Литература. Приложение Коды букв русского алфавита по методике А. Киселя - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Литература. Приложение Коды букв русского алфавита по методике А. Киселя - страница №1/3

«Соединить Евангельскую мораль с жизнью, значит, полюбить людей. Тогда вера будет понятна. Человечество прочувствует силу послания, которое Бог передаёт людям.… Истина становится понятной, так как входит в творчество людей…»

(Патриарх Кирилл. Из речи 1.02.2009 года).


Людмила Болотова
ПОСТИЖЕНИЕ ИСТИНЫ
Предисловие.
Завтра наступит первый день последнего месяца осени – 1 ноября 2008 года. Природа готова к погружению в зимнюю спячку. Человечество не будет в неё погружено в ближайшее время. Объявленный всемирный экономический кризис заставляет каждого найти личный, свой выход из него. И в этом лихорадочном процессе люди получают очередные стрессы, лишаются через них предпоследней доли своей жизненной энергии.

Что должен найти человек в процессе личного поиска? Что может помочь каждому? Я попробую рассказать о выводах, к которым пришла сама. Надеюсь, мой опыт будет полезным для многих. В трудное время кризиса каждый неравнодушный человек хочет сделать всё возможное для Родины и своих близких людей.


Содержание.

Предисловие.

Глава 1. ИЗ ПРОШЛОГО.

Глава 2. МАМА.

Глава 3. ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВОЧНОГО ЗАЛА.

Глава 4. КАМЕННОЕ СЕРДЦЕ (В ПОИСКАХ СЕРДЕЧНОСТИ)

Глава 5. НОВЫЕ КАРТИНЫ.

Глава 6. ЗАЕЗЖИЙ ДРУГ

Глава 7. В ГОСТЯХ У СЫНА.

Глава 8. ВЫБОР 7-9.

Глава 9. ДВОЕ НА ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ.

Глава 10. НОВЫЙ ГОД

Глава 11. НЕПРОСТАЯ СЕМЬЯ.

Глава 12. СЕРГЕЙ.

Глава 13. МАТРИЦА – ОТ ВЫБОРА КАЖДОГО ЗАВИСИТ ВСЁ.

Глава 14. НЕ УБИТЬ ЛЮБОВЬ.

Глава 15. КВАНТОВЫЙ ПЕРЕХОД.

Глава 16. СОЛНЕЧНЫЙ ВЕТЕР.

Заключение.

Литература.

Приложение 1. Коды букв русского алфавита по методике А.Киселя.

Приложение 2. Из книги Коротаева Н.В. «Тайное становится явным или о чём молчал древний апокриф «Евангелие от Фомы»».

Приложение 3 Таблицы мужских и женских оцифрованных по методике А. Киселя светских имён-отчеств.

Приложение 4. График оцифрованных мужских и женских имён-отчеств.

Приложение 5. Рисунок Николая Васильевича.

Глава 1. ИЗ ПРОШЛОГО.


Поиск работы в очередной раз для меня, матери двоих тогда ещё маленьких детей, завершился зачислением меня в штат отдела АСУ Облплана. Одним из направлений моей деятельности в 1993 году было создание имитационной модели с целью прогноза численности народонаселения области. Почти год я была погружена в интереснейшие исследования. Заданная точность (0,02%) была достигнута. В процессе работы я, всматриваясь в объективные графики неизбежной человеческой смертности, поняла, что жизнь коротка, и рассчитывать на какую-то серьёзную деятельность потом, при выходе на пенсию, могут очень и очень немногие. Поэтому поиск смысла жизни стал одним из главных мотивов последующих прожитых мною лет.

«Человек в поиске смысла» - так называлась книга Виктора Франкла (12), которая помогла мне открыть «первую дверь», стала своеобразным «золотым ключиком» в мир новых знаний. Виктор Франкл был заключённым концлагеря и свои выводы делал в жесточайших условиях, когда сам балансировал между жизнью и смертью. Психолог стал писателем и дал многим людям шанс к выживанию. Его простые выводы заключались в том, что разные люди могут осуществлять разные цели, и тогда условия внешней среды – вторичны. Первичен изначальный уровень энергетики человека, который определяет спектр человеческих возможностей. Существует обратная связь. Цели человека влияют на его энергетику. Если энергетика человека близка к нулевому (из четырёх возможных) уровню, то человек обречён на скорую смерть. Все люди, по мнению автора – разные. У кого-то могут быть только цели выживания и продолжения рода. Кто-то должен ставить перед собой и решать духовные и нравственные задачи.

Я не прочла книгу Виктора Франкла до конца. Я закрыла её с великой благодарностью автору. Вздох облегчения был параллелен мысли: «Я имею право отличаться от всех. Я другая».

Годы прошли с тех пор. Открывшийся мне после имевших место в моей жизни форсмажорных обстоятельств путь художника привёл меня к выставочной деятельности. Я проникла в неизвестный мне до того времени чувственный (не связанный с функцией продолжения рода) мир людей. Изначально была гармонична со многими его обитателями. Потом возникло желание вновь стать исследователем. Когда с помощью огромных усилий по преодолению жизненных обстоятельств и ломки себя прежней мне удалось выйти на другой уровень цвета, мои картины стали не поняты многими. Я же, находясь уже в какой-то мере вне прежней системы, могла судить о ней и о жизни в ней как бы со стороны. Ошеломляющим для меня стало новое знание. Очень хорошие и достойные люди из всех моих картин новой выставки «Восхождение по радуге» выделяли картину, написанную мною ранее, отторгаемую всей моей новой сутью, называвшей её «Дорога на кладбище».

Так пришло ко мне новое глубинное понимание процессов, действующих в обществе и делавших приоритетным для него состояние предсмертия. И внутренней обречённости. На несчастье. На нелюбовь. На неверность. На враждебность. На болезнь.

Через новый цвет я вырвалась на другой уровень состояния своей души. Всё последующее соответствовало описанному в книге Ричарда Баха «Чайка Джонатан Левингстон» (2). Мои новые знакомые, вошедшие в моё окружение, удивляли меня своим талантом и тонким ощущением малейших вибраций нового для меня мира. Эти люди знали всегда, что отличаются от многих других, поэтому благодаря внутренним свойствам, доставшимся им по наследству от родителей, смогут всегда противостоять многим внешним факторам. При соблюдении главного условия – сохранении своего внутреннего непрерывного ритма жизни.

Большое разочарование постигло меня, когда я поняла, какой ценой достигается порой сохранение такими людьми состояния их внутреннего спокойствия. Очередной выход из прежней системы стал неминуемым для меня после того, как я почувствовала внутри неё надвигающуюся бурю. Я не хотела быть сломленной и подавленной ею. Вновь я стала искать выход во вне. И мой отрыв стал таким значительным, что внутренний мой голос стал кричать: «Люди! Где Вы? Отзовитесь! Есть ещё кто-нибудь?»

В ответ я услышала почти те же слова и оглушительный, надвигающийся сразу со всех сторон вопрос: «Что делать?» Мировой экономический кризис заставил многих взять в руки книги Карла Маркса. Лозунг коммунизма «Свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех!» был созвучен сути моей новой выставки картин 2008 года и первой книги «Синергия счастья».

Более актуально зазвучал для меня старый лозунг первых коммунистов: «От каждого по способностям! Каждому по потребностям!» Желание претворить все свои способности в жизнь в настоящий момент времени мотивирует эту мою работу.

Мои способности изначально формировались в условиях социализма. В 1978 году я с отличием закончила факультет «Автоматизированных систем управления» Калининского политехнического института и сдала экзамены кандидатского минимума: иностранный язык и теорию познания. Пришедший в нашу страну капитализм научил практическому бизнесу, бухгалтерии и финансовому менеджменту. Необходимо было личное знакомство с профессорами Университета в Огайо, исследующими объективные законы бизнеса, для того, чтобы утвердиться в собственном решении о невозможности далее заниматься предпринимательством вследствие моей собственной внутренней неготовности к эксплуатации других людей. Всегда случается так, что если от чего-то осознанно отказываешься, то что-то новое приходит в жизнь. Одновременно с пониманием этого открылось новое видение мною цвета. Путешествия в тонкий мир чувств и чувственности. Раздвоенное отношение к картинам как к индикаторам окружающего мира и моего внутреннего состояния с одной стороны и как к товару с другой стороны. Реализованный товар даёт деньги на жизнь.

Познание мною мира продолжается и теперь происходит через новые открытия в нумерологии. Многое об уникальности настоящего момента времени я поняла, прочитав книгу Н.В.Коротаева «Тайное становится явным … или о чём молчал древний апокриф «Евангелие от Фомы»» (9). Использование чисел как фактов-подтверждений уже случившегося в моей жизни дало начало моему литературному творчеству. Многие и до меня знали о том, что правильное понимание тонкого мира находит своё отображение в твёрдом, материальном. Реальном мире. Видимо, пришло время и мне лучше понимать себя и своё окружение. И некоторые лозунги.

И вот уже по-новому видятся мне слова первых коммунистов. «От каждого по способностям» =97 (*).

*- расшифровка русских букв согласно их месту в алфавите по методике

.Киселя (…Кисель) (приложение 1) позволяет перейти к кодам слов., расшифровка чисел от 1 до 118 по методике Н.В.Коротаева (9) (приложение 2) позволяет понять значения чисел.



«97. Не давайте того, что свято, собакам, чтобы они не бросили это в навоз. Не бросайте жемчуга свиньям, чтобы они не сделали это…

Те, кто живёт по принципу смерти, используя энергию, выделяемую при разрушении, а не получают эту энергию от живой природы и Вселенной…. Поэтому жизненную энергию вежливо (скрыто или явно-агрессивно) вынуждены отнимать у тех, кто ее имеет, (идёт путем строительства Закона)» (9).

«Каждому по потребностям» = 106.

«106. Иисус сказал: Горе им, фарисеям! Ибо они похожи на собаку, которая спит на кормушке быков. Ибо она не ест и не дает есть быкам.

Выбор пути и идеологии. 1 и 6 - представители разных принципов существования людей с различной психологией и разным направлением развития, попытка перенести свое сегментарное знание на реальную жизнь. Требование повторения и подражания им, препятствие продвижению и инакомыслию, желание, чтобы все оставалось так, как они привыкли» (9).

И искажённое, заменённое словами лидеров социализма продолжение формулы: «Каждому по труду» = 72.

«72. Иисус сказал: Блаженны вы, когда вас ненавидят и вас преследуют. И не найдут места там, где вас преследовали.

Закон воздаяния. Противостояние закону эволюции (развития). Те, кто преследовал, получит по заслугам. Не найдут места - местность, планета, Мир? Или не найдут себе места в этом Мире, или Вы не найдете этого Мира, так как вас не будет?» (9).

«От каждого по способностям» - эти слова для многих долгое время были иллюзией, и только в настоящий момент открылись знания, позволяющие каждому приблизиться к пониманию своих способностей.

«Каждому по потребностям» - список ассортимента предполагаемых для человека потребностей ограничен, он составлялся без учёта потребностей каждого к духовной свободе его личности.

«Каждому по труду» - этот лозунг многих людей сорвал с родных мест, убеждая, что где-то они могут быть полезнее, значимее, а, значит, и более оплачиваемее. Благодаря этому лозунгу «предавалась», а позднее и «продавалась» малая Родина многих.

Этот же лозунг, превратившийся в синонимы слов «экономическая целесообразность», «прибыль», и т.д. позволил сделать более размытыми границы нашей большой Родины.


Глава 2. МАМА.
Так рассуждала я за день до смерти моей мамы.

Я привыкла не делать жёстких планов на будущий день, потому что жизнь вносит обычно в них свои неизбежные коррективы. День третье ноября 2008 года был днём, властительницей которого стала смерть.

За три дня до него мою маму выписали из больницы после инфаркта. Она никогда не жаловалась на сердце, не понимала эту боль, поэтому не имела сострадания к моему здоровью, считала его не слишком хорошее состояние лишь выдумками моего неуёмного воображения. «Почему я не работаю? Так, как работают, ходят на работу все люди? На что я живу?» - этот вопрос был доминирующим для мамы в наших с ней отношениях. Мне трудно было на него коротко ответить. Я рисовала картины и писала книги, чувствуя себя живой и одухотворённой лишь в моменты влюблённости, творчества и исследовательских поисков.

Хорошо помню тот день, когда мама впервые почувствовала боль в груди. Я была в Москве, помогала дочери с воспитанием внука Яши. Рано утром прилетела из Австрии дочь. Лена выглядела очень усталой после очередной командировки. Она отвезла Яшу в детский сад и спокойно спала, когда позвонила мама.

- Что случилось? – спросила Лена.

- С бабушкой что-то не так. Говорит, возможно, желудок прихватило: боль в груди. Я велела вызвать «Скорую помощь». Но она не хочет.

Я вышла на кухню и позвонила сыну.

- Зайди, пожалуйста, к бабушке. С ней что-то не так!

Сын отказался, не придав большого значения моим словам, состояние здоровья моей мамы было нормальным и не внушало беспокойства, к тому же, Илья спешил на работу.
Самочувствие мамы резко ухудшилось за несколько дней до этого.

24.09.2008 года мама после очередного пребывания в Москве возвратилась домой. Усталая. Но в очень хорошем настроении. Мама поведала мне о том, что про всю свою жизнь она рассказала Яше.

Яша очень любит говорить «про жизнь». Про чужую жизнь и про свою. Слёзы радости набегали мне на глаза, когда я слушала рассказ этого шестилетнего мальчика о том, как нежно и трепетно он будет любить своих детей, как заработает много денег для того, чтобы купить им подарки и сделать их счастливыми. «Я буду давать им по десять рублей», - так завершил тогда свой рассказ Яша.

Теперь он знает о жизни моей мамы всё. Он очень хотел говорить с моей мамой «про жизнь». Поэтому мама и рассказала ему всё. О чём никогда не говорила мне или кому-либо.

Потом была ночь. Накануне вечером в наш дом дали отопление. Приезжал мой любимый друг Сергей. Мы расстались, и я надеялась быстро заснуть. Однако мой сон пришёл только после двух часов ночи. Возможно, сказалась необычайная жара, возможно, произошёл какой-то сбой ритма сердца, во сне мне показалось, что я умираю. Без боли. Просто как будто бы какой-то большой вихрь подхватывает меня с земли и утягивает, словно в воронку, в большое небо так, что я сама становлюсь уже частью этого неба. Я не сопротивлялась стремительному движению вверх. В половине третьего я проснулась.

Позже при очередном разговоре с мамой оказалось, что примерно в это время она, мирно спавшая в своей квартире, почему-то проснулась, встала и включила свет. Ослепительная вспышка перегорающих ламп ярко осветила комнату. Затем наступила мгла. Потому что электропроводка в квартире мамы стала неисправной. Так она и жила свои последние дни в квартире, переплетённой, словно паутиной, проводами удлинителей, соединяющих воедино холодильник, телевизор, микроволновку…


Я присела на диван, стоящий рядом с окном московской съёмной дочерью квартиры и набрала телефон Сергея. В тот день он не работал. Я попросила его заехать к моей маме. Поводом послужило то, что необходимо было отвезти некоторые недостающие документы в канцелярию арбитражного суда. (Моя тяжба с пенсионным фондом продолжалась уже по моей инициативе).

Сергей спокойно выслушал меня и согласился выполнить мою просьбу. Я очень надеялась на то, что он, взрослый мужчина, знающий жизнь со многих её сторон, при встрече с моей мамой сможет правильно сориентироваться и, если сочтёт нужным, вызовет «скорую помощь». Мне нужно было время, чтобы добраться из Москвы в Тверь.

Позже я узнала, что Сергею не удалось познакомиться с мамой. Необходимые документы ему вынесла женщина, работающая бухгалтером в той же фирме, что и мама. Случайность как проявление закономерности. Время пришло готовить к сдаче квартальный баланс. Поэтому позвонили маме. Директор фирмы принял срочные меры. Доставил мою маму в больницу и организовал за ней надлежащий уход.

На следующий день он принёс в палату кардиологической реанимации огромный пакет бухгалтерской документации. Почти за год. В это время в палате умирали больные. Врачу пришлось убеждать недоумённого бизнесмена, что подобное его поведение в этом месте недопустимо.

В этот же день я принесла в свой дом пакет с тремя папками документов по бухгалтерии другой фирмы. Необходимость в такой деятельности настала для меня ввиду того, что мы (Татьяна Безручко, Лена Мальцева и я), объединённые идеей, отремонтировали выделенное нам помещение, оборудовали в нём выставочный зал, разместили в нём выставку моих картин и хотели участвовать в конкурсе на получение гранта. После посещения больницы я села за стол и стала разбирать бумаги. Ощущение какой-то новой уверенности в жизни вернулось тогда ко мне. Чувство вседозволенности и новое знание о новой жизни получила вместе с цифрами этой бухгалтерии я.

Иногда спрашивают, предвещало ли что-нибудь смерть моей мамы? Была ли подсказка?

Подсказки-предупреждения были. Одна из них – это то, что в момент, когда я готова была унести домой эти три папки новой бухгалтерской документации, мне попали в руки те документы по бухгалтерии, которые я передала другому бухгалтеру после смерти моего гражданского мужа Михаила. Другое предупреждение – это слова Акафиста Божией Матери в честь иконы Её «Взыскание погибших»: «Радуйся, престарелых упокоение желанное…». Более полугода почти каждый день читала я эти слова, и вот только теперь, за несколько дней до смерти мамы, будто впервые увидела их.

Мама пролежала в больнице 21 день.

1.11.2008 года мы с мамой поехали в кардиологический центр. В этот раз мой сын Илья отпросился с работы. В дороге разговаривали, и я вспомнила, как на днях мне пришлось убить двух больших пауков. Одного – чёрного – ночью в ванной комнате. Второго – рыжего – днём, когда я готовилась мыть окно и снимала занавески. Ещё летом я заметила кровавое месиво из мух на подоконнике. Остатки крыльев. Засохшие брызги тёмной жижи. Рыжий паук убивал своих жертв, прячась в недоступном месте. Он не затаскивал их в свою паутину. Какой-то странный, отличающийся от других паук, похоже, он лишал жизни несчастных насекомых на расстоянии, как будто выпивал их жизни, не нуждаясь в пище из их физических тел и крови. Утратившие необходимую жизненную энергию мухи в судорогах умирали сами.

Мама спокойно зашла по лестнице на второй этаж кардиоцентра. Нормальные показатели электрокардиограммы. Врач выписал больничный лист и назначил время следующего приёма – через неделю. Мы возвращались к ней домой, и я произнесла:

- Через неделю будет точно такой же день: сначала мне предстоит арбитражный суд, потом кардиоцентр. Время назначенных мероприятий почти что совпадало.

Яркое осеннее солнце не предвещало ничего плохого.

3 ноября - это 101-й день нового года по календарю майя. (Мой код по девичьей фамилии – Бурчина Людмила Васильевна = 101.)

Я проснулась и позвонила по городскому телефону маме. Номер не отвечал. Позвонила на мобильный – то же самое. Позавтракала и повторила набор. Молчание на другом конце провода настораживало. Я набрала номер соседки моей мамы и просила её пойти посмотреть, в чём дело. Голос соседки стал неровным, когда она говорила мне, что мама не подходит к телефону и не открывает дверь, потому что упала, лежит и не может встать.

Бригада МЧС приехала через полчаса. Спустя следующие полчаса дверь была открыта, и заботливые мужские руки уложили мою маму на кровать. Врач скорой помощи констатировал инсульт и спросил меня: «Вы будете бороться за жизнь матери?» Как будто бы мог быть альтернативный ответ. «В палатах нет мест. Можем взять Вашу маму, но положат её только в коридор».

- Инсульт? – вторила мама, - этого ещё не хватало! А потом умоляла: - Не хочу ехать. Пусть Света (соседка) делает уколы. - Плохое предчувствие в связи с больницей появилось у неё, когда несколько дней назад мы с ней в ожидании приезда Ильи сидели в холле первого этажа больницы, рядом с нами провезли на каталке обмотанный простынёй труп.

Света сказала мне, когда я в растерянности подошла к ней:

- Даже не думайте! Если берут – обязательно везите в больницу!

- Мама, - упрашивала я её, - нужно ехать. Света не возьмёт на себя ответственность за твоё здоровье. У неё свои заботы. Сейчас поедем. Вот только одену тебе носочки.

Мы ехали в машине скорой помощи, когда мама недовольно сказала мне:

- Что же ты не взяла мне мои розовые тапки?

Я поспешила успокоить её:

- Сегодня они тебе не понадобятся, а завтра я тебе их обязательно привезу!

В приёмном отделении больницы маму обследовали, делали рентген. Врач неврологического отделения спокойно беседовал со мной. Сказал, что положение не критическое. 90% успеха зависит от ухода за подобными больными. Когда я предположила, что отделение тромбов началось часов в девять утра, когда мама готовилась к завтраку, и ей стало плохо, он поправил меня:

- Обычно это происходит часов в пять-шесть утра. Сейчас Вы уже ничего не сможете сделать. Он посмотрел на часы, которые показывали около двух часов дня. В подобных случаях нужно успеть ввести препараты, рассасывающие тромбы, не позднее, чем в течение шести часов. Шесть часов уже прошли.

Мама лежала на каталке рядом и, возможно, слышала наш разговор. Когда врач отошёл, и я обернулась к ней, она произнесла:

- Похоже, что моя душа больше не хочет жить.

Мы перекладывали маму с каталки на кровать, когда прозвенел звонок моей дочери. Я не могла говорить. Произнесла «Потом», - и выключила связь.

Маму положили в палате к окну. Я отодвинула занавеску, и она могла бы долго смотреть за тем, как в сумеречном осеннем небе неспешно проплывают облака. Капельницу поставили в ту руку, которой мама не чувствовала. Я всё время, пока медленно вводилось лекарство, сидела рядом и держала её недвижимую ладонь в своей руке. Эта её ладонь стала тёплой. Я спросила маму:

- Ты чувствуешь мою руку?

Она ответила:

- Чувствую.

Я спросила:

- Тебе хорошо от неё?

Мама ответила:

- Хорошо.

Я позвонила дочери. И мы поняли необходимость друг в друге на посту рядом с мамой. Дочь выехала из Москвы в Тверь.

- Скоро приедет Лена, - сказала я маме.

- Зачем это? – спросила она.

Несколько дней назад, когда мама лежала в кардиологическом отделении больницы, она мне призналась, что успела прочитать мою вторую книгу «Жизнь в числах», когда была в Москве в гостях у Лены. Первая моя книга «Синергия счастья» маме понравилась. «Очень интересно» - сказала тогда мама. Но никому из своих знакомых и подруг она не дала её почитать. В этот раз я заметила гораздо меньше энтузиазма в её голосе:

- Это чтение не для всех, только для тех, кто сможет понять, – негромко, но очень убеждённо сказала тогда моя мама, и сегодня я знаю основу этой огромной её мудрости.

Я не всегда прислушивалась к советам мамы. Однако очень просила, чтобы она последовала моей просьбе. Чтобы сменила очень бодрый не по годам свой характер, перешла бы на «энергосберегающие технологии» и таким образом избежала бы микрострессов, так вредных для её сердца теперь, после инфаркта.

- Что же, мне теперь совсем не смеяться? – не успокаивалась мама.

- Чтобы долго жить дальше, нужно смириться с тем, что когда-то придётся с палочкой медленно ходить кругами вокруг дома, - уговаривала я её, но маму такая перспектива не воодушевляла.

И вот теперь плывущие за окном облака и воткнутые в тело иголки определяли само пространство её жизни, сузили его вновь до стен больничной палаты.

Медсестра сняла капельницу, я вышла в коридор за кашей – пришло время ужина.

- Что будешь пить? – спросила я у мамы. – Есть чай и кисель.

- Буду кисель – ответила мама.

Нужны были ложка и чашка. Я вновь на несколько минут вышла из палаты. Когда я вернулась, то мама сказала, что есть она не будет, и похоже, что теперь ей из этой ситуации не выбраться. Потом она как-то приподнялась на подушке, посмотрела мне прямо в глаза и замотала головой из стороны в сторону. Из её губ прозвучало: «Пи…».

Я спросила:

- Пить?

Мама головой показывала, что я не угадала её желание.



Я не была настойчивой в отгадывании, не знала, что это последние слова, которые хочет сказать мне в жизни моя мама, иначе бы я стала перебирать алфавит и, возможно, добралась бы до сути. Но этого не произошло.

Меня отвлекла, рассказывая историю своей болезни, рядом лежавшая женщина. К другой больной пришёл сын, и они вместе разгадывали кроссворд. Сын спросил:

- Какой пророк ушёл живым на небо 2 августа?

Его мама молчала. Моя мама громко сказала: «Илья». И, обратившись ко мне, вновь произнесла: «Пи…»

Через несколько минут у мамы начались хрипы. Я вызвала врача. По его нервозности поняла, что ситуация не терпит потери времени. Приборы мерили работу сердца, с их показаниями врач обратился к кардиологу. Потом вывел меня в коридор.

- Ситуация серьёзная. Тромбоэмболия лёгочной артерии. Сейчас в организме поддерживается жизнедеятельность самых необходимых органов. Работают только сердце и мозг. Я должен делать обследование. Однако считаю более необходимым быстрее начать вливать лекарство.

Я согласилась с врачом.

Позвонила Лена и спросила, оставить Яшу у отца или приехать с ним. Я ответила, чтобы приезжала с Яшей – диагноз врача для меня был в тот момент лишь набором медицинских слов.

Когда лекарство было введено, врач сообщил мне, что необходимо перенести маму в реанимацию. Он вызвал для помощи молодого сильного парня из числа больных, и они пытались на простыни переложить маму на носилки. Я побоялась, что простынь может не выдержать и порваться. Поэтому я протиснулась между кроватями и подложила две свои руки под тёплое мягкое живое и трепещущее в агонии тело моей мамы. И в этот момент мне казалось, что не только это тело, всю нашу Землю я смогу удержать в своих сильных и одновременно слабых женских руках...

Маму несли на носилках, везли на каталке, мы вновь перекладывали её на другую – её последнюю кровать, а я всё шептала: «Потерпи, моя мамочка, сейчас тебе дадут кислород, и тебе будет легче дышать!»


Маме казалось, что она знает всё в этой жизни, но после прочтения моих книг перед ней вдруг открылся целый невидимый логичный мир.

Мама молча принимала свою смерть. В разуме. Она не могла плакать. Ибо была тому причина. И более всего жалела потом я, что не плакала в последние минуты её жизни. Не разгадала её слов.


Врач попросил меня выйти из комнаты реанимации.

- Всё решится этой ночью, - сказал он, протягивая мне номер телефона.

- Можно я позвоню часа через два? – спросила я.

- Звоните, как Вам будет удобно, - сказал врач.

Я пошла в палату за вещами. На тумбочке стояла нетронутая порция пшённой каши. Я ничего не ела с утра. Понимая, что нужно подкрепиться, чтобы у меня были силы доехать домой, я взяла тарелку в руку и угостилась больничным кушаньем. Потом отпила из чашки кисель. Оделась, взяла сумку и вышла в коридор, где на каталке всё ещё лежали одеяло и плед из дома моей мамы.

Мне навстречу шёл врач. Я не сразу поняла, что означает его жест – сложенные на груди крестом руки. Я хотела оглянуться по сторонам в надежде, что ко мне это не имеет никакого отношения. Но поняла только огромное своё одиночество в этот момент. Как будто бы при неминуемой встрече с айсбергом. Поэтому ухватилась за то, что было, несомненно, живым рядом со мной – за шею доктора. Я поцеловала его в эту его шею и сказала: «Спасибо, доктор». Потому что поняла, как мягко он подготавливал меня к тому, что может случиться. Подобно гинекологу, который подготавливает роженицу и профессионален тогда, когда при родах случилось меньше разрывов. Этот доктор беспокоился о том, чтобы в этот момент выдержало моё немолодое и не слишком здоровое сердце.

Я прошла в реанимационную комнату. Медсестра налила мне лекарство и дала мне его в стаканчике. Я выпила. Куда-то ушло всё беспокоящее. Мама как будто спала. Я всего лишь не могла разбудить её своим прикосновением. Поэтому и позволила себе гладить её лоб и виски. Потому что только теперь я могла дарить ей ту ласку, с которой никогда не могла подойти к ней при её жизни.

В этот момент на её мобильный телефон раздался звонок. «Мама умерла» - сказала я незнакомой мне ещё женщине. Позвонила сыну. Сообщила о смерти мамы. Спросила, как отключить мамин сотовый телефон. Отключила. Позвонила дочери: «Бери такси и приезжай без Яши», - единственное, что смогла произнести, потому что предполагала, что дочь в этот момент могла оказаться за рулём.

- Бабушка умерла? – переспросила дочь.

- Приезжай на такси, - как могла, твёрдо повторила я.

Позвонила моя подруга Татьяна. «Умерла моя мама» - сказала я и отключила связь. В этот момент моего откровения со смертью внешняя жизнь напоминала о себе.

На мою просьбу дождаться в комнате реанимации рядом с умершей мамой приезда дочери доктор дал разрешение при условии, что я не буду плакать. Я обещала и просила его оставить меня одну со словами: «Вы нужны живым, а не мёртвым. Пожалуйста, поберегите себя для них». Наверное, в тот момент я потеряла ориентиры во времени. Это было моё последнее общение с мамой.

Моя дочь Лена вошла, одетая во всё чёрное, будто бы чувствовала исход. И всё же она не могла согласиться с неожиданной смертью. Лена плакала и спрашивала врача о случившемся. А он, как школьник, держал перед ней отчёт. Потом Лена вызвала такси, и мы поехали ко мне домой. Предстоял нелёгкий вечер и хлопотный завтрашний день подготовки к похоронам.

Я позвонила Сергею. В те трудные дни он стал не только моим мужским плечом, но ещё как бы и подушкой для моих слёз. И не сторонился этого. «Ты только не плачь», - эти его простые слова очень помогали мне.

Процедура похорон была задумана нами несколько авантюрно. Первый день после праздников. Машина для перевозки заранее не заказана. Но гостей мы позвали. Все сомневались, сумеем ли провести церемонию погребения так, как надо. Но Лена твердила: «Нечего ей там, в морге делать. Надо хоронить на третий день. Так и сделаем».

Так и сделали, выкопав могилу на Чуприяновском кладбище рядом с могилой Михаила. С лицом незнакомой мне королевы-матери лежала в гробу моя земная мамочка. Только теперь я как будто бы увидела её настоящую доныне мне неведомую суть. И почувствовала себя наследницей великих её дел на каком-то неземном уровне. Загадкой было её последнее «Пи…». Оно зазывало в иной мир. Означало мобилизацию всех моих сил с целью преодоления трудной дороги. Я не закрывалась от возможности войти в скорый контакт с мамой. Так и произошло.

В ночь 6-7 ноября 2008 г. мне приснился сон, как будто бы я нахожусь в большой больничной палате рядом с кроватью, на которой лежит голый мужчина с обугленным членом. Мужчина встаёт с кровати. Он, уже одетый в пальто современного покроя, прощается со мной и уходит. Похоже, возвращается в наш земной мир. Я оборачиваюсь по сторонам. На одной из кроватей лежит моя мама. Все остальные койки пусты. Я медленно приближаюсь к маме и спрашиваю её:

- Как ты оказалась здесь, ведь ты же умерла?

- Я не умерла, - отвечает мне мама.

- А как же, мы же ведь тебя похоронили. И могилка твоя есть. Понравилась тебе твоя могилка?

- Понравилась, - ответила мама, и всё исчезло.

Когда я проснулась, то вспомнила более раннее (ещё при жизни) утверждение мамы о том, что после смерти ничего нет, поэтому нужно все радости черпать здесь на Земле, наслаждаясь вкусной едой, хорошими песнями, приятным настроением, полётом птиц и проникающей в окно дачного домика веткой цветущей яблони. Мама была верна своему убеждению и умела радоваться всякому явному проявлению жизни. Благодаря маме (прежде всего, нашему с ней различию) я научилась понимать, что люди все разные, и у каждого есть своя жизненная задача. Я уверяла её, что она – «Звезда» по календарю майя, - рождена для радости и восторга. Я же – другая. И моя радость в другом, потому что я – «Красная луна», - очистка и инициация.

Кажется, мама смирилась с тем, что я имею право быть другой, чем она. Но как я – другая смогу жить и выжить в этом материализованном мире, - этого мама не знала. Не могла знать. Этот очень серьёзный вопрос не позволил нам с ней стать ближе. Поэтому не возникла та единая дуга сильнейшей любви между матерью и дочерью, стирающая и разницу характеров, и разницу целей. Ради какого-то более высокого незримого единения.

Может быть, наша огромная любовь и не могла возникнуть, потому что истинная причина нашего глубинного непонимания была очень серьёзной.

Правда открылась мне так, будто бы новое небо разверзлось надо мной. В одну из ночей после смерти мамы ко мне пришло ощущение того, что мама всю свою жизнь прожила в том мире, который уже не мог подпустить к себе близко меня с моим образом жизни и убеждениями. Весь этот мир, построенный жизненными стереотипами таких же, как моя мама людей, отторгал меня, как море отторгает из себя, неся к берегу на гребнях своих волн свою же пену. И пена уже не становится частью моря. Она остаётся на берегу.

Вспомнились люди на кладбище. Почему большинство из них не пришли на поминки в кафе? Им нечего было сказать о маме? Или они не хотели более соприкосновения с моим пониманием новой реальности, входящей в этот мир? Им хватило моего выступления на кладбище, чтобы понять это? Их вовсе не заинтересовало даже то, что я говорила о числах, без особого труда понятых и принятых моей мамой?

Ответ прост. И невероятная цепь свершившихся за малое время событий (в том числе соприкосновение с чужой бухгалтерией как книгой этой жизни) подсказала мне его. Знать что-то новое этому устоявшемуся миру смертельно опасно. Несовместимо с его жизнью. Мама прочитала мои книги. Она поняла меня. Мама умерла. Потому что не могла принять новое знание всем образом своей сложившейся жизни. Жизнь по-старому не приносила ей более радости. Не было более противостояния со мной. Но и моя любовь и общий дух взаимопонимания ещё не могли подхватить её на свои крылья.

Об этом думала я в тяжёлые дни после смерти мамы. Моя жизненная цель стала вырисовываться ещё зримее: нужно не только сделать всё необходимое. Надо успеть сделать всё это во время. Пока открыто «окно в жизнь». Нужно не упустить жизненно важное для спасения душ многих людей время. И, прежде всего, для спасения моей собственной души и жизни моих самых близких людей – детей и внуков. «Пока не поздно!» - этот лозунг звучал во мне каждую минуту. «Пока мы живы! Всё в наших руках!» - ещё громче вторили мне слова древнего апокрифа «Евангелие от Фомы».

7.11.2008 года стал другим днём. Прошедшая неделя разделила все события на «до» и «после». Состоялся арбитражный суд, и мне удалось добиться решения о возврате ранее уплаченных не на тот КБК в пенсионный фонд денег. Во всех правилах есть оговорки. Я не была должником по налогам. Всё заплатила до суда. Поэтому и мне обещали вернуть деньги.

Вечером того же дня состоялось открытие очередной выставки «Мерцание пастели». В небольшом выставочном зале по всей высоте стен с пола до потолка были развешены картины двенадцати тверских художников, принявших в ней участие. Мною были представлены две работы: «Зима» и «Море». Как будто бы то состояние, которое в ближайшее время мне предстояло пережить, можно было бы назвать «безбрежностью замерзания».


Глава 3. ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВОЧНОГО ЗАЛА.
15.12.2008 года.

Вместе с Татьяной Безручко и Леной Мальцевой мы открывали выставочный зал в филиале Российского Государственного Гуманитарного Университета в Твери. День выдался солнечным. Неожиданно для нас ожила бабочка, лежавшая на подоконнике недвижимо всё время, пока мы делали ремонт в этом помещении.

Суть программы наших дальнейших действий состояла в создании туристического маршрута. Целью ставилось формирование нравственности нового человека, способного к высоким чувствам как к человеку, так и к Родине и к планете Земля посредством постижения законов жизни в рамках современного мировоззрения. Планировалось издание новых моих книг, экскурсии по выставочному залу, лекции, семинары, концерты.

Посредством инновационных мероприятий, составляющих данную социальную программу, каждый человек, принявший в них участие, смог бы встать на путь самосовершенствования, саморазвития, самореализации.

«Создание современной Российской надстройки, которая станет основой для укрепления России в идеологическом и экономическом мировом противостоянии – эту цель делают приоритетной для себя прогрессивные и позитивные люди нашей страны сегодня.

- надстройка влияет на базис – неоспоримый принцип современного экономического мировоззрения.

- сила духа нации делает качественно другим кадровый потенциал и отчасти решает демографическую проблему.

- повышение энергетического жизненного потенциала каждого человека в сумме повышает энергетический жизненный потенциал страны, делает его приемлемым для рождения и жизни будущего поколения.

Чтобы победить страх перед сегодняшней ситуацией, может быть, стоит посмотреть на всё с позитивной точки зрения и задаться вопросом «А что же хорошее формируется при этом пока неотвратимом процессе?»

Я в своих книгах «Снергия счастья» (3), «Жизнь в числах» (4) на примере автобиографических фактов показываю действенность новой нумерологии Н.В. Коротаева (9), как механизма, помогающего понять ныне объективно происходящий процесс. Информация нового знания как свет, вторгающийся в темноту, уничтожает страх перед неизвестностью будущего и позволяет каждому чувствовать себя сотворцом чего-то нового. На новом уровне бытия.

Настоящий момент многие люди оглашают как время апокалипсиса. И слово «апокалипсис» зачастую употребляется для устрашения или выражения собственного страха. Каждый человек имеет право делать свой выбор. Я за то определение, которое дал этому слову французский журналист, автор бестселлеров Бернард Вербер. По его словам, «апокалипсис… означает «срывание покрова с Истины»».

Новые знания, изложенные в книге Н.В. Коротаева и в моих книгах, приоткрывают покров с Истины, дают новый шанс к новому творчеству тем, чья нравственность сегодня выше того минимума, который нужно иметь, чтобы понять это. («Уровень нравственности определяет уровень знаний» (Сократ)). Этот уровень нравственности сегодняшних людей создавался многими поколениями предков по роду, как эстафетная палочка передавался от отца к сыну, от матери к дочери. Такое духовное наследство восполнялось порой подвигом или ценой смерти родного человека в бою за Родину. Мы, живущие сегодня, имеем огромную честь прорваться с этим потенциалом в новую доселе неизведанную жизнь. Вот суть происходящего сегодня, жизненное предназначение многих.

Следование своему жизненному предназначению – это краеугольный камень новой грядущей нравственности, как для россиянина, так и для России. Так подтверждается значимость миссии России в современном мире. И это не вторичная роль. Россия должна в соответствии со своей миссией услышать основной закон сегодняшнего времени - Закон Мироздания и взять на себя ответственность за его выполнение.

Потому что только тогда устремления каждого прогрессивного россиянина смогут войти в резонанс с устремлениями его Родины.

Потому что только тогда личная миссия каждого совпадёт с личной миссией России. Так будет провозглашена и задействована огромная позитивная созидающая сила.

Поиску истины, созданию красоты, определению добра послужит это помещение, если станет местом встречи и совместной деятельности творческих, ищущих, ответственных за решение задач сегодняшнего времени людей. Результат подобного сотворчества будет весомым вкладом в духовное возрождение России и в возрождение души каждого русского человека. Пусть определится круг людей, несущих новые идеи дальше. От человека к человеку, подобно пасхальному огню». Такими были слова моей приветственной речи.

Далее я рассказала гостям о каждой из картин выставки «Синергия счастья».

Вместе с многочисленными гостями выставки мы фотографировались и пили чай. Домой я вернулась очень усталой. Только теперь я могла поддаться охватившему меня со смертью моей мамы горю.

Глава 4. В ПОИСКАХ СЕРДЕЧНОСТИ.
18.11.2008 года.

День моего рождения. Я принимала поздравления и поделилась с Сергеем:

- Знаешь, сегодня меня поздравила с днём рождения дочь. Она пожелала мне, чтобы у меня были богатые дети и внуки. Я попросила её, чтобы она пожелала мне, чтобы мои дети и внуки имели сердце. Она искренне спросила меня: «Мам, а как это?»

Невольно я попала в самое больное место Сергея.

На одном из прошлых моих дней рождения я познакомила его с моей подругой (значительно моложе меня) Ириной. Ирине Сергей понравился, и она попросила меня передать ему её просьбу. Чтобы он познакомил её с похожим на него другом. Нападающим огнём блеснули тогда глаза Сергея. Быстро и резко он произнёс:

- Нет у меня для неё друзей. Эта женщина не способна любить.

Почти также блеснули его глаза теперь.

- Как же ты воспитывала дочь, что она не знает, что такое сердце?

Я робко оправдывалась:

- А я всегда любила и думала, что это дано изначально, что все умеют и хотят любить также как и я.

Я поняла свою большую ошибку. Поняла всю горечь Сергея при моих прежних словах о том, что он достоин любви со стороны девушек. Теперь он знает причину того, почему это моё желание не есть реальность его сегодняшнего дня. И почему в этот момент он рядом со мной. Как будто бы для усиления этой боли от ситуации или веря в какое-то чудо, он спросил:

- Люд, сколько лет тебе сегодня исполнилось?

Голосом отличницы в классе я спокойно и гордо ответила:

- Сегодня мне исполнилось пятьдесят три года.

А потом, уже мягче, добавила:

- Знаешь, что означает число 53?

Он, молча, прямо смотрел на меня, когда я говорила:

- 53. Иисус сказал: Если двое в мире друг с другом в одном и том же доме, они скажут горе: Переместись! – и она переместится.

Две части одного целого должны быть в одном и том же доме (9).

Двойная сила для достижения достойной цели. Не захват. Две вольные птицы летят в одном направлении. Первой лететь тяжелее. Она устаёт. Тогда вторая занимает её место. И цель приближается быстрее.

В этот момент я поняла разность наших целей. Я подошла к Сергею вплотную. Положила руки ему на плечи. Посмотрела в глаза.

- Знаешь, нам никогда не быть вместе. Даже не потому, что я старше. Потому, что ты – орёл. Но и я, Серёженька, тоже орёл. А орлы стаями не летают.

- Ты – орёл? – ласково и весело он обнял меня. Поцеловал и повлёк за собой.

- Знаешь, наши отношения могут быть ещё долгими. Но, как мне теперь кажется, это всегда будет не сближение. Не поглощение. Противостояние.

Моя внутренняя защита постепенно начала выстраиваться.

Взаимозависимость возможна только при одной общей цели. Как найти, сформулировать эту общую цель, чтобы быть ближе и не противостоять друг другу?

Когда он уходил в свою неведомую мне жизнь, намереваясь мстить неизвестным мне его врагам, я по привычке плакала, воспринимая слёзы как некую плату за новое жизненное открытие. Новое знание. Прошло несколько часов, и я поняла причину этих моих слёз и написала смс.

18.11.2008 г. СМС Сергею.

«Я снимаю покров своей правды со всех твоих дел, чтобы ты обрёл свою истину-предназначение, как это обретаю иногда в слезах я. Верю, что ты способен познать это. Не сразу. Не просто. Мужества тебе!

То, что ты называешь велением души – всего лишь известный тебе стереотип выхода из сложных жизненных ситуаций. Душа всегда позитивна, хочет любить и созидать. Жаль, что сегодня я получила сюрприз в подтверждение твоего железного сердца».

Позже я поняла, что Сергей побеждал во мне того врага, который не давал ему обрести своё счастье. Его месть была невидимой, но беспощадной. За то, что я не приумножила своей жизнью земную любовь, не воспитала хотя бы одну самую близкую мне маленькую женщину - мою дочь - любящей и нежной. Новая истина проста и жестока: Я ещё не привнесла в полной мере любовь в этот мир, поэтому не смею в полной мере претендовать на неё. Вследствие моего бездействия сбываются слова пророчества Евангелие от Иоанна: «народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце своё, да не видят словами и не уразумеют сердцем» (12-40).

Сергей последовательно все годы нашего близкого знакомства был верен своему главному предназначению – коду 83. Он же творил меня и любовь во мне. Он стал героем и первым читателем моих книг.


83. Женщина в толпе сказала ему: Блаженно чрево, которое выносило тебя, и груди, которые вскормили тебя. Он сказал ей: Блаженны те, которые услышали слово Отца и сохранили его в истине. Ибо придут дни, вы скажите: Блажено чрево, которое не зачало, и груди, которые не дали молока.

→8← «истина». Нарушение закона в области взаимоотношения полов разрушает душу и делит ее на части: 8 , отбрасывает на уровень ниже середины, то есть 3-ки. Между 3 и 4 уровнями находится доступ в подсознание, переход на межклеточные связи. Данный процесс нарушается. В половые отношения могут вступать только части целого, (чтобы воссоздать целое), или максимально приближенные к нему. «Бог создал Человека – Адама и Еву». Человек = Адам + Ева, где каждый из них сам по себе, это лишь часть Человека, и только вместе они составляют целое (9).

Похоже, что единственное, что мне позволено в этой ситуации - это вновь и вновь просить помощи и любви у Бога. И я соглашаюсь играть в Его игру, быть послушной Его Божьей воле. И, возможно, тогда я (книгами, картинами) ворвусь в чужую судьбу, чтобы вывести её из застоя пресыщенности. Как это было сделано когда-то с моей судьбой.
Глава 5. НОВЫЕ КАРТИНЫ.
Я давно не рисовала, но мне казалось, что если я зарисую вновь, то мои новые картины будут скорее прозрачными, чем насыщенными яркими красками. Я словно уже видела стекающие с них, словно струйки прозрачной воды розовые и зеленовато-голубоватые полоски масляной краски. Случилось нечто подобное. Я скорее всего рисовала не сами цветы, подаренные мне ко дню рождения, а тот ореол неожиданной мягкости и обречённости, которую они излучают, когда, увядая, стоят в вазе, как будто зная, что дни их сочтены. Грустное, нежное моё настроение передалось новым моим картинам.

Мой этюдник как обычно стоял на кухне. Однако кухня была другой. Потому что на самом видном месте, прислонённый к стене, стоял в рамке под стеклом фотопортрет моей мамы. Очень удачная работа талантливого фотохудожника. Мама на этой фотографии навсегда останется живой. Говорят, что песня – это пространство души. И вот я уже слышу любимую песню моей молодой мамы: «Вышла мадьярка на берег Дуная, бросила в воду цветок…», и как будто уже подпеваю ей, будучи маленькой девочкой, с белыми, вплетёнными в жиденькие недлинные косички бантиками. Вот над чем не властно ни время, ни смерть! Над теми гармоничными отношениями, когда дочь – лишь продолжение матери. Её боль. Её труд. Её забота.

Я понимаю это и хочу наслаждаться далее и далее таким душевным общением с моей мамой. Я знаю, что оно будет недолгим. На сороковой день оно прекратится, и тогда моё сердце переполнится болью одиночества…

А пока я день ото дня наслаждаюсь общением с душевным пространством моей мамы, отображаю прочувствованное в новых прозрачных картинах, почти одинаковых, в общем, очень похожих одна на другую. А как же иначе? Ведь композиция – это вторично. Первично настроение. Поэтому разные цветы, даже выполненные изначально разными красками, в итоге получаются одинаковыми, как бы приведёнными к одному знаменателю – моему настроению. Всё очень пластично. Краски одного слоя перетекают, проникают в следующий слой. Чудесным образом формируется вновь новый неизвестный мне мир. И я удивляюсь его изначальной гармоничной предопределённости. Потому что я вновь и вновь возвращаюсь в него. Из разных картин. Из разных красок. Прозрачный ненавязчивый перетекающий мир зовёт и манит и уже преследует меня… И нет для меня ничего слаще и упоительнее, чем быть в нём, полностью отдаться ему…

Я рисовала большую картину с розами, когда прозвенел телефонный звонок, и дочь пригласила меня наведаться к ней в Москву.

- Что, есть необходимость в этом? – спросила я.

- Подруга взяла билеты в театр, Яшу оставить не с кем. Няня болеет. Иначе придётся отказываться от театра, - проинформировала меня дочь.

- А, может быть, можно Яшу взять с собой в театр? – робко спросила я, и попросила себе денёчек на раздумья.

Вновь вернулась к живописи. Но картина моя словно окостенела. И другие, ждущие своей очереди на доработку картины, тоже будто бы потеряли прежнюю свою живость и пластичность. Как будто бы вмиг почувствовали себя брошенными и обиделись на меня. А я продолжала метаться в выборе того, кому более теперь нужна моя любовь: внуку или им – материальным представительницам того невидимого мира, в котором недавно гостила я.

На следующий день дочь не позвонила. Некоторые из тех моих картин так и остались не дописаны. Возможно, в прежнем виде они более не проявятся, потому что окно в тот мир, в котором они могут быть живы, теперь закрыто. Когда я их творила, они как бы находились в процессе преображения. Этот процесс как цикл непрерывного производства нельзя останавливать даже в аварийном режиме. Иначе слишком много будет неблагоприятных побочных эффектов. Так и человек, начавший свой духовный рост и набравший некоторую силу при этом, не может с этой новой силой делать неблаговидные поступки. Он обречён с каждым своим новым шагом становиться лучше, честнее и требовательнее. Приближаться к истине и вновь понимать её непостижимость.

За что мы ценим картины старинных авторов? Наверное, прежде всего, мы уважаем тот факт, что им удалось сохраниться сквозь годы и века и донести до нас тот дух времени, в котором они были рождены. Наверное, в моменты, когда мы любуемся ими, мы доверяем им и ждём, что они и нас научат переноситься через время.

Если же в картинах было много переделок, и теперь они хороши собой, то мы верим через них в тот процесс преображения, который произошёл когда-то с ними. И открываем дорогу новому и позитивному в нас самих. И счастливы предчувствием чего-то хорошего, пробуждающегося уже в нас.

Глава 6. ЗАЕЗЖИЙ ДРУГ.
6.12.08 года.

Этот день знаменателен тем, что именно десять лет назад я впервые, возвращаясь домой, никак не могла открыть самую знакомую дверь. Так было и утром после проведённой в Чуприяновке нашей первой с Санечкой ночи. Он, записав в свой блокнот: «Людмила Васильевна, телефон…», сказал: «А я – Александр Николаевич. Возвратишься к мужу – не забудешь. Скажешь, «Саша» - вспомнишь про меня. - Скажешь, «Николаевич», и это будет тоже про меня.

Был уже вечер, когда я вошла в свой дом. Тогда же началась моя борьба за становление самой себя новой.

Число десять – позитивное. Это новое рождение через огонь.



10. Иисус сказал: Я бросил огонь в мир, и вот я охраняю его, пока он не запылает.

Содержание десятого стиха перекликается со смыслом Рождественского богослужения, когда служба, начинаясь с 1-й зажженной свечи, как бы рождает (разворачивает мир), то есть отражает принцип рождения как человека, так и мира (9).

То, что время пришло по-новому понимать прошлые ситуации и через новые решения по-новому разворачивать свой внутренний мир, я поняла несколько дней назад, когда раздался телефонный звонок, и голос Санечки в телефонной трубке произнёс:

- Привет, как поживаете?

Санечка многие годы исполнял для меня роль редкого заезжего романтического друга. Он по-своему понимал ситуацию нашего знакомства. Оправдывал сам себя за невозможность жениться на мне, говорил мне, что наши ссоры неизбежны из-за моего неумения хорошо мыть посуду. Сам напрашивался на роль посудомойки у меня в доме хотя бы раз в месяц. (По его работе дальнобойщиком чаще бы не получилось). Я отказывала ему в таком удовольствии. А однажды демонстративно выгнала.

Я не знаю, простил он или постарался забыть тот случай. Или огромная обида, или что-то ещё, мне неведомое, заставляли его вновь и вновь звонить мне.

Он звонил мне и в ночь Нового 2008 года. За два часа до полуночи он поздравил меня с наступающим праздником и сказал, что выезжает из Москвы в Тверь. Я плохо положила телефонную трубку и за всю ночь не захотела кому-то звонить. Только на следующий день спросила у сына: «Почему ты поздравил меня на мобильный?» И услышала ответ: «Твой городской телефон был всё время занят». Когда пришла домой, поправила трубку. В тот же момент – звонок и недовольный голос Санечки:

- Привет, Людмила Васильевна! Как встретила Новый год?

Я удивлялась провидению, случайности с телефоном и понимала одно: «Время наших отношений с Санечкой, похоже, прошло».

Поэтому недавний звонок не порадовал меня возможной скорой встречей со старым другом.

- Зачем ты звонишь? Зачем лезешь в чужую жизнь? Ничего не буду тебе рассказывать про свою жизнь!

- Но это и моя жизнь тоже! – услышала я искренний, уверенный в своей правде голос на другом конце телефонного провода, на другом краю мира, в Нижневартовске. – Ты не выгонишь меня?

- Не знаю…. Не обещаю…. Как тебе повезёт… - так закончила я этот разговор, потому что призадумалась. Потому что такая же, как и моя прежняя ищущая и неуспокоенная душа пробивалась ко мне сквозь годы и километры. Потому что я в этот момент своей жизни становилась равной той свободе вечного странника, которую всю свою жизнь имел Санечка. Число 47 по-прежнему звало меня в дорогу. Но я, видимо, засиделась в старых стенах. Реализация программы требовала своего выполнения, и частые слёзы на моих глазах значили только одно: «Необходимость найти выход».

Санечка – (90(45,67)). Я с Санечкой - (87(56,63)) – сама имею числа света. Десять лет назад я писала в своём дневнике (эти записи на днях случайно попали мне в руки):

«Мы с тобой ещё не познакомились. Мы просто оказались посреди поля на твоём «Москвиче», и вдруг началась метель – первый снег. Поздний первый снег – уже декабрь. Вокруг ночь, рядом – лес. Под колёсами – лёд. И единственная мысль: выбраться из этого ледяного круга до наступления весны… Я завлекла тебя в это моё пространство: за полосой леса находится нелюдимая деревня и мой летний дом. Я знаю, что в этом лесу много кабанов и есть волки. Я ещё не знаю, как тебя зовут, но ты мне уже нравишься спокойствием и бесстрашием. Машина в твоих руках метр за метром продвигается вперёд, и у нас появляется шанс вырваться из лап этой белой мглы… Ура! Мы уже на шоссе и чувствуем себя победителями. Это наша первая общая победа над обстоятельствами. Мы едем, совершенно довольные собой, правда, ещё не знаем, куда!

И вот мы приехали. Ты чудом остановил машину над двухметровой канавой, и мне пришлось проситься на остаток ночи в дом к моей сестре…. Я ни за что не призналась бы ей в том, что ещё четыре часа назад я не ведала о твоём существовании на этой планете, когда отправлялась к своим родственникам в гости. Я выходила из подъезда своего дома. Ты, сидевший в своём «Москвиче», спросил меня: «Женщина, а у Вас права водительские есть?» Вопрос попал в центр моего тщеславия. Более, чем новенькими водительскими правами в тот момент мне нечем было похвастаться. Так я села в твою машину, и мы поехали…

Моя сестра Ирина постелила в своей комнате кровать для нас с тобой…

Когда мы в ванной комнате мыли руки перед ужином, то, впервые увидев при свете друг друга, не разочаровались. «А ты курносая, оказывается», - сказал ты. «А ты, оказывается, черноглазый», - вторила тебе я.

Остаток ночи был прост и невероятен. Мы стали любовниками. Два раза в жизни я изменила двум мужьям в этом доме под номером 22 по улице Мира. Теперь предстоял второй развод. Через двадцать лет.

Утром приехал трактор и удачно вытащил твой «Москвич» из канавы. Ты подвёз меня к моему дому и поинтересовался в тот момент, как меня зовут… Так я оказалась в твоей жизни. И моё возвращение домой казалось небезопасным прыжком из космоса на землю. И я не сразу решилась открыть дверь своего дома.

Готовила. Стирала. Кормила. А душа оставалась с тобой. И по первому твоему слову я бежала к тебе. И радость встреч продолжалась, когда я в постели рядом с мужем, укрывшись под своё одеяло, наслаждалась запахом своих рук, которые всё ещё пахли твоими руками. И через них я всё ещё чувствовала тебя, твою нежность, ласку, твою искреннюю радость».
Прошло десять лет.

Войти в будущее невозможно без переоценки прошлого. О значимости чисел света, появляющихся при любовных отношениях людей, я узнала только теперь. И сегодня очень верю в них.

Новая картина возможного в моей жизни постепенно стала открываться передо мной. Но прежде я должна сделать что-то очень необходимое, чего ещё не знаю, только чувствую по не иссякающей неизбежности охватывающей меня грусти. Непонимание близкими людьми приносит боль. Связывает руки. Отбирает необходимую для активных действий жизненную энергию.

Год назад я писала дочери:

22.04.07 года.

«Дорогая доченька! Пишу тебе, потому что чувствую искреннюю необходимость написать, в надежде, что ты меня поймёшь.

Жизнь была бы не столь интересной, если бы в ней всего можно было бы добиться «по щучьему велению». А вернее, по своей личной воле. Человек притягивает в свою жизнь ту ситуацию, до которой дорос «духовно». Поэтому одна из достойных целей жизни – наращивание духовного потенциала. Проще тем, кому этот потенциал достался по наследству в немаленьком размере. Иногда целой благополучной жизни не хватит на то, чтобы «спустить» его. У меня - другая ситуация. И моя жизнь – это непрерывное хождение по лезвию бритвы. У меня никогда не было в помыслах брать что-либо чужое. Очень ценю мой приобретённый опыт – и отдавать нужно осторожно. Смерть Михаила показала, что он не был готов к той материальной жизни, в достижении которой я ему помогала. Болезни тоже наступают тогда, когда человеку нужно время для осмысления чего-то, возможно, цели предстоящей жизни. Зачастую Бог именно так и спасает от гибели, забирая силы.

Мне кажется, что мой творческий «стопор» сейчас в том, что ни моя художественная, ни моя писательская деятельность никому из родных мне людей сегодня не нужна и не интересна. Вовсе не прогнозируется, что моё творчество в конце концов может стать выгодным для всех. Даже не в материальном плане, хотя бы в плане выработки духовного пути. И всё же! Нам надо стать немножко другими, чтобы суметь гармонизировать своё будущее во всех планах. Только тогда мы достигнем грандиозных достойных нас новых целей. О чём способны будем мечтать, то и сбудется! Только мечтать нужно научиться сердцем!»

Это письмо осталось непрочитанным моей дочерью. Не было острой необходимости к тому. Казалось, что это просто мои эмоции. Моя бездейственность тогда сегодня приносила горькие плоды.


следующая страница >>