Предстоятель большинства - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Предстоятель большинства - страница №1/1

«Огонёк».-2013.-№1 (5257). -С.20-21.
ПРЕДСТОЯТЕЛЬ БОЛЬШИНСТВА
ГРУЗИНСКИЙ КАТОЛИКОС-ПАТРИАРХ ИЛИЯ II ЕДЕТ В МОСКВУ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ НАГРАДУ В ЧЕСТЬ СВОЕГО 80-ЛЕТИЯ. А НАКАНУНЕ С КРУГЛОЙ ДАТОЙ ЕГО ПОЗДРАВИЛ РОССИЙСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ. «ОГОНЕК» ВСПОМИНАЕТ, КАКУЮ РОЛЬ ПАТРИАРХ СЫГРАЛ В ГРУЗИНСКОЙ ПОЛИТИКЕ
Ольга Розмахова

Человек, на юбилей которого деревенские жители готовят рекордную 8-метровую чурч­хелу, а столичная интелли­генция — крупнейший кон­церт в филармонии, надеясь одинаково его порадовать, вероятно, заслуживает звания нацио­нального героя. Грузинский католикос- патриарх Илия II является таковым и со­гласно всем социологическим опросам: в ноябре Национальный демократиче­ский институт США определил рейтинг доверия населения патриарху на уров­не 93 процентов. Беспрецедентная популярность грузинского духовного ли­дера, недавно отметившего свое 80-ле­тие и 35-летие интронизации, феномен не только религиозный, но и полити­ческий. Накануне визита Илии II в Мо­скву, где его наградят премией Междуна­родного общественного фонда единства православных народов, «Огонек» разби­рался в природе успеха патриаршего со­циального служения.



КОНФЕТА ОТ МОНАХИНИ — Многие со­мневались, приеду я или нет в Москву,— пояснял журналистам Илия II, посетив­ший похороны российского патриарха Алексия II в декабре 2008 года.— Но это были напрасные сомнения.

После августа 2008-го не только такой к визит, но даже такие слова стоили бы любому грузинскому деятелю народной поддержки. Но только не Илии II.



  • В тот момент все межгосударствен­ные отношения были прерваны, един­ственной связью оказалась церковь,— вспоминает Зураб Абашидзе, спецпред­ставитель грузинского премьера по вопросам отношений с Россией.— Делега­ция Грузинской православной церкви, в составе которой был и я, несколько раз посещала Россию после трагических событий в Осетии, представители РЦП приезжали в Тбилиси. У таких поездок были критики, потому что, разумеется, переговоры имели политическую подо­плеку. Однако их результат в сравнении с тупиком, в который зашли перегово­ры светские, оказался позитивным. Мо­сковская патриархия подтвердила ка­ноническую целостность Грузии, а Гру­зинская церковь — духовное единство с РПЦ. В общем итоге церковь укрепила свой авторитет миротворца.

Светские журналисты поспешили по­здравить Илию II с успешно завершен­ной «спецоперацией», заметив при этом, что патриарх был подготовлен к ней как никто другой.

Уроженец Казбегского района Грузии, школьные месяцы проводивший во Вла­дикавказе, Ираклий Гудушаури-Шиолашвили, до того как стать патриархом, успел сродниться с культурами нынеш­них политических оппонентов Грузии — русских, осетин и абхазов. Его биогра­фия, начинающаяся на житийный ма­нер, тому свидетельство: дом православ­ных родителей юного Ираклия оказал­ся прибежищем для нескольких мона­хов, гонимых советской властью, а на скопленные деньги отец патриарха, гла­ва местной духовной общины, купил два участка земли во Владикавказе и открыл таммолитвенный дом. Русская монахи­ня Палладия, которая жила в отдельной комнатке у родителей патриарха и по­сле службы дарила маленькому Ираклию гривенник, хорошо ему запомнилась: «За гривенник я покупал двух красных пе­тушков на палочке»,— пояснял Илия II Духовным отцом семьи Гудушаури-Шиолашвили был осетинский священник — отец Михаил Зацоев.

Как утверждает племянник католико­са, митрополит Батумский и Лазский Ди­митрий, после школы будущий Илия II надумал было поступать в медучилище, однако в последний момент решился на иное служение и подал документы в Мо­сковскую духовную семинарию. Види­мо, выбрал по душе: уже на первом кур­се был награжден за лучшее итоговое со­чинение. После семинарии до 1960 го­да юный Ираклий (а с 57-го уже приняв­ший постриг иеродиакон Илия) продол­жал жить в Загорске (ныне — Сергиев По­сад), учась в Духовной академии. «Это бы­ли самые светлые годы моей жизни,— признавался грузинский патриарх.—

Мы взахлеб читали и познавали филосо­фию, психологию, антропологию, исто­рию, литературу. Студенты нашей груп­пы отличались от остальных семинари­стов своим энциклопедизмом». А Илия II, как вспоминали его одногруппники, от­личался еще и особым обаянием. Оно так подействовало на местных художников, что они решились написать с него образ Иоанна Предтечи в притворе Покровско­го Академического храма. Вышло удачно: роспись там и по сей день.



РИСУЮТ ВСЕ В Грузии юного и образо­ванного Илию II сразу же отметили от­ветственными назначениями: в 1960 го­ду он стал настоятелем кафедрального собора в Батуми, в сплошь мусульманской Аджарии, а в 1967 году был пере­веден в Сухумо-Абхазскую епархию. Поиски контакта с местной паствой привели в итоге к тому, что Илия II вовремя богослужения совершал возгла­сы не только на грузинском, но и на цер­ковнославянском, абхазском и грече­ском языках.

Когда в 1972 году умер католикос-па­триарх Ефрем II, никто не сомневался, что на его место взойдет Илия — к то­му времени уже митрополит. Однако вмешался Совет по делам религий при Совмине СССР, при содействии — как утверждали грузинские диссиденты — всесильного КГБ. Кандидатуру Илии от­клонили, впрочем, ненадолго: в 1977 го­ду, после смерти очередного патриарха, он все-таки был избран.

Илия II всегда считался церковным либералом, сторонником экуменическо­го движения,— поясняет Николай Ми­трохин, религиовед, научный сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете.— Эту ре­путацию он сохранил до сих пор и пото­му находится под постоянным прессин­гом — теперь со стороны монашествую­щих и националистически настроенного белого духовенства. Даже сейчас Илия II определяет облик небольшой части церк­ви, он, фактически, одинок в своих воз­зрениях на будущее межконфессиональных контактов, и вопрос о том, каким бу­дет его преемник, открыт.

С советской властью у Илии II, как и у нынешнего российского патриарха Кирилла, отношения были напряжен­ные. В 1983 году на заседании Всемирно­го совета церквей — главного органа эку­менического движения — они оба при­зывали вывести советские войска из Афганистана, обвиняя свое правитель­ство в агрессии. В те же годы Совет по де­лам религий Грузинской ССР настоятель­но рекомендовал Илии II снизить число проводимых богослужений и произноси­мых проповедей, поскольку тот уж слиш­ком рьяно взялся за миссионерскую дея­тельность: добился перевода Библии на современный грузинский язык, обязал читать по три проповеди в Тбилисском храме Сиони, наладил церковную типо­графию. В результате, как сокрушался уполномоченный совета товарищ Майсурадзе, «в церковь потянулись молодые люди».

Он сам очень образованный, энци­клопедически развитый человек — док­тор богословия, автор церковной музы­ки, которая исполнялась на специальном концерте в Париже, художник и скуль­птор,— рассказывает Роин Метревели, академик Национальной академии наук Грузии, бывший ректор Тбилисского го­сударственного университета.— Долгое время он поддерживал традицию: каж­дый четверг проводил встречи с учены­ми, где обсуждались все актуальные во­просы науки и воспитания молодежи.

В 90-е годы, когда нам всем жилось не­просто, он помогал грузинской науке и морально, и материально. А в 2008 го­ду стал учредителем одного из престижных ныне светских вузов — Грузинского университета имени св. Андрея Пер­возванного, а также светского Универси­тета в Аджарии, Гелатской академии на­ук. Кроме того, он является почетным доктором Тбилисского госуниверситета и почетным членом Национальной Ака­демии наук.



  • Однажды патриарх созвал нас, архи­ереев, и благословил заниматься иконописанием,— рассказывал журналистам племянник католикоса, владыка Дими­трий, знакомый с творческой натурой дя­ди.— И мы с благословения патриарха начали. У некоторых архиереев, что уди­вительно, получилось! Я сам несколько икон написал. Потом Святейший снова нас собирает и говорит: надо заниматься музыкой, купите себе инструменты! Тут я подошел и отпросился: «Ваше Святей­шество! У меня нет таланта, пожалуйста, освободите от этого послушания». Других не освободил. Некоторые архиереи так и музицируют...

В УСЛОВИЯХ ПОЛИТИЗАЦИИ — А я, ког­да думаю о патриархе Илии И, вспоминаю его в день тбилисской трагедии 9 апреля 1989 года, при разгоне оппозиционного митинга у Дома правительства,— поясня­ет фотограф Юрий Рост, более 30 лет сни­мающий грузинского католикоса.— В ту ночь патриарх, узнав о планах правитель­ства, вышел на трибуну: я стоял всего в не­скольких метрах от него. Он предложил грузинам спрятаться в церкви, за огра­дой, но те отказались. Тогда он пообещал остаться с ними — и вся площадь нача­ла молиться. Он действительно оставал­ся там до последнего момента, пока его не эвакуировали войска.

В 90-е годы, когда первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия покинул стра­ну, патриарх оказался на время един­ственным официальным лицом, про­двигавшим мирные инициативы. Уже в 2007-м этот опыт снова пригодился: ка­толикос посредничал в переговорах меж­ду властью и оппозицией. А в 2008-м вы­шел на площадь к участникам митинга уже новейшей грузинской оппозиции — сразу после того, как посетил открытие первого заседания парламента. По лично­му ходатайству патриарха освобождались заключенные, в том числе оппозиционе­ры и лидеры молодежных движений.

Несомненно, у Илии II были и свои поражения,— считает Анатолий Краси­ков, директор Центра проблем религии и общества Института Европы РАН.—

В 1997 году, например, представители грузинских монастырей потребовали от него выйти из состава Всемирного совета церквей, и он вынужден был подчинить­ся. А Абхазия, несмотря не все усилия ка­толикоса, так и осталась преимуществен­но языческим регионом, что подтвержда­ют полевые исследования.

Что самое существенное, Илия II по­терял контроль над паствой в Абхазии и Южной Осетии: не помогло даже его решение 2010 года самому стать митро­политом Пицунды и Цхум-Абхазети. Фактически сегодня обе области создали се­бе непризнанные православные церк­ви и, не найдя поддержки у РПЦ, управ­ляются самостоятельно. Кроме того, ка­толикос вот уже более 20 лет отбивается от обвинений осетинских журналистов, утверждающих, что в 1990 году он из­дал националистический приказ «убий­цу каждого грузина, несмотря на вину или невиновность жертвы (убитого), объ­явить врагом грузинского народа». Да­же предыдущему российскому патриар­ху Алексию II приходилось вступаться за коллегу, объясняя недоразумение непра­вильным переводом речи Илии II. Свои претензии есть у армянской диаспоры, приписывающей, несмотря на офици­альные опровержения Грузинской церк­ви, католикосу заявление, что Нагорный Карабах «был и останется в составе Азер­байджана».

В своей националистической рито­рике патриарха активно использовало правительство Михаила Саакашвили,— считает Николай Митрохин.— И тот играл роль свадебного генерала. Нужно учесть, что грузинское православие еще больше, чем русское, тяготеет к ста­тусу державной религии и православными себя здесь часто называют по поли­тическим соображениям. Это наложило свой отпечаток на восприятие образа ка­толикоса.

Ответом Илии II на нападки и крити­ку, как всегда, стало обращение к пастве. Так, например, патриарх, перенесший операцию на сердце, решил поднять Гру­зию в списке читающих стран: по воскресеньям в построенном им Троицком со­боре он дает пастве задание — прочесть какую-нибудь конкретную книгу. А по четвергам обсуждает с ней усвоенное со­держание.

Он очень открытый человек: ес­ли у него есть время и силы, он готов принять любого гостя,— считает Юрий Рост.— И он умеет устраивать застолья, с хорошим вином, хорошими тостами. Любит не просто дарить подарки, а ода­ривать.



Двоюродная сестра католикоса Нелли Шиолашвили вспоминала, что в детстве будущий Илия II «всегда замечал, что на нас, девочках, надето», чтобы при слу­чае сделать комплимент или подарить что-нибудь. Когда он как-то раз прие­хал из семинарии на каникулы, то при­вез с собой фотоаппарат. Ходил по де­ревне и всех снимал: пленка уже закон­чилась, а он все еще щелкал. Получится фото или нет — неважно, главное — не расстроить людей. Сейчас тоже никто не знает, получится у католикоса в очередной раз стать буфером между грузин­скими политическими оппонентами или нет, но от обязанностей он не отка­зывается. ■ ■