включая временно отправленных в Москву и Санкт-Петербург [1, с. 134-135].

Кроме того, о том, что жители не были перебиты, свидетельствует тот факт, что после изданного 8 декабря 1708 года гетманского универсала, опровергающего наветы Мазепы, И. Скоропадский выдал 22 декабря 1708 года батуринскому атаману Даниле Харевскому другой универсал, который разрешал батуринцам вновь селиться в городе. И, как пишет историк А.С. Каревин, «"вырезанные" разрешением воспользовались» [7].

Не случайно, ссылаясь на опись Батурина 1726 года, украинский историк А.М. Лазаревский писал: «Разбѣжавшіеся батуринцы, вернувшись на родное пепелище, стали селиться около города, на предмѣстьяхъ, которыя не были окончательно разорены», подведя итог, что жители бывшей гетманской столицы «при Батуринѣ, на предмѣстѣ, посля разоренія, на погорѣлихъ и на пустыхъ мѣстахъ поселились вновь по указу покойного гетмана Скоропадского, которій указъ покойнимъ атаманомъ батуринскимъ Даниломъ Харевскимъ публѣкованъ; а иніе живутъ и въ старыхъ домахъ, которіе отъ разоренія уцѣлѣли» [11, с. 112-113]. Согласно этой описи, в Батурине уже находилось 428 дворов [4, с. 113], что, естественно, было меньше, чем до разорения города. Но с учётом потери Батуриным политического и экономического значения с переносом гетманской столицы в Глухов, ничего удивительного в этом нет.

Профессор Э. Понарин, анализируя данные цитированных выше источников, пришел к заключению: «То, что батуринские посады (часть города за пределами крепости) были вновь заселены практически сразу же по окончании этих трагических событий, еще раз заставляет усомниться в достоверности сообщений о батуринском избиении» [17].

Домыслы о кровожадности русской армии опровергает изданный 20 июля 1706 года (перед походом в Польшу) по инициативе А.Д. Меншикова нормативный документ – «Артикул краткий». В основном, он предназначался для драгунской конницы и должен был способствовать укреплению дисциплины и росту её боеспособности. В нём не только запрещалось обсуждать приказы, отставать от рот, покидать посты и спать на караулах, держать блудниц, играть в кости, распевать «скверные песни», затевать свары и тайные сходки, но и категорически указывалось щадить при штурмах женщин и детей, «разве что от генеральства для причины какой, иное что приказано будет» [5, с. 327-337]. Тогда поход в западную Польшу закончился блестящей победой 18 октября 1706 года при Калише над объединённой шведско-польской армией.

Однако заключение о малочисленности жертв в Батурине не означает, что жертв среди мирного населения не было совсем. Тем более что обстрел посада сердюками, в случае, если в нём оставались местные жители, мог оказаться для них весьма губительным. Безусловно также, что Батуринская крепость была полностью разрушена и сожжена, пороха для этого в её погребах было достаточно, и вполне вероятно, что с руководителями обороны А.Д. Меншиков расправился беспощадно, как с врагами и изменниками. А история бежавшего из Батурина полковника Д. Чечеля, которого выдали украинские крестьяне русским властям, это наглядно подтверждает. Но массовой резни мирного населения не было. Поэтому, вслед за Г. Ле Боном (Лебоном) остается констатировать, что в данном случае мы имеем дело с такими «фактами» истории, к которым «следует относиться как к произведениям чистой фантазии, фантастическим рассказам о фактах, наблюдавшихся плохо и сопровождавшихся объяснениями, сделанными позднее» [19, с. 147].
Источники и литература.
1. Артамонов В.А., Кочегаров К.А., Курукин И.В. Вторжение шведской армии на Гетманщину в 1708 г. Образы и трагедия гетмана Мазепы. СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2008. 208 с.

2. Батурин: лiпимо класику [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://tour-cn.com.ua/publ/55-1-0-199

3. Бузина О. Истории от Бузины: Батуринский позор мазепинцев [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.segodnya.ua/news/12089877.html

4. Викторов Ю.Г. Забытая полемика // Традиции исторической мысли: Материалы научного семинара памяти В.И, Злобина. М.: КНОРУС, 2009. С. 105-112.

5. Волынской Н.П. Постепенное развитие русской регулярной конницы в эпоху Великого Петра. СПб., 1912. Вып. 1. Кн. 2. С. 327-337.

6. Исторія Русовъ или Малой России. М., 1846. 257 с.

7. Каревин А. Выдумка старого гетмана. Необычный взгляд на «Батуринскую резню» [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://svandrej.at.ua/news/2009-08-29-16

8. Карпов Г.Ф. Критический обзор разработки главных русских источников, до истории Малороссии относящихся, за время: 8 января 1654 – 30 мая 1672 года. М.: Тип. Грачева, 1870. 191 с.

9. Катриченко Т. «Скелеты» Батурина [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://glavred.info/archive/2008/07/18/162533-6.html

10. Коваленко Ю. Последний свидетель Батуринской трагедии [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.hlukhiv.com.ua/articles/hetman_capital/poslednii_svidetel_baturinskoi_tragedii.html

11. Лазаревский А.М. Исторический очерк Батурина // Чтения в историческом обществе Нестора летописца. К., 1892. Кн. VI. Отд. II. С. 105-122.

12. Мезенцев В. Археологічні дослідження мазепиної столиці у 2007 р. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.novasich.org.ua/index.php?go=News&in=view&id=3705

13. Можаев А. До особого распоряжения [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://strana.ru/journal/15920582

14. Нові жахливі історичні факти Батуринської трагедії знаходять археологи [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://ictv.ua/ukr/news_culture.php?news_id=71190

15. Павленко С. «Тот город со всем сожгли». Батуринская трагедия 1708 г.: факты и домыслы [Электронный режим] // Режим доступа: html http://www.day.kiev.ua/192545/

16. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. VIII. ч. 1, 2. М.-Л., 1948.

17 . Понарин Э. Историческая действительность и националистическая мифология [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.edrus.org/content/view/55/62/

18. Проторская Н. Юрий Ильенко: "Никакой Полтавской битвы не было" [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.ng.ru/culture/2003-05-29/6_poltava.html

19. Психология толп. М.: Ин-т психологии РАН, Изд-во КСП, 1998. 412 с.

20.. Сборниь летописей, относящихся к истории Южной и Западной Руси. Типография Г. Т. Корчак-Новицкого. Кіев, 1888. 324 с.




1 История «Руси или Малой России» написана в виде политического памфлета в конце XVIII или начале XIX века на территории Украины. Предполагаемый автор – архиепископ Белорусский Георгий Конисский; большая часть историков ставят авторство Георгия Конисского под сомнение. Многими историками «История русов» признана недостоверным источником (прим. ред).

2 Н. И. Костомаров существенно пересмотрел своё отношение к «Истории Русов» во многом в результате критических взглядов на неё Г.Ф. Карпова и долгой полемики между ними [4].

3 Данная статья, впервые опубликованная на сайте телеканала ICTV, быстро с него исчезла, но цитаты из нее появились во множестве других Интернет-публикаций.

4 Сердюки – личная гвардия гетмана, которая формировалась не только из казаков, но и из иностранцев (прим. ред.).

5 Из письма Петра от 1.11.1708 г., которое было отправлено Меншикову за день до штурма резиденции гетмана, следует, что «неприятель перебирается в четырех милях от Батурина» [16, ч. 1, с. 268.].

6 «Лизогубовская летопись» - «Летописец, или Описание краткое знатнейших действ и случаев» - украинская летопись, составленная в 1742 г.. Содержит сведения о событиях с начала XVI в. до 1737 г.. Оснвными источниками для Лизогубовской летописи послужили предшествующие украинские летописи и фамильные записки семейства Лизогубов (о событиях с 90-х гг. XVII в. по 1737 г.). В ней выделяется описание заслуг рода Лизогубов, особенно генерального обозного Якова Лизогуба, который и считается автором летописи. Отражая взгляды украинской казацкой старшины, он отстаивает идею автономии Украины. – Советская историческая энциклопедия (прим. ред).

7 Напомню, что такая подмена позволяет утверждать, вопреки исторической действительности, идею «казацкой революции» против империи.

8 Обращаю внимание, что археолог путает население с наёмной мазепинской гвардией (теми самыми сердюками), и всех их записывает в «сторонники Мазепы», считая, что батуринцы однозначно разделяли планы и взгляды гетмана. Однако никакими данными на этот счёт историки не располагают.

9 В 1708 году, по воспоминаниям, шведов, на Руси была очень суровая зима. Поэтому потери от морозов в шведской армии едва ли не превышали потери в боях и сражениях