Правдивая история «Дяди Яши» у памятника могло бы быть много имен - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Правдивая история «Дяди Яши» у памятника могло бы быть много имен - страница №1/1

Правдивая история «Дяди Яши»

У памятника могло бы быть много имен
Скульптурная композиция, изображающая двух слесарей, установленная на улице Парижской коммуны, по праву носит звание самого народного памятника нашего города. Причин на то много: и очевидная непохожесть на традиционные скульптуры, воздвигнутые на постаменты, и простота образа, без всяких там “взвейтесь-развейтесь”, и теплое, почти домашнее, название — «Дядя Яша». К тому же, и прототипом для создания фигуры наставника, выглядывающего из люка, стал не чужой человек, а вполне реальный рабочий, посвятивший не один десяток лет работе в «Водоканале».
Около двух лет назад имя фронтовика, слесаря Якова Зубкова (чье имя и дало название памятнику) облетело все местные СМИ. В принципе, выбор коллектива «Водоканала», решившего наречь новый памятник в честь дяди Яши, был вполне достойным. Бригадира Зубкова не раз отмечали премиями, а его фотография красовалась на доске почета.

Однако старейшие работники очень переживают: мол, вышло так, что этот памятник увековечил только одного человека. А ведь по задумке он был посвящен целому поколению людей, трудившихся на предприятии. К примеру, в том же 1947-м году на одной доске почета рядом с карточкой Зубкова висела фотография другого сантехника — Федора Арясова. Человека, скажем честно, не менее достойного, потомственного работника предприятия, одного из ярких представителей славной трудовой династии.

Шутка ли — отец Федора Степановича, — Степан Арясов, — был принят в городской коммунальный трест «Водоканализации» еще 21 июля 1937 года! Начинал землекопом, а в феврале 39-го ему предложили новую должность. Тогда конюха хозяйственного двора уволили «за совершение пьянства на дежурстве, по причине чего все лошади остались не кормленными» (это точная формулировка из приказа — авт.). Арясова-старшего назначили на его место, и он полностью оправдал доверие руководства. В мае 41-го его даже премировали в сумме 75 рублей «за честное и аккуратное отношение к лошадям и правильную раздачу фуража».

К тому времени в тресте «Водоканализации» трудилась почти вся ближайшая родня Степана Ивановича. Жена работала водоливом: отпускала воду из специальной водозаборной будки, в которой в то время и жила семья Арясовых. Прямо из крохотной кухни, в которой было проделано специальное окошечко с выдвижным лотком, Валентина Егоровна принимала плату. Здесь же, под рукой, был вентиль.

Сыновья Арясовых, Дмитрий и Федор, тоже трудились в тресте. Вот только средний, Петр, пришел в «Водоканал» уже после войны, на смену погибшего на фронте старшего брата. К слову, мать до конца жизни так и не могла поверить в смерть Дмитрия: кто-то сказал, что видел его живым, и она ждала сына до последнего вздоха.

Федор же три раза обращался в военкомат с просьбой отправить его на передовую, но всякий раз его оставляли в тылу. Не хотел трест отпускать такого работника. В то время на весь Красноярск осталось только… четыре слесаря: две женщины (Валентина Арясова и Дарья Сычева), один инвалид, отстегивавший деревянную ногу перед каждым спуском в колодец (Андрей Долюк), и Федор Арясов. Так что практики хватало. Свои «университеты» он отштудировал вдоль и поперек и уже в 1946 году стал высококлассным слесарем-аварийщиком. Жену себе он нашел так же в тресте, она, как и мама, работала водоливом, а в 1954 году перешла работать в управление телефонисткой. Тогда же, в пятидесятых, Федора Степановича назначают начальником аварийных бригад.

Много испытаний выпало на долю этой семьи. Сначала умер средний брат Федора Арясова — Петр Степанович. В середине восьмидесятых погиб его сын Владимир, который так же работал в тресте слесарем: задохнулся в загазованном колодце.

Арясов, человек очень обязательный и ответственный, весьма жестко относился к вопросам трудовой дисциплины. Так, сам убежденный трезвенник, он в принципе не допускал пьянства на работе, не терпел халатности, не надеялся на «авось»…



За свой труд Федор Степанович получил много отличий, главное из которых — орден Ленина. А уж нагрудных знаков и почетных грамот все Арясовы имели превеликое множество. Но все-таки лучшая награда — продолжение славной трудовой династии, общий стаж которой на сегодняшний день насчитывает около 190 лет! Сегодня в «Водоканале» трудятся зять и внук Федора Степановича, правда, фамилия у них другая — Дмитриевы. Но да разве это имеет такое уж большое значение? О человеке же судят не по имени, а по его делам. И если свершения людей действительно достойны, им воздвигают памятники из бронзы. Часто очень простые, без всяких там “взвейтесь-развейтесь”, зато с теплыми, почти домашними, названиями. Такими, как «Дядя Яша»
Ирина ГОЛУБОВИЧ