«Мы слышим голос Ленинграда», посвященного 70-летию снятия блокады Ленинграда Составила - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«Мы слышим голос Ленинграда», посвященного 70-летию снятия блокады Ленинграда Составила - страница №1/1

Разработка тематического классного часа

«Мы слышим голос Ленинграда»,

посвященного 70-летию снятия блокады Ленинграда



Составила: Зубова Ирина Евгеньевна, учитель русского языка и литературы МОУ ООШ №4 г. Кыштыма.

Цель классного часа:

совершенствование духовно - патриотического развития учащихся через



задачи:

  • сохранение и развитие чувства гордости за свою страну,

  • воспитание уважительного отношения к старшему поколению, памятникам войны,

  • развитие познавательной активности.

Оснащение: презентация, свечи, кусочек черного хлеба весом 125 граммов.

Ход классного часа:

Звучит музыка и стихотворение «8 сентября»

8 сентября, обычный день недели,
Начало осени, красивое и яркое,
Сентябрьский ветерок, и голуби летели,
И лес к себе манил людей подарками,

И тишиной, и свежестью дыхания.


Привычно занималось утро раннее…
Так было до того или потом,
Но в этот год беда стучалась в дом.


В том 41-ом памятном году
Железным обручем сковало красоту,
Безжалостный, губительный охват,
Жизнь ленинградцев превративший в ад, –

БЛОКАДА. Нам, живущим, не понять,


Что чувствовал ребёнок, угасая,
Везя на санках умершую мать
И губы от бессилия кусая…

Звучат сирены, метронома звук


Тревожит память деточек блокадных,
Им выпало без счёта адских мук,
Труда для фронта без речей парадных,

Им выпало, но люди не сдалИсь,


Не сдался город, взрослые и дети!
Их памяти, живущий, поклонись
И расскажи – пусть помнят! – нашим детям.
(Г. Станиславская )

«Салют над Ленинградом»


За залпом залп.
Гремит салют.
Ракеты в воздухе горячем
Цветами пёстрыми цветут.
А ленинградцы
Тихо плачут.

Ни успокаивать пока,


Ни утешать людей не надо.
Их радость
Слишком велика –
Гремит салют над Ленинградом!

Их радость велика,


Но боль
Заговорила и прорвАлась:
На праздничный салют
С тобой
Пол-Ленинграда не поднялось.

Рыдают люди, и поют,


И лиц заплаканных не прячут.
Сегодня в городе –
Салют!
Сегодня ленинградцы
Плачут...
(Ю. Воронов, 27 января 1944 г.)
Сегодня, 27 января 2014 года, - очень важный для России день : мы отмечаем 70-летие со дня полного снятия блокады Ленинграда.

Что такое подвиг, ребята? Словари дают такой ответ: « Героический самоотверженный поступок». В давние времена человек, совершающий подвиги, именовался не героем, а подвижником. Его подвигала на самоотверженные деяния любовь к истине, к людям, к своей стране.

Теперь мы говорим: герой.

Но героем может быть не только один человек, им может стать целый город, таким городом-героем стал Ленинград.

Летом 1941 года на Ленинград шла группа армий «Север», общей численностью 500 тысяч человек, под командованием генерал-фельдмаршала фон Лееба. Леебу поручалось уничтожить части Красной армии, расположенные в Прибалтике, развить наступление, захватить все военно-морские базы на Балтийском море и к 21 июля овладеть Ленинградом. 9 июля был занят Псков. 10 июля немецкие танки прорвали фронт и пошли на Лугу. До Ленинграда оставалось 180 километров. 21 августа немцы заняли станцию Чудово, перерезали Октябрьскую железную дорогу и через 8 дней овладели Тосно. 30 августа пал крупный железнодорожный узел Мга. Последняя железная дорога, соединяющая Ленинград со страной, оказалась в руках немцев. 8 сентября 1941 года гитлеровцы захватили у истока Невы город Шлиссельбург, окружив Ленинград с суши. Началась 872-дневная блокада Ленинграда.   На тот момент в городе осталось около 2 млн. жителей, в том числе 400 тыс. детей. Запас продовольствия на 9 сентября 1941 года:  муки  -  на 7 дней, крупы  -  на 8 дней,  жиров  -  на 14 дней.

Недаром 30 января 1942 года Гитлер цинично заявил: «Ленинград мы не штурмуем сознательно. Ленинград выжрет самого себя».



Я не был на фронте, но знаю

Я не был на фронте, но знаю


Как пули над ухом свистят,
Когда диверсанты стреляют
В следящих за ними ребят,
Как пули рвут детское тело
И кровь алым гейзером бьёт...
Забыть бы всё это хотелось,
Да ноющий шрам не даёт.

Я не был на фронте, но знаю


Сгоревшей взрывчатки угар.
Мы с Юркой бежали к трамваю,
Вдруг свист и слепящий удар...
Оглохший, в дымящейся куртке,
Разбивший лицо о панель,
Я всё же был жив, а от Юрки
Остался лишь только портфель.

Я не был на фронте, но знаю


Тяжелый грунт братских могил.
Он, павших друзей накрывая,
И наши сердца придавил.
Как стонет земля ледяная,
Когда аммонала заряд
могилы готовит, я знаю,
Мы знаем с тобой, Ленинград.
(А. Молчанов)

Особое внимание уделялось немцами уничтожению складов с продовольствием, и им данная задача удалась.

Звучит стихотворение «БЛОКАДНЫЙ ЛЕНИНГРАД»

По Ленинграду смерть метет,
Она теперь везде,
Как ветер.
Мы не встречаем Новый год –
Он в Ленинграде незаметен.
Дома –
Без света и тепла,
И без конца пожары рядом.
Враг зажигалками дотла
Спалил
Бадаевские склады.
И мы
Бадаевской землей
Теперь сластим пустую воду.
Земля с золой,
Земля с золой –
Наследье
Прожитого года.
Блокадным бедам нет границ:
Мы глохнем
Под снарядным гулом,
От наших довоенных лиц
Остались
Лишь глаза и скулы.
И мы
Обходим зеркала,
Чтобы себя не испугаться…
Не новогодние дела
У осажденных ленинградцев…
Здесь
Даже спички лишней нет.
И мы,
Коптилки зажигая,
Как люди первобытных лет
Огонь
Из камня высекаем.
И тихой тенью
Смерть сейчас
Ползет за каждым человеком.
И все же
В городе у нас
Не будет
Каменного века!
Кто сможет,
Завтра вновь пойдет
Под вой метели
На заводы.
… Мы
не встречаем Новый год,
Но утром скажем:
С Новым годом!


(Ю. Воронов)

31 декабря 1941 г.

Продуктовый паек, который состоял в основном из хлеба, постоянно сокращался. К 20 ноября 41 года была установлена самая низкая норма хлеба за всю блокаду -250 г в день работающему и 125 г иждивенцам (т.е. неработающим и детям). Кроме этого есть было нечего. / Показ кусков хлеба данного веса./

Не шумите вокруг - он дышит,

Он живой еще, он все слышит...

Как из недр его вопли: "Хлеба!" -

До седьмого доходят неба...

Но безжалостна эта твердь.

И глядит из всех окон смерть.

Анна Ахматова

Наш хлебный суточный паёк

Ладонь и ту не закрывает.

И человек, который слёг,

Теперь - всё чаще - умирает.

И потому что нету сил,

А над землёю вьюга стонет,

Мы мёртвых, чтоб не рыть могил,

В траншеях городских хороним.

Бушует голод. И пока

Не разорвать кольца блокады.

И от пожаров облака -

Красны, проплыв над Ленинградом.

От них пылает небосклон.

И враг, увидя их, в смятенье:

В них - боль, и гнев, и дрожь знамён

Перед началом наступленья.

Из-за нехватки топлива остановился городской транспорт, в домах отключили электроэнергию, отопление, не работал водопровод.

В школах и бомбоубежищах стоял такой мороз, что замерзали чернила. Ученики сидели в пальто, шапках и рукавицах. Руки мерзли, а мел выскакивал из пальцев.

Ученики шатались от голода. У всех была общая болезнь - дистрофия. А к ней еще прибавилась цинга. Дети умирали не только дома, на улице по дороге в школу, но случалось - и прямо в классе.

Девчонка руки протянула
И головой -
На край стола.
Сначала думали -
Уснула,
А оказалось -
Умерла:
Никто 
Не обронил ни слова,
Лишь хрипло,
Сквозь метельный стон,
Учитель, выдавил, что снова
Уроки -
После похорон.

«Никогда не забуду Зинаиду Павловну Шатунину— вспоминает О. Н. Тюлева,— было ей уже за шестьдесят. В это лютое время она приходила в школу в отутюженном темном платье, белоснежном воротничке и такой же подтянутости требовала от нас, школьников. Я смотрела на нее и думала: «В какую ярость пришли бы фашисты, увидев нашу учительницу!» Своим примером она готовила нас к повседневному маленькому подвигу — в нечеловеческих условиях суметь остаться человеком».

Ещё одним важным фактором роста смертности стал холод. С наступлением зимы в городе практически кончились запасы топлива: выработка электроэнергии составляла всего 15 % от довоенного уровня. Прекратилось централизованное отопление домов, замёрзли или были отключены водопровод и канализация. Остановилась работа практически на всех фабриках и заводах (кроме оборонных). Часто пришедшие на рабочее место горожане не могли выполнить свою работу из-за отсутствия подачи воды, тепла и энергии.

Зима 1941−1942 гг. началась очень рано и была длинной даже по русским меркам. Средняя температура в декабре составляла минус 12−15 градусов Цельсия, иногда опускаясь до минус 20. Несмотря на привычный уровень температуры, из-за отсутствия оттепелей и продолжительных периодов низкой температуры зима была суровой, что для ослабленных голодом людей несло в себе смертельную опасность.

Главным отопительным средством стали особые мини-печки. Они стояли в большинстве квартир. В них жгли всё, что могло гореть, в том числе и мебель. Добыча топлива стала важнейшей частью быта ленинградцев. Из-за нехватки электроэнергии и массовых разрушений контактной сети прекратилось движение городского электротранспорта, в первую очередь трамваев.
Вместо супа - бурда из столярного клея,

Вместо чая - заварка сосновой хвои.

Это б всё ничего, только руки немеют,

Только ноги становятся вдруг не твои.

Только сердце внезапно сожмётся, как ёжик,

И глухие удары пойдут невпопад...

Сердце! Надо стучать, если даже не можешь.

Не смолкай! Ведь на наших сердцах - Ленинград.

Бейся, сердце! Стучи, несмотря на усталость,

Слышишь: город клянётся, что враг не пройдёт!

...Сотый день догорал. Как потом оказалось,

Впереди оставалось ещё восемьсот.



Ю.Воронов
В декабре 1941 г. ситуация резко ухудшилась. Смертность от голода стала массовой. Стала обычной скоропостижная смерть прохожих на улицах — люди шли куда-то по своим делам, падали и мгновенно умирали. Специальные похоронные службы ежедневно подбирали на улицах около сотни трупов.

Сохранились бесчисленные рассказы о людях, просто падавших от слабости и умиравших — дома или на работе, в магазинах или на улицах. Одна из выживших жительниц города впоследствии вспоминала: «Теперь умирают так просто: сначала перестают интересоваться чем бы то ни было, потом ложатся в постель и больше не встают»



Блокада

Чёрное дуло блокадной ночи...


Холодно,
холодно,
холодно очень...
Вставлена вместо стекла
картонка...
Вместо соседнего дома –
воронка...
Поздно.
А мамы всё нет отчего-то...
Еле живая ушла на работу...
Есть очень хочется...
Страшно...
Темно...
Умер братишка мой...
Утром...
Давно...
Вышла вода...
Не дойти до реки...
Очень устал...
Сил уже никаких...
Ниточка жизни натянута тонко...
А на столе –
на отца похоронка...


(Н. Радченко )

Перед нами «Дневник Тани Савичевой», ленинградской девочки, переживающей ужасы блокады, голод, холод, смерть близких. Он не был издан, в нем всего 7 страшных записей о гибели ее большой семьи в блокадном Ленинграде. Эта маленькая записная книжка была предъявлена на Нюрнбергском процессе, в качестве документа, обвиняющего фашизм.

Сегодня «Дневник Тани Савичевой» выставлен в Музее истории Ленинграда (Санкт-Петербург), его копия - в витрине мемориала Пискарёвского кладбища, где покоятся 570 тысяч жителей города, умерших во время 900-дневной фашистской блокады (1941-1943 гг.), и на Поклонной горе в Москве.

Детская рука, теряющая силы от голода, писала неровно, скупо. Хрупкая душа, пораженная невыносимыми страданиями, была уже не способна на живые эмоции. Таня просто фиксировала реальные факты своего бытия - трагические «визиты смерти» в родной дом.

И когда читаешь это, цепенеешь:

«28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12.30 ночи.1941 года».

«Бабушка умерла 25 января в 3 часа 1942 г.».
«Лека умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 г.».
«Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа дня. 1942 год».
«Дядя Леша, 10 мая в 4 часа дня. 1942 год».
«Мама – 13 марта в 7 часов 30 минут утра. 1942»
«Умерли все». «Осталась одна Таня».

Таню, потерявшую сознание от голода, обнаружили служащие специальных санитарных команд, обходившие ленинградские дома. Жизнь едва теплилась в ней. Вместе со 140 другими истощенными голодом ленинградскими детьми девочку эвакуировали в Горьковскую (ныне – Нижегородская) область, в поселок Шатки. Жители несли детям, кто что мог, откармливали и согревали сиротские души. Многие из детей окрепли, встали на ноги. Но Таня так и не поднялась. Врачи в течение 2-х лет сражались за жизнь юной ленинградски, но гибельные процессы в ее организме оказались необратимыми. У Тани тряслись руки и ноги, ее мучили страшные головные боли. 1 июля 1944 года Таня Савичева скончалась. Ее похоронили на поселковом кладбище, где она и покоится под мраморным надгробием. Рядом - стела с барельефом девочки и страничками из ее дневника. Танины записи вырезаны и на сером камне памятника «Цветок жизни», под Санкт-Петербургом, на 3-ем километре блокадной «Дороги Жизни».

В удушливом кольце блокады гибли не только люди. Огромный ущерб был нанесён историческим зданиям и памятникам Ленинграда. Он мог бы быть ещё бо́льшим, если бы не были предприняты весьма эффективные меры по их маскировке. Самые ценные памятники, например, памятник Петру I рядом с Исаакиевским собором, памятник Ленину у Финляндского вокзала были спрятаны под мешками с песком и фанерными щитами. Но самый большой, невосполнимый ущерб был причинён историческим зданиям и памятникам, находившимся в занятых немцами пригородах Ленинграда. Были разрушены Большой Екатерининский дворец в Царском селе, Большой дворец в Петергофе. Знаменитая Янтарная комната, подаренная Петру I королём Пруссии, была целиком вывезена немцами.

Город продолжал жить. Ещё в первые месяцы блокады на улицах Ленинграда было установлено 1500 громкоговорителей. Радиосеть несла информацию для населения о налетах и воздушной тревоге. Знаменитый метроном, вошедший в историю блокады Ленинграда как культурный памятник сопротивления населения, транслировался во время налетов именно через эту сеть. Быстрый ритм означал воздушную тревогу, медленный ритм — отбой.

В годы блокады 1941-1943 Ольга Берггольц находилась в осажденном фашистами Ленинграде. Голос Ольги Берггольц стал голосом долгожданного друга в застывших и темных блокадных ленинградских домах, стал голосом самого Ленинграда. Ольга Берггольц стала поэтом, «олицетворяющим стойкость Ленинграда». В Доме Радио она работала все дни блокады, почти ежедневно ведя радиопередачи, позднее вошедшие в ее книгу "Говорит Ленинград".
Я никогда героем не была,
не жаждала ни славы, ни награды.
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
я не геройствовала, а жила.
Во время блокады 1941-44 ленинградское радио работало круглосуточно: передавались сигналы воздушной тревоги и отбоя, звучал метроном. В передачах "Радиохроника", "Красноармейская газета" и других выступали артисты, деятели культуры (А. Н. Толстой, Шостакович и другие), регулярно звучали голоса О.Ф.Берггольц, В. В. Вишневского.

Звучит Седьмая ("Ленинградская") симфония Шостаковича.

9 августа 1942 прозвучала Седьмая ("Ленинградская") симфония Шостаковича в блокадном Ленинграде. Организатором и дирижером выступил дирижер оркестра Ленинградского Радиокомитета Карл Ильич Элиасберг.

Исполнял Симфонию Большой симфонический Оркестр Ленинградского радиокомитета. В дни блокады множество музыкантов умерли от голода. Репетиции были свернуты в декабре. Когда в марте они возобновились, играть могли лишь 15 ослабевших музыкантов. Несмотря на это, концерты начались уже в апреле.


Чтобы увековечить доблесть воинов Ленинградского фронта и моряков Балтийского Флота, отстоявших город на Неве, а также подвиг его жителей 22 декабря 1942 года была учреждена медаль "За оборону Ленинграда".

Когда представляли к награждению этой медалью около полутора миллионов ленинградцев, не были забыты и дети, внесшие свой вклад в оборону города. 15249 юных защитников города удостоены уникальной награды!

Большинство умерших в блокаду жителей Ленинграда похоронено на Пискарёвском мемориальном кладбище. Наибольшее число умерших пришлось на зиму 1941—1942 (так, 15 февраля 1942 доставлено 8452 умерших, 19 февраля — 5569, 20 февраля — 10043). На нём сооружён главный памятник блокаде. В феврале 1945 года был проведён конкурс на проект мемориала ленинградцам, погибшим во время блокады. В 1956 году на площади свыше 26 гектар началось строительство мемориального комплекса по проекту архитекторов А. В. Васильева и Е. А. Левинсона. Мемориал был открыт 9 мая 1960, в пятнадцатую годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Вечный огонь был зажжён от огня на Марсовом поле.
Под шелестом опущенных знамен

Лежат бок о бок дети и солдаты.

На пискаревских плитах нет имен,

На пискаревских плитах только даты.

Год 41…

Год 42…


Полгорода лежит в земле сырой.


В январе 1943 года Красная Армия прорвала блокаду Ленинграда. Советские войска преодолели 12 километров вдоль Ладожского озера. В январе 1944 года блокада была полностью снята.
В честь выигранного сражения 27 января 1944 года над Невой прогремело 24 залпа торжественного салюта.

«Салют над Ленинградом»


За залпом залп.
Гремит салют.
Ракеты в воздухе горячем
Цветами пёстрыми цветут.
А ленинградцы
Тихо плачут.

Ни успокаивать пока,


Ни утешать людей не надо.
Их радость
Слишком велика –
Гремит салют над Ленинградом!

Их радость велика,


Но боль
Заговорила и прорвАлась:
На праздничный салют
С тобой
Пол-Ленинграда не поднялось.

Рыдают люди, и поют,


И лиц заплаканных не прячут.
Сегодня в городе –
Салют!
Сегодня ленинградцы
Плачут...
(Ю. Воронов, 27 января 1944 г.)

Мы чашу горя выпили до дна.
Но враг не взял нас никаким измором
И жизнью смерть была побеждена
Полгорода лежит в земле сырой
Неугасима память поколений
И память тех, кого так свято чтим, 
Давайте, люди, встанем на мгновенье
И в скорби постоим и помолчим

Давайте почтим светлую память жителей Ленинграда, отстоявших его и не доживших до наших дней, минутой молчания.



Зажигаются свечи. Звучит метроном(все встают).