Михайлов Борис Борисович Женщины без мужчин - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Михайлов Борис Борисович Женщины без мужчин - страница №1/3


Михайлов Борис Борисович

Женщины без мужчин

драма

Одна из редких в России пьес о мире лесбиянок. Идея пьесы: гомосексуальность – не осознанный выбор индивидуума, не мода или кратковременное увлечение. Гомосексуальность заложена в человека природой. А всё, что создает она, как всё непонятное, мы не вправе отвергать. Этой болезнью природа «награждает» некоторых Homo sapiens при рождении. Мы не должны возлагать вину за болезнь на ее носителя. Это не ОРЗ, пребывая в одном помещении, по воздуху не передаётся. Если человек смиренно несет свой крест, и даже счастлив, можно только позавидовать ему.
       Героине пьесы, автору телевизионных программ о семье, поручили сделать передачу, призывающую обывателя толерантно относиться к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. В процессе подготовки программы, героиня знакомится с женщинами разного социального положения и возраста, в сложный для некоторых из них, и, как вдруг оказывается, и для себя, жизненный период.
        В пьесе нет ненормативной лексики, рассчитана на взрослого зрителя. Понятно, что пьеса вызовет не однозначную реакцию зрителей, театрального сообщества и власть придержавших. Но, как говорится, кто не рискует, тот
...


Действующие лица:


ИРИНА Ларионова, 27 лет. Сценаристка, редактор телепрограммы «Семья» на телеканале «Город».
КОСТЯ, 29 л. Муж Ирины. На год раньше жены и Нади окончил факультет журналистики, работает в газете.
НАДЯ Воропаева , 28 лет. Телеведущая коммерческой телекомпании «Старт». Была замужем, дочери четыре года. Подруга Евгении. ЕВГЕНИЯ - (Женя) Самойлова, 32 года. Успешная вумен – леди в косметическом бизнесе. Стройная красивая женщина, выглядит моложе своих лет.
САША, 26 лет. Преуспевающая модель в агентстве мод, бывшая многолетняя подруга Евгении. ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА, немногим за 50. Мать Надежды, инженер.
ЛАРИСА, 25 - 35 лет. Интеллигентного вида женщина в очках. Учитель музыки, поэтесса, бард.
ВАЛЕРИЙ Маркович, гей – театральный художник.

Нина, Маргарита, Фрида, Вера, завсегдатаи лесби –клуба.

  Среди эпизодических действующих лиц: гости лесби – клуба, Ведущая вечера .



Время действия: наши дни.
ПРОЛОГ

           Лесбийский клуб «Две обезьяны». Зажигательная музыка, свето и цветоэффекты. Часть сцены танцпол, с небольшим возвышением эстрадой, здесь же шест для стриптиза. На переднем плане танцующие одиночки и женские пары. На короткое время появятся одна или две мужские пары геев, в вызывающей одежде. У барной стойки коротают время в ожидании подружек одинокие девушки. За сдвинутыми столами группа женщин что-то шумно отмечает, поднимая бокалы. На небольших диванчиках и за отдельными столиками влюбленные парочки. Некоторые, не стесняясь окружающих, обнимаются и целуются, откровенно ласкают друг друга. В другом месте кто-то серьезно выясняет отношения. Громкая танцевальная музыка забивает все разговоры, расслышать что-то невозможно, можно лишь догадываться, о чем говорят.


Большинству гостей от 18 до 40 лет, есть и старше. Внешне женщины все очень разные, пол некоторых сразу не определишь. Есть в мужских костюмах и галстуке, кто-то в шляпе, другие с короткой прической «ежик» и в будничной одежде, в джинсах и кроссовках. Некоторые, кому близко к сорока, в дорогих платьях, с шикарно уложенными волосами и макияже, выглядят очень ухоженными, похоже, по ошибке оказались здесь.            

Человеку с фантазией, случайно оказавшемуся в клубе, покажется, что попал на киносъемки эпизода из жизни хиппи или бунтующей молодежи шестидесятых годов прошлого века, ниспровергающей идеалы общественной морали. Лишь одежда и современные аксессуары, напоминают, что век сегодня двадцать первый.
З а т е м н е н и е

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

       1. Квартира Ларионовых. Обстановка свидетельствует, что живут здесь творческие люди. Много книг. Костя, за ноутбуком, что-то ищет и продолжает разговор по телефону.


КОСТЯ. Нет - нет. В субботу c Ириной едем к моим на дачу. Фазер просил помочь с ремонтом.
ТАТЬЯНА (по телефону). Потом оставь её на даче, и возвращайся. Вся ночь будет наша.
КОСТЯ. Сколько объяснять, добропорядочные мужья уик-энды проводят в семье!
ТАТЬЯНА. Ты добропорядочный муж? Ой, держите меня, упаду от смеха. Расскажи кому-нибудь другому!.. Мне опять одной переться в какой-нибудь клуб...
КОСТЯ. Достала!.. У тебя полно подруг… В последнее время слишком активно давишь на меня. Помню, я ничего не обещал.
ТАТЬЯНА (ласково, примирительно). Не сердись. Я же не требую, чтобы ты развелся. Я тоже не свободна. Просто нам классно вдвоем, почему бы не провести еще один вечер вместе. По субботам самые клёвые тусовки в клубах. Одну не везде пускают.
КОСТЯ. Не слышал, чтобы одиноких симпатичных женщин не пускали. Наоборот, льготы клубы предоставляют.
ТАТЬЯНА. Низкопробные заведения я не посещаю… А в понедельник, может, пару часиков выкроишь? Полдня дома буду одна.
КОСТЯ. Завтра увидимся и продолжим разговор, а сейчас извини, статья в номер ждет. Никак не закончу.
ТАТЬЯНА. Тогда не буду мешать. До завтра?
КОСТЯ. До завтра!
ТАТЬЯНА. Ладненько. Приходи без опозданий. Целую.
       Костя опускает трубку городского телефона, листает разложенные перед ним блокноты, печатает на компьютере. Трещит мобильный телефон, и он включает трубку.
КОСТЯ. Слушаю, Вован… Не получится. Идем с Ириной на юбилей подруги, а в уик-энд к моим на дачу вкалывать… Приезжайте с Юлей. Поможете обои клеить, а папа такие замечательные шашлыки приготовит! Пальчики оближите.
ВОВАН (по телефону). Барбекю на природе – заманчиво, но клеить обои, работать, Юля не поедет.
КОСТЯ. Думаешь, я горю в выходные работать? Родители просили.
ВОВАН. Родители – святое. Конечно, помоги, а мы не приедем, извини.
КОСТЯ. Я и не рассчитывал, откровенно говоря. Как - нибудь справимся, опыт есть.
ВОВАН. Тогда извини, поищу других попутчиков.
КОСТЯ. Ищи, а я, наконец, сяду за статью. Третий день то вдохновения нет, ничего не получается, то телефонные звонки отвлекают.
ВОВАН. Прости, не знал, что трудишься.
       Едва Костя выключает трубку, как снова трещит неприятной для слуха мелодией, его сотовый телефон. Костя смотрит на номер и долго решает, ответить или нет. Телефон продолжает трещать.
КОСТЯ. Жди, так и отвечу! До чего безмозглая! Предупреждал, после семи не звони, нет, звонит! Услышала что-то важное и торопится поделиться.
       Слышатся звуки открываемой двери, и входит Ирина жена Кости.
ИРИНА (удивленно). Привет, ты уже дома?
КОСТЯ. Что же удивительного? Я не часто задерживаюсь. Когда не дежурю, не срочное задание, в семь всегда дома… Открыл холодильник – одни яйца и пельмени. Даже картошки нет, а то поджарил бы и не сидел голодным, в ожидании тебя.
ИРИНА. Сыр и колбасу не увидел? Бутерброды мог сделать. Кофе сварить. Я прямо из студии, в магазин не заходила. За картошкой спустить в магазин, возьми еще чего-нибудь. Разденусь, передохну и пойду готовить для беспомощного мужа, который сам ничего не умеет. (Включает ТВ, перебирает каналы и останавливается на концерте классической музыки).
КОСТЯ. Ты, вижу, вся в растрепанных чувствах. Гаишники настроение испортили, или начальство. Что случилось?
ИРИНА. Тему навязали!.. Ни за что не догадаешься. И отказаться нельзя.
КОСТЯ. Опять, с политикой связано?
ИРИНА. Не поняла. Вместе с режиссером теряемся в догадках. С какого бодуна и кому понадобилась просветительская программа о голубых и розовых. Официальные каналы и пресса захлебываются от возмущения, удивляются, что их всех еще не пересажали, не уничтожили. А наш канал собирается призвать горожан к толерантному отношению к людям не традиционной сексуальной ориентации.
КОСТЯ. Всё никак не научишься находить подтекст в официальной пропаганде. В кинотеатрах и глянцевых журналах вовсю пропагандируются извращенцы, эстрада кишит голубыми. Никто и не собирается их запрещать, тем более с ними бороться. Парламент Франции принял закон, согласно которому браком считается союз двух людей любого пола. Верховный суд США уровнял в правах гетеросексуальные и гомосексуальные пары. Радуйся, предложили совершенно не заезженную тему. Однополая любовь в твою программу о семье впишется органично. Тем более, предложило начальство. Зря бунтуешь. Тема – не паханое поле. Не отказывайся. В любом случае будет бомба. Достоверную информацию о нетрадиционалах обывателю найти непросто, зрителю будет интересно.
ИРИНА. Так уж бомба. Кого интересует проблема, информации полно в Интернете.
КОСТЯ. Работал бы на ТВ, обязательно взялся.
ИРИНА. Вот и возьмись в газете.
КОСТЯ. В газете получится назидательно и скучно. Другое дело, живые лесбиянки, в кадре целуются, делятся эмоциями, отвечают на вопросы.
ИРИНА. Желающих засветиться на экране, считаешь, легко будет найти?
КОСТЯ. Сторонники разрешить гей - парады, уверен, охотно дадут интервью.
ИРИНА. Геи, может, и дадут, а лесбиянки… Сомневаюсь… Главный рекомендовал основной упор в программе сделать на лесбиянках, а про геев, так, вскользь.
КОСТЯ. Правильно. На лесбиянок приятнее посмотреть. Объявить о своей нетрадиционной ориентации, особенно о бисексуальности, в среде гламурного шоу-бизнеса давно стало модой. Недавно читаю, Наташа Королева заявляет: «У меня не было сексуального опыта с женщиной, но я думаю, надо попробовать. Почему бы и нет? Мы же стареем и в этой жизни нужно все попробовать». Или другая певица – лесбиянка, забыл фамилию, все - же, решилась родить. Родила близнецов и на встрече с Путиными пожаловалась, не позволяют брать в самолет бутылочки с детским питанием.
ИРИНА (перебивает). Диана Арбенина. Она разве лесбиянка?
КОСТЯ. Была. Сейчас не знаю. Бесятся без настоящего дела.
ИРИНА. Думаю, всё каким-то образом связано с нашими конкурентами – каналом «Старт». В юмористической программе Первого канала поиздевались над ведущей программ для тинэйджеров на «Старте», Надеждой Воропаевой. Оказалось она лесбиянка. Живет с известной активисткой гей – движения. Показали странички их дневника из Живого Журнала, где они рассуждают о лесбийской любви и гей парадах, что-то процитировали. На «Старте» оперативно отреагировали на критику и уволили ведущую.
КОСТЯ. Ваши решили нарушить корпоративную этику и тоже пнуть «Старт», или выступить в защиту лесбиянки,
ИРИНА. Ни то, ни другое. Просто сделать программу о людях с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Никаких фамилий и адресов. Увольнение Воропаевой, возможно, совпало по времени и только. А голубых и розовых, что на «Старте», что в нашей компании хватает, почему уволили Воропаеву, не понимаю.
КОСТЯ. Что ж непонятного? В её адрес критически высказался официальный правительственный канал, надо реагировать. Воропаеву, говоришь, уволили? Я её, кажется, помню. Училась в Универе со мной. Если она – удивительно.
ИРИНА. Она. Мне тоже довелось оказаться в одной группе с Воропаевой на последнем курсе. Пришла к нам после академического. Только - что родила. Теперь практически не пересекаемся. У лифта изредка встретимся, кивнем друг другу и всё.
КОСТЯ. Надька Воропаева стала лесбиянкой? Ой, держите меня! Быть не может!
ИРИНА. Тоже никогда в голову не пришло бы.
КОСТЯ. Надька лесбиянка? Не верю!.. Возможно из спортивного интереса, хохмы ради, блог открыла? Что-то вроде журналист меняет профессию, передачку собирается сварганить. А блюстители нравственности, наши мракобесы не поняли. В Универе, помню, любвеобильная девица была. В постели у неё перебывали многие парни курса.
ИРИНА (перебивает). И ты в их числе.
КОСТЯ. Я уже дружил с тобой. Её будущий муж вел у нас на курсе практические занятия. Вполне приличный мужик.
ИРИНА. У нас тоже вёл. Слышала, Воропаева бросала его, возвращалась, снова расстались.
       Звонит городской телефон, Ирина уменьшает звук ТВ, берет трубку.
ИРИНА. Слушаю, Кира… Почему должна понимать? Каждый обязан добросовестно выполнять свои обязанности. Еще раз задержит репетицию, поставлю вопрос о несоответствии… Твою просьбу помню. Обязательно переговорю и сообщу. Пока! (Опускает трубку, поворачивается к мужу).
       Костя надел наушники и продолжает печатать на компьютере.
ИРИНА Ты давно видел Воропаеву? (В наушниках Костя не слышит, и она вынуждена повысить голос). Да сними, ты, наушники! Заткнешь уши и не поговорить.
КОСТЯ (поворачивается, сдвигает наушники). Чтобы слушать эту пропаганду? (Показывает на телевизор). Классика давно закончилась.
ИРИНА. Прекрасно знаешь, ничего политического не смотрю. Спрашиваю, давно видел Воропаеву?
КОСТЯ. Давно. Зомби ящик не смотрю, где еще увидеть? Хочешь встретиться с ней? Логично. Знакома с ней. Придумай повод встретиться, войди в доверие. Расколи на откровенность. ИРИНА. Помреж заглядывала в ее блог, и подтверждает, Надежда действительно лесбиянка. На её страницах лесбийские стихи, десятки откровенных фотографий из лесбийских журналов.
КОСТЯ. Посмотрим, что она накрапала. (Ищет в компьютере блог Воропаевой). Так, Волкова, Воробьева, Воронина… Воропаева! Портрет, какой! (Ирина придвигает стул, и вместе смотрят раскрытый ноутбук).
ИРИНА. Цитаты и стихи пропустим. (Читает). Противники сексуальных меньшинств оправдываются, дай волю, разреши проводить парады, выставки, общественные мероприятия, так они совратят тысячи неокрепших душ, вовлекут в лоно своего мировоззрения… Но это не так! Посмотрите, многих ли склонили к своему образу жизни наши кумиры Боря Моисеев, Сергей Пенкин, Элтон Джон, или великие Фредди Меркьюри, Рудольф Нуриев? Да те же Чайковский или Марина Цветаева?!
КОСТЯ. (Отрывается от дисплея компьютера). Еще следует разобраться, что не стали пагубным примером для многих других, менее талантливых, неизвестных людей, не увеличили процент гомиков. Судя по блогу, Надюша глубоко в теме. Расколешь на откровенность, материал получится интересным. Повторю, всё это блажь, мода, стремление эпатировать окружающих. Принять всерьез не могу.
ИРИНА. Я спокойно отношусь к ним. Нравится? Счастливы? Доставляет удовольствие, ну и флаг в руки, попутного ветра. А что среди них творчески одаренных людей, знаменитостей гораздо больше, факт. Если делать программу, идеей следует взять: гомофобия – предрассудок, такой же, как расизм и антисемитизм, нетерпимость к не таким, как мы.
КОСТЯ. Встретишься с Надюшей, передай от меня привет.
ИРИНА. Для тебя она всё еще Надюша?
КОСТЯ. (Переключает компьютер). Ужинать давно пора, а мы тут обсуждаем черте что. Организуй что-нибудь поесть.
ИРИНА. Я сказала, спустись в магазин, возьми картофеля, помидоров, огурцов, салат в горшочке и сметану. Принесешь, через тридцать минут сядешь за стол.
КОСТЯ. Думаешь, запомню весь список? Надо записать. (Отрывает из блокнота листок, записывает. Уходит, забыв после разговора с Вованом, свой мобильник на полке книжного шкафа.)
       Ирина садится за ПК, возвращается к блогу Воропаевой. Затрещал Костин сотовый телефон. Ирина долго не реагирует, когда звонок повторяется в третий раз, поднимается, включает трубку.
ИРИНА. Слушаю… Жена Константина Николаевича… Он в магазин пошел. Вернется, я скажу – перезвонит вам. (Смотрит на дисплей трубки). Вы Анна?
ГОЛОС. Да… А вы жена Кости? В самом деле, жена, не шутите?
ИРИНА. Приняли за соперницу? К вашему огорчению, жена. Четвертый год уж… (Из трубки послышались гудки, и она отключает телефон). Очередная любовница…
(Решительно берет трубку, щелкает клавишами, читает имена абонентов). Таня, Тамара, Вера. Николай, Любовь Петровна…(Сама с собой). Долго еще терпеть? Верить его обещаниям… Тряпка… Тряпка, о которую вытирает ноги… Надо решиться… Мама давно требует оставить его. Я, дура, не решаюсь… Может, перебесится и остепенится? Говорит, давай заведем ребенка. Вряд ли это исправит его. Останусь матерью – одиночкой.
       Садится, продолжает размышлять об отношениях с мужем, в руках телефон мужа.
       С пакетами в руках возвращается Костя. Видит жену со своим телефоном, бросается к ней, отнимает.
КОСТЯ. Очередной контроль?
ИРИНА. Не бросал бы трубку, где попало. Слишком настойчиво трещала. После третьего звонка потеряла терпение слушать дебильную мелодию, ответила. Некая Анна. Не пожелала разговаривать. Новая любовница?
КОСТЯ. Какая любовница – практикантка в отделе, а тебе сразу мерещится. С Вованом говорил и забыл трубку на шкафу. В магазин торопился.
ИРИНА. Когда поводов не давал, не спрашивала. Вчера по-городскому какая-то Вера звонила. Тоже удивилась, что женат. Предупредил бы, представлялась сестрой или мамой.
КОСТЯ. Обязательно каждому звонившему объяснять, кто ты?
ИРИНА. Так воспитали… Не давай домашний номер любовницам, да и по сотовому пусть звонят, когда меня нет рядом.
       Костя обнимает жену, пытается поцеловать, она отталкивает.
КОСТЯ. Ты же простила… Нет у меня никакой любовницы. С коллегой над одним материалом работаем, так ты вообразила… Наслушалась сплетен. Я ведь не ревную к твоим телевизионным поклонникам, что останавливают на улице, звонят и присылают пачками письма.
ИРИНА. Это совсем другое. Письма сама приношу, показываю. На свидание не бегаю, от меня не несет сигаретами.
КОСТЯ. Виноват, что женщины в отделе курят?
ИРИНА. А с сигареты помада попадает на воротник рубашки… Вчера не спросила, где был. Скажешь, помогал дежурному по номеру? Звонила. Ушел из редакции в четыре, а домой явился в десятом часу.
КОСТЯ. Пока готовишь ужин, приму душ. (Выходит).
       Из прихожей слышится звонок. Ирина идет открывать и возвращается с Женей Самойловой.
ЖЕНЯ. Ой, как ты выросла! Встретив на улице, не узнала бы. Мы не виделись … Семь лет как переехала в спальный район. (Неожиданно крепко обнимает и целует Ирину). Не могу удержаться, не поцеловаться такую красавицу!
ИРИНА (вырывается, смущенна, возмущенно). Вы что!
ЖЕНЯ. Иринка, не узнала? Называешь на вы… В одном дворе, в одной компании выросли.
ИРИНА. Узнала, хотя сильно изменились… Вы, класса на три старше учились.
ЖЕНЯ. Опять на «вы»! Совсем ничего не помнишь из дворового детства? А я, увидев тебя, сразу вспомнила детство, наш двор. Тебе три или четыре годика, с разбитым в кровь носом, орешь на весь двор. Взрослых близко никого. Я веду тебя домой, знаю лишь подъезд, где видела с мамой… Вспомни, как спасала от Мишки – хулигана. Мы, девчонки постарше, не гнали тебя – малышку, играла с нами в семью, в прятки.
ИРИНА. (Оттаяла). Прятки помню. Казаки – разбойники. Это ж так давно было! В другой жизни! Я Университет окончила, замуж выскочила по глупости, третий год работаю на телевидении.
ЖЕНЯ. Журналистка? Рада за тебя! Я фармацевтический нашего меда осилила. Работаю в косметическом бизнесе, не совсем по специальности. Владею сетью салонов красоты. (Бесцеремонно проходит в комнату, садится). Чего к тебе заглянула? Если память не изменяет, в твоем подъезде жил когда-то Витька Хворостов. На каком этаже, квартире, не помню. Теперь известный художник. Подскажи, пожалуйста, он не переехал? Помню, он еще ухаживал за тобой.
       В гостиную входит Костя.
ИРИНА. Из школы домой иногда вместе возвращались. В девятом классе он стал дружить с Ларисой Матвеевой из «Б» класса и больше близко ко мне не подходил.
ЖЕНЯ. Матвееву не помню… Двор наш часто вспоминаю. Сегодня пришла, увидела и обрадовалась, спустя годы ничего не изменилось. Машин во дворе только стало больше, а так все по-старому. Те же тополя и липы, скамеечки у подъездов со старушками.
КОСТЯ. Так-так, детские тайны известной телеведущей становятся достоянием гласности. Дружила, значит, с будущим знаменитым художником.
ИРИНА. Какая там дружба! Он старше меня. В школу было по пути, вот и шли иногда рядом.
КОСТЯ. Я бы на твоем месте гордился, в мемуарах обязательно отрази. Услышал голоса, понял, у нас гости! Представь подругу.
ИРИНА. Ждал кого-то? Женя, познакомьтесь, мой муж.
ЖЕНЯ (представляется). Евгения. Подруга детства Ирочки. Пацанками играли в песочнице во дворе.
КОСТЯ (протягивает руку). Муж знаменитой теледивы, Ирины Ларионовой, Константин Ларионов.
ИРИНА (мужу). Не дурачься, какая еще теледива, придумал же! (Жене). Муж славится своими шутками. Работает в официальной правительственной газете, лишен возможности острить и зубоскалить. Вот и низвергает скапливающийся багаж острот на меня и своих любовниц. Правда, не все они понимают его юмор, просят потом меня расшифровать.
ЖЕНЯ (удивленно смотрит на Ирину, затем на Костю, не знает, как понимать её реплику). При жене - красавице, еще любовницы?
КОСТЯ. Слушайте ее больше.
ЖЕНЯ. Занимательно… Газет, практически, не читаю и ваша фамилия не знакома. Городской телеканал включаю редко, Иринку, если бы увидела на экране, не узнала. Похорошела. В памяти осталась дворовая пацанка. Теперь светская дама. Красавица.
КОСТЯ. Других на Городском канале не держат.
ЖЕНЯ. Гордишься женой? Правильно. Не поняла я про любовниц. Ваша семейная примочка, хохма, сообщать каждому о любовницах?
ИРИНА. Не создавай себе чужих проблем, как говорят одесситы. Замнем. Сболтнула лишнее. Достал!.. Витька стал Виктором Сергеевичем и все еще живет в нашем подъезде. Отселил всех соседей, купил им квартиры и весь пятый этаж его. Купить себе квартиру в новых домах не захотел.
ЖЕНЯ. Кто же променяет дом сталинской постройки на новьё. Выходит, правильно подумала и приехала. Не ошиблась с адресом. У меня дело к нему. (Поднимается, открывает сумочку, достает визитку, протягивает Ирине). Если что-то из косметики или парфюмерии понадобится, подарок сделать подруге, милости прошу. По старой дружбе скидку сделаю.
ИРИНА (рассматривает визитку, читает). Генеральный директор компании… Спасибо. Обязательно воспользуюсь.
ЖЕНЯ. Не спросила, как ты? Замужем – вижу, детки есть?
ИРИНА. Деток не успели завести. Теперь уж до них, скорее всего, не дойдет. Муж слишком любвеобильным оказался. Не уверена, долго еще протянем вместе.
КОСТЯ. Оставь свой пессимизм! Доживем до последнего звонка! И умрем в один день и час, как в сказках.
ИРИНА. Если попадем в автокатастрофу.
ЖЕНЯ. И, правда, какой пессимизм!.. А я…(Помолчала, решая, признаться или нет). Вышла замуж и быстро поняла, не нужен мне муж. Никакие мужики не нужны. Без них счастлива. Ты будь строже с мужем. Помни, мы без мужиков проживем, а им без нас полная хана. (Помолчав, опять открывает сумочку, достает небольшой пузырек пробных духов, протягивает Ирине). Извини, открыла. Утром один раз надушилась.
ИРИНА. Ну что ты! Зачем! (Пробует запах, читает этикетку). Великолепный запах! Дорогие, наверное.
ЖЕНЯ. Будут напоминать о нашей встрече. Рада была увидеться. Раз муж любвеобильный, то и тебя должен отпускать одну. Дай твой телефон. Сходим как-нибудь в наш женский клуб. (Ирина достает свою визитку). Спасибо, обязательно позвоню. (Целует, не так, как обычно подруги, а долгим эротическим поцелуем. Ирина смущается и вырывается). Сладенькая моя!
ИРИНА (возмущенно). Какая еще сладенькая! Уж не лесбиянка ты? Только этого не хватало. Не терплю этих нежностей! Перед твоим приходом, мы как раз о них вспоминали.
ЖЕНЯ (не отвечая, машет рукой). Побежала к Виктору. До встречи! (Ирина провожает и возвращается).
КОСТЯ. Интересные у тебя друзья детства. Один знаменитый художник, другая Генеральный директор красоты и парфюмерии. Ты поддержи с ней контакты. Подстрижет и завьет, надушит модным парфюмом.
ИРИНА. У меня своя визажистка, она заботится обо всём. А тебе и твоим любовницам услуги владелицы салонов красоты понадобятся. На тебе её визитку. (Передает).
КОСТЯ (пытается обнять жену, приласкать). Ты опять… Мы же помирились.
ИРИНА. Не помню.

Затемнение.

       2. Квартира Жени Самойловой. Вместе с ней с недавних пор здесь живет и Надя Воропаева. Вначале комната пуста, только орет музыкальный проигрыватель. Входит Женя, уменьшает громкость музыки и подходит к зеркалу. В дверь звонят.


ЖЕНЯ. Кто бы? У Надюши ключ. (Идет открывать и возвращается с Еленой Васильевной – матерью Нади).
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА (решительно входит, осматривается). Надя где? Катюшу в садик отвели?
ЖЕНЯ. Как всегда. А что случилось?
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. В садике её нет. Где Надежда?
ЖЕНЯ. Куда-то по своим делам поехала, потом на рынок. Я спала, слышала сквозь сон, как она собирала Катю. Кто же, кроме вас или Сергея мог забрать?
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА (возмущена). Её не приводили сегодня! Скажите, где Надя, где Катя? Заявлю в полицию, если не признаешься, где внучка и её непутевая мать. К уголовной ответственности привлеку. Забрала у меня дочь, теперь и внучку лишили отца. Это тебе не сойдет! Я найду управу. С педофилами и наркоманами боремся, а тут развратницы под носом у власти вовлекают в свои сети духовно не окрепшую молодежь!
ЖЕНЯ (со смешком). Ваша дочь духовно не окрепшая? Не смешите! Чему же с экрана телевизора учила молодежь? Лучше спросите себя, где были раньше. Разговаривали откровенно с дочерью? Не замечали, как она боролась с собой? Меняла мужчин, пока не убедилась, любить может только женщину?
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Тебя?
ЖЕНЯ. Не обязательно меня… Надя говорила, родители интеллигентные, должны понять. Вы же не из богом забытой заимки в енисейской тайге.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Причем интеллигентные не интеллигентные. Полюбить женщину – это против Бога, против природы, на которую ссылаешься. Нечего меня агитировать!
ЖЕНЯ. Не агитирую. Призываю понять дочь, позволить ей жить, как она считает лучше. Жизнью, в которой счастлива.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Лечить вас надо. Принудительно лечить.
ЖЕНЯ. Зомби ящик насмотрелись? Питерские мракобесы и московские думцы день и ночь талдычат: надо спасать общество от извращенцев. Принудительное лечение не помогает. Несколько столетий пытались. Почему не хотите понять, гомосексуальность – не мода, а каприз природы, наделившей ею человека от рождения.

ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Заговаривать зубы, мастерица. ЖЕНЯ. Не я заговариваю зубы, а те, кто старается отвлечь народ от насущных жизненных проблем. Подбрасывают обсуждение хулиганской выходки девчонок в церкви, предлагают осуждать пропаганду гомосексуализма, а где вы её видели, пропаганду? Возмущаться американцами, покупающих русских детей разделывать на органы для трансплантации. Педофилию приравнивают к гомосексульности. Большинство населения кроме зомби ящика другой информации не получает и продолжает придерживаться патриархальных взглядов. Но вы…Образованный человек… ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Не успокоюсь, пока не изолирую тебя из общества… Так, скажешь, где Надежда? В последний раз спрашиваю и еду в полицию.


ЖЕНЯ. Езжайте. Уверяю, зря потратите время. Ваша совершеннолетняя дочь вправе жить, как ей хочется. О Катюше сама договорится с мужем, а не договорятся – решат через суд.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Я ни перед чем не остановлюсь. Катюша останется со мной и дедушкой, даже если уломаете Сергея. Суд не оставит ребенка извращенкам! (Выходит).
ЖЕНЯ. Слава богу, ушла. Кажется, умная женщина… Не может понять, что заложено природой, не изменишь ни силой воли, ни государственным преследованием.
       Возвращается к зеркалу, продолжает наводить макияж. Входит Надя с тяжелыми пакетами, опускает их на пол.
НАДЯ (с порога). Только встала? Двенадцать часов скоро!
       Подходит к Жене, они страстно обнимаются и целуются
ЖЕНЯ. Прическу испортишь! Где спрятала Катюшу?
НАДЯ. У Зинаиды Макеевой на даче. Её родители и сестра живут там постоянно. Внучка – ровесница Катьки, так что скучать не будут. Каждый день будем видеться.
ЖЕНЯ. Долго ездила. С голода чуть не умерла. Давай скорее на кухню!
НАДЯ. Там вчерашняя овсянка осталась, молоко. Могла в микроволновке разогреть… Около Универсама Сергей встретил. Схватил, и не отпускает. Опять старая песня: вернись домой! Забери из суда документы о разводе! Убью обоих. Едва вырвалась.
ЖЕНЯ (обнимает подругу). Ничего не сделает, не бойся. Мама твоя опять приходила. Была в детском саду и знает, что Катю сегодня не привели. Пытала, где внучка. Грозит заявление написать в полицию. НАДЯ. Ты, надеюсь, не сказала?
ЖЕНЯ. Что я могла сказать, если сама не знала, пока ты не вернулась. Пыталась успокоить, а она пугать полицией, судом.
НАДЯ. Сергей тоже грозит, суд оставит Катю ему. Родители поддержат. Настраивает ребенка против меня.
ЖЕНЯ. Какая уверенность, суд оставит ребенка ему! Обычно детей оставляют с матерью.
НАДЯ. Адвокат, одноклассник обещает.
ЖЕНЯ. Мы тоже найдем сильного адвоката. А пока не хватать нам будет Катюши. За время, что жила у нас, я так привыкла к ней! Жду – не дождусь, её возвращения! Сергею позволим видеться, и он не станет ерепениться. Отлично воспитаем девочку без бабушек и дедушек, раз они так агрессивно настроены. Катя очень хорошо ко мне относится.         Надя обнимает Женю, целуются.
НАДЯ. Сергей любит Катю и не согласится отдать. Грозился и тебя привлечь к суду. Совращаешь молодую маму. Считает, ты во всем виновата.
ЖЕНЯ. Надеюсь, суд разберется. Вместе займемся поиском адвоката. Вспомни среди знакомых, может, есть кто на примете.
НАДЯ. Твоими бы устами… Заходила в пиццерию, взяла нам пиццу с рыбой, подогреть?
ЖЕНЯ. Ой, Надюша, соблазняешь с утра!
НАДЯ. Вчера вместе читали, до обеда при любой диете можно ни в чем не ограничиваться.
ЖЕНЯ. Так-то оно так, но (показывает талию) несмотря на диету, нисколько не уменьшилась, ни на сантиметр не похудела.
НАДЯ (обнимает и целует Женю). Да ты и так как модель, куда еще худеть.
ЖЕНЯ (отвечает на ласки подруги). Хочу стать как ты. (Отпускает её). Ладно, грей. И кофе свари, а овсянку сегодня пропустим. Я пока бумаги посмотрю, что мне из Проктэл энд Гэмбл прислали.
НАДЯ. Чуть не забыла. Купила диск, что ты искала. (Достает DVD - диск, протягивает подруге).
ЖЕНЯ. Жизнь безработной начинаем с музыкой.
НАДЯ. Естественно. Семь бед – один ответ. Не впадать же в депрессию. А работа… От неё не грех и отдохнуть. Я и писать умею. Не возьмут на телевидение, пойду в газету, зря, что ли факультет журналистики закончила.
ЖЕНЯ (рассматривает коробку с диском, читает название). Латиноамериканские ритмы. (Ставит диск в проигрыватель. Ни на одной мелодии не останавливается, музыка и песни сменяют друг друга, пока не остановится на знакомой «Паломе». Теперь подпевает).
…О голубка моя, будь со мною, молю,
В этом синем и пенном просторе,
в дальнем родном краю.
О голубка моя, как тебя я люблю,
Как люблю я за рокотом моря дальнюю песнь твою…
       Хватает Надю в объятия и они танцуют. После нескольких па, Надя оставляет партнершу.
НАДЯ. Завтракать давно пора.
       Забирает сумки, что принесла, и выходит, Женя, убавляет громкость и садится за письменный стол, подпевая песне, открывает бумаги, включает ноутбук. Надя вносит поднос с тарелками и чашками. Ставит на стол бутылку вина.
НАДЯ. Начало моей безработной жизни отметим торжественно и не на кухне. (Выходит и приносит еще что-то на стол). Всё на столе, садись! Целый день музыка будет греметь? (Подходит к проигрывателю, уменьшает громкость. Садятся за стол, Женя зажигает две свечи в подсвечниках, ставит на стол, разливает по рюмкам вино).
ЖЕНЯ. Пьем, за безработную журналистку или за будущую работу?
НАДЯ. За безработную и тебя. За нас! (Тянется рюмкой, чокаются).
ЖЕНЯ. За нас!.. Насчет работы не беспокойся – проживем. Не может такого быть, чтобы красавицу – ведущую, не взяли на какой-нибудь канал. Не возьмут, поставлю директором одного из моих салонов.
НАДЯ. С удовольствием возьмусь за новую профессию. (Пьют).
ЖЕНЯ. Ты бы взяла адвоката и сходила на студию. Даже по нашим законам нельзя было тебя уволить.
НАДЯ. Была. Генеральный понял, что влип. Задним числом оформили приказ, в связи с технической реконструкцией, два дня в неделю, во вторник и четверг с пятнадцати до семнадцати часов сокращается вещание. Чтобы сохранить лицо, из-за меня, по сокращению штатов уволили еще трех сотрудников, это больше всего возмутило. Я найду работу, а коллеги…
ЖЕНЯ. Если по сокращению, обязаны выплатить среднемесячную зарплату за два месяца.
НАДЯ. Это разве главное! Кстати, Лера, секретарь сказала, уже носила на подпись приказ о выходном пособии и письма в Службу занятости поставить на учет… Придумали как, пристроить своего человека. Про реконструкцию третий год разговоры. Всё денег не находилось. Сократив нас, видимо, нашлись.
       Подруги заканчивают завтрак и выносят остатки еды. Женя возвращается к своим бумагам. Надя придвигает стул, и вместе рассматривают новые проспекты и буклеты.
       Звонок в дверь прерывает их занятие. Женя открывает, и еще на пороге пытается остановить бывшую свою подругу – Сашу. Она прорывается, решительно входит в комнату, обнимает и целует сопротивляющуюся хозяйку. Женя старается вырваться из объятий, удается не сразу.
ЖЕНЯ. Отпусти! Не желаю ничего иметь с тобой.
       Саша оценивающе осматривает Надю. Надя тоже с любопытством изучает свою предшественницу. Расстроилась.
САША. Соскучилась по твоему запаху! Дни и ночи мечтала ощутить себя в твоих объятиях, прикосновения твоих губ, рук. (Несмотря на сопротивление, опять целует её в губы. Женя отталкивает бывшую подругу).
ЖЕНЯ. Предательство не прощаю. Выкинула из своей жизни, из памяти. Никаких чувств не осталось. (Замечает недоуменные взгляды Нади, ей). Твоя предшественница, пиарила мои салоны и продукцию среди подруг – манекенщиц.
       Саша продолжает изучать Надю, поняла, кто она.
САША. Манекенщицы безмолвно стоят в витринах и на выставках. В фэшн – индустрии мы модели. Большая разница.
ЖЕНЯ. Хватит! (Пытается выпроводить). Не нашла счастья в Америке? Предупреждала, от себя не убежишь.
САША. Потеряла голову, не устояла перед его напором. Показался милым, желанным. Мама с папой давили.
ЖЕНЯ. Деньги и Америка вскружили тебе голову. Не потянул на олигарха?
САША. В Штатах нет олигархов. Есть состоятельные люди, кто-то больше, кто-то меньше. Роба довольно обеспеченный бизнесмен, мы ни в чем себя не ограничивали.
НАДЯ. И все же решили вернуться в нашу неустроенность, где придется самой зарабатывать на жизнь.
САША. Да разве главное деньги! Влюбилась, дура. Началось всё, как в волшебной сказке. Ты (Жене) успела побывать замужем, познала мужчину, а я ведь кроме рукоблудства ничего не ведала. Когда Роба преодолел мое сопротивление, изнасиловал, я неожиданно, вдруг ощутила себя настоящей женщиной. Не побежала с заявлением в полицию.
ЖЕНЯ (насмешливо). Настолько ощутила женщиной, что забыла годы нашей любви, решилась выйти замуж за насильника.
САША. Не сразу. Впервые испытала чувства, иные, чем с тобой. Открыла другой, незнакомый мне мир ощущений. Потеряла власть над собой. Показалось, такое блаженство будет всегда. В те минуты наша с тобой любовь представилась поисками себя. Заблуждением от непонимания. Отсутствия опыта. ЖЕНЯ. Теперь получила опыт.

САША. Так объяснила мне психоаналитик.


ЖЕНЯ. Роба водил тебя к психоаналитику?
САША. Старался помочь разобраться в себе. Не помню, сколько сеансов прошла. Психоаналитик, старая тетка, очень известная в Штатах, и дорогая, лишь тянула с Роберта деньги. Ни в чем не убедила меня. На одном сеансе объясняла, я нормальная женщина, российская жизнь свихнула мне мозги. До Робы не встретила настоящего мачо. Теперь счастье коснулось своим крылом, я встретила Роберта. Моё будущее с ним, с мужчиной! В другой раз уговаривала порвать с Робой и ответить на любовь Джины, его родственницы. Та приставала ко мне и соблазняла. Стоило Робе задержаться, она принималась меня обхаживать. Роба поделился с ней, что до него я не знала мужчину и жила с женщиной старше себя. Ну, Джина и загорелась. Как не сопротивлялась, устоять не сумела… А если честно… Такого наслаждения, как с Джиной, с Робой не испытывала. Очень продвинутая, искушенная в ласках. Будь возможность остаться с ней, бросить Роберта, не знаю, как поступила бы. Стоило ему поднять телефонную трубку, меня в один миг выслали бы из Штатов. Я имела вид на жительство у будущего мужа. К тому же, вскоре поняла, Джина не постоянна. Ей всё время требуется новизна. Меня не оставляла потому что, была рядом – только спуститься на этаж и пройти коридор.
НАДЯ. Роберт не замечал, что изменяешь ему с Джиной?
САША. Застал раз. Возмутился и предупредил сестру: выгоню из дома, если не перестанешь приставать. Мне никаких упреков.
НАДЯ. Вернуться на родину психоаналитик посоветовала?
САША. Сама решила, после долгих колебаний. Не могла забыть наши ночи, нашу с тобой любовь. (Смотрит на Женю). С кем бы ни была, с Джиной, Робой, всегда представляю, что с тобой. Короче, сбежала из Америки. Спасло, что не сдала российский паспорт, не получила американское гражданство.
НАДЯ (волнуется, объявилась молодая соперница). Надеялись, Женя, увидев вас, обрадуется, растает и простит предательство?
САША. (Наде). Надеюсь. Ты не представляешь, как мы были счастливы, какая у нас была семья!
ЖЕНЯ. Была да сплыла! Всё перегорело, ничего не осталось. Смотрю на тебя, и ни какого волнения. Никаких чувств.
САША. Понимаю, предательство нелегко простить… Но, может, попробуем начать всё с начала? Вспомни, как были счастливы! Я ничего не могу забыть. Стереть из памяти. В Америке ты снилась каждую ночь. Просыпалась, пыталась отогнать печальные мысли, взять себя в руки. Заставляла вспоминать приятное, что получала с Робой. А мысли опять возвращали к нам с тобой.
       Саша кивком головы приглашает Женю выйти, поговорить.
САША. Хочу что-то тебе одной сказать.
ЖЕНЯ. От Нади у меня нет секретов. Говори! Да ты всё сказала! Хватит каяться! (Берет Сашу за локоть и ведет к двери). Забудь мой адрес! Не желаешь возвращаться к Робе с Джиной, найдешь здесь новую подругу, а меня оставь, пожалуйста. Пошли! (Тянет к выходу, Саша сопротивляется, не собирается уходить).
САША. (Наде). Теперь ты пиаришь продукцию американцев и салоны красоты Жени? (Продолжает ревниво рассматривать Надю). И давно работаешь на Евгению Александровну? Мне передали, на телевидении ведешь программу для подростков.
НАДЯ. Вела. Теперь буду Жене помогать.
ЖЕНЯ. Не решаешься спросить, семья ли у нас? Да, семья. Уже давно. Мы счастливы и никто третий нам не нужен. Так что забудь этот адрес и прощай.
САША (опять бросается к Жене). Вспомни, как привела первый раз к себе! Как были счастливы. Вернем те прекрасные минуты! Я нисколько не изменилась. Не представляю, как буду жить без тебя. Совершила ошибку и раскаиваюсь. Ни с кем не будешь так счастлива. Поверь!
ЖЕНЯ. В одну и ту же воду реки не войдешь дважды. Она унесла наше прошлое. Его не вернешь.
САША. Не всё унеслось … Ты старше, опытнее, должна понять и простить. Взгляни на меня и на новую подругу! Чем она лучше, что нашла в ней? Старше меня, не сказала бы, такая уж красавица. Зачем тебе женщина в летах?
НАДЯ (возмущенно). Нашлась юная красотка. Посмотри в зеркало на себя, потом на меня. Потрепанная неопрятная кошелка! Молчала бы о возрасте, не умеешь прилично одеться, рожу накрасить. (Поворачивается к Жене). И ты, доверяла ей рекламировать косметику, давать советы макияжа, когда сама не знает, что это такое!
ЖЕНЯ. Хватит ругаться, подеретесь еще! (Решительно берет Сашу под руку и ведет к двери). Я сразу сказала: уходи! Нам не о чем говорить.
САША. Не будете вы вместе! (Плачет, сквозь слезы). Ты еще опомнишься, передумаешь … А ей я устрою!
       Женя с Сашей выходят, Надя садится за стол, берет какие-то бумаги, потом бросает их, нервно ходит по комнате, подходит к окну, смотрит на улицу. Возвращается Женя, обнимает и целует Надю.
ЖЕНЯ. Испортила тебе настроение?
НАДЯ. Куда уж больше! Подумай, может, примешь ее обратно? Она моложе, сводишь в «Лиру», там её отмоют, причешут, приведут в достойный вид.
ЖЕНЯ (горячо обнимает Надю). О чем ты! Ни на кого я тебя не променяю. Мы же с тобой одно целое! Душой и мыслями, наши тела созданы друг для друга.
       У Нади звонит сотовый телефон.
НАДЯ (в трубку). Слушаю, Зина. Проблемы с Катей?
ЗИНА (по телефону, всхлипывает). Сергей явился и забрал Катю.
НАДЯ (меняется в лице, плачет). Не могла убедить подождать меня?
ЗИНА. Ничего не хотел слушать. Мы с мамой уговаривали, убеждали дождаться тебя. Пытались позвонить, а он подхватил Катю на руки, целует, спрашивает, поедешь с папой? Она: поеду. Ну и увез… Ты не дома? Езжай скорее к себе или к маме, куда еще он может направиться!
НАДЯ (не доводит разговор до конца, выключает трубку, хватает кофточку и направляется к выходу). Сергей вычислил, куда увезла Катюшу! Забрал её! (Выходит).
З а т е м н е н и е

       3. Квартира Воропаевых. Елена Васильевна Воропаева – мать Нади, разговаривает по телефону с мужем, находящимся в больнице.


ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Ночевала лишь однажды, как тебя положили. На третий день. Катюша намочила ноги, не во что было переобуть… Потом, ты знаешь, Сергей забрал Катю и увез к своим родственникам. Надюша каждый день приходит и звонит, плачет, просит отдать Катю.
ГОЛОС МУЖА. Катя как себя чувствует в этой ситуации? Когда её видела?
ЕЛЕНА ВАСИЛЬНЕВНА. Вчера, как уехала от тебя, Сергей позвал в парк, где гулял с Катей. В садик по-прежнему не водит, боится Надя заберет. Катя бедная плачет, постоянно спрашивает маму. Не представляю, что делать с дочерью.
ГОЛОС МУЖА. Разговаривал я здесь с лечащим врачом и мужиками. Все в один голос – лечить! Вести к сексопатологу и психиатру. Проблемы с психикой – стресс, разочарование, отсутствие самодисциплины и расхлябанность в поведении… Еще среда, где работает, толкает людей на патологию. Советуют силой уложить в психиатричку, там выправят мозги.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Разве мы не пытались?!
ГОЛОС МУЖА. Остаётся один вариант – силой сломить её упорство.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Вызвать скорую и милицию?.. Как бы ни вела себя, она моя дочь. Интересовалась, как там лечат. Электрошоком, гормонами, после которых не понять, мужик ты или баба. Мужской персонал насилует пациенток, да еще насмехается «Дура, ты не знаешь, какое это удовольствие с мужчиной». Нет, психбольница не подходит.
       Хлопает дверь и влетает Надя, с порога кричит:
НАДЯ. Катюшу привела?
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. С ней все в порядке. (В трубку). Пришла! Я тебе перезвоню. Береги себя и не переживай. Всё образуется.
НАДЯ (плачет). Где Катенька? Куда опять Сергей увез её? Дома ни он, ни она не ночевали.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. С ней всё хорошо.
НАДЯ. Как она без меня, спрашивает маму? (Сдерживается, вот-вот опять расплачется, срывается, рыдает). Изверги вы с Сергеем, забрали ребенка!..
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. А ты? Притащила ребенка к извращенке. Мужа, родителей променяла на жизнь с какой-то бабой! Пока не образумишься, Катюшу не увидишь! Предупреждали, не возвратишься домой, Катю у тебя отберём. А дойдет до суда – лишим материнских прав.
НАДЯ (пытается обнять мать, ластится, мать увертывается). Мамочка, умоляю, скажи, где Катя? Я без неё жить не смогу!
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Куда Сергей с ней переехал, не знаю, а знала бы, не сказала.
       (Села за стол, временами всхлипывает. Сама с собой разговаривает). Росла, ни в чем не испытывала недостатка. Нарадоваться не могли – умная, рассудительная растет, и на тебе, выкинула фортель!.. Проморгали, когда началось. Не обратили внимание, что в школе не дружила с мальчишками, одних девчонок в дом приводила. Вспоминаю теперь. Приносила кассеты с непристойными фильмами. Смотрела одна и с подружками у себя в комнате. Отобрать бы их, а мы с Максимом считали, пусть девочка больше узнает об изнанке жизни, не одну парадную сторону, что показывают в телевизоре. Спрашивала, а мальчики ухаживают за тобой? Кто-то тебе нравится? В ответ: да ну их! И продолжала приводить девчонок, засиживались в своей комнате допоздна, а то и оставляла ночевать. Вместо того чтобы забить тревогу, мы с Максимом только гордились. Благоразумная растет, не как у ровесниц, на уме одни парни да свидания. Окончит университет, найдет парня по сердцу.
       На втором курсе, показалось, влюбилась, привела домой, познакомила. Через неделю застаю в постели с другим. Максим сделал замечание – обиделась. Возмутилась, по какому праву, отчим учит её жить. А отчим с тринадцати лет воспитывает, как другой не заботится о родной дочери. С той поры каждую вторую ночь неизвестно где проводила.
НАДЯ. В тебя пошла. Не могла остановиться ни на ком. Вот и меняла мальчишек, пока окончательно не убедилась – никто никогда не поймет меня лучше подружки.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Господи, что ты говоришь!.. Менять парней, превращаться в потаскушку…
НАДЯ. Всё! Достала! Раньше язык не поворачивался говорить на эту тему. Сама лучше? Скольких мужиков перебрала, прежде чем остановилась на Максиме Павловиче! На меня у тебя не оставалось времени.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Искала тебе достойного отца. Человека, который полюбил бы нас обоих. Да и материальная поддержка была нужна. Ты росла, надо было кормить и одевать, чтобы не выглядела хуже подруг. Чтобы имела модные сапожки, приличные кофты и платья, тянулись из последних сил. Видеомагнитофон, потом компьютер купили, когда мало у кого они были в доме…
       Позорище! Нашла утешение в женской любви! Это ведь против здравого смысла, против Бога.
НАДЯ. С детства предрасположена к девчонкам. Ты не замечала. Считала, когда они у меня оставались ночевать, мы только уроки делали?
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Догадалась, да слишком поздно… Как обрадовались, когда перед последним курсом объявила: выхожу замуж. Наконец-то! Взялась за ум. Привела Сережу.
Умный, способный мальчик сразу расположил к себе. Отказались от пышной свадьбы, скромно зарегистрировались в Загсе. Прошло немного времени и родилась Катенька. Все рады, всё прекрасно. Продали дачу и купили вам квартиру. И вдруг оставила Сережу, забрала дочь, ушла к бабе старше себя. Не смирились, думали, перебесишься, одумаешься. Не дура, ведь. Просим, Катю оставь нам с Максимом, если не доверяешь мужу. Не отдаешь. В какой обстановке она будет расти?
НАДЯ. Хватит причитать! Перед кем исповедуешься! Всё это я не раз слышала. Скажи, где Катя?
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. В надежном месте. Не образумишься, – не увидишь дочку.
НАДЯ. Не могу я без Катеньки…Вы с Максим Павловичем не виноваты, что я лесбиянка. Просто всегда мне нравились девочки. О лесбиянках, гомосексуалистах долго понятия не имела. В десятом или в одиннадцатом классе, подружка одолжила на вечер запрещенный учебник валеологии. В нем я прочитала научное толкование разных отношений между полами. Тогда и поняла, я лесбиянка.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Говоришь, влечения к мужчинам не испытывала. Зачем же тогда замуж вышла? Сломала жизнь Сереже.
НАДЯ. Ребенка захотела… В какой-то момент поняла, жить, отличаясь от других, будет нелегко. Ни каких перспектив в жизни не светит. На предпоследнем курсе пересилила себя и ответила на ухаживание красавца – аспиранта, внешностью и поведением похожего на женщину. Вышла замуж и вскоре убедилась, себя не перебороть. Правильный путь один – свой. Опять были контакты с женщинами. Мы и спали с ним считанные разы, когда нельзя было увернуться. Никогда не испытывала удовольствия. Продолжала встречаться с подругами и все больше убеждалась, счастлива лишь с женщиной. Моя судьба быть лесбиянкой. Природа взяла свое.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Максима своим поведением довела до сердечного приступа. Бедный, на нервной почве слег, не поднимается. Всю жизнь тебе за родного отца. Сходи в больницу, к нему.
НАДЯ. Приходила, не пустили. Приказал не пускать, видеть не желает… (Обнимает маму). Скажи, где Катя?
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА. Сказала, не знаю!
НАДЯ (плачет). Не любишь ты меня, не любишь Катю! Из принципа не желаешь нам счастья.
ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА (обнимает дочь). Дурочка ты, моя любимая. Не хочешь понять мать…

следующая страница >>