По делу о проверке конституционности положения части третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан от 16 января 2003 года №3-зрт «О - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закон Республики Татарстан от 16 января 2003 г. N 3-зрт "О государственной... 4 939.39kb.
Бавлинский муниципальный баулы муниципаль район районы глава крым-сарайского... 1 105.78kb.
Закон республики татарстан о государственных наградах республики... 1 386.23kb.
Определение конституционного суда республики татарстан 1 84.03kb.
Газета “Республика Татарстан”, 26 апреля 2009 года 1 21.15kb.
Республики татарстан в туркменистане 1 39.34kb.
Книга памяти «Герои тыла Республики Татарстан» 1 44.36kb.
Республики татарстан в туркменистане 1 104.06kb.
Памятка участника Республиканского конкурса ''Пятьдесят лучших инновационных... 1 48.85kb.
Закон республики таджикистан о народных художественых промыслях (Ахбори... 1 130.93kb.
Информация о Государственном музее изобразительных искусств Республики... 1 98.47kb.
В. Л. Некрасов Госплан СССР и практики планирования экономикой (вторая... 1 87.6kb.
- 4 1234.94kb.
По делу о проверке конституционности положения части третьей статьи 46 Закона Республики - страница №1/1





по делу о проверке конституционности положения части третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан от 16 января 2003 года № 3-ЗРТ «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» в связи с жалобой гражданина П.И. Исаева





город Казань 17 апреля 2007 года

Конституционный суд Республики Татарстан в составе Председателя В.Н. Демидова, судей Д.А. Алкаевой, Ф.Н. Багаутдинова, А.Л. Васина,


А.Г. Гатауллина, Л.А. Гусевой,

с участием заявителя П.И. Исаева, обратившегося в Конституционный суд Республики Татарстан, представителей стороны, издавшей оспариваемый нормативный правовой акт, — Государственного Совета Республики Татарстан — заместителя заведующего отделом конституционного законодательства Правового управления Аппарата Государственного Совета Республики Татарстан А.А. Хамматовой, начальника отдела назначения, перерасчета и выплаты пенсий за выслугу лет государственным служащим Республики Татарстан Отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Татарстан Н.Ш. Тимергалиной, а также с участием представителя Президента Республики Татарстан — главного советника отдела по законопроектной работе Государственно-правового управления Президента Республики Татарстан Х.Х. Мухутдинова, полномочного представителя Государственного Совета Республики Татарстан — начальника Правового управления Аппарата Государственного Совета Республики Татарстан Ш.Ш. Ягудина, представителя Кабинета Министров Республики Татарстан — заведующего сектором административного права и систематизации законодательства Правового управления Аппарата Кабинета Министров Республики Татарстан Ю.Н. Олоновой, представителя Председателя Верховного суда Республики Татарстан — судьи Верховного суда Республики Татарстан Р.Р. Гилманова, представителя Председателя Арбитражного суда Республики Татарстан — начальника отдела анализа и обобщения судебной практики Арбитражного суда Республики Татарстан Д.К. Крылова, представителя прокурора Республики Татарстан — заместителя прокурора Республики Татарстан Г.С. Галимова, представителя Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан — ведущего специалиста-эксперта аппарата Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан А.Ф. Шакирова,

руководствуясь статьей 109 (часть 4) Конституции Республики Татарстан, частью пятой статьи 3, частью первой и пунктом 1 части второй статьи 39, статьями 68, 100, 101 и 103 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности положения части третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан от 16 января 2003 года № 3-ЗРТ «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 6 декабря 2006 года).

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина П.И. Исаева на нарушение его конституционных прав и свобод положением части третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан от 16 января 2003 года № 3-ЗРТ «О государственной гражданской службе Республики Татарстан», примененным в его конкретном деле. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли оспариваемая заявителем норма Конституции Республики Татарстан.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ф.Н. Багаутдинова, объяснения заявителя гражданина П.И. Исаева и представителей стороны, издавшей оспариваемый нормативный правовой акт, — Государственного Совета Республики Татарстан — А.А. Хамматовой, Н.Ш. Тимергалиной, выступления приглашенных в судебное заседание: представителя Президента Республики Татарстан Х.Х. Мухутдинова, полномочного представителя Государственного Совета Республики Татарстан Ш.Ш. Ягудина, представителя Кабинета Министров Республики Татарстан Ю.Н. Олоновой, представителя Председателя Верховного суда Республики Татарстан Р.Р. Гилманова, представителя Председателя Арбитражного суда Республики Татарстан Д.К. Крылова, представителя прокурора Республики Татарстан Г.С. Галимова, представителя Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан А.Ф. Шакирова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный суд Республики Татарстан
установил:
1. В Конституционный суд Республики Татарстан обратился гражданин П.И. Исаев с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод положением статьи 37 Закона Республики Татарстан от 16 января 2003 года
№ 3–ЗРТ «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 24 сентября 2003 года), согласно которому право на пенсию за выслугу лет имеют лица, замещавшие должности государственной службы до вступления в силу Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан», при наличии стажа государственной службы в Республике Татарстан не менее 10 лет.

Как следует из жалобы гражданина П.И. Исаева, в 2004 году он обратился в Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Рес­пуб­лике Татарстан за назначением пенсии за выслугу лет как государственному служащему Республики Татарстан.

Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Татарстан решением от 8 апреля 2004 года № 16-15/138 отказало гражданину П.И. Исаеву в назначении пенсии за выслугу лет в связи с отсутствием у него требуемого статьей 37 Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 24 сентября 2003 года) десятилетнего стажа государственной службы в Республике Татарстан.

Как следует из данного решения, стаж государственной службы заявителя непосредственно на должностях государственной службы Республики Татарстан включает в себя работу помощником нало­го­вого инспектора Дзержинского райфинотдела г. Казани, старшим эконо­мистом сектора промышленности Госплана ТАССР, старшим инженером планово-экономического отдела Управления легкой промышленности Тат­сов­нархоза и начальником планово-экономического отдела — заместителем начальника Управления промышлен­ности строительных материалов Совета Министров ТАССР и составляет 8 лет 2 месяца 14 дней.

При рассмотрении Конституционным судом Республики Татарстан настоящего дела гражданин П.И. Исаев обратился с допол­нительным заявлением, в котором указал, что Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Татарстан неправильно определило стаж его государственной службы. Как указывает заявитель, с 4 ноября 1968 года по 12 марта 1973 года он работал в Управлении промышленности строи­тельных материалов Совета Министров Татарской АССР в должности начальника планово-экономического отдела — заместителя начальника управления, и этот период его работы включен в стаж государственной службы. Советом Министров РСФСР 9 марта 1973 года было принято постановление № 124 «О дальнейшем совершенствовании управления промышленностью строительных материалов в РСФСР», которое предусматривало реорганизацию управлений промышленности строительных материалов Советов Министров автономных республик, крайисполкомов и облисполкомов в производственные объединения. На основании данного постановления 12 марта 1973 года Управление промышленности строительных материалов Совета Министров Татарской АССР было преобразовано в Татарское производственное объединение промышленности строительных материалов «Татарстройматериалы». Вновь образованное производственное объединение, по мнению гражданина П.И. Исаева, сохранило за собой те же функции, кото­рые ранее выполняло Управление промышленности строительных мате­риалов, и заявитель продолжал работать в производственном объединении на той же должности, что и прежде. Однако период его работы в Татарском производственном объединении промышленности строительных материалов «Татарстройматериалы» после 12 марта 1973 года Отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Татарстан в стаж государственной службы включен не был.

Учитывая особенности преобразования Управления промышленности строительных материалов Совета Министров Татарской АССР в производст­венное объединение «Татарстройматериалы» и полагая, что стаж его государственной службы составляет 33 года, заявитель П.И. Исаев просит признать его право на получение пенсии за выслугу лет с включением в стаж государственной службы и периода работы в производственном объединении «Татарстройматериалы».

По мнению гражданина П.И. Исаева, в результате применения оспариваемого им положения статьи 37 Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 24 сентября 2003 года) нарушается его право на получение пенсии за выслугу лет.

Заявитель считает, что оспариваемое положение Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» противоречит статьям 22, 27, 54, 58 и 63 Конституции Республики Татарстан, и просит признать его не соответствующим Конституции Республики Татарстан.

Поскольку статья 37 Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» в прежней редакции прекратила своё действие и в настоящее время оспариваемое положение закреплено частью третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан», предметом рассмотрения по настоящему делу является положение части третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 6 декабря 2006 года), согласно которому право на пенсию за выслугу лет имеют лица, замещавшие должности государственной службы до вступления в силу Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан», при наличии стажа государственной службы в Республике Татарстан не менее 10 лет.

2. В соответствии со статьей 72 (пункт «ж» части 1) Конституции Российской Федерации социальная защита, включая социальное обеспечение, в рамках которого реализуется право на получение пенсии, находится в совместном ведении Российской Федерации и её субъектов. В силу статьи 76 (части 2 и 5) Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и её субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Из этого следует, что Республика Татарстан вправе осуществлять регулирование социальной сферы в соответствии с федеральными законами и при условии, что ее законы и иные нормативные правовые акты не могут противоречить федеральным законам.

При этом в соответствии с пунктом 8 части первой статьи 5 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (в редакции от 2 марта 2007 года) регулирование отношений, связанных с государственной гражданской службой в субъектах Российской Федерации, осуществляется в том числе конституциями (уставами), законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

На основании пункта 4 статьи 7 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» (в редакции от 21 декабря 2006 года) условия предоставления права на пенсию государственным служащим субъектов Российской Федерации за счет средств субъектов Российской Федерации определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Аналогичная норма содержится и в пункте 5 статьи 1 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (в редакции от 3 июня 2006 года).

Следовательно, закрепляя в Законе Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 6 декабря 2006 года) право на пенсию за выслугу лет государственным гражданским служащим Республики Татарстан, а также условия реализации данного права, республиканский законодатель исходил из установленного статьей 72 Конституции Российской Федерации разграничения предметов ведения Российской Федерации и ее субъектов и реализовал полномочие, принадлежащее ему в силу указанных норм федерального законодательства, а также статьи 75 (пункт 2) Конституции Республики Татарстан.

3. Согласно статье 13 во взаимосвязи со статьей 54 (части 1 и 2) Конституции Республики Татарстан в Республике Татарстан как социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.

Права гражданина в области пенсионного обеспечения находятся в зависимости в том числе от характера, содержания и условий его трудовой деятельности. Принимая во внимание особый характер и условия выполнения трудовых функций (должностных обязанностей) и учитывая определенные ограничения, связанные с прохождением государственной гражданской службы, как федеральный, так и республиканский законодатель предусматривает назначение государственным гражданским служащим пенсии за выслугу лет при наличии указанных в соответствующих законах условий.

В соответствии со статьей 45 Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 6 декабря 2006 года) пенсия за выслугу лет государственным гражданским служащим Республики Татарстан назначается при наличии стажа государственной службы не менее 15 лет и при условии прекращения государственной службы по предусмотренным в Законе основаниям. При этом пенсия за выслугу лет устанавливается к трудовой пенсии по старости (инвалидности), назначаемой в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и выплачивается одновременно с ней. Данные условия являются общими для всех государственных гражданских служащих Республики Татарстан.

Согласно части второй статьи 46 Закона Республики Татарстан «О государ­ственной гражданской службе Республики Татарстан» лица, замещавшие должности государственной службы, иные должности, указанные в пунктах 1 и (или) 9 части первой статьи 32 данного Закона, вышедшие на государст­венную пенсию по старости (инвалидности) до 1 февраля 2003 года и которым пенсия за выслугу лет не назначена, также имеют право на получение пенсии за выслугу лет на условиях и в порядке, установленных статьей 45, с учетом особенностей, установ­ленных частями третьей и четвертой статьи 46 данного Закона.

В соответствии с оспариваемой нормой указанные лица из числа бывших государственных служащих, к которым относится и заявитель П.И. Исаев, имеют право на получение пенсии за выслугу лет на основании Закона Республики Татарстан «О государ­ственной гражданской службе Республики Татарстан» при наличии пятнадцатилетнего стажа работы (службы) на должностях, указанных в статье 32 Закона, при этом стаж работы (службы) на постоянной основе на государственных должностях Республики Татарстан и должностях государственной гражданской службы Республики Татарстан, иных государственных должностях в государственных органах Республики Татарстан (Татарской АССР), а также на должностях руководителей, специалистов, служащих, выборных должностях в партийных и профсоюзных органах (пункты 1 и 9 части первой статьи 32) должен составлять не менее 10 лет.

Тем самым республиканский законодатель при осуществлении правового регулирования пенсионного обеспечения государственных гражданских служащих Республики Татарстан установил для них дополнительную социальную гарантию, придав нормам, регламентирующим условия и порядок назначения пенсии за выслугу лет, обратную силу, распространив их действие на государственных служащих, вышедших на государственную пенсию по старости (инвалидности) до вступления данного Закона в силу, то есть до 1 февраля 2003 года. В то же время законодатель наряду с общими условиями назначения пенсии за выслугу лет одновременно предусмотрел для указанной категории бывших государственных служащих дополнительное условие, содержащееся в оспариваемой заявителем норме, согласно которой для назначения пенсии за выслугу лет такие государственные служащие должны иметь стаж работы (службы) не менее 10 лет на должностях, исчерпывающим образом указанных в пунктах 1 и 9 части первой статьи 32 данного Закона.

Установление оспариваемого заявителем требования, закрепленного в части третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан», является дискреционным полномочием законодателя, основанным на положении статьи 54 (часть 2) Конституции Республики Татарстан, согласно которому государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом. Как следует из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 2005 года № 127-О, законодатель вправе в рамках своей дискреции и с помощью специального правового регулирования устанавливать для государственных служащих как определенные социальные гарантии, так и дополнительные требования в зависимости от вида, продолжительности, условий прохождения государственной службы. Кроме этого, республиканский законодатель правомочен установить особые условия назначения пенсии за выслугу лет в пределах средств, предусмотренных на эти цели в республиканском бюджете, с тем чтобы гарантировать обеспечение финансовых затрат в рамках обязательств, взятых на себя Республикой Татарстан.

Принцип равенства, закрепленный в статье 19 Конституции Российской Федерации и статье 28 Конституции Республики Татарстан, не препятствует законодателю при осуществлении правового регулирования труда (прохождения службы) устанавливать различия в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным категориям. Такие различия, основанные на отдельных требованиях, связанных с определенной работой, согласно пункту 2 статьи 1 Конвенции МОТ № 111, не считаются дискриминацией. На это обстоятельство обращал внимание и Конституционный Суд Российской Федерации (Определения от 1 июля 1998 года № 84-О, от 3 октября 2002 года № 233-О). Такой подход в полной мере распространяется и на правовое регулирование государственной гражданской службы, в том числе на условия назначения пенсии за выслугу лет бывшим гражданским служащим, которые вышли на государственную пенсию до вступления в силу Закона Республики Татарстан от 16 января 2003 года № 3–ЗРТ «О государственной гражданской службе Республики Татарстан». Оспариваемое заявителем положение в равной мере распространяется на всех служащих, уволившихся с государственной гражданской службы до принятия данного Закона. Как указал в этой связи Конституционный Суд Российской Федерации, если лица, относящиеся к одной и той же категории государственных служащих, поставлены законодателем в одинаковое положение, это не может расцениваться как нарушение конституционного принципа равенства всех перед законом (Определение от 17 октября 2006 года № 379-О).

Доводы заявителя о том, что производственное объединение «Татар- стройматериалы» после реорганизации продолжало выполнять функции государственного управления, которые ранее были возложены на Управление промышленности строительных материалов Совета Министров Татарской АССР, в связи с чем период его работы в данном производственном объединении после 12 марта 1973 года следует включить в стаж государственной службы, не нашли своего подтверждения. Как следует из пункта 3 постановления Совета Министров РСФСР № 124 от 9 марта 1973 года «О дальнейшем совершенствовании управления промышленностью строительных материалов в РСФСР», на которое ссылается заявитель, в связи с упразднением управлений промышленности строительных материалов Советов Министров автономных республик, крайисполкомов и облисполкомов численность работников аппаратов органов государственного управления была уменьшена, в том числе и по Совету Министров Татарской АССР, на 22 человека, с соответствующим уменьшением предельных ассигнований на содержание аппарата управления (Приложение № 3). Данное обстоятельство свидетельствует об исключении функции государственного управления из деятельности производственного объединения «Татарстройматериалы».

Дальнейшее исследование данного вопроса представляет собой установление фактических обстоятельств дела. Однако в соответствии с частью девятой статьи 3 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Респуб­лики Татарстан» Конституционный суд Республики Татарстан решает исклю­чительно вопросы права и при осуществлении конституционного судо­производства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов государственной власти Республики Татарстан.

Таким образом, положение части третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 6 декабря 2006 года) не противоречит Конституции Республики Татарстан, поскольку не нарушает права и свободы человека и гражданина, признаваемые и гарантируемые в Республике Татарстан согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Татарстан.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, частью второй статьи 66, статьями 67, 69, 71 и 73, частью первой статьи 104 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан», Конституционный суд Республики Татарстан
постановил:
1. Признать положение части третьей статьи 46 Закона Республики Татарстан от 16 января 2003 года № 3-ЗРТ «О государственной гражданской службе Республики Татарстан» (в редакции от 6 декабря 2006 года) соответствующим Конституции Республики Татарстан.

2. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.



3. Согласно статье 72 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах «Ватаным Татарстан» и «Республика Татарстан». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного суда Республики Татарстан».


Конституционный суд


24-П Республики Татарстан