Министерство здравоохранения республики беларусь - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Министерство здравоохранения республики беларусь 2 508.94kb.
Министерство промышленности Республики Беларусь представляет перечень 2 512kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 1 154.07kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 15 5067.18kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь гу «клецкий районный... 1 21.52kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 14 4679.6kb.
Государственный комитет по науке и технологиям республики беларусь 1 330.4kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 1 21.94kb.
Согласие на предоставление Национальным банком Республики Беларусь... 1 11.8kb.
Статья 57 Конституции Республики Беларусь Основного Закона страны 1 71.24kb.
Научно-практическая конференция «Актуальные вопросы акушерства, гинекологии... 1 88.21kb.
Классный час «Твой выбор» 1 48.88kb.
- 4 1234.94kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь - страница №11/12


Рисунок 2 — Рельеф поверхности образцов ФКМ после обработки с помощью алмазного бора

и полировочных дисков (степень увеличения ×100, ×500 и ×5000 соответственно)
Выводы

Статистический анализ результатов, полученных разными методами исследования, доказывает, что предложенный компьютерный метод, основанный на анализе цифрового изображения, позволяет получить результаты, достоверно не отличающиеся от данных профилографии. Этот метод, в отличие от профилографического, дает возможность непосредственно в клинике оценить степень шероховатости поверхности реставрации после окончательной обработки.



ЛИТЕРАТУРА

1. Гольдштейн, Р. Обработка композитных и керамических реставраций / Р. Гольдштейн // Клиническая стоматология. — 2001. — Ч. 2. — № 4. — С. 8–11.

2. Выполнение измерений параметров шероховатости поверхности по ГОСТ 2789-73 при помощи приборов профильного метода: лабораторная работа / сост. Б. Н. Хватов. — Тамбов: ТГТУ, 2006. — 24 с.

3. Удод, А. А. Методологические аспекты клинической оценки качества поверхности реставрационных работ / А. А. Удод, Е. Н. Челях // Дентальные технологии. — 2008. — № 2. — С. 14–17.



УДК 616.36-002-018.5-02:612.118.22-017.4

ОСОБЕННОСТИ ТЕПЛООБМЕНА И ФОРМИРОВАНИЯ ТИРЕОИДНОГО

СТАТУСА ПРИ БАКТЕРИАЛЬНОЙ ЭНДОТОКСИНЕМИИ В УСЛОВИЯХ

ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ПЕЧЕНИ

Глебов М. А., Висмонт А. Ф.

Научный руководитель: д.м.н., профессор Ф. И. Висмонт

Учреждение образования

«Белорусский государственный медицинский университет»

г. Минск, Республика Беларусь
Введение

Рядом исследований показано, что от функционального состояния печени зависит активность процессов теплообмена и дейодирования йодсодержащих гормонов щитовидной железы, участвующих в регуляции температуры тела [1, 2, 3]. Однако значимость функционального состояния печени в терморегуляции при бактериальной эндотоксинемии до сих пор остается мало изученной.



Цель исследования

Выяснение роли функционального состояния печени в формировании тиреоидного статуса и терморегуляторных реакций организма у крыс на действие бактериального эндотоксина.



Материалы и методы исследования

Опыты выполнены на 34 ненаркотизированных белых крысах обоего пола массой 160–220 г. В работе использованы известные модели эндотоксиемии, эндотоксиновой лихорадки, острого токсического поражения печени четыреххлористым углеродом (CCl4), гипер- и гипотиреоза. Для создания экспериментальной модели лихорадки использовали бактериальный липополисахарид (ЛПС) — эндотоксин Escherichia coli (Serotype 0111:B4, «Sigma», США), который вводили крысам однократно внутрибрюшинно в дозе 5,0 или 20 мкг/кг. Острое токсическое поражение печени вызывали путем однократного интрагастрального введения животным раствора четыреххлористого углерода, приготовленного на подсолнечном масле в соотношении 1:1 в дозе 5,0 мл/кг. О степени эндогенной интоксикации судили по содержанию в крови веществ группы «средних молекул» (СМ), степени токсичности плазмы крови (СТК) и продолжительности наркотического сна (ПНС). Температуру кожи, как и ректальную температуру, измеряли у крыс с помощью электротермометра ТПЭМ-1. Содержание в плазме крови тиреотропного гормона (ТТГ) и йодсодержащих гормонов (трийодтиронина — Т3, тироксина — Т4) определяли радиоиммунным методом с помощью тест-наборов ХОП ИБОХ НАН Беларуси. Все полученные данные обработаны с помощью общепринятых методов вариационной статистики.



Результаты и их обсуждение

В опытах на крысах установлено, что внутрибрюшинное введение животным (n = 12) ЛПС (5,0 мкг/кг) приводит к медленному нарастанию температуры тела и слабовыраженной гипертермии за счет, как активации процессов термогенеза, так и уменьшения теплоотдачи. Температура тела повышалась на 1,3 °С (р < 0,05) и 1,2 °С (р < 0,05) через 120 и 180 мин после инъекции экзопирогена и составляла 38,9 ± 0,1 °С и 38,8 ± 0,12 °С.

Выявлено, что действие ЛПС у крыс (n = 10) приводит, через 120 и 180 мин после введения экзопирогена, к повышению уровня ТТГ в плазме крови на 33,3 % (р < 0,05) и 38,5 % (р < 0,05) по сравнению с контролем, соответственно. В этих условиях у животных, через 180 мин от момента инъекции эндотоксина, содержание Т3 в крови снижалось на 30,2 % (р < 0,05), а концентрация Т4 возрастала на 24,3 % (р < 0,05). В дозе 20 мкг/кг и более ЛПС вызывал эндотоксиновый шок, приводил к снижению температуры тела и к развитию гипотермии.

Установлено, что острое токсическое поражение печени СCl4 у крыс сопровождается снижением температуры тела. Затравка животных СCl4, через 24 и 48 ч от момента введения гепатотропного яда, приводила к снижению температуры тела на 1,2 ± 0,13 °С (n = 12) и 1,5 ± 0,13 °С (n = 10), соответственно. Интрагастральное введение крысам гепатотропного яда приводило, через 24 и 48 часов после затравки, к снижению по сравнению с контролем (введение в желудок подсолнечного масла) в плазме крови животных содержания ТТГ, T3 и Т4 на 28,6 % (р < 0,05, n = 10) и 43,0 % (р < 0,05, n = 9), 44,3 % (р < 0,05, n = 10) и 50,8 % (р < 0,05, n = 9), 62,7 % (р < 0,05, n = 10) и 39,6 % (р < 0,05, n = 9). В опытах на крысах установлено, что в зависимости от функционального состояния печени, одна и та же доза ЛПС (5,0 мкг/кг внутрибрюшинно) может вызвать повышение температуры тела, не оказывать на нее влияния или вызвать гипотермию [1].

Выявлено, что у гипертиреодных крыс (ежедневное введение в течение 20 дней на 1 %-ном крахмальном растворе трийодтиронина гидрохлорида в дозе 30 мкг/кг) действие ЛПС сопровождается более выраженной активацией процессов детоксикации и теплообразования и что развитие эндотоксиновой лихорадки протекает с более высокими значениями подъема температуры тела. У крыс с экспериментальным гипотиреозом (ежедневное введение в течение 20 дней на 1 %-ном крахмальном растворе тиреостатика мерказолила в дозе 25 мг/кг) развитие лихорадочной реакции на ЛПС характеризуется вялым течением, более низкой активностью процессов детоксикации и энергетического обеспечения организма. Действие в организме бактериального эндотоксина у таких животных не сопровождается развитием характерных изменений детоксикационной функции печени и содержания Т3 в крови [1].

Выводы

Таким образом, полученные данные позволяют заключить, что направленность и характер изменений процессов теплообмена, детоксикации и их гормонального обеспечения, возникающих под влиянием бактериального эндотоксина, зависят от функционального состояния печени, ее детоксикационной функции. Токсинемия и снижение активности детоксикационной функции печени определяют характер формирования тиреоидного статуса и терморегуляторных реакций у крыс на действие ЛПС. При действии в организме эндотоксина в следовых концентрациях повышается, а при выраженной эндотоксинемии снижается активность процессов энергетического обеспечения организма, детоксикации и системы гипофиз-щитовидная железа. Учитывая, что выраженность эндотоксинемии зависит не только и не столько от поступления в общий кровоток избыточного количества эндотоксинов, сколько от недостаточности детоксикационной и эндотоксинэлиминирующей функции печени, есть основания считать, что их недостаточность является ключевой в трансформации эндотоксинемии как физиологического явления в патогенный процесс.



ЛИТЕРАТУРА

1. Висмонт, Ф. И. Эндотоксинемия и дизрегуляционная патология / Ф. И. Висмонт, А. Ф. Висмонт // Новости медико-биологических наук. — 2008. — № 1–2. — С. 41–46.

2. Clark, W. G. Brain and pituitary peptides in thermoregulation / W. G. Clark, J. M. Lipton // Pharmacol. Ther. — 1983. — Vol. 22, № 1. — P. 249–297.

3. Kelly, G. S. Peripheral metabolism of thyroid hormones: a review / G. S. Kelly // Altern. Med. Rev. — 2000. — № 4. — P. 306–333.



УДК 616.37-089.843

РЕЗУЛЬТАТЫ ПОВТОРНЫХ КСЕНОТРАНСПЛАНТАЦИЙ ОСТРОВКОВЫХ

КЛЕТОК ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Глинник А. А., Богодяж Д. С.

Научный руководитель: к. м. н., ассистент А. А. Глинник

Учреждение образования

«Белорусский государственный медицинский университет»

г. Минск, Республика Беларусь
Введение

Сахарный диабет остается важной общемировой проблемой современной медицины. Заболеванием в среднем поражено 6–9 % населения мира, что ставит эту болезнь на первое место среди эндокринологических заболеваний. В Беларуси данной патологией страдает до 10 % населения. При этом десятая часть из них (около 100 тыс.) являются инсулинзависимыми. Синдром ИЗСД является комплексом метаболических нарушений организма и включает не только нарушение обмена глюкозы, но также и определенные хронические осложнения, такие как нефропaтия, ангиопатия, синдром диабетической стопы, ретинопатия, нейропатия и некоторые другие [1]. Проводимый постоянный мониторинг состояния больных показал, что капиллярные осложнения сахарного диабета являются следствием неконтролируемых колебаний уровней глюкозы крови. Поэтому в настоящее время основной проблемой диабетологии является контроль глюкозы крови и выработка путей снижения этих колебаний. Однако остается значительная группа больных, у которых применение традиционной инсулинотерапии не вызывает нормогликемию. У этих лиц возможной альтернативой стандартной методике инсулинотерапии является трансплантации островковых клеток поджелудочной железы, разработанная и успешно внедрённная в практику на клинических базах 2-й кафедры хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета [2]. К сожалению, срок функционирования трансплантата составляет от 1,5 до 3 лет с постепенным снижением в последующем эффективности операции. Для достижения дальнейших положительных результатов лечения необходима повторная трансплантация островковых клеток поджелудочной железы.



Цель исследования

Оценка эффективности повторной ксенотрансплантации островковых клеток поджелудочной железы в сосудистое русло.



Материал и методы исследования

Были обследованы 6 пациентов, перенесших повторную ксенотрансплантацию островковых клеток поджелудочной железы. Источником клеточного материала были плоды кроликов, что обусловлено сродством человеческого и кроличьего инсулина. Пересадка островковых клеток проводилась двумя способами, разработанными на кафедре хирургических болезней № 2 БГМУ: 3 больным была выполнена имплантация в глубокую артерию бедра с использованием аутовенозной ангиопластики, 3 пациентам — в изолированный участок большой подкожной вены. Возраст больных составлял 21–57 лет. Мужчин было 5, женщин — 1. Оценка эффективности проводилась через 6 и 12 месяцев после операции. До- и послеоперационный контроль эффективности повторной ксенотрансплантации осуществляли на основании определения С-пептида (C-Peptid Irma, Immunotech, Чехия), иммунореактивного инсулина (RIO-ИНС-ПГ-1251, ИБОХ, Беларусь), а также суточного профиля гликемии и инсулинпотребности.

Оценка полученных результатов проводилась в среде «Microsoft Excel» 2007.

Результаты и обсуждение

Длительность заболевания диабетом колебалась от 14 до 32 лет. Срок после предыдущей пересадки составил от 2 до 4,5 лет. За этот период лишь у двух больных имели место единичные (2–3) неконтролируемые гипогликемические состояния. Уровень гликемии и инсулинпотребность постепенно нарастали у всех пациентов. У всех больных имели место в той или иной степени явления нефропатии, ретинопатии, ангиопатии, полинейропатии. У одного больного наблюдалась хроническая почечная недостаточность.

Уровень гликемии до повторной ксенотрансплантации составлял 11,5 ± 0,38 ммоль/л, инсулинпотребность — 39,5 ± 1,29 ЕД/сут.

Положительный эффект пересадки начал проявляться на 4–5 день без резких колебаний уровней глюкозы крови. Стабилизация течения диабета наступала к 12–14 суткам после операции. Уровень гликемии и инсулинпотребность по сравнению с дооперационными значениями снизились до 6,77 ± 0,22 ммоль/л и 31,0 ± 2,1 ЕД/сут соответственно (p < 0,05).

В дальнейшем значительного колебания уровней глюкозы не отмечалось: через 6 месяцев ее содержание снизилось до 6,2 ± 0,16 ммоль/л, р < 0,05. Мы не наблюдали последующего достоверного снижения данного показателя (к концу года уровень гликемии составил 6,05 ± 0,38 ммоль/л, р < 0,05). Суточная инсулинпотребность через 12 мес. была на уровне — 25,67 ± 1,01 ЕД (p < 0,05 по сравнению с дооперационным уровнем).

О стабилизации течения сахарного диабета и росте компенсации эндокринно-метаболических процессов у всех пациентов свидетельствовали и постепенные подъемы уровней С-пептида и иммунореактивного инсулина. Уровень С-пептида у реципиентов спустя 6 месяцев после операции равнялся 25,91 ± 2,53 ЕД (р < 0,05 по сравнению с дооперационным уровнем). Существенных колебаний данного показателя не отмечалось при исследовании спустя 12 мес. после пересадки. К 6 месяцу после трансплантации островковых клеток наблюдалось повышение иммунореактивного инсулина — 27,54 ± 3,02 мкед/л (р < 0,05 по сравнению с дооперационным уровнем). Последующего достоверного снижения данного показателя спустя год не отмечалось — 25,2 ± 3,1 мкед/л (р < 0,05).

В течение года после повторной трансплантации одновременно со стабилизацией течения диабета значительно улучшалось состояние больных. Ухудшение относительно предоперационного периода наблюдалось лишь у одного пациента с прогрессированием ретинопатического состояния.

Всем пациентам, которым трансплантация производилась в глубокую артерию бедра, через 14 дней, 6 и 12 мес. после операции выполняли контрольные сонографии и доплерографии сосудов в зоне вмешательства с целью подтверждения отсутствия тромбоза и сохранения кровотока. Ни в одном наблюдении тромбоза не отмечено. Скорость кровотока по общей бедренной артерии составляла ̴ 1,42 м/с, по глубокой артерии бедра в зоне имплантации капсулы ̴ 1,48 м/с.



Выводы

1. По силе и продолжительности антидиабетического эффекта на первом году после пересадки повторная ксенотрансплантация островковых клеток поджелудочной железы не уступает ранее проведенной аналогичной операции.

2. Повторные ксенотрансплантации островковых клеток поджелудочной железы могут выполняться пациентам со снижением функциональной активности ранее пересаженного трансплантата. При этом процент положительных результатов от пересадки будет высоким из-за доказанного ранее успеха трансплантации β-клеток в сосудистое русло.

3. Пересадка островковых клеток поджелудочной железы в изолированный участок большой подкожной вены предпочтительнее за счет использования в будущем образующейся капсулы для малоинвазивных (под УЗИ-контролем) трансплантаций β-клеток.

4. Основной нерешенной проблемой является невозможность в настоящее время достигнуть инсулиннезависимости у реципиентов.

ЛИТЕРАТУРА

1. International trial of the Edmonton Protocol for islet transplantation. / A. M. Shapiro [et al.] // N. Engl. J. Med. — 2006. — Vol. 355, № 13. — P. 1318–1330.

2. Ксенотрансплантация β-клеток в сосудистое русло как альтернативный метод лечения инсулинзависимого сахарного диабета. / А. В. Прохоров [и др.] // Здравоохранение. — 2004. — № 2. — С. 14–17.

УДК 616.1.27-188

ОЦЕНКА ЗНАЧИМОСТИ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА

В РАЗВИТИИ ГИПЕРТРОФИИ МИОКАРДА

Голубева А. П., Кузьмин Д. С.

Научный руководитель: д.м.н., профессор В. П. Царёв

Учреждение образования

«Белорусский государственный медицинский университет»

г. Минск, Республика Беларусь

Введение

Сердечно-сосудистые заболевания в структуре общей смертности в Беларуси занимают одно из лидирующих мест. Значительный вклад в эти показатели вносит артериальная гипертензия (АГ) и ишемическая болезнь сердца (ИБС). Данные заболевания способствуют структурно-функциональной перестройке миокарда левого желудочка (ЛЖ), приводя к формированию гипертрофии с последующей дисфункцией миокарда ЛЖ. Гипертрофия миокарда ЛЖ (ГМЛЖ) является существенным фактором риска сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности. Однако особенности структурно-функциональной перестройки миокарда ЛЖ у пациентов с АГ и ИБС до конца не изучены.



Цель исследования

Оценить значимость ИБС в развитии ГМЛЖ при сочетании артериальной гипертензии и ишемической болезни сердца.



Задачи исследования:

1. Рассчитать процентное значение пациентов с гипертрофией миокарда ЛЖ в контрольной и основной группах.

2. Сравнить индексы массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ) у пациентов с гипертрофией миокарда контрольной и основной групп.

3. Оценить средние значения ИММЛЖ.



Материалы и методы исследования

Проведен ретроспективный анализ историй болезни пациентов мужского пола с диагнозом «артериальная гипертензия» и диагнозом «ишемическая болезнь сердца с сопутствующей патологией АГ» УЗ «6 ГКБ» г. Минска в период с 2009 по 2011 гг. В основную группу вошли 62 пациента с диагнозом ИБС и сопутствующей патологией — АГ; контрольную группу составили 43 пациента с диагнозом АГ.

Оценивался показатель массы миокарда левого желудочка (ММЛЖ), который рассчитывался по формуле Penn Convention:

ММЛЖ = 1,04×([КДР+ТМЖП+ТЗСЛЖ]3-[КДР]3)-13,6

Показатель ИММЛЖ рассчитывали как отношение ММЛЖ (г) к площади поверхности тела (S), (м2). Критерием ГМЛЖ послужили значения ИММЛЖ более 125 г/м2.

Статистический анализ проводился с помощью непараметрических методов в программе «Statistica» 7.0.



Результаты и их обсуждение

Процентное значение пациентов с ГМЛЖ в контрольной группе составило 18,6 % (8 пациентов из 43), в основной группе — 40,3 % (25 пациентов из 62).

Для сравнения ИММЛЖ у пациентов с гипертрофией миокарда контрольной и основной групп использовали непараметрический метод Манна-Уитни, который выявил статистически значимые отличия (р < 0,05). Таким образом были выявлены качественные различия контрольной и основной групп.

Количественная оценка показателей ИММЛЖ приведена в таблице 1.

Таблица 1 — Количественная оценка показателей ИММЛЖ





Кол-во

пациентов

с ГМЛЖ


Среднее

значение


Медиана

(Ме)


Min.

Max.

Процентиль

10-й


Процентиль

90-й


АГ

8

151,7

149,7

140,3

168,3

140,3

168,3

ИБС+АГ

28

220,1

184,5

133,0

470,2

139,5

358,1

Из таблицы 1 следует, что среднее значение ИММЛЖ у пациентов с диагнозом АГ равно 151,7 г/м2, а у пациентов с диагнозом ИБС и сопутствующей патологией АГ — 220,1 г/м2. Оценка медиан, 10-го и 90-го процентилей указывают на заметно выраженную гипертрофию миокарда левого желудочка в основной группе. Таким образом, в группе пациентов с диагнозом ИБС и сопутствующей патологией АГ гипертрофия миокарда левого желудочка выражена сильнее, чем в контрольной группе. А отсюда следует, что ИБС вносит существенный вклад в развитие ГМЛЖ.



Выводы

Таким образом, на основании нашего исследования можно сделать следующие выводы:

1. Среди больных с диагнозом АГ гипертрофия встречается в 18,6 % случаев, а с диагнозом ИБС и сопутствующей патологией АГ — в 40,3 % случаев.

2. Среднее значение индекса массы миокарда левого желудочка у пациентов с гипертрофией миокарда левого желудочка с диагнозом АГ составляет 151,7 г/м2 (Ме = 149,7), а с диагнозом ИБС и сопутствующей патологией АГ — 220,1 г/м2 (Ме = 184,5).

3. Ишемическая болезнь сердца вносит существенный вклад в развитие гипертрофии миокарда левого желудочка.

ЛИТЕРАТУРА

1. Left ventricular hypertrophy is more prevalent in blacks than whites in the general population: the Dallas Heart Study / M. H. Drazner [et al.] // Hypertension. — 2005. — Vol. 46. — P. 124–129.

2. Left atrial size in hypertensive men: influence of obesity, race and age / M. D. Gottdiener [et al.] // J. Amer. Coll. Cardiol. — 1997. — Vol. 29. — P. 651–658.

3. Guidelines Committee. 2003 European Society of Hypertension-European Society of Cardiology guidelines for management of arterial hypertension // J. Hypertens. — 2003. — Vol. 21. — P. 1011–1053.

4. World Health Organization (WHO): Obesity: Preventing and Managing the Global: Report of a WHO Consultation on Obesity. — Geneva, June, 1997.

УДК 616.155.3–076.3/.076.5

ЛЕЙКОЦИТАРНАЯ ФОРМУЛА vs ЛЕЙКОЦИТАРНЫЕ ИНДЕКСЫ

Гомоляко А. В., Ковшар Д. Ф.

Научный руководитель: к. м. н. ассистент А. В. Гомоляко

Учреждение образования

«Гомельский государственный медицинский университет»

г. Гомель, Беларусь
Общий анализ крови (ОАК) является простым и информативным способом получить данные об общем состоянии организма, незаменим для диагностики многих заболеваний, позволяет оценить тяжесть патологического процесса и проследить динамику на фоне проводимого лечения. Но, несмотря на большое количество показателей, реактивные изменения, как правило, оценивается по уровню палочкоядерного сдвига лейкоцитарной формулы влево. С другой стороны, с помощью однократно выполненного ОАК невозможно однозначно определить характер и динамику развития воспалительного процесса, его тяжесть. Данным условиям соответствуют лейкоцитарные индексы (ЛИ), основанные на расчете соотношения различных популяций лейкоцитов. Кроме того, с помощью ЛИ становится возможным выявить закономерности течения и исхода заболевания [1, 3]. Индексы охватывают сразу несколько сегментов гомеостаза, что позволяет судить о комплексных изменениях, порой незаметных на уровне визуального разбора общего анализа крови. По данным расчетных показателей лейкоцитарной формулы крови можно судить о наличии острого или хронического течения заболевания, с их помощью можно расширить возможности получения информации о состоянии иммунологической реактивности организма [1–3]. ЛИ известны давно, но так и не нашли широкого клинического применения, что в первую очередь связано с вариабельностью получаемых значений при рутинном определении числа лейкоцитов, и субъективностью визуального подсчета лейкоцитарной формулы. Повсеместное внедрение в лабораторную практику гематологических анализаторов с автоматической дифференцировкой лейкоцитов обеспечивает высокую точность результатов. Это служит поводом для перепроверки клинической применимости ЛИ, рассчитанных на основе данных ОАК, выполненного с помощью автоматического анализатора.

Цель исследования

Сравнить информативность показателей ОАК и лейкоцитарных индексов для оценки тяжести состояния пациентов в динамике.

Материалом для исследования послужили данные ОАК 100 практически здоровых лиц (контрольная группа) и 60 пациентов Гомельского областного центра термической травмы, ран, раневой инфекции и реконструктивной хирургии, имеющих хронические инфицированные раны с выраженными признаками воспаления на момент поступления. Проведено 3-х кратное обследование: ОАК на момент поступления и в динамике послеоперационного периода аутодермопластики. Рассчитывали 17 ЛИ, упоминавшихся в литературных источниках, в том числе лейкоцитарный индекс интоксикации (ЛИИ), ядерный индекс (ЯИ), реактивный ответ нейтрофилов (РОН), индекс соотношения лейкоцитов и СОЭ (ИЛСОЭ), гематологический показатель интоксикации (ГПИ), индекс соотношения лимфоцитов и эозинофилов (ИСЛЭ) по следующим формулам:














где Ю — юные; П — палочкоядерные; С — сегментоядерные нейтрофилы; Л — лимфоциты; М — моноциты; Э — эозинофилы; Б — базофилы.

Результаты изменений показателей ОАК в динамике лечения представлены на рисунке 1.






* Различие значимо в сравнении с соответствующим показателем контрольной группы (К).

Данные представлены в виде (Ме; 25–75%; Min–Max).
Рисунок 1 — Динамика изменений показателей общего анализа крови

у пациентов в процессе лечения хронических ран
Как видно из рисунка 1 у пациентов в сравнении со здоровыми лицами единственный показатель — СОЭ — был значимо изменен на протяжении всего периода обследования, а в лейкоцитарной формуле лишь в послеоперационном периоде отмечалась относительная лимфопения. Следовательно, по данным лейкоцитарной формулы проводить мониторинг тяжести состояния пациентов не представляется возможным.

По 6 из 17 рассчитанных ЛИ получены значимые различия в сравнении с контрольной группой. Данные представлены на рисунке 2.

Как видно из рисунка 2, в отличие от показателей лейкоцитарной формулы и общего количества лейкоцитов, указанные ЛИ имели статистически значимые отличия от группы здоровых лиц еще при первом обследовании в дооперационный период. Следовательно, данные ЛИ могут быть использованы для объективной оценки состояния пациентов, имеющих клинические признаки воспаления без реактивных изменений в ОАК.




* Различие значимо в сравнении с соответствующим показателем контрольной группы (К).

Данные представлены в виде (Ме; 25–75 %; Min–Max).

Рисунок 2 — Динамика изменений значений ЛИ у пациентов в процессе лечения хронических ран
Вывод

Такие лейкоцитарные индексы, как лейкоцитарный индекс интоксикации, ядерный индекс, реактивный ответ нейтрофилов, индекс соотношения лейкоцитов и СОЭ, гематологический показатель интоксикации, индекс соотношения лимфоцитов и эозинофилов могут быть использованы для объективной оценки состояния пациентов, имеющих клинические признаки воспаления без реактивных изменений в ОАК.



ЛИТЕРАТУРА

1. Показатели крови и лейкоцитарного индекса интоксикации в оценке тяжести и определении прогноза при воспалительных, гнойных и гнойно-деструктивных заболеваниях / В. К. Островский [и др.] // Клиническая лабораторная диагностика. — 2006. — № 6. — С. 50–53.

2. Мустафина, Ж. Г. Интегральные гематологические показатели в оценке иммунологической реактивности организма у больных с офтальмопатологией / Ж. Г. Мустафина, Ю. С. Крамаренко, В. Ю. Кобцева // Клиническая лабораторная диагностика. — 1999. — № 5. — С. 47–48.

3. Оценка тяжести эндогенной интоксикации и выбор метода детоксикационной терапии у обожженных по данным лейкоцитограммы и биохимического мониторинга / В. К. Гусак [и др.] // Клиническая лабораторная диагностика. — 2000. — № 10. — С. 36.



УДК 616.94-085.246.2

СЕЛЕКТИВНАЯ ГЕМОСОРБЦИЯ В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ СЕПСИСА

ВЫЗВАННОГО ГРАМ-ОТРИЦАТЕЛЬНЫМИ БАКТЕРИЯМИ

Гончаров В. В., Батовская Е. С.

Научный руководитель: к.м.н., доц. И. М. Ровдо

Учреждение образования

«Белорусский государственный медицинский университет»

г. Минск, Республика Беларусь

Введение

В начале нового тысячелетия сепсис по-прежнему остается одной из самых актуальных проблем современной медицины в силу неуклонной тенденции к росту заболеваемости и стабильно высокой летальности [3]. По мировым данным ежегодно диагностируют более 700 тыс. случаев заболевания тяжелым сепсисом, т. е. около 2000 случаев ежедневно [2]. Септический шок развивается в 58 % случаев тяжелого сепсиса.

Более чем в 50 % случаев сепсис вызван грамотрицательными бактериями [3]. При этом данное заболевание служит основной причиной не коронарной смерти в отделениях ОИТР и занимает 11-е место среди всех причин летальности.

Затраты на лечение пациентов с сепсисом отнимают до 40 % от общего бюджета, выделенного на лечение всех нозологий [3].

Отсутствие значительного успеха в борьбе с сепсисом побуждает врачей искать новые методы лечения, помимо хирургического дренирования очага инфекции и ранней адекватной антибактериальной терапии. В настоящее время в лечении сепсиса все более серьезное значение приобретает своевременное и правильное использование методов экстракорпоральной детоксикации. Установлено, что экстракорпоральные методы позволяют воздействовать на патогенетические механизмы развития септического шока и предупреждать возникновение тяжелых, а порой и фатальных осложнений синдрома полиорганной недостаточности.

Цель работы

Оценить эффективность применение сорбента «Липосорб» в комплексной терапии Гр(-) сепсиса.



Материалы и методы исследования

Материалом для анализа послужили истории болезней пациентов отделения интенсивной терапии и реанимации 9ГКБ с диагнозом сепсис за период с 2007–2010 гг. Ретроспективно изучены результаты лечения 21 пациента, средний возраст 52,6 ± 7,11, из них 70 % мужчин и 30 % женщин. У все пациентов сепсис был обусловлен Гр(-) флорой. Все они получали адекватную антимикробную терапию, а также гемодинамическую поддержку, респираторную терапию и лечение сопутствующей патологии. Основную группу составили 10 пациентов, которым к стандартной медикаментозной терапии проводилась дополнительно гемосорбция на сорбенте «Липосорб» по традиционной методике. Группу сравнения составили 11 пациентов, которые получали изолированную медикаментозную терапию.

Контроль лечения сопровождался мониторингом витальных функций и лабораторных показателей (ОАК, БхАК (билирубин, мочевина, креатинин, Na+,K+), КОС). Для оценки тяжести состояния пациентов были применены шкалы SOFA и SAPS II.

Результаты и их обсуждение

Результаты лечения пациентов основной группы и группы сравнения представлены в таблицах 1 и 2.

Таблица 1 — Значения показателей группы сравнения и основной группы


Показатель

Группа сравнения

Основная группа

исходные

данные


данные после

лечения


исходные

данные


данные после

лечения


SOFA

8,36 ± 2,14

9,45 ± 3,81

10,10 ± 3,54

9,20 ± 5,36

SAPSII

50,82 ± 13,1

51,09 ± 15,07

57,30 ± 19,67

47,50 ± 22,86

Предположительный риск смерти (%)

46,18 ± 23,55

53,81 ± 23,15

60,38 ± 27,44

48,90 ± 29,91

Летальный исход (%)

72,72

60

Количество дней в стационаре

23,54 ± 13,67 суток

23 + 10,5 суток

Лейкоциты крови (абс. числа)

13,28×109 ± 3,75×109

11,89×109 ± 5,25×109

12,06×109 ± 5,93×109

8,091×109 ± 2,94×109

Таблица 2 — Значения показателей основной группы до сорбции и на следующий день после сорбции

Показатель

До сорбции

После сорбции

Данные SOFA

10,10 ± 3,54

11 ± 3,82

Данные SAPSII

57,30 ± 19,67

49,60 ± 18,82

Предположительный риск смерти, %

60,38 ± 27,44

47,63 ± 26,24

Лейкоциты крови (абс. числа)

12,06×109 ± 5,93×109

11,02×109 ± 4,10×109

Как показали наши исследования (таблица 1 и 2), применение гемосорбента «Липосорб» в комплексной терапии позволяет улучшить прогноз выживаемости. Эффективность проведенного лечения с использованием данного сорбента зависит от исходного состояния пациента. Чем раньше проведена процедура, тем более она более эффективна.

Вывод

1. При использовании гемосорбента «Липосорб» в комплексной терапии пациентов с сепсисом наблюдается тенденция к стабилизации состояния больного, улучшаются гемодинамические показатели.

2. При использовании гемосорбента «Липосорб» сокращается время госпитализации пациентов в стационаре, что позволяет снизить общие финансовые затраты на лечение больных с Гр (-) сепсисом.

3. Уменьшается количество летальных случаев.

Вероятно, гемосорбцию на «Липосорбе» нужно включать в комплексное лечение больных как можно раньше для профилактики развития септического шока.

ЛИТЕРАТУРА

1. Козлов, В. К. Сепсис: этиология, иммунопатогенез, концепция современной иммунотерапии / В. К. Козлов. — К.: «АННА-Т», 2007. — 296 с.

2. Сепсис и полиорганная недостаточность. Монография / В. Ф. Саенко [и др.] — Кривой Рог: Минерал, 2005. — 466 с.

3. J. Cohen // Department of Infections Diseases and Bacteriology; Hammersmith Hospital and Royal Postgraduate Medical School, London, UK; Proceedings of satellite symposium held March 26, 1995, in Viena, Austria, in conjunction with the 7th European Congress of Clinical Microbiology and Infectious Diseases. — Р. 4–7.

4. Ярустовский, М. Б. Современные методы экстракорпоральной терапии в комплексном лечении сепсиса / М. Б. Ярустовский // Журнал интенсивная терапия. — 2008. — № 1.

5. Yuichiro Sakamoto, Kunihiro Mashiko, Toru Obata, Hisashi Matsumoto, Yoshiaki Hara, Noriyoshi Kutsukata, and Hiroyuki Yokota: Effectiveness of early start.



УДК: 616.12-008.331.1-092:616-052.52

АДИПОЦИТОКИНЕМИЯ У ГИПЕРТЕНЗИВНЫХ ПАЦИЕНТОВ

С ОЖИРЕНИМ

Гопций Е. В., Зеленая И. И.

Научный руководитель: зав. кафедрой, д. м. н., профессор О. Я. Бабак

Харьковский национальный медицинский университет

г. Харьков, Украина
Введение

Ожирение и артериальная гипертензия (АГ) — интернациональная проблема современной медицины, обусловленная множеством факторов риска ССО. Увеличение массы тела за счет висцеральной жировой ткани в значительной степени связано с развитием АГ и целого ряда других метаболических факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний.

Адипоциты являются источником адипоцитокинов: фактора некроза опухолей — альфа (ФНО-а), ингибитора активатора плазминогена-1 (ИАП-1), ннтерлейкина-6 (ИЛ-6), лептина, ангиотензиногена, инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1), которые, воздействуя на инсулиновые рецепторы, приводят к развитию инсулиноргзистентности (ИР) [1–3].

В некоторых исследованиях было рассмотрено взаимодействие ФНО-α с уровнем лептина. Установлено, что ФНО-α в адипоцитах приводит к быстрой стимуляции и накопления лептина с максимальным эффектом через 6 часов [4].

Несмотря на многочисленные исследования, остается достаточно много противоречий относительно адипоцитокинов. Так, до сих пор до конца не выяснены все эффекты, свойства и механизмы взаимодействия данных адипоцитокинов у больных АГ, сопровождающееся наличием избыточной массы тела и ожирения.

Цель исследования

Изучение взаимосвязи между уровнем лептина, содержанием ФНО-а в сыворотке крови больных АГ в зависимости от уровня лептина.



Материалы и методы исследования

Обследовано 123 больных АГ (47 мужчин и 76 женщин), средний возраст 53,87 ± 0,92 лет. Все больные прошли детальное клиническое, антропометрическое, лабораторное обследование, которое включало в себя измерение артериального давления (АД), определение роста, массы тела, окружности талии. Для характеристики массы тела использовали индекс массы тела (ИМТ), тип распределения жировой ткани определяли согласно показателя окружности талии (ОТ). Уровень лептина и ФНО-а определяли иммуноферментным методом. Статистическая обработка полученных данных проведена стандартными методами вариационной статистики с использованием пакета статистических программ «Statistiса» 6.0. Результаты приведены как (М ± т), где М — как среднее значение показателя, т — стандартная ошибка. Достоверность различий между показателями определялась с помощью 1-критерия Стьюдента. Для изучения взаимосвязей между показателями, проводился корреляционный анализ с расчетом коэффициентов корреляции Пирсона (г).



Результаты и их обсуждение

Всех больных АГ разделили на тертили в зависимости от уровня лептина в крови натощак: 1-й тертиль (n = 41) — уровень лептина составил от 2,24 до 7,18 нг/мл; 2-й тертиль (n = 41) — уровень лептина составил от 7,21 до 12,50 нг/мл, 3-й тертиль (n = 41) — уровень лептина составил от 12,50 до 67,25 нг/мл. Сравнительный анализ средних значений антропометрических показателей, уровня АД, содержания адипоцитокинов — ФНО-а и лептина, у гипертензивных больных в зависимости от уровня лептина приведены в таблице 1.



Таблица 1 — Средние показатели антропометрических данных, АД, уровня лептина и ФНО-а, в зависимости от уровня лептина в сыворотке крови больных АГ

Показатели

1 тертиль

2 тертиль

3 тертиль

(n = 41)

(n = 41)

(n = 41)

САД, мм рт.ст.

162,78 ± 2,34

174,41 ± 1,92*

181,46 ± 2,75*, **

ДАД, мм рт.ст.

97,78 ± 1,12

101,17 ± 0,99*

105,48 ± 1,33*, *

ИМТ, кг/м2

27,49 ± 0,54

32,80 ± 0,79*

36,48 ± 0,79*, **

ОТ, см

94,09 ± 1,41

101,07 ± 1,41*

104,29 ± 1,29*

Муж.

97,69 ± 1,58

106,76 ± 3,05*

110,09 ± 2,49*

Жен.

89,50 ± 2,05

98,42 ± 1,25*

102,16 ± 1,34*, **

Лептин, нг/мл

5,47 ± 0,21

9,69 ± 0,25*

17,71 ± 1,33*

Муж.

5,35 ± 0,29

9,19 ± 0,49*

15,88 ± 1,08*, **

Жен.

5,62 ± 0,33

9,92 ± 0,29*

18,37 ± 1,77*, **

ФНО-а, пг/мл

4,92 ± 0,39

7,64 ± 0,46*

9,92 ± 0,68*, **

* Различия между группами больных 1 и 2, 3-го тертилей достоверны, р < 0,05; ** различия между группами обследованных 2 и 3-го тертилей достоверны, р < 0,05.
При сопоставлении средних значений АД выявлено, что показатели САД и ДАД достоверно увеличиваются параллельно повышению уровня лептина в сыворотке крови больных. При сравнении антропометрических показателей установлено, что чем выше уровень лептина в крови, тем выше величина ИМТ (р < 0,05 во всех случаях). У больных 1-го тертиля нормальная масса тела была определена у 13 чел. (31,71 %), избыточная масса — у 18 (43,90 %), ожирение 1 ст. — у 10 (24,39 %). Больные 2-го тертиля характеризовались следующими значениями: нормальная масса тела — у 5 человек (12,19 %), избыточная масса — у 7 (17,07 %), ожирение 1 ст. — у 13 (31,71 %), ожирение 2 ст. — у 12 (29,27 %), ожирение 3 ст. — у 4 (9,76 %). У больных 3-го тертиля наблюдалась обратная тенденция по сравнению с больными 1-го тертиля: нормальная масса тела — у 2 (4,87 %) чел., избыточная масса — у 3 (7,32 %), ожирение 1 ст. — у 8 (19,51 %), ожирение 2 ст. — у 13 (31,71 %), ожирение 3 ст. — у 15 (36,59 %).

При сравнении уровня ФНО- α в тертилях выявлено четкое и достоверное увеличение данного показателя параллельно повышению уровня лептина в крови.

Корреляционная связь показала прямую достоверную зависимость между уровнем лептина и уровнем ФНО-α (К = 0,37; р = 0,001), ИМТ (К = 0,51; р = 0,0007) у больных 1-го тертиля. Между уровнем лептина и количеством ФНО-α (К = 0,34, р = 0,001), ИМТ (К. = 0,50; р = 0,001) у больных 2-го тертиля. Между уровнем лептина и ФНО-α (К = 0,36; р = 0,001), ИМТ (К = 0,47; р = 0,001), ОТ (11 = 0,54, р = 0,0001) у пациентов 3-го тертиля.

Выводы

Установлено достоверное увеличение антропометрических показателей: индекса массы тела и объема талии, а также повышение цифр артериального давления у гипертензивных пациентов параллельно повышению уровня лептина в крови. У обследованных больных наблюдается увеличение активности ФНО-α при повышении уровня лептина в крови. Выязлена взаимосвязь между уровнем лептина и концентрацией ФНО-α в крови больных артериальной гипертензией с ожирением.



ЛИТЕРАТУРА

1. Nitric oxide modulates vascular inflammation and intimal hyperplasia in insulin resistance and metabolic syndrome / J. E. Barbato [et al.] — J. Physiol. Heart. Circ. — 2005. — Vol. 289. — P. 228–236.

2. Obesity — associated Hypertension. New insights into mechanisms / K. Rabmouni [et al.]. // Hypertension. — 2005. — Vol. 45. — P. 9–14.

3. Leptin-induced endothelial dysfunction in obesity / M. Korda [et al.] // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. — 2008. — Vol. 295 (4). — P. 1514–1521.

4. Gender differences in tumor necrosis factor a and leptin / M. Orel [et al.] // Physiol. — 2004. — Vol. 53. — P. 501–505.

УДК 616.516

КЛИНИКО-ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ И ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

ПРИ КРАСНОМ ПЛОСКОМ ЛИШАЕ

Горбацевич Д. С.

Научный руководитель: к. м. н., доц. В. Г. Панкратов

Учреждение образования

«Белорусский государственный медицинский университет»

г. Минск, Республика Беларусь

Введение

Красный плоский лишай (КПЛ) до настоящего времени остается актуальной проблемой дерматологии в связи с неясностью этиопатогенеза, многообразием триггерных и пусковых факторов, поражением, наряду с кожей и слизистых оболочек, внутренних органов. В общей структуре дерматологической заболеваемости КПЛ по данным различных авторов занимает от 0,5 до 2,5 %. Диагностика заболевания основывается на его клинических и патоморфологических проявлениях, сочетание которых, по литературным данным, порой не превышает 50 %. Невыясненные вопросы этиопатогенеза КПЛ обуславливают применение для его лечения многочисленных медикаментозных средств, что, в большинстве случаев, позволяет добиться регресса патологического процесса. Тем не менее, более 50 % больных вынуждены поступать на повторный курс терапии вследствие непродолжительного эффекта от лечения.



Цель

Проанализировать вклад клинических и патоморфологических данных в постановке диагноза КПЛ, а также объем и эффективность терапевтических мероприятий при данной патологии.



Материалы и методы исследования

В основу работы положен ретроспективный анализ клинической документации 204 больных и гистологического материала 36 пациентов с верифицированным диагнозом КПЛ, проходивших стационарное лечение в ЛПУ «Городской кожно-венерический диспансер» за 2-х-летний период (2009–2010 гг.).



Результаты исследования

Среди наблюдавшихся больных было 75 мужчин (37 %) и 129 женщин (63 %) в возрасте от 19 до 84 лет. «Стаж» заболевания от 1-й недели до 37 лет (в среднем — 2,5 года). В проанализированной группе пациентов встречаются следующие клинические формы заболевания: распространенный КПЛ без вовлечения слизистой оболочки полости рта (СОПР) — 89 (43,6 %) пациентов, с вовлечением СОПР — 27 (13, 23%) пациентов, с вовлечением СОПР и ногтей — 1 (0,49 %) чел.; изолированное поражение слизистых оболочек наблюдалось у 40 пациентов, из них типичная форма поражения СОПР — 23 пациента (11,27 %), эрозивно-язвенная форма поражения СОПР — 14 (6,86 %) чел., синдром Гриншпана-Потекаева — 1 (0,49 %) чел., КПЛ полового члена — 2 (0,98 %) пациента; локализованный КПЛ — 10 (4,9 %) чел., фолликулярная форма — 7 (3,43 %), пигментно-атрофическая форма — 11 человек (5,39 %), веррукозная форма — 9 (4,4 %) чел., лентикулярная форма — 3 (1,47 %) чел., КПЛ ладоней и подошв — 2 (0,98 %) чел., у 5 пациентов наблюдалось сочетание различные форм КПЛ (2,45 %). У 72 пациентов лихеноидные высыпания по типу КПЛ были проявлением токсидермии (анамнез, клинико-лабораторные исследования). При поступлении пациенты жаловались на высыпания на коже, слизистых оболочках и наличие субъективных ощущений на зуд, жжение, болезненность при употреблении пищи. У 40 (24 %) пациентов с локализацией процесса на кожных покровах субъективные ощущения (зуд) в области высыпаний отсутствовали. У 51 (25 %) пациента процесс носил локализованный характер, у 153 (75 %) — диссеминированный. При объективном обследовании кожные высыпания располагались в области туловища (параумбиликальная, боковые поверхности, область спины и поясницы), конечностей (тыл кистей и стоп, сгибатели предплечий, передняя поверхность голеней, область голеностопных суставов, внутренняя поверхность бедер), крупных складок, волосистой части головы, в паховой области. У 27 (13,2 %) больных выявлен положительный симптом Кебнера (послеоперационные рубцы, места расчесов). В подавляющем большинстве случаев удавалось выявить типичные мелкие папулезные элементы полигональной формы, фиолетового цвета с характерным перламутровым оттенком, пупкообразным вдавлением и сеткой Уикхема на поверхности. При вовлечении СОПР чаще всего процесс локализовался на слизистой буккальной поверхности щек по линии смыкания зубов, на слизистой альвеолярных отростков, спинки языка и его боковых поверхностях, красной кайме губ. Первичный морфологический элемент — папула белесоватого цвета полигональной формы с блестящей поверхностью. При эрозивно-язвенной форме поражения СОПР выявлялись множественные эрозивные и язвенные дефекты, нередко покрытые фибринозным налетом.

Диагноз КПЛ у пациентов был верифицирован на основании клинических проявлений и биопсии пораженных участков. Был изучен гистологический материал 36 пациентов, среди которых 24 человек имели типичную форму КПЛ кожи, 5 — пигментно-атрофическую форму, 4 — фолликулярную форму, 2 — гипертрофическую форму, 1 — сочетание пигментной и гипертрофической форм. В 86 % случаев были выявлены специфичные для КПЛ изменения: гиперкератоз, паракератоз, гранулез, акантоз, вакуольная дистрофия клеток базального слоя, диффузный полосовидный инфильтрат на границе эпидермиса и дермы, экзоцитоз, степень выраженности которых варьировала в зависимости от формы заболевания. В 14 % случаев были вывялены изменения по типу токсидермической реакции: отсутствие гранулеза, более выраженные экссудативные реакции, массивный инфильтрат в дерме преимущественно вокруг расширенных сосудов. Стационарное лечение включало следующие терапевтические мероприятия: диета назначена 9,3 % пациентам, гипосенсибилизирующая терапия — 27 % пациентам, антигистаминные препараты — 26,9 %, витаминотерапия — 58,8 %, гормональные препараты — 50,98 %, препараты, улучшающие микроциркуляцию — 56,8 %, ферментные препараты — 31,4 %, биогенные стимуляторы — 29,4 %, микроэлементы — 28,4 %, 4-аминохинолоны — 13,2 %, иммуностимуляторы — 12,7 %, противовирусная терапия — 7,8 %, седативные препараты — 7,8 %, наружная терапия — 81,86 %, ФТЛ — 68,1 %, обработка у стоматолога — 66,6 % пациентов с поражением СОПР. Результаты проведенного лечения: 189 (93 %) пациентов было выписано в стадии клинического улучшения, в 7 (3,4 %) случаях отмечалось отсутствие эффекта от проведенного лечения, на стадии клинического выздоровления выписаны 8 (7,6 %) пациентов.

Выводы

1. В большинстве случаев, диагноз КПЛ может быть выставлен на основании клинических проявлений заболевания, хотя такой патогномоничный признак, как зуд, у 24 % пациентов может отсутствовать.

2. Морфологический метод является одним из объективных дополнительных методов диагностики КПЛ благодаря характерной клинической картине.

3. Терапия КПЛ во всех случаях была комплексной и подбиралась индивидуально с учетом клинико-лабораторных исследований.



ЛИТЕРАТУРА

1. Довжанский, С. И., Слесаренко, Н. А. Красный плоский лишай / под ред. В. И. Сяно. — Саратов, 1990. — 175 с.

2. Бутов, Ю. С. Клиническая и патоморфологическая характерискика некоровых фором красного плоского лишая / Ю. С. Бутов, А. А. Фролов, Ю. А. Смольянникова // Российский журнал кожных и венерических болезней. — 2000. — № 6. — С. 11–18.

3. Nico, M. M. Oral lichen planus / М. М. Nico, J. D. Fernandes, S. V. Lourenço //An. Bras. Dermatol. — 2011. — Vol. 86, № 4.

4. Лукъянов, А. М. Современная терапия больных красным плоским лишаем / А. М. Лукъянов, О. В. Артамонова // Рецепт. — 2007. — № 3. — С. 107–114.

УДК 616.895.8-06:616.89-008.46

ВЗАИМОСВЯЗЬ ОБЪЕМА РАЗЛИЧНЫХ ВИДОВ ПАМЯТИ С СИМПТОМАМИ

ШИЗОФРЕНИИ В КОНТЕКСТЕ ДИМЕНСИОНАЛЬНОЙ МОДЕЛИ

Горгун О. В., Моисеев И. Ю., Куделич А. Ю.

Научный руководитель: к.м.н., доцент В. Г. Объедков

Учреждение образования

«Белорусский государственный медицинский университет»

г. Минск, Республика Беларусь
Введение

Систематика клинических проявлений шизофрении имеет свою длительную и сложную историю, и часто базировались на различных концептуальных подходах, большинство из которых являются интуитивными, или основанными на клиническом опыте их авторов. Современный же подход основан на математических моделях и факторном анализе симптомов шизофрении. Последним итогом чего стала дименсиональная модель шизофрении. Она опирается на идею о том, что симптомы шизофрении формируются вокруг 3-х независимых психопатологических осей, принципиально отличающихся своей патопластической основой. Данная модель является ведущей в мире, но не достаточно известной на территории СНГ. Второй предпосылкой для нашей работы является идея о базисных нейрокогнитивных расстройствах, как первооснове для симптомов шизофрении. Корреляции дименсиональных клинических оценок шизофрении с нейропсихологической симптоматикой изучены недостаточно.



Цель исследования

Выяснить, как нейропсихологические симптомы (базисные симптомы шизофрении) коррелируют с нейрокогнитивными показателями объема различных видов памяти.



Задачи

1) Клинически обследовать больных шизофренией и оценить их с позиции дименсиональной модели.

2) Провести нейрокогнитивное тестирование различных видов памяти у пациентов больных шизофренией.

Планируемая практическая значимость такого исследования заключается в разработке методов реабилитации больных шизофренией.



Материалы и методы исследования

Исследовались 40 пациентов, имеющих диагноз шизофрении, находящихся на стационарном психиатрическом лечении в РНПЦ ПЗ, не старше 42-х лет, болеющих не более 5 лет.

Данные клинических наблюдений оценивались с помощью программы критериев ремиссии шизофрении в соответствии с DSM-lV и дименсиональной моделью, основанной на шкалах оценки позитивных (SAPS) и негативных (SANS) симптомов.

Нейрокогнитивное тестирование проводилось с помощью стандартных нейродиагностических тестов на различные виды памяти: TMT 2 (Trial Making Test 2) — на рабочую память, тест Лурия — на слуховую память, тест на зрительную механическую память, тест на зрительную смысловую память, тест на зрительную образную память.

Статистическая обработка данных проводилась c помощью программы «SPSS» 17.0.

Результаты и их обсуждение

Установлена обратная корреляция между выраженностью симптомов дезорганизации и объемом зрительной механической и зрительной образной памяти. Снижение рабочей и слуховой памяти коррелирует с выраженностью негативной симптоматики (таблица 1).



Таблица 1 — Однофакторный дисперсионный анализ




Сумма квадратов

Ст. св.

Средний квадрат

F

Значение

Дезорганизация — зрительная механическая память

Между группами

1,638

6

0,273

3,587

0,008

Внутри групп

2,511

33

0,076







Итого

4,149

39










Дезорганизация — зрительная образная память




Сумма квадратов

ст.св.

Средний квадрат

F

Значение

Между группами

2,763

19

0,145

2,097

0,054

Внутри групп

1,387

20

0,069







Итого

4,149

39










Негативные симптомы — слуховая память




Сумма квадратов

ст.св.

Средний квадрат

F

Значение

Между группами

3,139

7

0,448

1,913

0,083

Внутри групп

7,501

32

0,234







Итого

10,640

39











Выводы

1. Объем зрительной механической и зрительной образной памяти в большей степени снижается при выраженных симптомах дезорганизации.

2. Объем слуховой памяти снижается при выраженной негативной симптоматике.

3. Установлено, что при различных симптомах шизофрении отмечается уменьшение объема различных видов памяти.



ЛИТЕРАТУРА

1. Тонконогий, И. М. Клиническая нейропсихология / И. М. Тонконогий, А. Пуанте. — Просвещение, 2007. — С. 153–174.

2. Руководство по психиатрии: в 2-х т. / под ред. Г. В. Морозова. — М.: Медицина, 1988.

3. Дубницкая Э.Б., Мазаева Н.А. Вклад А.В. Снежневского в развитие учения о шизофрении / Сб. Шизофрения и расстройства шизофренического спектра. — М.: НЦПЗ РАМН, 1999. — С. 4–24.

4. Клиническая психиатрия / пер. с англ., под ред. Т. Б. Дмитриева. — М.: Медицина, 1998. — С. 505

5. Andreasen, N. C. Evaluation clinique des symptomes deficitaires et productifs des psychoses caracterisees et des pathologies a symptomatologie apparantee / N. C. Andreasen // Nervure. — 1990. — № 3 — Р. 8–14.



618.396-06:618.4

ИСХОД РОДОВ ДЛЯ МАТЕРИ И ПЛОДА У ЖЕНЩИН С ТЕНДЕНЦИЕЙ

К ПЕРЕНАШИВАНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ

Горелик Н. В.

Научный руководитель: к.м.н., доцент Р. Л. Коршикова

Учреждение образования

«Белорусский государственный медицинский университет»

г. Минск, Республика Беларусь

Введение

Переношенная беременность — это беременность, которая продолжается более 10–14 дней после ожидаемого срока родов (более 290–294 дней), заканчивается рождением плода с признаками переношенности. При этом в плаценте имеют место патологические изменения (2). Частота перенашивания по литературным данным колеблется от 2 до 20 % и в среднем составляет 8 % [2]. Актуальность проблемы переношенной беременности определяется большим числом осложнений в родах со стороны матери и плода, высокой перинатальной заболеваемостью и смертностью, высокой частотой оперативного родоразрешения (примерно в 5–7 раз чаще, чем при доношенной беременности) [1, 3, 4]. К сожалению, большинство аспектов данной патологии до конца не изучены. До сегодняшнего дня нет единой тактики ведения беременных с тенденцией к перенашиванию [1, 3].



Цель исследования

Оценка влияния срока гестации на исход родов для матери и плода у женщин с тенденцией к перенашиванию беременности.



Материалы и методы исследования

Для достижения поставленной цели проведен ретроспективный клипико-статистический анализ течения беременности и родов и их исхода для матери и плода у 91 женщины с тенденцией к перенашиванию беременности, родоразрешенных в перинатальном центре 2-го уровня 1 ГКБ в 2009 г. Статистическая обработка полученных данных проведена с использованием программного обеспечения «Windows», «Ехсе1», «Statistica» 6.0. Для непрерывных величин произведен расчет выборочной средней и стандартного отклонения (σ).



Результаты и их обсуждение

Все пациентки были разбиты на 3 группы в зависимости от срока родоразрешения: первую группу составили 30 женщин со сроком гестации 280–284 дня (средний срок родоразрешения составил 281,9 дней), вторую группу — 30 женщин со сроком гестации 285–289 дней (средний срок родоразрешения — 286,8 дней), третью группу — 31 женщина со сроком гестации 290–293 дня (средний срок родоразрешения — 290,97 дней). Обследуемые женщины были идентичны по возрастному составу: средний возраст женщин из 1, 2 и 3 групп соответственно был 25,03, 27 и 26,19 лет. Женщины трех групп не имели достоверных различий по социальному статусу, страдали аналогичной экстрагенитальной и генитальной патологией. Первое место во всех группах заняла миопия (8,5, 9,9 и 12,09 % — по группам соответственно). Среди гинекологических заболеваний первое место занимали инфекционно-воспалительные заболевания (в 1-й группе составили 23,08 %, во 2-й — 28,57 % и в 3-ей группе — 24,18 %), второе место — эрозия шейки матки (14,29, 8,8, 9,9 %). Количество первородящих женщин в 3 группе было достоверно выше, чем в контрольной и 2-й группе.

При оценке осложнений беременности обращала на себя внимание угроза прерывания, которая возникала с наибольшей частотой у пациенток со сроком гестации 290-293 дня и составила 31,58 % случаев от всех осложнений, имевших место в первом триместре, и 35 % во втором триместре у женщин 3 группы. Течение третьего триместра настоящей беременности практически в каждом пятом случае было осложнено анемией, хронической фетоплацентарной недостаточностью (18,68 %). В 1 группе угроза прерывания беременности в первом триместре отмечалась в 3,33 %, а во втором — в 13,33 %, анемия в 3 триместре была у 10 % женщин. В группе пациенток со сроком родоразрешения 285–289 дней такие осложнения беременности как угроза прерывания выявлены в 13,33 % в первом триместре и в 20 % во втором, анемия имела место среди 13,33 % женщин в третьем триместре.

Индукция родов имела место у 45 % пациенток 3-й группы. В этой группе (срок гестации 290–293 дня) достоверно чаще отмечались осложнения в родах: первичная слабость родовой деятельности (22,09 %), несвоевременное излитие околоплодных вод (16,48 %). Внутриматочная гипоксия плода в родах отмечена у пациенток с тенденцией к перенашиванию беременности основных групп (в 17,6 % случаев во 2-й группе и 26,3 % в 3-ей группе). В 27,9 % случаев родоразрешение у женщин 3 группы проводили путем экстренного кесаревого сечения. Из них по показаниям со стороны плода в 15,6 %.

Родовой травматизм матери достоверно чаще отмечен у женщин 3-й группы (28,57 %). Крупные дети чаще рождались от женщин 3 группы. 22,5 % новорожденных этой группы имелись признаки переноса. У них чаще выявлялись нарушения периода адаптации (17,58 %) и родовые травмы (18,68 %), размеры большого родничка 0,5×0,5 см2 и менее (22,5 %).

Выводы

1. Тенденция к перенашиванию беременности до 80,65 % случаев отмечается у первородящих.

2. Беременные с тенденцией к перенашиванию относятся к группе риска по развитию таких осложнений в родах, как первичная слабость родовой деятельности (12,09 %), несвоевременное излитие околоплодных вод (16,48 %), развитие внутриматочной гипоксии плода (17,58 %), родовой травмы матери (28,57 %) и плода (18,68 %).

3. У женщин со сроком гестации 290–293 дня беременность в первом и во втором триместре в 20 % случаев протекает на фоне угрозы прерывания, анемии беременных в третьем триместре, в 18,68 % развивается хроническая фетоплацентарная недостаточность плода.

4. При сроке гестации 290–293 дней 45 % родов являются индуцированными. 27,9 % рожениц требует родоразрешения путем операции экстренного кесаревого сечения. Из них по показаниям со стороны плода — 15,6 %.

5. При сроке гестации 290–293 дня достоверно чаще рождаются крупные плоды. 22,5 % новорожденных имеют признаки переноса. У них чаще выявляются нарушения периода адаптации (17,58 %) и родовые травмы.


ЛИТЕРАТУРА

1. Переношенная беременность. Индуцированные роды: метод. реком / Н. С. Акулич [и др.] — Минмк: МГМИ, 2000. — 27 с.

2. Перенашивание беременности / Т. Ю. Егорова // Актуальные проблемы акушерства и гинекологии: сборник ст. сотрудников каф. ак. и гин. ГГМУ. — Гродно, 2002. — С. 77–80.

3. Чернуха, Е. А. Переношенная и пролонгированная беременность / Е. А. Чернуха. — М., 2007. — 207 с.

4. Габриелян, А. Р. Современные аспекты акушерской тактики при перенашивании беременности: автореф. дис. на соискание уч. ст. кан. мед. наук / А. Р. Габриелян. — М., 2005. — 23 с.

5. Alexander, J. M. Forty weeks and beyond: pregnancy outcomes by week of gestation / J. M. Alexander, D. Mclntire, K. J. Leveno // Obstet Gynecol. — 2000. — Vol. 96(2). — P. 291–294.



УДК 611.137.2-053.3

ВАРИАНТНАЯ АНАТОМИЯ ЗАПИРАТЕЛЬНОЙ АРТЕРИИ

У НОВОРОЖДЕННЫХ

Горустович О. А., Волчкевич О. М., Волчкевич Д. А.

Научный руководитель: доц., к. м. н. Д. А. Волчкевич

Учреждение образования

«Гродненский государственный медицинский университет»

г. Гродно, Республика Беларусь
Введение

Учитывая акселерацию и, как следствие, омоложение многих сосудистых заболеваний, особый интерес представляет изучение артерий (в т. ч. и запирательной) в возрастном аспекте. Однако в литературе имеются лишь фрагментарные анатомические данные о сосудах новорожденных. Помимо этого, исследование сосудов у детей представляет большой интерес в плане изменения варианта начала артерий в процессе развития, роста, формирования органов и тканей, поэтому переносить знания вариантной анатомии сосудов взрослых на новорожденных не совсем оправданно. Исходя из всего вышесказанного, вопрос необходимости изучения вариабельности сосудистой системы таза у новорожденных, и запирательной артерии в том числе, стоит очень остро и на сегодняшний день.



Цель

Изучить вариантную анатомию запирательной артерии у новорожденных и исследовать корреляционные взаимоотношения ее морфометрических показателей с другими сосудами таза.



Материалы и методы исследования

Исследование было проведено на 30 препаратах таза новорожденных, умерших от асфиксии или родовой травмы (15 — мужского пола, 15 — женского пола) следующими методами: макромикропрепарирование сосудов таза, морфометрия артериального русла таза, ангиография, статистическая обработка данных с помощью программы «Statistica» 5.0. Для установления коэффициента корреляции использовался тест Spearman.



Результаты и их обсуждение

В ходе исследования было установлено, что запирательная артерия у новорожденных брала начало из системы внутренней подвздошной артерии в 72 % случаев, а из системы наружной подвздошной артерии — в 28 %. В большинстве случаев a. obturatoria отходила непосредственно от внутренней подвздошной артерии (40 %), чуть реже (28 %) сосуд начинался от нижней надчревной артерии.

Как уже было сказано, нами была предпринята попытка установить корреляционные взаимоотношения некоторых морфометрических показателей запирательной артерии у новорожденных с морфометрическими характеристиками других сосудов таза Диаметр запирательной артерии достоверно коррелировал с морфометрическими показателями многих сосудов таза, но наибольший коэффициент корреляции наблюдается с диаметром переднего ствола внутренней подвздошной артерии (R = 0,84, p < 0,05). На основании полученных корреляционных коэффициентов была получена формула для моделирования диаметра изучаемого сосуда (формула):

d = 0,07375 + 0,12500 × X1,

где d — диаметр запирательной артерии; X1 — диаметр переднего ствола.

Длина запирательной артерии коррелировала с диаметром артерии семявыносящего протока (R = 0,45; p < 0,05), и с вариантом отхождения нижней ягодичной артерии (R = -0,44, p < 0,05). Однако, из-за относительно невысоких коэффициентов корреляции мы не смогли вывести подобные формулы для определения длины запирательной артерии у новорожденных.



Выводы

Таким образом, нами были выяснены возрастные аспекты строения запирательной артерии, установлены достоверные корреляционные коэффициенты морфометрических показателей этой артерии с другими сосудами таза и на их основе выведена формула для математического расчета диаметра запирательной артерии у новорожденных, что, на наш взгляд, является крайне актуальным для практической медицины.



ЛИТЕРАТУРА

1. Отношение запирательной артерии к внутреннему отверстию бедренного канала в возрастном аспекте: материалы Всесоюзной научной конференции по возрастной морфологии, Самарканд, 1972 г. / Самаркандский медицинский институт; под ред. Агзамова К. Ю. [и др.] — Феникс, 1972. — 235 с.

2. Топографические взаимоотношения запирательной артерии в полости таза: материалы 7 ежегодной конференции Киргизского медицинского института, Алма-Ата, 1959 г./ Киргизский медицинский институт; под ред. Э. Е. Бердибаева [и др.] — Алма-Ата, 1959. — 110 с.

3. О вариантах отхождения запирательной артерии: материалы научной сессии, посвященной 15- летию Киргизского медицинского института, Алма-Ата, 1954 г. / Киргизский медицинский институт; под ред. Э. Е. Бердибаева [и др.] — Алма-Ата, 1954. — 152 с.

4. Кованов, В. В. Хирургическая анатомия артерий человека / В. В. Кованов, Т. И. Аникина; под. ред. Е. Б. Сафьянникова. — М.: Медицина, 1974. — 256 с.

УДК 616.33-018.73-007.17-018.2-06:(616.33-002.2+616.342-002.44)

ПАРАЛЛЕЛИ ВЕГЕТАТИВНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ И МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ

КАРТИНЫ ХРОНИЧЕСКОГО H. PYLORI-АССОЦИИРОВАННОГО ГАСТРИТА

ПРИ НАСЛЕДСТВЕННЫХ НАРУШЕНИЯХ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ

Горустович А. Г.

Научный руководитель: д. м. н. А. С. Рудой

Учреждение образования

«Белорусский государственный медицинский университет»

г. Минск, Республика Беларусь
Введение

Известно модулирующее влияние вегетативной нервной системы (ВНС) на эффективность элиминационных механизмов, в частности, иммунного реагирования на инфекцию H. pylori [3]. Напротив, хроническое течение инфекции H. pylori влияет на характер вегетативной регуляции [1]. Вместе с тем, наследственные нарушения соединительной ткани (ННСТ) [2] — заболевания моногенной и/или полигенно-мультифакториальной природы, служат фоновой основой хронизации, неэффективности лечения ассоциированной патологии и, особенно, атрофического хронического гастрита (ХГ) [3]. Учитывая, что, вегетативная дисфункция при ННСТ является «средовым» независимым, интегральным фактором риска с генетически детерминированными изменениями метаболизма и механизмов адаптации на стрессорогенные факторы (в т. ч. на инфекцию) [3], вопросы взаимосвязи ННСТ с характером взаимоотношений вегетативного гомеостаза и инфекции H. pylori — ведущей предпосылки атрофических процессов при ХГ — представляются актуальными.



Цель

Изучить морфологические особенности антрального отдела слизистой обо­лочки желудка (СОЖ) и характер вегетативной регуляции при ХГ в зависимости от инфи­цированности H. pylori на фоне ННСТ у лиц молодого возраста.



Материалы и методы исследования

Пациенты: 176 мужчин (20-23 года) с активным ХГ. В 1-ю группу включены пациенты с 3–5 внешними фенами ННСТ (n = 60); во 2-ю группу – с шестью и более внешними признаками ННСТ (n = 52). Группу контроля (n = 64) составили пациенты с минимальными клиническими проявлениями (1–2 фена ННСТ). Алгоритм распознавания классифицируемых диспластических фенотипов заимствован из Национальных российских рекомендаций по диагностике ННСТ, разработанных комитетом экспертов и рабочей группой во главе с проф. Э. В. Земцовским (2009 г.) [2]. Инфицированность СОЖ H. pylori оценивали в процессе микроскопии гистологических препаратов при увеличении 1450 (об. ×90, ок. ×15). Вегетативный статус изучали по анализу вариабельности ритма сердца (ВРС). Использовали пакет Correspondence Analysis ППП «Statistica 6.0 for Windows» с применением методов максимального правдоподобия, анализа вариаций (ANOVA) по Краскелу-Уолису (критерий согласия Пирсона (χ2)) и многофакторный дисперсионный анализ.



Результаты исследования и их обсуждение

Отмечено снижение общей мощности спектра нейрогуморальной регуляции (TP) в 1-й группе (p < 0,04) и тенденция к снижению во 2-й группе (p < 0,09) в сравнении с контролем (таблица 1). В спектральном анализе ВРС при апостериорном сравнении низких частот (LF, %) во 2-й (p < 0,07) и 1-ой (p < 0,04) группах преобладали симпатические влияния. Напротив, в контроле отмечалась тенденция к росту парасимпатической активности (p < 0,1). При анализе спектра волн очень медленного порядка (VLF, %), отражающих уровень влияния высших вегетативных центров на подкорковые структуры значимых различий не получено (p < 0,3). Баланс симпатических и парасимпатических влияний имел тенденцию (p < 0,09) к увеличению в 1-й группе в сравнении с контролем (0,99 ± 0,32). В ортопробе отмечена тенденция (p < 0,07) к менее выраженному приросту симпато-вагального индекса LF/HF в 1-й (на 76 %) и 2-й (на 100 %) группе от первоначального значения в сравнении с контролем (на 165 %), указывая на снижение вегетативной реактивности и адаптационных резервов у пациентов с ННСТ.

Таблица 1 — Показатели временного анализа и спектральной мощности ВРС


Показатель

Обслед.

лиц, n


Группа контроля

Обслед.

лиц, n


1-я группа,

Обслед.

лиц, n


2-я группа,

X ± St. Dev.

X ± St. Dev.

X ± St. Dev.

TPранг

57

8,51 ± 7,67

47

5,91 ± 4,21*

42

6,33 ± 3,97

LF/HF

54

0,99 ± 0,32

45

1,21 ± 0,25

40

1,08 ± 0,29

LF/HFорто

29

2,63 ± 0,83

29

2,14 ± 0,64

33

2,17 ± 0,68

LF, %

20

28,03 ± 9,38

18

31,51 ± 6,68*

17

30,29 ± 10,55

VLF, %

20

30,85 ± 13,07

18

32,6 ± 26,21

17

28,11 ± 7,59

HF, %

57

42,8 ± 14,47

47

37,3 ± 12,96*

42

40,11 ± 11,19

ИН,усл.ед.

22

150 ± 56,63

19

135,35 ± 47,31

27

173,4 ± 51,44

* Р < 0,05 достоверность различий с показателями группы контроля.
Индекс напряжения (ИН) в группах не различался (p < 0,7).

В случае инфицированности H. pylori ИН резко (в три раза) увеличивался в контроле, тогда как у больных с признаками ННСТ, напротив, уменьшался (p < 0,02). При проведении многофакторного дисперсионного анализа значимые линейные эффекты ННСТ и H. pylori объясняли основную часть дисперсии показателя-отклика — ИН   на 16,24 % (F = 2,5; p < 0,07). Доля ошибок (случайных факторов) на дисперсию признака (ИН) составила 83,76 % (p < 0,001) (таблица 2).

Таблица 2 — Оценка степени влияния H. pylori и ННСТ на дисперсию ИН


Факторы




Кj, %

F

p

I. Контролируемые факторы

354563

16,24





ННСТ

26583

1,67

0,33

0,72

H. pylori

1894

0,09

0,04

0,83

H. pylori и ННСТ

326085

14,94

4,08

0,023

II. Неконтрол. cлуч. факторы и ошибки

1473644

83,76

36,84

0,001

Все факторы

2182769

100





Примечание: p — уровень значимости, SS — сумма квадратов отклонений параметра, Кj, % — степень влияния контролируемых и неконтролируемых факторов, F — критерий Фишера.
Вариационным анализом по Краскелу-Уоллису различий относительных частот анализируемых показателей биопсии антрального отдела СОЖ не получено за исключением нарастания частоты и выраженности кишечной метаплазии (p < 0,03), тенденции к атрофии (p < 0,1) у пациентов 2-й группы.

Корреляционной связи инфекции H. pylori у пациентов с ННСТ с атрофическими процессами в СОЖ не выявлено (R = -0,125; p > 0,2).



Выводы

Вегетативное обеспечение 2 группы, характеризующееся снижением общей мощности спектра и избыточной активацией симпатического отдела ВНС с отсутствием повышения его модулирующего влияния в динамике при ортопробе, указывает на снижение адаптационных резервов. В контроле, напротив, рост ИН характеризовал адекватную реакцию на контаминацию слизистой оболочки H. pylori на фоне сохраненных адаптационно-компенсаторных возможностей. Учитывая отсутствие взаимосвязи инфекции H. pylori с атрофией, причинным фактором риска формирования ранних дисрегенераторных процессов СОЖ, включая фовеолярную гиперплазию, у лиц молодого возраста может являться ассоциированная ННСТ.



ЛИТЕРАТУРА

1. Михайлов, В. М. ВРС: опыт практического применения метода / В. М. Михайлов. — 2-е изд. перераб. и доп. — Иваново, 2002. — 290 с.

2. Российские рекомендации. Наследственные нарушения соединительной ткани / Всерос. науч. о-во кардиологов; ком. экспертов и раб. группа: Э. В. Земцовский [и др.] // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. — 2009. — T. 8, № 6. — 24 с.

3. Рудой, А. С. Заболевания верхних отделов желудочно-кишечного тракта, ассоциированные с наследственными нарушениями соединительной ткани: автореф. дис. … д-ра мед. наук:14.01.04 , 14.03.09 / А. С. Рудой. — СПб.: ВМедА им. С.М. Кирова, 2010. — 50 с.



УДК 614.876:591.463.2

ВЛИЯНИЕ ИОНИЗИРУЮЩЕГО ИЗЛУЧЕНИЯ НА КОЛИЧЕСТВО

И МОРФОЛОГИЮ СПЕРМАТОГОНИЙ СЕМЕННИКОВ КРЫС

Гребенчук Л. О., Анисечкова Н. Е.

Научный руководитель: к. м. н., доцент кафедры гистологии,

цитологии и эмбриологии Е. К. Солодова

Учреждение образования

«Гомельский государственный медицинский университет»

г. Гомель, Республика Беларусь

Введение

Сперматогонии — стволовые клетки сперматогенеза, расположенные в базальном слое сперматогенного эпителия извитых семенных канальцев (ИСК). Количество сперматогоний на поперечном срезе ИСК по мнению многих авторов [2, 3] — наиважнейший морфологический критерий при определении прогноза плодовитости.

В отечественной и зарубежной литературе накопилось большое количество информации о негативном влиянии внешнего облучения на морфофункциональное состояние семенников.

Однако количество и морфологические характеристики сперматогоний при однократном воздействии относительно малых и средних доз облучения изучены не достаточно.



Цель исследования

Изучение количества и морфологии сперматогоний семенников крыс спустя 3-е суток после их однократного внешнего гамма-облучения в дозе 0,5 Гр.



Материалы и методы исследования

Экспериментальное исследование проводили на беспородных половозрелых белых крысах-самцах, исходной массой 200–220 гр. В опытной и контрольной группах было по 8 животных. Животные были подвергнуты однократному внешнему облучению на установке ИГУР в дозе 0,5 Гр. Через 3-е суток после облучения животных забивали методом декапитации. Семенники крыс фиксировали в 10 % нейтральном формалине, затем заливали в парафин и готовили гистологические срезы толщиной 6–7 мкм, которые окрашивали гематоксилин-эозином.

В каждом гистологическом срезе семенника подвергались анализу не менее 20 строго поперечно срезанных канальцев [1], в которых подсчитывали количество сперматогоний, используя увеличение 10×100.

Полученные данные обрабатывали статистически с использованием обеспечения «Statsoft (USA) Statistica» 6.0. Проверка гипотезы о нормальности распределения изучаемых количественных показателей проводилась с использованием критерия Шапиро-Уилка (W). Анализ различий между двумя независимыми группами по количественным показателям, распределение которых отличалось от нормального, проводили с использованием критерия Манн-Уитни (U). Анализ различий между двумя независимыми группами по количественным показателям, распределение которых было нормальным, после проведения тестов на равенство дисперсий Левена и Брауна-Форсайта проводили с использованием критерия Стьюдента (t). Параметры описательной статистики приведены в виде медианы и квартилей (Ме (Q1;Q2)). Нулевую гипотезу отклоняли при уровне статистической значимости р < 0,05.



Результаты и их обсуждения

Проведенные исследования показали, что у животных через 3 суток после облучения количество сперматогоний в извитых семенных канальцах снижается по сравнению с контрольными значениями. Оно составляет 37 (34,5; 40,5) против 62 (58; 70) в контроле. Различия статистически значимы (Р < 0,001).

Снижение количества сперматогоний в семенниках крыс после их однократного облучения сопровождается изменениями их морфологических характеристик. В некоторых клетках отмечаются литические изменения, приводящие к полной потере некоторыми сперматогониями ядерного аппарата. Большинство сперматогоний расположены изолированно, имеют не четкие границы, что свидетельствует о повреждении их межклеточных контактов, разобщении синцитиальных групп клеток.

Выводы

1. Облучение животных в дозе 0,5 Гр приводит к снижению численности сперматогоний в семенниках крыс спустя 3 суток с момента облучения.

2. Снижение количества сперматогоний сопровождается изменениями их морфологии.

3. Количественные и качественные изменения сперматогоний могут приводить к нарушению кариокинетического деления сперматогоний и угнетению процесса сперматогенеза спустя 3-е суток после облучения животных в дозе 0,5 Гр.



ЛИТЕРАТУРА

1. Ухов, Ю. И. Морфометрические методы в оценке функционального состояния семенников / Ю. И. Ухов, А. Ф. Астраханцев // Архив анатомии. — 1983. — Т. 84, № 3. — С. 66–72.

2. Hecker, W. Ch. Frűhbehandlung des Maldescensus Testis / W. Ch. Hecker, H. A. Heinz, W. Mengel // Dtsch. med. Wochenschr. — 1972. — Bd. 97. — S. 1325–1329.

3. Stȁdtler, F. Morphologische Untersuchungen zur normalen und gestȁrten prȁpuberalen Hodenentwicklung des Menschen / F. Stȁdtler, E. Mȁusle // Dtsch. Ges. Path. — 1971. — Bd. 55. — S. 166–172.



УДК 591.463.2:614.4:614.876

ЭНДОКРИННАЯ АКТИВНОСТЬ СЕМЕННИКОВ КРЫС

ПОД ВЛИЯНИЕ ИОНИЗИРУЮЩЕГО ИЗЛУЧЕНИЯ

Гребенчук Л. В., Костюченко И. О.

Научный руководитель: к. м. н., доцент кафедры гистологии,

цитологии и эмбриологии Е. К. Солодова

Учреждение образования

«Гомельский государственный медицинский университет»

г. Гомель, Республика Беларусь

Введение

Эндокринный аппарат семенников представлен соединительнотканными клетками Лейдига, расподоженными в рыхлой волокнистой соединительной ткани долек органа и эпителиальными клетками Сертоли, лежащими на базальной мембране в стенке извитых семенных канальцев (ИСК). Клетки Сертоли синтезируют андроген-связывающий белок, повышающий концентрацию вырабатываемого клетками Лейдига тестостерона в ИСК, где он оказывает влияние на процесс сперматогенеза.

По данным литературы облучение крыс в дозе 1,0 Гр оказывает негативное воздействие на эндокринный статус семенников животных [1], что может приводить к нарушению сперматогенеза и отражаться на воспроизводстве потомства.

Однако эндокринная активность семенников при однократном воздействии относительно малых доз облучения изучены не достаточно.



Цель исследования

Изучение эндокринной активности семенников крыс крыс спустя 3-е сут после их однократного внешнего гамма-облучения в дозе 0,5 Гр.



Материалы и методы исследования

Экспериментальное исследование проводили на беспородных половозрелых белых крысах-самцах, исходной массой 200–220 г. В опытной и контрольной группах было по 8 животных. Животные были подвергнуты однократному внешнему облучению на установке ИГУР в дозе 0,5 Гр. Через 3-е суток после облучения животных забивали методом декапитации. Семенники крыс фиксировали в 10 %-ном нейтральном формалине, затем заливали в парафин и готовили гистологические срезы толщиной 6–7 мкм, которые окрашивали гематоксилин-эозином.

В каждом гистологическом срезе семенника определяли эндокринную активность семенников через соотношение клеток Лейдига и клетки Сертоли. Подсчет производили в 10–12 полях зрения [2], используя увеличение 10×100.

Полученные данные обрабатывали статистически с использованием программы «Statistica» 6.0.



Результаты и их обсуждение

По литературным данным соотношение клеток Лейдига и клеток Сертоли в биоптатах у молодых мужчин составляет 0,39 [2].

Проведенные нами исследования показали, что у животных через 3-е суток после облучения, соотношение клеток Лейдига и клеток Сертоли составляет 1,00 против 0,75 в в контрольной группе.

Изменение соотношения клеток Лейдига и клеток Сертоли в экспериментальной группе связано со снижением количества клеток Сертоли в ИСК. По данному параметру между экспериментальной и контрольной группой были выявлены статистически значимые (F = 121,604; p < 0,001) различия: в экспериментальной группе медиана составила 8 против 12 в контроле.

По показателю количества клеток Лейдига между экспериментальной и контрольной группами не выявлено (F = 1,939; p < 0,05) статистически значимых различий, что указывает на более высокую резистентность клеток Лейдига к действию ионизирующего облучения: в экспериментальной группе медиана — 8, в группе контроля — 9.

Выводы

1. Облучение животных в дозе 0,5 Гр приводит к снижению численности клеток Сертоли спустя 3 суток с момента облучения, в результате чего изменяется соотношение между клетками Лейдига и клетками Сертоли.

2. Клетки Лейдига более резистентны к действию ионизирующего облучения в дозе 0,5 Гр.

3. Изменение соотношения клеток Лейдига и клеток Сертоли может оказывать негативное влияние на эндокринную активность семенников крыс.



ЛИТЕРАТУРА

1. Роль исходного состояния ткани коры надпочечников в последствиях действия внешнего облучения на ее структурно-функциональное состояние и андроген-рецепторное взаимодействие / Е. Ф. Конопля [и др.] // Радиационная биология. Радиоэкология. — 2005. — Т. 45. — № 1. — С. 46–50.

2. Heller, C. G. A method for the quantification of Leydig cells in man / C. G. Heller, M. F. Lalli, J. E. Pearson // J. Reprod. Ferst. — 1971. — Vol. 25. — P. 117–124.

УДК: 614.253.5 (470.323)

СОЦИАЛЬНО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

МЕДИЦИНСКИХ СЕСТЕР КУРСКОЙ ОБЛАСТИ

Грекова И. И.

Научный руководитель: д. м. н., профессор Г. А. Сидоров

Государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Курский государственный медицинский университет»



г. Курск, Российская Федерация

Введение

Сестринский персонал, составляющий самую многочисленную категорию работников медицины рассматривается как ценный ресурс здравоохранения для оказания доступной медицинской помощи населению [1]. В связи с этим следует отметить, что результативность трудовой деятельности специалистов сестринского дела во многом определяются социально-гигиенические факторами, изучение которых является достаточно актуальным.



Цель исследования

Анализ и оценка социально-гигиенической характеристики медицинских сестер Курской области.



Материал и методы исследования

Исследование проводилось методом социологического опроса. Специальные анкеты включали сформулированный вопрос и готовые ответы. Респондентам предлагалось выбрать один или несколько ответов. Обработка результатов проводилась с использованием методики Стьюдента с определением показателей репрезентативности [2]. В опросе приняли участие 733 медицинских сестры.



Результаты исследования и их обсуждение

При изучении возрастных показателей установлено, что наибольше количество специалистов сестринского дела (57,3 ± 1,6 %) имеют возраст от 35 до 45 лет. Относительно немного лиц старше 55 лет (14 ± 1,2 %), и значительное количество молодежи в возрасте от 25 до 36 лет (26,8 ± 1,6). При исследовании семейного положения установлено, что замужем среди респондентов 66±1,7%, в разводе состоят 15±1,3%, не состоят в браке 12 ± 1,2 и 7 ± 0,9 % вдов. Среди опрошенных только у 14 ± 1,2% нет детей. Имеют 1 ребенка 45 ± 1,8 % специалистов, 2 детей 38 ± 1,7 % и 3 детей и более 3 ± 0,6 %. Что касается жилищных условий, то медицинские сестры проживают преимущественно в собственных квартирах. На это указали 56,5 ± 1,8 опрошенных. Частное домовладение имеют 32,6 ± 1,7специалистов, живет в общежитии — 3 ± 0,6 %, у родственников — 4,1 ± 0,7 % и снимает жилье 3,8 ± 0,7 % респондентов. Что касается проведения досуга, то 63,2 ± 1,7 % медицинских сестер отдает предпочтение занятию домашними делами. Однако многие предпочитают посвящать свободное время активным видам отдыха, причем 6 ± 0,7 % предпочитают занятия в фитнесс-клубах, бассейнах, 20 ± 1,4 % прогулками на природе, а 26 ± 1,6 % работу на дачном участке. Значительное количество опрошенных связывают проведение досуга с просмотром телепередач и чтением книг, журналов, газет. На это указали 28 ± 1,6 и 25 ± 1,5 % респондентов, соответственно, и 4 ± 0,7 % затруднились с ответом. При изучении наличия вредных привычек установлено, что у 53 ± 1,8 % медицинских сестер их нет. Только 10 ± 1,1 % отметили, что курят, остальные избавлены от указанной зависимости. Что касается алкоголя, то часто его никто не употребляет, а по праздничным дням в умеренных количествах 33 ± 1,7 % респондентов. Ни одна из медицинских сестер не указала на то, что когда-либо употребляла наркотики. Затруднились с ответом по вопросу о вредных привычках 5 ± 0,8 % опрошенных. Однако, медсестринскую социальную группу нельзя назвать здоровой. Так только 23±1,5 % специалистов считают себя практически здоровыми. Имеют одно хроническое заболевание 32±1,7 % опрошенных, два хронических заболевания 23 ± 1,5 %, три хронических заболевания 18 ± 1,9 % и группу инвалидности 4 ± 0,7 % медицинских сестер. Не лучшим образом сказывается на здоровье и график производственной деятельности медицинских сестер. Среди опрошенных большинство работают ежедневно, остальные медицинские сестры трудятся посменно, причем 13± 1,2 % опрошенных работает по схеме — сутки через двое, а 12 ± 1,2 % сутки через трое, и у значительного количества специалистов смешанный график работы, на это указали 6 ± 0,7 % респондентов. Что касается материального положения медицинских сестер, то только 2 ± 0,5 % заявили, что ни в чем не нуждаются. К указанной группе можно отнести и лиц, ответивших, что на приличное существование денег им хватает. Такой ответ получен в 13 ± 1,2 % случаев. Однако в подавляющем большинстве опрошенные заявили, что очень часто денег не хватает, а 18 ± 1,9 % специалистов отнесли себя к категории всегда остро нуждающихся. Затруднились с ответом 7 ± 0,7 % опрошенных. Что касается уровня образования медицинских сестер, то в основном это среднее медицинское образование, полученное в медицинском колледже (училище)) (88 ± 1,8 %). Однако следует отметить, что значительное количество средних медработников имеет кроме среднего медицинского образования еще и высшее, как профильное (ВСО), так и немедицинское. Высшее медицинское образование имеют 2,6 ± 0,5 % респондентов, высшее немедицинское образование 4,8 ± 0,8 %. Вместе с ВСО новой формой образования стал повышенный уровень среднего медицинского образования, которое получают в колледже по очно-заочной форме в течение полутора лет. Подобную форму образования имеют 4,6 ± 0,7 % медицинских сестер.

Выводы

1. Среди медицинских сестер преобладают лица в возрасте от 35 до 45 лет, по семейному положению состоящие в браке, имеющие одного и более детей. В основном, медицинские сестры имеют удовлетворительные жилищные условия.


2. До трети медицинских сестер связывают проведение досуга с активными видами деятельности, однако, большинство посвящающие свободное время, в большей степени, ведению домашнего хозяйства.

3. В основном медицинские сестры не имеют вредных привычек, в то же время большинство медсестер страдает хроническими заболеваниями.

4. Медсестринская социальная группа материально защищена слабо. Подавляющее количество медицинских сестер постоянно испытывают недостаток средств.

5. В основном, уровень образования медицинских сестер — среднее профессиональной образование с наметившейся тенденцией получения повышенного уровня, высшего сестринского образования (ВСО) и высшего немедицинского образования.



ЛИТЕРАТУРА

  1. Каспрук, Л. И. Роль среднего профессионального медицинского образования в здравоохранении Оренбургской области / Л. И. Каспрук // Здравоохранение. — 2008. — № 3. — С. 43–48

  2. Лисицын, Ю. П. Общественное здоровье и здравоохранение: учебник / Ю. П. Лисицын. — 2-е изд. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. — 512 с.

УДК 611.447

НОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОКОЛОЩИТОВИЖНЫХ ЖЕЛЕЗ

ПРИ ИЗУЧЕНИИ ИХ ВАРИАНТНОЙ АНАТОМИИ

Гречишкина В. И., Овчинников К. А., Масленников В. В.

Научные руководители: д. м. н., профессор А. В. Черных,

д. м. н. Ю. В. Малеев, аспирант А. Н. Шевцов

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Воронежская государственная медицинская академия им. Н. Н. Бурденко»

г. Воронеж, Российская Федерация

Введение

Исключение осложнений, облегчение течения послеоперационного периода и улучшение качества жизни пациента в эндокринной хирургии возможно за счет оптимизации выполнения оперативных вмешательств на щитовидной железе (ЩЖ) и околощитовидных железах (ОЩЖ) путем предоперационного определения локализации ОЩЖ. Однако, до настоящего времени вопрос о точной топографии, а также влиянии на нее антропометрических показателей и конституциональных особенностей ОЩЖ остается открытым.



Цель исследования

Выявление особенностей вариантной и типовой анатомии ОЩЖ в условиях нормы у лиц разного пола и возраста с использованием морфологических методик.



Материалы и методы исследования

Изучение топографии ОЩЖ выполнено на 220 органокомплексах шеи по специально разработанной методике (Пат. № 2119297 1Ш). С целью определения форм и топографии ОЩЖ определялись их максимальные размеры: длина, ширина, толщина. При изучении особенностей топографии ОЩЖ по отношению к боковым долям ЩЖ выделялись зоны расположения ОЩЖ по А. Alveryd (1968).



Результаты и их обсуждение

В 92,7 % наблюдений выявлено от 2 до 7 ОЩЖ. В двух случаях (у лиц мужского пола) ОЩЖ обнаружены не были. На большинстве обследованных органокомплексов шеи обнаружено 5 или 4 ОЩЖ, что составляет соответственно 23,2 и 20,9 % от общего числа наблюдений. В 16,4 % случаев отмечено 3 ОЩЖ и в 15,9 % наблюдений — 6.

Половых различий в количестве ОЩЖ и в расположении их по отношению к срединной линии выявлено не было.

Размеры желез статистически не различались у лиц противоположного пола и варьировались в следующих пределах: длина — 0,70 ± 0,01 см (0,2–1,4 см), ширина —0,42 ± 0,01 см (0,15–1,1 см) и толщина — 0,29 ± 0,01 см (0,1–0,75 см). Статистически достоверно доказано отсутствие различий линейных размеров правых и левых ОЩЖ, находящихся на одном горизонтальном уровне.

На основании соотношения длины (у), ширины (х) и толщины (z) ОЩЖ выделены следующие, условно принятые, варианты форм ОЩЖ: округлая (шарообразная), продолговатая, плоская, широко-удлиненная и укороченная.

Принятая в данной работе классификация ОЩЖ по их условной форме позволила указать область наибольшей вероятности нахождения желез.

Крайние (минимальные, максимальные) и средние значения размеров ОЩЖ (таблица 1), полученные в собственных исследованиях, равно как и предлагаемая новая классификация ОЩЖ по формам, значительно дополняют данные предыдущих исследователей.

Таблица 1 — Линейные размеры ОЩЖ (n = 1049) при различных формах (см)



п.п.


Форма ОЩЖ (n=1049)

Статистические

показатели



Длина (у)

Ширина (х)

Толщина (z)

1

Округлая (n = 248)

Мин. - макс.

0,20-0,75

0,20-0,75

0,20-0,75

М ± м

0,41 ± 0,01

0,41 ± 0,01

0,41 ± 0,01

2

Продолговатая (n = 708)

Мин. - макс.

0,30-1,40

0,10-1,10

0,10-0,60

М ± м

0,83 ± 0,01

0,42 ± 0,01

0,25 ± 0,05

2.1.

Продолговато-округлая (n = 151)

Мин. - макс.

0,30-1,40

0,20-1,10

0,10-0,60

М ± м

0,70 ± 0,02

0,51 ± 0,01

0,27 ± 0,01

2.2.

Продолговато-овальные (n = 278)

Мин. - макс.

0,40-1,40

0,20-0,80

0,10-0,60

М ± м

0,80 ± 0,01

0,44 ± 0,01

0,26 ± 0,01

2.3.

Продолговато-веретенообразная (n = 215)

Мин. -макс.

0,40-1,40

0,15-0,70

0,10-0,40

М ± м

0,96 ± 0,02

0,35 ± 0,01

0,22 ± 0,01

2.4.

Продолговато-утолщенная (n - 20)

Мин. - макс.

0,50-1,20

0,20-0,50

0,30-0,60

М ± м

0,77 ± 0,04

0,31 ± 0,02

0,4 ± 0,02

2.5.

Продолговато-правильная (n = 64)

Мин. - макс.

0,30-1,70

0,15-0,40

0,15-0,40

М ± м

0,75 ± 0,03

0,29 ± 0,01

0,29 ± 0,01

3

Плоская (n = 67)

Мин. - макс.

0,30-1,00

0,30-1,00

0,10-0,40

М ± м

0,55 ± 0,02

0,55 ± 0,02

0,21 ± 0,01

4

Широко-удлиненная (n = 4)

Мин. - макс.

0,30-0,55

0,40-0,80

0,20-0,35

М ± м

0,39 ± 0,06

0,53 ± 0,09

0,24 ± 0,04

5

Укороченная (n = 2)

Мин. - макс.

0,10-0,10

0,15-0,30

0,20-0,25

М ± м

0,1 ± 0

0,23 ± 0,08

0,23 ± 0,03

Результаты изучения расположения ОЩЖ относительно боковых долей ЩЖ на вышеуказанных 9 уровнях (5 зон по А. Аlveryd и 4 «уточненные» зоны) показали, что, независимо от пола и стороны тела, число ОЩЖ увеличивается в направлении от верхнего полюса боковой доли ЩЖ к нижнему, причем максимальное количество ОЩЖ отмечается на уровне нижней трети боковой доли ЩЖ (зона 4) и ниже (зона 5).

ОЩЖ, находящиеся у противоположных боковых долей ЩЖ на одном горизонтальном уровне, в большинстве наблюдений (69,1 % случаев) имеют одинаковую форму.

На уровне высоты боковых долей ЩЖ (зоны со 2-й по 4-ю) и выше (зоны 1, 1–2), как справа, так и слева, ОЩЖ располагаются на одинаковом расстоянии от срединной линии, а ниже боковой доли ЩЖ (зоны 4–5, 5) это расстояние больше.



Выводы

1. Детально изучено количество ОЩЖ, частота их обнаружения у лиц противоположного пола, ориентация по отношению к ткани ЩЖ и плоскостям тела.

2. Принятая в данной работе классификация ОЩЖ по условным формам позволила указать область наибольшей вероятности их нахождения.

3. Установлено, что у лиц обоего пола ОЩЖ, чаще всего, располагаются на уровне нижней трети ЩЖ и ниже.

4. Выявлено, что ОЩЖ, находящиеся в контрлатеральных позициях, чаще всего имеют одинаковую форму и равноудалены от срединной линии, причем, чем ниже находятся ОЩЖ по отношению к высоте боковых долей ЩЖ, тем их удаление от срединной линии больше.

5. Представленные данные по особенностям топографии различных форм ОЩЖ могут быть использованы для предупреждения диагностических ошибок и снижения риска развития послеоперационного гипопаратирсоза.



ЛИТЕРАТУРА

1. Первичный гиперпаратериоз / А. П. Калинин [и др.] — Бишкек: Илим, 1992. — 242 с.

2. Романчишен, А. Ф. Хирургия щитовидных и околощитовидных желез / А. Ф. Романчишен. — СПб, 2009. — 647 с.

3. Ayala, L. A. Anatomy and physiology of the parathyroids: a practical discussion for surgeons / L. A. Ayala // World J. Surg. — 1977. — Vо1. 16. — Р. 691–699.

4. Пропп, Р. М. Клиника и лечение злокачественных опухолей щитовидной железы / Р. М. Пропп. — М., 1966. — 164 с.

5. Вlооd supply of the parathyroid gland from the superior thyroid Artery / M. Nobori [еt аl.] // Surgery. — 1994. — Vоl. 115, № 4. — Р. 417–423.



УДК 613.165.6

РИСК РАЗВИТИЯ ОНКОПАТОЛОГИИ КОЖИ

ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ УЛЬТРАФИОЛЕТОВОГО ИЗЛУЧЕНИЯ

Гриб Т. В., Феськова Н. А.

Научный руководитель: к. м. н., доцент Н. В. Карташева

Учреждение образования

«Гомельский государственный медицинский университет»

г. Гомель, Беларусь
Ультрафиолетовые (УФ) излучения являются естественным экологическим фактором внешней среды. Эффект их воздействия на кожу зависит от длинны волн и суммарной дозы. Различают три этапа фотохимических процессов: возбужденное состояние, первичные фотохимические реакции, образование устойчивых фотохимических продуктов. Основные эффекты воздействия УФ излучений: эритемное, бактерицидное и образование витамина Д из кожного провитамина. Эритемное действие заключается в эффекте местной реакции, рефлекторном действии с образованием физиологически активных веществ. УФ А лучи ограничивают действие УФ B и C излучений и они рассматриваются как онкоэффекторы. За последние 10 лет количество ежегодно регистрируемых новых случаев существенно возросло: с 33 до 42 тыс. На диспансерном учете, по поводу онкопатологии, в 2010 г. состоял каждый 40-й житель Беларуси. У мужчин главенствует рак легкого, кожи, предстательной железы, желудка, кишечника и почки. У женщин — кожи, молочной железы, толстого кишечника, тела матки и щитовидной железы. В нашей стране злокачественные новообразования занимают 2-е место после заболеваний сердечнососудистой системы по уровню смертности. Однако 80 % всех злокачественных опухолей можно предотвратить, если знать их причины. Одна из характерных особенностей эффектов УФ излучения на клеточном уровне — их высокая обратимость. Подвергая облученные клетки воздействию некоторых агентов или факторов, можно существенно повысит их выживаемость, уменьшить число индуцированных мутации, сократить период задержки деления и т. д. Возможность обращения эффектов УФ облучения означает, что повреждения, вызванные им, не фиксируются немедленно, а являются в известном смысле потенциальными и могут быть репарированы клеткой. Общее УФ облучение в медицине применяется: для повышения сопротивляемости организма к различным инфекциям, в том числе гриппозной, для закаливания; для профилактики и лечения рахита у детей, беременных и кормящих женщин; для лечения распространенных гнойничковых заболеваний кожи и подкожной клетчатки; для стимуляции гемопоэза; для компенсации УФ (солнечной) недостаточности. Местное УФ облучение имеет более широкий круг показаний и применяется: в терапии (для лечения артритов различной этиологии, воспалительных заболеваний органов дыхания, бронхиальной астмы),в хирургии (для лечения гнойных язв и ран, пролежней, ожогов и отморожений, гнойно-воспалительных поражений кожи и подкожной клетчатки, маститов), в стоматологии (для лечения афтозных стоматитов, пародонтоза, гингивитов), а также в неврологии, лор-практике, гинекологии, педиатрии, дерматологии [1, 2, 3].

Цель

Изучить и оценить риск развития онкопатологии кожи под воздействием УФ излучений.



Материалы и методы исследования

Под наблюдением находились 52 студента медицинского вуза и 40 старшеклассников среднеобразовательных школ г. Ветка. По общепринятой анкете собраны данные для определения типа чувствительности кожи и оценки риска развития ее онкопатологии.



Результаты и их обсуждение

В тесте на определении типа чувствительности кожи к УФ излучениям приняло участие 92 респондента. Студенты и старшеклассники ответили на 10 вопросов, с готовыми вариантами ответов. Каждый вариант ответа оценивался определенным количеством баллов. Полученные результаты опроса распределены по типам чувствительности кожи к УФ излучениям и рассчитаны экстенсивные показатели (таблица 1).

Таблица 1 — Распределение респондентов по типу чувствительности кожи к УФ излучениям


Тип чувствительности

кожи к УФ лучам



Число респондентов

студенты

старшеклассники

абсолютное

число


экстенсивный

показатель, %



абсолютное

число


экстенсивный

показатель, %



I

2

4

1

2,5

Пограничный — 1,5

0

0

2

5

II

7

13

7

17,5

Пограничный — 2,5

7

13

2

5

III

31

60

24

60

Пограничный — 3,5

3

6

0

0

IV

2

4

4

10

Всего

52

100

40

100

По результатам анкетирования определено, что как среди студентов, так и среди старшеклассников, самым распространенным является III тип чувствительности кожи к УФ-излучениям.

В тесте на оценку риска развития рака кожи приняло участие 92 респондента. Студенты и старшеклассники ответили на 7 вопросов с готовыми вариантами ответов. Каждый вариант ответа оценивался определенным количеством баллов. Полученные результаты опроса распределены по риску развития рака кожи под действием УФ лучей и рассчитаны экстенсивные показатели (таблица 2).

Таблица 2 — Распределение респондентов по риску развития онкопатологии кожи



Риск развития

рака кожи



Число респондентов

студенты

старшеклассники

абсолютное

число


экстенсивный

показатель, %



абсолютное

число


экстенсивный

показатель, %



Ниже среднего

8

15

6

15

Средний

41

79

30

75

Высокий

3

6

4

10

Очень высокий

0

0

0

0

Всего

52

100

40

100

По результатам анкетирования определено, что большинство опрошенных имеют среднюю степень риска развития онкопатологии кожи.

Вывод

Самый распространенный тип чувствительности кожи к УФ излучениям — третий. Риск развития онкопатологии кожи с таким типом кожи оценен как средний.



ЛИТЕРАТУРА

1. Суконко, О. Бесконтактная онкопрофилактика / О. Суконко // Медицинский вестник. — 2011. — № 45. — С. 6.

2. Ультрафиолетовое излучение (биологическое действие и гигиеническое значение) / под ред. Н. М. Данцига. — М., Медицина, 1966. — С. 380.

3. Самойлова, К. А. Действие ультрафиолетовой радиации на клетку / К. А. Самойлова // Наука. — Л., 1964. — С. 26–27.



<< предыдущая страница   следующая страница >>