Петр Владимирович Перминов под сенью восьмиконечного креста - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Петр Владимирович Перминов под сенью восьмиконечного креста - страница №1/7


Перминов П.В.

ПОД СЕНЬЮ ВОСЬМИКОНЕЧНОГО КРЕСТА

(МАЛЬТИЙСКИЙ ОРДЕН И ЕГО СВЯЗИ С РОССИЕЙ)



Петр Владимирович Перминов

ПОД СЕНЬЮ ВОСЬМИКОНЕЧНОГО КРЕСТА

(МАЛЬТИЙСКИЙ ОРДЕН И ЕГО СВЯЗИ С РОССИЕЙ)

1991
Перминов П.В. Под сенью восьмиконечного креста (Мальтийский орден и его связи с Россией). М.: Междун. отношения, 1991. — 168 с.

Тираж 30.000. Цена 2 руб. 50 коп.
OCR и корректура: Ю.Н.Ш. Сайт Folio; yu_shard@newmail.ru.

Сентябрь 2002 г.



Исходная версия: DOC
Дополнительная корректура (без книги):

Готье Неимущий (Gautier Sans Avoir). saus@inbox.ru

Декабрь 2005 г.

Версии с сайта Folio отличаются высоким качеством и наличием пагинации (т.е., в тексте указаны страницы книги). Дополнительная корректура проведена в процессе чтения монографии. Ошибки (обнаружено мало) исправлены. Возникшие вопросы согласованы с Выполнившим OCR. Документы в приложениях изложены в соответствии с правилами старинной орфографии и пунктуации. Сомнительные места, также уточненные по книжному оригиналу Выполнившим OCR, в тексте электронной версии помечены [так] (подобные фрагменты находятся преимущественно в приложениях).

Модификация версии: удаление пагинации (оригинал можно найти на сайте Folio), форматирование, перенесение содержания из конца в начало (расширено перечнем конкретных приложений) и иной тип представления в тексте номеров ссылок на источники (исходно было — в виде верхних символов, стало — цифры в квадратных скобках). Список примечаний-источников оставлен где и был — в конце. Сходным образом выполненные в виде всплывающих сносок подстрочные примечания в таком же виде и оставлены; изменен только тип сносок Word со звездочек на автоматические. К тексту сносок применен язык «без проверки» (чтобы не было переносов).

Заменен устаревший тип кавычек на «кавычки-ёлочки».

В тексте версии есть «ё» и следующие конструкции: 3/4, 1/10 и 2/3.

В книжном оригинале был некоторый редакторский хаос — то «г.» и «гг.», то «году» и «годах». Аналогично — с «в.» и «веке». Никакой логике различное представление указанного не поддается. Поскольку в тексте чаще встречалось «году» и «веке», то в доработанной версии все соответствующие места и унифицированы подобным образом.

В книге имелась нехватка необходимой информации. Поэтому добавлено два «Прим. выполнившего доработку» (в виде сносок).
АННОТАЦИЯ ВЫПОЛНИВШЕГО ДОРАБОТКУ

Монография написана после посещения автором памятных мест на Мальте, связанных с рыцарским Орденом Св. Иоанна Иерусалимского (Орден Госпитальеров). Рассматриваются основные моменты почти всей истории Ордена, начиная от его создания в XI веке вплоть до оккупации Мальты войсками Бонапарта. Приведены описания построенных госпитальерами на Мальте сооружений, а также музейных экспозиций, состоящих из накопленных Орденом сокровищ, предметов искусства и арсеналов. Представлены важные сведения о сути отношений Ордена с Россией времен Павла I, в том числе оригиналы соответствующих документов того времени. Приложен полный список великих магистров Ордена до начала 1990-х гг.


СОДЕРЖАНИЕ
Вместо предисловия

Под знаком благочестия и послушания

Родосская эпопея

Триполийский эпизод

Свой остров

Великая осада

Рождение Валлетты

Годы Корсо

У истоков «русской легенды»

У шевалье Жозефа Галеа

Век Просвещения и Мальта

Маркиз Кавалькабо на Мальте

Острожское дело

Заговор священников

Пальмовая ветвь князя Потемкина

Ветры революции

«Романтический наш император...»

Наполеон на Мальте

Русский Coup ďEtat

Мальтийские кавалеры из села Гнездиловка

Стакан лафита

Ушаков и Нельсон

Папа и император

«Мальта не нужна России»

Последние крестоносцы

Мальтийские реликвии в России



Приложения:

1. Список великих магистров Ордена Св. Иоанна

2. Конвенция, заключенная с Державным Орденом Мальтийским и его Преимуществом Грос-Мейстером, — об установлении сего Ордена в России

3. Прибавочные статьи конвенции, заключенной Полномочными Его Величества Императора Всероссийскаго и Полномочным Державнаго Мальтийскаго Ордена и его Преимущества Грос-Мейстера в С. Петербурге Генваря 4/15 дня 1797 года

4. Манифест. — О установлении в пользу Российскаго дворянства ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго

5. Манифест — О составлении ордена Святаго Иоанна Иерусалимскаго из двух Великих Приорств: Российско-Католическаго и Российскаго, и о праве и старшинстве принятых в сей орден особ

6. Высочайше утвержденныя правила, для принятия дворянства Российской Империи в орден Св. Иоанна Иерусалимскаго

7. Высочайше утвержденныя правила, для учреждения родовых Командорств или Jus Patronatus в России



Примечания.
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Впервые мне довелось увидеть Мальту в июле 1986 года, когда «Боинг» с восьмиконечным мальтийским крестом на фюзеляже, накренившись, пошел на посадку в аэропорту Лука. В лучах заходящего солнца Мальта похожа на бирюзового жука-скарабея, застывшего на золотистой глади Средиземноморья. Крутые скалистые берега сковывают кажущиеся неподвижными мраморные прожилки прибоя.

С высоты остров выглядит до странного маленьким. Садимся, как на палубу авианосца. Короткие формальности в таможне и иммиграционной службе — и наш автомобиль, шелестя шинами на крутых поворотах, мчится по серпантину шоссе, вырубленного в известковых скалах. На Мальту опускаются влажные средиземноморские сумерки. Мощный свет галогеновых фонарей отражается в лоснящемся, не по-нашему гладком асфальте. Левостороннее движение напоминает о том, что в течение более полутора веков, вплоть до сентябрьского дня 1964 года, когда в небе Валлетты впервые взвился бело-красный флаг независимой Мальты, порядки здесь определяли англичане.

От аэропорта до Валлетты — шесть километров пути. Встретивший нас советский консул в Валлетте Сергей Давыдов рассказывает, что столица Мальты давно уже практически срослась с несколькими городками, вытянувшимися от знаменитой Большой гавани до бухты Сент-Джордж. Три «города рыцарей» — Калькара, Витториозо и Сенглеа, — стоящие на противоположном берегу Большой гавани, входят в зону торгового порта. Многочисленные приезжие предпочитают останавливаться в гостиницах и пансионатах Слимы — центра туристической индустрии Мальты — или в новостройках Сент-Джулиана и Пачевиля. Те же, кого, как и нас, интересует история Мальтийского ордена, манит рыцарская романтика, предпочитают Валлетту.

Минуем Хамрун, небольшой уютный городок с аккуратными виллами, будто перенесенными сюда с Британских островов, и вливаемся в поток автомашин на широкой, застроенной многоэтажными зданиями улице Санта Анна. Мы — во Флориане, бывшей некогда предместьем столицы. Слева проплывает, поворачиваясь, массивный корпус гостиницы «Финикия», где в 1942 году союзники разрабатывали планы захвата Сицилии. За старинным фонтаном, разбитым в середине площади, — Порто Регале, главные ворота Валлетты, к которым со стороны Флорианы ведет мост, перекинутый через глубокий, поросший густым кустарником ров. За ним поднимаются мощные, укрепленные контрфорсами стены и бастионы Валлетты.

Оставив вещи в номере скромной гостиницы «Осборн», выходим на прогулку.

Валлетта — цитадель знаменитого Мальтийского ордена — покоряет с первого взгляда. Ее особое, ни с чем не сравнимое обаяние чувствуешь с первых шагов по немноголюдным в вечерний час улицам. Расстояния здесь невелики. От городских ворот до форта Сент-Эльмо, стоящего на крутом скалистом берегу у входа в Большую гавань, минут сорок ходьбы. У строгой четырехгранной колокольни шотландского собора Сент-Эндрю сворачиваем в узкую улочку, круто сбегающую вниз, к набережной Мерсамкшетт. Минуем старинное здание со стрельчатыми готическими окнами. Когда-то Вальтер Скотт работал здесь над своим последним романом из жизни рыцарей-госпитальеров1. Рядом скульптурная группа: рыцарь в супервесте2 благочестиво преклонил колено перед девой Марией с младенцем Христом на руках.

Глухой удар пушки, за которым, детонируя и рассыпаясь далеким эхом, следуют другие, застает нас у гранитного парапета набережной. На ней, несмотря на поздний час, полно гуляющих. Небо над островом расцвечивается огнями бесчисленных фейерверков, отражающихся в маслянисто черной воде. К бурному удовольствию публики пушки бьют, не переставая. Воздух вздрагивает, как при артобстреле. У первого повстречавшегося прохожего выясняем, что фейерверк устроен по случаю отмечавшегося в тот день религиозного праздника. Мальтийцы — ревностные католики. На острове 57 церковных приходов, и крестные ходы — с выносом хоругвей, богато убранных фигурок святых, патронирующих местную церковь, — приходятся чуть ли не на каждое воскресенье. Расходы на народные гулянья и фейерверки — и немалые — оплачиваются Ватиканом.

По крутым ступеням лестницы, поднимающейся к увенчанному массивным куполом католическому собору, возвращаемся в центр города. Не торопясь, шагаем по улице Республики. Центральная магистраль мальтийской столицы прямым лучом пересекает полуостров Шеберрас, на котором стоит Валлетта. Тесно прижавшись друг к другу, замерли бесчисленные туристические магазины с опущенными на ночь металлическими шторами. Чугунные пушки охраняют кафедральный собор Св. Иоанна. Памятник королеве Виктории перед зданием Национальной библиотеки поблескивает старинной бронзой в свете ночных фонарей. Двое полицейских в черной форме тихо переговариваются в арке бывшего Дворца великих магистров, где ныне размещаются парламент и канцелярия президента республики. Улицей Сент-Пол выходим к кажущемуся еще более громоздким в темноте зданию прославленного Госпиталя, где в далекие времена рыцари на серебряных тарелках подавали пищу больным и пилигримам. Сейчас здание Госпиталя, сильно пострадавшее от налетов фашистской авиации в годы второй мировой войны, переоборудовано под Центр проведения международных конференций. С бельведера садика Гран Баракко, название которого напоминает о том, что на этом месте стояла когда-то казарма английских войск, любуемся величественным видом на Большую гавань — морские ворота Мальты. Мерно мигает маяк с форта Рикасолли. На противоположной стороне — в доках Витториозо — города рыцарей, — давая короткие гудки, швартуется сухогруз.

Эта вечерняя прогулка надолго осталась в памяти. Неширокие улочки, пересекающиеся под прямым углом; над тротуарами нависают резные деревянные балконы-лоджии в мавританском стиле, придающие Валлетте сходство со старыми районами Каира, Дамаска и Триполи. Затейливая лепнина карнизов, в нишах угловых домов — статуи святых с лампадками, тлеющими над ящичками для пожертвований.

Трудно сразу осознать, в чем кроется секрет очарования Валлетты. Лишь изрядно поколесив по городу, полистав старинные фолианты в Национальной библиотеке, приходишь к пониманию того, что мощные крепостные сооружения, форты и бастионы, храмы и дворцы сливаются в удивительно гармоничный ансамбль, соединяющий средневековый аскетизм рыцарской архитектуры, гуманизм позднего Возрождения (Валлетту строили и украшали лучшие европейские архитекторы и художники второй половины XVI века) и изысканное итальянское барокко — стиль галантного XVIII века.

Этот ансамбль, печально-прекрасный ночью, днем, при сиянии щедрого средиземноморского солнца, начинает звучать, как слаженный симфонический оркестр. Узкие улицы озаряет многоцветье красок: флаги и транспаранты бесчисленных карнавалов и религиозных праздников, ярко раскрашенные статуи святых, распахнутые двери и сияющие витрины сотен магазинов для туристов, шум, гомон, музыка, цоканье копыт по брусчатке мостовой — это нарядно убранные конные экипажи развозят туристов в разные концы города, — и совсем рядом — прохладная тишина собора Св. Иоанна, где тихо поет виолончель: идет репетиция вечернего концерта.

Валлетта — огромный музей под открытым небом. Мемориальные таблички на стенах церквей и дворцов — своеобразный путеводитель по бурной истории острова. Одни из них напоминают об эпизодах Великой осады, когда рыцари-иоанниты за век до поражения турок под стенами Вены остановили османскую экспансию в Средиземноморье. Другие — о восстаниях мальтийцев против иноземных оккупантов. Третьи увековечивают память о визитах на остров многочисленных коронованных особ с берегов Альбиона.

История здесь накрепко спаяна с современностью. В доме, где в памятном для Мальты 1798 году останавливался Наполеон, ныне располагается министерство иностранных дел. Здание обержа Кастильи, служившее некогда пристанищем для рыцарей — выходцев из Испании, сегодня стало резиденцией мальтийского правительства. В форте Сент-Эльмо разместился военный музей, во Дворце великих магистров — тоже музей, но там же, как уже упоминалось, работает президент республики и находится зал заседаний парламента. И только театр Маноэля — один из старейших в Европе — и по сей день остается театром. Он носит имя великого магистра де Вильены, которого полюбившие его за щедрость и веселый нрав мальтийцы до сих пор предпочитают называть просто Маноэлем.

К Ордену Св. Иоанна, чей восьмиконечный крест был простерт над островом в течение двух с половиной столетий, на Мальте относятся, как и к другим страницам своей истории, со спокойной доброжелательностью. Мальтийцы обладают счастливой способностью не отторгать, а впитывать в себя то лучшее, что принесло им соприкосновение с другими цивилизациями. Белый крест рыцарей стал национальным символом Мальты, хотя, надо признать, далеко не всем великим магистрам Ордена удалось занять в народной памяти столь же почетное место, как Маноэлю де Вильена.

Сегодняшняя Мальта — микрокосм пестрой, многоцветной средиземноморской культуры. Ее древняя земля хранит следы присутствия финикийцев и греков, римлян и вандалов, арабов и испанцев. Однако ко всему, что связано с памятью о рыцарях Св. Иоанна, на острове особое отношение. Не случайно экскурсии по Валлетте неизменно начинаются с посещения Дворца великих магистров, стоящего в центре древнего города.

И вот мы на площади Республики. Массивный двухэтажный фасад дворца, сложенного из песчаника, по-монашески строг. Два арочных прохода ведут во внутренние дворики, один из которых известен под названием двора Нептуна (из-за бронзовой статуи бога моря, стоящей в нем под сенью вековых лип).

Ступив под своды обрамляющей двор галереи, направляемся к оружейной палате, хранящей одну из самых богатых в мире коллекций средневекового оружия. Собирать оружие и хранить его в одном месте рыцари начали сразу же после того, как обосновались на острове в 1530 году. В 1555 году великий магистр де ля Сенгл приказал считать все имеющееся у рыцарей оружие собственностью Ордена и хранить его во Дворце великих магистров. Оно раздавалось рыцарям только в час опасности. Со временем в оружейной палате скопился целый арсенал. Еще в середине XVIII века, при великом магистре Пинто, здесь имелось достаточно оружия для вооружения 25 тыс. человек. Коллекция изрядно поредела только к концу XVIII века, в эпоху упадка Ордена. В 1763 году значительная часть устаревших к тому времени секир и боевых топоров была перелита на пушки. Однако и сегодня в экспозиции оружейной палаты можно видеть 5721 предмет, представляющий все виды рыцарского оружия, начиная от осадных пушек и кончая кинжалами всевозможных размеров и форм. Здесь собраны мечи и шпаги, алебарды самых затейливых конфигураций, копья, боевые топоры, аркебузы, пистоли, конская сбруя, щиты, кольчуги и даже единственная в своем роде комбинация сабли и пистоля.

В центре одного из залов замерла выстроившаяся в порядок рота испанских аркебузиров. Восковые фигуры, выполненные в человеческий рост, одеты в подлинную одежду XVI века. Вороненые шлемы, алебарды в руках. Немного воображения — и представляешь этих солдат шагающими в пышной свите великого магистра дель Монте, вступающего в новую столицу Ордена.

В застекленном шкафу у стены — доспехи одного из самых замечательных деятелей Мальтийского ордена — великого магистра Жана Паризо де ля Валетта3, в которых он, по легенде, руководил обороной Мальты во время Великой осады в 1565 году. Вороненая сталь колета поблескивает под лучами электрических ламп. Налокотники снабжены острыми шипами. Ни одной вмятины, ни следа ржавчины — время словно бы пощадило их.

На расположенном рядом стенде можно видеть выцветшую фотографию кинжала удивительно тонкой работы. Он был подарен ля Валетту испанским королем Филиппом II вместе с рыцарским мечом в память о Великой осаде. Долгое время оружие великого магистра находилось в соборе Св. Иоанна, где хранятся самые драгоценные реликвии Ордена. Сегодня же посетителям дворца приходится довольствоваться фотографиями. Меч и кинжал ля Валетта вместе с другими сокровищами Ордена были вывезены с Мальты Наполеоном. В настоящее время они находятся в Лувре.

Дворец великих магистров неоднократно перестраивался английскими генерал-губернаторами, избравшими его после захвата Мальты Великобританией в 1801 году в качестве своей резиденции. К нему, в частности, было пристроено боковое крыло, окружающее второй внутренний дворик, названный именем принца Альфреда, в честь первого визита на Мальту в 1850 году принца Эдинбургского.

Интерьер дворца отмечен сухой элегантностью. Мраморная винтовая лестница с очень низкими ступенями ведет на второй этаж, где находились тронный зал, салон и личные покои великого магистра.

В зале, где в наши дни проходят заседания мальтийского парламента, во времена рыцарей собирался конвент при великом магистре. Его стены, разделенные широкими зеркалами, покрыты красной дамасской краской. На фризе — фрески кисти Маттео д’Алеччио, написанные в 1601–1622 годах. На них изображены военные победы Ордена. В торце зала, там, где ныне стоит трибуна спикера парламента, когда-то возвышался трон великого магистра, обтянутый розовым бархатом с золотым рисунком. На нем в торжественные дни восседал сам глава Ордена госпитальеров в берете и черном одеянии с белым мальтийским крестом на груди. По одну сторону от него сидел настоятель собора Св. Иоанна, по другую — епископ Мальты. Между великим магистром и епископом обычно располагался заведующий канцелярией великого магистра с двумя помощниками, ведшими протоколы заседания Совета. Рыцари, входившие в свиту великого магистра, стояли за троном. Массивные кресла, расставлявшиеся строго по старшинству, предназначались для приоров восьми языков, входивших в Орден. Их заместители — лейтенанты — и рыцари Большого креста находились здесь же.

Когда-то Дворец великих магистров был полон даров Ордену и трофеев, захваченных рыцарями. Великолепные картины кисти Маттео Прети висели рядом с портретами адмиралов галер Ордена. Хрустальные подсвечники из Мерена, французские гобелены, ковры из Дамаска, дубовые панели из Сицилии, резные серванты из Амстердама, тяжелые лиссабонские занавеси, кованые щиты и гербы из Нюрнберга, фарфор из Дрездена, гамбургские кресла в готическом стиле — казалось, вся Европа стремилась побаловать подарками своих любимцев.

Здесь, как и всюду на острове, воедино переплелись день вчерашний и сегодняшний. На полу — выложенный из цветной мозаики герб независимой Мальты — ладья с поднятыми парусами на фоне восходящего солнца. В вестибюле парадной лестницы — мраморная доска с именами английских генерал-губернаторов. К слову, доски эти, запечатлевшие целую летопись подвигов британской колониальной администрации, встречаются во дворце на каждом шагу, как бы символизируя неистребимо поселившийся в нем дух казенной конторы.

Со стен широкого коридора, идущего по всему периметру второго этажа, на посетителей смотрят портреты 28 магистров, руководивших Орденом в его мальтийский период. Суровые лица, строгие одеяния выглядят еще более торжественно в царящем здесь полумраке. Перед нашими глазами медленно проходит история Мальтийского ордена со времен славной Большой осады до эпохи упадка и разложения, постигших его в XVIII веке.

Нет здесь лишь портрета Павла I, бывшего 71-м великим магистром Ордена Св. Иоанна. Вообще отношение мальтийцев к «романтическому нашему императору», как называл Павла А.С. Пушкин, нас сразу заинтриговало. В ответ на настойчивые просьбы объяснить отсутствие портрета Павла I в галерее великих магистров экскурсоводы и служащие музея лишь отмалчивались или пожимали плечами, явно не желая углубляться в эту почему-то не очень приятную для них тему.

В виде своеобразной компенсации нас привели в «посольский зал» дворца, где рядом с портретами Людовика XIV работы Труа, Людовика XV Ван Лоо, Людовика XVI Федю и великого магистра Алофа де Виньякура кисти Леонелло Спада выставлен и великолепный портрет Екатерины II. Екатерина изображена на нем в полный рост в длинном шелковом платье и с пальмовой ветвью в руке. На заднем плане видны корабли, выходящие под парусами в открытое море. В правом нижнем углу ясно читается подпись Д.Г. Левицкого.

Наши экскурсоводы обстоятельно и с видимой охотой рассказывали о связях Мальтийского ордена с Россией в царствование Екатерины. Однако, как только речь заходила о Павле I, их энтузиазм иссякал прямо на глазах.

Причины, мягко говоря, сдержанного отношения на Мальте к 71-му великому магистру Ордена Св. Иоанна открылись нам не сразу. И только проведя не одну неделю в Национальной библиотеке Валлетты, побеседовав с учеными, занимающимися историей Мальтийского ордена, начали мы представлять, как непросто складывались отношения России с Орденом Св. Иоанна. Впервые их исторические судьбы вошли в соприкосновение в эпоху Петра, заложившего основы морского могущества России. В царствование Екатерины II между Орденом и Россией были установлены дипломатические отношения. В эпоху же Павла I и первые годы царствования Александра I, вплоть до 1805 года, когда Мальта стала колониальным владением британской короны, связи России с Мальтийским орденом получили совершенно неожиданный поворот.

Впрочем, не будем забегать вперед. Вопрос о развитии отношений России с Орденом Св. Иоанна на их наиболее активном этапе, приходящемся на вторую половину XVIII — начало XIX века, и составляет предмет нашего исследования. Ограничимся пока лишь замечанием о том, что, несмотря на свою кажущуюся академичность, вопрос этот представляется весьма актуальным, по крайней мере для мальтийских историков. Повсюду на острове, нередко помимо нашей воли, мы оказывались в ситуациях, которые так или иначе перекликались с эпизодами русско-мальтийских связей. Вспоминается, как во внутреннем дворике-атриуме Музея изящных искусств Валлетты перед выставленным в нем двухметровым скульптурным изображением А.П. Чехова мальтийский историк Доминик Кутайяр говорил нам о том, что только встреча М.С. Горбачева с Дж. Бушем на Мальте подвела черту под экспансионистской политикой России, якобы еще с петровских времен имевшей виды на Мальту как на свою военную базу в Средиземноморье. За спиной сдержанно жестикулировавшего ученого в наглухо застегнутой шинели, с мертвой чайкой в руке сидел Чехов, изваянный из желтоватого мальтийского песчаника знаменитым на острове скульптором Антонио Шортино. Вокруг оживленно переговаривались ребята из соседней школы, приведенные в музей на экскурсию. Многие из них были в свитерах с надписью на груди «Перестройка».

Мальтийцы — открытый народ. Везде — в музеях, библиотеках — с нами охотно обсуждали сложные перипетии отношений России с Орденом. Примечательно, однако, что подавляющее большинство наших собеседников смотрели на них сквозь призму утвердившихся в западной исторической литературе стереотипов об изначальной агрессивности, экспансионистском характере средиземноморской политики русского царизма.

Именно такие беседы и побудили автора этих строк обстоятельно, не упрощая, но и не следуя традиционным схемам, разобраться в том, как же все-таки предстают в исторической ретроспективе связи России с Мальтийским орденом. Для того, чтобы возможно объективнее взглянуть на этот непростой вопрос, начать придется с рассказа об истории возникновения Ордена Св. Иоанна, о которой мы, к сожалению, нередко получали столь же искаженное представление, как и мальтийцы о русской политике в Средиземноморье.

Сразу оговорюсь: перед вами не научное исследование в строгом смысле этого слова, а скорее обзор малоизвестной или вовсе не известной у нас богатейшей литературы об истории Ордена Св. Иоанна. О связях между Россией и Орденом мы расскажем, опираясь на материалы Архива внешней политики России, некоторые западные исследования и книги историков русского зарубежья, проявляющих интерес к различным аспектам русско-мальтийских отношений.
ПОД ЗНАКОМ БЛАГОЧЕСТИЯ И ПОСЛУШАНИЯ

История Иерусалимского, Родосского и Мальтийского державного военного Ордена госпитальеров Св. Иоанна4, называемого также Орденом иоаннитов, или госпитальеров, уходит своими корнями в глубокую древность. Известный мальтийский историк Г. Шиклуна, долгое время работавший директором Национальной библиотеки Валлетты, пишет, что первое упоминание о монашеском братстве госпитальеров относится к IV веку н. э., когда христианские пилигримы устремились к Святым местам [1]. Свое название братство получило от госпиталя, или странноприимного дома, основанного им в Иерусалиме. Госпиталь в Иерусалиме продолжил свое существование и после захвата Святых мест христианства мусульманами. Монахи давали приют паломникам, лечили больных.

Между 1023 и 1040 годами несколько купцов из Амальфи5, города на южном побережье Италии, являвшегося вплоть до конца XVI века одним из центров левантийской торговли, основали новый госпиталь либо же, что вероятнее, восстановили старый, уничтоженный по приказу египетского халифа Хакима. Госпиталь находился в Иерусалиме, недалеко от храма Гроба Господня, и состоял из двух отдельных зданий — для мужчин и женщин. При нем была сооружена церковь Марии Латинской, богослужения в которой отправляли монахи-бенедиктинцы (их монастырь находился недалеко от госпиталя). День поминовения Иоанна Крестителя в церковном календаре стал самым торжественным праздником иоаннитов.

Значение братства госпитальеров особенно возросло в эпоху крестовых походов (1096–1291 годы). Когда 15 июля 1099 года, во время первого крестового похода, крестоносцы под предводительством Готфрида Бульонского вступили в Иерусалим, они нашли госпиталь действующим [2]. В знак благодарности за помощь при взятии города Готфрид Бульонский щедро наградил госпитальеров. Однако, в чем конкретно состояла эта помощь, достоверно не известно. До наших дней дошла лишь легенда о том, что Жерар, глава монашеского братства, самоотверженно пытался помочь своим единоверцам во время осады. Зная о том, что в стане осаждающих начался голод, он сбрасывал со стены города на головы воинов Готфрида Бульонского не камни, а свежевыпеченный хлеб. Жерара схватили, ему угрожала смерть, от которой он был избавлен чудесным образом: на глазах судей, перед которыми он предстал, хлеб превратился в камни. Многие рыцари вступили в братство; вскоре оно взяло на себя защиту паломников в их путешествиях к Святым местам. Госпитальеры не только строили больницы, но и укрепляли крепости по дорогам пилигримов.

Глава братства госпитальеров (в дни первого крестового похода его называли ректором) брат Жерар был выходцем из Прованса или Амальфи. Судя по всему, Жерар обладал не только замечательным благочестием, позволившим госпитальерам причислить его к лику святых, но был, как это нередко случалось со святыми, дельным организатором. Его усилиями братство было преобразовано в монашеский орден. Когда члены его явились к храму Гроба Господня и в присутствии Иерусалимского Латинского патриарха произнесли три монашеских обета — послушания, благочестия и нестяжания, они вряд ли могли предполагать, что новому Ордену было суждено пережить все остальные средневековые рыцарские ордена и просуществовать до конца XX века.

Происхождение мальтийского креста точно не установлено. Считают, что такой крест носили граждане республики Амальфи. Символически он толкуется следующим образом: четыре конца креста символизируют христианские добродетели, а восемь углов — добрые качества христианина. Белый крест символизирует безупречность рыцарской чести на кровавом поле войны.

В 1104 году Болдуин I, король Иерусалима, признал братство госпитальеров, а в 1107 году выделил им участок земли. С этого же времени госпитальеры начали приобретать земельные владения в различных европейских странах. В 1113 году папа Пасхалий II утвердил устав госпитальеров и предоставил им право самим избирать главу [3]. Хартия Болдуина I и булла папы Пасхалия II хранятся в Национальной библиотеке Мальты в Валлетте.

Первым великим магистром Ордена, избранным госпитальерами в преемники Жерару в сентябре 1120 года, был Раймон Дюпюи6. При нем Орден превратился в военно-монашеский и стал называться Иерусалимским орденом рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна. К орденскому одеянию был добавлен для рыцарей черный плащ с белым крестом на левом плече. В походе рыцари надевали алый супервест с большим белым полотняным крестом спереди.

По новому уставу Орден был разделен на три класса: рыцарей, капелланов и оруженосцев. Для посвящения в класс рыцарей необходимо было представить доказательства дворянского происхождения, которые впоследствии в разных странах были неодинаковыми; особенно строгими требования были в Германии, где рыцарь должен был доказать дворянское происхождение своего рода в 16 поколениях. Это постепенно превратило Орден иоаннитов в самый аристократический в Европе. Под знаком восьмиконечного креста собирались младшие сыновья знатных фамилий, которые не могли рассчитывать на наследство по прямой линии. Рыцарь обязывался быть монахом и принимал обет безбрачия (за весьма немногими исключениями, когда папа своей буллой освобождал его от такого обета). Однако госпитальеры не были монахами в строгом смысле слова. Они не были обязаны удаляться от мира, не носили одежды, отличной от одежды мирян, за исключением креста на левой стороне груди. Для принятия в два других класса Ордена доказательств дворянства не требовалось.

Раймон Дюпюи разделил Орден по национальностям на так называемые «языки», или «ланги». Их сначала насчитывалось семь: провансальский, овернский, французский, итальянский, арагонский, германский и английский. Впоследствии к ним был добавлен кастильский; английский язык, уничтоженный Генрихом VIII по настоянию англиканской церкви 24 апреля 1540 года, был восстановлен в 1782 году в Баварии под названием англо-баварского; к этому языку были впоследствии отнесены и два русских великих приорства.

Во главе Ордена стоял великий магистр, избираемый пожизненно. В своих действиях он был ограничен капитулом, или конвентом, который был обязан созывать во всех важных случаях. За великим магистром следовали пилье (столпы), или бальи конвентуальные, стоявшие во главе каждого из языков. Затем шли великие приоры, или бальи капитулярные. Все они были кавалерами Большого креста. За ними — командоры и, наконец, просто рыцари. Земельные владения Ордена предоставлялись при условии уплаты в орденскую казну так называемых «респонсий» великими приорами, бальи и командорами. Каждые пять лет великий магистр имел право назначать командором одного из рыцарей. Эти назначения делались обычно по старшинству, однако в отдельных редких случаях учреждались и родовые командорства. Кроме того, существовало несколько командорств, доходами с которых пользовались капелланы и оруженосцы.

Знаком внешнего отличия рыцарей-госпитальеров кроме двух полотняных крестов был золотой, покрытый белой эмалью восьмиконечный крест на черной муаровой ленте, который командоры носили на шее, а простые рыцари — в петлицах. Кавалеры Большого креста также имели подобный крест, но большей величины. Этот крест носился обычно на золотой цепи; над ним располагалась золотая корона, а еще выше — изображение герба рыцаря. С 1691 года устав Ордена разрешил ношение серебряных крестов, а полотняные были заменены шелковыми. Оруженосцы и заменившие их потом донаты носили крест без верхней ветви, наподобие буквы «Т». Устав Ордена предусматривал, что с разрешения папы в рыцари могли приниматься и лица, не удовлетворявшие всем условиям принятия в Орден. Они получали название рыцарей «по милости», в отличие от рыцарей «по праву». В более поздний период существования Ордена появились и так называемые рыцари благочестия, не принимавшие на себя монашеского обета. Кресты благочестия давались и женщинам [4].

В эпоху крестовых походов рыцари-госпитальеры быстро превратились в могучую военную и финансовую силу. Монархи Европы предоставляли им огромные земельные владения, а папы одаряли не менее значительными религиозными привилегиями. Госпиталь оставался предметом особой заботы со стороны рыцарей. Однако, сопровождая караваны пилигримов в Иерусалим, они нередко умели сражаться лучше, чем ухаживать за больными. В этот период боевой дух госпитальеров был значительно выше, чем у остального крестоносного воинства. Госпитальерам приходилось время от времени военной силой прекращать распри в стане крестоносцев.

Монахи-воины с белым крестом на одежде вписали немало ярких, а порою мрачных страниц в историю крестовых походов. В 1136 году госпитальерам была поручена оборона замка Бетгемлин на юге Палестины. Этот замок имел значение передового форпоста в обороне крестоносцев против сарацинов, контролировавших ключевой в стратегическом отношении порт Ашкалон. Госпитальеры на свои средства укрепили фортификации замка. Убедившись в их высоких боевых качествах, граф Раймон Триполийский передал им еще несколько замков в Палестине.

Совершенно очевидно, что к этому времени великий магистр Раймон Дюпюи уже заручился согласием папы на превращение братства в военно-монашеский орден. Несколько ранее подобное разрешение было дано Ватиканом рыцарям-храмовникам (тамплиерам). Госпитальеры много заимствовали у храмовников, или «бедных рыцарей Христа и храма Соломона», первого из трех военно-рыцарских орденов, созданных в Палестине для борьбы с врагами христианской веры. По примеру храмовников глава госпитальеров, именовавшийся ранее ректором или администратором, получил титул великого магистра. Храмовники, госпитальеры и появившиеся чуть позднее тевтонские рыцари, которые также начали с основания странноприимного дома и лишь затем превратились в чисто военный орден, находились в авангарде крестоносцев в многочисленных сражениях от Антиохии до Иерусалима. Отличительным знаком храмовников был красный крест на белом супервесте, как у участников первого крестового похода. Госпитальеров узнавали по белому восьмиконечному кресту на алом фоне, а тевтонов — по черному кресту, вышитому на их белых плащах.

Госпитальеры были в зените своей славы, когда Саладдин изгнал крестоносцев из Иерусалима в 1187 году. Знаменитый арабский полководец, снискавший себе славу как не только искусный, но и весьма справедливый воин, по каким-то причинам питал к госпитальерам особую антипатию. Попадавших в плен рыцарей он уничтожал без всякой жалости. Впрочем, это было лишь ответом на зверства, которые чинили крестоносцы в Палестине. Еще при первом взятии Иерусалима город был буквально потоплен в крови. В угаре безнаказанного насилия крестоносцы вырезали почти все население города, включая женщин и детей.

Преемник Саладдина султан Бейбарс одержал ряд новых блестящих побед над крестоносцами. Используя распри и междоусобицу в их рядах, он овладел большей частью Палестины. В эти трудные для них времена госпитальеры впервые продемонстрировали исключительное умение приспосабливаться к обстоятельствам, не раз выручавшее их впоследствии. В 1236 году папа вынужден был пригрозить госпитальерам и храмовникам отлучением от церкви, обвинив их в том, что они заключили секретное соглашение с мусульманской сектой ассасинов. Ассасины, или хашшишины, получили у европейцев это название от гашиша, который употребляли члены секты, с дерзкой отвагой убивавшие франков ударом кинжала на улицах и площадях городов Леванта, невзирая на то, что сами при этом рисковали жизнью. В 1238 году появилась новая папская булла, обвинявшая госпитальеров в нарушении взятых на себя обетов благочестия и нестяжания. Раздражение Ватикана вызывали и контакты, установленные рыцарями-монахами со знаменитыми во всем средневековом мире сирийскими врачами, у которых они переняли многие секреты арабской медицины.

Можно предположить, что истинные причины нападок Ватикана на госпитальеров были связаны с серьезно возросшим военным и финансовым могуществом Ордена. Самостоятельность, которую начали проявлять великие магистры, вызывала ревность и опасения в Риме. Пережить этот сложнейший период в своей истории госпитальерам помогли огромные финансовые средства, поступавшие в казну Ордена согласно завещаниям убитых и умерших рыцарей, доходы от земельной собственности в Леванте и Европе, дары и пожертвования богатых паломников. В значительной степени они расходовались на благотворительные цели. Во многих городах Палестины рыцарями были созданы странноприимные дома, где нуждавшимся раздавали хлеб, одежду, предоставляли кров. Каждый из членов братства посвящал определенные дни уходу за больными, перевязывал раненых, подавал им пищу. В отличие от тамплиеров, у которых орденское одеяние рыцарей отличалось от одежды послушников, все госпитальеры носили одинаковые одежды с белым крестом на плече.

Только начиная со второй половины XIII века кастовая система укореняется во внутренней жизни госпитальеров, постепенно разрушая аскетические устои монашеского братства. К этому времени становятся доминирующими военные функции Ордена, оборонявшего в Леванте около 50 замков. Госпитальеры, пользовавшиеся услугами выдающихся специалистов своего времени в области военной фортификации, усовершенствовали строительство средневековых оборонительных сооружений. Помимо глубокого рва и высоких неприступных стен они создавали в своих замках и вторую линию укреплений, нередко игравшую решающую роль в обороне от многократно превосходившего их противника. Один из главных замков госпитальеров — Крак де Шевалье по праву считался наиболее укрепленным рыцарским замком эпохи крестовых походов.

Однако воинское искусство рыцарей Св. Иоанна могло лишь отсрочить, но не предотвратить окончательный разгром крестоносцев. После взятия Иерусалима арабами в 1244 году крестоносцы были наголову разбиты в Газе. Среди пленных, отправленных победителями в Египет, были и великие магистры госпитальеров и храмовников. Тем не менее пять лет спустя госпитальеры приняли участие в крестовом походе в Египет, который возглавил французский король Людовик Святой. И вновь крестоносцы потерпели поражение в битве при Мансуре. На этот раз горечь и унижение плена познали не только 25 госпитальеров, включая великого магистра, но и сам король Франции.

Особое мужество госпитальеры проявили при бесславном финале крестовых походов. Ряд замков в Сирии и Палестине они удерживали и тогда, когда крестоносцы уже были изгнаны. Замок Крак де Шевалье они обороняли до 1271 года, Маргат — до 1285 года, а крепость Акку — до 1291 года. Турки обложили Акку огромным войском, состоявшим из 160 тыс. человек пехоты и 60 тыс. конницы. Жители города спаслись на кораблях, а защищать его остались лишь 12 тыс. рыцарей-госпитальеров, тевтонов и тамплиеров. Осада была исключительно тяжелой, рыцари показывали чудеса храбрости, но судьба Акки была предрешена. Госпитальеры во главе с раненым в бою великим магистром Вилье де Лиль Адамом прикрывали отход жителей и вступили на корабли последними. В память о героизме, проявленном госпитальерами, Акка была названа Сент Жан д’Акр (крепостью Св. Иоанна) [5].

Остатки крестоносного воинства, которым удалось спастись после разгрома при Акке, на первых порах нашли приют на Кипре, где правил король Генрих, выходец из династии иерусалимских королей. Госпитальеры, владевшие на острове значительными земельными участками, оказались в лучшем положении, чем большинство крестоносцев, прозябавших в голоде и нищете. Укрепив порт Лимассол на южном побережье острова, они сделали его своей штаб-квартирой. Госпиталь, построенный братством, вскоре приобрел репутацию лучшего на Кипре. Это расположило к госпитальерам местных жителей и дало им возможность выжить в суровых условиях изгнания. Печальной была судьба другого ордена — тамплиеров. Французский король Филипп Красивый, постоянно нуждавшийся в деньгах, давно уже завистливо поглядывал на их огромные богатства и обширные земельные владения. Действуя в согласии с папой Клементом V, человеком хитрым и беспринципным, и великим инквизитором Франции, бывшим личным духовником короля, Филипп в 1307 году арестовал находившихся во Франции храмовников во главе с великим магистром Жаком де Молэ, обвинив их в ереси и колдовстве. Под пытками некоторые из храмовников признались, что, согласно державшейся ими в строгом секрете церемонии принятия в Орден, посвящаемый должен был трижды отречься от Христа и плюнуть на распятие. Храмовники были обвинены в поклонении мистическому божеству Бафомету, а также в развратной и разгульной жизни. Известный английский исследователь истории средневековых рыцарских орденов Э. Брэдфорд писал: «Истинны или ложны были обвинения, выдвинутые против храмовников, стало впоследствии объектом долгих дискуссий. Однако вопрос этот не мог быть однозначно решен, поскольку нельзя полагаться на признания, вырванные под пытками, тем более что обвинители храмовников, как было широко известно, были непосредственно заинтересованы в конфискации их земель и денег» [6]. Впрочем, короля Филиппа ждало сильное разочарование: вся собственность храмовников, за исключением земель в Кастилье, Арагоне, Португалии и на Майорке, была передана папским эдиктом Ордену Св. Иоанна.

Тевтонский орден просуществовал до конца XV века. После изгнания из Леванта тевтоны стали основным инструментом германской колонизации Пруссии. Деятельность тевтонов на северо-востоке Европы рассматривали в Риме как новый крестовый поход. Территории, которые они завоевали в языческой Пруссии, возводя на них церкви и замки, автоматически оказывались во владении папы. Он же, в свою очередь, передавал их тевтонам в качестве феодального удела. И, тем не менее, тевтонский орден ненадолго пережил храмовников. Он прекратил свое существование в 1410 году после поражения в битве под Грюнвальдом от соединенных польско-литовско-русских войск под командованием польского короля Владислава II Ягайло.

Госпитальеры оставались на Кипре с 1291 по 1310 год. Здесь им пришлось осознать, что будущее Ордена зависит от владения искусством мореплавания. В 1300 году в архивах Ордена впервые упоминается о его военном флоте [7]. Спустя год в документах госпитальеров начинает фигурировать имя адмирала орденского флота. Мечтая о возвращении в Палестину, рыцари построили на верфях Лимассола свои первые военные корабли — галеры и галеоты. Одновременно великий магистр Вильям де Вилларе, опытный военачальник, коренным образом реорганизовал Орден, уделив особое внимание созданию регулярного военного флота.

Госпитальерам понадобилось всего несколько лет, чтобы полностью восстановить свою ослабевшую в битвах с сарацинами грозную военную мощь. Настала пора вновь переходить к боевым действиям. В 1310 году генуэзский пират Вильоло де Вильоли обращает внимание великого магистра Фулка де Вилларе (племянника Вильяма) на Додеканезские острова в Эгейском море, с которых было удобно совершать набеги на Левант. Госпитальеры с энтузиазмом воспринимают идею обзавестись собственным островом. Их не смущает, что Додеканезские острова являются владением единоверных византийских императоров. Заручиться согласием папы не составляет труда, и вскоре Орден обосновывается на острове Родос.
РОДОССКАЯ ЭПОПЕЯ

На Родосе, одном из красивейших островов Эгейского моря, Орден оставался 214 лет. Впоследствии, перебравшись на Мальту, рыцари с ностальгией вспоминали о мягком климате и плодородных почвах этого острова, расположенного лишь в 10 милях к югу от побережья Малой Азии.

Местоположение Родоса идеально отвечало планам Ордена, по-прежнему состоявшим в том, чтобы держать в постоянном напряжении мусульманский мир, дезорганизовывая его торговлю. Пролив между Родосом и турецкими владениями в Малой Азии с незапамятных времен использовался как один из основных путей в торговле между югом Европы и Левантом. По нему шли корабли не только со специями, шелками и сахаром, но и с зерном и лесом из Анатолии. Потерпев неудачу в лобовом столкновении с врагами христианской веры, госпитальеры избрали путь затяжной борьбы. На Родосе, славившемся своими моряками, они впоследствии в совершенстве овладели искусством мореплавания и стали «пиратами во Христе». С тех пор ни военные корабли, ни торговые суда турок не могли чувствовать себя в Эгейском море в безопасности.

Когда летом 1307 года галеры госпитальеров и их генуэзских союзников подошли к побережью Родоса, глазам рыцарей открылась впечатляющая картина. Нетрудно было понять, почему еще древние греки называли сравнительно небольшой — 45 миль в длину — Родос «островом роз». Плодородные, прекрасно возделанные долины лежали по обе стороны горного хребта, проходящего посередине острова. В центре его возвышалась гора Анаваро (1,2 км), с вершины которой можно было наблюдать не только за тем, что происходило вокруг острова, но и за побережьем Малой Азии. Остров располагал двумя прекрасными гаванями: северной — Порто дель Мандраччио и южной — Порто Меркантильо. За ними на горных склонах величественным амфитеатром раскинулся город Родос, о котором еще древнегреческий географ и историк Страбон говорил: «Я не знаю ничего равного или, тем более, превосходящего его».

Целых два года потребовалось Ордену, чтобы утвердить на Родосе свою власть. Только в 1308 году папа Клемент V санкционировал переход Родоса под управление госпитальеров, а в 1310 году Орден официально перенес свою штаб-квартиру с Кипра на Родос [8]. Наконец-то после долгих скитаний рыцари обрели собственный дом. Великий магистр Фулк де Вилларе сделался главой маленького суверенного государства, ставшего самым восточным форпостом христианского мира.

На Родосе окончательно определилась и окрепла внутренняя структура Ордена, не претерпевшая существенных изменений на протяжении многих веков. Именно там сложилась традиция своеобразного распределения обязанностей между восемью языками, входившими в Орден. Так, пилье итальянского языка имел преимущественные права на пост адмирала орденского флота. Глава французских рыцарей обычно назначался старшим по Госпиталю, пилье Прованса — главнокомандующим вооруженными силами Ордена, а глава английского языка возглавлял его легкую кавалерию. Великий магистр избирался в собрании рыцарей «по справедливости», каждый из которых должен был провести три года в караване7, три года в конвенте и иметь не менее чем 13-летний срок службы Ордену в своем ранге. Процедура выборов была очень сложной. Сначала голосование происходило в языках, где право голоса имели и послушники. Лишь на третьей стадии выборов определялись 16 рыцарей Большого креста, которые и решали судьбу кресла великого магистра. Поскольку большинство в Ордене составляли французские рыцари, то 3/4 всех магистров в родосский период были выходцами из Франции [9].

Первой заботой рыцарей стало укрепление старых византийских фортификаций острова и строительство госпиталя. Для этой цели из Европы были выписаны лучшие специалисты. Особое внимание было уделено строительству новых крепостных стен и башен: в начале XIV века на смену древним катапультам пришли осадные орудия.

Обновление оборонительных укреплений явилось вовсе не пустой предосторожностью. Уже через два года после того, как рыцари обосновались на Родосе, турки предприняли попытку завладеть островом Аморгос, лежавшим в ста милях к северо-западу от Родоса. Великий магистр Фулк де Вилларе бросил на разгром турок все наличные силы Ордена. В морском сражении у берегов Аморгоса турки потеряли весь свой флот. Эта победа высоко подняла престиж госпитальеров в Средиземноморье.

Военные операции против турок, которые велись практически непрерывно до последней четверти XV века, рождали своих героев. Один из них был Дьедонне де Гозон, избранный великим магистром в 1346 году. С его именем связана одна из легенд, которыми так богата история госпитальеров. Согласно этой легенде, у подножия горы Св. Стефана как-то завелся не кто иной, как дракон. Один за другим рыцари выходили на схватку со страшным чудовищем, однако всех их ждала смерть. Тогда рыцарь Дьедонне, известный своей отвагой, решил использовать военную хитрость. Он вышел на бой с драконом в сопровождении гончих псов. Когда собаки яростно напали на чудовище, Дьедонне, воспользовавшись тем, что внимание дракона было отвлечено, отсек ему голову. Трудно сказать, стоит за этой легендой какой-то реальный факт (возможно, под драконом имелась в виду большая змея или даже крокодил) либо же мы имеем дело с разгулявшейся фантазией госпитальеров, но Дьедонне де Гозон остался в истории Ордена как «рыцарь, победивший дракона». Под предводительством де Гозона рыцари одержали внушительную победу над турецким флотом у берегов Смирны. Этот город оставался их форпостом в Малой Азии до тех пор, пока в 1402 году не пал под ударами армий Тимура.

Вторая половина XIV века отмечена последними попытками Европы взять реванш за разгром крестоносцев. В 1365 году папа Урбан V призвал к новому крестовому походу против неверных. Подготовку к нему возглавил король Кипра Петр I. Летом 1365 года у берегов Кипра собралась армада парусников, галер и транспортных судов, на борту которых находились рыцари и воины из разных стран Европы. Были там и галеры Ордена Св. Иоанна. Турки не сомневались, что главный удар будет нанесен по Сирии. Однако корабли крестоносцев направились в сторону Александрии, остававшейся одним из красивейших и богатейших городов Северной Африки. Город был взят приступом. Крестоносцы, среди которых особой алчностью и жестокостью отличались венецианцы, предали город огню и мечу. Защитники христианской веры с беспощадным варварством истребляли мирное население, не делая различия между мусульманами, христианами и евреями. Когда перегруженные богатой добычей корабли крестоносцев вернулись на Кипр, стало ясно, что любая попытка развить первый успех была обречена на неудачу. Большая часть крестоносного воинства дезертировала. Однако арабы и турки надолго запомнили безжалостную резню, устроенную крестоносцами в Александрии. Через 60 лет они захватили и опустошили Кипр. С падением Кипра с карты восточного Средиземноморья исчезло последнее латинское королевство. Орден Св. Иоанна остался один на один с набиравшей силу державой турок-османов.

Через два года после разграбления Александрии госпитальеры предприняли успешную морскую экспедицию к берегам Сирии. Десант, высаженный с орденских галер, вернулся с богатой добычей. С этих пор морские набеги на города Леванта, Египта и Малой Азии стали совершаться регулярно. Рыцари поняли, что лучший способ борьбы с превосходящим по численности противником — внезапное нападение.

В морских сражениях в Эгейском и Средиземном морях орденский флот обычно превосходил турецкий, состоявший преимущественно из парусников, своей маневренностью, поскольку его основу составляли галеры, особенно эффективные при спокойной воде. Галеры не зависели от ветра и были способны быстро менять направление и скорость хода.

Гребцами на галерах были обычно рабы, плененные рыцарями в сражениях. Многим рыцарям пришлось, в свою очередь, испытать горькую участь галерного раба в турецком флоте. Вот как описывает один из них жизнь на турецкой галере, которая, впрочем, ничем не отличалась от условий существования рабов на галерах Ордена: «Галерные рабы прикованы по шесть к лавке; ширина последней — около 4 футов, и они покрыты шерстью, на которую положены выделанные бараньи шкуры, опускающиеся до палубы. Офицер, отвечающий за галерных рабов, стоит рядом с капитаном, от которого получает приказы. Ему помогают два надсмотрщика. Один из них стоит в центре корабля, а второй — на носу. В руках у обоих кнуты, которыми они хлещут обнаженных рабов. Когда капитан отдает приказ грести, офицер свистит в серебряный свисток, висящий у него на шее; сигнал этот повторяется надсмотрщиками, и сразу же все 50 весел одновременно опускаются в воду. Представьте себе обнаженных мужчин, прикованных к скамьям. Одна нога каждого из них находится на подставке, другая упирается в стоящую впереди скамью. Взявшись руками за тяжелое весло, они одновременно отклоняются назад, увлекая за собой весло. Иногда галерные рабы гребут по 10–12, даже по 20 часов в сутки без малейшего отдыха или даже перерыва. В таких случаях офицер обходит измученных, находящихся в предобморочном состоянии гребцов, вкладывая им в рот куски хлеба, смоченные в вине. Когда капитан приказывает ускорить ход, случается, что один или несколько рабов в изнеможении падают на лавку. Их секут плетью до тех пор, пока они не перестают подавать признаки жизни, а затем без церемоний выкидывают за борт» [10].

Внешне же галера была очень красива. Ее стремительные, обтекаемые формы как бы рвались вперед от возвышающейся над палубой кормы, украшенной резной деревянной фигурой святого, до заостренного, по-щучьи ощерившегося носа. Капитаном галеры являлся обычно один из рыцарей Ордена; ему помогал лоцман-родосец, руководивший матросами, также набиравшимися на Родосе. На борту галеры обязательно находились еще один рыцарь, бывший старшим помощником капитана, и несколько новичков, проходивших годичный испытательный срок. На каждой галере было около двух сотен гребцов, от 50 до 200 солдат и до 50 матросов. При ближней навигации капитаны обычно обходились без карт, запоминая расположение мысов, островов, бухт и якорных стоянок.

Во время длительных морских экспедиций число галер орденского флота было не меньше четырех. Они использовали тактику, похожую на атаку легкой кавалерии: галеры выстраивались в линию и устремлялись на врага. Чаще случалось так, что галеры курсировали по Эгейскому морю по две. В этом случае одна из галер пристраивалась за неприятельским парусником и гнала его к тому месту, где в засаде ожидала вторая. В тот самый момент, когда парусник отрывался от орденской галеры и его команда облегченно вздыхала, полагая, что находится в безопасности, из-за мыса или острова, лежащего прямо по курсу, появлялся хищный нос второй галеры, над которой развевался вымпел с восьмиконечным орденским крестом.

В конце XIV века Орден Св. Иоанна принял участие в последней попытке средневековой Европы возродить дух крестовых походов. Стотысячная армия, составленная из французов, бургундцев, англичан и германцев под командованием старшего сына герцога Бургундского, выступила в поход, намереваясь вытеснить турок с территорий, занятых ими за Дунаем. Крестоносцы лелеяли надежду повторить успех первого крестового похода, пройдя через Анатолию до Иерусалима. Совместно с генуэзцами и венецианцами госпитальеры должны были обеспечить поддержку с моря. Орденский флот под командованием великого магистра Филибера де Найяка вошел в Черное море через Дарданеллы и Босфор и встал на якорь у устья Дуная. Однако в боевых действиях участвовать ему не пришлось. Огромная, но плохо организованная и крайне недисциплинированная армия крестоносцев была наголову разбита легкой кавалерией турок у города Никополиса. «Поход на Никополис был крупнейшим и последним из крестовых походов. Его печальный исход с удручающей точностью повторил крайне неблагоприятную для Европы историю предыдущих крестовых походов» [11], — писал известный английский историк Стивен Рэнсимен.

Захват Багдада войсками Тимура в 1392 году до предела осложнил обстановку в Леванте. В 1403 году госпитальеры, никогда не колебавшиеся перед заключением временных союзов со своими вчерашними врагами против нового могущественного противника, договариваются о совместных действиях с египетскими мамлюками. Согласно условиям соглашения, Орден получает право открыть свои представительства в Дамьетте и Рамле и восстановить свой старый Госпиталь в Иерусалиме. Договоренность с мамлюками приносит Ордену почти четыре десятилетия мирной передышки. Тем не менее работы по сооружению новых фортификаций на Родосе продолжаются, а галеры регулярно выходят в море из порта Мандраччио.

К середине XV века соотношение сил в восточном Средиземноморье изменилось не в пользу госпитальеров. Взятие Константинополя в 1453 году победоносными войсками султана Мехмета II прозвучало для Ордена сигналом смертельной опасности.

Мехмет, сын султана Мурада, был одним из самых выдающихся деятелей турецкой истории. Неустрашимый и искусный полководец, он прекрасно знал классическую греческую и исламскую литературу и поэзию, свободно говорил на арабском, греческом, еврейском, персидском языках и на латыни. Европейские монархи, на которых его молниеносные набеги наводили ужас, сравнивали его с Александром Македонским. Однако, в отличие от последнего, Мехмет обладал крайне жестокой натурой. Это был настоящий восточный деспот. Нападение на Родос, который давно раздражал османов, стало для него лишь вопросом времени.

К моменту решительного столкновения рыцарей с турками пост великого магистра занимал француз, рыцарь овернского языка Пьер д’Обюссон. Впервые на Родос он попал 24-летним послушником в 1444 году. В 1454 году, через год после взятия Константинополя, великий магистр де Ластик направляет его в Европу с деликатной миссией сбора денег и вооружения для отражения неминуемого турецкого нападения. После возвращения д’Обюссон назначается адмиралом орденского флота и руководит возведением новых фортификаций на Родосе до 1476 года, когда он избирается великим магистром. В 1479 году д’Обюссон направил султану послание, в котором потребовал прекратить набеги на его земли. Стало окончательно ясно, что появления турок у берегов Родоса можно было ожидать в любой момент.

Мехмет II бросил на завоевание цитадели госпитальеров 70-тысячное войско. Мощи турецкой армии Орден мог противопоставить только 600 рыцарей, включая оруженосцев, и от 1,5 до 2 тыс. человек наемных иностранных войск. На стороне рыцарей сражалось и местное население, которому было роздано оружие. Количество рабов, также участвовавших в военных действиях, в те времена никто не учитывал.

При осаде Родоса, как и при взятии Константинополя, турки широко использовали осадные орудия. Высадившись на берегу живописного залива Трианда, они немедленно установили и ввели в действие свою артиллерию. В течение нескольких суток башня Сент-Николас, являвшаяся узловым пунктом в укреплениях Родосской крепости, подвергалась непрерывному обстрелу.

В эти критические для Ордена дни великий магистр д’Обюссон показал себя выдающимся организатором, человеком непреклонной воли, умевшим решительно пресекать самые коварные происки врага. На шестой день осады, 28 мая 1480 года, в стане рыцарей объявился важный перебежчик. Это был главный артиллерийский эксперт турецкой армии, немецкий инженер по прозвищу «мастер Георг». Радушно приняв перебежчика, д’Обюссон приставил к нему шесть рыцарей, которым было поручено не спускать глаз с немца. Вскоре оказалось, что предусмотрительность великого магистра была весьма уместной. Мастер Георг был разоблачен как лазутчик, направленный турками в город, чтобы выведать уязвимые места его обороны. Он был казнен по приговору орденского суда.

В середине июля огромное численное превосходство турок и мощь их артиллерии начали сказываться на ходе осады. Южные стены города, окружавшие так называемый еврейский квартал, были практически разрушены. Защитники Родоса оказались на грани поражения. 27 июля, когда башибузуки — передовой отряд турецкого войска — пошли в атаку, казалось, что ничто уже не сможет спасти госпитальеров. Немногочисленные оставшиеся в строю рыцари отчаянно сражались в проемах полуразрушенных стен. Д’Обюссон лично возглавил оборонявшихся на самом опасном направлении. В жестокой схватке он был четырежды ранен, но продолжал сражаться, пока не упал, пронзенный копьем янычара.

Беспримерное мужество госпитальеров решило исход боя. Деморализованные башибузуки в панике откатились назад, сминая подходившее подкрепление. Началась невообразимая свалка, в которой турки потеряли не менее 5 тыс. человек. Опасаясь полного разгрома, главнокомандующий турецкими войсками Мисак-паша был вынужден дать сигнал к отступлению. На следующее утро турки погрузились на ожидавшие их суда и отбыли восвояси. По дороге Мисак-паша умер от дизентерии.

Великий магистр д’Обюссон остался в живых. Искусные хирурги орденского Госпиталя сумели залечить его раны, в том числе сквозное ранение в грудь, задевшее правое легкое.

Весной 1481 года султан Мехмет II лично возглавил новый поход турецкой армии на Родос. Однако по пути он неожиданно скончался. Рыцари сочли, что их спасла воля Всевышнего.

Когда весть о победе Ордена достигла королевских домов Европы, на Родос хлынул поток финансовой и военной помощи. Пьер д’Обюссон немедленно развернул широкие работы по восстановлению разрушенных фортификаций Родоса. Он понимал, что рано или поздно Ордену предстояло еще сойтись в решающей схватке с турками.

Между тем события в Османской империи приняли неожиданный оборот. После смерти Мехмета II два его сына — Баязет и Джем — выступили с претензиями на султанский трон. Создавшуюся ситуацию д’Обюссон, проявивший себя блестящим дипломатом, сумел использовать для того, чтобы вновь обеспечить Ордену несколько десятилетий относительно спокойного существования.

Еще при жизни Мехмета II у д’Обюссона сложились хорошие отношения с Джемом, побывавшим на острове в качестве турецкого посла. Потерпев неудачу в попытках завладеть троном османов вооруженным путем, Джем обратился за помощью к своему старому знакомому. Когда летом 1482 года претендент на султанский престол посетил Родос, ему был оказан королевский прием. Осенью того же года Джем был отправлен во Францию на корабле госпитальеров. Опасаясь, что его честолюбивый брат может быть использован папой и главами королевских домов Европы, Баязет пошел на подписание соглашения с д’Обюссоном, согласно которому Ордену была выплачена компенсация за ущерб, понесенный во время осады Родоса. Когда Пьер д’Обюссон скончался на Родосе в возрасте 80 лет, ни у кого не было сомнений, что из жизни ушел один из выдающихся деятелей Ордена Св. Иоанна.

В 1517 году Селим I оккупировал Египет, укрепив турецкое влияние в Северной Африке. Его сын султан Сулейман Великолепный продолжил завоевательную политику своих предшественников. Ближайшей его целью был Родос.

В июне 1522 года турецкий флот в составе 700 кораблей, на борту которых находилось 200-тысячное войско, направился к берегам Родоса. Султан лично возглавил огромную армию, которая должна была покончить с возмутителями спокойствия Османской империи. Осада Родоса продолжалась шесть месяцев. Рыцари проявляли чудеса героизма, но армия Сулеймана Великолепного была слишком многочисленна. Стремясь избежать поголовного истребления рыцарей, великий магистр Филипп Вилье де Лиль Адам решил вступить в переговоры с султаном, предложившим госпитальерам заключить мир на почетных условиях.

Интересно отметить, что рыцари с их наивным средневековым суеверием были уверены, что от окончательного разгрома Орден спасло Провидение. Дело в том, что де Лиль Адам был избран великим магистром в его отсутствие. Когда орденский капитул отдал ему свои голоса, великий магистр находился на борту корабля, возвращавшегося из Франции на Родос. Разразилась страшная буря, молния ударила в корабль, убив несколько матросов. Из находившихся на корабле в живых остались лишь немногие, в том числе де Лиль Адам, хотя, согласно легенде, меч, который висел у него на поясе, расплавился. Случилось это у берегов Мальты.

1 января 1523 года госпитальеры навсегда покинули Родос. Волы тянули повозки, нагруженные многотомными архивами Ордена, в гавани уже ждали суда. Когда великий магистр де Лиль Адам вступил на борт флагманского корабля «Святая Анна», разразилась снежная буря...


следующая страница >>