Министерство здравоохранения республики беларусь - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Министерство здравоохранения республики беларусь 2 508.94kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 12 4268.63kb.
Министерство промышленности Республики Беларусь представляет перечень 2 512kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 1 154.07kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 15 5067.18kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь гу «клецкий районный... 1 21.52kb.
Государственный комитет по науке и технологиям республики беларусь 1 330.4kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 1 21.94kb.
Согласие на предоставление Национальным банком Республики Беларусь... 1 11.8kb.
Статья 57 Конституции Республики Беларусь Основного Закона страны 1 71.24kb.
Научно-практическая конференция «Актуальные вопросы акушерства, гинекологии... 1 88.21kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь 15 5067.18kb.
- 4 1234.94kb.
Министерство здравоохранения республики беларусь - страница №12/14


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Болезни щитовидной железы / под ред. Л. И. Браверманна; пер. с англ. — М.: Медицина, 2000. — 432 с.

2. Татарчук, Т. Ф. Тиреоидный гомеостаз и дисгормональные нарушения репродуктивной системы женщины / Т. Ф. Татарчук, Н. В. Косей, А. О. Исламова // Эндокрин. гинекология. — Киев: Заповiт, 2003. — С. 200–216.

3. Ильин, А. Б. Диагностика и лечение доброкачественных заболеваний молочных желез у женщин: метод. рекомендации / А. Б. Ильин, Ю. В. Цвелев, В. Г. Абашин. — СПб., 2005.

4. Guray, M. Benign breast diseases: classification, diagnosis, and management / M. Guray, A. A. Sahin // Oncologist. — 2006. — Vol. 11. — P. 435–449.

5. Гилязутдинов, И. А. Дисгормональные заболевания молочных желез / И. А Гилязутдинов, Г. В. Хамитова // Маммология. — 1998. — № 4. — С. 15–19.

6. Летягин, В. П. Мастопатия / В. П. Летягин // Рус. мед. журн. — 2000. — Т. 8, № 11. — С. 32–38.

7. Репродуктивная эндокринология: В 2 т. / под ред. С. С. К. Йена, Р. Б. Джаффе; пер. с англ. — М.: Медицина, 1998. — 704 с.

8. Татарчук, Т. Ф. Дисгормональные заболевания молчных желез в практике гинеколога-эндокринолога / Т. Ф. Татарчук, О. А. Ефименко, Н. В. Рось // Эндокрин. гинекология. — Киев: Заповiт, 2003. — С. 147–180.

9. Макаренко, Н. П. Мастопатия: лекция / Н. П. Макаренко // Рус. мед. журн. — 1999. — Т. 7, № 10.

10. Оммянская, А. И. Дифференциальная диагностика и лечебная тактика при дисгормональной гиперплазии молочной железы / А. И. Оммянская // Маммология. — 1993. — № 2. — С. 22–23.

11. Dupont, W. P. Risk factors for breast cancer in women with proliferative breast disease / W. P. Dupont, D. L. Page // N. Engl. J. Med. — 1997. — № 312. — Р. 146–451.

12. Гилязутдинов, И. А. Доброкачественные опухоли молочных желез / И. А. Гилязутдинов // Маммология. — 1999. — № 2. — С. 4–7.

13. Гилязутдинов, И. А. Опухоли гормонально-зависимых и гормонопродуцирующих органов / И. А. Гилязутдинов, Р. Ш. Хасанов. — М.: МЕДпресс-информ, 2004. — 464 с.

14. Дильман, В. М. Эндокринологическая онкология: рук-во для врачей / В. М. Дильман. — 2-е изд., перераб. и доп. — Л.: Медицина, 1983. — 408 с.

15. Серов, В. Н. Практическое руководство по гинекологической эндокринологии / В. Н.Серов, В. Н. Прилепская, В. Н. Пшеничникова. — М.: Русфармамед, 1995. — 457 с.

16. Шихман, С. М. Сецернирующие молочные железы и галакторея / С. М. Шихман, С. Д. Яворская, Т. Л. Гонопольская. — Барнаул, 2001.

17. Hormonal therapy in oncologic treatment: pathogenic hypotheses and interactions between thyroid and breast pathologies / D. Parmeggiani et al. // Tumori. — 2003. — Vol. 89, № 4. — P. 215–219.

18. Smyth, P. P. Role of iodine in antioxidant defence in thyroid and breast disease / P. P. Smyth // Biofactors. — 2003. — № 19 (3–4). — Р. 121–130.

19. Ахмедова, Ш. А. Мастопатия у женщин с тиреотоксикозом // Диагностика и лечение узлового зоба: матер. III Всерос. тиреоидологического конгресса / Ш. А. Ахмедова, Т. Х.-М. Хашаева, С. А. Абусуев. — М., 2004. — С. 83.

20. Патология щитовидной железы как один из факторов развития мастопатии / Е. Б. Кравец [и др.] // Бюллетень сибирской медицины. — 2004. — № 1. — С. 110–115.

21. Garcia-Solis, P. 5'Deiodinase in two breast cancer cell lines: effect of triiodothyronine, isoproterenol and retinmcoids / P. Garcia-Solis, C. Aceves // Mol. Cell. Endocrinol. — 2003. — Vol. 28, № 201 (1–2). — Р. 25–31.



Поступила 06.06.2011

УДК 616.717-089.22:615.477.33

ДИНАМИЧЕСКАЯ ФИКСАЦИЯ ВЕРХНЕЙ КОНЕЧНОСТИ

ШИНОЙ ДЛЯ ПЛЕЧЕВОГО СУСТАВА С ИЗМЕНЯЮЩИМСЯ УГЛОМ ОТВЕДЕНИЯ

Г. В. Дивович

Гомельский государственный медицинский университет

Повреждения плечевого сустава и их последствия являются распространенной патологией при травмах, так как встречаются у 1/5 части населения. Традиционные методы лечения включают определенный срок жесткой иммобилизации и последующую длительную реабилитацию. В работе предлагается использование динамической шины для плечевого сустава в качестве средства фиксации верхней конечности. Работа направлена на изучение результатов лечения пациентов с различными травмами области плечевого сустава при применении предлагаемого изделия. Динамическая шина для плечевого сустава позволяет начать движения в плечевом суставе уже в период обездвиживания, что существенно ускоряет процесс восстановления функции верхней конечности. Использование шины предложено в качестве инновационного метода реабилитации пациентов с повреждениями плечевого сустава.



Ключевые слова: повреждения плечевого сустава, иммобилизация, реабилитация.

DYNAMIC SPLINT FIXATION OF UPPER LIMB

FOR SHOULDER JOINT WITH ADJUSTABLE ANGLE ABDUCTION

G. V. Divovich

Gomel State Medical University

The shoulder joint injuries their complications are prevalent trauma pathology, as it is observed in one fifth of the population. The traditional treatment methods include a fixed term of rigid immobilization and subsequent long-term rehabilitation. The article proposes the use of a dynamic splint for shoulder joint as a means of fixing the upper extremity. The work is aimed at studying the results of the treatment of patients with different shoulder joint injuries in the application of the proposed product. The dynamic splint for shoulder joint makes the shoulder joint move already in the period of immobilization, which considerably speeds up the restoration process in the upper extremity function. The using of the splint was proposed as an innovative method for the rehabilitation of the patients with shoulder joint injuries.



Key words: shoulder joint injuries, immobilization, rehabilitation.



Введение

Традиционный способ иммобилизации руки при травмах надплечья, плечевого сустава гипсовыми повязками предполагает длительную жесткую фиксацию в течение 4–6 недель [1, 3]. При этом пациент может осуществлять только изометрические упражнения для мышц верхней конечности. В последующем восстановление активных полноценных движений в суставах руки происходит путем длительного реабилитационного лечения. В работах по реабилитации после повреждений руки основное внимание уделяется комплексам упражнений для суставов верхней конечности [10]. Однако при современном подходе к проблеме ряд авторов на фоне классических методик лечебной физической культуры (ЛФК) заостряет внимание на применении аппаратных тренажеров типа Gyrotonic® и АРТРОМОТ [2].

Разработки Белорусского государственного университета физической культуры с Белорусским государственным медицинским университетом включают использование методик мануальной терапии контрактур плечевого сустава на стационарном этапе медицинской реабилитации [4].

Следует отметить, что в реабилитационном процессе наиболее важным является проведение пассивно-активных движений в плечевом суставе до окончания сроков иммобилизации, что невозможно при использовании жестких повязок. О. Н. Миленин и В. В. Арьков указывают на необходимость иммобилизации руки на 3–6 недель в специальной шине в положении отведения и наружной ротации после оперативного лечения разрыва суставной губы [5]. При этом несколько раз в день шину можно снимать для выполнения ЛФК в период иммобилизации.

Для плечевого пояса и плеча разработано множество повязок и приспособлений. В настоящее время в медицинской практике широко применяются повязки Дезо, Вельпо, гипсово-шинные, шарнирные и функциональные приспособления, вытягивающие шины и аппараты типа Holz, Шеде, ЦИТО, Artroswing, Artromot и др. [1, 3].

Сегодня ставится вопрос об альтернативе гипсовым повязкам, например, применении поддерживающих и укрепляющих аппаратов, отводящих функциональных шин и бандажей. Эти инновационные методы реабилитации получили название «продолженное пассивное действие» — CPM-терапия (Continuous Passive Motion). Суть метода сводится к разработке посредством «пассивного действия» — движения, совершаемого с помощью специального аппарата и не требующего активного сокращения околосуставных мышц. Этот метод позволяет сохранить травмированный сустав подвижным, не заставляя ощущать боль и дискомфорт [6, 8, 9].

Большой популярностью во всем мире пользуется немецкая ортопедическая продукция: шины и бандажи ARTROMAXX, SAS, SAK, medi SLK, фиксаторы и повязки ORLETT, подушки OPTIO MEDI, туторы ORTEX и др. [7, 11].

Альтернативой жестким повязкам является предлагаемая нами пневматическая шина (патентная заявка на полезную модель BY № 7311 от 19.11.2010 г. «Шина для плечевого сустава»), разработанная коллективом сотрудников кафедры травматологии, ортопедии и ВПХ, кафедры неврологии и нейрохирургии с курсом медицинской реабилитации УО «Гомельский государственный медицинский университет» и ГУ«РНПЦ радиационной медицины и экологии человека». Шина состоит из поролоновой и надувной подушек, лямок для крепления, резиновой груши от сфигмометра и шланга (рисунок 1). Отличительной особенностью шины является принцип динамической иммобилизации руки с изменяющимся углом отведения в плечевом суставе от 30 до 90° за счет надувания пневматической подушки. Это способствует разгрузке сустава, предупреждению образования спаек в околоплечевых пространствах. Подкачку надувной подушки пациент осуществляет самостоятельно несколько раз в день кистью пострадавшей или здоровой конечности при помощи резиновой груши от сфигмометра, что позволяет сразу с момента иммобилизации включить кисть в процесс реабилитации. При этом выполняются пассивные движения в плечевом суставе, изометрические и идеомоторные напряжения мышц руки под различными углами отведения в плечевом суставе.






Рисунок 1 — Устройство шины для плечевого сустава:

1 — поролоновая подушка; 2 — лямки для туловища; 3 — надувная подушка в нерабочем состоянии;

4 — надувная подушка в рабочем состоянии; 5 — груша от сфигмометра



Цель работы

Оценка эффективности использования динамической шины с изменяющимся углом отведения в плечевом суставе как средства фиксации верхней конечности при травмах надплечья и плеча.



Материалы и методы

Изделие использовалось при лечении 8 пациентов (основная группа ― ОГ) с различными травмами плечевого сустава: перелом хирургической шейки плеча после остеосинтеза; оскольчатый перелом анатомической шейки плеча после остеосинтеза; застарелые переломо-вывихи плеча после открытого вправления; перелом хирургической шейки плеча без смещения; перелом большого бугра плечевой кости без смещения; застарелые разрывы вращательной манжеты плеча после реинсерции; импиджмент-синдром вращательной манжеты при консервативном лечении (таблица 1).



Таблица 1 ― Структура патологии

Нозологические формы

Количество пациентов

Застарелый разрыв вращательной манжеты плеча

2

Оскольчатый перелом анатомической шейки плеча

2

Застарелые переломо-вывихи плеча

1

Перелом большого бугра плечевой кости

1

Перелом хирургической шейки плеча

1

Импиджмент-синдром вращательной манжеты плеча

1



В послеоперационном периоде и при консервативном лечении повреждений шина использовалась по методике CPM-терапии с целью раннего начала реабилитационных мероприятий без использования жестких гипсовых повязок и более быстрой трансформации пассивных движений в плечевом суставе в активные.

Ближайшие результаты во время лечения основной группы отслеживались у всех пациентов, отдаленные через 4–6 месяцев ― у 6.

Для сравнения результатов лечения были сформированы 2 контрольные группы из 5 пациентов каждая. В 1 контрольную группу (КГ-1) включены пациенты, лечившиеся при травмах плечевого сустава традиционными гипсовыми повязками (Дезо или лонгетами). Во 2 контрольную группу (КГ-2) ― пациенты, при лечении которых использовались отводящие шины с фиксированным малым (25–30°) углом отведения.

В период лечения пациентов в хирургическом стационаре (лечебно-восстановительный период 12–14 дней) работа с шиной проводилась по схеме раннего посттравматического (послеоперационного) периода. Последующие 28–30 дней (ранний реабилитационный период) пациенты лечились в амбулаторно-поликлинических условиях и работали с изделием в более интенсивном режиме по методике стационарного периода.



Результаты и обсуждение

Сразу после окончания периода фиксации исследована возможность пассивного и активного отведения в плечевом суставе. Функция кисти пораженной конечности в основной группе была восстановлена полностью, в КГ-1 была умеренно ограничена, в КГ-2 ― несколько ограничена.

Результаты лечения ОГ представлены в таблице 2.


Таблица 2 ― Амплитуда пассивного и активного отведения в плечевом суставе после окончания периода фиксации у пациентов ОГ

Нозологические формы

Отведение в плечевом суставе (в градусах)

пассивное

активное

Перелом хирургической шейки плеча

100

60

Перелом анатомической шейки плеча

70

45

Застарелые переломо-вывихи плеча

75

35

Перелом большого бугра плечевой кости

90

40

Старый разрыв вращательной манжеты плеча

75

45

Импиджмент-синдром вращательной манжеты плеча

180

120



Как следует из таблицы 2, наилучшее пассивное отведение в плечевом суставе (до 180°) достигнуто при импиджмент-синдроме вращательной манжеты плеча. После внесуставных переломов пассивное отведение составляло 90–100°, при внутрисуставных повреждениях ― 70–75°. У всех пациентов этой группы к моменту завершения иммобилизационного периода появилось активное отведение в плечевом суставе от 35 до 60° в отличие от результатов в контрольных группах.

Результаты применения традиционных методов иммобилизации (гипсовые повязки) приведены в таблице 3.



Таблица 3 ― Амплитуда пассивного и активного отведения в плечевом суставе после окончания периода фиксации у пациентов КГ-1

Нозологические формы

Отведение в плечевом суставе (в градусах)

пассивное

активное

Перелом хирургической шейки плеча

45

20

Перелом анатомической шейки плеча

30

15

Переломо-вывихи плеча

30

15

Застарелый вывих плеча

40

15



Результаты лечения пациентов этой группы значительно уступали по показателям: объем пассивного (до 45°) и активного (до 20°) отведения плеча при внесуставных повреждениях, при внутрисуставных поражениях пассивное отведение не превысило 45°, а активное отведение пациенты осуществляли в пределах качательных движений (15°). Мышцы надплечья, плеча, предплечья у пациентов были гипотрофичными, функция схвата и удержания предметов кистью была нарушена в значительной степени у большинства исследуемых.

Несколько лучшие результаты получены у пациентов, при лечении которых применялись отводящие шины и подушки с фиксированным углом отведения (таблица 4).



Таблица 4 ― Амплитуда пассивного и активного отведения в плечевом суставе после окончания периода фиксации у пациентов КГ-2

Нозологические формы

Отведение в плечевом суставе (в градусах)

пассивное

активное

Перелом хирургической шейки плеча

80

30

Перелом анатомической шейки плеча

60

25

Перелом большого бугра плечевой кости

70

30

Старый разрыв вращательной манжеты плеча

75

30



Данные восстановления функции плечевого сустава таблицы 4 свидетельствуют, что лучшие результаты пассивного (до 80°) и активного (до 30°) отведения в плечевом суставе в КГ-2 имелись при переломе хирургической шейки плеча. Результаты при внутрисуставных повреждениях выглядели соответственно: пассивное отведение от 60 до 75°, активное ― 25–30°. Функции предплечья и кисти пациентов этой группы были ограничены в меньшей степени, чем в КГ-1.

В дальнейшем 6 пациентов основной группы и по 3 пациента из контрольных групп прошли курс лечения на базе реабилитационного стационара УЗ «Гомельский клинический госпиталь инвалидов Отечественной войны» в течение 18–21 дня, где в комплекс восстановительного лечения включалась ЛФК, механотерапия и физические методы реабилитации. Следует подчеркнуть, что пациентам ОГ шина не использовалась, так как их «стартовый» потенциал значительно превышал возможности пациентов контрольных групп, у которых она применялась для поддержания результатов ЛФК.

Результаты после курса медицинской реабилитации в условиях стационара у пациентов основной группы представлены в таблице 5.


Таблица 5 ― Амплитуда пассивного и активного отведения в плечевом суставе пациентов основной группы после медицинской реабилитации в стационаре

Нозологические формы

Отведение в плечевом суставе (в градусах)

пассивное

активное

Перелом хирургической шейки плеча

140

120

Перелом анатомической шейки плеча

120

90

Застарелые переломо-вывихи плеча

125

85

Перелом большого бугра плечевой кости

150

120

Старый разрыв вращательной манжеты плеча

160

110

Импиджмент-синдром вращательной манжеты плеча

180

180



Согласно таблице 5, пассивное отведение в плечевом суставе у всех пациентов превышало 120°, а угла в 90° активного отведения удалось достичь даже у самых проблемных пациентов с застарелыми переломо-вывихами и оскольчатыми внутрисуставными переломами плеча.

Анализ реабилитации пациентов КГ-1 приведен в таблице 6.



Таблица 6 ― Амплитуда пассивного и активного отведения в плечевом суставе после медицинской реабилитации в стационаре у пациентов КГ-1

Нозологические формы

Отведение в плечевом суставе (в градусах)

пассивное

активное

Оскольчатый перелом анатомической шейки плеча

80

65

Переломо-вывихи плеча

90

65

Застарелый вывих плеча

110

75



Как следует из таблицы 6, результаты восстановления отведения в плечевом суставе в КГ-1 значительно хуже, чем в ОГ: только пассивное отведение удалось восстановить в пределах 90–100°, активное ― гораздо меньше. У пациентов этой группы одновременно с восстановлением функции плечевого сустава значительные усилия и время уделялись восстановлению функции предплечья, кисти и пальцев.

В таблице 7 представлены сведения об эффективности реабилитации пациентов КГ-2.



Таблица 7 ― Амплитуда пассивного и активного отведения в плечевом суставе после медицинской реабилитации в стационаре у пациентов КГ-2

Нозологические формы

Отведение в плечевом суставе (в градусах)

пассивное

активное

Перелом хирургической шейки плеча

120

90

Оскольчатый перелом анатомической шейки плеча

90

75

Переломо-вывихи плеча

110

85



Согласно данным таблицы 7, активное отведение в плечевом суставе в КГ-2 было 75–90°, пассивное отведение не превысило 120°.

Средний срок временной нетрудоспособности при лечении пациентов по предложенной нами методике составил 73 дня, в КГ-1 ― 104 , в КГ-2 ― 86 дней.



Выводы

1. Предлагаемая шина является альтернативой жестким повязкам, так как при ее использовании обеспечивается хороший контакт с туловищем, позволяющий иммобилизировать руку в нужном положении с целью снижения нагрузки на плечевой сустав (фиксация руки в положении отведения, наружной ротации или передней девиации).

2. В период фиксации конечности изделие создает условия для полноценной реабилитации дистальных отделов верхней конечности, а также способствует трансформации пассивных движений в плечевом суставе в активные.

3. Использование изделия позволяет снизить трудопотери при травмах плечевого сустава до 2,5–3 мес. (в отличие от 4 и более месяцев при лечении гипсовыми повязками).

4. Удобство и легкость изделия способствуют уменьшению дискомфорта при его применении. В шине нет препятствий для осуществления гигиенических мероприятий по уходу за телом в подмышечной области и в зоне контакта изделия с туловищем.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Зееман, М. Техника наложения повязок / М. Зееман; пер. с чешского. — СПб: Питер, 1994. — 208 с.

2. Лядов, К. В. Возможности восстановления подвижности плечевого сустава при его тугоподвижности с применением новых технологий / К. В. Лядов, М. Р. Макарова, Н. И. Шишкин (Нац. мед.-хир. центр им. Н. И. Пирогова, Москва) // Восстановительная медицина и реабилитация: II Междунар. конгресс, Москва, 20–21 сент. 2005 г. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://expodata.ru/. — Дата доступа: 18.09.2009.

3. Böhler, L. Technik der Knochenbruchbehandlung: в 2 т. / L. Böhler // Verlag von Wilhelm Maudrich. — 1938. — 6-е изд. — Т. 1, 2.

4. Манак, Н. В. Практические аспекты применения методики мануальной разработки постиммобилизационных контрактур плечевого сустава у пациентов, находящихся на стационарном этапе реабилитации (Бел. ун-т физич. культ.) / Н. В. Манак. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://lib.sportedu.ru/index.htm. — Дата доступа: 18.09.2009.

5. Миленин, О. Н. Нестабильность и привычный вывих плечевого сустава / О. Н. Миленин. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.mountain.ru/. — Дата доступа: 18.09.2009.

6. ОРТЛЕНД-ортопедические товары оптом и в розницу [электронный ресурс]/ Раздел: Изделия для суставов Плечо MEDI® ГЕРМАНИЯ 0.15 MEDI (Меди) Шина отводящая подкачиваемая SAK-(угол 10-75) арт.867-2-UNI. — Режим доступа: http://ortopedsalon.ru/products/926. — Дата доступа: 09.11.2010.

7. ©"Орто-С" (усиленный ортопедический центр Орто-С) ортопедические пособия для суставов — лечебно-профилактическая линия [электронный ресурс] / Раздел: плечевой сустав. — Режим доступа: http://www.orto-s.ru/catalogue/?id=0. — Дата доступа:18.09.2009.

8. ©Ortos2005-2008 [электронный ресурс] / Фиксаторы и ограничители суставов ORLETT (Германия), OPTIO (Литва). — Режим доступа: http://www.ortos.by/. — Дата доступа: 22.09.2009.

9. Патент RU 2108075 Шина для верхних конечностей, МПК 6 А61F5/04. опубл. 10.04.1998.

10. Попов, С. Н. Физическая реабилитация (1,62 Мб) / С. Н. Попов. — [Электронный ресурс]. — 2005. — С. 608. — Режим доступа: http://www.medbook.net.ru/49.shtml. — Дата доступа: 18.09.2009.

11. ©TECH2U, 2007-2009.Ортопедические средства: корсеты, бандажи, пояса [электронный ресурс]/ Раздел: плечевой сустав (med-magazin.ru, ortomed.ru). — Режим доступа: http://tech2u.ru/catalog/? categories_ID=437. — Дата доступа: 18.09.2009.



Поступила 07.06.2011

УДК 614.21:617.7-08-039

СТАЦИОНАРОЗАМЕЩАЮЩИЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОФТАЛЬМОЛОГИИ

А. Н. Куриленко, Т. В. Бобр

Гомельская областная специализированная клиническая больница

Гомельский государственный медицинский университет

Республиканский научно-практический центр

радиационной медицины и экологии человека, г. Гомель

Проведен анализ деятельности дневного стационара (ДС) консультативно-диагностического офтальмологического поликлинического отделения Гомельской областной специализированной клинической больницы. Выявлено, что внедрение в практику лечения больных ДС позволяет: повысить экономическую эффективность за счет уменьшения стоимости одного койко-дня; улучшить качество оказания медицинской помощи; уменьшить необходимое число повторных госпитализаций в стационар; расширить возможность активного оздоровления и оптимизации лечения диспансерных групп больных; улучшить преемственность лечения между различными лечебно-профилактическими учреждениями; исключить стрессовый фактор пребывания в больничных условиях; исключить контакт с внутрибольничной инфекцией.



Ключевые слова: дневной стационар, стационарозамещающие технологии.

TECHNOLOGIES SUBSTANTITUTING IN-PATIENT DEPARTMENT IN OPHTHALMOLOGY

А. N. Kurilenko, Т. V. Bobr

Gomel Regional Specialized Clinical Hospital

Gomel State Medical University

Republican Research Centre for Radiation Medicine and Human Ecology, Gomel

The activities of the in-patient department of the diagnostic ophthalmological unit in Gomel Regional Specialized Clinical Hospital have been analyzed. It has been found out, that the implementation of the treatment of the patients in the in-patient department makes it possible to increase economic efficacy at the expense of the decrease of the payment for a bed-day; to improve the quality of medical assistance; to decrease the necessary number of repeated hospitalizations; to extend the possibility of active health improvement and treatment optimization for dispensary patient groups. It also enables to improve the continuity of the treatment among different medical and prophylactic institutions, to exclude the stress factor of the stay in hospital; to except the contact with infections inside the hospital.


Key words: in-patient department, technologies substituting in-patient department.

В настоящее время в Республике Беларусь проводится структурная реформа здравоохранения, которая ставит две основные задачи: выполнение государственных гарантий населению по оказанию медицинской помощи в необходимом объеме и с высоким уровнем качества и повышение эффективности использования ресурсной базы здравоохранения.

На современном этапе реформирования и развития здравоохранения при дифференцированном подходе к ресурсному обеспечению медицинской помощи по ее видам и степени интенсивности лечебно-диагностического процесса делается акцент на приоритетное развитие первичной медико-санитарной помощи. Основным направлением в совершенствовании организации медицинской помощи является оптимизация первичной медико-профилактической и специализированной помощи на всех уровнях ее оказания с увеличением объемов и повышением качества обследования. Влияние стационарозамещающих (СТЗ) технологий на доступность специализированной помощи не вызывает дискуссии. Социально-экономические преобразования, проводимые в Республике Беларусь, повлияли на широкое внедрение стационарозамещающих и ресурсосберегающих технологий. Основанием для внедрения и развития новых СТЗ технологий является потребность сокращения круглосуточных коек. Концепция развития здравоохранения Республики Беларусь на 2003–2007 гг., одобренная постановлением Совета Министров Республики Беларусь 08.10.2003 г. № 1276 [1], Программа развития здравоохранения Республики Беларусь на 2006–2010 гг., Закон Республики Беларусь «О здравоохранении», принятый 20.06.2008 г., определили основные направления совершенствования организации медицинской помощи населению. Одной из мер, направленных на повышение доступности и качества медицинской помощи, является внедрение стационарозамещающих технологий, сокращающих высоко затратную стационарную помощь. Их реализация обеспечивается путем развития сети дневных стационаров (ДС) и стационаров на дому.

Дневной стационар — подразделение, выполняющее задачи по оказанию специализированной помощи на догоспитальном этапе, позволяет проводить обследование и лечение больных, не нуждающихся в круглосуточном наблюдении в стационаре [2]. В организационном плане ДС — стационарозамещающая форма организации медицинской помощи населению в структуре амбулаторно-поликлинических организаций, в функциональном — структурное подразделение, предназначенное для проведения профилактических, диагностических, лечебных, реабилитационных мероприятий пациентам, не требующим круглосуточного медицинского наблюдения.

Впервые дневные стационары были открыты в США в 60-х гг. прошлого века. Работа ДС в Беларуси регламентируется приказом Министерства здравоохранения № 232 от 23.04.1999 г. «О совершенствовании работы дневных стационаров лечебно-профилактических учреждений», инструкцией по применению от 01.12.2003 г. № 89-0603 «Порядок и показания к госпитализации в дневные стационары амбулаторно-поликлинических организаций здравоохранения».



Цель работы

Оценка эффективности работы дневного стационара консультативно-диагностического офтальмологического поликлинического отделения Гомельской областной специализированной клинической больницы (ГОСКБ).



Материалы и методы

В работе использована отчетная и первичная медицинская документация за 2008–2010 гг. консультативно-диагностического офтальмологического поликлинического отделения ГОСКБ. Объектом исследования была система организации медицинской помощи в ДС. В работе применялись следующие методы исследования: статистический, аналитический, экспертных оценок. Аналитический метод использовался для поиска внутренних резервов и выбора приоритетных направлений развития стационарозамещающих технологий в оказании офтальмологической помощи. В работе использовались следующие виды аналитического метода:

— внешний анализ, применялся для характеристики структуры стационарозамещающей помощи;

— внутренний анализ, использовался при расчете экономической эффективности СТЗ;

— комплексный анализ, позволял оценить положительные и отрицательные стороны оказания офтальмологической помощи.

Результаты и обсуждение

В ДС госпитализируются пациенты с острой и хронической офтальмологической патологией, состояние которых не требует круглосуточного наблюдения. Направление на консультацию с возможной госпитализацией в ДС осуществляют офтальмологи территориальных поликлиник. Отбор для лечения проводится врачами отделения по согласованию с заведующей отделением. Медикаменты приобретаются за счет средств больных. Пациентам, имеющим право на льготное обеспечение лекарственными препаратами, медикаменты выписываются в соответствии с их льготами. Лечение и реабилитация больных проводятся в объеме, установленном утвержденными протоколами лечения и обследования больных. Объем помощи включает ежедневный осмотр врачом, проведение диагностических и необходимых лечебных процедур. Лечение и реабилитация больных проводятся в объеме, установленном утвержденными протоколами лечения и обследования больных. Пациенты, страдающие глаукомой, во время лечения проходят обучение в школе глаукомных больных. Нуждающиеся в электростимуляции зрительных нервов проходят курсы процедур на базе хирургического отделения консультативной поликлиники ГУ «Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека» (ГУ «РНПЦРМ и ЭЧ»). Все диагностические и лечебные мероприятия отражаются в амбулаторной карте, при выписке на руки больному выдается выписной эпикриз с рекомендациями по дальнейшей тактике лечения. Противопоказаниями для лечения в дневном стационаре являются заболевания, требующие круглосуточного медицинского наблюдения. За 2008–2010 гг. в дневном стационаре консультативно-диагно-стического офтальмологического поликлинического отделения пролечено 2026 больных, из них в трудоспособном возрасте было 62,2 %, старше трудоспособного — 37,8 %. Инвалидов по зрению пролечено 16,2 %, инвалидов по общему заболеванию — 6,12 %, участников Великой Отечественной войны — 0,9 %. Анализ деятельности ДС отражен в таблице 1.



Таблица 1 — Анализ деятельности дневного стационара офтальмологического профиля за 2008–2010 гг.

Заболевания

Пролечено больных

Койко-день

Средняя длительность

лечения


Исходы

всего

в т.ч.

с ВН*


всего

в т.ч.

с ВН


всего

в т.ч.

с ВН


улуч-

шение


выздоров-

ление


Болезни век

1




7







7,0

1




Болезни конъюнктивы

3

3

15

18

5,0

6,0




3

Кератопатии

8

5

71

46

8,9

9,2

6

2

Кератит

7

4

20

15

2,8

3,7




7

Иридоциклит

1



7



7,0



1




Увеит

5

3

34

24

6,8

8,0




5

Дистрофия сетчатки

1350

696

9659

5795

7,2

8,3

1350




Хориоретиниты

57

34

533

365

9,3

10,7

57




Эндокринная офтальмопатия

11

6

85

48

7,7

8,0

11




Глаукома

153

41

1127

331

7,4

8,1

153




Болезни зрительного нерва

146

64

1165

602

8,0

9,4

146




Диабетическая ретинопатия

49

19

455

221

9,3

11,6

49




Тромбоз центральной вены сетчатки

9

4

85

40

9,4

10,0

9




Гемофтальм

10

4

77

31

7,7

7,7

10




Дегенеративная миопия

198

118

1526

1042

7,7

8,8

198




Др. болезни глаза

18

8

169

87

9,4

10,9

18




ИТОГО

2026

1010

15040

8678

7,4

8,6

2013

13

Примечание. *ВН — временная нетрудоспособность



Эффективность лечения достигается качеством и интенсивностью проводимой терапии и является, по сути, главным «оценочным» критерием диагностической и лечебной работы. Используя современные методы комплексной восстановительной терапии, не уступающие по эффективности стационарным, соблюдается главный принцип медицинской помощи: ежедневный контроль за состоянием здоровья пациента, течением патологического процесса. Это повышает дисциплинированность больных в выполнении врачебных назначений, а также в отличие от обычного амбулаторного режима позволяет врачу ДС своевременно принять конкретное тактическое решение: быстро ввести коррективы и дополнения в диагностические и лечебные назначения, уточнить клинический диагноз, решить вопросы медико-социальной экспертизы. Анализируя работу ДС, можно отметить, что 99,3 % пациентов выписаны с улучшением. Таким образом, ДС позволяет более четко осуществлять отбор пациентов на госпитализацию в офтальмологические отделения стационара, способствует рациональному использованию коечного фонда, так как заметно снижает потребность в госпитализации больных в круглосуточные стационары.

Опыт работы нашего дневного стационара дает основание говорить о возможности использования койки в случае необходимости в три смены, так как часть больных не нуждается в медицинском наблюдении и пребывании на койке дневного стационара более 3 часов. Это позволяет пролечить большее количество больных и повысить среднюю занятость койки. Средняя занятость койки составила 417,7, оборот койки — 56,3.

Экономический эффект складывается из сокращения затрат на лечение и реабилитацию, прироста внутреннего валового продукта, сокращения выплат по временной и стойкой нетрудоспособности и т. д. Данный показатель анализировался на основе коэффициента экономической эффективности [3]. При его расчете учитывались только прямые затраты, включающие в себя расходы, связанные с оказанием медицинской помощи:

Кэф = (Кк.д.к – Кк.д.д.) / Кк.д.д. = (90841 – 2875) / 12875 = 6,06,

где Кэф — коэффициент эффективности; Кк.д.к. — средняя стоимость одного койко-дня в круглосуточном стационаре; Кк.д.д. — средняя стоимость одного койко-дня в дневном стационаре.

Величина коэффициента эффективности для офтальмологического дневного стационара составила 6,06. Однако на практике этот показатель будет выше за счет так называемых косвенных затрат, в том числе и характеризующих качество жизни пациентов, которые не учитывались из-за сложности получения сопоставимых данных.

Дневной стационар открывает перед нами возможности преемственности и взаимодействия с офтальмологами амбулаторно-поликлинических учреждений. Деловой и профессиональный контакт является основными звеньями системы преемственного и динамического наблюдения больных и лежат в основе диспансеризации как одного из методов научного обоснования вторичной профилактики, проводимой на амбулаторно-поликлиническом этапе. В Гомельском регионе существует трехзвеньевая система диспансеризации офтальмологических больных: глазной кабинет в территориальной поликлинике, консультативный прием офтальмологов поликлинического отделения ГОСКБ и хирургического отделения консультативной поликлиники ГУ «РНПЦРМ и ЭЧ» и стационары. Основная текущая работа выполняется офтальмологами поликлиник. В задачи консультативных кабинетов входят диагностическая и консультативная помощь поликлиникам, вопросы учета и отчетности, работа, направленная на улучшение качества жизни пациентов с офтальмопатологией. Роль стационаров в системе диспансерного обслуживания заключается в оказании высококвалифицированной хирургической помощи офтальмологическим больным.

Перспективы развития ДС и его функции определены задачами медицинского, социального, экономического характера, включающими следующие положения:

1. Диагностические — уточнение клинического диагноза.

2. Лечебные — квалифицированное и эффективное лечение на этапах интенсивной, восстановительной и профилактической терапии. Ежедневный врачебный контроль.

3. Профилактические — участие в диспансеризации.

4. Этапность амбулаторно-поликлинической помощи. Дневной стационар является связующим звеном между офтальмологической службой территориальных поликлиник и консультативным звеном, обеспечивая их преемственность и взаимодействие.

5. Медико-экономические — способствуют заметному снижению потребности в госпитализации и рациональному использованию коечного фонда.

6. Медико-социальная экспертиза больных — коллегиальное решение наиболее сложных вопросов, участие в работе клинико-экспертной комиссии, определение длительности временной нетрудоспособности.

7. Дневной стационар — удобная и приемлемая форма внебольничной помощи, удовлетворяющая все социальные слои трудоспособного и нетрудоспособного населения.

Выводы

Дневной стационар — перспективная форма оказания квалифицированной офтальмологической помощи, которая:

1) повышает объемы оказания помощи;

2) значительно уменьшает нагрузку на стационарное отделение без ухудшения качества оказываемой помощи;

3) позволяет экономить средства, используемые на содержание стационарной койки;

4) высвобождает площади и квалифицированные кадры стационара для оказания специализированной хирургической помощи.


<< предыдущая страница   следующая страница >>