Михаил Геннадьевич Делягин Как самому победить кризис. Наука экономить, наука рисковать - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Михаил Геннадьевич Делягин Как самому победить кризис. Наука экономить, наука рисковать - страница №8/8

Часть IV Советы финансиста

2000-е годы были для большинства россиян достаточно сложным временем – чего стоит одна лишь людоедская монетизация льгот! Однако сегодня, из глубин переживаемого нами сейчас жесточайшего социально-экономического кризиса они кажутся одним из наиболее благополучных периодов на нашей памяти. И по сравнению с 90-ми годами, а в определенном смысле – и с концом 80-х годов они, безусловно, таковыми были.

Четверть россиян признается в ходе социологических опросов о наличии у них сбережений в той или иной форме; с учетом естественного нежелания распространяться о своем относительном благополучии таковых в нашей стране около трети.

Сбережения есть не только у «среднего класса» – даже многие представители самой бедной части общества, испытывающие нехватку денег на покупку еды (с сентября 2002 по октябрь 2008 года их доля снизилась с 22 до 8 %, но затем опять начала расти), сумели отложить ту или иную сумму «на черный день».

И сегодня, когда этот «черный день» настал – и для страны в целом, и для большинства из нас – вопрос о сохранности сбережений становится небывало острым.

Просто потому что, как бы малы они ни были, значительной части россиян неопределенно долгое время предстоит жить только на них.



Глава 14 Куда вкладывать деньги

В условиях острейшей нехватки ликвидности, – а главное внешнее проявление современного кризиса именно таково, – ценность денег как таковых неизмеримо возрастает. Поэтому выбор способа их сохранения (а если повезет, то и приумножения), сводится к определению не оптимального в складывающихся условиях финансового инструмента, но лишь наиболее надежной валюты.



14.1. Рубль или валюта?

С осени 2008 года руководители Банка России и правительства сначала намеками, а потом все более явно и откровенно стали разъяснять нам, что намерены обесценить рубль. И проводимая ими политика вполне подтверждала их заявления: за четыре месяца, с сентября по декабрь, по отношению к доллару рубль обесценился на 16,3 % (официальный курс доллара вырос с 24,58 до 29,38 рубля за доллар), а по отношению к евро – на 12,6 % (официальный курс евро вырос с 36,23 до 41,44 рубля за евро).

Причина заключается не в некоем стратегическом замысле руководства страны, но, к сожалению, в его уже неисправимой неадекватности, выливающейся в категорическом нежелании вводить финансовый контроль за деньгами, вынужденно направляемыми правительством и Банком России в качестве поддержки банковской системы и реальному сектору, ни в каком действенном виде.

Такая же ситуация возникла в августе 1998 года: когда после дефолта банковская система России зашаталась, государство влило сотни миллиардов рублей помощи (тогда они были намного более весомы, чем сейчас) в олигархические и государственные банки. Не только паника и безграмотность, но и, по всей видимости, злонамеренность не дали проконтролировать использование этих кредитов, которые слишком многими (и чиновниками, и банкирами) изначально рассматривались как коррупционные, а отнюдь не «стабилизационные».

В результате рубли хлынули на валютный рынок, обеспечив сначала трех-, а потом и четырехкратную девальвацию, а тогдашнее руководство Банка России, так вальяжно чувствующее себя сейчас на разнообразных теплых местах, в ужасе буквально попряталось – выпихнув под телекамеры девочку – пресс-секретаря (кандидата экономических наук, между прочим), которая беспомощно разводила руками и очень искренне удивлялась: «Ну в самом деле, ну кому же могло прийти в голову, что банки направят рубли, которые мы им дали, на покупку валюты!»

Сейчас ситуация ровно такая же: нашей экономикой опять управляют люди, которые, вроде министра финансов Кудрина и председателя Банка России Игнатьева, занимали высокие посты перед дефолтом, и они продолжают делать то же, что и тогда: дают банкам деньги без всякого контроля, провоцируя ослабление рубля.

В результате по крайней мере часть государственной помощи экономике идет на спекулятивную скупку международных резервов Банка России. В результате эти резервы – не только символ, но и основной источник относительной стабильности рубля – продолжают сжиматься, как шагреневая кожа. Достигнув максимума – 598,1 млрд долларов – 8 августа, в день нападения Грузии на Южную Осетию – к началу сентября они упали на 15,9 млрд долларов, за сентябрь – на 25,4, за октябрь – на 72,2, за ноябрь – на 28,9, а за первые пять (!) дней декабря – еще на 18,7 млрд долларов. В следующие две недели они, правда, восстановились на 13,8 млрд долларов, – до 450,8 млрд по состоянию на 19 декабря 2008 года.

Тем не менее общее снижение составило 147,3 млрд долларов, или 24,6 % – почти четверть за четыре с лишним месяца!

А ведь международные резервы обеспечивают стабильность рубля – и их быстрое и неуклонное сокращение (от которого государство всячески старается отвлечь внимание общества, замалчивая его масштабы и привлекая внимание к отдельным разовым увеличениям, особенно предваряющим публичные выступления высокопоставленных чиновников) предвещает девальвацию.

Для избежания ее нужен финансовый контроль, – но он поневоле ограничит коррупцию, создав тем самым угрозу доходам правящей клептократии.

Более того: порой возникает ощущение, что коррупция – подлинная основа государственного строя, титаническими усилиями, весьма скрупулезно и, как представляется, вполне сознательно созданного в 2000-е годы. Если так, – всякая сколь-нибудь эффективная борьба с коррупцией в рамках нынешнего государства невозможна в принципе, так как объективно является подрывом основ созданного в России государственного строя, то есть тягчайшим государственным преступлением.

А без финансового контроля плавное ослабление рубля не приведет к существенному ослаблению спекулятивного давления на него, так как это давление будет подпитываться вынужденной государственной помощью экономике и, таким образом, усиливаться самим государством.

Да, валюты у Банка России еще много – «как у дурака махорки». Но «махорка» у столь «эффективных менеджеров», как известно, быстро заканчивается.

Кроме того, значимая часть международных резервов не находится в ликвидной форме: она вложена в различные финансовые инструменты и не может быть быстро выведена из них и брошена на затыкание расползающейся спекулятивной финансовой «дыры».

Не стоит забывать и того, что нынешние трудности во многом вызваны деятельностью путинской бюрократии, долгие годы выводившей из страны заработанные ею деньги и в итоге обескровившей экономику, и что в ночь с 18 на 19 сентября страна уже стояла буквально в нескольких часах от финансовой катастрофы.

Критерий достаточности международных резервов, введенный на основе горького опыта кризиса 1997–1999 годов, предусматривает, что они не должны опускаться ниже суммы годовых платежей по внешнему долгу и трехмесячного объема импорта. С учетом ожидаемого сокращения импорта (и скрытой части внешнего долга, который олигархи оформляли на свои офшорные компании) это примерно 250 млрд долларов.

Для достижения этого критического уровня международные резервы должны упасть лишь ненамного больше той величины, на которую они упали за прошлые четыре с лишним месяца. При инерционном развитии событий международные резервы Банка России могут снизиться до критического уровня уже осенью 2009 года.

Однако неэффективность государственной помощи, вызывающей ощущение нарастающего доворовывания экономики (так, одна из крупных строительных компаний получила в декабре 2008 года кредит в 500 млн долларов, который не сможет вернуть ни при каких обстоятельствах), приведет к резкому ухудшению финансового положения государственных компаний, которые придется спасать при помощи усиления государственной помощи уже весной 2009 года.

Понятно, что усиление этой помощи при отсутствии финансового контроля усилит размывание международных резервов Банка России и приблизит момент их снижения до неприемлемого уровня.

Это значит, что уже в середине июля 2009 года либеральные реформаторы могут всерьез задуматься о переводе болезненной плавной девальвации в катастрофическую обвальную. Их трусость и благоприятные тенденции могут поддержать стабильность даже до конца 2010 года, однако в принципе на судьбу рубля это не повлияет.

Даже при самых благоприятных обстоятельствах нежелание клептократии ограничивать свои аппетиты, то есть бороться с коррупцией, приведет к тому, что новая финансовая катастрофа – разумеется, исключительно для блага населения и в целях поддержания экономического роста – будет организована столь же успешно, что и десять лет назад.

Последствия скорее всего будут существенно хуже, но для нас, с точки зрения вполне утилитарной задачи сохранения сбережений, ситуация совершенно прозрачна: рубль приговорен нынешним руководством России к девальвации, поэтому хранить в нем деньги нельзя.

Оправданным является держание в рублевой форме лишь незначительных средств, предназначенных к расходованию в течение следующей недели, – и то с середины марта этот срок представляется рациональным сократить до трех дней.

Все остальное, что есть, надо вновь, как в кошмарном начале 90-х и во время дефолта, хранить в иностранной валюте.



14.2. Если валюта, то какая?

Олицетворением иностранной валюты в нашей стране, как и более чем в половине мира, является доллар.

Однако США накопили колоссальные долги – и продолжают их наращивать быстрее, чем мы можем себе вообразить. Эти долги нельзя выплатить – их можно только сжечь, аннулировать. Простейший способ такого сжигания – девальвация доллара, которая нанесет дополнительный и крайне болезненный удар по Евросоюзу, Китаю, Японии.

Однако допустимая для этих стран девальвация может оказаться недостаточной, чтобы обеспечить нужное США снижение долгового бремени. Поэтому она может быть дополнена разного рода специальными мерами – например, признанием всех стодолларовых купюр, находящихся за пределами США, как либо прямо напечатанных бен Ладеном, либо обслуживающих нужды «международного терроризма» и незаконный оборот оружия и наркотиков с последующим отказом принимать их и, соответственно, их полным обесценением.

Наиболее радикальный шаг – введение пресловутого «амеро» с обменом на него долларов, находящихся у нерезидентов США, по произвольно заниженному курсу. Это будет большой ошибкой США, так как они сами лишат себя глобального доминирования, являющегося основным инструментом балансирования их внутренних рынков и общественных процессов. Добровольно ограничив свое влияние в мире при помощи глобального откровенного обмана и введения новой валюты, они тем самым лишат себя инструментов поддержания внутренней стабильности, – но это их дело. Ведь и в Ираке, и в Пакистане, и в ходе развития собственно американского ипотечного кризиса, который начался еще летом 2006 года, мы видели проявления ужасающей деградации некогда лучшей в мире системы стратегического прогнозирования США.

Возможно, американцы, проявив неадекватность в Ираке и Пакистане, сделают ошибку и в сфере валютной политики.

В конце концов президентские выборы, на которых великая страна была вынуждена выбирать между двумя кандидатами, каждый из которых гарантированно, хотя и по разным причинам, не мог справиться с управлением ею – признак деградации уже не только управленческой системы, но и всего американского общества.

«Американского Горбачева» Обаму выбрали, насколько можно понять, просто из интереса к жизни, – чтобы исчезновение их страны в той или иной форме прошло не в унылой агрессии, носителем которой был МакКейн, а с весельем и надеждами, как у нас во второй половине 80-х годов.

Однако, какими бы ни оказались валютная политика США и само будущее этой страны, они будут лишь эпизодом в общем, фундаментальном процессе перехода от единой финансовой системы, основанной на долларе как мировой резервной и основной расчетной валюте, к поливалютной системе, состоящей из ряда валютных зон, обладающих каждая своей резервной и расчетной валютой. Понятно, что отношения между этими валютными зонами будут, мягко говоря, непростыми.

На практике это значит, что, по меньшей мере, до середины 2009 года, доллар представляется плохим выбором в качестве объекта инвестирования.

Он резко укрепился осенью (с 1,6 до 1,25 долл. за евро) в результате психологической реакции на кризис бизнеса и населения развивающихся стран и стран Восточной Европы: при всякой нестабильности они автоматически бросаются скупать доллары. Кроме того, на спекулятивных игроков произвело большое впечатление открытость и относительная оперативность действий американских денежных властей во время принятия «плана Полсона» и реализации других антикризисных механизмов.

Однако затем пришло понимание недостаточности этих планов по сравнению с масштабами американских проблем, а ФРС опустила ставку рефинансирования до нуля, исчерпав эту возможность подстегивания национальной экономики, – и доллар ослаб до 1,40-1,44 за евро.

Денежные власти всех развитых стран мира наперегонки вливают в свои экономики деньги, стремясь поддержать их «на плаву», в том числе и ослаблением собственной валюты (с этой точки зрения Россия не является исключением – проблема в неосознанном, коррупционном и потому разрушительном для экономики механизме реализации этой политики). Лидерами по скорости «залива денег» являются США; при этом падение доллара ниже уровня 1,60 долл/евро нанесет колоссальный удар по экономикам Евросоюза, Китая и Японии, возможные ответные меры которых и, главное, степень их действенности в этой ситуации пока непонятны.

Поскольку во всех странах «большой восьмерки» в 2009 году ожидается экономический спад, имеющий крайне болезненные социально-политические последствия, стремиться к девальвации своих валют их руководства будут весьма решительно. Однако это коснется всех без исключения – и, соответственно, соотношения между основными валютами будут меняться не очень сильно.

В силу наибольшей, практически катастрофической необходимости девальвировать свою валюту для США лидером этого процесса по крайней мере до лета 2009 года будет доллар, что поможет американской экономике за счет хранящих свои сбережения в этой валюте.

Поэтому до лета 2009 года о долларе стоит забыть, – и принимать решение о выборе валюты инвестирования заново в середине мая. Существенно, что восстанавливаться после кризиса экономика США будет в силу своей развитости, диверсифицированности и наличия эффективных технологий (причем не только производства, но в первую очередь управления) первой, и этот процесс может начаться уже в конце 2009 года. Восстановление американской экономики приведет к укреплению доллара, что сделает привлекательным перекладывание в него своих сбережений, – однако задумываться об этом раньше середины мая точно не придется.

Поэтому из широко распространенных валют наилучшим выбором представляется евро.

Менее распространенные валюты заслуживают отдельного изучения.

Японская иена вряд ли будет хорошим объектом вкладывания сбережений, так как ее девальвация ради подстегивания экспорта является одним из принципов японской политики.

Швейцарский франк уже переоценен в результате превращения на одном из этапов кризиса в «валюту-убежище» (кроме того, вхождение Швейцарии в Шенгенскую зону снизило ее привлекательность как страны).

Китайский юань труднодоступен для сколь-нибудь значимых покупок.

Серьезно обесценившийся английский фунт представляется интересным объектом для инвестирования, но к моменту выхода этой книги в свет и тем более в то время, когда Вы будете ее читать, ситуация может измениться, – поэтому Вам придется рассматривать эту тему отдельно и самостоятельно.

Интересными могут быть экзотические, но хорошо обеспеченные ресурсами и вменяемым государством валюты типа норвежской кроны, – если, конечно, Вы можете ее купить.

Из простых и универсальных советов могу посоветовать лишь вложения в евро – что, собственно говоря, сделал и сам.



* * *

Разумеется, все данные советы имеют смысл лишь при наличии относительно значимых сбережений. При решении судьбы маленьких сумм, лежащих «на черный день», нужно обязательно учитывать потери от комиссии, взимаемой банками при валютных операциях, а также то, что, как бы ни дешевел тот же доллар по отношению в евро, по отношению к рублю он, по-видимому, все равно будет дорожать.

Кроме того, если какую-то часть сбережений Вы намерены потратить за границей, ее изначально имеет смысл хранить в валюте именно этой страны. В частности, во многих странах Евросоюза (не только прославившихся этим Италии и Франции, но и, например, Великобритании) обмен долларов на национальную валюту сопровождается взиманием разнообразных комиссий (до 10 % от суммы) и при этом осуществляется по исключительно невыгодному курсу. Долларовых счетов на банковских карточках это касается меньше, чем наличных купюр, но, к сожалению, касается тоже.

14.3. Банк, матрас или ячейка?

Если Вы всерьез рассматриваете матрас как возможность хранения денег – отдайте его кому-нибудь и спите на полу.

От греха.

Потому что хранить деньги дома, «в трехлитровом банке», в наше время, при нашем уровне частной и государственной преступности (количественным выражением и наиболее наглядным проявлением последней является инфляция) – риск, неоправданный до нелепости.

Особенно если Вы обладаете высокими официально зарегистрированными доходами за 2–3 последних года. Эта оговорка вызвана массовой продажей российскими чиновниками персональных данных российских граждан на свободном рынке – диск с данными налоговой службы с указанием Ваших доходов и Вашего адреса можно купить (по крайней мере, в Москве) в десятках совершенно открыто торгующих подобной информацией мест.

В результате, когда налоговая служба заканчивает обработку данных о доходах граждан, и в продажу поступает соответствующая информация, в Москве происходят попытки нападений на квартиры людей, легально зарабатывающих значительные деньги.

Я пишу об этом на примере своих знакомых, вынужденных всерьез озаботиться безопасностью своих близких, живущих в квартирах по месту их регистрации.

Все попытки этих достаточно обеспеченных и влиятельных людей если не защитить своих близких, то хотя бы наказать виновных, закончились неудачей – по заботливо составленным (вероятно, для защиты коррупционеров) российским законам, наказанию подлежит лишь продажа абсолютно точной персональной информации. Таким образом, если Ваши значительные доходы за тот или иной год в продаваемом «на сторону» массиве информации будут незначительно искажены (например, на одну тысячу рублей)  – с точки зрения российского суда это будут уже не Ваши данные. В результате лица, продавшие бандитам информацию для того, чтобы они напали на Вас или Ваших близких, скорее всего, не понесут никакого наказания .

С учетом массовых увольнений, в том числе и гастарбайтеров, неизбежен существенный рост преступности (собственно, он уже ощутим жителями крупных городов), – в том числе и осуществляемой «по наводкам» из органов государственного управления. Поскольку социальная катастрофа происходит не только в России, но и в других странах постсоветского пространства (и там уровень бедствий даже выше, чем в нашей стране), усиление преступности неизбежно и из-за разного рода «гастролеров» – как примитивных, так и весьма квалифицированных.

Хранить деньги дома в этих условиях как минимум нерационально.

Напуганные дестабилизацией банковской системы россияне, сделав эти выводы еще в сентябре, стали, снимая деньги с банковских вкладов, не уносить их домой, а перекладывать в сейфовые ячейки, часто в тех же самых банках. Это стало невероятно популярным: доходило до того, что в конце сентября – первой половине октября заходившим в отделения банков прямо на входе печально говорили: «Простите, но у нас временно нет свободных ячеек», – и почти половина разворачивалась на пороге. Чуть позже, когда ситуация немного улучшилась, в центре Москвы на Тверской на дверях банковских офисов вешали распечатанные на принтере плакатики «Ячейки есть!»

Напряженность с банковскими ячейками снизилась не только потому, что банкиры закупили новые сейфы, а панику в результате массовой раздачи государством денег банкам удалось временно прекратить. Главным стало осознание большинством того простого факта, что за хранение своих денег в банковской ячейке пусть и немного, но платите Вы, а вот за хранение денег на депозите в банке, хотя и ненамного больше, но платят все-таки Вам.

Поэтому Ваша задача заключается не в бесплодных метаниях между матрасом и сейфом, но в нахождении действительно надежного банка.

С моей точки зрения, эта задача вполне решаема даже в сегодняшней России – и российские граждане решают ее вполне успешно. Недаром, если в сентябре 2008 года объем денежных депозитов населения в банках сократился на 1,5 %, а в октябре – на 6,0 % (это исключительно много, так как, например, в преддефолтном июле 1997 года они сократились всего лишь на 3 %), то в ноябре они увеличились, хотя и чисто символически – на 0,1 %.

Естественно, эти количественные изменения сопровождались глубочайшей реструктуризацией вкладов – мощным перетоком средств в более надежные, по мнению россиян, банки.



14.4. В какие банки нести деньги?

Страхование вкладов физических лиц является обязательным для всех банков, привлекающих средства населения. Поэтому, какую бы грубую ошибку Вы ни совершили с выбором банка, в случае его закрытия Вам должна быть возвращена сумма до 700 тысяч рублей.

Вместе с тем резервы системы страхования вкладов не бесконечны, а в условиях системного кризиса качество исполнения законов может весьма серьезно упасть.

Поэтому Вы должны внимательно относиться к выбору банка, в который вкладываете свои деньги, – не только для того, чтобы не пришлось нервничать, и не только для экономии времени и сил, которые придется потратить, если банк вдруг разорится, – но и для того, чтобы быть действительно уверенным в их сохранности.



14.4.1. Государственные банки – самое лучшее

Самыми надежными банками в условиях кризиса являются государственные: хотя государство сняло с себя формальные гарантии по их обязательствам, все понимают, что допустить их банкротства и даже значительных перебоев с выдачей денег государство не может, так как это вызовет уже не хозяйственную, а политическую катастрофу.

Поэтому даже в ходе кризиса 1998 года государственный Сбербанк работал без перебоев, а формально региональный Банк Москвы лишь на несколько дней ограничил дневное снятие средств через свои банкоматы.

В первой волне нынешнего кризиса, в сентябре-октябре, государственные банки на основной части территории страны работали без перебоев. Известно несколько случаев (не в крупных городах), когда отделения Сбербанка ограничивали дневное снятие денег со вкладов (кое-где даже 2 тыс. рублей) и даже вводили запись вкладчиков на снятие денег. Однако эти меры применялись вопреки жесточайшему требованию руководства Сбербанка «давать всем и сколько попросят», – просто потому, что далеко не во все регионы успели вовремя завезти необходимые для его выполнения суммы наличных денег. Когда наличные дошли до отделений Сбербанков, трудности прекратились – как правило, они продолжались недолго.

Известны также случаи задержки Сбербанком расчетов – даже небольших, даже по Москве, – но они не приняли значимых масштабов, не превышали нескольких дней и скорее всего были связаны с административной сумятицей, а не с реальным финансовым напряжением.

Поэтому в условиях кризиса свои деньги надо хранить в государственном банке: в Сбербанке, ВТБ24, Россельхозбанке, Банке Москвы.

Ассоциирование с теми или иными влиятельными государственными или окологосударственными структурами, свойственное, например, Газпромбанку, уже недостаточно для полной уверенности в его финансовой безопасности при любых обстоятельствах (тем более, что, насколько можно понять, этот банк принадлежит уже не «Газпрому»).

Будет меняться и относительная надежность государственных банков, значение статуса которых в условиях кризиса будет снижаться.

Так, Россельхозбанк специализируется на кредитовании сельского хозяйства, финансовое состояние которого понятно: государство оказывает и будет оказывать ему поддержку, в том числе через Россельхозбанк, эта поддержка увеличит его надежность, однако масштабы финансовых проблем в «подведомственном» ему сельском хозяйстве заставляют относиться к нему с некоторой опаской.

Какие бы финансовые трудности ни испытывала Москва, она будет оставаться центром, в который стекаются почти все деньги, зарабатываемые Россией. Много или мало – сколько есть – собираются в Москву. Поэтому Банк Москвы представляется абсолютно надежным, правда, с существенной оговоркой – пока Москву возглавляет Лужков. Как бы плохо мы ни относились к лужковской бюрократии, какой бы безумной она ни была, замена Лужкова может вызвать управленческую дезорганизацию и, соответственно, создать банковские риски.

Банк ВТБ24 отличается, наверное, лучшим качеством менеджмента из всех обращенных к населению государственных банков, однако он является «дочкой» одного из кризисных спонсоров российской экономики – Внешторгбанка, который может столкнуться с заметными сложностями из-за огромных масштабов оказываемой им (естественно, не по своей инициативе) нерыночной по своему характеру поддержки.

Конечно, эти сложности не станут фатальными, но вполне могут привести к некоторым временным проблемам для вкладчиков.

Поэтому наиболее надежным из государственных банков по-прежнему следует считать Сбербанк, остающийся одним из политических символов российского государства.

Платой за это является по-прежнему из рук вон плохой сервис и наглое злоупотребление монопольным положением (если можно придумать какое-то иное определение для взимания комиссии в размере 3 % за «не те» платежи, напишите в издательство – я заменю свой термин Вашим в следующих переизданиях этой книги).

Неотъемлемым элементом корпоративной культуры Сбербанка, насколько можно судить, является организация диких очередей, которые выстраиваются (даже без всякого экономического кризиса) не только в отделениях Сбербанка, но и к его банкоматам: господам-с не до клиентов.

Оборотной стороной этих неприятностей является исключительная добросовестность сотрудников Сбербанка, работающих непосредственно с клиентами. Они медленны, а к концу рабочего дня могут и не по делу огрызнуться, однако в Сбербанке, в отличие от многих других банков, я ни разу не сталкивался с путаницей и ошибками операционистов; кроме того, мне много раз давали правильные советы, а иной раз даже исправляли ошибки в реквизитах.

Еще раз подчеркну: я считаю надежными и вполне безопасными все государственные банки, так что Вам следует выбирать из них, исходя из величины ставок по процентам, удобству обслуживания и (если это важно) близости к Вашему дому. Описанные отличия между ними, в том числе и в надежности, представляются не принципиальными и нужны скорее для лучшего ориентирования, чем для непосредственного спасения своих денег.

14.4.2. Иностранные банки: не всегда оправданные надежды

Отдельной категорией являются российские дочерние структуры иностранных банков. Принципиально важно, что это не иностранные банки и не их филиалы, – это обычные российские банки, зарегистрированные и действующие по российскому законодательству и несущие на себе все риски российской экономики. Отличие от российских коммерческих банков, помимо иностранного названия, заключается в иностранном менеджменте (который далеко не всегда лучше нашего), иностранной культуре работы с клиентом (которая обычно лучше нашей) и возможности в случае кризиса в России получить финансовую поддержку от головного банка.

Российские вкладчики обычно надеются на последнее – ив целом делают правильно. Однако надо понимать, что стимулы к поддержке своих банков в России у крупных иностранных банков значительно слабее, чем у того же российского государства. К тому же в условиях глобального кризиса, который захлестнул мир и ударил по всем, такие банки сначала будут спасать сами себя, а лишь уже только после этого, далеко не в первую очередь, – свои дочерние структуры в других странах, в том числе и в далекой России.

Конечно, иностранные банки неоднородны, и их нужно изучать по отдельности.



Единственным, к которому следует привлечь отдельное внимание, представляется Ситибанк. В начале 2000-х годов, когда в Аргентине разразился серьезный финансовый кризис, руководство этого банка не стало поддерживать свой дочерний банк (имевший тот же бренд) в этой стране. Заявив, что оно не желает оплачивать за свой счет ошибки аргентинского правительства, руководство Ситибанка недрогнувшей рукой обанкротило свой банк в Аргентине, заставив оплатить эти ошибки (а заодно и ошибки собственного менеджмента) наивных аргентицев, доверивших им свои деньги.

Понятно, что то, что было сделано в Аргентине, может быть сделано этим банком и в других странах, например, в России.

Другой особенностью Ситибанка – на сей раз уже российского – является раздражение ряда его клиентов по поводу того, что после открытия счета в Ситибанке к ним вдруг начали в больших количествах приходить просьбы от разного рода благотворительных организаций. Эти просьбы часто напоминали требования и в ряде случаев были составлены в стиле «у вас так много денег – вам ничего не стоит пожертвовать 100 долларов на озеленение Луны!» Разумеется, Ситибанк отверг подозрения в передаче и тем более в продаже им персональных данных своих клиентов третьим лицам, хотя возможность этого вроде бы была заложена в некоторых договорах на открытие счетов физических лиц, однако с клиентами других банков ничего подобного не происходило.

С учетом всего изложенного те относительно низкие процентные ставки по депозитам, которые обычно платят иностранные банки в России, представляют собой, насколько можно судить, не столько плату за реально имеющуюся надежность, сколько плату за бренд и за не всегда оправданные надежды, возлагаемые на них россиянами.



14.4.3. Остальные: думай и берегись

В России работает достаточно много эффективных и надежных средних банков, которым можно без опаски доверять свои деньги даже в условиях экономического кризиса. Вопрос лишь в том, как их найти, ибо обычно они вполне удовлетворены своей клиентской базой, привлекают только те деньги, которые гарантированно могут «переварить» без какого бы то ни было риска, и потому совершенно не заинтересованы в рекламе.

Кроме того, обычный человек вряд ли сможет по внешним признакам или предоставляемой ему официальной информации отличить действительно надежный консервативный частный банк от банка-«помойки», занимающегося отмыванием взяток, получаемых теми или иными чиновниками и обладающего, в общем, не слишком высокой надежностью.

На сегодняшний день есть лишь один действительно надежный признак неблагополучия Ваших вкладов.

Если Вас угораздило доверить свои деньги банку, обещавшему (в масштабах процентных ставок осени 2008 года) своим вкладчикам 14–15 % годовых и кофеварку в подарок, бегите забирать свои деньги немедленно: может быть, Вы еще не опоздаете.

И всерьез подумайте о том, почему Вы сделали такую нелепую ошибку, в чем причина Вашей неимоверной глупости: в алчности? в чрезмерном доверии увлекающимся знакомым? или просто в отсутствии привычки задумываться над важными для Вас вопросами?

Найдите эту причину, как бы стыдно Вам ни было размышлять над столь болезненными вопросами, найдите ее и запомните хотя бы для того, чтобы никогда больше не повторять подобных ошибок.

В отношении всех остальных банков стоит рассматривать вопрос о возможности доверить им свои средства отдельно в каждом случае, однако в целом, с моей точки зрения, на это не стоит тратить время. Даже если Вы потеряете проценты, так как государственные банки платят в целом меньше частных, – Вы практически гарантированно сэкономите на валерьянке.



Даже Альфа-банк, переживший дефолт без ограничений выдачи средств вкладчикам, обладающий развитой сетью банкоматов и отделений, работающих с физическими лицами, демонстрирует весьма тревожную для потенциального клиента корпоративную культуру.

Помимо общего низкого качества обслуживания в тех филиалах, с которыми я как клиент этого банка имел несчастье сталкиваться, во время дестабилизации банковской системы в 2004 году Альфа-банк попытался разорить газету «Коммерсант», вчинив ей иск на заведомо непосильные ей 10 млн долларов за описание реально существовавших очередей в его отделения. То есть Альфа-банк попытался, насколько можно понять, уничтожить газету, вся вина которой заключалась в описании реально происходивших в этом банке событий!

Во время той же самой дестабилизации банковской системы Альфа-банк первым в стране, насколько можно понять, ввел не предусмотренный договорами и полностью незаконный 10-процентный штраф за досрочное расторжение депозита. Осенью 2008 года к этой же практике прибегли некоторые другие банки, оказавшиеся на грани разорения,  – однако никому из них не пришло в голову ничего даже отдаленно напоминающее иезуитское заявление руководства Альфа-банка, в 2004 году официально трактовавшее введение этого штрафа как заботу о сохранности средств своих клиентов!

В любом случае в одном негосударственном банке не стоит держать вклад на сумму, большую (с учетом процентов, которые могут быть начислены) 700 тыс. рублей. Если Вы по каким-то причинам хотите держать в том или ином банке более крупную сумму, откройте второй счет на имя близкого человека, в надежности которого Вы уверены (разумеется, для этого надо, чтобы он выдал Вам нотариально заверенную доверенность на управление этим вкладом или же взял у Вас деньги и сам выполнил все необходимые операции). Тогда в случае банкротства банка Вы сможете получить назад свои деньги с обоих счетов.



14.4.4. Что делать, если обанкротился банк, в котором был вклад?

Ваш спаситель с этом случае – Агентство по страхованию вкладов. Это действительно профессиональная и эффективная организация, редкий элемент системы государственного управления, вправду стоящий на страже Ваших интересов.

Не сочтите за рекламу, но эта структура работает, и работает на нас с Вами.

В Агентство можно бесплатно позвонить по телефону 8-800-200-08-05, однако, перед тем как звонить, лучше зайти на очень толковый и исчерпывающе информативный сайт, находящийся в Интернете по адресу http://www.asv.org.ru. Все необходимые документы, бланки заявлений и внятные разъяснения, как их заполнять и что с ними делать после заполнения, находятся на сайте.

Ограничусь несколькими уточнениями, которые могут быть важны для Вас до наступления, как изящно выражаются в Агентстве, «страхового случая».

Прежде всего Вы можете обращаться в Агентство по страхованию вкладов и требовать возврата своих денег не тогда, когда банк отказался возвращать их Вам, но лишь в случае отзыва банковской лицензии или при введении Банком России моратория на удовлетворение требований клиентов банка.

На практике это означает, что, если банк просто не возвращает Вам средства, ссылаясь на временные трудности (которые могут длиться неограниченно долго), Вы должны не «проявлять понимание» и «входить в положение», а со всей доступной Вам жесткостью требовать свои деньги «здесь и сейчас». При этом следует угрожать всеми разрешенными законом методами защиты Ваших прав: скандалом, привлечением журналистов, обращением в суд, контрольные и надзорные органы, а также одиночным пикетом у входа в банк (хотя эту формально разрешенную законом меру я бы Вам не посоветовал).

Если это происходит в отделении банка в присутствии других клиентов, постарайтесь скандалить погромче, чтобы привлечь их внимание. Даже если Вам не удастся добиться их участия в конфликте на Вашей стороне, самим фактом оглашения своих проблем Вы будете дискредитировать банк в глазах его клиентов, усугубляя его проблемы, что весьма полезно для психологического давления на менеджера, с которым Вам придется иметь дело.

Весьма вероятно, что менеджеры банка будут хамить Вам, сознательно провоцируя Вас на нарушение порядка и оскорбления, чтобы иметь возможность дискредитировать Вас и, если и не отдать под суд, иметь возможность выставить Вас из банка и хотя бы на время отсрочить предъявление Вами претензий.

В этом случае Вы должны соблюдать спокойствие, говорить четко и корректно, не допуская ругательств и оскорблений в чей бы то ни было адрес, особенно в тех случаях, когда их содержательное значение полностью соответствует облику и поведению представителей банка.

Вы должны также:

• повторить сказанное Вам сотрудником банка ему, по возможности близко к тексту;

• спросить, понимает ли он, что наносит Вам оскорбление, и попросить уточнить, оскорбляет ли он Вас потому, что соответствующие требования содержатся в его должностных инструкциях, по поручению руководства банка или по собственной инициативе;

• потребовать жалобную книгу и вышестоящего менеджера, после чего продолжить разговор уже с ним, для начала потребовав извинений за хамство сотрудника и пообещав обеспечить максимально широкое информирование общественности (через знакомых Вам журналистов) и клиентов банка о том, что хамство в адрес клиентов рассматривается руководством этого банка как неотъемлемая часть его корпоративной культуры.

Банк может не иметь жалобной книги (или

Вам могут отказаться ее выдать), однако это дает Вам основания обращаться с жалобой в Роспотребнадзор, поскольку как организация, предоставляющая услуги населению, он обязан ее иметь.

Вы должны понимать, что никакого смысла в записи в жалобной книге и тем более в обращении в надзорные и контрольные органы скорее всего нет, и целью Ваших угроз является не более чем обеспечение хотя бы некоторой вменяемости сотрудника банка, с которым Вы общаетесь.

Вы должны быть готовы к его полной невменяемости (ибо отреформированная система высшего образования производит «специалистов», которых в старое время взяли бы на учебу не в каждое ПТУ) и в этом случае требовать общения с его руководителем.

Скорее всего, Вам будут разъяснять, что, устроив публичный скандал, Вы еще более ухудшите положение банка и тем самым затрудните исполнение им обязательств перед Вами.

На самом деле это попытка дешевого обмана, ибо, если сотрудники не возвращают Вам Ваш вклад даже под угрозой такого скандала, банк, скорее всего, уже банкрот и уже не вернет Вам денег. Подняв тревогу и приблизив тем самым по мере сил его формальное банкротство, Вы всего лишь приблизите время возврата Ваших денег и не причините вреда никому.

Таким образом, если банк не возвращает Вам средства под любым предлогом, Вы должны добиться признания его банкротом и отзыва у него банковской лицензии. Для этого надо устраивать максимально серьезный скандал (в том числе информируя о неплатежеспособности банка журналистов и других его вкладчиков) и подавать на него в суд (лучше коллективно, однако тратить на организацию вкладчиков больше двух-трех дней не стоит; проще подать иск самому, а остальные пусть подтягиваются потом – суд все равно объединит иски в единое дело, а рассмотрение его ускорится более ранней подачей первого иска).

Подавая иск, Вы должны понимать, что страхование в рамках 700 тыс. рублей распространяется на сумму Вашего вклада и процентов по нему, начисленных на дату отзыва у банка лицензии.

Вклады и проценты в валюте пересчитываются по курсу Банка России на день отзыва у банка лицензии, и средства возмещаются в рублях. Таким образом, в условиях девальвации рубля Вы можете потерять средства, если сумма Вашего валютного вклада и процентов по нему в рублевом выражении из-за обесценивания рубля вырастет и превысит 700 тыс. рублей, а также если рубль существенно ослабеет между моментом отзыва у банка лицензии и получения Вами в рублях суммы страхового возмещения.

Ваши средства в российском банке не застрахованы в том случае, если они размещены на предъявителя (в том числе удостоверены сберегательным сертификатом или сберегательной книжкой на предъявителя), если они переданы банку в доверительное управление или если они размещены в филиале российского банка за границей. Наконец, если Вы занимаетесь предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, счета, открытые Вами в связи с этой деятельностью (причем понятие «в связи» может, как Вы понимаете, трактоваться достаточно широко), также не имеют никакой защиты от банкротства банка.

Существенно и то, что при возмещении Вам Ваших средств из них вычитаются все Ваши обязательства перед банком, например, невозвращенный кредит (в том числе по кредитной карточке).

Процедура получения Вами страховки по вкладам, предусмотренная законом, достаточно проста и технологична. После того как Банк России отзовет у банка лицензию (или введет мораторий на исполнения требований кредиторов к нему), начав тем самым процедуру банкротства, этот банк в течение семи дней обязан предоставить в Агентство по страхованию вкладов реестр своих вкладчиков с указанием их фамилий, адресов и величины вкладов.

Естественно, если в банкротящемся банке наступила полная разруха, он может пренебречь этой обязанностью, поэтому Вы должны следить за информацией об отзывах лицензий у банков в СМИ и, главное, на сайте самого Агентства, где публикуется исчерпывающая информация.

В течение семи дней (календарных, а не рабочих!) после получения реестра из банка Агентство по страхованию вкладов должно опубликовать в СМИ и вывесить в самом банке объявление с указанием мест, куда Вам надо обратиться с заявлением о получении страховки. Более того: в течение месяца после этого оно обязано предоставить Вам всю необходимую информацию личным письмом, которое будет отправлено на адрес, указанный Вами при открытии счета в банке-банкроте. Эту информацию можно также будет найти на сайте Агентства, где она публикуется вовремя и в полном объеме – и это самый надежный и простой способ. Можно, конечно, и просто позвонить в него.

По идее местом подачи заявления о получении страховки должны быть банки, находящиеся поблизости от банка-банкрота, однако, если Вы по тем или иным причинам не можете добраться до такого места, Вы сможете направить в него заявление по почте. Существенно, что в этом случае его надо обязательно направлять заказным письмом с уведомлением о вручении (остальные способы почтовой связи в пореформенной России представляются ненадежными) и, не получив такого уведомления в течение 10 дней, встревожиться и передать заявление иным способом.

Однако лучше принести заявление о выдаче страховки лично; при этом с Вами должен быть удостоверяющий личность документ – причем не любой, а именно тот, по которому Вы открывали счет.

Вы имеете право обращаться за получением страховки довольно долго – со дня наступления страхового случая до дня завершения процедуры банкротства банка, а при введении Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов – до дня окончания действия этого моратория. Лучше, конечно, поторопиться: с одной стороны, неясно, сколько будут длиться все эти процедуры, а с другой – каждый день промедления будет обесценивать Ваши средства (из-за инфляции и девальвации рубля).

Если Вы поздно спохватились и пропустили срок подачи заявления, Вам надо писать соответствующее заявление в Агентство. Правление Агентства может специальным решением восстановить упущенные Вами права, но только в случаях, предусмотренных законом (например, если Вы пропустили время подачи заявления из-за командировки или длительной болезни).

При принятии у Вас заявления Вам должны назвать сумму Вашего вклада в соответствии с данными банка-банкрота и назвать величину страховки, которую Вы получите. В случае несогласия с этими данными Вы должны представить документы, доказывающие Вашу правоту, в Агентство. Оно переправит их в банк-банкрот, который должен рассмотреть их и в течение десяти дней со дня получения (понятно, что какое-то время документы будут находиться в пути) направить в Агентство сообщение о своем решении.

В этом случае Вы должны не пускать дело на самотек, а постоянно контактировать с сотрудниками Агентства, следя за скоростью прохождения документов и обоснованностью позиции представителей банка-банкрота.

Существенно, что споры о величине страховки оттягивают срок ее выплаты. Лишь после того, как Вы согласовали сумму своей страховки, она должна быть выплачена Вам Агентством страхования вкладов – правда, практически мгновенно: в течение трех дней (хотя и не ранее двух недель со дня отзыва у банка лицензии или объявления Банка России о прекращении удовлетворения им требований его кредиторов).

Форму выплаты определяете Вы сами при заполнении заявления: Вы можете получить его либо наличными, либо перечислением на банковский счет, который Вы укажете.

Весьма существенно, что в случае смерти вкладчика его наследники, уже вступившие в права наследования, имеют право на получение возмещения по таким вкладам. В этом случае им придется представить, помимо заявления о выплате возмещения по вкладам и документа, удостоверяющего личность, также документы, подтверждающие право на наследство.

Существенно, что, если страховка покрыла лишь часть Вашего вклада (то есть если обязательства банка перед Вами превышали 700 тыс. руб.), Вы сохраняете право на получение оставшейся части вклада наряду с другими кредиторами банка-банкрота – например, в процессе конкурсного производства.




14.5. Драгоценности и драгметаллы

Прежде всего надо обратить внимание на то, что покупка драгоценных металлов облагается НДС; поэтому все Ваши приобретения теряют 18 % своей стоимости, как только Вы пересекаете порог отделения банка.

Памятные монеты стоят существенно дороже металла, из которого они сделаны, и представляют реальный интерес преимущественно для нумизматов. В условиях кризиса цены на специализированные и не связанные с выживанием предметы (и тем более на объекты разного рода хобби), как правило, падают. Поэтому в ближайшие два-три года Ваши инвестиции в памятные монеты останутся не только низколиквидными, но и, в самом лучшем случае, низкодоходными.

Таким образом, реальным направлением инвестиций в металлы является покупка «металлических счетов» в надежных (и потому государственных) банках.

Однако не стоит забывать, что общая нехватка денег вынуждает глобальных инвесторов выводить средства из всех видов вложений, в том числе и натуральных ресурсов. Это одна из причин (хотя и не главная) удешевления нефти – и металлов.

Вторая причина удешевления природных ресурсов (как нефти, так и металлов) – существенное снижение деловой активности в отраслях, являющихся их основными потребителями. Ведь даже золото в значительных масштабах потребляется электротехнической промышленностью, основная часть палладия потребляется также охваченным кризисом автомобилестроением (еще в большей степени это относится к таким «прагматичным» металлам, как никель, медь и алюминий).

Таким образом, в силу резкого сокращения масштабов спекулятивных операций и падения потребностей реального сектора инвестиции в металлы, даже такие сакральные, как золото, до завершения глобального кризиса, с моей точки зрения, заслуживают лишь скептического отношения.

Стремление большого количества аналитиков найти такой же гарантированный объект инвестиций, своего рода «инвестиционную панацею», каким еще недавно были нефтяные и «металлические» фьючерсы, по-человечески вполне понятно и объяснимо. К сожалению, в условиях глобальной депрессии наиболее надежным (а во многом и выгодным) объектом вложения средств являются сами деньги (в России – иностранная валюта).

Исключительный эффект в силу объективно обусловленного обескровленностью потенциальных конкурентов отсутствия конкуренции может дать нахождение новых рыночных ниш – фундамент многих американских бизнес-гигантов был заложен именно в прошлую, Великую депрессию. Однако нахождение таких ниш доступно лишь единицам; обычному же, массовому частному инвестору можно лишь посоветовать не связываться с драгметаллами – как и с остальными объектами безнадежной влюбленности неуравновешенных аналитиков.


Глава 15 Финансовые рынки: Стоит ли рисковать?




15.1. Общие тенденции

Насколько можно судить, американская экономика начнет постепенно выползать из депрессии не ранее конца 2009 года, а скорее всего позже – не ранее 2010 года. Примерно через год после нее свои показатели начнет улучшать экономика Евросоюза.

Это связано не только с тем, что кризисные явления зародились именно в американской экономике, но и с ее большей устойчивостью, диверсифицированностью, гибкостью, более высоким управленческим и технологическим уровнем. Критерием последнего является, конечно, не сравнительное качество относительно простых изделий ширпотреба вроде автомобилей, но в первую очередь способность массового сознания новых технологических принципов.

И лишь затем, только после США и Евросоюза (а скорее всего и после Китая) – ни при каких, сколь угодно благоприятных обстоятельствах, не ранее весны 2011 года, – начнется значимое улучшение социально-экономических показателей и, соответственно, рост финансовых рынков России.

К сожалению, наша страна остается сырьевым придатком Евросоюза и, во все большей степени, Китая не столько по каким бы то ни было объективным причинам (которые, конечно, тоже существуют), сколько в первую очередь из-за внятной и четкой ориентации и мотивации нашей «правящей тусовки», которую язык не поворачивается назвать «элитой».

Подчеркиваю: это оптимистичный сценарий, я бы даже сказал – крайне оптимистичный.

Из него следует, что на ближайшие годы непрофессиональные инвесторы, то есть мы с Вами, должны наизусть выучить фразу одного из профессиональных западных инвесторов, заявившего после дефолта 1998 года: «Я лучше буду жрать горящие ядерные отходы, чем инвестировать в Россию». (В 2003 году он, правда, исключительно успешно вложил в нашу страну большие средства, что еще раз подтверждает: всякому правилу свое время.)

Российский фондовый рынок сейчас, насколько можно понять, лежит «на дне» или весьма близко к «дну» – и будет оставаться на нем еще довольно долго. Периоды некоторого роста будут сопровождаться периодами некоторого спада, а ожидаемое небольшое удорожание нефти (вызванное ожидающимся обесцениванием доллара), конечно, подтолкнет российский фондовый рынок вверх, – однако это движение будет полностью компенсировано идущей девальвацией рубля, которая уже тянет рынки вниз.

Таким образом, финансовые рынки России будут «болтаться, как цветок в проруби», не демонстрируя однозначных тенденций и оставляя мало надежд частному инвестору.

Конечно, отдельные эпизоды все равно будут способны принести исключительно высокую прибыль.

Так, получение теми или иными корпорациями денежной государственной помощи ведет к скачку котировок их акций; с другой стороны, многие крупные корпорации, отчаянно нуждаясь в деньгах, размещают свои краткосрочные ценные бумаги с головокружительной доходностью (так, например, доходность по облигациям ГАЗа, размещавшимся в декабре со сроком погашения в феврале 2009 года, достигала 60 % в рублях).

Однако своевременно узнать о таких возможностях обыкновенному человеку, не имеющему доступ к инсайдерской информации, весьма затруднительно и потому не может быть массовой, всеобщей стратегией инвестирования.

Если у Вас есть такая возможность – это прекрасно, я поздравляю Вас и немного завидую, однако даже в этом случае надо учитывать имеющиеся риски корпоративных дефолтов и девальвации рубля.

Обвальная девальвация рубля представляется неизбежной; она приведет к обрушению фондового рынка, на котором в принципе также можно заработать, – но инструменты, позволяющие заработать на падении фондового рынка (как и позволяющие работать на мировых рынках), несколько более сложны, чем позволяющие заработать на его росте. Они требуют хотя бы минимальной подготовки, на которую далеко не у всех хватает времени и желания.

Кроме того, даже небольшая ошибка с определением сроков обвальной девальвации может принести вместо огромных доходов столь же огромные убытки.

В целом кризисные периоды являются высокорискованными, – и какие бы радужные истории об огромных спекулятивных доходах Вы ни слышали, в первую очередь Вам стоит подумать о значительно большем количестве никем не популяризируемых историй чудовищных разорений.

Поймите: если Вы не профессиональный финансовый спекулянт, кризис – это не время «срывать куш».

Это время сохранять нажитое.



15.2. Какой суммой можно рисковать в условиях кризиса?

Весьма вероятно, что Вы не удовлетворены низкими процентными ставками по вкладам в надежных банках, а зрелище неумолимо съедаемых инфляцией сбережений всей Вашей жизни ранит Вам сердце.

В этом случае Вы, конечно, можете пренебречь правилом, по которому для массового инвестора кризис является временем сохранения, а не зарабатывания денег, и вложить свои средства в тот или иной финансовый инструмент.

Главное, не вздумайте при этом рисковать последним.

Собственно, и предпоследним тоже.

Для того, чтобы определить максимальную величину суммы, которую Вы можете пустить на относительно рискованные инвестиции, Вы должны взять лист бумаги и посчитать примерные расходы Вашей семьи в месяц.

Затем хорошенько подумайте, от каких выявленных Вами расходов в принципе Вы могли бы отказаться.

Затем подумайте, какие неизбежные расходы ждут Вас в предстоящем году (например, замена развалившейся и ставшей непригодной для использования мебели, неизбежный ремонт, поступление детей в вуз, плановая операция и так далее).

И определите сумму в валютном эквиваленте (потому что угроза обвальной девальвации рубля вполне реальна), которая нужна Вам и Вашей семье, чтобы прожить предстоящий год, не имея никаких источников текущих доходов, кроме пенсий пожилых членов семьи. Ни зарплат, ни побочных приработков – ничего. Конечно, прожить скромно и без каких бы то ни было излишеств, но все же прожить.

Умножьте требуемую сумму на 30 % – это не только вероятная инфляция (в валюте она, конечно, будет меньше), но и «страховой резерв» на разного рода непредвиденные неприятности. В число этих неприятностей входят не только болезни и вынужденные займы друзьям, попавшим в критическую ситуацию, но и те расходы, о которых Вы, как нормальный человек, забыли (скорее всего такие расходы будут, в этом нет ничего плохого).

Если у Вас есть болезненные родственники или друзья, перманентно испытывающие проблемы и нуждающиеся в Вашей финансовой помощи, – вероятность непредвиденных расходов больше, и Вы должны резервировать под них большие суммы.

Полученная в результате описанных расчетов величина – «неприкосновенный запас» Вашей семьи на ближайший год, который обеспечит Вам «запас прочности» почти в любых испытаниях и запас времени для того, чтобы спокойно подумать и рационально отреагировать почти на любые неприятности.

Всеми накоплениями, которые есть у Вас сверх этой суммы, можете спокойно рисковать, – но эту сумму извольте сохранять в неприкосновенности, какие бы надежды Вы ни питали: это залог благополучия Вашей семьи, Ваша антикризисная страховка.

Сдерживать свою алчность и сохранять эту страховку Вам поможет простой психологический прием: перед принятием решения о том или ином вложении средств рассчитывайте не только вероятную прибыль, но и вероятный убыток. При этом следует переводить в те или иные привлекательные для Вас потребительские блага не только ожидаемые доходы (чему учат непрофессиональные зазывалы в разного рода инвестиционных компаниях), но и – обязательно – возможные убытки.



15.3. ФОРЕКС или ценные бумаги?

Если Вы твердо решились инвестировать в кризисных условиях, Вам нужно прежде всего выбрать рынок, на котором Вы будете рисковать. Наиболее общий выбор вынесен в заголовок настоящего параграфа – попытаетесь ли Вы играть на курсах различных валют или же на ценных бумагах?

Играть на обоих этих рынках можно не выходя из дома, при помощи Интернета, после установки на Вашем компьютере (опять-таки через Интернет) достаточно простых программ и после достаточно примитивного обучения, которое обеспечивает значительное количество брокерских контор (частично, опять-таки, по Интернету). Это обучение должно обязательно включать Ваше участие в торгах в демонстрационном режиме, когда Вы как бы манипулируете своими деньгами на реально колеблющихся рынках и вырабатываете простейшие технические навыки. Согласитесь, было бы обидно потерять деньги из-за того, что Вы нажали не ту клавишу или забыли, какую клавишу надо нажимать, – вот от таких нелепых потерь и должна застраховать Вас учеба.

От потерь, вызванных более существенными факторами, она Вас не застрахует.

В частности, валютный рынок (ФОРЕКС) устроен так, что на нем (правда, в спокойные времена, без всяких кризисов), как правило, выигрывают крупные игроки, инвестирующие значительные суммы – более 200 тыс. долларов, – и проигрывают относительно мелкие, инвестирующие менее 100 тыс. долларов.

Разумеется, это не значит, что Вы обязательно выиграете, рискнув большой суммой, и обязательно проиграете, рискнув малой. Однако при относительно длительной игре риски выравниваются, и за счет большей «прочности» более крупных игроков они имеют существенно больше шансов «дождаться своей удачи», чем мелкие игроки, теряющие свои средства уже из-за первой же серии ошибок.

Конечно, Вы можете играть на базе той или иной хитроумной (а иногда и примитивной) стратегии. Так, я знавал одного американского брокера, который виртуозно пользовался полным прекращением деловой активности в мусульманских странах по пятницам, вовремя организуя спекулятивные атаки против валют этих стран на различных локальных рынках, – однако он опирался на финансовую мощь своего банка, несопоставимую с Вашей, и посвятил выработке и шлифовке этой немудрящей стратегии всю свою жизнь.

Если Вы можете выработать что-либо столь же действенное и при этом не требующее значительных ресурсов – вперед!

Если нет – лучше обратить свои взоры на рынки ценных бумаг.

Они несравнимо более разнообразны с точки зрения как национальных и отраслевых различий, так и тех финансовых механизмов, которые Вы можете использовать.

Однако Вы должны понимать: фраза о том, что котировка тех или иных акций «достигла дна, и дальше им падать уже некуда» не имеет под собой никакой рациональной основы, кроме желания фондовых компаний вовлечь Ваши деньги на этот рынок.

Ведь инвестиционные брокеры зарабатывают основную часть своего дохода с оборота Ваших денег вне зависимости от того, получаете ли Вы прибыль или убыток.

Поэтому рациональное с точки зрения интересов своей компании поведение Вашего инвестиционного консультанта (если Вам его вообще предоставят) заключается в стимулировании Вас к проведению максимального числа операций купли-продажи ценных бумаг, ибо его компания снимает свой процент с каждой такой сделки. Да, если Вы при этом будете получать доход, компания получит дополнительную выгоду, – но именно дополнительную, своего рода бонус, на который в условиях кризиса она, как правило, и не рассчитывает.

Именно поэтому инвестиционные брокеры – профессиональные оптимисты: им нужно любой ценой удержать деньги клиентов под своим управлением, и потому они будут рассказывать Вам о радужных перспективах даже в Освенциме.

Такой оптимизм имеет свои положительные стороны и, более того, жизненно необходим для поддержания психологической устойчивости общества, – однако, чтобы сохранить свои деньги, Вы должны внятно сознавать его коммерческую, корыстную природу.

Нелепо думать, что выпавший из окна девятого этажа человек встанет с асфальта и начнет подниматься вверх просто потому, что уже «достиг дна», – однако в отношении фондового рынка в целом и конкретных корпораций эта же логика кажется нам вполне разумной.

Общаясь с очередным радостным, эффективным и вызывающим непроизвольное доверие носителем такой логики, вспоминайте пример моих сибирских друзей. Во время падения российского фондового рынка осенью 2008 года они купили акции «Норильского никеля» по 5 тысяч рублей, потому что «дальше падать некуда», успели продать их по 3500, потом купили их по 3 тысячи рублей и продали по 1800. Может быть, они купили что-нибудь еще – мне было просто неловко их спрашивать.

Все разговоры о «недооцененности» акций российских компаний имели смысл в прошлой, докризисной реальности: глобальный финансовый кризис и резкое ухудшение конъюнктуры внутри России резко ухудшили условия существования этих компаний и уронили их стоимость, а стоимость денег увеличили.

Поэтому они и подешевели.

Когда-нибудь они восстановятся в цене, но это будет нескоро. «Пиковые» показатели российского фондового рынка 1997 года были достигнуты вновь лишь через пять лет, – а масштабы и глубина кризиса тогда были несравнимо ниже.

В любом случае покупать российские ценные бумаги имеет смысл лишь на относительно короткое время – до очередного маленького скачка, после которого может последовать очередной провал, помня, что в стратегическом плане нас, скорее всего, ждет их обесценивание из-за девальвации рубля.

Если у Вас уже есть на руках российские ценные бумаги, – Вам надо улучить момент и продать их по максимально возможной цене, но до девальвации. Эта цена может возникнуть по не экономическим, а вполне психологическим обстоятельствам (ибо участники фондового рынка такие же люди, как Вы) – из-за удачного выступления президента страны, победы наших спортсменов, лучших, чем ожидалось, данных статистики, улучшения ситуации в США, из-за которой тот или иной портфельный инвестор зашел на российский фондовый рынок…

Вовремя продав свои акции в такой момент, Вы должны дождаться лучшего момента для последующей покупки. Сейчас таким моментом кажется завершение обвальной девальвации рубля, однако не стоит забывать, что оно может стать «детонатором» новых негативных процессов, которые еще более отсрочат начало восстановления российского фондового рынка.

Продавая ранее купленные акции в условиях кризиса, не ждите, что они вернутся к той цене, по которой Вы их покупали: в обозримом будущем – до обвальной девальвации – этого скорее всего не произойдет, а Ваша задача сейчас заключается в минимизации убытков, а не в получении прибылей.

Фундаментальным правилом торговли ценными бумагами (и вообще работы на фондовом рынке) является неуклонное следование принципу «здесь и сейчас»: при принятии любого решения учитывайте только те факторы, которые действуют в момент его принятия, – то, что Вы делали или думали в прошлом, не должно влиять на Ваше текущее решение. В частности, неважно, за сколько Вы покупали тот или иной финансовый инструмент и какие надежды с ним связывали, – важно, сколько он стоит и какие имеет перспективы сегодня. Ваши прошлые ошибки – как и Ваши прошлые достижения – не должны ложиться тяжелым грузом на Ваше сегодняшнее поведение.

15.4. ПИФы, доверительное управление или прямая торговля?

Паевые инвестиционные фонды (ПИФы) удобны тем, что Вы доверяете свои средства профессиональным управляющим, имеющим большой опыт и вкладывающим их в соответствии с заранее определенными и заранее известными правилами.

Важно понимать, что эти правила вырабатываются на основе формальных процедур и международных требований, не всегда имеющих отношение к нашей стране, и потому отнюдь не всегда рациональны. В частности, даже лучшие управляющие компании во время роста российского фондового рынка имели, например, ПИФы, инвестирующие в низкодоходные и высоконадежные корпоративные облигации.

Да, конечно, надежность и доходность сбалансированы – чем меньше одного, тем больше другого, – но порой этот баланс принимает уродливые формы: так, рост цены пая таких ПИФов в разы отставал от роста фондового рынка в целом и был даже ниже официального уровня инфляции. В результате Вы были надежно защищены от падения стоимости своего вложения из-за обесценивания облигаций, чего и так не произошло бы (так как рынок почти гарантированно рос), – но зато гарантированно теряли свои средства из-за вульгарной инфляции.

Поэтому, выбирая ПИФ, Вы должны применять к нему несколько простых правил.

Прежде всего его управляющая компания должна быть надежной, то есть относительно успешно пережить прошлый к моменту инвестирования финансовый кризис. Через 3–4 года это будет нынешний кризис, однако сейчас выбор существенно уже – приходится выбирать между управляющими компаниями, пережившими дефолт 1998 года.

Второе правило – ПИФ должен быть доходным. Не имеет смысла вкладывать средства в ПИФ, рост стоимости пая которого отстает от роста котировок фондового рынка в целом – индекса ММВБ или, на худой конец, РТС (на него приходится менее 10 % оборота, сделки номинируются в валюте, а не в рублях, а часть их осуществляется вообще на Кипре; кроме того, в принципе возможно влияние на общий индекс не заключенных, а лишь объявленных, в том числе и в спекулятивных целях, сделок).

Помните, что часть Ваших денег, вложенных в ПИФ, идет на оплату услуг управляющей компании (если стоимость пая растет – большая часть, если падает – меньшая, но Вы платите компании в любом случае), и за эти деньги она должна действительно работать. Критерий же успешности ее работы (из-за чего, собственно, и имеет смысл прибегать к услугам ПИФов) один – выбор таких объектов инвестирования, которые дорожают быстрее рынка (или, если угодно, дешевеют медленнее него).

Третье правило выбора ПИФа – недоверие к рекламе. Когда Вам объясняют, что за последние 3 года стоимость пая данного ПИФа выросла втрое, не поленитесь поинтересоваться, что случилось с ней в последние полгода: в управляющей компании вполне может смениться команда менеджеров, которые добивались успехов, – но реклама этого, разумеется, не отразит.

Когда Вам показывают графики, внимательно изучите их и поймите действительный смыл этих кривых. Я, например, чуть-чуть не вложил свои средства в ПИФ, кривая на рекламе которого стремительно взмывала вверх; слава богу, я обратил внимание на то, что она взмывала к нулю, а сам график отражал сокращающееся отставание динамики стоимости пая данного ПИФа от средней по рынку.

Помните, что, вкладывая деньги в ПИФ, Вы не можете влиять на управление ими иначе, чем простым изъятием из данного ПИФа. Кроме того, Вы не можете зарабатывать на падении рынка – только на его росте; поэтому в ситуации неопределенности (и тем более почти гарантированного снижения котировок в результате обвальной девальвации) имеет смысл вкладывать деньги только в те ПИФы, которые доказали способность наращивать свою стоимость даже в таких условиях.

Доверительное управление является весьма привлекательным видом инвестирования для относительно «продвинутых» людей, знающих, что основные прибыли делаются на фондовом рынке не за счет угадывания фундаментальных изменений, а на внутридневных колебаниях котировок.

Причина в том, что фундаментальные изменения относительно малочисленны и редки, проявляются в течение достаточно длительного времени, не в «чистом» виде, так как помимо них на рынок влияет масса разнонаправленных преходящих факторов, а главное – они достаточно трудны в понимании. Ошибка в определении момента начала и конца проявления фундаментального изменения легко может стать роковой; так, один из величайших экономистов всех времен и народов Дж. М. Кейнс говорил, что ни у кого из нас нет «запаса прочности», чтобы, находясь в рынке, дождаться момента, когда он наконец вслед за нами осознает свою ошибку.

В противовес неопределенному до полной запутанности фундаментальному анализу анализ технический, изучающий краткосрочные колебания котировок, разработан исключительно подробно. Зарабатывание денег на внутридневных колебаниях представляет собой в основном техническую и высоко формализованную задачу; даже серьезная ошибка ведет здесь в основном не к убыткам, но лишь к снижению прибыли (и без того небольшой).

Поэтому, прилагая большие усилия и тратя много времени, Вы после соответствующего обучения сможете зарабатывать на внутридневных колебаниях значительно более надежно, чем на внутригодовых. Поскольку это тяжелый изматывающий (в частности, очень нервный) труд, обучение достаточно сложно, а большинство инвесторов хочет заниматься чем-то еще, кроме изнуряющей купли-продажи ценных бумаг каждые несколько минут, многие банки предоставляют своим клиентам услугу «доверительного управления».

Ее смысл заключается в том, что Вы доверяете свои деньги в управление конкретному брокеру, имеющему хорошие результаты, и он согласует свои действия с Вами лишь при возможности – когда у него есть время, а открывшаяся и увиденная им возможность не требует немедленного совершения действий. В остальном он оперирует Вашими деньгами вполне самостоятельно, так же, как и деньгами банка, отчитываясь перед Вами лишь по итогам торгового дня (а то и торговой недели).

Безусловно, что какая-то часть его операций будет ошибочной и нести убытки, но в целом он должен уверенно выходить в плюс – просто потому, что до привлечения Ваших денег он уверенно приносил доход своему банку.

Однако на практике так происходит далеко не всегда, и причиной этому служат принципиально разные механизмы обеспечения ответственности этого брокера в отношении Вас и в отношении банка, где он работает.

В банке им руководят профессиональные люди, которые хорошо понимают специфику его работы и которым он может объяснить свои действия даже в том случае, если он принес убыток; в отношении Вас у него как минимум нет подобной убежденности, а обычно есть убежденность в строго противоположном.

Даже если допущенная им ошибка не будет иметь никакого оправдания, она останется в рамках профессионального сообщества; ему объявят выговор, возможно, даже оштрафуют, – но банку как таковому не будет нанесен репутационный ущерб.

Если же недовольство его работой будете испытывать Вы (а вероятность этого в силу Вашего непрофессионализма существенно выше), то, какие стандартные формуляры отказов от претензий Вы бы ни подписывали при оформлении Вашей инвестиции, вы сможете написать жалобу руководству банка (а не непосредственным руководителям этого брокера), а при обращении в СМИ и создать для банка имиджевые проблемы.

Поэтому риски при работе с Вашими деньгами в рамках доверительного управления для брокера при любых обстоятельствах по вполне объективным причинам будут существенно выше, чем при работе с деньгами банка или корпоративных клиентов. Это обеспечит его значительно большую осторожность, консервативность при работе с Вашими деньгами, а значит – и существенно меньший уровень Ваших доходов.

На практике в большинстве случаев, что бы Вам ни говорили, Вам стоит сразу забыть о зарабатывании на внутридневных колебаниях и совершении брокером каких бы то ни было действий, кроме покупок и продаж по Вашим прямым и недвусмысленным указаниям. (В отдельных случаях от Вас могут еще потребовать письменное подтверждение последних, но с появлением автоматической записи разговоров это требование, слава богу, кануло в Лету.)

Я пишу это на примере личного опыта. Несколько лет назад брокер, входивший в том году в пятерку лучших брокеров России, просто не стал осуществлять согласованную с ним и детально разъясненную ему весьма простую операцию просто потому, что по никому не известным причинам ему, как он потом объяснял, показалось, что я не до конца уверен в желательности этой операции. При этом в ходе достаточно долгого разговора он ни словом не обмолвился мне о своих сомнениях, а понесенные мною в результате этого убытки остались исключительно моей проблемой.

Добавлю, что я был другом совладельца (и одновременно управляющего) этого банка. Он специально подробно объяснил брокеру, что в моем случае речь действительно идет о доверительном управлении в полном смысле этого слова и моими деньгами надо управлять так же, как банковскими (просто добавив их к банковским), потому что я профессионален и не предъявлю никаких необоснованных претензий. Однако институциональная логика разграничения ответственности оказалась для одного из лучших брокеров всей России сильнее любых разъяснений .

Таким образом, «доверительное управление» в большинстве случаев, насколько можно судить, представляет собой обычное консервативное управление – при взимании дополнительной оплаты за услуги персонального брокера и «доверительность».

Поскольку инвестиционные банки, даже несмотря на кризис, трудно признать наиболее подходящими объектами для оказания благотворительной помощи, я не стал бы советовать Вам пользоваться услугой «доверительного управления».

Таким образом, на падающих и как минимум волатильных (то есть неопределенно колеблющихся) фондовых рынках наиболее рациональной оказывается и наиболее рискованная стратегия прямой личной торговли (например, через интернет-банкинг).

Но Вы должны сознавать масштабы своего риска.

Если Вы готовы всецело, без оглядки и с неопределенным результатом посвятить этому огромную часть своей жизни – пройдите курс обучения (а лучше несколько разных, чтобы более разносторонне понимать ситуацию) и вперед.

Если нет – подумайте, может быть, на период неопределенности все же воздержаться от инвестирования?

Или, на худой конец, поискать относительно успешный ПИФ (полностью успешных в такой ситуации быть не может).



* * *

В любом случае, если Вы все-таки решили вложить свои деньги в те или иные финансовые инструменты, – ради бога, не отслеживайте изменения котировок каждые 10 минут, если не работаете на коротких колебаниях рынка!

Да, это психологически сложно, и Вас будет постоянно тянуть выяснить, как там поживают Ваши «кровные», но… держите себя в руках.

Котировки постоянно колеблются вверх-вниз, особенно в условиях кризиса, и, следя за ними слишком часто, Вы будете чувствовать себя как на качелях, причем радость от повышения котировок будет значительно слабее огорчения от их точно такого же падения, – так уж устроен человек.

В результате Вы быстро вымотаетесь, а психологическая усталость приведет к существенному росту частоты делаемых Вами ошибок (в частности, из-за суеты, в которую Вы легко можете впасть). Даже если Ваше вложение окажется удачным, заплатите за него психологической усталостью, а то и неустойчивостью; в случае же неудачи стресс от нее будет многократно усугублен.

По этой же причине не стоит высчитывать меняющуюся стоимость Вашего портфеля вложений каждый день – это разумно делать только при изменении стратегии инвестирования или же не чаще раза в неделю (лучше реже).

Конечно, оптимальная частота ознакомления с состоянием рынка зависит от его характера, но при обычном вложении в акции одного раза в день (желательно утром, а не перед сном, когда Вы все равно не имеете возможность быстро исправить положение) вполне достаточно. При этом не следует принимать решения сгоряча, под воздействием эмоций; за исключением редких понятных случаев, когда тенденция рынка совершенно прозрачна, его надо сначала всесторонне обдумать.


Глава 16 Что будет с ценами?




16.1. Товары и услуги первой необходимости

Либеральные реформы 90-х и 2000-х годов уничтожили основную часть производственного потенциала России.

Сегодня наша страна ввозит около половины потребляемого продовольствия (экспорт зерна существует лишь из-за разрушенности животноводства; его восстановление увеличит потребность в кормах и вынудит нас импортировать и зерно), значительную часть жизненно необходимых лекарств, а также оборудования, необходимого для производства электроэнергии и поддержания городского хозяйства.

Уже идущая девальвация обеспечит удорожание импорта, в первую очередь жизненно необходимых для нашей страны товаров повседневного потребления: еды и лекарств.

С другой стороны, торговля товарами первой необходимости (кроме повседневной одежды) и сфера оказания соответствующих услуг (кроме бытовых), в первую очередь ЖКХ и городской транспорт, высоко монополизированы. Поскольку государство практически не ограничивает произвол монополий, цены на соответствующие товары и услуги будут расти.

Цены на товары не повседневного спроса (например, импортный ширпотреб или бытовая техника), на рынках которых существует конкуренция, будут снижаться из-за резкого сжатия спроса до распродажи накопленных торговлей запасов. После этого они начнут расти из-за ослабления рубля и ожиданий его обвальной девальвации, однако этот рост по-прежнему будет сдерживаться ограниченностью спроса (то есть, проще говоря, бедностью населения) и потому будет не очень большим.

В сфере же товаров повседневного спроса будет развиваться импортозамещение: везде, где можно (а отчасти и где нельзя – например, в сфере лекарств), люди будут стараться купить более дешевый российский товар, а не более дорогой импортный.

Несмотря на засилие монополий, нехватка спроса будет сдерживать рост цен, и российские товары, какими бы ни были злоупотребления монопольным положением со стороны их производителей и торговцев ими, будут в целом дешевле импортных.

Это немедленно вызовет к жизни развитие разнообразных импортозамещающих производств. Существенно, что это будут лишь производства, не требующие значительных инвестиций (так как свободных капиталов в стране просто не будет), то есть небольшие по размерам и примитивные с технологической точки зрения. При этом они смогут добиться успеха, лишь если их организаторам удастся прорваться на рынки сбыта, блокируемые разнообразными монополиями (практика показывает, что это возможно; в частности, в относительно бедных регионах федеральные торговые сети сворачивают свое представительство, открывая возможность для развития закатанной было ими в асфальт мелкой местной торговли).

Наиболее полно указанным требованиям соответствует производство продовольствия; если Ваши честные и эффективные знакомые собираются организовать бизнес в этой сфере и если им удается решить вопросы сбыта, Вам имеет смысл доверить свои деньги им. Получить их с прибылью скорее всего удастся не раньше, чем через полтора-два года, однако прибыль будет весьма ощутимой.



16.2. Картины, антиквариат, драгоценности

В кризисных условиях антиквариат всех видов падает в цене, потому что люди, попав в тяжелые жизненные обстоятельства, начинают продавать последнее, а вот покупать безделушки, соответственно, перестают.

Это позволяет надеяться хорошо заработать, но – Вы уверены, что готовы наживаться на чужой беде?

С другой стороны, антиквариат начнет дорожать лишь через некоторое время после начала восстановления экономики, и при этом различные его сегменты будут расти в цене исключительно неравномерно; цены в некоторых, возможно, не будут повышаться вовсе. Это зависит не только от объективных обстоятельств и тенденций, доступных лишь профессионалам, но и от субъективных причуд моды, не поддающейся прогнозированию.

Особенно это касается художников: цены на творения различных выдающихся художников примерно одного уровня различаются в разы в зависимости от моды, во многом определяемой рекламой и усилиями тех или иных торговцев.

Таким образом, не только с моральной, но и с коммерческой точки зрения инвестирование в искусство и антиквариат представляется в современных условиях высокорискованным.

Чего не стоит пытаться делать ни при каких обстоятельствах, – покупать драгоценности и особенно украшения. За счет стоимости работы и влияния моды их стоимость намного выше стоимости используемых материалов, в результате чего по прошествии времени, когда мода сменится, а технологии обработки драгоценных и полудрагоценных материалов сделают шаг вперед, Вы не сможете продать их ни с какой заметной прибылью.

Посмотрите на украшения царей и королей – какими невзрачными кажутся нам даже огромные драгоценные камни, находящиеся на них! Посмотрите, если есть, на золотые или серебряные часы отца – каким простоватым кажется их дизайн, какие сомнения вызывает точность хода, – а ведь с момента их приобретения прошло очень много времени, слишком много для любого коммерческого вложения денег.

Ценности родителей дороги нам в основном как память; фамильные драгоценности очень редко являются ценностью с коммерческой точки зрения, поэтому покупать соответствующие изделия в качестве инвестиций не стоит.

Другое дело, если они уже есть у Вашей семьи.

Если Вы точно собрались их продавать – продавайте сейчас: до девальвации они, как и все предметы роскоши, будут дешеветь.

Однако, перед тем как сделать это, все же подумайте: эти вещи хранили несколько поколений Ваших предков. Как минимум они сохранили их в войну – думаю, они рассказывали, что это было и как в то время жили люди. И тем не менее их не продали за мешок муки или картошки. А Вы собрались продать их практически «на ровном месте», еще до всякой катастрофы?

Вы полностью уверены, что Вы правы?

Вы думаете, у Ваших родителей и дедов не было более весомых, чем у Вас сейчас, соблазнов расстаться с вещами, помнящими их родителей и впитавшими часть их души?

Вы полагаете, что все они ошибались на протяжении всех своих жизней, а вот Вы сейчас собрались делать все верно, собрались исправить их ошибку?

Я не могу судить о том, насколько Вам нужны те вещи, которые Вы хотите купить на вырученные деньги, и мне ничего не известно о тяжести Вашего финансового положения. Может быть, оно безвыходно, – но, если Вы колеблетесь, если Вы задаетесь вопросом, а стоит ли это делать, – это уже свидетельствует, что продажа соответствующих вещей не является вопросом жизни и смерти. А раз так, – Вам стоит подумать о том, правильной ли ценой Вы хотите решить какие-то мелкие текущие задачи.

Да, у нас всех сейчас будет меньше возможностей для приработка. Но это вопрос в первую очередь моральный и уже только потом коммерческий, и решать его надо именно в этой последовательности.

Продавать прошлое можно только ради будущего – ради детей: если нет иного способа обеспечить им нормальную жизнь и хорошее развитие, продавайте.

Но сначала все-таки попробуйте поискать иные способы.

16.3. Недвижимость: покупать или продавать?

Недвижимость будет дешеветь – из-за резкого обеднения населения, дополнительный импульс которому даст обвальная девальвация рубля, а также из-за фактического прекращения ипотечного кредитования, которое в условиях массовых злоупотреблений монопольным положением строителей способствовало раздуванию цен, а не росту предложения.

Сжатие деловой активности создаст избыток предложения и на рынке коммерческой недвижимости; значительная часть построенных в последнее время офисных центров сначала лишится арендаторов, а затем, чтобы не обанкротиться, будет вынуждена резко снизить арендную плату. В силу сложностей с поиском платежеспособных арендаторов многие из них уже сейчас продают офисные площади, а не сдают их в аренду.

Земля перестала быть привлекательным объектом инвестирования еще в сентябре. Единственное, что по-прежнему вызывает некоторый интерес, – земля под коттеджную застройку (или под строительство индивидуальных домов) в курортных местах, причем в первом ряду на берегу моря, озера или реки. Даже аналогичные земли сельхозназначения, которые легко перевести в иную категорию, не находят спроса как такового.

Удешевление недвижимости будет идти тем быстрее, чем ниже уровень монополизации соответствующих рынков. Поэтому в Москве ее скорость минимальна, в Санкт-Петербурге выше, а в не очень развитых регионах максимальна. В регионах, где развивается обвальное сокращение производства и сжатие деловой активности, часть построенной в «нефтяные годы» недвижимости оказывается вообще не востребованной – никем, ни за какие, сколь угодно малые деньги.

Важно, что в Москве основная часть снижения цен производится неформально, в виде разного рода скидок, предоставляемых каждому покупателю якобы на индивидуальной основе. Официально публикуемые индексы цен на недвижимость часто ориентируются на заявленные цены, а не на реальные суммы сделок; кроме того, часть этих индексов рассчитывается под влиянием строительных и девелоперских компаний и отражает действительность с существенным учетом их интересов.

При этом в первую очередь падение цен будет касаться новостроек, хозяевам которых надо расплачиваться с кредитами. Вторичный рынок жилья будет снижать цены намного медленнее, так как владельцы «инвестиционных» квартир, как правило, имеют сбережения и не испытывают категорической необходимости продавать «как можно быстрее и по любой цене».

Если Вы твердо намерены продавать недвижимость – делайте это как можно скорее, чтобы успеть до обвальной девальвации рубля, или же отложите продажу, готовясь ждать минимум три года (чтобы рынок успел восстановиться после этой девальвации) с не очень понятным финансовым результатом.

Покупать погодите хотя бы до лета, а лучше до завершения обвальной девальвации рубля. Правда, на рынке появляются и будут постоянно появляться «панические» квартиры и дома, хозяева которых готовы продавать дешево, так как им категорически нужны деньги для выплаты долгов (или которые боятся будущего, еще большего обесценивания). Их будет немного, но они будут, и покупка такой квартиры представляется большой потребительской удачей.

Вместе с тем нет гарантий, что Ваша покупка даже «панического» объекта будет удачной, так как цена может продолжить падение и до более низкого уровня: рынок недвижимости будет «смотреть вниз» как минимум до девальвации, а скорее всего и некоторое время после нее.

Вторая проблема «панических» объектов заключается в том, что нужная продавцу быстрота проведения сделки может не позволить в полной мере проверить юридическую чистоту объекта и, соответственно, создать угрозу неразберихи, а то и мошенничества.

Наконец, многие объекты, построенные в 2000-е годы, отличаются чудовищно низким уровнем качества; при стремительной покупке выявить технологические проблемы приобретаемого объекта также может оказаться попросту невозможно.

Интересным через некоторое время может оказаться покупка дешевой недвижимости в не очень знаменитом курортном местечке (например, в 2006–2007 годах в рамках этой стратегии было скуплено почти все побережье Азовского моря). Однако при этом следует обращать пристальное внимание на степень вменяемости местных властей, от которой зависит не только простота оформления сделки, но и конкретные обстоятельства Вашего последующего владения Вашей собственностью. Нужно учитывать также и местную культуру, ибо, если власти разумны, а основная часть жителей нет, – власть может быть заменена прямо на ближайших выборах, и Вы можете столкнуться с серьезными проблемами.

Приобретение недвижимости за границей при сегодняшней конъюнктуре имеет смысл с точки зрения либо эмиграции, либо сугубо потребительских качеств (например, все мы мечтаем о домике у моря, хотя на стоимость самого дешевого домика можно десятки раз съездить на самые разнообразные моря).

Инвестиционная привлекательность возникнет лишь по мере выхода соответствующих национальных экономик из депрессии – сначала в США, потом в Великобритании и лишь затем в странах континентальной Европы.

Правда, в США цены на дома и квартиры, выставляемые на аукционы в связи с невозвратом ипотечного кредита, в ряде случаев упали уже до вполне привлекательного уровня. Однако при принятии конкретного решения надо обязательно учитывать главный фактор при покупке любой недвижимости: район, так как в депрессивном регионе цены могут так и не вырасти вообще.

Кроме того, так как недвижимость придется некоторое время «придерживать» в ожидании роста цен на нее, следует рассмотреть возможность сдачи ее в аренду, потенциальный доход от такой сдачи (за вычетом налогов, высоких в Европе), а также простоту и стоимость сопутствующих процедур.


Глава 17 Уехать от кризиса: Эмиграция?



Я буду лгать, воровать и убивать, но моя семья никогда больше не будет голодной!

«Унесенные ветром»
Я запомнил эту фразу, потому что, когда я услышал ее впервые, она звучала в унисон душе почти всего моего поколения.

Я знаю, что такое отчаяние мужчины, не способного купить любимой женщине теплые носки, без которых она простудится и заболеет.



Я хорошо помню 1991 год, когда Гайдар и Шохин в середине октября объявили о намерении либерализовать цены с начала 1992 года – и два с половиной месяца в торговле не было практически никаких товаров. Пустые прилавки и молчаливые очереди за селедочными головами, которые так любят показывать по телевизору в качестве иллюстрации жизни в Советском Союзе, обычно были сняты именно в это время.

Тогда мне после операции на глазах – после которой три месяца вообще нельзя читать – пришлось достаточно интенсивно работать, и не просто, а на компьютере,  – и я каждый день на протяжении полугода ощущал ухудшение зрения и переживал ужас возможности ослепнуть совсем.

Тогда же мои одноклассники, только-только родившие девочку, жили в прямом смысле этого слова на накопленных в прошлые годы чае без сахара и сухарях; даже морковь ела только молодая мама, потому что грудному младенцу нужны витамины.

На протяжении последних 20 лет мне почти каждую неделю приходится отвечать другим на вопрос о том, за что я рискую подвергать опасности повторения всего этого (и еще большим опасностям, если вспомнить «кровавые бани», которыми сопровождался распад Советского Союза) свою семью и, в частности, не имеющих возможности принимать осмысленные решения детей.

Отвечать на этот вопрос самому себе мне приходится каждый день, – потому что я нормальный человек и мне тоже страшно.

И я вижу нарастающую волну «тихой эмиграции» самых разных людей, которые уезжают из страны последние несколько лет, напуганные омерзительным и агрессивным характером власти, отсутствием возможности для самореализации, стремительной деградацией общества.

Они едут учеными и водопроводчиками, студентами и хозяевами газетных киосков, в кабалу 10-часового нелегального труда и «на пенсию» в 35 лет, в Лондон, Киев и на Гоа.

Они не сдают паспорта, не делают громких заявлений, часто сохраняют квартиры в России, надеясь вернуться.

Если будет куда.

Эта волна поднялась задолго до кризиса, но понятно, что его жестокость и разрушительность, максимальные в России из-за коррупционного характера построенного в 2000-е годы государства, усилят эту волну.

Я вижу и ощущаю это по возросшему количеству вопросов о том, почему я не уехал, задаваемому самыми разными аудиториями – задаваемыми со знанием дела, людьми, которые тоже думают об этом и примеряют мои ответы на себя.

Ответ на вопрос об эмиграции зависит от того, чего Вы хотите для себя и своих детей.

Есть довольно много профессий, обладатели которых не имеют никакой перспективы в современной России. Так, например, если Вы специалист в области практически любых высоких технологий, Вы в лучшем случае будете зарабатывать существенно меньше денег, чем в развитых странах, имея незначительные возможности профессионального роста, живя при этом в достаточно агрессивной и при этом деградирующей социальной среде. Весьма вероятно, что Вашим руководителем будет при этом не просто неграмотный администратор, но еще и самодур, воспринимающий Ваше чувство собственного достоинства (отчасти связанное и с сознанием Вами своей квалификации) как постоянное оскорбление личности.

Это естественная проекция на соответствующие сферы государственного уклада, созданного Путиным; именно поэтому значительная часть специалистов в области высоких технологий по-прежнему уезжает из России.

Да, в развитых странах они сталкиваются с культурными трудностями и, в частности, существенно большим уровнем бытового и профессионального лицемерия, – однако эти трудности мало значимы по сравнению с возможностью профессионального роста. К сожалению, источником этого роста является российское (а на деле еще советское по своей природе) высшее образование, недоступное в большинстве даже развитых стран просто потому, что его там нет.

Есть отличное бизнес-образование и образование в управленческой сфере, есть привитие навыков конкуренции и многое другое, – а вот с высокими технологиями большая проблема. Собственно, именно поэтому российские выпускники и имеют эту возможность.

Если же Вы обладаете иной специальностью (или, как после окончания большинства российских вузов, не обладаете никакой), – у Вас нет настоятельной, объективной потребности в эмиграции, и Вам надо делать этот выбор, исходя из интересов своих детей.

Вам придется делать этот выбор за них – как, впрочем, и все остальные виды выбора, который делают родители.

В мире есть достаточное количество благополучных стран, в которых условия жизни, включая уровень потребления и безопасности, существенно лучше средних российских и в которых граждане нашей страны, выполнив тот или иной объем формальностей и освоив те или иные навыки (включая, разумеется, знание языка), могут начать «новую жизнь».

Я не хочу заниматься здесь эмиграционным консультированием и не буду рассматривать «страны-ловушки», руководство которых сознательно поддерживает об условиях жизни в своей стране неприемлемо завышенные представления, так что эмиграция часто оборачивается не только разочарованием, но и кошмаром.

Есть страны, ситуация в которых будет драматически ухудшаться, и выезд в них будет напоминать билет на «Титаник» (достаточно вспомнить москвичей, в 2004–2005 годах уехавших в Киев «за покоем и демократией» и попавших в резкое ухудшение условий жизни, доходящее до длительных отключений горячей воды).

Важно, что страны, жизнь в которых спокойна и обустроена, действительно есть. Конечно, кризис снизит их потребность в работниках и, соответственно, резко затруднит эмиграцию в них, но для людей российской культуры преград, строго говоря, не существует: если мы что захотим по-настоящему, мы это сделаем – не мытьем, так катаньем.

Однако эти страны имеют существенный недостаток: Ваши дети не смогут продвинуться в них по социальной лестнице сколь-нибудь далеко.

Конечно, исключения есть, и их много, но они лишь подчеркивают правило: языковой, культурный и социальный барьер не дадут Вашим детям достичь высокого социального статуса.

Да, у них будет относительно высокий уровень жизни, они будут расти и жить в безопасности и, скорее всего, они будут счастливы.

Если Вы хотите своим детям простого человеческого счастья, если Вы хотите, чтобы им было хорошо, спокойно и безопасно – эмиграцию имеет смысл рассматривать как серьезную возможность.

Потому что Россия не будет благополучной страной в ближайшие годы.

Мне приходилось доказывать это в самых разных аудиториях на протяжении всех 2000-х годов, и я глубоко разочарован в том, что нарастающий кризис подтвердил мою правоту.

Однако в России Вашим детям будет доступно то, чего они, скорее всего, не смогут получить в фешенебельных странах: счастье личных достижений, счастье роста социального статуса.

Да, им совсем не обязательно удастся добиться этих достижений.

Да, они могут достичь их неприемлемой ценой, живя в опасности, а часто нищете и лжи.

Да, они вполне могут стать агрессивными дебилами, а то и преступниками, потому что далеко не каждая семья может сопротивляться обществу и спасать своих детей от навязываемой этим обществом культуры.

Оба пути имеют свои риски, но я хочу сконцентрировать Ваше внимание на их принципиально различных целях.

Вам стоит подумать об эмиграции, если Вы согласны на личное благополучие Ваших детей ценой утраты многих естественных для нас ощущений (от языка до чувства «всечеловечности», непосредственного участия в мировой истории) и отказа от роста социального статуса.

Вам не стоит даже задумываться о ней, если Вы хотите Вашим детям «счастья достижений», а не «счастья потребления», отдавая себе отчет в том, что ценой этого будут все страновые риски России.

Весьма вероятно, что развитие России будет идти не лучшим образом и, если Вы решите жить здесь, Вашим детям через некоторое время придется отвечать на тот же вопрос. Постарайтесь правильно мотивировать их и дать им лучшее образование из возможных, – хотя бы для того, чтобы они могли делать этот выбор, как и все остальные, максимально осознанно и свободно.



* * *

Если же Вы думаете не об эмиграции, а о временном выезде из страны с тем, чтобы переждать кризис в том или ином дешевом и комфортабельном уголке мира, – Вам нужно озаботиться источниками дохода и тем, куда именно Вы будете возвращаться.

Главным правилом выживания в кризисе является сохранение не уровня дохода, а его источника.

Уехав из страны, Вы, скорее всего, этот источник потеряете и начнете проедать накопленные сбережения. Если Вы и так были лишены этого источника, а темпы проедания сбережений на каком-нибудь Гоа на два порядка ниже, чем в Москве, – такой подход относительно рационален. Однако Вы должны понимать, что, находясь в своей стране, Вы проще и быстрее найдете новую работу и получите новый источник существования, чем в чужой стране, а еще и дешевой (так как низкие цены обычно являются признаком низкой деловой активности).

Конечно, сдавая квартиру в Москве, можно снимать квартиру где-то в Европе, да еще и жить на разницу, – однако удешевление аренды в Москве может серьезно осложнить реализацию этой схемы. Кроме того, ведя жизнь рантье, Вы можете утратить трудовые навыки как раз к тому моменту, когда они Вам действительно понадобятся.

И наконец, главное: если Вы хотите не уезжать насовсем, а именно переждать кризис, – подумайте, куда Вы будете возвращаться, когда кризис наконец закончится, а также кому и почему там Вы будете нужны.

Это главный вопрос варианта «пережидания кризиса», и я не вижу на него универсального, подходящего для многих ответа.


Почему мы выживем и в этом кризисе тоже

Я не хочу заниматься ура-патриотизмом и отбивать хлеб у огромного числа высокопрофессиональных идиотов, которые, как плесень, развелись на государственных нефтедолларах в 2000-е годы.

И, решительно предпочитая исторический материализм истерическому оптимизму, не устаю напоминать любителям лозунга «Победа неизбежна», что прошлый раз его писали на стенах жители Берлина – вплоть до конца апреля 1945 года, по собственному душевному настрою и часто без какого бы то ни было принуждения.

Тем не менее, достаточно подробно видя ход развития, угрозы и последствия нынешнего российского кризиса и новой глобальной депрессии, в которую входит человечество, я полагаю, что нам все же удастся удержать Россию от саморазрушения, а российскую цивилизацию – от гибели.

Хотя их лицо и характер, конечно, существенным и не во всем симпатичным образом изменятся.

Вероятность гибели нашей страны и цивилизации, подобной гибели Советского Союза и советской цивилизации, с моей точки зрения, не превышает 30 %, хотя понятно, что это предельно грубая оценка.

Прежде всего сепаратизм в сегодняшней России весьма серьезно сдерживается его иждивенческим характером: даже самые оголтелые националисты требуют от Москвы денег, но отнюдь не реальной независимости. Причины этого разнообразны – от чудовищных уроков уничтожения СССР до второй чеченской войны и привычки правящей бюрократии заливать все проблемы деньгами, – но результат налицо.

С другой стороны, наличие очевидных внешних угроз весьма эффективно принуждает сепаратистов думать. Так, люди, задающие вопрос «Зачем мы отдаем свою нефть этой поганой Москве?», очень хорошо и правильно понимают ответ в том духе, что без Москвы они будут отдавать свою нефть доброму и пушистому Пекину.

Принципиальным отличием сегодняшней российской ситуации от предшествовавшей развалу Советского Союза является отсутствие целенаправленных действий внешних сил, нацеленных на разрушение страны. В самом деле: СССР был главным, почти единственным врагом развитых стран, «империей зла» – и все пропагандистские усилия были направлены прежде всего против него. Сегодня же системная внешняя пропаганда, направленная на расчленение страны, практически отсутствует, так как Россия при всей своей значимости для нас является не более чем периферийным участком глобальной конкуренции.

Наиболее агрессивный участник глобальной конкуренции – США – понимают, что разрушение России отдаст ее ресурсы их стратегическому конкуренту Китаю, и потому пока ведут себя относительно сдержанно. Китай же в силу самой своей культуры ориентируется на расширение своего влияния, но не захват территорий, представляя угрозу территориальной целостности России практически помимо своей воли, из-за чудовищного разрыва в темпах, а сегодня уже и в уровне развития.

Важным отличием от конца 80-х годов является и отсутствие в самой нашей стране активной работы наших же спецслужб, направленных на ее разрушение.

Не секрет, что национально-демократические движения создавались в республиках Советского Союза, как правило, советскими же спецслужбами, предполагавшими их руками смести прогнившую партийную власть и, освободившись от ее контроля, создать качественно новое государство. По ряду системных причин план провалился, и национально-демократические движения, частично перейдя под контроль Запада, развалили сначала Советский Союз, а затем и свои собственные республики.

В сегодняшней России подобная деятельность – возможно, единственное обвинение, которое нельзя бросить российским спецслужбам. Их чудовищная неэффективность и коррумпированность имеет тем не менее и оборотную сторону: никто не может заподозрить их в реализации сколь-нибудь сложной – и потому опасной для территориальной целостности России – стратегии.

Но главными факторами устойчивости российского общества являются новые качества российского народа, воспитанные бедствиями и ложью кошмарных 90-х и якобы благополучных 2000-х.

Да, качество человеческого капитала упало по сравнению с советскими временами чудовищно, однако новые качества, приобретенные россиянами неприемлемо дорогой ценой, все же повышают устойчивость общества.

Это априорное недоверие государству, да и любой пропаганде вообще. Это четкое ощущение практически классовой, «антагонистической» противоположности интересов обычных людей и чиновников. Это стремление и, главное, способность жить своим умом, самому принимать наиболее значимые решения своей жизни и самому же отвечать за них.

Советский человек был гуманистичным, доверчивым, приспособленным к исполнению своего долга, но не к самостоятельному принятию решений, – он был заложником государства, и разложение государства означало его крах.

Нынешний российский народ, хотя его формирование далеко не закончено, осознает себя полностью обособленным от государства, – и этой эмансипации, этой самостоятельности, хотя и недостаточных для подчинения государства и превращение его в орудие своего исторического творчества в нормальных условиях, с лихвой хватит для выживания в условиях системного кризиса.

Помимо этого, российский народ стихийно осуществил два исключительно важных мировоззренческих синтеза, еще не нашедших отражения на языке политики и культуры.

С одной стороны, он объединил понимание важности солидарности и конкуренции: современные россияне не просто враждебно конкурируют друг с другом, как было еще в начале 2000-х годов, но и осознают необходимость объединения и взаимовыручки перед лицом внешних конкурентов. Состояние жесточайшей конкуренции внутри своих коллективов и своего общества при их же полной солидарности перед лицом внешних конкурентов, представляющееся наиболее близким к идеалу общественного устройства, еще, конечно, далеко не достигнуто, – но принципиально значимые, ключевые шаги к нему уже сделаны.

С другой стороны, российский народ стихийно объединил все еще враждебно противостоящие в политике социальные, патриотические и демократические ценности в единое мировоззрение.

Пока оно еще не отлито в политические структуры, лозунги и идеологемы (так как правящая клептократия смертельно боится любого объединения народа и делает все, чтобы не допустить его) и потому временно кажется уродливым. Однако это мировоззрение почти идеально соответствует объективным потребностям не только выживания России в условиях системного кризиса, но и ее участия в современной глобальной конкуренции и после его вербализации станет самостоятельным источником развития нашей страны.



* * *

Таким образом, нас ждут тяжелейшие времена, которые нам ценой неимоверных страданий и жертв, скорее всего, удастся обернуть себе на пользу и через некоторое время собрать сказочный урожай с полей мировой депрессии, политых нашими слезами, потом, а может быть, и кровью.

Но это – дело будущего.

Сейчас перед каждым из нас стоит значительно менее масштабная, но не менее трудная задача: в рамках своей семьи сделать так, чтобы этих слез и пота было поменьше, а крови не было вовсе.

Это – Ваша задача.

Свою работу – помочь Вам в решении этой задачи знанием и советом – я выполнил.


Москва, Рождество 2009 года


1 Цитируется по http://www.newsru.com/crime/06jan2009/strelba.html


2 Цитируется по http://forum.msk.ru/material/news/600842.html


3 Цитируется по http://community.livejournal.com/msk_consumer/5896770.html)


<< предыдущая страница