Логика и этика эволюции – научная основа этики человека - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Логика и этика эволюции – научная основа этики человека - страница №1/1

(Биологический вестник, 2000, т.4, №1-2, с.122-126)
УДК 576.12+504.06+612+007:159.955


ЛОГИКА И ЭТИКА ЭВОЛЮЦИИ –

НАУЧНАЯ ОСНОВА ЭТИКИ ЧЕЛОВЕКА*

А.Г. Ющенко

Институт радиофизики и электроники Национальной Академии Наук Украины, улица академика Проскуры, 12, Харьков, 310085, Украина

В работе сделана попытка синтеза целостного биоэтического взгляда на мир, базирующаяся на развитой автором концепции единства природы творческих процессов Природы и сознания. С пантеистических позиций определена логика пространственно - временного мегасинтеза не только на уровне человеческих индивидов, но и на уровне наиболее цефализованних форм жизни. Необходимость межвидовой кооперации понимается как закономерная ступень в интеграции сверхсознания и дополняющей его свехдуши ноосферы. Этика эволюции рассматривается с позиций органического взаимодействия этик: биологических генов, "генов сознания" - мимов, и "виртуальных генов" - информационных кодов самовоспроизводящихся компьютерных программ.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: творчество, эволюция, биоэтика, гены, мимы, ноосфера, сверхсознание, сверхдуша, Tursiops Truncatus


Кризисное состояние современной научно-технической культуры нашло своё отражение, как в нравственной сфере, так и в экономике и экологии: СПИД, губчатая энцефалопатия крупного рогатого скота, глобальное потепление климата, эскалация насилия и жестокости – болевые точки человеческого муравейника. Вместе с тем, революционные технологические достижения в области генной инженерии, телекоммуникаций, разработки систем искусственного интеллекта, оплаченные ценой нещадной эксплуатации не возобновляемых ресурсов планеты, предоставляют невиданные ранее возможности в преобразовании природы человека и Природы Земли. Тем не менее, наши технологии не дали нам ответа на вопрос, ясно сформулированный Гогеном ещё в конце прошлого века: «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?», в то время как наше ближайшее будущее зависит от нравственного выбора сегодня. Условно можно выделить два основных мировоззренческих направления, независимо от того осознаны ли они их апологетами или нет. Первое пропагандируется сторонниками активного вмешательства в человеческую природу и, в конечном счете, приведет к трансформации Homo sapiens или в биокиборга – Machine sapiens или сверхчеловека – Homo sapientissimus [1,2]; второе признает биологическую жизнь высшей ценностью – его отстаивают защитники «окружающей среды» и прав животных «на жизнь, лишённую страданий», сторонники ограничения экспериментов с геномом человека, клонирования и т.п. Автором развивается биоцентристская концепция, основанная на научной биоэволюционной парадигме. Вследствие ограниченного объёма данной статьи, эта последняя иллюстрируется только ключевыми положениями, сопровождающимися ссылками на доступные более информативные источники, в то время как разделы, впервые полно освещающие её приложение к решению биоэтических вопросов, излагаются подробно.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА БИОЭТИКИ


Базовой идеей развиваемой автором концепции является положение о гомологичности творческих процессов Природы и сознания [3,4]. Отсюда следует то, что биологическая эволюция может рассматриваться как «рефлекторный мыслительный процесс», а процесс мышления, в свою очередь, как психическая модель эволюции. Иначе говоря, биологическая жизнь представляется нам как «бессознательная мысль» материи, а сама мысль - как «жизнь духа» в сознании. Здесь мы подходим к пониманию жизни, как временной репликации информационных структур на различных уровнях организации: (а) биологическом – генов, (б) сознания – т.н. «мимов» (идеи и психические образы [5]) и, наконец, (в) компьютерной виртуальной реальности - самовоспроизводящихся программ (Evolutionary Computing) [5,6]. Сопоставляя масштабы творческих процессов Природы и сознания, мы естественным образом приходим к выводу о необходимости выбора этики Природы в качестве основы этики человека. Поэтому основное внимание в данной работе уделяется изучению ключевых положений этики Природы, и формированию «этики Ноосферы» с позиций кооперации упомянутых форм жизни.

ЛОГИКА ЭВОЛЮЦИИ


Недавние достижения в эволюционном моделировании [6,7] позволяют увидеть ясно процесс биологической эволюции как самодвижение и самоорганизацию на пути возрастания сознания [8]. Поскольку естественная селекция организмов производится в наземной и водной средах, то не удивительно, что наиболее цефализованные биологические виды, как человек и высшие дельфины столь различны внешне, хотя и имеют сходный по строению мозг [9-11]. Отметим вкратце, что современные информационные технологии создают предпосылку, как для планетарной интеграции человеческого сознания, так и для межвидовой кооперации Homo Sapiens и, например, Tursiops Truncatus [3,4].

Биоэтика - как способ образования планетарной души


Теперь мы попытаемся сделать дополнительные выводы, которые нам окажутся полезными для понимания новых моментов в логике и этике эволюции. Более всего выводов вытекает из положения о фундаментальном единстве творческих процессов Природы и сознания. Все это выглядит таким образом, что в результате естественной химической эволюции материи возникли в определенном пространстве условия для "ротации" компонент ДНК (или РНК), которые определенным образом попали в окружение близкое по своему составу к белкам. В результате выживания более стабильного появились простейшие формы биологической жизни как неразрывный союз информации (ДНК) и её «внешнего носителя» (белка), которые смогли развиваться, т.е. становиться более стабильными, лишь воспроизведя механизм своего образования в биологической эволюции в форме мутаций. Результатом развития последней стало воспроизведение творческого процесса на уровне психики, вначале в виде рефлекторного механизма «принятия решений» и, впоследствии, как жизни мимов в сознании. В свою очередь, развитие нашей современной научно-технической культуры во все большей степени определяется революционными преобразованиями в информационных технологиях. Увеличение объёмов информационных потоков и скорости их перемещения все больше заставляет нас разрабатывать системы искусственного интеллекта, генеральным направлением совершенствования которых является, опять- таки, более полное воспроизведение творческих механизмов в компьютерных программах. Многое проясняется при таком сопоставлении: во-первых, жизнь на всех уровнях организации (биологическом, психическом и виртуальном) «несёт» воссоздающее себя начало, как «улитка свой домик» и, во-вторых, происходит это благодаря принципу моделирования наиболее общих черт явления, по сути, одних и тех же универсальных созидательных механизмов реализующихся на различных уровнях организации. Например, метод "мозгового штурма", согласно которому группа специалистов разделяется на "группу генерации идей" и "группу их экспертной оценки", воссоздает творческий механизм индивидуального сознания. Напротив, логика современной фазы мегасинтеза направлена не только на интеграцию интеллектуальной составляющей планетарного сознания из отдельных индивидов, но и на дополняющую его чувственную планетарную компоненту, т.е. душу, как это наблюдается в индивидуальном человеческом «Я». Так оно и оказывается в действительности. Заметный рост сторонников защиты животных, наблюдающийся в последнее время, является спонтанным выражением данной тенденции. В самом деле, способность к состраданию к животным и другим формам жизни, основывается на высокой чувствительности человеческой души к ощущению боли страдающего существа. Она мало чем отличается в высшей форме своего проявления от ощущения боли в поврежденном участке цельного организма. Иначе говоря, сострадание другому существу, будь то человек или животное, есть форма чувственной интеграции с его душой и телом. Для существа обладающего свободой воли редукция чувственного познания неизбежно приводит к лишению смысла его существования. Напрашивается вывод, что чувственное познание и, обусловленная ею чувственная интеграция, не менее важные составляющие в планетарных интеграционных процессах, чем интеллектуальная (логическая) интеграция. Защитники животных меньше интересуются тем, думают ли животные, их этическая позиция следует из сочувствия к страданиям последних [12,13].

Этика генов


В предыдущих разделах нами сделан вывод о том, что этика жизни должна служить основой этики человека. Здесь мы попытаемся вкратце остановиться на общих чертах первой. Метод анализа основан на развитой Р. Докинзом концепции выживания наиболее приспособленных генов, а не организмов; последние трактуются лишь как «машины выживания» первых [5]. Существенно, что в репликации ДНК мы можем выделить «бессмертные» и «квазибессмертные» гены. Бессмертные гены общие для всех форм растительной и животной жизни, что является одним из аргументов в пользу общности её происхождения; эти гены являются управляющими системами в синтезе белка [14,15]. Квазибессмертные гены должны обеспечить стабильность существования бессмертных; они подвержены мутациям и фактически таковы, какими им позволяет быть среда, посредством естественного отбора. Наиболее "биоэтичны" автотрофные организмы, которые не поедают органику, хотя и ведут конкурентную борьбу за источники питания: распространение одних генных структур, приводит к редукции или исчезновению других. Гетеротрофные организмы "более грешны" по своей природе используя для питания другие организмы, как растительные, так и животные. Конкуренция квазибессмертных генов происходит здесь путем физического устранения одних другими. Результатом такой борьбы является равновесное перераспределение живого вещества между различными биологическими видами, которое обеспечивает сосуществование различных форм жизни- т.е. стабильность генов. Суть наиболее распространённых механизмов питания сводится к тому, что употребление в пищу отдельных особей определённого вида другим, не противоречит выживанию этого вида в целом, если и не идет ему на пользу: поедая плоды растений, птицы и животные «рассаживают» со своими экскрементами их семена на большие расстояния, хищники поедают больных животных и устраняют тем самым эпидемии и т.д. Общее правило стабилизации биоценозов таково, что вид-эксплуататор, возмещает убытки эксплуатируемому виду в какой либо форме.

Этика мимов И ЭТИКА ЭВОЛЮЦИОННОГО РАЗВИТИЯ


Итак, мы выяснили, что человек обладает двумя формами жизни: биологической и психической, а также создает третью вспомогательную форму в компьютерной виртуальной реальности. При этом, находясь на вершине эволюционных преобразований, обусловленных научно-техническим прогрессом, он уже вовлечен в процесс формирования биотехнологического планетарного сверхсознания и дополняющего его образования планетарной души. Первичная форма жизни «рассыпалась» в видовом многообразии для творческого поиска стабильных форм, чтобы затем, через миллиарды лет, снова соединиться в своей наиболее цефализованной вершине, поскольку такая интеграция стала условием её дальнейшего прогресса. Этика человека должна строиться на органическом единстве жизненных форм, в то время как катастрофические последствия могут произойти от их антагонизма. Общим этическим правилом, который нам следует уяснить из анализа генной конкуренции - это то, что мы не можем развиваться дальше за счет истребления других биологических видов. Необходимо привести в соответствие нашу этику с этикой Природы. Простой пример, получая молоко от коз и коров, мы должны создать им такие условия, в которых они будут чувствовать себя счастливыми, в то время как сейчас о самочувствии сельскохозяйственных животных мало кто заботиться [16]. То же можно отнести и к растениям. Более того, человек только выиграет от такого подхода, поскольку настроение сельскохозяйственного животного, очевидно, благотворно сказывается на качестве его молока.

Более сложны взаимодействия форм биологической жизни и жизни духа в сознании. Для упрощения анализа нам легче всего обратиться к классическому примеру истории древнего мира. Во время троянской войны Гектор, вопреки советам предсказателей, повёл своё войско на бессмысленную и жестокую резню, устроенную троянцам разгневанным Ахиллом, мстившим за смерть своего ратного друга Патрокла [17]. Защитники Трои спрятались за её стенами, один Гектор остался стоять перед воротами, не откликаясь даже на отчаянные призывы отца и матери укрыться в городе от приближающегося грозного Ахиллеса. Гектор осознавал всю опасность своего положения, но он не мог поступить иначе из-за чувства стыда перед своим народом «Стыд мне …троянский народ погубил я своим безрассудством». Беглый анализ приводит к выводу, что гены Гектора погибли из-за его мимов. Однако благородный образ "шлемоблещущего" Гектора, как доблестного защитника Отечества, является одним из самых высоких образцов человеческой нравственности. Причина в том, что в душе своей он чувствовал боль и вину за погибших товарищей; их души были объединены в одно психическое целое. Для того чтобы сохранить свои гены, Гектор должен был убить в себе мимы духовного единства со своим народом; убийству мимов нравственности он предпочел гибель генов, но мимы его продолжают жить в сознании миллионов людей на протяжении без малого трех тысяч лет. Истоки нравственности мы находим в образовании мимов, позволяющих преодолеть нам генный эгоизм и осознать себя органической частью социального организма. Важно отметить, что тесная интеграция внутри каждой народности была необходимым условием её выживания во время ведения войн, следовательно, и для выживания генов отдельного человека, т.е. способ выживания генов каждого троянца был выше жизни генов отдельного героя. В конечном счете, выходит: мимы нравственности Гектора продолжали служить генам каждого троянца (включая его многочисленных близких родственников!) т.е. благодаря своим мимам он оставался защитником Отечества и после своей физической смерти. В противном случае, сохранив в данный трагический момент свои гены в себе, он подорвал бы социальные основы их стабильности не только в себе, но и братьях, сёстрах, родителях, сыне и т.д. Конечно, герой Трои ничего не знал о генах и мимах, как и очень многие люди даже в наше время, но благородная душа и храброе сердце позволили принять ему нравственное решение, которое сейчас мы можем обосновать научно с позиций соотношения форм жизни. Здесь нас может заинтересовать разительный факт совпадения нравственного выбора и бесстрастного научного расчета, откуда мы можем заключить, что нравственность может служить путеводной нитью и в той ситуации, которую нельзя «просчитать» научным методом. Таким образом, в этом удивительном примере мы смогли увидеть пример согласованного сотрудничества генов и мимов, как образец интегрального синтеза биологического и духовного: обе формы жизни кооперируются, что должно служить основным правилом этики эволюционного развития.

В связи с разработкой генетических алгоритмов, которые могут быть замкнуты на автоматизированные технологические процессы, существует реальная опасность выхода первых из под контроля человека, т.е. самовоспроизводящаяся компьютерная программа теоретически сможет воспроизводить материальный носитель - компьютер, точно так же как ДНК «собирает» белок. В особенности, такое развитие событий станет вероятным, если в скором времени начнется битва генетических алгоритмов за информационные ресурсы во всемирной паутине компьютерных сетей и создание «программ-вампиров» - шаг в этом опасном направлении. Не развивая здесь данную тему, ограничимся лишь замечанием о настоятельной необходимости принятия этических правил как по экологии информационного пространства социумов, так и в области разработки генетических компьютерных программ.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Тот очевидный факт, что человеческая практическая деятельность и все еще сохраняющаяся вероятность ядерной катастрофы создали реальную угрозу существованию жизни в современных высокоразвитых её формах, лишает человека права считать себя выше других безобидных живых организмов. Скорее всего, основная причина генетически детерминированной агрессивности человека заключается в том, что главной движущей силой в его сотворении был мальтузианский естественный отбор "вследствие перенаселения" [18]: многочисленные ближайшие родственники человека были убиты, а во многих случаях даже съедены [10,19,20]. В то время как высшим достижением отбора обусловленного "все возрастающим приспособлением" к среде являются киты и дельфины. Тот, кто обладает элементарным эстетическим чувством красоты, не может не восхищаться их совершенством в отношении среды обитания; эта последняя составляет 2/3 поверхности нашей планеты, назвать которую поэтому следует Океан, где жизнь и зародилась. В самом деле, исключительным морфологическим признаком китообразных является "общая редукция лимбических структур", которая "возможно, и определяет ярко выраженный "кроткий" характер дельфинов" [11]. Учитывая ясно выраженную направленность эволюции на цефализацию видов и закономерный характер последней, можно считать человека и дельфина различными формами высшей эволюционной сущности, расщепленной биологически вследствие разделения поверхности планеты на сушу и воду. Не является ли агрессивный и самодовольный человек «ошибкой» эволюционного мыслительного процесса Природы, узнают уже наши ближайшие поколения. В целом представляется, что этическим правилом выживания современного человека является чувственная интеграция со всеми формами жизни направленная на формирование планетарной сверхдуши посредством принятия биоэтической концепции и, вероятно, логически дополняющая её интеллектуальная интеграция с остальными наиболее цефализованными творениями земного разума, какими являются высшие виды дельфинов.

Пока ученые рассуждают об эволюции, смысле жизни и "стратегии выживания", политики разных уровней принимают практические решения, определяющие матрицу взаимодействия, как между различными группами индивидов гигантского человеческого муравейника, так и, что более важно, между нашей чудовищной технологической машиной и рефлекторно мыслящей Природой. Политики принимают такие решения, которые соответствуют уровню их морали и интеллекта, причем величина их генного эгоизма обратно пропорциональна степени демократического контроля со стороны общества. Поэтому, важно понять и прочувствовать: никто, из ныне живущих и обладающих интеллектом и душой, не может снять с себя ответственности перед будущим. Очевидно, что первостепенной задачей современным ученых является разработка целостной картины мира, выработка, а также массовое распространение мимов концепции выживания. Нам представляется, что уяснение фундаментального единства творческих процессов Природы и сознания является краеугольным камнем такого синтеза. Сопоставляя пространственно-временные масштабы этих грандиозных творческих процессов, мы приходим к выводу, что этика живого вещества, все более познаваемая нами с помощью эстетической интуиции и современных связанных био-социальных кибернетических моделей, должна быть взята за теоретическую основу этики человека. Центральную идею архитектурной композиции такой этики лучше всего выражает непревзойденный Парфенон, возведенный "так, чтобы создать впечатление, что храм возник естественно, без человеческих усилий, по воле Природы, с которой еще в древности у греков отождествлялись божества. Подобно дереву, в котором чем дальше от могучих и грубых корней, тем нежнее становятся ветви и листья, обработка мрамора в Парфеноне, чем выше, тем она тоньше и искуснее" [21].

Очевидно, что именно целостная картина мира должна стать теоретической основой гуманизации всей системы образования, как наиболее важной части социального репликатора человеческой культуры, без чего нельзя решить задачу осознания большинством человечества весьма вероятной перспективы вымирания нашего самодовольного вида.



Автор считает своим приятным долгом выразить глубокую признательность доценту кафедры генетики и цитологии Харьковского национального университета, доктору философских наук В.Ф. Чешко, за плодотворное обсуждение результатов работы и полезные советы, а также за поддержку ключевых положений - заведующему упомянутой кафедры академику В.Г. Шахбазову, заведующему кафедрой философии Харьковского зооветеринарного института доц. В.Ф. Копиецкому и за любезную помощь, оказанную госпожой Шилаг Гриэм (WSPA).


ЛИТЕРАТУРА


  1. Фролов И.Т. (1983) Перспективы человека, Москва, 330с.

  2. Ющенко А. Г. (1985) Человек: сущность, смерть и назначение,

Реферат по философии, Харьков: аспирантура ХГУ, 37с.

  1. Ющенко А.Г. (2000) Логика эволюционного мегасинтеза и причинная обусловленность глобальной катастрофы, В кн. Чрезвычайные ситуации. Межд. конф. ЧЭС. Тез. докл. Харьков, с. 270-276.

  2. Ющенко А.Г. (2000) Логика и этика эволюции, В кн. Біоетика на порозі III тисячоліття. Межд. симп. Тез. докл. Харьков, с.32-34.

  3. Докинз Р. (1993) Эгоистичный ген. Москва: Мир.

  4. Foger D.V. (2000) What is the evolutionary computation?, IEEE Spectrum, February, pp.26-32.

  5. Медников Б.М. (1982) Макро- и микроэволюция, Курьер Юнеско, с.33-35.

  6. Шарден П.Т. (1987) Феномен человека, М.: Наука, 240с.

  7. Лилли Дж. (1965) Человек и дельфин, Москва: Мир, 160с.

  8. Саган К. (1986) Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого мозга, М.: Москва.

  9. Яблоков А., Белькович В., Борисов В. (1972) Киты и дельфины, Москва: Наука, 472с.

  10. Павлова Т. Н. (1997) Биоэтика в высшей школе, Уч. Пос. М.: МГВМиБ им. К.И. Скрябина, 148с.

  11. Крик, (2000) Изд. Центра Этичн. отн. к животным «Жизнь», №3, 144с.

  12. Айала Ф., Кайгер Дж. (1987) Современная генетика, т.1-3, М: Мир.

  13. Шахбазов В., Чешко В., Шерешевская И. (1990), Харьков: Основа, 48 с.

  14. Грэем Ш., (2000) Прокрустово ложе: участь животных, которых мы едим, В кн. Біоетика на порозі III тисячоліття. Межд. симп. Тез. докл. Харьков, с.7-11.

  15. Гомер (1960) Илиада, Пер. Н. Гнедича, Москва: Худ. лит, 435с.

  16. Энгельс Ф. (1987) Диалектика природы, Москва: Политиздат, 349с.

  17. Николов Т. (1986) Долгий путь жизни, Москва: Мир, 167с.

  18. Линдблад Ян (1991) Человек - ты, я и первозданный, М.: Прогресс, 264с.

  19. Архитекторы Иктин и Калликрат (1982) Парфенон (447-438 гг. до Р.Х.),

Домашний музей, вып. №9, Москва: Советский художник.
Ethics and Logic of Evolution - the Scientific Basis of Man's Ethics

Alexander G. Yushchenko



Institute of Radiophysics and Electronics of National Academy of Sciences

12 Ulitsa Academica Proscury, Kharkov, 310085, Ukraine
In this paper an attempt of the synthesis of the integral bioethic view of the world, based on he author's conception about the unity of nature of Nature's creative processes and consciousness, has been made.

KEY WORDS: creativity, evolution, bioethics, genes, mimes, Noossphaira , superconsciousness, supersoul, Tursiops Truncatus.



** Настоящая работа является докладом, представленным автором на международной конференции «Биоэтика»