На современном этапе совершенствования законодательства - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
На современном этапе совершенствования законодательства - страница №1/1

Г. АНИСИМОВ,

межрайонный прокурор Костромской области,

младший советник юстиции
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ МЕСТА И РОЛИ ПРОКУРОРА

В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Современная уголовно-процессуальная мысль не стоит на месте, постоянно развивается, а вслед за ней меняется и законодательство. Изменения Уголовно-процессуального кодекса, вступившие в силу 7 сентября 2007 г., коренным образом изменили роль прокурорского надзора за исполнением законов в уголовном судопроизводстве. На наш взгляд, законодатель несколько поторопился исключить прокурора из всех статей, посвященных производству следственных действий по уголовному делу.

В соответствии с ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор осуществляет надзор за исполнением законов органами, ведущими дознание, предварительное следствие и уголовное преследование в пределах полномочий, установленных Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Приведенная выше норма указывает на то, что прокурор выполняет две существенно отличающиеся друг от друга функции: надзор за исполнением законов и уголовное преследование. При этом надзор, как представляется, нельзя отнести к функции уголовного преследования, поскольку эти две функции имеют разные цели. Данное утверждение подтверждается анализом понятия «уголовное преследование» и его пониманием в юридической литературе.

Например, В.К. Случевский указывал на периоды движения уголовного преследования, какими называл возбуждение преследования и обличение виновного перед судом. При этом возбуждение преследования состояло из двух процессуальных актов: предъявления обвинения суду и принятия его судом1. М.С. Строгович считал, что уголовное преследование – это совокупность процессуальных действий, направленных на то, чтобы изобличить и покарать преступника, сложная деятельность, включающая в себя привлечение к уголовной ответственности и поддержание обвинения перед судом2. По мнению А.М. Ларина, уголовное преследование – это предшествующая разрешению дела уголовно-процессуальная деятельность, которая состоит в формулировании и обосновании вывода о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом3.

Приведенные научные позиции показывают, что орган, осуществляющий уголовное преследование, должен обладать рядом обязательных признаков: обладать предусмотренным законом правом возбуждать уголовное дело; иметь возможность проводить в пределах своей компетенции расследования по уголовному делу. Иными словами, уголовное преследование – это, безусловно, процессуальная деятельность, которая имеет обвинительный характер.

Большинство процессуалистов относят к функции уголовного преследования поддержание прокурором обвинения в суде. Действительно, это считается общепринятой и никем не оспариваемой точкой зрения. Более того, законодатель в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» и в ст. 20, 21, 37 УПК РФ указывает на то, что прокурор осуществляет уголовное преследование. Однако мы считаем, что деятельность прокуратуры в рамках досудебного судопроизводства, а также на судебных стадиях нельзя отнести только к деятельности по уголовному преследованию.

В соответствии с Законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации"» прокурор лишен права возбуждать уголовные дела, расследовать их, привлекать лицо в качестве обвиняемого.

В соответствии со ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной названным Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия; тогда как ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» возлагает на прокурора в первую очередь функцию надзора и только затем уголовное преследование. Анализ норм Уголовно-процессуального кодекса РФ указывает на то, что основная задача прокурора в ходе досудебного производства – надзор за законностью, а уж потом уголовное преследование. Указанные противоречия имеют принципиальное значение, поскольку Уголовно-процессуальный кодекс юридически отводит прокурору в досудебном производстве по уголовному делу функцию стороны обвинения, хотя, если исходить из реального положения вещей, это совсем не так.

На наш взгляд, в досудебном производстве прокурор является универсальной фигурой, обеспечивающей права и законные интересы и потерпевшего, и обвиняемого. Его можно назвать «предварительный судья», поскольку в рамках своих полномочий он оценивает законность и обоснованность возбуждения уголовного дела, задержания подозреваемого, проведение следственных действий, в том числе привлечения лица в качестве обвиняемого, и, наконец, факт доказанности виновности лица, решая вопрос о направлении уголовного дела в суд в порядке ст. 222, 226 УПК РФ. При этом прокурор наделен полномочиями отменять процессуальные решения дознавателей и следователей (например, выносить постановление о возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента поступления материалов). Указанные функции не позволяют однозначно отнести прокурора к участнику процесса на стороне обвинения, поскольку, выполняя перечисленные полномочия, прокурор порой осуществляет защиту обвиняемого, что относится к задачам защитника (адвоката). Оценку совокупности собранных доказательств по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением, можно отнести к функции, сходной по своей природе с функцией суда, поскольку прокурор, утверждая обвинительное заключение или акт, фактически присоединяется к мнению следователя о виновности лица и именно подпись прокурора на обвинительном заключении служит основанием для направления уголовного дела в суд.

Эти доводы относительно универсальной роли прокурора на стадии досудебного производства по уголовному делу подтверждаются и ведомственными нормативно-правовыми документами Генеральной прокуратуры РФ. Так, например, п. 2 Приказа Генпрокуратуры России от 6 сентября 2007 г. № 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» определяет важнейшей обязанностью прокуроров защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, а также иных лиц, чьи права и законные интересы были нарушены, принимать все необходимые меры к восстановлению нарушенных прав, возмещению причиненного вреда. В пункте 7 указанного приказа установлено, что при решении вопроса о даче согласия дознавателю на возбуждение уголовного дела частного или частно-публичного обвинения в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ необходимо проверять обоснованность и достаточность данных для принятия такого решения4.

Приказ Генпрокуратуры РФ от 27.11.2007 N 189 "Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве" пошел дальше и обязал прокуроров «на всех стадиях досудебного производства особое внимание обращать на соблюдение права подозреваемого и обвиняемого на защиту. При этом иметь в виду, что заявленный этими лицами отказ от защитника не должен быть вынужденным и может быть принят лишь при наличии реальной возможности участия защитника в деле.

При получении сведений об оставлении без присмотра и помощи несовершеннолетних детей подозреваемых или обвиняемых, других иждивенцев, а также престарелых родителей, нуждающихся в постороннем уходе, обеспечить выполнение следователями и дознавателями требований ст. 160 УПК РФ»5. Этот же приказ обязывает прокуроров систематически проверять места содержания подозреваемых и обвиняемых под стражей. законность содержания их в изоляторах временного содержания и незамедлительно реагировать на нарушения закона, вплоть до направления материалов в следственный орган для уголовного преследования лиц, грубо нарушивших права обвиняемого или подозреваемого6. Таким возможностям по защите прав и законных интересов обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений может позавидовать любой адвокат.

Приведенные выше положения дублируются и раскрываются и в других приказах и указаниях Генеральной прокуратуры РФ7. Кроме этого, приказ Генпрокуратуры России от 20 ноября 2007 г. № 185 (ред. от 26.05.2008) «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» обязывает государственных обвинителей всемерно способствовать установлению фактических обстоятельств дела с целью вынесения судом законного, обоснованного и справедливого решения8.

Таким образом, представляется, что законодатель, отнеся прокурора к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения, не учел природу прокурорского надзора, его универсальный характер. Приведенные выше положения приказов Генерального прокурора РФ говорят о том, что перед прокурором стоят более широкие задачи, нежели только выполнение функции обвинения в уголовном процессе.

Данная позиция подтверждается высказыванием Я.О. Мотовиловкера: «Осуществляемая прокурором функция обвинения есть форма, в которой проявляется его функция надзора за законностью в сфере борьбы с преступностью. Прокурор поэтому выявляет в судебном разбирательстве как уличающие, так и оправдывающие обстоятельства, а также отягчающие и смягчающие его вину обстоятельства. Суду прокурор помогает избежать любых ошибок»9.



Исходя из приведенных полномочий прокурора, думается, справедливо было бы выделить его в качестве самостоятельного (универсального) участника уголовного судопроизводства, установив его полномочия в отдельной главе разд. II УПК РФ, как это сделано в отношении суда.


1 См.: Хрестоматия по уголовному процессу России / Под ред. Э.Ф. Куцовой. М., 1999. С. 142, 152.

2 Строгович М.С. Привлечение к уголовной ответственности. М., 1943. С. 2, 56.

3 Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 25.

4 Приказ Генпрокуратуры России от 6 сентября 2007 г. № 137 (ред. от 28.12.2007) «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания».

5 Приказ Генпрокуратуры России от 27 ноября 2007 г. № 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве».

6 Там же.

7 Приказ Генпрокуратуры России от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия»; Приказ Генпрокуратуры России от 10 сентября 2007 г. № 140 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия».

8 Приказ Генпрокуратуры России от 20 ноября 2007 г. № 185 (ред. от 26.05.2008) «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства».

9 Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976. С. 52.