Олег Николаевич Смолин рассказывает в интервью - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Олег Николаевич Смолин рассказывает в интервью - страница №6/6


- Наверное, к проблеме трудоустройства инвалидов не должны оставаться равнодушными и региональные власти. Недавно ВОС решило объединить свои усилия с администрацией Белгородской области и совместно работать над решением стоящих проблем. Это естественно, ведь инвалиды – неотъемлемая часть населения региона, поэтому поддержка их является прямой обязанностью местной власти. В данном случае речь идет о том, чтобы предприятия, использующие труд инвалидов, не просто поддерживать как социальные, но чтобы они органично вписались в экономику региона и выпускали ту продукцию, которая здесь востребована. Как вы относитесь к этому начинанию? 
- Я должен сказать, что региональной власти здесь отводится роль первой скрипки. На федеральном уровне мы создаем некую общую канву, принимая законодательные акты, Но основная работа по трудоустройству инвалидов должна вестись в регионе, с учетом требований существующего рынка труда. Мне кажется белгородский опыт очень интересным, Может быть, мы проведем выездное заседание в Белгороде, изучим его и будем рекомендовать субъектам Федерации. Если потребуется, внесем изменения в федеральные законы. Мы готовы это сделать.

 

 



 

 



 

 

Верховный Суд удовлетворяет иск матери ребенка-инвалида 

В этом уникальном судебном процессе истцом выступала мама ребенка-инвалида О.В. Бондаренко, а ответчиком Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Оговоримся сразу, что процесс начался во времена бывшего министра Зурабова М.Ю. и никак не связан с деятельностью нынешнего главы ведомства. 

Суть дела такова. 


7 мая 2007 года Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации издало одиозный приказ № 321, которым снизило количество предоставляемых инвалидам памперсов c трех до одной штуки в день с пояснением, что имеется в виду «одно изделие общей емкостью, равной объему суточного диуреза». Инвалидам предлагалось использовать вместо нескольких один «емкий памперс в сутки». Возмущались таким циничным отношением к больным людям многие. Но реальные шаги, чтобы изменить эту ситуацию, предприняла одна женщина, отстаивая ущемленные права своей дочери-инвалида. После того как в медико-социальной экспертизе ей предложили получать памперсы по новым нормам, она при поддержке юристов обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими отдельных положений Приказа № 321. В заявлении, в частности, говорилось: 
«Согласно ч. 1 ст. 251 ГПК РФ, гражданин, считающий, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части. 
На основании изложенного и руководствуясь ст. 251, 253 ГПК РФ 

ПРОШУ

1. признать приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 7 мая 2007 г. № 321 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены» недействующим в части, признающей приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 апреля 2006 года № 282 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-техническими изделиями до их замены» и утратившим силу (п. 2) со дня его издания; 


2. признать сроки пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены, утвержденные приказом Минздравсоцразвития России от 7.05.2007 г. № 321 недействующим в части, устанавливающей срок пользования абсорбирующим бельем, памперсами не более 24 часов на одно изделие, со дня их издания. 
19 сентября 2007 года Верховный Суд принял решение, которым полностью удовлетворил иск О.В. Бондаревой. Суд установил, что оспариваемые положения нормативного правового акта действительно противоречат закону и нарушают права инвалидов на реабилитацию. 

Верховный Суд рассмотрел иск и принял решение, в котором говорится
«Заявление Бондаренко Олеси Валерьевны удовлетворить. Признать недействующими со дня принятия оспариваемого нормативного акта: 
пункт 2 приказа Минздравсоцразвития России от 7 мая 2007 г. № 321 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены», устанавливавший срок пользования абсорбирующим бельем, памперсами до 90 штук на месяц; 
пункт 23. Сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены, утвержденных приказом Минздравсоцразвития России от 7 мая 2007 г. № 321». 

Министерство не согласилось с таким решением и обратилось в Кассационную коллегию Верховного Суда РФ с жалобой, в которой просило его отменить. 4 декабря 2007 года Кассационная коллегия своим определением оставила решение суда в силе, а кассационную жалобу министерства без удовлетворения. 


Судебный процесс, выигранный матерью, может стать прецедентом. И в связи с этим хотелось бы сказать вот о чем. 
Кроме словесных обсуждений и осуждений действий государственных учреждений и отдельных чиновников, существуют пути решения проблем в установленном законом порядке, и этим может воспользоваться, и не безрезультатно, каждый гражданин страны. 
Инвалидам, их родным и близким в определенных ситуациях стоит проявлять и волю, и настойчивость в решении своих проблем. 
Хочется также надеяться, что Министерство здравоохранения и социального развития сделает необходимые выводы на будущее, тем более что инвалиды ждут от нового руководства этого ведомства реальных шагов, связанных с улучшением своего положения и, в частности, устранения тех несуразиц, которые принес с собой пресловутый Федеральный закон № 122.

 



 

 

 




Государственная Дума: новые перспективы для инвалидов.

В нынешнем составе Государственной думы есть одна примечательная особенность, которую нельзя не заметить: среди депутатов сегодня четверо представителей инвалидов России. Один из них, член фракции «Справедливая Россия», председатель Всероссийского общества инвалидов Александр Вадимович Ломакин-Румянцев, дал интервью нашему корреспонденту Надежде Протасовой

Прежде всего от имени редакции нашего журнала хотела бы поздравить вас с избранием в Думу и пожелать успешной работы. А теперь давайте вспомним прошедшую избирательную кампанию. Чем она вам запомнилась? 
– Кампания была непростой. Ежедневно приходилось встречаться с избирателями, рассказывать им о себе, о своей работе, о своих планах. И вместе с тем она была очень полезной для меня – и как председателя ВОИ, и как будущего депутата. Четко обозначились основные проблемы граждан Московской области, от которой я баллотировался, и понятно, что они во многом совпадают с проблемами всех россиян. 

– Почему вы решили баллотироваться от партии «Справедливая Россия»? 
– Мы подготовили перечень наших требований по решению проблем инвалидов. Это достаточно объемный документ, и единственной партией, которая согласилась подписать с нами соглашение о совместной работе по реализации этих требований, оказалась «Справедливая Россия». Она подтвердила серьезность своих намерений, включив в свою программу раздел «Решение проблем инвалидов». Более того, подготовить его поручили нам. Я убедился в том, что для «Справедливой России» главное – это человек и его нужды. Это партия, которая стремится к тому, чтобы государство было для человека, а не наоборот. 
– Ограничивается ли круг ваших депутатских забот только инвалидами? 
– Прежде всего, я председатель Всероссийского общества инвалидов, задачей которого является защита прав и интересов этой категории граждан России, чем с 1991 года я и занимаюсь. Став депутатом, своей позиции, разумеется, не изменю. Сейчас, надеюсь, у меня будет больше возможностей для осуществления этой миссии. Но поскольку я гражданин России и избран не только инвалидами, это накладывает на меня ответственность перед всеми избирателями. Ведь социальных проблем у большинства людей в России очень много. Убежден, что не разумно разделять социальные проблемы инвалидов и остальных граждан России. 

– Какие основные задачи вы ставите перед собой как депутат? 
– Я вошел в состав Комитета Госдумы по труду и социальной политике. Отсюда вытекает, что мои приоритеты – социальная проблематика. Я считаю и много раз об этом говорил, что нужно устранить те несуразицы, которые породил ФЗ № 122. Я думаю совместно с Министерством здравоохранения и социального развития РФ найти пути, как упростить инвалидам получение лекарственных препаратов и технических средств реабилитации. Все это можно сделать, внеся соответствующие поправки в Закон о государственном заказе, например. Нужно упрощать процедуру получения социальных услуг. Требуются поправки к Жилищному кодексу, который в настоящее время позволяет любого гражданина просто выкинуть на улицу. Этому можно противопоставить введение в законодательство такого понятия, как социальное жилье, которое предоставляется человеку, когда он по каким-то причинам не может платить за квартиру. Пусть не будет у него права приватизации этого жилья, зато будет где жить. Это, возможно, станет одной из первых моих законодательных инициатив. 
Если говорить о жилье применительно к инвалидам, то меня больше всего беспокоит возможная «монетизация» льгот по оплате услуг ЖКХ. Мы прекрасно знаем, к чему привела предыдущая «монетизация», которая изначально была неравноценна заменяемым льготам, а сейчас и вовсе превратилась в жалкую добавку к пенсии, не более того. Проблема, которая очень волнует инвалидов, появление в 2004 году нового критерия, по которому теперь людям начисляют пенсии и производят другие выплаты. Речь идет о совершенно абстрактном понятии – степени ограничения способности к трудовой деятельности. 
Надеюсь, что как депутат смогу внести на рассмотрение Думы законопроект, который затрагивает этот и ряд других волнующих инвалидов вопросов. Прежде всего, необходимо ввести в российское законодательство определение инвалида, которое дает Конвенция о правах инвалидов, принятая ООН: инвалид – это человек, который имеет те или иные дефекты здоровья, заболевания, травмы, а барьеры или ограничения его возможностей возникают только тогда, когда он вступает во взаимодействие с агрессивной средой. Если среда не приспособлена, у человека и возникают ограничения. Если среда приспособлена, этих ограничений не возникает, хотя инвалидом он остается. 
Важный момент – уточнение функций медико-социальной экспертизы. Она должна заниматься экспертизой, действуя на основании закона, в котором сформулированы четкие критерии и дано определение инвалидности
Третий важный момент законопроекта – восстановление государственной системы реабилитации инвалидов и абилитации детей-инвалидов. Речь идет не о создании новой государственной структуры, а о том, чтобы каждое ведомство по своей линии занималось проблемами реабилитации. 
И, наконец, наши законодательные предложения включают отмену такого критерия, как степень ограничения способности к трудовой деятельности. Практика показала: понять, что это такое и объективно подобрать нормативы просто невозможно. 
Сейчас мы занимаемся тем, что формируем перечень законодательных инициатив, с которыми предполагаем выступить в Думе. 

– Работая в Общественной палате, в Комиссии по делам инвалидов, вы уже готовили подобные законодательные предложения. Будете ли вы эти наработки использовать в Думе? 
– Безусловно. Они легли в основу законопроекта, о котором я говорил. 

– Это будет новый закон или поправки к уже существующим законодательным актам? 
– Это будут поправки к Закону «О социальной защите инвалидов», к Пенсионному законодательству и ряду других.

– Вы говорили о Конвенции ООН о правах инвалидов. Как известно, она еще не подписана Россией. Находясь в Думе, намерены ли вы что-либо предпринять, чтобы ускорить этот процесс? 
– Я надеюсь, что этого просто не потребуется. Как руководитель рабочей группы по делам инвалидов Общественного совета при Минздравсоцразвития России, я знакомился с нормативными актами по проблемам инвалидов, подготовленными министерством и правительством. Так вот, среди первых документов, которые мы рассматривали, было Постановление Правительства РФ о подписании Конвенции. Так что я думаю, что это произойдет в ближайшее время. 

– Считаете ли вы нынешний диалог с Минздравсоцразвития России эффективным и перспективным? 
– Я хочу напомнить, что в конце прошлого года состоялось заседание Общественного совета при этом министерстве. По решению министра Т.А. Голиковой в его рамках создана рабочая группа по делам инвалидов. Ей поручили рассмотреть подготовленные ведомством материалы, касающиеся инвалидов. Затем – сформулировать перечень документов, в которые необходимо внести изменения, и проблем, которых это касается, чтобы скорее их решить. Этим мы сейчас занимаемся. В первую очередь речь идет о нормативных актах, которые принимаются Минздравсоцразвития России и Правительством. Но не исключено, что наши предложения коснутся и законодательных актов. Эта часть работы непосредственно сопрягается с депутатской деятельностью. Уже к маю мы должны подготовить проект необходимых изменений в тех или иных документах, включая законодательство. 
Успех нашей работы во многом будет зависеть от того, насколько ведомства готовы прислушиваться к мнению общественности и быть открытыми для нее. Я могу отметить, что Т.А. Голикова очень неравнодушно, неформально провела первое заседание Общественного совета, а создание рабочей группы по делам инвалидов свидетельствует о том, что возобновлены контакты с общественностью и становится нормой, когда все документы, затрагивающие те или иные интересы инвалидов, обсуждаются совместно с их общественными организациями. 

– В нынешней Думе четыре депутата-инвалида. Свидетельствует ли это, на ваш взгляд, о том, что отношение к этим людям в нашем обществе реально меняется в лучшую сторону? 
– Конечно. Я думаю, что это было сознательно сделано политическими партиями. А они, как известно, принимают решения, исходя из тех реалий, которые существуют в обществе, в стране. 

– Комфортно ли вам работается в своей фракции и кто ваши единомышленники? 
– В Думе меня окружают очень много доброжелательных людей, и во фракции в первую очередь. Среди единомышленников могу назвать известные имена тех, кто уже многое сделал в решении социальных проблем. Это – Г. Хованская, занимающаяся решением жилищных проблем. Это – депутаты Гудков и Дмитриева. Я думаю, что поддержка со стороны фракции нашим инвалидам будет, поскольку, как я уже говорил, им посвящен целый раздел программы партии «Справедливая Россия». 

– Вы настроены оптимистично? 
– Я считаю так. Чем больше гражданское общество участвует в работе государственных структур, тем лучше как для общества, так и для власти. Не происходит отчуждения общества от государства. 

– На какую поддержку инвалидов вы хотели бы рассчитывать, работая в Думе? 
– Нам нужна информация с мест, от конкретных людей, причем информация не частная, находящаяся в сфере ответственности местных органов власти, а аналитическая, дающая представления об общих проблемах, волнующих людей, с тем чтобы постараться, если это возможно, решить их в законодательном порядке. 

– Сегодня вы совмещаете работу в ВОИ и в Думе. Наверное, это непросто? 
– В ВОИ у меня рабочий день начинается в семь часов утра, а в Думе – в десять. Так что со временем больших проблем нет. Важнее в этом «совместительстве» другое. Мы всегда работали с Государственной думой, готовили предложения по законопроектам, поправкам к законам. Теперь это будет делать несколько проще.

 

 

 

 



Путевки в Пекин 

В Берлине прошел очередной этап Кубка мира по фехтованию на колясках для инвалидов с поражениями опорно-двигательного аппарата, который стал заключительным по отбору участников на Паралимпийские игры в Пекине. 

После одиннадцати этапов Кубка мира, Чемпионата мира и Чемпионата Европы отбор на Паралимпийские игры прошла Людмила Васильева (Москва). В Берлине она завоевала две бронзовые награды в личных соревнованиях на рапире и шпаге. 

Кроме того, пятнадцатилетний уфимец Иван Андреев выступал на равных со взрослыми спортсменами. 

Таким образом, за два с половиной года развития в России нового вида спорта – фехтования на колясках – нашим спортсменам удалось завоевать признание соперников и международного сообщества. 

Представители международных организаций и стран-участниц Кубка мира, наблюдая за социальной адаптацией инвалидов и ростом их спортивного мастерства, решили провести в 2009 году первый Чемпионат мира для детей от 15 до 17 лет по фехтованию на колясках. В будущем году предполагается организовать детский спортивный лагерь для юных фехтовальщиков-инвалидов. 

Особой благодарности заслуживает реабилитационный центр «Катаржина», изготовивший специальные коляски для фехтования по индивидуальным параметрам ведущих спортсменов, не уступающие и даже превосходящие зарубежные образцы.

 

 



 

 

 



 

Икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша» 

Явление этого Святого образа произошло в 1878 году. Крестьянин Ефремовского уезда Тульской области, отставной солдат, был одержим страстью пьянства. Он пропил все, что имел, и вскоре стал нищенствовать. От непомерного пьянства у него отнялись ноги, но он продолжал пить. Однажды во сне ему явился старец и приказал идти в город Серпухов в монастырь Владычицы Богородицы, где находится икона Божией матери «Неупиваемая Чаша», и отслужить пред ней молебен. 


Без денег, c больными ногами, крестьянин не рискнул отправиться в путь. Но святой старец явился ему во второй, а потом и в третий раз, и грозно приказал исполнить повеление. На четвереньках отправился отставной солдат в монастырь. В одном селении он остановился отдохнуть. Чтобы облегчить боль, старушка-хозяйка растерла ему ноги и уложила на печь. На следующий день ему стало легче. Опираясь сначала на две, а потом на одну палку, он дошел до Серпухова. 
Придя в монастырь и рассказав о своих сновидениях, страждущий просил отслужить молебен пред иконой «Неупиваемая Чаша». Но никто в монастыре не знал иконы Божией матери с таким наименованием. Тогда подумали: не та ли это икона, что висит в проходе из храма в ризницу? На оборотной стороне ее, действительно, увидели надпись: «Неупиваемая Чаша». В лике основателя монастыря – преподобного Варлаама (ученика святителя Алексия) – крестьянин сразу же узнал являвшегося ему во сне старца. Из Серпухова крестьянин возвращался домой вполне здоровым. Весть о чудном прославлении иконы Божией матери быстро распространилась по России. Одержимые страстью пьянства, их родные и близкие спешили вознести молитвы к Богоматери об исцелении от недуга, а многие приходили, чтобы уже возблагодарить Владычицу за Ее великую милость. 
По иконографии эта икона относится к типу одного из древнейших изображений Божией матери – «Оранта», только Богомладенец написан стоящим в чаше. Чаша с благословляющим Богомладенцем – это чаша Причащения, источающая приступающим к ней с верою все благословения, дарованные грешному роду человеческому искупительным подвигом Господа нашего Иисуса Христа. Эта чаша, действительно, неупиваемая, или неиспиваемая, потому что Агнец ее «всегда ядрмый и никогдаже иждиваемый». А Матерь божия с воздетыми вверх пречистыми руками, как могучий первосвященник, ходатайственно возносит Богу эту Жертву – Своего закланного Сына, заимствовавшего плоть и кровь от Ее пречистых кровей, – в пренебесный жертвенник за спасение всего мира, и предлагает в снедь верным. Она молится за всех грешников, всем хочет спасения, вместо низких губительных пристрастий призывает к неистощимому источнику духовной радости и утешения. Она возвещает, что неупиваемая чаша небесной помощи и милосердия уготована каждому нуждающемуся. 
В возрожденном Серпуховском высоцком монастыре каждое воскресенье по окончании Божественной литургии совершается молебен с акафистом пред иконой Божией матери «Неупиваемая Чаша», за которым поминаются имена тех, кто страдает пристрастием к винопитию и нуждается в благодатной помощи Пречистой Владычицы. 

Днесь притецем верни Божественному и пречудному образу Пресвятыя Богоматери, напояющей верных сердца небесною Неупиваемою Чашею Своего милосердия, и людем верным чудеса показующей. Яже мы видяще и слышаще духовно празднуем и тепле вопием: Владычице премилостивая, исцели наша недуги и страсти, молящи Сына Твоего Христа Бога нашего спасти души наша.

 

 

 

 



Дельфин и я

Начну с истории, которая началась около десяти лет назад. Тогда в столице, на базе дельфинария, открылся реабилитационно-оздоровительный центр «Дельфин и я». Одним из первых его пациентов стал трехлетний малыш с тяжелой формой ДЦП. Он не ходил, а ручки его были совершенно беспомощными. И хотя в центр брали и берут детей с трех с половиной лет, но мама настояла, чтобы ее сына взяли. Начались занятия. На одном из них нужно было бросить мяч дельфину, а потом его снова поймать. Это элементарное упражнение малышу оказалось не под силу, тогда дельфин взял инициативу на себя. Он стал буквально запихивать мяч в ручки ребенка. Когда мяч падал, зверь подхватывал его на лету, чтобы снова отдать малышу. Полчаса в день дельфин старательно выполнял эту монотонную работу, пока, наконец, детские ручки не начали разжиматься и сами удерживать мяч. Сейчас этот мальчик играет на фортепиано и флейте, он нарисовал рождественскую открытку, за которую был удостоен международной премии. 



Конечно, нельзя сказать, что все это было достигнуто благодаря занятиям с дельфином. В успехах мальчика и жертвенный труд любящей мамы, и усилия многих специалистов, которые с ним работали многие годы. Но, возможно, толчком, с которого все началось, был тот дельфин, который первым попытался разжать скованные болезнью ручки. 
Зоотерапия, то есть использование в лечебных целях общения с животными, сейчас признана всеми и широко применяется в реабилитации детей-инвалидов. В гуманное дело включены собаки, лошади, есть опыт работы с птицами… Но в этом ряду дельфины занимают особое положение не только благодаря своим уникальным способностям, дружелюбию и готовности общаться с детьми; при работе с ними используется как лечебный фактор еще и вода. 
В отличие от других животных дельфина невозможно привести на занятие на поводке. Он сам идет на контакт. Более того, дельфин готов добровольно целый рабочий день, который у него продолжается пять часов с перерывом на отдых, трудиться не зная устали. 
В такие минуты отдыха я увидела в бассейне Рамзеса, Белку и Каспера – дельфинов, работающих сейчас с детьми-инвалидами. Двое из них – черноморские афалины, третий – белуха, или белушонок, как его ласково называет персонал. Но, согласно научной классификации, все они относятся к дельфинам, отряду зубатых китов. Животные, специализирующиеся на работе с детьми, давно покинули среду своего естественного обитания – море, прошли специальную подготовку и поэтому очень хорошо и безотказно работают с людьми. Естественно, для центра «Дельфин и я» отобраны животные с уравновешенным характером, спокойные, доброжелательные и послушные. В принципе такой дельфин готов работать с любым, так что в процессе занятий выбор остается за ребенком. 
Как правило, контакт с животным устанавливается очень быстро. И при этом для дельфина не имеет значения недуг ребенка. Он работает и с ДЦП, и с аутизмом, и с сенсорными нарушениями, с дефектами зрения и слуха, с генетическими заболеваниями. Возраст пациентов от 3,5–4-х до 15 лет. Услуги в Центре платные и, к сожалению, не дешевые, но желающих здесь заниматься значительно больше, чем могут принять. Приходится достаточно долго ждать своей очереди. 
Занятия проводятся индивидуально, при каждом ребенке, кроме дельфина, еще и свой инструктор. Курс состоит из десяти занятий, которые проводятся каждый день, включая субботы и воскресенья. Пациент общается с животным на помосте и в воде в течение 25 минут, после чего с ним еще работает психолог. 
За прошедшие десять лет в Центре разработана и апробирована собственная методика, основанная на базовых принципах сенсомоторной коррекции. Сегодня стоит вопрос о регистрации ее как новой медицинской технологии. 
А вот как это выглядит на практике. Начинается все с упражнений на крупную и мелкую моторику. Проще говоря, зверь подплывает к ребенку, а тот ощупывает его кожу, тело. 
Затем – система упражнений, когда ребенок находится на помосте, а дельфин возле него в воде. Малыш опускает в воду руки и ноги, сначала знакомится с животным, а в дальнейшем просто здоровается с ним. Затем следуют упражнения с мячом, когда ребенок бросает мяч, а дельфин ловит его и приносит обратно. Потом животное из воды выходит на помост. Теперь с ним можно делать все, что угодно: трогать, гладить, взять за плавник или хвост, даже сесть верхом. Цель всех этих упражнений – развитие пространственной ориентации. Ребенок сравнивает свое тело с телом дельфина, начинает понимать, где право – лево, верх – низ. Наконец, малыша страхуют «плавсредствами» – жилетом, кругом, нарукавниками, и он вместе с дельфином погружается в бассейн. Они просто вместе плавают. На этом этапе занятий главное – эмоциональный контакт. Если это происходит, дельфин уже практически не отходит от ребенка. Он рядом, его можно держать за хвост, обнимать за спину и даже кататься верхом. Часто вот так вместе они и выходят из воды. Внешне все очень напоминает игру, а при этом результаты, накопленные за десять лет работы, говорят сами за себя. У ребят с ДЦП уходит скованность движений. Те, у кого нарушена речь, начинают произносить звуки, слоги, слова, фразы. Аутисты открываются и готовы для общения. 
Но чтобы достигнуть существенных результатов, как правило, одного курса бывает недостаточно. Второй и все последующие проводятся с интервалом не менее 1,5–2 месяца, и каждый закрепляет и углубляет те результаты, которые были получены ранее. 

Создатель и нынешний директор Центра Елена Львовна Бутова, по ее собственным словам, выросла в дельфинарии, поскольку здесь работали ее родители. Окончила медицинский институт, по профессии педиатр. Долгое время работала в Филатовской больнице, затем – ординатура по специальности лечебная физкультура и реабилитология. Сегодня в ее планах на будущее не только практическая деятельность, но и научные исследования в той области, в которой она начала работать одной из первых в стране. 

Елена Львовна рассказывает: 
– Традиционно основой контакта человека с дельфином считают лишь биолокацию. 
Дело в том, что у дельфинов плохое зрение и плохой слух, поэтому они излучают пучок ультразвуковой энергии, который как бы ощупывает возникающие на их пути объекты и препятствия. Это, в частности, необходимо во время штормов, когда дельфина забрасывает в бухту и ему необходимо немедленно изучить рельеф, чтобы в него не врезаться. Есть предположение, что дельфин подобным образом лоцирует человека, сканируя его, определяя больные точки и воздействуя на них, лечит. Я эту точку зрения не разделяю, потому что не знаю ни одного конкретного случая такого исцеления. То, что эти животные могут действительно сканировать нас, понимать, что мы близки им, уже доказано. Они относятся к нам не как к врагам и не как к добыче. Они готовы помогать человеку, и это тоже факт. Но этим пока наши достоверные знания и ограничиваются. В перспективе мы бы сами очень хотели провести исследования, связанные с эхолокацией дельфинов. Пока этому препятствует проблема с аппаратурой. Как только будет возможность, купим ее и начнем работать. У нас уже заключены соответствующие договора с кафедрой высшей нервной деятельности МГУ, а также с Институтом океанологии. 
Что касается нашей работы с детьми-инвалидами, то в ее основе не биолокация, а эмоциональное воздействие, которое оказывает в процессе общения дельфин на больного ребенка. А дальше на этом фоне происходят гормональные сдвиги. Стоит только посмотреть, с каким восторгом дети выходят с дельфином из воды, как радостно они играют вместе, при этом они непроизвольно делают движения, которые в зале лечебной физкультуры получить невозможно. 
Лечебный эффект от занятий с дельфинами очевиден. Но он не дает оснований рассчитывать на чудо. И я всегда говорю родителям, что максимальный эффект может быть получен лишь тогда, когда в реабилитационном процессе задействованы все необходимые специалисты – дефектологи, логопеды и многие другие. 
Признавая важность работы реабилитационно-оздоровительного центра «Дельфин и я», сегодня его поддерживает Департамент социальной защиты населения города Москвы. Комплексной целевой программой «Социальная интеграция инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности города Москвы» на 2007–2009 годы предусмотрено предоставление дополнительных реабилитационных услуг детям-инвалидам вследствие детского церебрального паралича и других патологий по программе «Дельфинотерапия». 
В 2007 году 60 детей-инвалидов бесплатно посещали занятия по дельфинотерапии, которые включали в себя десять ежедневных индивидуальных занятий продолжительностью по 30 минут для каждого ребенка.

 

 

 

 



Судьбы людские: исповедь

Сергей Басалаев – молодой художник-инвалид с тяжелой формой ДЦП. Живет в Мурманске. Рисует с помощью специального приспособления, прикрепленного к голове. О себе он рассказывает сам в предлагаемой вашему вниманию автобиографической статье. 



Исповедь 

Видеть, слышать, ходить, говорить… Обычные люди не замечают этих даров Бога. Только лишившиcь зрения, человек понимает, как здорово каждый день видеть лица родных, друзей, жалеет, что так редко смотрел на небо и не замечал его красоты. Потерявший слух никогда не услышит смеха мамы и тех заветных слов, которые хочет услышать каждый человек: «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!». 


Я родился 17 ноября 1982 года в городе Мурманске. С рождения ко мне «пристали» три буквы – ДЦП (детский церебральный паралич), они и сейчас со мной, тяжелые, подчас их тяжесть становится невыносимой… Я не могу ходить, разговаривать, у меня постоянно болят мышцы, и это все осложняется гиперкинезами – непроизвольными движениями рук и ног, так что от меня нужно держаться на почтительном расстоянии. Но я не унываю, пытаюсь жить полноценно, насколько позволяет мое состояние, и на свою судьбу не жалуюсь. 
Сейчас я пытаюсь оглянуться назад, и мне кажется, я «начал разговаривать» лет с трех-четырех, но никак не мог понять – почему меня никто не слышит? Потом я осознал, что говорю только внутри себя. И мое открытие стало для меня шоком! 
Тянулись серые дни, похожие один на другой. Казалось, этому не будет конца, но ничто не может быть вечно. Однажды к нам пришел очередной невропатолог, коих было великое множество. Он нам посоветовал сделать палочку, которая закреплялась бы на руке, и доску с дырочками разных размеров, в которые я должен был попадать палочкой, развивая координацию движений. Но это занятие мне не понравилось, потому что я считал его скучным. 
К тому времени мне исполнилось 12 лет, и я по-прежнему не мог «говорить». Но, как это часто бывает, помог случай. Однажды папа предложил поставить на мой стол пишущую машинку. Сначала я пытался нажимать на клавиши руками, но машинке такое обращение не понравилось, ее просто клинило от «возмущения». Потом я попробовал нажимать носом, но на сей раз это не понравилось мне. Хотя было уже лучше: я стал иногда попадать по нужным буквам. И тут кстати пришлась та палочка, которая закреплялась на моей руке. Папа приложил ее к моей голове и предложил нажимать ею по клавишам. Это было толчком к созданию устройства, которым я сейчас пишу и рисую. 
В результате на свет появилось универсальное устройство, в домашнем обиходе мило названное «хоботом». Почему «хоботом»? Наверное, потому что хобот для слона – это рука. На его создание ушли: один обод от сварочной каски, один электрод, один наконечник от медицинской груши. С помощью моего «хобота» я стал сначала играть, и долго еще играл бы в солдатиков, если бы до моих родителей не дошла одна умная мысль – при помощи «шапки» можно меня учить. И тут моя «спокойная» жизнь закончилась… 
Я терпеть не мог букварь, потому что рассказы там были скучные и примитивные. Для меня их чтение становилось мучением… Но в результате я научился и читать, и главное – писать, что для меня означало «говорить». 

Я опускаю подробности долгого пути «от имбецила до человека с нормальным интеллектом», который вместе со мной прошли мои родители, доказывая мою интеллектуальную «норму» во многих инстанциях, у многочисленных специалистов. Дело в том, что в моей медицинской карте стоял диагноз – имбецильность, попросту говоря, полшага до идиота. Чтобы снять этот ярлык, мне пришлось пройти через «строй» психиатров. Был даже судебно-медицинский эксперт, который сказал, что у меня «ангелоподобное» лицо, и поставил мне диагноз «дебильность». Это было очень тяжело для меня. Знаете, когда тебя в 14 лет спрашивают о смысле сказки «Репка», то сам начинаешь сомневаться в своих умственных способностях. Словом, очередной и, казалось бы, более легкий диагноз должен был бы нас обрадовать, но он означал, что я могу освоить лишь элементарные знания. А мне очень хотелось учиться, я, как губка, впитывал все новое. 


И, наверное, только вера в меня и в то, что есть на земле умные, добрые люди, поддерживала моих папу и маму в этой долгой «битве». 
Было пролито много слез, но, к счастью, этот этап позади… 
Наконец-то, в 15 лет я начал «ходить» в школу, вернее, это учителя стали ко мне приходить. Я был на домашнем обучении в обычной общеобразовательной школе. Первое время я побаивался учителей, но мои опасения оказались напрасными, эти люди стали моими настоящими друзьями… 
Мой папа в детстве хорошо рисовал, он подумал, почему бы и мне не попробовать. Он прикрепил на все тот же «хобот» держатель для кисточек, который надевался на электрод, так я начал «творить». Мне понравилось это ощущение возможности выразить чувства и раскрыть свой внутренний мир. 
Конечно, у меня не очень хорошо получалось, и по нашей просьбе на помощь пришла Елена Георгиевна Павлова из Дома творчества им. Бредова. Она очень много со мной занималась, не все сразу удавалось мне, но мой тактичный и мудрый педагог помог мне найти свой стиль в графике и акварели. 
Я был счастлив, что в моей жизни появился этот светлый человек. Елена Георгиевна открыла для меня мир абстрактного искусства, мир, где форма не главное, а главное – цветовое выражение своих чувств к миру, людям и самому себе. 
17 ноября 1999 года состоялась моя первая выставка в художественном музее нашего города. Там были все мои друзья, преподаватели, просто случайные люди и, конечно, мои родители. Я ощущал на себе столько взглядов, это вызывало во мне странное чувство. Наверное, так чувствует себя человек, который делает затяжной прыжок. Не скажу, что это было неприятным, но для меня это было новым ощущением. 

Проучившись шесть лет (я поступил сразу в пятый класс, за год освоил программы пятого и шестого классов), в мае 2005 года я окончил школу. Был маленький «домашний» выпускной, мне было печально и грустно. От того, что я стану редко встречаться со своими любимыми учителями, они у меня классные… 


И вот я свободен! У меня появилась масса времени! Я увлекся многими вещами: появилась серия работ, созданных в Photoshop. Потом начал заниматься 3D графикой, даже сделал несколько трехмерных работ при помощи программы 3D MAX. Жаль, что в работе с акварелью я взял долгую паузу. Но я обязательно вернусь к этой технике. Просто хочется много успеть: и прочитать, и посмотреть, и сделать. 
Я люблю читать, предпочитаю философскую литературу и фантастику, но, вообще, мне нравятся все жанры, кроме скучного. Кинематограф – это моя страсть, люблю наши фильмы 1960–1980 годов. Обожаю Эльдара Александровича Рязанова, Марка Анатольевича Захарова и Георгия Николаевича Данелия. Когда я в депрессии (что, увы, бывает часто), то ставлю диск с «Мимино» – и мне становится легче. 
То, что у меня часто бывают депрессии, по-моему, видно в некоторых моих компьютерных работах. Я пытаюсь рассказать о своем внутреннем мире через картины. Но как бы мне не было тяжело, я знаю, что со мной всегда рядом мои мама и папа, друзья, которые терпят мой скверный характер уже много лет. Я понимаю, главное – любить этот мир, несмотря на то, что он несовершенен. 
Мой web-site: www.baserg.ru 
Мой e-mail:  Baserg@pisem.net 
Мой номер ICQ: 303376200

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 
<< предыдущая страница