Машка как символ веры - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Машка как символ веры - страница №1/1

Светлана Варфоломеева

"Машка как символ веры"



Эта история произошла на самом деле, вернее не произошла, а происходила. Только ее героями были другие взрослые и дети. 
Я хотела пожелать здоровья тем, кто остался с нами и вспомнить тех, кто ушел. 


Савковой Римме Федоровне 
человеку, который каждый день меняет мир 

Вера

Все были озабочены вопросом, где находится страна чудес. Вопрос казалось бы странный, но очень актуальный для нашей семьи сегодня. Машка плакала уже третий час, и с предложенными вариантами страны чудес не соглашалась. Папа предположил, что страна чудес в деревне у бабушки, на что моя сестра, сделав трагическое лицо, ответила: "Молоко", и ее тут же вырвало. От молока ее рвало и до болезни, но сейчас это выглядело особенно трагически. Папа был выслан на кухню, где и раздумывал над вопросом уже довольно длительное время. Еще два дня назад все было хорошо, мы гуляли в парке, я ругалась с мамой, потому что теоретически идти на день рождения к Светке, было можно, но вернуться с него надо было раньше, чем начиналась вечеринка. Папа держался индифферентно, вероятно, признавая, что я права, но на конфликт с мамой не шел по политическим соображениям. Он должен был в субботу поехать на рыбалку с дядей Борей, что само по себе являлось преступлением - это раз, а во-вторых, у мамы на этот день были грандиозные планы, какие уточнить я не могу, потому что новые варианты возникали каждые пять минут, но отец в них присутствовал как основное действующее лицо постоянно. А вчера у Маши поднялась температура, до вечера еще была надежда, что это случайность из серии «съела что-нибудь или перекаталась на каруселях». Но ночью у нее из носа пошла кровь, а к утру на руках и ногах появилась какая-то сыпь и синяки. Мама сказала: "Догулялись". И все остались дома. В середине дня пришла врач из детской поликлиники. Толстая, противная тетка, у которой были по-разному накрашены глаза, видимо она красилась в темноте и стоя спиной к зеркалу. Правый глаз был изумрудно зеленый, левый тоже был оригинальным, но с сероватым оттенком. 


-Мамочка, девочка у Вас падает постоянно, куда вы смотрите? 
Мама пыталась с ней поспорить. 
-Мамочка, не надо говорить фантазию, если ребенок не падает, синяков у него не бывает. 
-А сыпь? А температура? 
Тетка удивилась такой настойчивости. 
-Оттуда же, следить надо за детьми. - Она говорила так, как будто нашей семье уже вынесли смертный приговор за издевательство над детьми, а мы не понимаем почему. 
-Ее рвало. - Не сдавалась мама. 
-Вы знаете, какая у меня зарплата? - неожиданно спросила врач. Какая? - удивленно спросила я. 
-Девочка, а ты вообще выйди. Так вот зарплата у меня такая, что на нее я могу только смотреть больных, а воспитывать Вас, нет. Назначаю капли в нос, и в следующий раз на прием, на актив не приду. 
Она ушла. Мама стала кидаться мелкими кухонными предметами, через пять минут сказала: 
-Это ты виновата, ты разозлила ее своим дурацким вопросом. Это, в конце концов, неприлично в 14 лет лезть во взрослые разговоры. 
Неожиданно папа пришел мне на помощь, он понял, что на рыбалку не поедет, и смог размаскироваться. 
-Мать, оставь дочь. 
Дальше я рассказывать не буду, потому что во время улизнула с кухни. И пошла к Машке. Шумно было долго. Машка была какая то бледная и сонная, конечно, и до своих семи лет, она сто раз болела, но такой синей не была. Читать вслух не разрешила, в куклы играть не стала, а, отвернувшись лицом к стене, тихо сопела. Мне стало как-то не по себе. Как будто в горле ползали муравьи. Я пошла к родителям 
-Дураки !- сказала я им.- У Вас ребенок болеет, а вы грызетесь из-за дуры полудурочной, хоть бы на Машку посмотрели». 
Дураки остановились ругаться и одновременно изъявили желание посмотреть на дочь, однако в дверь вместе не пролезали, победила мама, ну это как обычно. Машка не повернулась к ним, и продолжала сопеть. А потом ее снова стало рвать, с кровью. Первым опомнился отец. Он вызвал «Скорую». 
«Скорая» приехала, но не скоро, часа через два. Но когда она приехала, как потом рассказала тетя Катя, соседка, и ругались за ложный вызов, обещая нас оштрафовать, мы были уже далеко, мы везли Машку в больницу. В больнице нас приняла. 

Отец 

Все решения как всегда принимаю я. Она кричит, ругается, но толку чуть. Когда я влюбился в нее, на третьем курсе института, меня подкупило именно это, шумная, веселая, но все решения принимал я. За шестнадцать лет шумность и веселость превратились в крикливость и раздражительность, а неумение принимать решения никуда не делось, А Вера, вбежав на кухню, обозвала нас дураками! Да если бы я жил с другой женщиной, никто бы не посмел так разговаривать со мной. «Дураки»,- да я своего отца, чуть ли не на Вы называл. Вся в мать. Больше всего меня раздражала неопределенность. И Вера болела, но как-то понятно «температура - сопли - кашель - таблетки», как - то определенно. Машка лежит и сопит, синяки какие то. Если Вера не врет, то и не падала она, и синяков было столько и в таких разных местах, что упасть так нельзя. И рвет, и не разговаривает. В больнице нас приняла усатая медсестра. Она молча списывала данные с моего паспорта в историю болезни. Только сейчас до меня дошло, что Машу могут оставить в больнице. Раньше мне казалось, что придет нормальный врач, даст указания, которые мы выполним и поедем домой, но по видимому, здесь рассуждали по-другому, и сразу решили взять нас в оборот. 
«А ведь врач не смотрел, вдруг нас не будут класть?» - мысли моей жены текли в том же направлении. 
Усатая подняла на нас глаза и сказала: - «Отойдите от стола». Я много раз сталкивался с медициной раньше, но те встречи были другими. Сегодня нам попадались медицинские работники с парадоксальным мышлением. После довольно прохладного приема я понял, что ее раздражение было адресовано не только нам. Усатая позвонила по телефону. Сначала просто сказала: «Педиатра в приемник!» 
Даже если бы педиатр сидел под ее собственным столом, он не успел бы выскочить оттуда, как она снова схватилась за трубку. 
«Я уже второй раз вам звоню, пьете там чай, а тут девка помирает». Сзади я услышал стук, это моя жена потеряла сознание. Потом долго бегали с нашатырем, махали над Ириной газетами и усатая оправдывалась человеческим, нормальным голосом: «Да это я чтобы поскорей спустились, а Вы падать». 
Машка лежала с закрытыми глазами и на всю эту суету не обращала внимания. Наконец пришел педиатр, вернее педиатрица. Это была стройная, высокая, девушка лет двадцати, и только тут я понял какой у Усатой грязный халат. На девушке все блестело и сверкало белизной. Ирка стала рассказывать нашу историю не очень связно, Верка изучала фигуру молодой докторицы, и мне казалось, что стало как-то спокойнее и с Машкой ничего не случится. Она послушала нас, покивала головой и сказала "Зоя Матвеевна, вызови лабораторию, анализ крови и в отделение". 

Мама


и сказала: "Зоя Матвеевна, вызови лабораторию, анализ крови и в отделение". Но почему в нашей семье всегда так? Почему все решения должна принимать я? Почему? Я должна думать обо всем, но я ведь тоже работаю. Жора обижается - рыбалка, рыбалка, а палас, а кран, а ведь это и его дом, в конце концов. Именно в эту-эту субботу, когда надо все делать, его тянет на рыбалку. И Машка еще болеет. А Верка сказала отцу: "дурак", вошла на кухню и сказала: "Дурак". Конечно, она права, но с отцом так нельзя. Потом, когда с Машкой все нормализуется, я с ней поговорю. И этот день рождения, там все перепьются, будут пробовать наркотики. Да, мне звонила Светкина мать, просила Веру отпустить, сказала, что будет с ними все время. Но она же не уследит. Точно обкурятся и напьются. Нет, нет, нет. Сейчас все решится с Машкой, и я поговорю. 
Машу подняли в отделение, вернее, это я ее подняла, потому что несла на руках. Потом снова пришла девочка врач, наверное, она студентка, очень молодая, и мне, честно говоря, доверия не внушила. "Ничего",- подумала я: -"завтра придут другие врачи". Но то, что она говорила, не укладывалось у меня в голове, сначала оказалась, что надо ставить капельницу, потом что надо переливать кровь, и что синяки и сыпь от недостатка каких-то клеток крови, и я сама должна дать согласие на все эти манипуляции. 
Позовите Жору!

Вера


"Позовите Жору!",- мама так неожиданно закричала, что мы ломанулись в ординаторскую. Конечно, мы оба подслушивали, но мы слушали не чужие тайны, а свои. Меня, правда, сразу выгнали, и я пошла в палату, где лежала Машка. Молча сидела с ней рядом, и вспоминала когда в жизни мне было страшней, чем сейчас. Машка капризная и нахальная младшая сестра тихо сопела, и когда я хотела ее погладить стала сопеть сильней и даже застонала. Мне было страшно, когда умерла бабушка, когда Олег Прунов показал всем мою записку про любовь во втором классе и еще страшно прыгать через козла, но это был другой, какой-то ненастоящий страх. Потом пришла мама. И вообще меня не заметила, только лицо у нее было серое. Я пошла искать папу. Он курил на лестнице и тоже не заметил меня. Как - то надо было начать разговор, но мне стало совсем страшно и я молча стояла рядом. Потом пошла слоняться по коридору. В холле сидели две медсестры одна худая и старая, вторая совсем худая и очень старая, старше моей мамы. 
-Ты сестра Богдановой? Вот горе то? 
Я знала один секрет про взрослых, если молчать и делать вид, что понимаешь, о чем идет речь, они скажут гораздо больше, а главное надо повторять их последние слова. 
-Горе,- повторила я. 
-Такая маленькая и рак. Второй раз за всю жизнь вижу. 
Моя стратегия разговора рассыпалась как карточный домик. 
-У кого рак? У Машки? 
-А тебе родители не сказали? Иди, иди.- И обе сделали вид, что пишут что-то в толстых журналах. Я пошла на лестницу, там никого не было. Побрела обратно в палату, мне нужно было срочно увидеть кого-то из родителей. Папа сидел на детском стульчике около дверей палаты. Он молчал и не отвечал на мамины вопросы.

Мама


И не отвечал на мои вопросы. Растирая слезы по лицу ладонями. Я очень хотела проснуться и быть дома. Но, по-видимому, я не спала. 
-Перестань, завтра придут другие врачи, она просто перепутала, она молодая.

Вера


Она просто перепутала, она молодая. Но я видела мамино лицо и понимала, что она сама не верит в то, что говорит. 
-Я хочу узнать, что с Машуком,- муравьи расползлись по всему горлу, и говорить было невозможно. Мама посмотрела на меня, как будто первый раз увидела. 
-Мама, это я Вера и я хочу узнать, что с Машкой. 
Отец встал обнял меня и голосом человека, похоронившего всех родственников одномоментно, сказал: 
-Доктор считает, что у Маши рак крови. 
-Па-а-па! Во - первых рак бывает какого то одного органа, вот у бабушки было что? Рак желудка. У деда Николая- рак легкого. Как может быть рак крови? Ведь она течет по всему организму, и потом рака у детей не бывает. 
Тут я поняла, что на меня в упор смотрят четыре родительских глаза, один серый, два карих и один голубой в крапинку. 
-Да,- уверенно сказала я - Рака у детей не бывает. 
-А ее завтра переведут в детскую онкологию, -сказала мама, - в Балашиху, где Ивакина лежала. 
Кто такая Ивакина я не знала. Но папа закивал головой. 
-Она там долго лежала. 
-Вылечилась? - спросила я, активно интересуясь судьбой неизвестной Ивакиной. Нет, умерла. - Папа вдруг всхлипнул. 
-Ты что! -ошарашенно посмотрела на него мать. - Она же не от рака умерла. Судьба Ивакиной становилась еще более интересной. 
-Она на лыжах пошла и в прорубь провалилась. 
Дальнейшее я помню плохо. Я смеялась, громко и заливисто, как будто неизвестная Ивакина подмигнула мне с небес. Я хохотала так, как никогда в жизни,- даже когда накормила сволочь Прунова слабительными ирисками перед четвертной контрольной по алгебре. Почему- то меня папа нес на руках, а я все смеялась, а потом плакала, а потом что-то такое щелкнуло внутри и я поняла, что в нашей жизни все изменилось, и успокоилась. 

Мама


И успокоилась. Истерика продолжалась почти два часа, Веру трясло, ее худенькое тело дрожало, и в первый раз она была так далеко от меня. Я была с Машей. Всю ночь я сидела рядом с ее кроваткой. И не о чем не думала, просто сидела. Жора увез Веру домой. Все кончилось. 

Врачи 

У нас перевод из Озерска. 7 лет, девочка, гемоглобин до переливания 40 г/л, лейкоциты 20тыс, формулу не считали, тромбоциты-единичные. Без гормонов. Заведующая слушала дежурного врача молча. Девочка областная, Да, документы в порядке, полис есть. Подтвердите перевод из Озерска. 

Вера


Из Озерска ехала скорая, а за скорой пятерка цвета гранат, так разделилась наша семья, потому что нас с отцом в скорую не пустили. Но Машку мы увидели, и она уже не была такой сине-зеленой и даже что-то сердито выговаривала матери. Это хорошо, потому что злобность нормальное Машкино состояние. На самом деле ее зовут не Машка, а хорек, иногда скрипучий, иногда мерзкий, максимум скунс. Родители, правда, не верят, что у них родился хорек. Но Машка и на самом деле такая, и я ее за это люблю больше, чем какую либо другую воспитанную девочку. Когда год назад ее обидел отец, она облила его костюм клеем, а когда мама заставляла пить молоко, она вылила целый пакет в окно и попала на голову Лаванде. Лаванда, это вообще отдельная история. Это бывшая мамина подруга, которая ну неважно, что сделала Лаванда, но мы из солидарности с мамой ее не любим. А тут еще Машка вылила молоко. Даже если с ней случилось что -то страшное она обязательно поправится. Без Машки жить нельзя. 
Прошло два года. Мои шестнадцать лет отмечали уже все вместе. Машка была еще лысая и толстая от гормонов. Мама непривычно долго шаталась по квартире. Папа сидел. За два года я привыкла видеть его спину. Он все время сидел перед телеком, когда был дома. Не ел, не спал, а смотрел внутрь телевизора, именно внутрь, за все время он не запомнил ни одного фильма, и даже погоду не запоминал, а спрашивал у меня. Сначала было очень фигово. Оказалось, что нужно делать всего много и одновременно, готовить, ездить в Балашиху, убираться. До страшного я любила быть дома одна, во-первых, можно ничего не делать, во-вторых, можно сколько угодно болтать по телефону, а можно смотаться или позвать Светку. Но потом оказалось, что одна - это когда скоро придут родители и Машка. Одна это не так, что папа уехал и не звонит. Он ездил в больницу почти каждый день, меня не брал до тех пор, пока однажды не встретил в коридоре больницы. 
-Как ты тут? 
-Сама, а, сколько можно ждать, меня не берешь, правды от вас не услышишь, а это, между прочим, не только ваша дочь, но и моя сестра. Папа сказал: «Не ори», я ответила: «Сам не ори». 
И с этого момента жизнь приняла знакомые очертания. 
-Как ты разговариваешь?,- орал отец. 
-Как хочу,- орала я. 
-Ты нахальная девица,- орал он мне в ответ. 
-Какую воспитал, такая и есть,- орала я. 
Неожиданно рядом я увидела лицо мамы. Оно было другим, каким-то серым и в морщинах, но это лицо принадлежало маме, которую я не видела уже месяц. Она была другой недолго, ее хватило на пять секунд. -Орете, -сказала она, -Опять орете, как черти, орете на всю больницу. –«Собаки страшные»,- подсказал отец. 
«Собаки»,- повторила мама. 
«Трубы иерихонские», вспомнила я, 
«Трубы»,- ответила она. 
И мы успокоились. Наверное, это семейное, сначала все орут, потом разбираюся, зачем орали. 
-Я попросила выйти врача, к нам ко всем сразу, поговорить. 

Отец


-К нам ко всем сразу,- сказала она. 
Я никогда не думал, что так не могу без нее. Что настолько вся моя жизнь пропитана запахом ее волос, ее голосом. Я думал, что уже все знаю про нее и про нас. Но когда в первую неделю я только плакал и жаловался сам себе на судьбу, она все взяла на себя. Это от нее я узнавал как, когда и что. Ни слез, ни жалоб ни трагедий. 
«Мне сказали, что очень многое зависит от нас. Надо настроиться только на ребенка и забыть о себе. Я забыла». 
Потом я почувствовал себя уверенней, но это было очень не сразу, чувство уверенности медленно разливалось по моему телу под ее спокойным взглядом. В той жизни еще до трагедии с Машкой у меня была Лиля, но не то чтобы была, а бывала. Пару раз в месяц, когда было где встречаться. Мне нравилась моя маленькая тайная месть. Я приходил потом домой и не злился на ее упреки и скандалы. Мне иногда казалось, что все можно изменить. Я даже представлял, как Лиля будет со мной жить. Сейчас от нее остался лишь слабый запах цветочно-ванильных духов. 
Вышла врач.

Вера 


Вышла врач. Папе она не доставала до плеча, маме была до подбородка. Я не доверяю людям маленького роста. Это заметил отец. «Вер, сказал он у тебя все хорошие люди высокие, а лживые и подлые маленькие, почему?». 
Врач была моложе мамы, но старше врача из другой больницы. 
-Это наша, - шепотом сказала мама. Я почувствовала, как снова в горле заползали муравьи, и что ничего хорошего нам не могут сказать. Мимо прошел мужик, у которого из носа торчала трубка, а в горле была дырка. В нос резко ударил больничный запах с примесью тоски и страданий. «Ну фто?»,- Сказала доктор, у нее был какой-то серебристый, укрытый мехом голос, «Фто?- в целом все хорошо». Я не очень хорошо понимала, что она говорила дальше, про клетки, кровь, доноров. Но я очень внимательно рассмотрела ее. Кроме голоса все остальное тоже вызывало доверие. Она была вся такая уютная, что показалась, на ее плече можно плакать. Потом я встречала ее много раз, когда приезжала к Машке. Однажды она вынесла целый батон колбасы, чтобы покормить котенка. Котенок был маленький, но наглый. Батон ему в пасть не залезал и он уселся на него верхом и стал откусывать и облизываться. Рядом сидела неполноценного вида рыжая собака по кличке Чубайс, но наша врач охраняла кошачьи интересы и собаке не досталось. 
Но еще тогда два года назад, услышав «Фто», я поверила, что с Машкой все будет хорошо.

Мама


я поверила, что с Машкой все будет хорошо. Я находила множество свидетельств тому, что все будет хорошо.

Папа


Хорошо становилось не сразу. Когда я приехал однажды домой, после дурацкой работы и не менее дурацкого разговора с тещей, раздался телефонный звонок 
"Здравствйте, это я, Елена Николаевна". 
Хорошо, что я не спросил, кто это. Потому что оказалась, что это классная Веры. 
" Я знаю, о Вашем горе и переживаю не меньше Вашего. Надеюсь, что с девочкой все будет хорошо. Но дочерей то у Вас пока две». Пауза «Извините. Видите, как я переживаю». Голос был как мел. Его звуки крошились на зубах. 
«Господи, ну что ей надо?», подумал я. Из-за всей этой страшной круговерти Верина учеба вылетела у меня из головы. Я, конечно, помнил, что она училась в восьмом, нет в девятом классе. Раньше оценками я интересовался в конце четверти, когда Ирина приносила на подпись ее дневник со словами: «Скажи ей потом, что ты об этом думаешь!».Я ничего плохого не думал, но говорил. 
А сейчас, я даже никак не соображу, что надо делать сейчас. 
На том конце провода молчали. Видимо, закончив прелюдию, и набрав в легкие воздуха, она сказала: «Вера, не закончит четверть, вернее закончит с двойками. Вам это как?» «Плохо»,- ответил я. Внутри на риторическое «плохо» ничто не отозвалось. Вера живая, здоровая. Мне иногда казалось, что пусть это бы случилось с ней. Машка такая маленькая, как же это ей вытерпеть. Пусть, конечно лучше со мной. Но если, ты, Господи, выбирал из моих детей, то только не Машу, только не Машу. Я злился на Веру, что она здорова, что смеется по телефону, берет в прокате кассеты, просит деньги на какие-то журналы. Это невозможно было сказать вслух. Но почти каждую ночь, я думал так. Днем я понимал, что она мотается в больницу, пытается убираться в квартире и даже стала иногда стирать и готовить. Между прочим, она помогает теще. Теща, это отдельная история. Мы поженились по любви. Теща появилась впервые в нашей жизни спустя год и рождение Веры. Чаще всего она читала на кухне газеты, хотя официальная статья оккупации нашей квартиры, была помощь молодой матери. Разговаривала она короткими командами: «Помешай кашу, купи овощей». И если команда не выполнялась немедленно, то в ход шла тяжелая артиллерия «И лучшие годы, и как я тебя воспитала. И видел бы твой отец, как ведут себя с твоей матерью». Это продолжалось довольно долго, через полгода пропало молоко, и желание идти домой. «Уезжайте», -сказал я, 
«Как?» 
«Как хотите, куда хотите, но только быстрей». 
Была больница, псевдосердечный приступ, море слез, слова жены о зарубках на сердце на всю жизнь, но она уехала.

Мама


Но она уехала, тогда давно, моя собственная мать была мною выгнана из моего дома. И это в семье, которую считали если не образцовой, то хорошей. И были долгие годы редких разговоров по телефону, взаимных обид. Потом родилась Машка, похожая на мать, как клон. И даже , когда она плакала, это была мать. Сначала писк, а у мамы, звук Нуууу, потом вздох - у обеих одинаковый. А потом крик, а со словами или без слов не важно. Даже волосы, волосы -росли у нее как у бабушки. Вверх и в разные стороны. Вид моей матери в детстве после ванны, в нашей тогда еще коммунальной квартире, был настолько ужасен, что дети писались, а собаки завывали, кошки бежали под столы. Мой отец, который ушел от нас задолго до моего взросления, тихонько попивал водочку, но был интеллигентным инженером, пугался до колик ее вида. Синий байковый халат с красными цветами, ноги, покрытые густой шерстью черного цвета и волосы, как - будто, насаженные на проволоку. «Ух» - всегда говорил папаша и трезвел. Обычно после этого мать плакала, а он смотрел программу "Время". Так вот у Машки волосы росли так же.

Отец


У Машки волосы росли также как у тещи. И нос, и глаза такие же. Но главное, это характер. Любая фраза начиналась со слова НЕТ. Потом уже она думала. Самое первое слово она сказала НЕТ. Мама и папа были позже. А когда ей исполнилось 6 месяцев, жена послала ее фотку своей матери.

Теща


А когда Марии исполнилось 5 месяцев 20 дней мне прислали ее фотографию. Не скрою, что была оскорблена таким поведением дочери. Жалкая судьба неудачницы и мужа неудачника, двух несостоявшихся личностей. Старшая дочь, Вера, не смогла сплотить семью. Он работал, но не зарабатывал. Она вместо того, чтобы подумать о нас, стала рожать. Без денег, без уверенности в завтрашнем дне. Мне решительно все равно, как они со своим мужем доживут отпущенный срок. Но дети. Потом, она сама, я не вмешивалась, прислала фотокарточку Марии. Это оказался покойный брат Николай. 

Отец 


«Покойный брат Николай». Теща привезла с собой фотки брата Николая, умершего, слава Богу, лет в семьдесят. Детских фотографий, конечно, не было. Но твердая уверенность, что брат вернулся, путем реинкарнации в Машку, в теще жила. В это время наш «брат Николай», живой и здоровый лежал в кровати цвета темный орех и сосал соску с цветком. Скрытые под кружевным чепчиком проволочные волосы не отвлекали взгляд. «Брат Николай» смотрел на всех ярко-голубыми глазами и пытался ногой почесать нос. 
-Живой! – сказала теща, - Как там наша мать?

Мама


«Как там наша мать» было слишком. И молока было мало, и Маруся плакала с каким-то драматическим надрывом, и еще сумасшедшая в доме. 
Я вздохнула. 
-Шучу, - среагировала мать. 
С тех пор мы стали общаться. 
Машка, или как ее называла бабушка – Мария, оставалась связующим звеном нашей семьи. Моя мама приезжала каждые выходные с одинаковым набором подарков – два яблока, два апельсина или четыре яблока, что чаще, рулон туалетной бумаги, как память о дефиците ее молодости, и мед.

Отец


И мед, который в доме никто не ел. 
Так в семье воцарился мир и куча ополовиненых майонезных банок с медом.

Снова отец

«Елена Николаевна, мне жаль, что у Вас проблемы с Верой. И Вы не звоните сюда больше». Повесил трубку 
Весь вечер я ждал Веру, которой в первый раз хотел сказать, что думаю об ее учебе. Но она приехала поздно вечером. Положила на стол деньги. Две бумажки по пятьсот и одну в тысячу рублей. 
- Это нам. 
- Где взяла. – Спросил я. 
- Украла. – Спокойно ответила пятнадцатилетняя дочь. 
- Вера! – и тут меня понесло.

Вера 

И тут его понесло. Вот гад. А еще отец. Я устроилась подрабатывать. Не так просто найти работу, чтобы не получить приключений на одно место. Снова помогла Светка. Мы с ней стали раздавать листовки с рекламками. Правда ездить надо было очень далеко. Я очень хотела купить Машке Барби с крыльями, и еще в больницу видеодвойку, чтобы смотреть кассеты. Но видеодвойку купили спонсоры. Барби Машка расхотела. Новых идей пока у нее не было. Денег, как обещала бабушка, за лечение не брали, лекарств мы не покупали. И потихоньку у меня накопилась такая приличная сумма. Не надо их, конечно, было показывать отцу. Гордость так расперла грудь, что не смогла удержаться. Ура! Ура!

Отец


«Ура! Ура!». Я объяснил, что «два» в четверти это не ура. И вообще деньги сейчас – моя забота. Но в душе был рад. 

Теща


Был рад. Он то конечно, рад. Девочка в пятнадцать лет идет работать. Я безусловно, должна рассказать об этом своей дочери. Но не сейчас. 
Ирочка позвонила и сказала, что заведующая будет с нами разговаривать. «Если хочешь, приезжай. Все анализы сделаны, и можно обсудить вопросы на будущее». Даже когда я назвала удобное для себя время, выяснилось, что приезжать надо когда им удобно, врачам. Но я в это время не могу, мне нужно пойти к Марине, она будущее провидет, и лучше, чем эти в белых халатах, скажет чего ждать. Хотя чего ждать, если у ребенка рак. Если и выживет, будет от их лечения инвалидом. Одни эти пункции чего стоят. 
«Мама,- сказала Ира, -не хочешь, не приезжай». 
Так, бросив привычный уклад, мне пришлось ехать в Балашиху. Далеко, в электричке душно, в автобусе- давка. Но я терпела. Мой долг поддержать семью во время страшных испытаний. Наставить их. Объяснить причины болезни. Да, не забыть взять у Георгия деньги. Все-таки мои дополнительные 100 у.е. должны остаться со мной. Сейчас, я вынуждена тратить гораздо больше денег. Мне приходится покупать витамины, пройти обследование в платной поликлинике, есть больше овощей и фруктов, рак в семье, это не просто так. Сейчас я поняла, что отдала всю жизнь детям и работе, а о себе не подумала. Им я четко поставила условие- будут требовать деньги за лечение, жалуйтесь, не молчите. Они много имеют. Бедных врачей я не видела. А за работу им платят зарплату. Я сама с ними поговорю по поводу общения с пожилыми людьми. Я имею право приехать когда хочу. И когда звонила по телефону, какая то девчонка невоспитанная ответила, что вся информация есть у родителей. Поговорите, мол, с ними. А они справок о болезни не дают. Понятное дело, не дают, они сами про рак ничего не знают. А про состояние говорит, что оно тяжелое, соответствует тяжести заболевания. Я должна поставить их на место! В больнице оказалось много, очень много народу. В коридорах не протолкнуться. И еще пришлось ждать врачей. 

Отец


Пришлось ждать врачей. И выслушивать от тещи все, что она думает о болезни, о жизни, а главное, о том, что Вера стала работать. Коротко, весь смысл ее речи свелся к четырем словам: «Ты Во Всем Виноват». 
И про то, что в Москве есть и Институт и Центр, и только такие бедные и бестолковые люди оказываются в подмосковной больничке. Нельзя было разрешать делать уколы в спину, нельзя разрешать химиотерапию. Нужно было добиться консультации главного профессора. Она читала про него в газете. 
«Ира сказала, что она останется здесь». На этом наш разговор закончился. 

Вера


Мама сказала, что в среду в больницу нужно ехать всем вместе. У нас будут брать анализы, чтобы узнать чей костный мозг подойдет Машке «в случае чего».

Отец


В случае чего, так это понятно в случае рецидива. Я уже прочитал все что нашел. Рецидив может быть в 20% случаев. И чем он происходит позже, чем лучше. У Маши ремиссия уже длится больше полгода. Это значит, что раз в неделю, когда она сдает кровь, в ней не находят раковых клеток. И если так будет продолжаться еще четыре с половиной года, то Машка будет считаться выздоровевшей. Мне казалось, что жизнь уже стала налаживаться. Можно жить от анализа крови до анализа. А тут вдруг костный мозг. Какие могут быть разговоры, я свой отдам сразу. И почему Ирина завела эти разговоры при Вере? Она же мне совсем не доверяет. Если мой не подойдет, можно позвать Борьку, он-то мужик здоровый. Его подойдет точно.

Мама


Его подойдет точно. Жорик сказал, не надо анализов, я отдаю свой мозг без проб. Если надо больше возьмем у Борьки. Вам, девочки, волноваться не надо. Интересно, он дурак или прикидывается? Раз пять я ему объясняла про трансплантацию костного мозга. Он каждый раз делал вид, что слушает. И про то, что шанс найти донора в семье, очень невелик. И даже братья и сестры подходят только в 25% случаев. Но исследование делать надо. В отделении были детки, которые совсем уже собирались выписываться, а при обследовании, оказывалось, что все надо начать сначала. Еще приплел Борьку. Хорошо, не вспомнил про свою Лилю. Из-за нее вся его одежда пропахла ванильным запахом духов. Даже во сне он иногда говорил : «Лиля». Я всегда молчала об этом, подумаешь секрет Полишенеля. А сейчас ужасно хотелось ему об этом напомнить Он, что себе думает? Обследование не рыбалка, а Машка, не рыба.

Вера


Машка, не рыба. Я думала, что мама съехала с катушек. Никто и не думал, что рыба. Я всегда говорила, что хорек. Но тут сразу стало шумно и весело. Я так соскучилась по их скандалам. Мне даже стало стыдно от счастья. Мама кричала, что ее никто не слушает, и папа ходит только на свою рыбалку. Он кричал: «Я на рыбалке был год тому назад», мама с ходу придумывала что-нибудь еще. 
«Ты не господь Бог, придумывать грехи», отвечал отец. 
-Это я придумываю? А кто сжег Машкино одеяло, когда курил на балконе? 
-Какое одеяло? 
-Шерстяное, розовое, с мишками. 
-Ир, это было, лет пять тому назад. 
-Я не спрашиваю когда, я спрашиваю кто? Ну, вспомнил? А кто потом одеяло покупал? На ком весь дом? Все, - сказала мама. -Ты костный мозг не сдаешь. Нам от тех, кто жжет детские одеяла, и считает ребенка рыбой, мозгов не надо. Тем более, что их у тебя нет. Брать нечего. 

Отец


Брать нечего. Это у кого брать нечего. У меня институт с красным дипломом. Я по - английски со словарем читаю, я в шахматы играю. И никого рыбой не считаю.

Вера


Я по - английски со словарем читаю, 
Я в шахматы играю. 
И никого рыбой не считаю. Ни фига себе, отец заговорил стихами. 
Мама медлила, и явно находилась в цейтноте. Но на то она и мама, чтобы не попадать в безвыходные положения. Так, а кто ездил в Анапу. Я не знаю эту историю, но в ней явно есть что-то подозрительное. Каждый раз, когда мама говорит, так а кто ездил в Анапу? Отец делается ниже ростом и проваливается куда-то под пол. В этот раз ничего нового не произошло. И гордо подняв голову, мама пошла на выход. Пойду аквариум посмотрю. 
-Какой аквариум, Ирочка? 
-В котором рыбы живут. 
И ушла на кухню готовить обед. 
Вопрос с костным мозгом повис в воздухе. 
Я очень хочу, чтобы Машка выздровела. Но как этот костный мозг будут брать? Я могу потерпеть, мне и молочные зубы выдергивали, и уколы делали, но по поводу костного мозга я ничего не знаю. Спрашивать у мамы подробности было уже неудобно. С одной стороны, она может подумать, что мне для Машки чего-то жалко, а с другой- мы в последнее время и не разговаривали совсем. То есть конечно все время разговаривали, но только по делу. Просто мне тоже хотелось маму, свою собственную маму. Я еще маленькая. Меня никто не спрашивает как у меня дела. Когда возникает вопрос про оценки, правды говорить нельзя, иначе мама расстраивается. Лучше всего наврать, тогда она говорит: «Молодец». Правда, когда я наврала про две пятерки по алгебре и одну по геометрии, отец попросил дневник. Но он же подписи математички не видел ни разу. А у меня есть ручка, которая потом стирается. Поэтому целых полчаса в моем дневнике было три пятерки по математике за одну неделю. Идея с ручкой Светкина. Раньше мама не очень любила, когда я ходила к ней. Называла ее девушкой с неопределенным будущим. Светкины родители, точно знали, что у нее будущее совершенно определенное, и в красках описывали его ей каждый день. 
-Не поверишь, -говорила Светка , затягиваясь за школой сигаретой, -Вчера мне сказали что я буду парикмахером. Ты знаешь, мне эта идея так понравилась. Может мне быть парикмахером? 
-Стилистом, -поправила я, тоже затягиваясь. 
-Нет, они сказали парикмахером, это типа не 
cool. 
-Стилистом, тоже не cool, сейчас все стилисты. 
Светкина мама работала доцентом в институте, а ее папа- врачом. Светка считала, что у них конфликт поколений, и жила на той же лестничной клетке в бабушкиной квартире. Бабушка была колоритная. Во-первых, она была ужасно старенькая, родилась до войны и в детстве жила под немцами в оккупации. Во-вторых, гнала самогон, который мы и попробовал во втором классе. А когда Светкина мать конфисковала аппарат, бабка стала заходить к соседям с предложением «вмазать по маленькой». Она считалась страшной тайной, портившей благополучную картину счастливой семейной жизни. 
Вообще у меня в школе было две подруги: Светка и Марина Ивановна. Марина Ивановна на самом деле была Мариной Ивановой, но все называли ее Мариной Ивановой. Когда Машка заболела, Светка сделала вид, что ничего не произошло. Она мне ни слова не сказала. Ее отец звонил, какую-то помощь предлагал. 
-Ты ему не верь, это он всегда выделывается. Смотрите, какие мы заботливые, и предлагаем помощь. 
Маринка ходила вокруг меня кругами, сетовала на то, что Светка черствая. 
-Давай я буду твоей лучшей подругой. Ты же понимаешь, две лучшие подруги, это нонсенс (она любила такие слова), а я тебе помогаю. 
Мне действительно было обидно, что Светка никак не отреагировала. Но в восресенье, она позвонила и спросила: 
-Ну, ты уже собралась? (такая идиотская манера ничего не объяснять и задавать дурацкие вопросы). 
-Куда? 
-В больницу, я приду через две минуты, иди вниз. 
Через две минуты я стояла внизу, лохматая и сонная. 
-Свет, мы куда идем? 
-к Машке в больницу. 
-А деньги мы где возьмем, ты же знаешь, мне отец не оставляет, на что поедем? 
Оказалось, что деньги дала Светкина бабка, причем с запасом, «на гостинчек». 
Деньги у нее делились на две части, одна - для жизни, вторая - на всякий случай. Всякийслучайные деньги хранились за иконкой Николая Угодника. 
-Вечером позвала меня, и деньги из-за иконы вытаскивает. Ты чего? Зачем? Обычно она их доставала, чтобы перевести а какое-нибудь доброе дело. Давала Светке номер расчетного счета из газеты и та шла в сбербанк. 
-Кому переводить? 
-В Балашиху ехать, решила бабушка. -У вас же там детка в больнице, а вы не едете никто. 
И мы поехали. 
Марина помогала словом. Хорошо помогала, с чувством. Я у нее дома на кухне плакала-плакала, когда чай пили, а она меня гладила по голове, но чашку потом выбросила в мусорку, а я заметила. 
Однажды я услышала, как в очереди в буфет, она рассказывала девчонкам из «Б» класса, что старается мне помочь, потому что моя сестра скоро все равно умрет, и никто не доказал, что рак не заразный, а она не боится, и рискует ради дружбы. Хотя ее родители - против. Я первый раз дралась в школе. Получила два за поведение в четверти. Классная сделала запись: «Бьет девочек на перемене». Но с Ивановой я больше не разговаривала. 
Я набрала Светкин номер. 
-Ты что-нибудь знаешь про костный мозг и трансплантацию? 
-Ба, бабушка расскажи, что ты знаешь про трансплантацию костного мозга. 
Через минуту в трубке я услышала старческий голос. 
-Сейчас костный мозг не берут, только кровь, перед этим делают укол, чтобы полезных клеток было больше, и потом ее переливают тому, кто болеет. А ты Машке по типированию подошла? 
Откуда у Светкиной бабушки были такие знания? 
-Нет, мы только поедем обследоваться. 
-Ты не волнуйся, просто возьмут кровь из вены в пробирку, а потом дадут ответ. 
-А Вы откуда знаете? 
-Так, из журнала «Здоровье». Еще в кино видела. 
-Тут, в одном сериале, мальчонке надо было костный мозг пересадить, младший-то брат был не от отца, а мать за деньги хотела, чтобы результаты подделали. Но так одна девушка была, она все разузнала и подделать не дала. Ведь если костный мозг не подойдет, умереть можно. А она, мать, представляешь, хотела ребенка на погибель отдать, только бы место у богатого мужа сохранить. 
Светкина бабка продолжала рассказывать историю бессердечной южно-американской матери дальше, а я вдруг подумала, вдруг мы с Машкой не родные? 

Мама


-Мы с Машкой родные? - спросила Вера. 
-В каком смысле? 
-Ну, в смысле родители у нас общие? 
-Пока были одинаковые. А тебя что так волнует? 
-Вдруг на обследовании окажется, что мы не родные? 
Мама засмеялась. 
-Нет, уверяю тебя, окажется, что родные. И никаких тайных принцесс крови в нашей семье, к сожалению, нет. Так, что и платить за обследование нам придется самим. 
-Ты же говорила, что у Вас там бесплатно. 
-Этот анализ делают в научном институте, а там это платно, почти по 100 долларов с человека, по курсу рублями. Значит с нас четыреста долларов. Хорошо еще, что нам все кровь возьмут в отделении и за это платить не надо. 
Вера пошла звонить Светке. В последнее время она ей звонит по сто раз в день. Я не спрашиваю, что они там обсуждают. Но постепенно Светка перестала быть отрицательной героиней. Ладно, об этом можно подумать завтра. А вот о деньгах, стоит подумать сегодня. Еще год назад 400 долларов выглядели большой, но не безнадежной суммой. Мы оба работали. После того, как Маша заболела, понадобилось много денег, все деньги, какие были. Самым дорогим оказался транспорт. В смысле дорога. Когда Маша снова стала жить дома, а мы ездить на уколы в больницу, деньги кончились первый раз. Гошка пытался найти еще какое-нибудь место, чтобы заработать, но какое? Заведующая дала нам справку, что мы нуждаемся в «индивидуальном транспорте», но что это такое в нашей больнице не знали. Я сходила в то, что раньше называлось «Собесом». Там сидели две тетушки, которые и так меня жалели и так, и слезу проронили, но помочь не смогли. Светкина бабушка, очень активная старушка, пошла по нашему, как она выразилась делу, в администрацию. После чего машину без бензина, но с водителем нам со скрежетом давать стали. Но те тетушки, которые в прошлый раз, в собесе окропили себя слезами, орали на меня так, что я правда почти поверила в то, что и в прошлый раз они машину предлагали, а я дура не поняла. Кроме этого деньги потратились на квартиру. Мы купили озонатор, для чистоты воздуха (не обязательно, но было бы неплохо), успели поставить стеклопакеты в комнате, которая теперь стала Машкиной, поменяли сантехнику и ванну (на самом деле давно собирались) и стали ремонтировать нашу машину. Пока мы были в больнице, то потратили кучу денег на мобильный телефон. Конечно, в холле был обычный, по карточке, но туда надо было идти, переобуваться, иногда ждать в очереди, а с мобильным, было попроще. На работе мне собрали деньги, немного, долларов двести. Они почти сразу ушли, даже непонятно куда. И эти четыреста долларов были как-то некстати. Я чувствую, что Гошка уже влез в долги. 

Отец


Влез в долги. Я по уши в них провалился. 

-Борь, нам анализ нужно сделать, займи мне 400? Свободно? Спасибо, ты не представляешь, как выручил! Я тебе только отдать сразу не смогу. Но так по сто долларов в месяц пойдет? Але, Борь, не слышу! Але! Не молчи! ……А, так ты подумал рублей, а в плане долларов напряг. Ну, извини. 


-Вер, обратился я к дочери, ты там деньги мне показывала, можешь их на анализ отдать? 
Вера принесла свои деньги, которых почти хватало на одного человека. Можно было еще что-нибудь продать. Но из того, что можно продать быстро не было ничего. Если бы мне, сороколетнему мужику еще год назад, кто-нибудь сказал, что я буду искать деньги, а мне их не будут давать, и кто? Борька? Я бы не просто не поверил, я подумал, что у этого кого-то проблемы с головой. А сейчас, я по копейкам должен искать эти деньги. 
–В принципе,- сказала Вера- можно занять у Светкиной бабки. 
-Вера, нам Светкины родители занять уже не смогли. А у бабушки ее откуда? 
Даже не сказав трогательно «от верблюда», Вера пошла звонить. И через пять минут убежала. Ей было просто стыдно, что и ей отказали. Я понимал, что есть варианты совсем неприятные, но если что, придется и туда обратиться. Тут кто-то стал открывать входную дверь, и в проеме показалась рука с ногтями, накрашенными истерично розовым лаком, вцепившаяся в четыре сотенных долларовых бумажки. 
-Вера, откуда у тебя такой похабный лак, -спросил я , забирая деньги. 
-Мне Светка дала накраситься, а что? Классный лак. Ладно я пошла, она меня ждет на лестнице. 
-Вера, а как позвонить Светиной бабушке? Я хочу ее поблагодарить и договориться о сроке возврата денег. Ты сама понимаешь, эта ситуация случайная и ты не должна расстраиваться по этому поводу. 
-Я не расстраиваюсь. Про деньги, она сказала, что отдавать не надо, это все равно на добрые дела. А позвонить можно по телефону. Светка же у нее живет. Ты номер знаешь. 
Дверь хлопнула. Вера ушла. 
Я и не знал, что Света живет с бабушкой, у нее полный комплект, скорее боекомплект родителей. Ира говорила, что на школьные собрания они всегда ходят вдвоем, и даже за руки держатся. Такие положительные. А девочка у бабушки? Ну, в принципе, это дело не мое. 
По телефону мне ответил голос старого курильщика. 
-Ты, меня послушай, я жизнь прожила. Все хотела куда-то успеть. Перехитрить всех. Детей своих учила не упустить ничего, все при себе держать. А сейчас уж ничего не хочу. И помочь то ничем не могу. Вот, как Гулька, моя старшая дочь умерла, я ее квартиру продала, и по-немножку, на разные дела деньги посылаю. Пусть Гульке на том свете это зачтут и в рай направят. Я то чувствую, что не там она. Молодые на меня за квартиру так обозлились, что и не разговаривают до сих пор. А Светка ко мне перешла. Ты не вздумай мне ничего отдавать, это деньги не мои. А с Машечкой твоей хорошо все будет. Я и на картах смотрела. Если вдруг на что еще будет надо, скажи, Гулечкины денежки помогут. 
Потом она мне рассказала новую серию бесконечного сериала, наполненного акушерско-гинекологическими проблемами. И отключилась. 
Да, оказывается, что в моем возрасте можно удивляться не меньше, чем в детстве.

Мама


В детстве у нас не было йогуртов, Барби и фломастеров для того, чтобы ими рисовать на футболках. 
Эти мысли занимали меня по ночам, в первый месяц Машкиной болезни, когда мы лежали с ней в больнице. Спать я, все равно, не могла. Следила, дышит Машка или нет. Потом я не спала из-за усталости. Потом, потому что подружилась с Сашиной мамой, и мы с ней не спали вместе. Через месяц в зеркале я увидела старую, морщинистую и уставшую тетку. Так как за это время, я чуть-чуть стала привыкать к тому, что случилось, то мысль, что Машка каждый день видит меня такой была обидной, что-ли. 
Главное, оказалось, что мне не кому об этом сказать, я и не очень понимала, что сказать. Что у меня морщины? Что за месяц меня муж ни разу приласкал? Как об этом можно говорить, когда вокруг такое? Жорик весь был, как ушибленная коленка, только слезы и просьбы записать все на бумажке, а то он забудет. Мать готова сутками читать нотации. Вере, что она поймет? Подруги за долгую супружескую жизнь подрастерялись. И я рассказала врачу. 

Лечащий врач

Рассказала мне о том, что жить не хочет, что сил нет. И хоть ей стыдно, но она сдается. 
Передо мной стояла довольно молодая, уставшая от боли и тоски женщина. Она была ненамного старше меня. 
-Вдруг, я ее больше не люблю, если об этом думаю? 
-Любите, конечно, любите. Все пройдет. Но Вам нужно отдохнуть. 
-Как? Где? А Машка? 
-Вы знаете, за два часа ничего не случится. В Вашей палате Саша с мамой, она посмотрит за девочками. 
-А куда я пойду? 
У меня было чувство, что я ныряю в глубокий колодец. Никогда нам не рассказывали, что нужно говорить родителям, если они не хотят жить и боятся разлюбить детей. Настоящим родителям. Для которых это не минутная истерика. Да, и тем, у кого минутная тоже. 
-Вы пойдете в салон красоты Москва «Маска», там самые лучшие мастера и хорошая музыка. Вам сделают маску для лица и массаж бесплатно, я попрошу Евгению Владимировну договориться. Там директор – ее лучшая подруга. Когда приедете домой, то все увидят, что несчастье не сделало Вас профессиональной страдалицей, Вы продолжаете жить. Это важно не только Вам, но и тем, кто рядом с Вами. Без Вас ни с Машей, ни с Верой, ни с Георгием ничего хорошего не будет. Вы веселая, значит все хорошо. На одну Вашу улыбку они ответят смехом. На каждую новую морщину - слезами. Нам с Вами слезы не нужны. Собирайтесь. 

Мама


Собирайтесь. То- же мне совет. Никуда я не поеду. Вдруг я поняла, что испытываю сильные чувства. Кроме тоски, в последнее время ко мне приходили лишь уныние и печаль. А здесь бегом, без дороги неслась злость. И умирать расхотелось. Наша врач помнила, как зовут всех моих домочадцев. Я знала, что у нее маленькая дочь, в начальной школе, которую иногда приводят в ординаторскую делать уроки. И слышала, как мама-врач ей говорила: «Ты посиди здесь пока одна, я должна посмотреть детишек, которым сейчас плохо». В другом конце коридора, в кабинете заведующей так же воспитывался еще один ребенок. Девочка была чуть старше, наверное, играла на скрипке, потому что часто ее привозили с портфелем и скрипичным футляром. И сидели эти горемыки по разные стороны коридора, набираясь своего детского опыта ответственности и раннего взросления. Мы, конечно, с мамами врачей обсуждали. Это понятно. Слишком много от них зависело. Про нашу ни разу никто не то, что плохого, даже нейтрального слова никто не сказал. Только хорошие. Я знала одну историю, со слов мамы Лены, с которой она и произошла. Их лечили в обычной больнице от воспаления легких, и вдруг выяснилось, что это совсем не воспаление, у уже метастазы в легкие. И тут же вечером нашли машину и привезли в детскую онкологию. Здесь был уже и отек легких, и клиническая смерть, но Татьяна Владимировна, наша врач, которая дежурила в ту ночь, девочку спасла. Всю ночь она от ребенка не отходила. Когда к утру Ленина Сонечка порозовела, та спросила: 
-А когда врачи придут? 
-Ты понимаешь, - оправдывалась она. -Я не могла поверить, что так может быть. Она всю ночь, всю ночь, и мне теплое словечко, и Сонечке. А сама такая молодая, такая хрупкая. Ты думаешь, она обиделась? Я честно сказала, что не обиделась. Она слишком умная и опытная, чтобы на это обижаться. Но Сонечкина мама навсегда поверила, что Татьяна Владимировна, это врач на все времена, и старалась спросить у нее даже не очень важные вопросы, на которые сама знала ответы. 
Я пошла к Машке. На ней была уже ставшая грязной майка, которую я надела часа три назад. Такие же вещи с всегда испачканной едой грудью, были у нее в детстве, несмотря на всякие слюнявчики. 
-Маша, что тебе купить из игрушек? 
Дочь ответила мне привычным взглядом королевы в изгнании. 
-Где? 
-В магазине. 
-В каком? 
-Маш, оставь. Скажи просто, что ты хочешь. 
Тут разговор заклинило на мелочах. Мы сначала выясняли почему я иду на улицу, потом куда я иду, т.е. в какую сторону- направо или налево. Потом- с кем я иду, и наконец, что она будет есть. 
-Маш, йогурт не может быть одновременно яблочно-малиновым. Есть варианты. Я поняла, что о вариантах йогуртов знаю больше, чем нужно в обычной жизни. Итак, груша-абрикос, маракуйя-персик, яблоко-корица. 
Машка продолжала смотреть на меня во все глаза. 
-Мама, остановила она меня на седьмом варианте, надо в яблочный йогурт положить ложку малинового варенья, так Сашина мама делает. Обладая от рождения приторно злобным характером и удивительно вредным взглядом удивленных глаз, Маша выглядела сейчас гораздо добрее и умнее меня. 
Я вышла на улицу и поняла, что в царственно строгой манере моя дочь так и не сказала ничего про игрушки. Она как обычно поговорила на тему, которую сама выбрала и прекратила разговор. 
На улице была вьюга. Мелки льдинки под видом снежинок били меня в лицо, из-за ветра было невозможно глубоко вздохнуть. Номер маршрутки я помнила, но на проезжавших маршрутных такси и автобусах номеров все равно видно не было. И я поймала частника. Одна, в чужом, практически незнакомом городе. О Балашихе я знала только, то, что есть рынок на Южном, «В Геркулесии куры дешевле, а в Планете лучше». 
Лет десять я не ездила одна на такси, или с Жориком и девочками или на электричке. Пурга мешала мне разглядывать город. Но отвлекшись впервые от постоянной боли, мне было интересно даже сквозь снежную стену рассматривать стволы деревьев и заполненные людьми остановки. 
-Знаете, как называют Балашиху? 
-Нет. 
-Город ста светофоров. Они тут везде. Кстати, меня зовут Саша. 
Меня некстати звали Ирой. Вместо того, чтобы назвать свое имя, я смотрела на назнакомца, приоткрыв рот. Даже шея затекла. Во-первых, со мной никто не знакомился давным- давно. Во-вторых, ну, во-вторых, я сегодня утром собиралась умирать. В-третьих, в больнице лежала моя дочь. Тьфу, чушь какая-то. Если я скажу свое имя, то никого этим не предам. 
-Ира,- сказала я густым, насыщенным басом. 
-А в «Маску» зачем? Стричься? 
-Ну и стричься тоже. 
Оказывается, я уже забыла, что со мной можно разговаривать об этом. 
Наконец мы остановились. Сказать честно, я только лет в 36 узнала, зачем ходят к косметологу. Когда была моложе, то казалось, что это от лукавого. И попав первый раз в косметический кабинет в санатории, исключительно от безделья, сказала единственное известное мне слово: «Чистка». После которой еще два дня не выходила из номера. Лицо горело, болело и казалось обожженным на солнце. Хотя, в местечке Кабаний Мост, где мы отдыхали, было минус двенадцать градусов и снег.

Отец


И снег. Машина с трудом пробиралась сквозь снежный заслон. Лобовое стекло и я вместе с ним ослепли, колеса испуганно жались друг к другу. Дворники давно умерли. Наконец, я подъехал к больнице. По территории носились щенки. Рыжая собака по кличке Сабрина, названная так за исключительно привлекательные формы, родила восьмерых. Ирина рассказала Машке о щенках, и мне было поручено их сфотографировать, и предъявить ребенку. Следом за фотографиями, появился интерес к книгам о собаках. Мы их покупали все, включая «Все об уходе за охотничьими и сторожевыми собаками». Машка их внимательно слушала и даже, со слов Ирины, читала сама. Ко мне вышла мама соседки Маши по палате. 
-Скоро придет. 

Мама


Скоро, скоро. 
Я лежала на специальном, подогреваемом кресле. Ловкими руками косметолог делала мне массаж лица и накладывала маску. Ноги мне укрыли пушистым одеялом. Было очень приятно, но меня охватывало чувство вины. Я здесь лежу, а Маша там одна. Музыка чуть притупляла эти чувства, но все равно внутри вертелось что-то неприятное. В какой-то момент я поняла, что держусь руками за кресло, чтобы не убежать отсюда. 
-Дышите глубже и реже, Вам надо расслабиться, -сказала косметолог с бейджиком Лариса. 
Она отпустила меня через час. Обратный путь я проделала в переполненной маршрутке. Сидячих мест не нашлось и я ехала изящно изогнувшись в позе дождевого червя. Рядом мама объясняла девочке, чуть старше Машки, что та «уродка безмозглая». Девочка, видимо была привычная, и отвернувшись смотрела в окно. С другой стороны мужской голос, обладателя которого я не могла увидеть, советовал какой-то Галке идти со своими претензиями куда- подальше. Галка и претензия он сказал один раз, а остальные пять остановок объяснял, где это «куда подальше», используя весь набор ненормативной лексики. Судя по запаху водитель непрерывно курил. В окнах проплывали рекламные растяжки о суши на дом, итальянской пицце туда же, и выездном антрепризном спектакле «Чужие». Богатый досуг. В больнице ничего не изменилось, кроме появления скорбного монумента «Ожидание жены, ушедшей неизвестно куда без мобильного, по которому отвечает Маша». 
-А ты почему без сумок? Где ты была? 
-Жор, сейчас я вернусь, только посмотрю, что у Маши. 
-мама, знаешь, почему снег скрипит под ногами? 
-Почему? 
-Потому что молекулы трутся друг о друга. Мне Саша сказала. 
Саша была удивительным человеком. Она была очень хороша собой: тонкий профиль, длинные тонкие музыкальные пальцы. Мягкий податливый голос и мама - художница. Самое ужасное, как мне казалось вначале, это то, что у нее…., не, как бы это сказать….у нее одна нога была ампутирована до бедра. Поначалу, я не знала, как с ней разговаривать. Мне казалось, что Сашенька, самый несчастный человек на свете. К ней часто приходила заведующая, они рассказывали друг другу сны, смотрели Сашины фотки из прошлой жизни. В палате дружно любили собак, и постепенно Машка стала активным участником разговоров о них. Сашина мама шепотом пересказывала мне свои разговоры с заведующей. «Она должна хотеть жить дальше. Сама хотеть. Если этого не будет, то сколько бы ей не было отпущено, жизнью это не будет». Мама понимала и тихо плакала по ночам в коридоре. Днем она часто рисовала Сашины портреты карандашом. И потом, когда Саши не стало, я угадывала на этих портретах без дат, сколько той оставалось до конца. Постепенно взгляд становился прозрачным, черты лица бестелесными, и эти маленькие портреты все больше походили на иконы. 
Однажды наша врач спросила «Где Ваши учебники?» Маша, по своей привычке, отодвинула меня и пообещала, что читать и писать она, конечно, будет. Еще будет учиться рисовать у Сашиной мамы. Но математикой заниматься нет. 
-Мафа, сказала Татьяна Владимировна, - рисовать тебе придется потом деньги, если не будешь учиться. Настоящих ты не заработаешь. 
И мы стали рисовать деньги, а потом их считать. 
В целом Машка идею продолжения образования одобрила. Но оно было сопряжено с целой кучей проблем и условностей. Во-первых, она очень хотела, чтобы к ней приходили учителя и ставили в дневник оценки. Учителей в больнице не было, и к нам никто не приходил. Во-вторых, она потребовала, чтобы мы завели классный журнал (общую тетрадь), расчертили графы для учеников и оценок, и каждый день я проводила занятия с виртуальным классом. У нас были свои отличники. Когда я вызывала к доске виртуальную Свету Старорусову, Машка хмурила брови, делалась серьезной и старалась отвечать хорошо. Но если звучала фамилия Эдика Воробьева, то она даже говорить начинала по-другому, смешно растягивая слова, и чуть-чуть шепелявя. Занятие это было довольно утомительным, тем более что нас перевели от Саши в другую палату, и подружки у Машки пока не было. Зато у меня оказалась удивительная соседка. Утром, когда я уже мыла полы, она обычно потягивалась на раскладном кресле. Я не могу сказать, что сильно злилась на нее, ведь делала я это для Машки, но осадок бабской обиды оставался. Я стала очень раздражительной, и то, что раньше значило для меня, не больше чем шум дождя в соседнем городе, приобретало глобальное значение, всегда окрашенное черным цветом. Например, муж моей соседки, мне и дела до него нет, но каждый день он подходил к окну и начиналась одна и та же песня: 
-Когда зайка вернется домой? 
Оказалось, что Зайка, это вовсе не их пятилетний сын, энергии которого хватило бы на пятерых здоровых детей. Он предано любил своего врача, молодую Любовь Анатольевну, которая заражала всех вокруг своей неуемной энергией, умело весело смеяться, очень хорошо делала пункции и ставила капельницы. 
-Любочка, милая, -причитал Сашка перед любыми манипуляциями, -спаси меня, свою радость. 
Это она его так называла «радость моя». Если по какой-нибудь причине, Любови Анатольены на работе не было, Сашка изобретал любые способы не допустить осмотра другим врачом. Самый частый назывался "беспробудный сон". Внимательно прислушиваясь к любым шагам в коридоре, он был готов нырнуть под одеяло и притвориться спящим. Если этот номер не проходил, тогда использовался метод «я кушаю». Хитрый, как лиса, он упрашивал открыть ему банку с детским питанием и поставить на тумбочку, и если первый метод применялся уже несколько раз за день, тогда при приближении чьих-нибудь шагов, он срочно хватался за банку. И тут уже даже его мать вмешивалась: «Господи! Дайте ребенку поесть!!». В принципе, любые действия врачей вызывали у нее недовольство. Я не помню, чтобы она осталась довольна, хоть чем – нибудь. Часто приходят смотреть ребенка -плохо, редко приходят - плохо. Пришла врач вместе с молодым ординатором плохо, пришла одна –плохо, что – нибудь не заметит. Больше всего ее раздражало, что врачи на работе ели. Она знала, во сколько они пьют чай, и немедленно шла в ординаторскую с вопросом. Например, в этот момент оказывалось, что срочно нужно посмотреть продукт работы Сашкиного кишечника. «Пойду, стул покажу», радостно собиралась она в поход. Любовь Анатольевна много раз просила ее не ходить с судном по коридору, и сама прибегала в палату посмотреть. Но моей соседке доставляло истинное удовольствие метнуться с полным судном к врачам, когда те пытались поесть. Однажды, когда мы снова оказались в отделении вместе, Сашка лежал в отдельном боксе, и страдал животом. Врачи расспросили ее о Сашкином питании все с ног до головы. Она честно рассказывала, что ел он только свежее, что разрешают, и прикладывала к глазам платочек. 
-Вы давали компот? 
-Да-да, свежий компот. 
-А где Вы его взяли? 
-Как где? В тумбочке взяла, теплый, не из холодильника. Он вообще в холодильнике не стоял, он свежий. 
-А когда Вы туда банку поставили?- так же спокойно спросила доктор, Светлана Викторовна. 
-Как когда, дня три назад. 
Светлана Викторовна, которой бы сниматься в кино по ее красоте, молча вышла из палаты. Соседкин муж, приходя под окно нашей палаты, живописал свои страдания без жены. «И супчик мне никто не погреет, и рубашки все мятые». Он делал бровки домиком, губки – трубочкой, прижимался носом к оконному стеклу и так стоял минут по двадцать. Хоть их семья и жила недалеко, но никаких продуктов он ни разу не принес. 
-Зайчонок, ты же лучше знаешь, где что продается, слетай. 
Накануне выписки он попросил меня приглядеть за Сашкой, потому что Зайка пошла домой убраться. При этом моя соседка была искренне уверена, что он ее нежно любит и жить без нее не может. 
Сегодня утром, когда она вдоволь потянувшись на своем кресле, пошла умываться, я поняла, что у нее нет зубной щетки. Сначала я увидела, что у нее нет зубной пасты, а тут оказалось, что она и щетку не носит с собой в душ. 
-Сейчас я встану, а ты Ирин, мой если хочешь. Хотя ты знаешь, я не разделяю. Санитарок полно и все на зарплате. Что ж ты горбатиться будешь? Ты думаешь, тебе спасибо скажут? 
-Послушайте, Марина Борисовна, тут моя дочка лежит, я хочу, чтобы у нее все было самое лучшее, насколько могу это сделать. Санитарки моют пол за зарплату, а я из-за своего ребенка. Вот и вся разница, - зачем я ей все это говорю? Она надулась, но ответила: «Я ухаживаю за ребенком». Так уж и ухаживает (вот снова бабская обида полезла). Если сидеть весь вечер на диване в коридоре и болтать называется уходом, то ухаживает. Если переключать с мультиков на сериалы – это уход, тогда да. Обидно за Сашеньку, он очень талантливый мальчик, занимается с нами в нашей школе. Кстати к нам присоседилась и девочка Майя, которая, как и Машка не успела по-настоящему пойти в школу. Майечка пишет стихи, которые записывает ее мама, одно из них было таким: 
«Если мишка мой умрет, 
Положу его я в гроб, 
Если кролик заболеет, 
Теплый чай его согреет, 
Потом с кроликом опять 
Мишка будет танцевать» 
В Майечкином мире гроб и смерть были нестрашными символами. После смерти звери возвращались к жизни. Ножки у нее тоненькими-тоненькими, а глаза огромными, она очень напоминала Мию Ферроу времен «Ребенка Розмари». В нашу школу она ходила за компанию, приносила всегда альбом с фотографиями своих игрушек. На каждой карточке - отдельный игрушечный герой. Там был сиреневый заяц Виолетта. «Но это не тот, который умирал», этот был менее заслуженным. Уроки, которые я задавала на дом, она никогда не делала, но я ей все равно ставила «пятерки», а Сашке и задавать не надо было ничего. Он с ходу все запоминал и выучивал наизусть. 
Ужасно хочется удрать домой. Вроде в субботу отпускают на перерыв. Но когда я позвонила домой, оказалось, что Вера хрипит и температурит. Но она быстро решила проблему собственной изоляции, отправившись до понедельника к моей матери. Ехать можно. Машка мечтает о куриных котлетах, а я о ванне, пахучей, горячей, и в которой можно сидеть сколько хочешь. 

Отец


«Сколько хочешь –до Москвы и обратно?» Мужик на битой иномарке хотел столько, сколько она и новая не стоила. А моя «пятерка» сказала «нет». Не заводилась. Я раз сто выжал сцепление, безнадежно крутил ключи в замке зажигания. Потом открыл капот и посмотрел внутрь. Слава Богу, мотор был на месте. 
-Борь, -сказал я в трубку.- У меня машина не завелась. А надо Иру с Машкой забирать. Борька закрыл трубку рукой и советовался с Галкой. 
-Нет, я сама скажу, ты сам мямля, ничего не можешь. 
-Жора,- это уже была Галка, вернее Галина –колбасИна, как называла ее моя старшая дочь. Сказать, что я ее любил, было бы очень большим преувеличением, - слушай, я все понимаю, что у Вас там с Машкой несчастье. Мы и так, делаем, что можем. Но так тоже нельзя, ты нас пойми. 
-Не нас, а тебя, -издалека кричал Борька. 
Значит, она, как обычно вытолкала его из кухни и закрыла дверь. 
-Послушай, ты и так должен нам десять тысяч рублей. Мы же не можем без денег сидеть (месяц назад купили кухонный гарнитур за штуку баксов), голодать нам что-ли? (обычно на завтрак Галина – колбасина делала блинчики с мясом и икрой). У нас самих такая же трагедия была. Мы ребенка, ты помнишь, потеряли (у Галки был выкидыш на 7-м месяце беременности). А Борьку ты с машиной совсем затаскал. Мы и так считай, без нее остались. Попроси у кого-нибудь еще. Может очередь установить, мы же у Вас с Ириной не одни. Ну, она там как, держится молодцом? Я после выкидыша год в себя приходила. Ну, ладно, -засуетилась Галка, даю своего. 
-Слушай Жорик, не заводись, сейчас по-тихому все решим 
-Нет Борь. А ты ей сказал, что деньги одолжил до лета? 
-Жор, ты сам знаешь, если больше, чем на три месяца, Галка на процентах настаивает. Зачем ее лишний раз раздражать? 
-Борь, мы ребенка не потеряем. И если бы твоя жена кресло новое на пятый этаж не тащила, чтоб на грузчиках экономить, может быть, Ваш сын во втором классе учился. Я тебя прошу вычеркнуть мой телефонный номер из записной книжки, а если позвонишь, я тебе морду набью. Нет, Борь, морду бить не буду, но твоей скажу, что почти каждый раз, что ты возил Ирину с Машкой в больницу, ты ездил к девушке по имени Оксана. 
-Жора, ты жестокий человек, недаром тебя моя Галя не любит. 
Трубки мы бросили одновременно. Но с машиной надо что-то решать. 
Снова зазвонил телефон. Наверное, Борька, ведь нельзя же двадцать лет дружбы одним махом разрубить. Оказалась - Вера. 
-Папа, я не могу к бабушке ехать, у меня вся шерсть дыбом от температуры стоит и глаза косят. Может ты меня отвезешь? 
-Нет, Вера, машина сломалась, никто никуда не едет. И попросить не у кого. 
-КолбасИна, конечно, не дала? 
-Вер, напомни, почему именно колбасИна? 
-Ты, у меня отец, совсем старый стал, скоро людей узнавать перестанешь. Помнишь, когда дед Николай умер, все пришли на похороны со своими продуктами, достать ничего было нельзя. Дядя Боря с тетей Галей принесли батон сервелата, от него так еще пахло вкусно. Потом она на кухне все торчала-торчала. И раз, колбасу - обратно в сумку. Она меня по голове погладила и в комнату пошла. Еще морду такую сделала, сейчас заплачет. А я колбасу вытащила и спрятала под шкаф. Она перед уходом увидела, что без колбасы осталась и туда заглянет и сюда, вертится -вертится. Дядя Боря ей говорит «Ты чего как на иголках?». А она ему на ухо «эта ихняя уродка у нас колбасу украла». Так и ушли. 
Я вспомнил эту историю. Про уродку, Вера правда не рассказывала. И засмеялся от души. 
-Ладно, Вер, если день так безрадостно продолжается, то пойду в магазин. Тебе что купить? 
-Аленький цветочек, -и положила трубку. 
Думая о том, какие удивительно талантливые дети, мои дочери, одна подворовывает колбасу, другая льет на головы молоко, я и не заметил, что кто-то положил мне на грудь кирпич, и стал медленно надавливать. Этот кто-то определенно сидел на небесах, и видимо у него испортилось настроение. 
-Эй, мужик, не дави так, у меня дел до черта. Надо Иринке звонить, Машка там, Верка заболела. Ты подожди, я надолго задерживаться не собираюсь, дай только посмотреть, как девчонки вырастут. И быть уверенным, что Маша вылечится. Он меня не слушал. И стал толстой веревкой обматывать сердце, с каждым новым витком биться ему становилось труднее. Почему я? Успел я подумать. И свет погас.

Вера


Свет в ванной почему-то погас. В дверь кто-то звонил изо всех сил и бил в нее ногами. Эта оказалась наша соседка без имени. То есть, наверное, ее как-то зовут, но я не знаю. 
-Ты Вера? - спросила она, стоя в проеме двери. 
-Да. 
-Ты знаешь, Вера, у тебя папа умер. Он у магазина упал, «скорая» быстро приехала, но, по-моему, он умер. Там внизу, тетя Катя из 45 квартиры, она боится к тебе идти. Ты одевайся, надо в больницу ехать, в морг, что-ли. 
Я помню каждую секунду, начиная с этого момента. Сначала я выпила три таблетки от температуры, сразу, чтобы она больше не поднималась. Потом зачем-то вымыла голову. Мне страшно не хотелось выходить из дома и куда-нибудь ехать. Мне хотелось лежать под одеялом, жевать арахис в сахаре и читать с фонариком. Мне хотелось лететь на самолете туда, где нет проклятых дверей, в которые можно так стучать. Мне хотелось, чтобы все вернулось на пять минут назад и время там остановилось. Потом я позвонила Светке и спокойно сказала ей, что у меня умер папа. Когда я трубку положила, она почему-то сидела рядом и накручивала диск телефона, чтобы позвонить своему отцу, который работает в больнице. При этом я отчетливо видела, что по ее лицу текут слезы в три ручья. Из одного глаза - два ручья, а из другого – один. Безымянная тетка исчезла, ей на смену пришла тетя Катя, которая гладила меня по мокрой голове и норовила выведать мамин телефон и позвонить. Оказалось, Светкин отец спал дома после дежурства, мы его разбудили, когда уже ревели все втроем: Светка, тетя Катя и я. Потом он зашел нас забирать, и мне все время казалось, что у него лицо залито черничным вареньем. Я упрямо пыталась всучить ему платок. А оказалось потом, что это были усы. Мы поехали в больницу, и всю дорогу я читала рекламные плакаты, и успела узнать, что «сухая попка сегодня –спокойный сон завтра» и «магазин Алеся – товары из полесья». Рядом с больничной проходной висел большой плакат, на котором пожилая женщина обнимала юношу с розовыми волосами, и крупными буквами было выведено «КОВРЫ и КОЖА». Интересно, кто из них ковер? 
Светкин отец вышел из машины и куда –то побежал. Его не было очень долго. Но я больше всего хотела, чтобы он совсем не возвращался, тогда бы я думала, что отец…что папа жив. Светкин папа не шел, не шел, а потом сразу оказался за рулем. 
-Вера, - сказал он. Если бы я не сидела между тетей Катей и Светкой, то убежала бы отсюда далеко-далеко. 
- Вера, папа не умер, он в очень тяжелом состоянии в реанимации, у него была остановка сердца, но он не умер. 
-Какие же Вы все дураки, - кричала я. В тесной машине было трудно драться с соседями, - Дураки, папа не мог умереть, ему нас надо на ноги ставить, я вообще неблагополучный ребенок, у меня по русскому два в четверти, папа не может умереть. Пустите же меня к папе, мы с ним домой поедем. Я вылезла из машины и стала вытаскивать отца Светки. 
-Давайте, ведите меня к нему. 
Мы мчались, спотыкаясь на неубранных досках и грязных целлофановых пакетах, к больничному корпусу, но дальше коридора меня не пустили. Светкин папа разговаривал с другим врачом, который все хотел увидеть жену пациента. Я слышала слова "лейкоз", «маленький ребенок», тогда бородатый врач подошел ко мне и сказал, что нужно вызвать маму, и что у папы все очень плохо, и впереди будут решающие сутки. Как знакомую ВВ меня, на несколько секунд, пустят в реанимацию, если я пообещаю вести себя тихо. Я так и не поняла, в каком смысле я знакома с ВВ, пока Светка не казала, что Виктор Валентинович (ВВ) это ее отец. В реанимации было очень холодно, в большом зале с кафельным полом и стенами стояло четыре кровати, рядом с кроватями все пикало, щелкало, и отовсюду слышалось ритмичное шипение. Меня подвели к крайней, на которой лежал маленький, сморщенный старик, большая зеленая машина с названием РО была присоединена к нему через трубку во рту и шипела (раз-два, раз-два). 
-Это не мой папа,- ВВ обнял меня за плечо, и сказал, - твой Вера, твой. 
Мне стало казаться, что – мой, только крошечный. Как - будто, с него сделали копию из гипса, но в три четверти размера. И еще забыли покрасить, потому что он был абсолютно серый. 
ВВ мне объяснил, что за папу сейчас дышит аппарат, папа меня не слышит. Но я все равно чуть-чуть потрогала его за руку не занятую капельницей и сказала: «я тебя люблю».

Отец


Мой бесконечный диалог неизвестно с кем продолжился, я снова объяснял, что у меня дети, и они без меня не поднимутся. 
-Старшая дочка у тебя неблагополучная, согласился он со мной,- в машине дерется. 
Про машину я не понял. Но решил не заострять внимание. 
Голос вздохнул: «У нее два в четверти не только по русскому, она у тебя часто врет, и знаешь, оценки себе в дневнике подрисовывает» 
Я смело сказал: «Ты же видишь без меня никак, а про дневник мог бы и раньше как - нибудь шепнуть». Он помолчал, и веревки на сердце ослабли. «Я тебя люблю», услышал я, и это «я тебя люблю», покатилось вместе со всеми клетками крови, названия которых мне теперь хорошо известны, по всему организму, стало тепло и кромешная тьма чуть рассеялась.

ВВ

Рассеянная, испуганная рядом со мной сидела Светина подружка Вера. Я думаю, она не понимает о какой опасности для жизни отца идет речь. Вокруг их семьи люди приличные собрались. Соседка поехала за вещами, полисом и паспортом, теща обещала сразу ехать к ним домой, только в голосе было какое-то превосходство (так, мол, и знала), но это ее дело, главное приедет. В отцовской телефонной книжке Вера нашла телефон какого-то Бори, и тот сразу поехал за лекарствами, список которых дали ему в реанимации. И пошел выяснять как перевести Вериного отца в Москву. Наша задача была забрать из Балашихи маму Иру, оставить с Машей Веру, хотя бы на один день, а если не разрешат, на всякий случай согласилась поехать моя жена, но это конечно ради Светки, та нас вообще за людей не считает. В отделении дежурил высокий блондин в коричневых сандалиях. Я объяснил ему ситуацию, он сразу позвонил заведующей, задавая по ходу вопросы «сколько лет Вере, здорова ли она? Знает ли моя жена Машу, оставалась ли она с ней одна, знает ли моя жена, что это за отделение? В результате стало понятно, что ее оставлять нельзя и Веру оставлять нельзя, а Машу лучше не отпускать, потому что неизвестно как все будет, и кто ее привезет в понедельник. Позвали Ирину, которая сказала дословно: 


-Я приеду и ему по шее дам, честное слово, сейчас умирать абсолютно некогда. Надо подождать с этим немножко. Слишком легко захотел отделаться, на еще лечиться почти год. Веру оставлять тоже нельзя, у нее, во-первых, температура, во вторых - горло и она заразная. Светину маму Маша не знает, и никогда не видела, она с ней не останется. Можно попросить, чтобы осталась Света? Ей уже почти 16 лет, Машу она знает хорошо и даже по-своему с ней дружит. 
Мы с женой молчали, врач молчал, Света сказала, что ее как раз, очень можно оставить. У нее с собой - тапочки и сменный спортивный костюм. Она очень ответственная, потому что живет со старенькой бабушкой и во всем той помогает. Я даже не ожидал от своей дочери такого красноречия. А что волосы у нее фиолетовые, так это нечаянно краска пролилась, она совсем не собиралась краситься. Бровь проколота, это да, но тоже случайно. Она практически упала на иглу для прокалывания бровей. Врач улыбнулся, и в компании Машиной мамы и нечаянно окрашенной и проколотой нашей Светланы пошли к Машке на переговоры. Маша в связи со срочным отъездом папы в командировку согласилось остаться со Светой, но ненадолго, до физкультуры. Оказалось, что это значит до среды, у них в виртуальной школе в среду физкультура, а мама знает какие упражнения надо делать. За другие уроки отличница не волновалась. Ирина написала расписку, я тоже написал, что врач и свидетель происшествия. И мы потянулись гуськом на выход. Моя жена замешкалась в ординаторской и догнала нас уже на улице. 
-Слушай, он у меня денег не взял. 
-Наш Денис Евгеньевич, денег не берет,- спокойно ответила Ира. Она гордилась тем, что лично знает врача, не берущего денег не вообще, а когда ему предлагают. И все оставшееся время смотрела в окно. 

Света


И все оставшееся до утра время смотрела в окно. Спать я, конечно, не могла. В палате мы были одни. Машка спала спокойно. Она только три раза попила, два раза пописала. Тетя Ира говорила, что это пустяки. Уснула я утром, совершенно неожиданно для себя, когда в палату вошел дежурный врач делать обход. В отличие от Дениса Евгеньевича, этот доктор был невысок, я точно выше, чем он, с твердо сжатыми губами и решительным взглядом. 
-Вы кто?- спросил он. 
-Я Света, там, в истории должно быть написано 
-Я спрашиваю не кто, это я знаю, я спрашиваю что. Вы что делаете? Уже десять часов, Маша должна пить таблетки, а их нужно принять после еды. Ей уже давно нужно было полоскать рот, и привести себя в порядок. Он посмотрел на Машу и взгляд его стал совсем другим, добрым и ласковым. Маша, сидящая на кровати, сложив ноги по-турецки, читала очередную книгу про собак. 
-Костя, -сказала Маша, - я рот полоскала, давай я тебе лучше покажу новую книжку и фотографии новые Сабрининых детей. 
Повернувшись ко мне, Машка сделала страшные глаза, и я просочилась в коридор через закрытую дверь. Там стояла худая высокая девчонка в трениках и маске. 
-Привет, ты с Машкой сидишь? Я слышала, мама говорила. Меня Наташей зовут. 
-Наташ, а почему Маша врача Костей называет? 
-Его зовут Константин Витальевич. Выговорить трудно, поэтому мелкие иногда его Костей зовут. Любовь Анатольевну - Любочкой, а его - Костей. Да маленькие часто ко всем на «ты» обращаются. Пока Врач с непроизносимым именем обсуждал с Машей проблемы собаководства и переманивал ее на сторону кошковладельцев, Наталья рассказывала мне о здешней жизни. В общем, все было более или менее ясно. Наташа лежала в палате напротив, и мы решили, поболтать, когда Маша уснет. Врач вышел из палаты расстроенный, Машка собак на кошек не меняла. Мне он кое-что рассказал, велел обращаться по любым вопросам и ушел в другую палату. До вечера речи о том, чтобы куда-то выйти не было. Маша занимала все время. Она болтала, рисовала, мы играли в города, причем она выиграла, даже когда дала мне фору. Города Аахен, я не знала. Она бесконечно пила чай несладкий с сахаром. Это означало, что в чашку с чаем надо положить сахарный песок, но не размешивать. Я вымыла полы и стены в палате и к вечеру была без ног. Потом Машка уснула, не померив температуры, и я пошла в ординаторскую, узнать что делать. По дороге заглянула в палату напротив. Наташа с мамой резались в карты. У Наташки капельница шла почему то не в руку, а куда-то в шею. 
-У меня катетер стоит, - сказала она. 
Наташина мама попросила разрешение покинуть, как она сказала «высокое собрание» и мы остались вдвоем. Двери на всякий случай оставили открытыми, чтобы я Машку услышала. Кстати про градусник я так и не спросила. Наташа сказала, что ее в понедельник переводят на трансплантацию костного мозга. Болеет она почти год, и ее парень к ней не приезжал уже два месяца и она не будет больше ему звонить. А мама все-время бегает плакать. Врачи сказали, что у Наташи лейкоз плохо лечится из – за какой-то филадельфийской штуки, и трансплантация может не помочь. 
-Это значит, что ты будешь дальше получать капельницы?- спросила я 
-Нет, это значит, что я умру. 
Наташа рассказала, что с тех пор как заболела, вела дневник, но в новую больницу не хочет его с собой брать. Если что-то случится, его отдадут маме. 
-Можно я его тебе отдам? 
-Давай, а потом кому отдать? 
-Никому, ты если хочешь, читай, если нет, выброси, только подальше от больницы. Ко мне девчонки совсем не приезжают. Мама говорит, что они заняты, готовятся к экзаменам, а они просто заразиться боятся. Она встрепенулась, ты же знаешь, что рак не заразный, а если боишься, можно дневник в пакет убрать. Она сжалась, будто боялась, что я начну отодвигаться от нее. 
Я все хотела сказать, что нет не боюсь, как-нибудь весело разрядить атмосферу. Но почему-то заплакала. 
-Ты что?- спросила Наташа. - Ты почему плачешь? 
-У меня всего одна подружка, хоть я и не в больнице, родителям я не нужна. И бабушка наша им не нужна. И все думают, что я плохо учусь, потому что глупая, а я им, на зло плохо учусь. Одна только Верка нормальная. Наташа гладила меня по голове, вытирала слезы платочком. И повторяла: 
-Ты не злись, ты их прости всех, жизнь такая, -она запнулась на слове короткая-, и выдохнула в один слог –хорошая. 
Нас разогнала Наташина мама, как в летнем лагере вожатая. У меня был дневник, номер мобильного Наташиной мамы, и их домашнего телефона. И мы вместе сфотолись на ее и мой мобильники. Ночь прошла у нас спокойно. Маша не пила и просыпалась только в туалет. 
Утро понедельника было очень суматошным. Уже утром приехала тетя Ира. И пока мы с ней рассказывали новости про Машку, Наташа уже уехала.

Мама


Уехала Света. Ее повез домой ВВ, так теперь мы все называет Светиного папу. С Жорой все лучше, чем ожидалось. Там - моя мать, приехала Жоркина сестра, прибежал Борька, который ходил вчера хвостом и в чем то все время винился. Вера, которая пережила весь этот ужас, окончательно заболела с температурой и теперь уже кашлем. Но если там моя мать, то лечиться ее заставит. Я схватила Машу за руку и придирчиво оглядела, не изменилось ли в ней что-нибудь за это время. Дочка посмотрела на меня взглядом кобры на солнцепеке и попросила ее напрасно не теребить, а просто дать куриных котлет. Ну, жизнь налаживается.

Света


Я налаживала отношения со своими родителями. Они пришли к нам, с бабушкой домой, и стали дружить. Бабушка сразу стала дружить в ответ. Я немножко подулась и рассказала про Наташу. Мне нужно было узнать про эту филадельфийскую штуку, вдруг это какое – нибудь лекарство, тогда бабушка поможет его купить. Оказалось, что это никакое не лекарство, а такая хромосома. Она растеряла нужные гены, а ненужные собрала. Теперь у Наташки образуется сложный вредный белок, и она не может вылечиться без трансплантации. На следующий день я позвонила Наташиной маме. Мы с Наташкой стали перекидываться смс-ками. Через месяц ей пересадили костный мозг, еще через три недели она умерла. На похороны я не поехала.

Вера


Не поехала к папиной сестре на выходные, хотела, но Светка в трубку так странно говорила, что я решила, отказаться от поездки. И вечером ушла к ней ночевать на одну ночь до конца недели. Оказывается, что уже два месяца, она переписывалась с какой- то Наташей. У той, тоже был лейкоз, как у Маши. Но у нее он был намного хуже. Светка запуталась в хромосомах, белках. Девчонка эта оказалась очень хорошей, у нее был кот. И еще она отдала Светке дневник. И она хочет его прочитать, но только вместе со мной. 
-Пойми, -говорила Светка,- это совсем другой лейкоз не как у Машки. Даже почти другая болезнь. Машка практически вылечилась уже. Но в дневнике может быть написано, что Наташа просит сделать. Светка говорила, путаясь в словах. Мы закрылись в ее комнате и стали читать чужой дневник. Если человек умер, то дневник делается ничейным, или он продолжает быть чужим?

ДНЕВНИК НАТАЛЬИ ЛАЗАРЕВОЙ (9 класс Б) 


1 день 
Привет, меня зовут Наташа, мне 15 лет, и у меня лейкоз. Болею я почти две недели. Я решила вести дневник и записывать в него все новости (и старости хи-хи). Новость первая: у меня выпали волосы. Я проснулась утром, а они почти все - на подушке. Новость вторая - папа привез учебники. Новость третья- Миша не разу не звонил. 

День 2. 
Не могу писать. У меня болят руки и ноги, как -будто по ним кто-то ходил, и очень-очень жарко.

День 8. 
Наконец-то стало лучше. Температуры нет. Только слабость. И не хочется есть. Говорили, что от лекарств я поправлюсь, ничего подобного. Миша не звонил. Может быть, у него неправильный номер мобильного? 

Ночь с 8 на 9 день 


Мне приснился мой кот Ежик. Теперь дома нельзя держать кота. Мама договаривается с бабушкой, чтобы его пристроить. У меня сомнения в том, что мы с ним встретимся. Наверняка бабушка выпустит его на улицу. Она его не любит. 
Ежик. Ежик. 
Мой кот умеет разговаривать. Мне никто не верит, но он может сказать мне-мне-мне, когда хочет кушать, и даже Ната, когда скучает. Это правда. 

День 14. 


Если не будет температуры, поеду домой, завтра (напишу еще раз) завтра!! 
Папа привез фотографии Ежика, где он сидит у бабушки на руках и улыбается (не Ежик, а бабушка). Наверное, ей это тяжело далось! Мама сказала, что Полинку от меня отселили, и я буду жить в комнате одна. Конечно, моя сестра страшная неряха, но без нее и Ежика дом будет какой-то ненастоящий. А вдруг Мишка позвонит домой? 

День 20. 


Умерла Лена. 

День 21. 


С Леной мы познакомились на второй день в больнице. Она страшно трусила и боялась. Сразу рассказала мне о своем Олеге, ему 16 лет. Он учится в колледже, и они встречаются почти год. Он мотался из Коломны почти каждый день, привозил прикольные подарки, кучи писем от ее однокласников. Наверное, ее очень любили в классе. Мы с ней два дня лежали в одной палате, непрерывно слушали Варвару. Раньше, я ее не слушала, а сейчас мне очень понравилось. Там прямо про нас Мишкой «Далеко или рядом, но это позади». Мне эта болезнь все планы перепутала. Я на курсы в институт записалась и на танцы спортивные в центр досуга. Ленка умела обо всем рассказывать весело. Суть истории о том, как она заболела, сводилась к тому, как во время диспансеризации у нее взяли анализ крови, и нашли бласты (теперь я знаю, это раковые клетки). Школьная мед.сестра прибежала в Аленкин класс с криком: «С родителями, в больницу, срочно!!!!». А когда все стали спрашивать, что случилось. Она ответила, что у Морозовой лишай. Лена рассказывала, что вокруг нее вдруг образовалась пустота. В углу, спрятавшись за указку, громко дышала химичка, а в центре, красная, потная, памятником глупости, стояла Зоя - медсестра. Лениной мама о лишае позвонило, аж три человека. Она бежала домой и ненавидела дворняжку Фонаря, которого Лена приволокла домой и теперь у нее лишай. В больнице выяснилось, что это не лишай, а лейкоз. И все, почему то, вздохнули с облегчением, так боялись лишая. Потом Ленка уехала на перерыв домой, позвонила мне и спросила: 
-Ты боишься? 
-Чего, не поняла я. 
-Ну того, что все может кончиться? 
Я молча, очень аккуратно положила трубочку и пошла мыть руки. 
Я не хочу об этом думать. 
Я не буду об этом говорить. 
Я мыла и мыла руки, а страх все никак не смывался. Потом легла на кровать и укрылась с головой, чтобы меня никто не нашел. 
Утром мама сказала, что Лену перевели в другую больницу. Но я знаю, что она ушла, уехала, уплыла (любое слово на у-, но только не самое страшное) и ее мобильный заблокирован. 

День 48. 


Когда же все это кончится??? 
Мама со мной как с маленькой. Книжки мне по вечерам читает. Вчера у Полинки начались каникулы, и ее отослали к бабушке. Скучно. Завтра- в больницу на три дня. 

День 48 (вечер) 


Какой классный день был этот 48! Во-первых приехала тетя Лариса. Пришла в каком-то платке и не снимает. У Ларисы такие шикарные волосы, светлые, ниже плеч. Я в детстве думала, что она принцесса из-за ее волос. Они просто переливаются у нее на солнце. Лара стюардесса, облетела весь мир, и отовсюду привозила мне подарки (как она их называет гифты). 
-Наташ, пояс металлический от Маккартни-дочки – гифт? 
-Да-да, гифт, - кричу я радостно. 
-Ларис, а чего ты в платке?, это уж мама,- у нас вроде тепло. 
-Ань, ты все-таки Нюша, -Лариса достает из сумки журнал мод, где с каждой страницы смотрят шикарные девицы в платках. Легким движением Лариса платок сняла, и оказалась, что она без волос, лысая. Под машинку. 
-Что Вы так смотрите? Это очень модно, все так носят. Посмотрите вокруг, у нас одна Нюша здесь волосатая. 
А вечером прибыла Полина. Она шушукалась с мамой под дверью, в результате чего образовалась фотография Ежика рядом с Новогодней елкой. В рамке и под стеклом. Ежичек, миленький, скорее бы тебя увидеть. Я легла спать с Макартниным поясом. Все-таки я счастливая! 

День 63. 


Прикол! Сейчас все расскажу. Прочитала в журнале об очередном конкурсе «как ты провел каникулы». И я написала все как есть. Что целыми днями лежала в железном поясе. Слушала Варвару, и чтобы не обременять меня во время каникул, младшую сестру отправили к бабушке. И что сделала экстра -короткую прическу, как у тети-стюардессы. Хотя та кричала, что она не тетя, а просто Лариса. И что еду мне носят в комнату, да и готовят по заказу. И при этом никаких домашних обязанностей. И отправила письмо по мылу. Ответ цитирую полностью. «Дорогая читательница! Ваше чувство юмора, легкость стиля, сделали бы честь взрослому автору. Поздравляем Вас с победой в нашем конкурсе в номинации «самое смешное письмо». Нам было бы интересно прочитать другие Ваши заметки о школе, о дружбе, о том, что Вам интересно. Редакция». 
И что мне интересно, кроме того, когда можно будет забрать моего кота? 

День 128 


Я давно не писала. Увлеклась перепиской с редакцией. Аттестовать за год меня не будут. Но я и не настаивала. Лариса вы-хо-дит замуж. Она приводила знакомиться жениха. Мы знакомились из окна, а он - с тротуара. Лариску он увидел на улице. Развернулся и пошел за ней. 
-Оказывается, мои волосы мешали моей личной жизни,- кричала Лариса с тротуара. 

День 130 


Про трансплантацию решено точно. Я не очень хочу переезжать еще раз, здесь я ко всем привыкла. Договорилась с врачами, кто будет крестной матерью, когда у меня родится ребенок. Ну и вообще. Ладно. Надо собраться и не бояться, все равно от этого не убежишь. 

На этом дневник заканчивался, дальше шли карандашные рисунки, и несколько телефонов, а еще список книг. Он был озаглавлен «Надо прочитать». Кроме известных «Анны Карениной» и «Зачарованного странника» Лескова (м.б. им по литературе задавали), мы нашли «Американскую трагедию» Драйзера ( Вера читала, Светка - нет), Какие-то высказывания про кошек (никто не читал), некий Хофф, который написал «Дао Винни-Пуха» (опять никто не читал), и книжку, вокруг которой стояли восклицательные знаки «Цветы для Элджернона» Киза (тоже не читали). Еще там было стихотворение: 


На улице темнеет рано 
И не зажили на сердце раны 
Голова полна дурных вещей- 
Боишься умереть и быть ничьей. 
Мы со Светкой долго-долго плакали, и почему- то все время просили друг у друга прощения. Наташкина фотография на мобильном была совсем не четкая. Но я и не хотела на нее смотреть. Мне почему-то казаль, что если я ее не вижу, то она еще живая. Пусть совсем немножко живая, чуть-чуть, но живая. 
Мы вспомнили все сказки, и в них все всегда хорошо кончалось. Принцессы травились, но просыпались, «царицу и приплод» бросали в бочку, но те спасались, некоторые девушки королевских кровей кололись прялками, но тоже оставались в живых, бабушку вытаскивают из живота волка. А в жизни получается никаких тебе чудес? 
-Наверное, мы с тобой выросли,- предположила Светка. 
Я ничего не ответила. Голову заполняли мысли о том, что нужно сделать, купить, к кому первому ехать в больницу. Если это взросление, то я с удовольствием останусь маленькой. 
Да, кстати, я очень тороплюсь. Поэтому расскажу коротко. Машка, как Вы помните, выздоровела. Майя – тоже. Она теперь приезжает к нам в гости. Сашка – маленький Машкин сосед где-то потерялся, и она сама про него почти забыла. Отец выписался из больницы, получил инвалидность, и пока сидит дома и руководит хозяйством. Главный его сотоварищ по ведению хозяйства, не поверите, моя незабвенная бабушка. Часто они разговаривают как слепой с глухим, но это лучше, чем молчание. На летние каникулы я полетела отдыхать в Сочи (мы со Светкой оказались самыми эффективными распространителями рекламы!). В самолете я увидела стюардессу с огромными глазами и короткой-прекороткой стрижкой, оказывается ее звали Лариса. Но это уже не Машкина история, поэтому я расскажу ее потом. 
Да, вот еще. Только пока это секрет. Обещаете никому не говорить? 
Так вот мы ждем Ванечку. В смысле мама ждет мальчика. Папа ждет сына, потому что вдруг понял, что наследник ему необходим бабушка, как обычно, ждет проблем. 
Но когда в комнату заходит Машка, все на секунду замолкают. 
Как - будто до сих пор не верят своему счастью.